Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 101. Кукольный дом


Сезон 4. Серия 101. Кукольный дом

Сообщений 61 страница 67 из 67

61

Показалось, милый. Просто показалось. И не смотри на пол, где расплывается, как кратер от удара по коре вулканической планеты, зыбкая капля. И ещё одна. Не смотри, пока можешь не смотреть. Я поймаю. Я удержу. У меня не осталось, быть может, стоп, но тем более прочный из меня якорь: я не могу прыгать, я не могу убегать.
Я ловлю. Ловлю в протянутые руки эту дрянь, выпрошенную тобой у репликатора, выпиваю залпом – то, что ты заказал себе, не должно быть вредным, не может быть вредным, сейчас уже нельзя сдаться – и тебя ловлю. Ловлю в руки, опускаю на пол, мягкий и пружинящий под коленями, и сажусь на собственные пятки, уложив тебя к себе на грудь: будь что будет. По венам разливается сумбурное, мятое тепло, заводящее сердце до тахикардии: зачем ты хотел это? Выпить? Придать себе сил? Нет, нельзя. Спи. Тебе уже не так больно, я знаю, но и спать при боли лучше, чем вообще не спать. Спи. Сейчас, подожди минуту, я вернусь с регенератором и снова залечу твоё горло. И снова. И ещё раз. До бесконечности, caro, всё то время, пока ты будешь пытаться говорить, я буду заставлять тебя умолкнуть. Я терранец, я умею это делать. Один знакомый красавец-жрец...
Регенератор так далеко, что лучше встать, но я берегу силы. Знаю, caro, будет больно сейчас, секунд десять, пока я не вернусь, а затем ещё больней... И мне отчего-то так важно то, что больно будет тебе, а не мне, что до судороги в сердце – или это тахикардия? Снова? Правильно, что ты не выпил, слишком благородно с моей стороны, но правильно. Никак иначе. Я...
Я. Я, я, я. Снова. Снова. Голова идёт кругом, и это трехкратное «я» отскакивает от черепа и мнёт мозг. Не «я», нет... Нет. Io.
– Caro... Piano. Mi dispiace... Che cos’è! No parlo...
Тихо-тихо. Тише только мыши, мышей на кораблях нет. Есть крысы. Есть ли крысы на этом корабле? Этих крыс я собственными руками, если будет возможно... Мистер Интар Джар’ра. Хорошо. Мы его поняли, правда, Сайк?
Мысли путаются, не гнутся, переламываются, как сухие спагетти: щёлк, щёлк целыми пачками, и никаких аллегорий на веники.
Я обнимаю тебя, как Мадонна в Пьете обнимает своего Христа, и глажу по голове. Если могут руки у рас-телепатов забирать мысли, пускай и мои смогут так же. Я не знаю, сколько ты сможешь спать после регенератора над горлом, но – не говори. Молчи. Я хочу, чтобы ты спал.
– Здравствуйте, Луиджи. Здравствуйте, Бови. Я запомнил, он – тоже. Его зовут Сайк, меня – Лоренцо. Разрешите ему немного помолчать.

[NIC]Лоренцо Томмази[/NIC]
[AVA]https://pp.userapi.com/c853524/v853524315/b0f37/4XZMcjOjVcI.jpg[/AVA]

+5

62

Открываю рот - вырывается только хрип, больше похожий на громкий выдох. Но я же мог, я же только что говорил почти целые фразы, я же почти смог назвать своё имя полностью, а ты - почему ты так спокойно смотришь на меня, словно не замечая, что с каждым сказанным словом я будто теряю что-то невозвратимое? Раньше мог отвечать Кукольнику, даже иногда пел ему - пока он не посчитал, что это слишком мягко для его сцены, пока он не влез мне в горло раскалёнными щипцами, прижигая так, чтобы его слабые регенераторы не могли заживить оставшиеся шрамы. Лори, Лоренцо, малыш Лори, зачем ты делаешь это, для чего? Оставь так, пусть кровит, я привык, что за звук надо платить кровью - тебе нужнее. Я переживу. Привык к молчанию и к тому, что на приказ надо наклонить голову, а не раскрывать рот, шипя что-то неразборчивое, ведь шёпот тоже проходит сквозь связки, рвёт их заново, оставляя новые и новые шрамы, пока эластичные ткани не перестанут сходиться вовсе, оставляя только дыхание с присвистом и неясные звуки то ли шепчущего, то ли рыдающего голоса. Плакать, кстати, тоже не выходит - вместо воя остаётся только всё тот же свист.
Ты когда-нибудь слышал, как надсадно дышит подстреленный дикий зверь, малыш Лори? Я слышал. В симуляции, конечно, но слышал, и теперь, кажется, я звучу так же - сдувающейся игрушкой, которая никак не может найти в себе сил, чтобы подняться на ноги.
Я сейчас встану. Или, по крайней мере, сяду так, чтобы не заваливаться на тебя - тебе и без этого тяжело.
- Сайк, - хриплю, прикрывая рот запястьем, а на нём остаются отпечатки кровавых губ. Это плохо. Это значит, что кровь пойдёт в лёгкие, и придётся долго-долго откашливать её, чтобы можно было дышать. Так можно и захлебнуться, если она закроет доступ воздуху, я знаю, так умер тот, кто сидел в твоей клетке до тебя, пока нас не вытащили с того корабля.
Только бы не тронули тебя. Если для этого мне придётся петь для капитана Джар'ра, я буду петь, как могу, пока не задохнусь собственным кашлем в мучительной агонии асфиксии, которая наступит слишком скоро.
- Луиджи... Бови. Понял.
И незаметно вытереть струйку крови остатком рукава, чтобы не запачкать светлый пол. Здесь мы - такие же рабы, пусть и почему-то хранимые как ценности, и нельзя злить хозяев, если я хочу, чтобы этот рай продлился хотя бы для одного.
Для тебя.
[AVA]https://sun9-21.userapi.com/c854520/v854520649/aee5b/MC6mHNoUS40.jpg[/AVA]
[NIC]Сайк Монгво[/NIC]

+5

63

Да, капитан.
Лишние слова для Джар’ра не нужны, я мог бы и этих не произносить, но новичкам нужен тренинг. Значит, Сайк и Лоренцо.
Хорошо, – отлепляю плечо от косяка, на который опирался всё это время, и не спеша иду к парочке.
Они – пара. Я понял это сразу, по первому пойманному мной взгляду чёрного на блондинчика. Это упрощает дело. Для меня. А понимают ли они, насколько уязвимы в своей привязанности, мне без разницы.
Я никогда не играю в рулетку с рабами.
Сайк.
Начинаю с него, ибо он лидер в этой связке. Пожалуй, когда войдет в силу, мог бы быть проблемой… Но теперь есть второй.
Молодец. Люблю упрямых. А ещё – понятливых. Сейчас ты замолчишь на ближайшие сутки. В моем ли присутствии, или без оного – не важно. Я проверю. И не дергайся.
На мгновение перевожу взгляд на блондинчика.
– Последнее касается обоих. Ты пока ждешь.
Снова смотрю на Сайка:
Сейчас ваша задача – привести себя в относительно нормальный вид. С началом этого процесса я помогу.
Наклоняюсь, подхватываю его под колени и спину и несу в ванную. Он почти одного со мной роста, даже, возможно, чуть выше, но сейчас этот мешок с высохшими костями почти ничего не весит.
У Хозяина дар находить подобные экземпляры.
Бови, убери грязь с кроватей, – не оборачиваясь, искину.
Кровь, мерзость, вонь.
Ничего нового.
Стараюсь все же сажать его в ванну осторожно. У меня всегда в одном из карманов острейшее лезвие. Несколько взмахов – и полосы его одежды отправляются в утилизатор.
Да, работа профессионала. Шрамы покрывают его тело, как кракелюрные трещинки старинную вазу. Возможно, я даже узнаю руку…
Но сейчас не об этом.
Пара щелчков по панели – и в ванну начинает литься теплая вода. С легким антисептиком, обоим не помешает.
Возвращаюсь за вторым.
Ну что, принц, теперь ты. Не бойся, с твоим рыцарем ничего не случилось, сейчас составишь ему компанию.
Этот вообще ничего не весит. И кажется, даже ходить не в состоянии. Интересно, справится ли регенератор?
Сажаю его напротив брюнета, ванна достаточно просторна для обоих. Снова несколько точных взмахов – и его тряпки отправляются следом за первыми.
Скептически разглядываю получившийся в емкости натюрморт, пока разрезаю на себе легкий свитер, чтобы не снимать через голову, и отправляю его в утилизатор.
Не стирать же мне его после этих…
А у куколок будет возможность оценить мою форму. Я не качок – под кожей только мышцы и стальные сухожилия. Но этого более чем хватит, чтобы держать их в узде.
У вас есть минут пятнадцать, чтобы смыть с себя грязь. Бови, проследи, – разворачиваюсь и выхожу.
Искин знает, за чем следить – чтобы не захлебнулись тут, пока я принесу им одежду.

[NIC]Джанлуиджи Росси[/NIC]
[STA]Апельсины цвета беж[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/k4mMr.jpg[/AVA]

+5

64

Курс «Тауруса» проложен: я касаюсь сенсоров на панели скорее по привычке, чем из желания что-то менять. Андроиды возятся в грузовом отсеке, Луиджи и Бови у новичков, впереди – по касательной – туманность. Войти в нее, рассчитанными движениями выйти на общую орбиту в плоскости вращения и для экономии ресурсов притормозить двигатели.
Экономия не нужна, сейчас не нужна. Скорее – затаенное желание быть готовым ко всему, привычка к тому, что каждый момент может разорвать, изменить, разметать в метеорную пыль все, что держал в ладонях. Привыкаешь держаться крепче, привыкаешь поднимать взгляд и смотреть сквозь мир. Как в зеркале смотришь сквозь стекло на отражающую амальгаму.
Шариком ртути – память и мысли. Историю в школах учили все. Империя, основанная не на исключительной воле одного – такая бы рухнула – на диктате и превосходстве расы. Земля в кои-то веки сделала выводы из собственной истории, определившись с тем, что раса – вся планета.
А зря. Если бы они перегрызлись между собой – насколько было бы легче остальным. Я слишком увлекаюсь, это – в сторону. «История не ведает «кабы», ее интересует то, что было». Для меня странным выглядит и увлечение историей, и жалкие крохи того, что называют литературой и лингвистикой с обязательной приставкой «ксено», легко меняющейся на «псевдо» в устах терранских ученых. Презрительные взгляды армейцев – еще бы, только Терра и колонии «прямой крови заселения» имеют право на офицерские звания. Джаффа не подняться выше энсинов, другим – и до сержантов бы дотянуть.
Мы – торгаши. Каждый полет – попытка выхватить лакомый кусочек любыми путями, полулегальное каперство. Кажется, это так называлось? Официальное пиратство в пользу своей страны? А в реальности – хватай, но не забудь прикормить сторожевых собачек и не сильно жадничай.
Вспомнил о собачках – нервно дернулся экран связи, на нем – таможня фронтира. Стандартное «что-куда-зачем-а если проверим» и мое вежливое предложение «отправить образцы». Дрон, загруженный заранее – их всегда четыре в отсеках – срывается в сторону выхода из туманности. Нашли и здесь. Значит – сканеры усовершенствовали или дали новые коды. Значит, надо их найти для себя и понять, как обойти.
Получили. Нет, что вы, пусть у вас, какая мелочь – я царственным жестом отказываюсь забирать транспортник обратно. Полчаса работы, а тренировка неплохая. И кроме того, куда бы они его не поставили, одна из гаек открутится. Заодно и по кораблю поползает пару суток, пока он в зоне сигнала, передаст что-то интересное и батарейки сядут. Надо же везде иметь свою выгоду, а у них на таможенных кораблях такой бардак, что гайка с потолка упадет на стол переговоров – ею еще и секретную карту придавят. Летали, знаем.
Я легко переключаюсь на слежение, жадно впитывая все разговоры. Какой фронтир дальше, какой – усилили, какой – еще нет, но через два дня… Чувствую, контрабандная партия виски и легкого наркотика окупилась уже вдвое.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC]
[STA]Только небо[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/EfTe4.jpg[/AVA]

+5

65

Принц.
Я ждал так смиренно и долго не для того, чтобы слышать это обращение. Снова.
Il principe, lo figlio dello padrone. Capisci?
Поднимает. Под колени, как маленького и ценного. Разве ты, Сайк, рыцарь? И тем более — мой?
Так забавно. Как будто снова в детстве, на Земле, и сейчас солнце ударит в окно ещё не отобранной виллы, и добрая инопланетная няня, уже которая за этот год, принесёт кружку молока и печенье на завтрак. Её можно будет бить, но маленькому Лоренцо Гаспаро Томмази будет за это стыдно.
Наверное, если бы не было стыдно тогда, я бы не был здесь сейчас. Не так ли? Может быть, отец знал капитана Интара Джар’ра. Даже лично. Если бы я был правильным гражданином...
Вода щиплется, как морская. Настоящая сырая вода.
Сайк... Молчи. Если не слушаешь меня, то хотя бы его послушай: замолчи. Посмотри: что мы сделаем против этого красивого, неизмученного тела, если вдруг? Слушайся его, я прошу тебя. Не ради меня, хорошо, но хотя бы ради себя.
Всё будет в порядке.
Осторожно беру его ладонь, ищу взглядом что-то, сам не знаю, что именно, взгляд цепляется за губку: хорошо. За пятнадцать минут что-то да успеем.
Эта нагота непорочна, как зачатие Иисуса. Я касаюсь его ладоней, его сгибов локтя, поднимаюсь вдоль линии плеч: я — потом. Ничего не случится, мы всё успеем; не хрипи так страшно, твои связки... Что я могу сделать для тебя, чтобы не было так больно? Пора переучиваться: теперь боль не есть норма. Это неправильно — терпеть, если можно вылечить. Как мне помочь тебе, новоявленный немой рыцарь? Почему именно рыцарем тебя окрестил Джанлуиджи?
Черта с два. Не позволю я тебе геройствовать, как в старых сагах. Добродетель правителя в щедрости его... Но ты не вассал. Мы даже не граждане Империи.
И никогда ими не будем. Веришь?

[NIC]Лоренцо Томмази[/NIC]
[AVA]https://pp.userapi.com/c853524/v853524315/b0f37/4XZMcjOjVcI.jpg[/AVA]

+4

66

Приказ получен. Я не знаю языка жестов - только самые распространённые слова. "Да", "нет", ещё что-то было, но не вспомнить теперь, слишком давно осталась та тоненькая немая девочка, которую я даже хотел выкупить из борделя, давно остался и забавный, похожий на прямоходящую птицу раб, который даже не мог произносить звуки человеческой речи. Авиана, кажется, мы сожрали на следующее утро после того, как он случайно ударил Кукольника - тогда ещё я звал его капитаном Нигаардом - и на вкус он почти не отличался от обычного нереплицированного птичьего мяса, а пёстрые перья потом забрала одна из капитанских шлюх, тех, которые приходили к нему сами.
Я молчу, малыш Лори, я подчиняюсь твоим рукам и молчу. Ты вздрагиваешь, когда касаешься старых шрамов - почему? Они давно зажили, стали просто картой, по которой я читаю собственные воспоминания, пока безумие снова не захватило меня с головой, просто нити, трещинки на коже, не чувствующие прикосновений. Вот ты ведёшь вверх по руке - чувствую, потом снова нет, как будто между кусочками кожи вставлено что-то тонкое и неживое. То, что растёт на местах, где в тело врезались ленты, не ощущает боли, не растягивается, сгорает в ультрафиолете в три раза быстрее.
Запрокидываю голову - кровь стекает обратно в горло, сглатываю, ощущая, как же ущербно теперь моё тело. Ну какой из меня рыцарь? Я не смогу защитить тебя, если этот человек или его хозяин пожелают тебя забрать, я только надеюсь, что этого не случится.
Выдыхаю. Струйка крови щекочет горло, захожусь кашлем - на твоих руках остаётся алая россыпь, похожая на мелкое рубиновое крошево. Кукольник говорил, что для полного срастания связкам понадобится операция, и не одна. Говорил, что посмотрел бы на того, кто решится наживую вскрыть мне шею, чтобы вырезать всё, что не даёт нормально зарасти. Смеялся... я уже не мог. Не хватало ни гордости, ни спокойствия, веришь?
Поднимаю руки, стираю с твоих кровь - вода красится в нежно-нежно розовый. Не смотри так, малыш Лори. Я выживу. Капитану Джар'ра зачем-то понадобились рабы? Я стану для него хорошим рабом, лишь бы тебя он не тронул и просто позволил восстановиться в спокойствии. Я умею быть послушным, веришь?
[AVA]https://sun9-21.userapi.com/c854520/v854520649/aee5b/MC6mHNoUS40.jpg[/AVA]
[NIC]Сайк Монгво[/NIC]

+4

67

Я дома.
Можно ли назвать домом корабль, скитающийся по вселенной? Почему нет? Я же возвращаюсь сюда…
Медленно иду по пустому коридору, наслаждаясь гулкой тишиной. Дарю время этим двум. Надеюсь, у них хватить ума не шуметь. Хоть моя каюта и находится на другой палубе, появиться тут я могу очень быстро. Я хорошо умею пользоваться техническими проходами в своем доме.
Помещение, где хранится запас одежды для рабов. Каждый раз их приходится  одевать, так что я собрал тут коллекцию на все случаи. Что там думают по этому поводу куклы, значения не имеет. Они ведь куклы… Которых нужно сначала помыть, одеть, накормить и вылечить.
Глазомер у меня отличный и я уже прикинул размер, пока возился там с ними. Лениво думаю пару минут, потом подтягиваюсь на руках до верхней полки стеллажа. Мышцы приятно тянутся.
Голубой халцедон – это для блондинчика. А светлый нефрит – для рыцаря. Первая пристрелка, потом Интар скорректирует по своему вкусу, а пока и это сойдет. Наверняка ведь загадят, еще менять придется.
Фыркаю и спрыгиваю вниз с двумя упаковками. Фасон – проще не придумаешь – мягкие брюки на резинке и свободная туника с рукавом три четверти, немного прикрывающая бедра. На первое время, пока не подлечатся, уродцы Федерации.
Мягко потягиваюсь, разглядывая себя в огромное зеркало… Ничего, но завтра с утра – в зал. Тело должно быть в тонусе. Торс у меня и правда сейчас холёный. Мой очередной «бывший» почему-то любил оставлять знаки на бедрах. Мудак. Жаль, мои «финальные картины» на его теле никто не увидит… Не люблю улик. Но поразвлекся я неплохо. Скульптурная резка по плоти.
Ладно, пора, а то размокнут там совсем. Подхватываю две пары мягких, матерчатых мокасин в тон одежде и иду обратно.
Плещутся, касатики.
Прохожу к кроватям, застеленным чистым, чтобы оставить одежду, думаю пару секунд – и сдвигаю их вместе. Пусть наслаждаются, поменьше будут ползать по комнате и гадить.
Захожу в ванную.
- Закончили водные процедуры.
Нда… Заканчивать придется мне. Но я привык и не к такому – быстро домываю, вместе с головой, сначала «рыцаря»… а хорошо его «покоцали».
- Поработай регенератором. Над собой. А то я очень рассержусь, что деньги Хозяина пропадают зря, - мягко шепчу ему в ухо, когда несу к кроватям, завернутым в огромную мягкую простыню. С блондинчиком легче – во всех отношениях. Но не проблема – пара парализаторов в виде браслетов на моих запястьях – и шелковыми становятся все. Пока крышей не поедут. Ну, это уже издержки производства.
- Сохнем, одеваемся, - освобождаю им одежду из упаковки, - зеленое – тебе, - смотрю на Сайка, - голубое – ему, - киваю на Лоренцо. Чтобы не перепутали, доходяги. Одеться-то, надеюсь, смогут.
Завтра заодно и проверю.
- И отдыхать. Бови, проследи.
Иду к двери и вспоминаю:
- Да, еще, - подхожу к репликатору и внятно и громко произношу: «каша». Возвращаюсь с двумя мисками и ложками, ставлю всё это на тумбочку у кровати.
- Добро пожаловать на «Таурус», господа.
Да, издёвка, но… рабы должны знать своё место сразу.
- Я приду завтра. Если что, зовите Бови, он сообщит, кому следует.
Забываю о них, как только выхожу. Меня ждёт Интар.
Несколько минут – подняться в каюту, привести себя в порядок – и к нему. Конечно, капитан сыт, наверняка уже «попробовал» новеньких, но…пробу-то он снимет. А остальное можно и в накопитель пока…
Приближаюсь к мостику – и чувствую, как внутри нарастает щекочущее нетерпение. Интар Джар’ра – мой личный агонизатор. А догадывается ли он об этом – мелочи, господа.
[NIC]Джанлуиджи Росси[/NIC]
[STA]Апельсины цвета беж[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/k4mMr.jpg[/AVA]

+3


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 101. Кукольный дом