Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Былое » По Дороге Сна – мимо мира людей


По Дороге Сна – мимо мира людей

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: 2000 г., 15 сентября, 18:00-00:00.
Место действия: Федеративная Империя Орион, планета Амадор, побережье Савитри, отель «Амрита». Номер Ольгрейна Эйо, медпункт, библиотека, верхний уровень гостиницы.
Действующие лица: Ольгрейн Эйо, Йи Дэи Дамхан, Эхои Адуор.

http://sg.uploads.ru/GT3ip.jpg

0

2

Упругие секущие струйки горячей воды раздражающе покалывали кожу, обычно это было приятно, но сегодня… Ольгрейн переступил на теплом полу и, обвисая на секунду, оперся ладонью на прозрачную стенку душевой кабины. С волос особо бодро закапало. Увидят, конечно, но сейчас даже на это начхать, голова кружится… а опущенная – кружится еще сильнее. Нет, так нельзя, нельзя, встать прямо, просто чтоб не рухнуть, сглотнуть дурноту...
Невидящий взгляд мазнул по кровати, с которой лорд Эйо, (вдвойне сумрачный лорд!) только что поднялся, но проснулся ли? – он бы не стал это утверждать с уверенностью: в общей сложности трех часов сна, нашинкованного в мелкий ломтик, явно недостаточно даже для Совы. В полутемном номере горел только ночник над смятой постелью, глубь морская в панорамном окне от пола до половины потолка светилась куда ярче. Совиный лорд откачнулся от опоры, опуская руку, и яркие, иссиня-белые пятна фонариков на рифе опять смазались, пришлось зажмуриться и подождать, слушая тамтамы собственной крови, больно и гулко колотящие в висках.
Но домыться-то надо, не потным же, не намыленным наполовину идти к врачам, хоть они коновалы те еще... – Лейт снял душевую насадку, спешно ткнутую в держатель, включил, провел колючей водной «щеткой» по плечам, по рукам, покружил ею по ладоням по очереди, стряхнул капли с пальцев. – Вовремя же они приехали, эти врачи, новая порция орионских эскулапов по наши души... хотя как раз души-то наши им даром не сдались – тела «этих железных оборотней» им гораздо важнее и интереснее, тела и мозги. Особенно такие покоцанные, как мой. Человек бы овощем стал, а я... а я тоже овощ, Тыковка, как тетушка Ирдес звала – голова уже неделю болит так, что, кажется, расколется череп, как тыквенная корка, в которую бросили дротик на сельском празднике, только брызнет мерзко оранжевый кисель...
Все равно бы пошел сегодня в медчасть, сил больше нет терпеть, так что и вправду вовремя они, даже без иронии. Совоокие прислали, не иначе, и гордость почти не пострадает – не сам же пришел выпрашивать лекарство, вызвали – явился, а пожаловаться на мигрень можно и будто бы случайно, в ходе осмотра. – Вода колко щекотала совсем не пухлый живот и стекала по бедрам, короткая усмешка Оли получилась злой: – Дуэнде на обезболивающем – смешная тема, просто уморительная (во всех смыслах), и совершенно реальная на Атолле, где мы не властны в собственном метаболизме... совсем как люди.
Уходящие в слив струйки обтекали ребра стоп, игриво их лаская, мягкий, но задорный девичий голос отельного ИИ в полусфере спальни мурлыкнул любезной просьбой к лорду Эйо – не опаздывать, его ждут и будут рады увидеть в течение следующих пяти минут, а ужин подадут в номер после визита к медикам.
Завтрак, – привычно поправил Сова, выключая душ. – Я понял, уже иду.
Да, у него все не по-человечески.
[AVA]http://s5.uploads.ru/mialz.jpg[/AVA]

Отредактировано Ольгрейн Лейт Эйо (08-08-2019 23:52:07)

+4

3

– Дядя! Дяааадяааа!..
И грохот торопливого топота, не абы как, а вприпрыжку.
И – пафф! – с разбегу, раскинув руки-ноги в финальном прыжке, на грудь к Йи. Удержаться на ногах не получается, и дядя с племянником летят, с лестницы, на пол, неважно, откуда, куда, но летят! Умопомрачительно долго, под заливистый хохот Оли.
– Ольг-рей-н Лей-т Эй-о! – Арэнк, как может, старается звучать строго, но как тут не хохотать в голос, наблюдая стремительно скользящего по перилам, каким-то неведомым чудом удерживающего равновесие брата с повисшим у него на шее сыном? В воздухе мерцают огромные паучьи лапы, которых на самом деле нет.
Вот, наконец, Йи зацепляется пяткой за решётку перил, скольжение притормаживается, останавливается, до покрытого затейливым деревянным узором пола не больше двух метров, можно падать!
– Йиии!!! – от счастливого писка Оли звенит в ушах, а сам он парит, раскинув руки, удерживаемый за бока лежащим на спине Дэи.
Оли пищит. Арэнк хохочет. Йи хохочет. Весь мир хохочет, солнечными бликами, птичьим щебетом в саду, шелестом деревьев.
– Ар, ты его чем кормишь? – Йи притворяется, что не в силах больше удерживать малыша на весу. – Я совсем недавно же был у тебя в гостях, Оли был просто крошка, а сейчас – ну ты смотри, какой богатырь! Богатырь? – он зарывается носом в пушисто-волнистое облако растрепавшихся волос. – Богатырь! Весь в отца!
– Два года, – тихо подсказывает Арэнк Лони брату. – Ты прав, совсем недавно... просто дети, знаешь, растут быстро. Оли было три, теперь пять... заглядывай как-нибудь лет через десять, и ты его вовсе не поднимешь... он не в нашу жилистую породу пошёл, будет ух какой...

Йи был уверен, что перед встречей с племянником лет как бы не через двести... ну кого он обманывает, ведь помнит же до минуты, когда видел маленького совёныша последний раз! В общем, он был уверен, что будет вспоминать что угодно. Например, историю болезни, то ли каким-то чудом стребованную, то ли нарочно с боем отданную местными коновалами.
Другие варианты не шли на ум. И оставались история болезни, которой место в очистительном огне, и заливистый хохот пушистоголового чуда.
У него мог бы быть братик. Или сестричка. Если бы один умник не наслаждался подпольным титулом «чёрного вдовца». Ну или если бы клан считал, что гены Йи необходимо воспроизвести в следующем поколении.
Что значит «распорядок»? С какой стати «быть в столовой»? – милая девица-консьержка так старательно хлопала ресницами, что вокруг Йи начинал закручиваться торнадо. – Нет, милочка, нет и ещё тысячу раз нет. Я сам врач, у меня, можно сказать, своя частная клиника, и я знаю, что никакого «снимать с довольствия» для разового пропуска завтрака вовсе даже не требуется!..
Я не могу вам дать разрешение... – робко попыталась она вклиниться в обильную тираду Йи, но тот не намерен был уступать:
Мне не требуется вашего разрешения, милая девочка! Вот, – на кафедру перед консьержкой шлёпнулась одна карта, – вот, ещё, и вот. Вам всё ещё нужны какие-то разрешения?.. – жестом фокусника Йи собрал все очумительно похожие на настоящие пропуска карточки.
Часть из них, и правда, были настоящими, иначе его не было бы здесь, на почти тридцатиметровой глубине, в спец-тюрьме... о, простите, конечно же, в отеле «Амрита».
Лейт Эйо сегодня не идёт на завтрак и на обед, вероятно, на ужин придёт, но обещать не могу. Мне дали разрешение на общение, осмотр и некоторые процедуры. Подскажите, пожалуйста, где я могу его найти?
Уверенный голос и улыбка, внятно рассказывающая, что именно этот черноволосый парень в мыслях уже практикует с этой краснеющей девочкой, творили чудеса. Не прошло и минуты, как другая, стремительно заражающаяся фантазиями на тему и краснеющая, шустро семенила, крутя попкой, провожала дорогого гостя к нужной камере.
О, конечно, не камере. Палате.
Ах, нет, просто комнате.
Тук-тук! Есть кто, готовый впустить гостей?.. – постучался Йи. – Гости не пустые, гости с гостинцами!

Отредактировано Йи Дэи Дамхан (13-08-2019 01:48:51)

+4

4

Она ждала долго – пожалуй, за это время можно было не только проверить, кто она такая, но и несколько раз оббежать весь этот «отель» по всем этажам, найти нужного «постояльца» и допросить его с особым тщанием. Она бы успела.
Но тут работали те, кто не бегал. Она смотрели на неё через закрытую дверь, они ждали, пока ей разрешат зайти. Она тоже ждала. Кто не умеет подстраиваться под обстоятельства, тот проиграл любую интригу. Кто не умеет выжидать, тот бросится не на ту цель. Отец, находившийся внутри, был ее целью только для тех, кто не умел смотреть хотя бы на один уровень хитросплетений мыслей клана глубже. Кто будет думать, что молоденькая Кошка с огромными глазами и невинной улыбкой может и сама вести какую-то игру? Ну точно не те идиоты, которые сейчас пытаются добиться от неё хоть какой-то реакции. Ждать Кошка умела хорошо.
Прошло, наверное, несколько часов – двери открылись. Досмотр, раздеться, показать вещи... обнажилась она спокойно и быстро, откидывая назад копну волос. Если бы хотела, не нашли бы, а так – хоть облапайтесь, будто это имеет какое-то значение.
Эй, ты к папочке? – чуть гнусновато захохотал один. – Или может, не нужен он тебе, останешься с нами?
Был бы клан Гиены, эти были бы в нем. Все трое.
Да, цель моего визита – мой отец. Вихо Кемвэра Адуор, – спокойно выдохнула Кошка. – Не думаю, что за последние пятьдесят лет его местоположение изменилось.
Заржали все трое, скользя по её телу взглядами. Она подняла руки, покрутилась на месте – притвориться маленькой и слабой, тогда не тронут. Детей стараются всё же беречь, а маленькая, беззащитная Белая Кошечка ведь так похожа на ребёнка!..
...пропустили не сразу. Пытались понять, почему она ничего не несёт с собой – только свою еду и воду в небольшой фляге. Заставили даже выпить глоток оттуда и съесть кусок хлеба, который несла. Глупые, разве противоядие не пьют заранее?
Нет, она не хотела никого убивать. Только присмотреть себе потенциального отца для детей – здесь находились интересные представители каждого Клана, и не попытаться получить такие гены было бы преступной ошибкой. Это Медведи могут позволить себе набирать силы медленно и неспешно, или Драконы с их невероятным потенциалом, а что делать Котам, силы которых в лечении да тайном убийстве?
Искать тех, кто вольётся в клан. Тех, кто станет частью Клана, кто отдаст своё наследие Клану, кто... кто будет ценным приобретением, в конце концов. Она в этом месте второй раз, в первый была с матерью в десять, кажется, лет, но может, найдётся что-нибудь интересное. Тем более другие Кланы стараются быть осторожнее с «гостями»... мать зачала её уже здесь, в один из визитов, и иногда говорила, что это было одно из лучших решений.
Голос где-то впереди отвлёк от мыслей. Кто-то ещё прибыл к своему «гостю»? Стоит проверить. И послушать, пока есть, что слушать, иначе потом двери отрежут от остального мира, и одна Кошка уже не сможет сунуть свой нос во всё, что творится вокруг.

+5

5

Душ и вправду освежил – последнюю порцию воды «на облиться» Лейт сделал совсем уж холодной. Даже голова стала болеть чуть меньше, хотя бы на то время, что расхаживал по номеру босой, в полотенце на бедрах, и не включил верхний свет. Тьма... вот не надо было, ночника бы хватило.   
Как забавно – военная выучка не пропала даже после двух с лишним столетий курортного сибаритства: одеваться быстро сын владетельного сетхианского рода не разучился, и бóльшую часть тех самых пяти минут до визита в медпункт он потратил на выбор того, что надеть. Конечно, все его костюмы были преднамеренно мешковаты, но... все-таки сейчас следовало подобрать еще и что-то поскромнее.
О, вот это подойдет – темное, скорбное, почти в стиле гробовщика; оно и надевается обычно на похороны, бывает же, что адепты зовут своего вечно молодого и всепонимающего гуру проводить кого-то из близких, как они это называют, «в последний путь». Нет, у них-то, бедолаг, он действительно последний, можно скорбеть, у них за порогом ничего нет, энергетический слепок личности рассеивается за считанные дни.
Да... спасибо Совооким, в этот раз хотя бы не из постели выдернули совиной глубокой ночью с их утреца, не с прогулки, не с пляжа – и такое бывало, по фигу, что лорд Сова на тот пляж раз в пять лет сподобился. Сегодня можно толком собраться: черная обувь, черные просторные брюки, черная рубашка предусмотрительно навыпуск. Вроде и нехитрый прием – одежда на два-три размера больше, но истинный объем и очертания тела скрадываются, выглядишь грузнее, пухлым, обвисшим – это легко с таким круглым лицом и пухлыми губами (опять же слава сходству с тотемной птицей!). А если еще опустить плечи и голову в будто бы скромном смущении, сунуть руки в карманы… Конечно, кое-кто имел возможность наблюдать лорда Эйо и раздетым, а-ля натюрель, что называется, но все же… за ним намного реже подглядывают во время тех же омовений – это, в конце концов, скучноватое и однообразное зрелище для охраны, не так уж много там такого именно рода извращенцев – чем видят одетым, в привычном образе заплывшего жирком тюфяка: каждый день, тут и там, по всему среднему уровню «Амриты», а иногда и наверху.
Условленная пятиминутка истекала, но не истекла, Оли у дверцы гардероба застегивал манжеты сорочки, болезненно щурясь от мерзостно-настырного сверла в виске, когда из-за двери раздался отвратительно бодрый голос. Он так радостно здоровался, что прямо-таки провоцировал открыть и дать по шее обладателю – чисто из человеколюбия, чтоб от энтузиазма на месте не помер. – Совиный лорд уже отточенно шагнул назад – совиная сноровка лететь вперед хвостом – в точности как крупная и беззвучная ночная птица, обогнул все препятствия в виде мебели, и распахнул дверь.
Мужик. С рюкзаком, одет весьма неформально, но удобно. Турист, что ли, заблудился? – Лейт недоуменно мигнул – туристов сюда, относительно вниз, под воду уже, точно пускать не должны, да и не так выглядят отдыхающие на Атолле, здесь хипстеры не водятся... не водились до сих пор, во всяком случае. Высокий, жилистый, поджарый даже, черноволосый, улыбается так восторженно, словно давно потерянного родича встретил тут, в этом номере.
Простите, – Ольгрейн улыбнулся в ответ застенчиво и мягко, – вы, наверное, не ко мне. Я не ждал гостей, я, собственно, сейчас ухожу, и... – он отвлекся на взгляд в коридор, на мелькнувшую снежно-белой гривой волос тоже незнакомую миниатюрную девушку, и снова глянул в лицо «туристу».
Глаза. Таких внимательных и старых глаз у людей не бывает.
Вы точно ко мне? – спросил Оли тихо.
Сердце почему-то ёкнуло. Он не выглядел встрепанным, встревоженным, усталым – он и был таким после бессонной ночи... дня, конечно же, дня – притворяться не приходилось. Но сейчас солнце село, и день наступил для него, Совы, помятого, несмотря на свежую одежду.
[AVA]http://s5.uploads.ru/mialz.jpg[/AVA]

Отредактировано Ольгрейн Лейт Эйо (15-08-2019 02:23:19)

+5

6

Улыбка на лице Йи даже не подумала гаснуть.
Он не ждал, что виденный последний раз совсем крохой Совёнок вот так вот сразу вспомнит, кто пристрастил его кататься по перилам лестниц... а может, ему и от Ара досталось не мягкой укоризны – «да прекращай уже нам дом разваливать!» – а каких-нибудь бабушкиных воспитательных действий. Мама Дамхан, лэри клана Паука, славилась интересом к истории, особенно, пыточного дела, и её сыновья были, пожалуй, самыми хорошо вышколенными Паучатами клана...
Я точно к тебе, – интуиция ли удержала, не дала назвать Совёнка ни Совёнком, ни малышом, или чувство вины, не понять. А хотелось. – Я – к тебе. Как уже говорил, с гостинцами, ты, кстати, никуда уже не уходишь, я отпросил тебя у твоих конова... недоу... в общем, у твоих – отпросил.
Встречались Йи такие люди и не только, кого взрослыми легко было узнать, даже если видел всего раз и совсем маленькими. Чаще возраст всё же менял не только рост и размеры. Смог бы он узнать Оли? Да, смог бы. Узнал бы. Может быть, даже сразу. Но сейчас он точно знал, кто перед ним.
Йи видел, малыша постигла участь всех мужчин семьи Дамхан, пусть в нём и текла всего четверть «паучьей» крови. Наверняка ему было пятнадцать, когда его тело будто сломало изнутри, перестроило лицо, развернуло плечи...
От Арэнка во внешности Ольгрейна остались, похоже, лишь губы. Такие же, как у Йи.
Глаза, огромные, круглые, были всё те же, что и у маленького Оли. Такие, словно Совёнок при рождении подключился к источнику восторга, и теперь, на что бы ни глянул, всё заставляет густые ресницы взлетать до бровей, аплодировать этому миру.
Говорите, на маму похож? Ну да. Похож. А может, на прабабку, бабушку Йи, Аайри Луноликую! Разве нет?..
Поняв, что молчание затягивается, Йи расстегнул рюкзак, вдыхая вместо ароматов ежевики и брусники какой-то просто ураган феромонов. Его провожатая давно уже ушла, да и была просто человечкой, от них не бывает столько, а здесь... О, да! Вот та беловолосая тень, фертильная дуэнде, что пару раз мелькала где-то на пределе видимости, наверняка сейчас любопытничает откуда-нибудь из-за угла.
Ну и пусть себе.
Я тебе еды с воли привёз, – вытащил Йи на свет банку ежевичного варенья и термобокс с домашней булочкой. Да, её испекли уже неделю назад, но, когда Оли откроет коробку, окажется, что она ещё не успела толком остыть.
Да, это чувство вины не давало отложить рюкзак и обнять племянника.
Двести лет. Двести. За двести лет так и не нашёл лазейки между приказами клана и желанием увидеть Совёнка.
«Полетай меня!» – раз за разом в памяти раскидывало руки в прыжке пушистоголовое чудо.
Это варенье. Это вот ежевичное...

Отредактировано Йи Дэи Дамхан (15-08-2019 22:46:31)

+3

7

Её никто не учил шпионить. Не успели – вайтьеро из неё не вышло бы, а собирать информацию можно разными путями. Можно петь, привлекая чужаков, которые своими движениями выдадут планы, а можно слушать и смотреть, можно прятаться – а можно в открытую идти туда, где начинает происходить что-то интересное.
Маленькая тварь до старости за детёныша сойдёт. И Эхои не исполнилось полувека, нет, свои двадцать, может, даже пятнадцать она помнит прекрасно, только глаза надо чуть прижмурить, как будто от удовольствия, и вспомнить, что запах можно менять, чтобы привлечь только одного, а не многих.
Кто из них? Звучащий спокойным чёрным омутом или второй, лезвие на ветру? Не замочить бы пальцы, вычёрпывая воду, не обрезаться до крови ножом. Вода? Клинок?
Мать говорила, что выбирать надо осторожно, но они оба были бы хороши. Из чужих кланов, значит, несмотря на привычки к древним запретам, смешают линии, вылепив что-то новое. Клинками звучат убийцы и палачи, Чёрные ветви у кланов, а вода – это вайтьеро и Совы, и старые Коты, но Кот тут только один, это Вихо Кэмвера Адуор, и он на другом этаже.
Сова? Или просто умеющий слышать? Или...
Эхои еле слышно фыркнула, понимая, что отсюда она уйдёт только после того, как сделает выбор. Притвориться слабее, старшие обычно помнят, что детей нельзя трогать, но запах, запах...
Приветствую, – чуть неловко поставить ногу, вспоминая, как правильно падать. Вот так вот – на плечо, на «случайно» подставленную руку, которая не даст открыться сумке, скрывающей воду и пищу с небольшим содержанием лёгкого афродизиака. – О, простите, лорды...?
Как хорошо, что стоят в проходе, иначе было бы очень неудобно падать внутрь, а так должно сработать, на крайний случай, рассажен локоть, да так, что придётся либо запевать самой, либо просить о помощи этих двоих. Светлая кожа легко принимает ссадины и синяки, растекаясь алым, фиолетовым, чёрным, и легко исцеляется, почти не требуя сил, но чтобы знать это, надо так долго привыкать показывать себя слабой жертвой, что вряд ли оба мужчины поймут.
И запах – на того, который звучит, как вода, чтобы не мог отмахнуться из-за собственного тела. Котам нужны дети. Сильные, из разных кланов, а Совы – почти родня, видящая по ту сторону мира. Если этот согласится – а куда он сможет деться от вышедшей на охоту Кошки? – и если она сможет выносить, то она, пожалуй, даже приведёт потом своего ребёнка показать отцу. Как её мать приводила её к Вихо.

+6

8

«Турист» в дверях продолжал сиять беспричинной улыбкой. Или не беспричинной? – ровно секунду до  его ответа Ольгрейн все-таки еще сомневался, даже всматриваясь в знакомые будто бы серые глаза… и вообще лицо будто бы знакомо?.. К тому же так уверенно вломился, почитай, будто право имеет. И все-таки аж почти до конца последней фразы, пока шел перебор наименее (или наиболее?) оскорбительных наименований для многомудрых медиков просвещеннейшего Ориона, совиный лорд сомневался – в конце концов, дуэнде он, аль нет? Основополагающий принцип расы «Не верь никому» и тут никто не отменял. Мало ли что! Да предки одни знают (на их-то телепатию депрессоры не действуют), почему этот незнакомец явился, и почему так уверенно заявляет «Я – к тебе».
Однако… вот тот самый подбор …правильных эпитетов к местным эскулапам и почтенным, без всякого сомнения, членам делегации мозговедов и мозгоправов, опять прибывшей то ли с инспекцией, то ли за материалом для очередных научных сенсаций, тем не менее, Лейта прирасслабил. Снизил градус настороженности ровно настолько, чтоб робкий (все скажут!) Сова решился сделать шаг назад и открыть дверь шире, а не захлопнуть ее перед породистым носом нежданного гостя. Нахального и напористого еще, угу. Бессменный же жилец этого номера заторможенно мигнул, но от идиотских вопросов вроде «а вы кто?» или «почему вы ко мне?» удержался – он, конечно, блаженный, но ведь не вовсе дурак. Вот, значит, амплуа менять не стоит, этот тип побудет тут максимум полчасика – и поминай, как звали, а господину Эйо и дальше здесь жить незнамо сколько. Ответы же на вопросы сами придут, стоит только молча подождать – это визитеру что-то надо, по логике момента он должен объясниться, кто таков и зачем пожаловал. Но одно все-таки можно спросить – растерянно, недоуменно взмахнув ресницами:
Как «отпросил»? К-куда?.. – однако тут же золотисто-карие глаза насмешливо прищурились: – В каком смысле «с воли»? – так никогда не смог бы сказать орионец, обработанный вековой пропагандой, стало быть, не зря взгляд этого сорокалетнего – на вид не старше – мужчины показался слишком… спокойным, усталым, всепонимающим. – Ах, ну ясно. Да мы тут не голодаем…
Но ведь сердце-то согрелось, чего лукавить. Раз уж гость вовсю хозяйничал, выуживая из рюкзака обещанные гостинцы, которые, естественно, потом придется отдать настоящему адресату, Ольгрейн хотел закрыть дверь, и хоть взглянуть как следует, что там за варенье да печенье, но вместо этого едва не прислонился плечом к косяку – так вдруг ослабели колени и зачастил пульс. Совершенно забытое ощущение, и не забытое, надо же! – так же было, когда его, двадцатилетнего, поцеловала еще более юная леди Пупухи, Кошечка, у озера Й`хо Й'иранти, когда они вдвоем удрали на круглую площадку для бесед с Предками, укрывшись общей иллюзией. В светлом по-северному летнем небе настоящие фейерверки смотрелись бы менее зрелищно, конечно. А вот если Совы всем кланом возьмутся расцветить праздничную Ночь – этой феерии цветного огня – нежного, танцующего, не забудешь никогда.
А сейчас-то с чего такая феерия метаболическая? Запах… ну конечно, запах сквозняком донесло. Все дуэндийские способы влиять здесь задавлены, но обоняние у них отнять не озаботились, – Лейт поднял опущенные на пару мгновений ресницы, и оттолкнулся от стены – поднимать леди.
На уровне инстинкта сработало – спасать женщину, он все же дуэнде. Неважно, что упасть на ровном полу Кошка могла, только если сама этого хотела – тело сетхианского лорда среагировало раньше… и, вероятно, правильнее разума, который с телом согласился: право женщины – забирать интересующего партнера, забирать у всего.
Не ушиблись, моя леди? – Ольгрейн уже помогал встать, бережно придерживая девушку за хрупкое запястье. – Вас проводить? Ищете кого-то здесь?
Разумеется, ищет. Уже нашла, но и здесь, в проклятом раю для не-«оборотней», этикет есть этикет.   
[AVA]http://s5.uploads.ru/mialz.jpg[/AVA]

Отредактировано Ольгрейн Лейт Эйо (03-09-2019 03:43:46)

+3

9

Вот будь этот котёнок мальчиком, во-первых, он бы сюда и не сунулся, во-вторых, Йи не составило бы труда аккуратнейшим образом удалить нахального котика из комнаты племянника. Но котёнок был девочкой!
Ну, конечно, возраст Йи оценивал с высоты своего пятивекового, но вот в данный момент остро ощущал себя лишним.
И старым.
Его племянник скоро станет папой, в этом не может быть никаких сомнений. Есть комната, есть два ребёнка, готовых делать нового ребёнка, за каким лядом им тут сдался древний дядя Паук...
Но как быть с браслетом?
Сейчас, когда рядом ни одного охранника, можно уже признаться хотя бы самому себе...

Йи, конечно, предполагал, что досмотр будет проведён с особым пристрастием, но даже представить не мог, что всё будет настолько сурово.
Личные вещи через сканер, всё содержимое рюкзака по вещичке через сканер, самого догола раздеть и туда же...
Терпения Йи было не занимать.
Пока его визави сменяли один другого, беря на анализ то соскобы слизистой, то несуществующую грязь из-под ногтей, Дамхан держал на лице выражение нейтрального спокойствия.
Досмотр шёл час.
Затем второй.
К исходу третьего Йи, которому даже не предложили одеться, переводя из кабинета в кабинет, начал позёвывать.
– Вас что-то не устраивает? – с непередаваемым ехидством осведомился капитан охранного подразделения.
– Что вы, всё устраивает, – ещё раз почти украдкой зевнул Йи. – Непередаваемо интересная экзекуция! Такая динамика, такой темп...
Капитан приблизил своё, стоило отдать должное, симпатичное лицо к лицу Дамхана, доверительно понижая голос:
– Ты же понимаешь, что я сейчас могу сделать с тобой всё, что захочу? И ты, если хочешь увидеть своего племянника, даже не пикнешь, пока не разрешу пищать?..
Йи пожал плечами:
– Не находите, что прелюдия затягивается? Если вам нужен секс со мной, сразу бы так и сказали...
Капитан, кажется, поперхнулся.
Йи вздохнул:
– Увы, увы. Я здесь не могу читать мысли...
Он практически не сменил позу. Повёл плечами. Склонил голову. Чуть иначе изогнул губы в улыбке... и вместо терпеливого голого посетителя на стуле оказался обнажённый на всё готовый страстный мужчина:
– Конечно, Паучком по вызову я последний раз работал лет пятьсот назад... но, раз вы так настаиваете...
Капитан закашлялся и жестом приказал вернуть Дамхану его одежду. Достал из корзины с осмотренными вещами бокс с браслетом.
Настоящее произведение искусства из тонких кожаных ремней, обвешанный маленькими фигурками сов, пауков и ключиками, он, конечно же, сам по себе был посланием.
– И что, вы думаете, никто, кроме Пауков, не знает узелкового письма?..
– Что вы! – Йи не торопился одеваться, поразительно нескромно опуская ресницы. – Что вы! Одного взгляда на вас достаточно, чтобы сразу понять: вы без труда прочтете всё, что я написал своему племяннику, дабы развлечь мальчика...
Капитан сурово сдвинул брови, ведя пальцем по одной из нитей.
Йи не надо было касаться узелков, чтобы прочесть сакральное: «смысл в пизде на гвозде поищите выше где ебутся мыши».
Брови капитана безудержно ползли в указанном направлении: вверх.
Следующая нить поведала ему о нижней полке, где предаются плотским утехам волки.
Зачем-то он решил изучить ещё один шнурок...
Да. Рецепт супа-кандей из девичьих зарифмованных половых органов был тем самым, чего ему не хватало для постижения смысла жизни. Судя по багровому оттенку лица, капитан балансировал на самом краешке инфаркта.
– Вы... ты думаешь, я позволю... Я такое позволю...
– Но почему нет? - искренне удивился Йи. – Мой племянник – умный мальчик, уверен, он не станет петь эти частушки вслух. Но они напомнят ему счастливые моменты детства, праздничные застолья в кругу семьи...
Судя по тому, как пальцы капитана стиснули злосчастный браслет, охранник боролся с желанием насмерть застегнуть его на шее одного умного Паука.

...а ведь там же не только рецепт супа «кандей». 
Там, собственно, то, ради чего Йи нашёл и время, и силы, и возможности прорваться к  Совёнку.
Если бы малыш узнал его, сразу стало бы проще. Но когда в руках такая готовая к соитию леди... вряд ли здесь у Оли было много возможностей для активной половой жизни, ну, если не считать тех томных людских дев с рецепшена и из охраны...
Так. А если у него и не было никогда никого кроме тех?
А если он...
А если Арэнк не успел обучить его танцам?!
Йи только огромным усилием воли не схватился за голову, срываясь в такое внезапное чувство – вот только что звенело в ушах «полетай меня», а уже стучит в горле что-то похожее на панику: как обычно рассказывают подросткам об интимной стороне жизни? Нет, не в клане Пауков, где, как только достигаешь роста в сто тридцать сантиметров, отправляют греть постели лэри, леди и лордам, ну и что, что тебе семь и ты мечтаешь гоняться на лугу с сачком за бабочками...
Дети, я вам не помешаю? – тихонько спросил Йи, даже не надеясь, что будет услышан.

Отредактировано Йи Дэи Дамхан (11-09-2019 00:53:06)

+5

10

«Моя леди». Угадал, с первой же попытки – угадал, но это же был Сова, да, он пах Совой, как и те, чьи земли мать получила в обмен на ее брата. Теперь Эхои была уверена в том, что она попала в нужное место; генохранительница будет в восторге, она же хотела, чтобы Эхои нашла себе подходящего мужчину, из птичьих кланов, и кто бы подумал, что именно в Амрите можно поохотиться на славу.
– Как тебя зовут? – абсолютно бесцеремонно, как мягкой лапкой по руке. В их доме жили кошки — настоящие, изящные, маленькие и не очень, разных пород – и маленькая Белая Кошечка отлично научилась у них не только движениям, но и повадкам. – Это твое место? Ольгрейн… я правильно прочитала?
Ей хватило одного взгляда, чтобы разобрать имя на каких-то документах, лежащих на рабочем столе в нескольких шагах. Хорошее зрение всегда было преимуществом, от которого было бы глупо отказываться, и Эхои всегда помнила о том, что она может только притворяться слабее, чем есть на самом деле, но не быть такой.
Ольгрейн. Ольгрейн Лейт Эйо… кажется, фамилия Сов – и она верно угадала клан отца своего будущего ребенка. Генохранительница, кажется, приказала начать с ближайших соседей, с ними вроде бы будет проще комбинировать какие-то ветви дара, и Белая Кошка знала, что исполнение приказа – в ее интересах.
– Дети, я вам не помешаю? – в голосе второго, лезвия, которое скользило по самой кромке ледяного ветра, слышалось что-то кроме, но она не особо интересовалась мнением кого-то еще. Может быть, потом, когда она закончит с выбором консорта, которым точно не станет никто из ее собственного клана, когда она родит дочь – или сына, но лучше дочь, еще одну Кошечку, иди двух, или трех, когда она поймает столько пташек, сколько поместится в когтистых лапах… да, потом она подумает о ком-то еще.
– Нет, не помешаете, – она мурлыкнула, как махнула бы хвостом настоящая кошка, чуть качнулась на невысоких каблуках, обретая устойчивое равновесие, и оперлась на руку Ольгрейна, так и не убранную вовремя в сторону. – Можете… принять участие, если пожелаете. Мешать не будете.
Ей был нужен этот Сова. Феромоны – разумеется, естественное оружие любой лэри, вошедшей в той возраст, когда отдают к наставнику, и немного обычной игры, которой учили всех, кто мог бы стать вайтьеро. Почти вайата, только телом, а не голосом, как умели раньше, кажется, Фламинго – вымершие, а жаль, было бы забавно получить такую птичку себе. Генохранительнице бы понравилось… как и матери.
Своей целью Кошка назвала посещение старого Вихо, но тут было куда интереснее, да и правила Амриты не ограничивали крайний срок нахождения внутри. Разве что точно было известно, что охрана очень не любит выпускать наружу тех, кто излишне задержался – но проводить в тюрьме, пусть и столь комфортабельной, больше пары дней, Эхои не планировала.
Она спокойно могла бы пройти мимо, но столь интересный образец никак не должен был ускользнуть, да и к тому же – незанятый мужчина, подходящего возраста, подходящего клана; как пропустить подобное?
– Позволишь остаться на ночь, Ольгр-р-рейн? – и мягко, переливчато протянула не рычащую – скорее мурлычащую нотку, проглатывая окончание имени, словно оставшуюся после праздника конфету.

+4

11

Меньше всего на свете Ольгрейн Лейт Эйо, сетхианский лорд из клана Совы, думал в этот момент о своем будущем отцовстве. Во-первых, потому, что зачать ребенка-дуэнде не на Сетхе – задача, решаемая только в теории. Во-вторых, Оли себе не льстил бы – ради него и с ним эту самую теорию практикой проверять и в практику претворять никому на фиг не надо, он не «мальчик из Золотой Сотни», даже не кандидат, как Фло… да чего там, он вообще бракованный и поломанный, и это все знают. Ну и, в-третьих, кажется, вообще думать в эти минуты получалось у Лейта не так чтобы очень, особенно о таких отвлеченных вещах… теоретических, и интеллектуально затратных, именно. Любому мужчине трудно будет размышлять о чем угодно, когда у него в руках хрупкое девичье запястье… даже учитывая, насколько эта хрупкость обманчива, даже памятуя, что вот эта самая ручка с почти детскими тонкими пальчиками запросто свернет шею любому амбалу из охраны «гостиницы», если уж он будет столь неосторожен, что подпустит милую девочку-беляночку так близко к себе. Правда, едва ли дуэндийская леди заинтересуется охранником до степени феромонного удара… это все-таки оружие для дуэндийских же лордов. Как там говорится, «в любви и на войне все средства хороши»?
Ольгрейн чуть улыбнулся – то ли тому, что это выражение далеко не жители Сетха придумали, тем не менее им пользуясь буквально всегда, то ли просто леди выражая и этикетное почтение, и на удивление искреннюю приязнь – девчонка-то была хороша. Какого клана, интересно… по цветам одежды не поймешь, она нейтрально-белая, разве что ветвь обозначает, а стать и повадки… из Лебедей?.. Нет, едва ли, вообще не птичий клан, в птичьих нет таких почти альбиносов, это больше к кошачьим. Кстати… Кошка? Рысь?..
Ах, да… феромоны феромонами, а осторожность этикетную и… вот правильное слово – обходительность (в смысле «обходи любого дуэнде аккуратно, чтоб словами и делами даже ненароком не задеть чужие интересы и честь) никто не отменял, а в номере их, между прочим, трое, еще же «турист» с гостинцами.
И такое трогательное, неожиданное «Дети»…
Значит, действительно дуэнде, значит, действительно немолодой… насколько сумеречный лорд вообще может быть немолод. Значит, действительно не ошибся дверью… а вот это уже интересно. Кто и зачем к нему, никому, в принципе, не нужному и всеми забытому Сове?.. А леди к нему, ненужному и забытому зач… нет, «зачем» – более чем понятно, а вот почему…   
Ладно, разберёмся. Пока ей нужно ответить, ей первой – это же элементарная любезность.
Да, Ольгрейн Лейт Эйо, моя леди, – легкий поклон при нулевом удивлении – нечему удивляться-то, раз определила клан, имя уже не проблема, списки заложников знает наизусть весь дуэндийский Сетх, не так уж много там фигурантов. – С кем же я имею честь познакомиться? – взгляд хозяина номера переместился на мужчину… такого все же знакомого. Только не может же память подводить настолько – был бы, правда, знакомым, Оли бы уже его вспомнил: – А вы, мой лорд? Простите, мы встречались раньше? – очень невежливый вопрос, просто на грани фола, но… «Амрита» вносит коррективы даже в этикетные рамки. К тому же… все знают, что Совы, как один, с прибабахом, а уж этот конкретный – вообще больной на всю голову, причём в буквальном смысле. – Еще раз прошу прощения, мой лорд.    
И – бабах! – леди все решила, сразу за всех – и правильно воспитанные лорды не смеют возразить. Они же правильно воспитанные? – именно это спрашивали у гостя тёмно-золотые глаза.
Мой дом – ваш дом, – несетхианская формула, ой, несетханская, но как подходит к случаю! И общий поклон, разумеется, и приглашающий жест в сторону кресел: – Я несказанно рад гостям, они у меня появляются нечасто.
А если сказать «впервые» – это уронит мою репутацию совсем уж ниже плинтуса? – орионские выражения, если и не просились на язык, в сознании уже засели накрепко.
[AVA]http://s5.uploads.ru/mialz.jpg[/AVA]

Отредактировано Ольгрейн Лейт Эйо (04-05-2020 18:58:52)

+3

12

Кажется, это можно было назвать фантасмагорией.
Набор мало связанных одна с другой картин, переливающихся на свету призраков, накладывающихся одно на другое воспоминаний: Арэнк, Айири, снова Арэнк, бездонные глаза племянника, опять Арэнк...
Игла.
Рыжая девчонка на камне на берегу озера.
Очень, очень-очень сильно хотелось извиниться перед детьми и сгинуть, раствориться в вывертах теней, слиться с шорохами тараканов – что? Говорите, их тут нет? Ха! Да загляните за обивку диванов...
Йи прищурился совершенно особым образом, снова измеряя взглядом вдоль и поперёк всего котёнка:
Благодарю, леди, за оказанное доверие! Но воздержусь. Моя лэри ждет от меня верности, да, собственно, и я не вижу причин нарушать свадебные клятвы.
Мало того, что весь феромонный шквал обрушивался прицельно на Ольгрейна, так ещё и девочка упорно не воспринималась как объект приложения эротических фантазий.
Маленькая. Не телом, возрастом. Вот племяннику – в самый раз.
А Йи, вероятно, ещё сумеет выбраться из клиники и добраться до законной супруги.
Вопрос Ольгрейна:
Простите, мы встречались раньше? – прозвучал не укором – раскалённым прутом, приложенным к сердцу.
Если бы Йи был хорошим дядей.
Если бы появлялся в жизни родного племянника не раз в двести лет.
История не знает сослагательного наклонения.
Да, – виновато улыбнулся Йи. —  Да. Мы раньше встречались. Дважды. Родственник из меня пока получается так себе... но я постараюсь исправиться. Вот – я привёз булочку с воли, я привёз варенье... давайте вы на немного прервётесь, и мы сравним, какое варенье вкуснее, ежевичное или брусничное? И ты как раз браслет примеришь...
Йи жестом фокусника достал из воздуха коробочку с браслетом.
И ещё раз улыбнулся.

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Былое » По Дороге Сна – мимо мира людей