Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 104. Оружие ей нужно, а не лютня


Сезон 4. Серия 104. Оружие ей нужно, а не лютня

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время действия: 2447 г., 1 марта, 12:00-16:00.
Место действия: зеркальная вселенная (миррор), звездолёт «Квиринал» (ISS Quirinal (NCC-82610), каюты экипажа.
Действующие лица: Мария Кельх (Мария Кравиц), Чиро Иммобиле (Уильям МакГроу).

http://sg.uploads.ru/PjmR8.jpg

+1

2

Миррор!

Эйвори...
Юноша хлопнул дверью, и Ландаль потянулся с кровати: каким-то неуловимым движением у него это получалось.
Капитан, дорогая... Присаживайтесь.
– Эйвори больше не придёт?

Машенька плюхнулась в объемное бархатистое кресло и зажмурилась, поглаживая его подлокотники. Целый трон. И весь – её. И Ландаль – её, пока она не разрешит ему заняться кем-то другим. Красавец Капеллан по-журавлиному длинными ногами шагнул к серванту, широко улыбаясь:
Эйвори мой постоянный, вы ведь знаете. Бедняжке больше никто не даёт... Я стираю чехлы кресел перед каждым вашим приходом, капитан, не сомневайтесь.
– Не сомневаюсь. Где мой портвейн?

У Ландаля всё было красивым: и икры, и кресла, и бокалы. И даже портвейн. Он подходил под цвет его глаз и хорошо оттенял: такой темный с таким светло-голубым и немного серым, как хрусталь. Знать об этом Ландалю, разумеется, не полагалось. Но он знал.
Минут через пятнадцать-двадцать меня здесь найдут, ты знаешь. Либо эти, либо этот...
Как вы любезно о своём муже и детях,
– Март украдкой стрельнул глазами на Марию, сел в соседнее кресло и тоже пригубил. – Не сомневаюсь. Хотите провести их в тишине? Может быть, массаж?
– Чтобы сюда ворвался капитан Орландо и прострелил тебе голову?

Капеллан покорно склонил пепельно-русые кудри, золотя их бликами от бокала:
Вы думаете?
– Ты ещё жив потому, что мне нравится здесь сидеть.

Закинув ногу на ногу, Мария обвела роскошную каюту взглядом и брезгливо поморщилась: эта кровать... На ней весь экипаж побывал!
Кроме вашего мужа.
– Тебе за это спасибо.
Не за что, капитан. Я ведь всё ещё жив потому, что вам нравится здесь сидеть... Пить со мной портвейн, беседовать о вечном. Например, о моей любви к вам.

Машенька усмехнулась. Нет, слушать дифирамбы этого подлизы быстро наскучило бы, не будь он таким красивым, а Маша – замужней и принципиальной. Переспать разок, да и... Но что-то в том, как он рассыпался перед ней мелким бисером, было даже приятно.
Вы же знаете... – поймав её маленькую ручку, Март едва коснулся пальцев дыханием, и от этого свело где-то в груди. Нахал, как он умеет дразниться, ровно по самому краю... – Вы же знаете, как давно я в вас влюблён. Так давно, что с тех пор получил уже одиннадцать предложений убить вас, но до сих пор...
– В прошлый раз ты говорил о десяти.
С тех пор прошло немало времени,
– Март снова отпил и легко улыбнулся. – Вы же знаете, я не могу сказать, кто это был. Тайна исповеди.
Разумеется. Продолжай.
О...

Март вздернул брови. От этого его движения иногда тоже сводило, но немного ниже, чем грудь, и это было за гранью пристойного. Правда, на Маше он показал этот трюк всего один раз: когда его взяли в плен на старой развалюхе «Арго», и он доказывал свою незаменимость.
Доказал же, стервец, так доказал, что потом весь экипаж стирал брюки... Ладно, почти весь. И почему ты тогда с ним не переспала? Дура была незамужняя, жизни не знала. А, может, зря?..
Жить не спеши, капитан моей распущенной души... - мурлыкнул Капеллан и игриво блеснул бокальчиком. Песенка сразу стала похожа на фарс, беседа на светскую, а за дверью, кажется, раздались шаги. – Я в вас верю, капитан. И в нашу с вами обоюдную выгоду и даже некоторую приязнь.
Машенька откровенно расхохоталась, запрокинула голову и через спинку своего кресла посмотрела в дверной проём:
Чиро Орландо, какие люди. Чем я тебе понадобилась, зайчик?

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

Отредактировано Мария Кравиц (16-09-2019 00:13:14)

+6

3

Пусти, пусти меня, я сам пойду! Обещаю!
Чиро шел по коридору, волоча за собой тело. Тело верещало, хныкало и пыталось вырваться, отчаянно цеплялось своими тонкими, слабыми пальцами за пол, обшивку стен; впивалось неокрепшими, мягкими ногтями в лапищу, что железной хваткой держала его за шиворот.
Твое слово ничего не стоит, так что лучше заткнись, пока я не высек тебя перед отправкой в карцер.
Капитан Иммобиле! – Чиро догнал второй, почти точная копия того, что извивался сейчас на полу. Такой же хилый физически, но куда крепче мозгами, по крайней мере, он так думал. – Капитан, позвольте мне конвоировать юнгу до места отбывания наказания! Согласно дерективам, вашей приоритетной задачей сейчас является обновление кодов системы безопасности корабля. Вы нужны на мостике, а медотсек ожидает вашего решения, изъятие органов для трансплантации лучше провести в ближайшее время, иначе их рыночная стоимость существенно снизится из-за ухудшения потребительских характеристик, и тогда мы упустим шанс покрыть хотя бы часть убытков.
Ты меня учить будешь, щенок?! – Чиро сверкнул глазами на бегущую рядом сгорбленную фигурку, прижимающую к груди падд.
Капитан, вы вынуждаете меня, – тонкий голосок сначала дрогнул, но в следующую секунду наполнился сталью и прозвучал пусть и не вполне уверенно, зато отчаянно:
Я маме скажу!
Чиро резко остановился, замер на мгновение, затем разжал кулак, выпуская ворот мокрой от пота и слёз форменки и стряхивая с пальцев клок черных кудрявых волос, что оказался вырван из загривка приговоренного. Скуля и хлюпая носом, приговоренный тут же отполз к стене и, усевшись рядом с вентиляционной решеткой, принялся растирать ушибленные бока и копчик. Его точная копия, что выступала в роли адвоката, гораздо менее помятая, но куда более испуганная, тоже отступил назад, ещё сильнее стиснув падд.
Капитан Иммобиле резко развернулся в сторону незадачливого переговорщика, левой рукой схватил того за грудки, притянул к себе, вынуждая его встать на цыпочки, и сам склонился до тех пор, пока его глаза не оказались совсем близко от детского лица, так похожего на то, что зализывало раны в углу, но куда больше на то, что сейчас было напротив.
Сначала пытался меня учить, а потом угрожать?! – процедил Чиро. – Аарон, в твоих жилах горячая кровь сынов Коры, но это не дает тебе права иметь в голове желе вместо мозгов.
Мальчик громко сглотнул и захлопал глазами.
Прости, папа, я погорячился!
И раз ты собирался наябедничать, может, скажешь тогда, где сейчас твоя мать. Я с радостью побеседую с ней о вашем с братом поведении.
Она в каюте отца Ландаля, – раздался за спиной Чиро шмыгающий носом голос, – я видел, как она шла в ту сторону, когда полз в вентиляции над коридором С.
Капитан Иммобиле не проронил ни слова, медленно отпустил сына и выпрямился сам, но выражение его лица заставило мальчика перепугаться по-настоящему.
Ты что, совсем идиот?! – «прокричал» он на брата одними губами.
Доставь Рико в карцер, – произнес он, не оборачиваясь, и двинулся в сторону коридора С.

Он не надеялся застать их врасплох. Много кого мог застать врасплох Чиро Орландо Иммобиле, но только не её. И это, пожалуй, было лучшим подтверждением её верности, ведь по-прежнему чует его, тем особым чутьем, что бывает у близких людей: любовников ли, врагов – но так или иначе действительно близких друг другу людей. Она не видела его приближения, не слышала его шагов – он мог быть шумным и запоминающимся, а мог быть совершенно незаметным, когда хотел. И потому он был уверен, что то самое чутье подсказало ей о его приближении. И потому её певучее, наполненное ядом, бархатистое, острое, как бритва, столь вежливое и столь подчеркнуто-пренебрежительное приветствие сохранило жизнь священнику.

«Игрушка. Всего лишь её игрушка. Пока что этого достаточно, чтобы ты жил, Ландаль».

Мария Иммобиле, – произнес он ледяным тоном, делая ударение на втором слове, и опустил вниз глаза, стараясь густыми ресницами прикрыть пляшущих во взгляде чертей, – наш сын искал тебя.
Он сунул руки в карманы, повинуясь брезгливости – не хотелось ненароком коснуться чего бы то ни было в этой каюте.
Смотрю, ты увлеклась религией, - Чиро старательно игнорировал присутствие пастора и, войдя, демонстративно встал к тому спиной. – Знаешь, дорогая, твое рвение куда больше пригодилось бы в других сферах. Например, в воспитании наших детей. Мне снова пришлось отправить Рико в карцер, а Аро ведет себя так, будто в его жилах есть неизвестная мне примесь вулканской крови. Не знаю, от кого они этого понахватались. Уверена, душа моя, что подаешь детям достойный пример? Не ровен час, Дора явится ко мне за благословением тоже стать рабой …культа.
Он демонстративно сплюнул в сторону Ландаля.
[NIC]Чиро Иммобиле[/NIC] [STA]Корианская чума[/STA] [AVA]http://s3.uploads.ru/q4R2K.jpg[/AVA]

Отредактировано Уильям МакГроу (04-11-2019 15:14:44)

+6

4

Мария Кельх-Иммобиле, и только в таком порядке, строптиво опустила глаза. Кому-то этот взгляд из-под полуспущенных век мог показаться проявлением кротости, но только не капитану Чиро Орландо, её мужу на протяжении многих лет. И не Ландалю, но он, прелесть, так исчез, как будто трансгрессировал на полном варпе. А бокал остался на столике. Чистый. Новый. И бутылка корианского вина.
Нет, ну что за прелесть... – коротко усмехнулась Маша, пробегая острым ногтем по уголку накрашенных губ. - Ты не будешь?
Конечно, не будет. Капитан Иммобиле не желал даже появляться в этой комнате, не говоря уж о вине и прочей выпивке, но раз уж он сюда пришёл... От этого места несло металлом, потом, кровью, лимфой и прочими человеческими выделениями сильнее, чем от любого другого на этом корабле. Да и на других тоже. Даже капитану Иммобиле было здесь мерзко. Он был слишком... благороден. Настоящий корсар из унылых терранских сказок о мифическом добре. Наглый, нахрапистый даже, сильный, кровожадный, но благородный. Как дикий зверь, чуждый всяческой дрессировке, но сражённый нежностью к собственным котятам и из-за этого порой непростительно слабый.
Маша любила в нём это.
Пэн не пойдёт по моим стопам, ты же знаешь, – она зевнула, прикрывая наморщившийся нос. – А уж тем более по стопам милахи Ландаля. Ты же видел её физиономию, ей прямая дорога в валькирии, а не в хранительницы плотской любви. Кстати, что там насчёт любви?
Ехидно покосившись на мужа, Маша потянулась всем телом, сладко разминая подуставшие от сидения бёдра:
Детям нужна любовь, они её на утро  достаточно получили. Дальше разберутся сами. Я сегодня устала и больше всего люблю свой фазер, но если один знакомый горячий сын корианских земель обетованных составит мне компанию в тире... Предыдущую мишень, как я понимаю, наши мальчики уже порешили? Ну вот, будет предлог попользовать свеженькую.
Маша встала. Подбородок мужа стал немного ближе, но не сильно.
Высокий, гад, и всегда был высоким. И чем только думала, выходя за него? А, точно: думала, будешь ежедневно носить каблуки. Вот ещё! Да ради никакого мужика, разве что ради детей, но времена, когда их нужно было снимать со шкафа, давно прошли. Теперь их нужно вытаскивать из систем воздуховодов, а для этого проще за собой носить стремянку. А также мячик, тетрадку, креманку с мороженым, танк и пятнадцать пар варежек. Нет, увольте, у них нянька есть.
Единственное, чем я могу помочь тебе с твоими сыновьями, – Маша улыбнулась, привставая на цыпочки и опираясь ладонью о грудь мужа. – Это напомнить тебе о том, что ты их отец и порой тоже должен заниматься их воспитанием. Кто там обещал мне брак не по корианским законам? Вот и мучайся. А Аро точно твой сын, утешаю: никакого вулканца в нем нет. Я давно говорила, детям нужна нормальная нянька, а не ворчливый андроид и три вулканских педагога, у кого хочешь от них крыша поедет.
Маша ласково ущипнула мужа за кончик носа острыми ногтями, усмехнулась и пошла к двери, доставая коммуникатор:
Надо бы выяснить, где наша девочка. Думаешь, пока мальчики творят преступление века, Пэн останется в стороне?

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]

+5

5

Снова издевается, дразнит, как всегда, – Чиро не сводил глаз с удаляющейся фигурки жены. Да что там! Пожирал её глазами. – Любишь играть с огнем, детка. Дуть на пламя и смотреть, что будет. Разгорится сильнее или утихнет до тления. Да вот только, дорогая, меня не обманешь. Мы оба знаем, что грань ты нащупала уже давно и ходишь по ней так же виртуозно, как пилотируешь корабли. Так что остается лишь один вопрос: с какого момента закончился экспромт и начался разыгранный по нотам спектакль? С твоих речей о любви? Или раньше, с прихода в конуру Ландаля и его удачного исчезновения? Черт тебя побери, Мария Иммобиле, столько лет вместе, трое детей, больше сотни налетов за плечами, а ты все ещё во многом загадка для меня. Но мы оба знаем, что твой поход в тир откладывается и даже ландалевский клоповник тому не помеха.
Чиро метнулся к жене, точно хищник к добыче. Рывком развернул лицом к себе, склоняясь и нависая над ней. От запаха и прикосновения скользнувших по лицу волос тело бросило в жар, а из горла вырвался полустон-полурык. Он был готов, что ему в ответ что-то прилетит. И это что-то будет преисполнено страсти, но никак не нежности. Будут ли это ногти, впившиеся в его тело, или солоноватый вкус собственной крови разбавит вкус их поцелуя, а может, у любимой женушки ещё какой «туз в декольте» – Чиро сейчас плевать. Более того, и оба это знали, любое сопротивление бесполезно – ей не вырваться из его объятий, из его плена. Пока она не скажет «нет», эта игра будет продолжаться, сколь бы ожесточенным ни было сопротивление. Чиро подхватил Марию под бедра, заставляя жену обвить ногами его тело и прижимая её спиной к стене. Послышался звон бьющегося стекла, грохот падающего столика и почти звериный рык, когда он впился губами в её губы.

Капитан Иммобиле, арестованный юнга заключен в карцер, – раздался из наручного коммуникатора серьезный детский голос.
В ответ на доклад капитан лишь ещё сильнее прижался к жене всем телом и с жадностью запустил пятерню в пламя огненно-красных волос.
Сэр, из медотсека докладывают, что пострадавший раб в критическом состоянии. Для спасения жизни требуется переливание кровезащающих сред в большом объеме. Они просят напомнить, что синтетическая кровь ингов очень дорогая и запрашивают разрешение на её применение. Кроме того, необходимо решить, в каком объеме оказывать раненому помощь. Для полного восстановления товарного вида потребуется большой расход и длительное лечение. Или медики подлатают его, чтобы продержался ближайшие сутки, а мы бы успели скинуть его на корм джаффа?
Чтобы ответить, придется вырывать руку из этого красного шелкового моря. Только не сейчас – к черту, пусть раб подыхает.
Капитан Иммобиле, сэр? – не унимался докладчик.
Отец, ты меня слышишь? Может, что-то со связью? – вклинился второй детский голосок, на сей раз девчачий. – Капитан, я иду к вам, пеленгатор показывает, что вы в каюте падре Ландаля. Я направляюсь туда.
В комнате прогремел стон раненого зверя, пронесшийся эхом по коридорам палубы С. С огромным усилием оторвавшись от Марии, капитан Иммобиле рявкнул в комм:
Отставить! Я иду в медотсек.
Сипло выдохнул в тонкую женскую шею, напоследок поглубже вдохнув тепло и запах её кожи.
Нужно идти, иначе этот бюрократ и впрямь сюда нагрянет. Не хочу, чтобы нога кого-то из наших детей переступала порог этого места. Пойдем со мной. Рико изрешетил того самого инга, на которого у нас с тобой были серьезные планы. Надо решить, что теперь с ним делать. И Дора, судя по переговорам, уже там.
[NIC]Чиро Иммобиле[/NIC] [STA]Корианская чума[/STA] [AVA]http://s3.uploads.ru/q4R2K.jpg[/AVA]

Отредактировано Уильям МакГроу (09-01-2020 04:46:29)

+4

6

А я говорила! Не надо было заводить столько детей.
Мария победно улыбнулась, вывернулась из объятий мужа – вот оно, влияние каюты капеллана, каждый раз так: не то чтобы она против, но – и выскользнула в коридор.
Пэн не дура, она сюда не придёт.
Закрепляющая ошибка. Чиро тоже не идиот, кто бы сомневался: он знает, что дочка не дура, что жена права... наполовину. Но муж должен видеть, что она порой ошибается. Пусть порадуется подсознательно своей проницательности, если ещё не научился различать такие простенькие манипуляции. Если научился – тем более порадуется. В любом случае выгода ей, Марие Кельх-Иммобиле, королеве манипуляций... Ха.
С Пэн станется сюда прийти. Прямо в каюту Марта: они вдвоём позавчера, помнится, очень мило играли в карты на желание. Капеллан выиграл три бутылки сангрии, Пэн – стриптиз. Неплохой стриптиз, это точно. Чиро Орландо, разумеется, об этом не узнает, иначе от Марта останется светлая память и выигранные бутылки сангрии, но стриптиз девочкам понравился. Даже Машке.
Уломать, что ли, мужа на непотребство...
Но знаешь, милый, даже если придёт... – произнесла Мария, признавая свою ошибку и оборачиваясь к мужу с нежной улыбкой. – Давай всё-таки перенесём планы на вечер? Я тут придумала одну занимательную штуку... Помнишь, ты не знал, к чему можно приспособить тот раритетный гарпун с каппы Ариадны? А те шикарные шелка ручной работы? Представляешь, как шикарно ты будешь выглядеть...
Кхм!
Пэн, тощенькая и строгая, цокала по коридору маленькими набоечками на детских сапогах. Чернявая в отца, ехидная в мать. Идеальный ребёнок.
Упс.
Упс,
– согласилась Пэн, проводя темным-темным взглядом по ширинке отца, кудрям матери и помаде, размазанной по губам обоих неровным слоем. – Так вот чем вы занимаетесь, когда товар помирает. Приведите себя в порядок, капитаны Иммобиле, на корабле есть дети!
–Дети?
– Мария усмехнулась и показательно стёрла из уголка губ остатки помады. – Энсин, не забывайтесь. Что я говорила о детях?
Все дети этого корабля либо матросы, либо не дети вовсе,
– вздохнула Пэн и потупилась точно как мама: упрямо и недовольно. Строгий взгляд её чёрных глаз теперь сверлил сапоги отца. – Капитан Иммобиле, отдайте сегодня в чистку обувь. И разрешите доложить: там такая ху*ня творится...
– Ну ох*еть теперь, и ради ху*ни ты решила оторвать сразу обоих капитанов от их дел?!

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]

+5

7

Чиро хотел возразить на клевету о «слишком много детей», но не успел.
Ибо потомки рода Иммобиле малы числом, но сильны умом и быстры ногами, да, дорогая? – он обратился к дочери, дождавшись, когда его девочки закончат свой милый диалог.
Энсин Иммобиле, вы от брата, видимо, дурных манер нахватались? Капитану советы давать – рангом не вышли пока что. Если я прикажу, ты в этих грязных сапогах будешь танцевать вальс на трупах недельной партии товара.
Чиро сурово посмотрел на дочь.
Гордиться – гордись, обожать – обожай, но волю чувствам давать нельзя. Отцовским особенно. Так недолго и ребенка испортить. А солдата погубить.
Капитан Иммобиле, нас ждут в медотсеке, – он кивнул жене и с нарочитой галантностью подал ей руку.
Она единственная, кто мне здесь ровня. Никто и никогда не должен забывать об этом. Ни дети, ни она, ни я.

В медотсеке творилась настоящая вакханалия, правда, похоже уже миновавшая пик безумия. Пол был залит кровью, на операционном столе лежало тело, судя по всему, ещё живое. Бледная кожа инга казалась совершенно белой из-за массивной кровопотери и контраста с алыми остатками одежды и перевязочными материалами.
Докладывай, – скомандовал Чиро, плюхаясь в пустовавшее медицинское кресло так, будто это самый заурядный предмет мебели, к тому же, отпихнув ногой стоящий рядом и мешающий обзору столик с инструментами.
Сэр, товарным характеристикам нанесен существенный ущерб, – звонко чеканил Аарон, вытянувшийся по струнке при приходе родителей. – Состояние тяжелое, но стабильное. Я открыл срочный аукцион и нашёл покупателя. Даже с учетом тяжести состояния, стоимости необходимых медикаментов и величине комиссионных, итоговая цена получилась на 30% ниже рыночной. Маржинальность в этом случае составит 158% - это, конечно, гораздо ниже наших обычных показателей, но считаю, очень не плохо в данных обстоятельствах. Нам повезло, сэр, один из шеф-поваров Барони разыскивал свежее экзотическое мясо для фуршета в одном из ресторанов. Он был даже рад, что мы спустим кровь и им не придется пачкать кухню. Мы понизим объем циркулирующей крови до заданных параметров и введем большую дозу антиоксидантов, чтобы плоть не прогоркла до момента приготовления. Кровь соберем в контейнеры и дополнительно продадим для соусов по цене 1300 кредитов за пинту. Мы разбавим её кровезамещающими жидкостями, что повысит маржинальность сделки ориентировочно до...
- Нет, – Чиро, до то того молча слушавший доклад, оборвал сына и посмотрел ему прямо в глаза, впервые со времени их прихода. Мальчик похолодел – он знал этот взгляд и пришёл в ужас. Предчувствие большой беды стальными тисками сжало грудь так, что Аарон даже перестал дышать на время.
Заключенного энсина срочно доставить в медотсек, – холодно произнес Чиро в коммуникатор.
«Он убьет его!» – пронеслось в голове у Аарона.
[NIC]Чиро Иммобиле[/NIC] [STA]Корианская чума[/STA] [AVA]http://s3.uploads.ru/q4R2K.jpg[/AVA]

Отредактировано Уильям МакГроу (18-05-2020 22:41:51)

+4

8

Мария игриво подцепила локоть мужа и продефилировала за ним по коридору мимо дочери. Будешь капитаном, найдёшь себе такого, как твой отец – ему и указывай. А это мой муж, мой трофей. Прочь руки от отца.
В медотсеке было даже немного скользко. Младший медперсонал засел на стратегические позиции в углах, прикрываясь хирургической сталью. Кровищи было столько, что хватило бы на десяток соусников размера XL, но сейчас не это волновало Марию Кельх-Иммобиле. Совсем не это. Она поймала летящий к стене столик – грех раскидываться дорогими инструментами, поправила зажим на артерии товара, бьющейся в открытом хирургическом разрезе, и небрежно вытерла руки о ближайший халат. Деликатес... И как это кто-то пьёт? Ей вот больше нравится говядина...
Аарон был хорош. У него была чудная мимика, рвущаяся сквозь маску маленького зверёнка-вулканёнка; он, как Пэнни, перенял всё лучшее от предков мамы и моську от папы. Язык дочки был заточен лучше, зато у Ароши слова вылетали быстрее, со скоростью маленького карманного арбалета. Не фазер, но мамино сердце может растопить.
Но не папино.
Капитан Иммобиле уселся в белом кресле, как на мостике, и внимал. Мария наблюдала за ним и за сыном, порой ловя боковым зрением такой же взгляд Пандоры. Девочка всё понимала. Всё-таки вышла умнее, чем мальчики, кто бы что... Это ей пригодится.
Мария слушала доклад, встав за спиной у мужа и слегка сжимая его плечо. Да, они ровня. Да, они рядом. Сейчас решение его, потому что товар его. Когда она решает, что делать с рабами «Сан-Себастьяна», Чиро тоже встаёт за её спиной, как вторая, но не лидирующая сила. Её персональный космический цунами... А она – его. Партнёрство. Оно было даже раньше, чем они поженились и запланировали троих оглоедов.
Этот раб принадлежит Чиро.
А дети принадлежат ей.
Пока дети неслись за Рико в карцер, Мария, сжав губы, ласково водила пальцами по шее мужа.
– Убьёшь моего ребёнка, и я убью тебя.
[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]

Отредактировано Мария Кравиц (24-10-2020 19:28:07)

+4

9

Убьёшь моего ребёнка, и я убью тебя.
Услышав эти слова, Чиро улыбнулся, поймал тонкие, ловкие пальчики супруги своей рукой и коснулся их губами.
Не сомневаюсь, дорогая моя, нисколько в этом не сомневаюсь.
Он лукаво улыбнулся Марии, но через мгновение его взгляд вновь стал твердым и холодным.
Но есть вещи, куда страшнее, чем смерть. Тебе ли не знать. И именно от них я хочу уберечь наших детей, чего бы мне это ни стоило.
Он отпустил руку супруги и, сцепив свои пальцы в замысловатый замок, вперил взгляд в раненого инга, над которым во всю трудился экипаж.
Когда привели Рико, тот был бледен и, хотя при виде капитанов он начал храбриться: вскинул голову, расправил плечи – было видно, что он подавлен и сильно боится. А когда отец взял в руки фазер, глаза Рико округлились, выдавая, что тот в полнейшем ужасе. Чиро смотрел на сына, и мальчик невольно съежился под отцовским взглядом, но глаза не отвел.
За все в этой жизни приходится платить, Рико. Ты испортил товар. Но что ещё хуже, ты поставил под удар нашу репутацию. Клан Иммобиле ещё никогда не заключал сделок в спешке, из-за вынуждающих обстоятельств. Мы всегда диктуем условия. Покупателям, врагам, жизни. Мы и есть судьба, мы – худшее, что может случиться с нашей добычей или теми, кто перейдет нам дорогу. Мы всегда сильны настолько, что сопротивляться бесполезно и губительно. Наша сила зиждется на беспощадности. И тебя, мой сын, я тоже щадить не стану. – Чиро поднял фазер. Мгновение, которое длилось вечность, а потом он протянул оружие Рико.
Сейчас ты прикончишь этого раба. А потом отправишься добывать двух новых.
Глаза мальчика округлились ещё больше, хотя казалось, больше уж некуда. Лица его брата и сестры вытянулись от изумления. Рико замер, не смея протянуть руку за отцовским фазером.
Ну же! – проревел Чиро. Рико умоляюще посмотрел на отца, затем, поняв, что выбора нет, робко взял фазер и нацелился на распластанного на операционном столе инга. Колдующие над ним медики шарахнулись в стороны. Раздался металлический грохот, когда тело дернулось под простыней, а в следующую секунду пронзительно запищала медтехника, сообщая о прекращении жизненных функций пациента. Чиро забрал фазер из руки сына, после выстрела повисшей плетью.
Возьмешь один из челноков, – холодно произнес  капитан, – В команду можешь взять не более пятерых добровольцев. У тебя два часа на сборы. Перед вылетом предоставишь мне маршрут следования и план налета. Все свободны.
[NIC]Чиро Иммобиле[/NIC] [STA]Корианская чума[/STA] [AVA]http://s3.uploads.ru/q4R2K.jpg[/AVA]

Отредактировано Уильям МакГроу (20-11-2020 03:17:20)

+6

10

Ох уж эта корианская мафия!
Мария нежно улыбнулась, глядя, как споро медики порскнули от её сына – или от фазера в его руке, что суть одно и то же. «Клан Иммобиле», подумать только. А у неё никогда не было клана, и фамилию она себе выдумала на вкус и цвет, и это почему-то не мешает не нарушать контракты.
Но если мальчикам так нравится мериться кланами, то пускай.
– Рико, сынок, перед отбытием зайди к маме. Поцелую на благословение.
В самом деле, такая маленькая вольность женщины... Чиро, ты не против? И, конечно, мальчик не обойдётся без фамильного гранатомета. Устарел три века назад, но внушает ужас... И пускай украдёт падд сестры – думаю, это и сам догадается сделать, но лучше проверить, там всё-таки большинство не особенно секретных маршрутов. Дочка смекалистая, всё, что можно, уже взломала. Хорошо, что Чиро упрятал всё то, что нельзя.
И всё это в одном касании уха мужа: капитан Мария отчаливает, извольте проводить. Нет, не в каюту Ландаля. Кто там, кстати, на мостике? Ты свободен? Можешь меня проводить, мы не допили вино. Заодно расспрошу тебя про поведение Пэн, чёртову псину, которая снова сбежала... Ну, сам знаешь. У супругов свои разговоры.
Роша, Рико, в совещательную! – шепчет Пэнни так, чтобы родителям не было слышно. И родители, конечно, не слышат, только мама вздыхает чуть-чуть. Как бы не аукнулась потом им эта «совещательная». Если Пэн добровольно отдаст падд, нужно будет с ней серьезно поговорить.
У Рико такое лицо, как будто он только что прикончил любимую псину. Жаль, что животные ценятся гурманами меньше гуманоидов, вот кого бы дать детям на расстрел... Кстати, неплохая идея. Надо обдумать на досуге, посоветоваться с Ландалем... С Чиро тоже, но позже, когда сама все обдумывает. Зачем впутывать мужа в воспитательный процесс, если ещё ничего не ясно?

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]

+5

11

Глаза Чиро недобро сверкнули и этот блеск много у кого мог бы вызвать отчаянное желание забиться дальний в угол галактики. И только, пожалуй, Мария Кельх-Иммобиле знала, что это вовсе не пламя гнева бушует в зеркале капитановой души, а искры, высекаемые гнездящимися в ней чертями, сидящими на пороховой бочке капитанового азарта. Азарта корианского мальчишки-хулигана, что с трудом скрывает свою радость личного пира во время чумы. Да, плохо дело, очень плохо – но какая ж оказия показать свою лихость!
Капитан Иммобиле стиснул зубы так крепко, что зубы скрипнули и сурово исподлобья посмотрел на вторую капитана Иммобиле. Заметив этот взгляд, Арон нервно сглотнул и засуетился, судорожно хватая со стола падд, не замечая, что тот чужой. Рико хватило лишь мельком взглянуть на отца, чтобы инстинкт самосохранения велел мальчику, быстро кивнув сестре, пулей вылететь в коридор. Лишь Доре хватило выдержки вести себя так, будто она ничего не замечает, по-прежнему деловито давать указания экипажу и даже прикрикнуть на одного из медиков, копошащегося над безжизненным и бесполезным теперь телом инга. Однако, нарочитая небрежность, заметная лишь чуткому родительскому глазу, выдавала девочку с головой.
Успеете ещё благословить, капитан Иммобиле, – прорычал Чиро на жену, глядя в сторону выхода, как волк на лес. – Сейчас идем, разговор есть.
Он резко развернулся на каблуках и стремительно вышел вслед за сыновьями.
Со стороны это выглядело устрашающе. Для всех, кроме Марии. Пожалуй, она единственная, кто мог понять – Чиро Орладно Иммобиле едва сдерживается, чтобы не схватить Машку и мчаться в их каюту, вынимать из особой нычки самые тайные и ценные карты, расписания движения патрулей, коды доступа к системам безопасности следящих спутников. Это Рико он дал два часа, а у них-то с Машей сколько – минут сорок, час от силы на то, чтобы выбрать цель, спланировать налёт и пути отхода. Да так чтобы никто ничего не заподозрил, даже их собственные дети!
Корианская кровь бурлила, с каждым ударом сердца впрыскивая в мозг инъекцию самого пьянящего коктейля – пиратского азарта, предвкушения похода на новое дело и достойного трофея. Безумие, чистой воды безумие. Авантюра, граничащая с самоубийством. Не будь последствия содеянного их сыновьями столь серьезными, он ни за что не стал бы подвергать свою семью и команду такому риску. Но всё сказанное им в медотсеке было чистой, суровой правдой кланового кодекса Иммобиле. А ещё существовал его личный кодекс, который гласил: «Иммобиле своих не бросают». Сказанное прилюдно и для всех – не то же самое, что на самом деле. Когда-нибудь Рико это поймет. Может, даже Чиро сам ему об этом расскажет, но сначала пусть мальчишка подрастет. Как минимум до уровня сестры – не по возрасту, но по уровню самообладания. Тогда можно будет завести этот разговор. А пока…
…Пока что капитан Иммобиле свернул за угол и достал из кармана брюк стеклянную ампулу, маркированную знаком биологической опасности, изрядно потертым, но всё ещё легко узнаваемым. Нетерпеливо перекатывая опасную стекляшку между пальцами, подобно монетке фокусника, он стоял, подпирая стену, в ожидании прихода капитана Иммобиле.
Эта игра со смертью – его привычный жест и способ убить время – появилась после первой громкой кражи, принесшей Чиро известность. Когда-то он был юн, наивен, мечтал о достойных свершениях, усах и репутации. В один из тех славных деньков судьба свела его с неким Папой Ди. Папа Ди был главой профсоюза рабочих планеты-колонии, много лет жившей за счет добычи полезных ископаемых. Со временем месторождения на планете иссякли, поддержание инфраструктуры, равно как и эвакуация служащих и их семей показались корпорации-владельцу нерентабельными, повторное трудоустройство или выплата пособий – тем более. Потому было принято целесообразное, с точки зрения бизнеса, решение – ликвидацию убыточного направления совместить с полевым экспериментом перспективного проекта из сферы микробиологических инноваций. Как уж эта информация просочилась за стены корпоративной штаб-квартиры и достигла ушей Папы Ди, Чиро Орландо Иммобиле было не известно, да и на тот момент не особо интересно. Куда любопытней молодому капитану показались пьяные вопли Папы Ди, в которых тот сулил кары небесные владельцам корпорации, а также денег и пожизненное упоминание в благодарственных молитвах героя, что поможет небесам со свершением возмездия.
Не то чтобы Чиро всерьез мнил себя орудием небес (хотя в глубине души редкий сын Коры не грезит о подобной доле), но дельце и впрямь выходило громким для чувствительных ушей преступного мира. Потолковав с Папой Ди, новоиспечённый герой выяснил, что у того есть план – выкрасть из корпоративной лаборатории образец токсина, что собираются тестировать на колонистах, и продать его конкурентам. Тем, откуда глава профсоюза рабочих имеет выходы на людей, занимающихся корпоративным шпионажем, Чиро в то время не слишком озадачивался. Деловая хватка контрабандиста с присущей ей осмотрительностью, граничащей с паранойей, пришли к капитану Иммобиле гораздо позже, а вот чутье и невероятное везение, были его спутниками с рождения – Чиро смог не только провернуть это дельце, но и вынести из охраняемой лаборатории, куда даже мыши проходят по индивидуальным пропускам, два целых образца.
С продажи одного Чиро серьезно проапгрейдил свой первый корабль, а второй образец капитан Иммобиле не раз вот так же крутил в руках с демонстративной небрежностью, предъявляя в качестве доказательства заслуженности своей репутации или весомости своих аргументов. Больше всего Чиро забавляла реакция публики, когда кто-то понимал, что от смертоносного содержимого их отделяет не специальный лабораторный пластик, свехпрочный и химически инертный, а полтора миллиметра стекла с повышенным содержанием свинца и ловкость рук капитана Иммобиле.
Если разобьется, будет красивый хрустальный звон, – говорил Чиро, улыбаясь и переходя в игре с ампулой от перекатов к подкидыванию её в воздух и ловлей с последовательным уменьшением количества пальцев, участвующих в броске.
К моменту, когда Чиро почти полностью сжимал кулак, ловя ампулу лишь указательным и средним пальцем, деловые переговоры заканчивались полным признанием его условий. Тогда капитан Иммобиле ловко перехватывал ампулу, пряча её в почти полностью сжатом кулаке – лишь средний палец оставался выпрямленным, пока ампула не удалялась в карман, а он из переговорной.
И хотя те времена, когда у Чиро были в ходу подобные методы общения, давно прошли, привычный жест остался. Пока мысли капитана нетерпеливо носились по пространству вариантов в ожидании Марии, пальцы, следуя игровому сценарию, закончили с перекатами и перешли к броскам.
[NIC]Чиро Иммобиле[/NIC] [STA]Корианская чума[/STA] [AVA]http://s3.uploads.ru/q4R2K.jpg[/AVA]

Отредактировано Уильям МакГроу (08-02-2021 00:23:40)

+4

12

– Рико.
Сын смотрит, как смотрят вулканские остроухие волчата на вольерной охоте. Дико, напуганно, недоверчиво. Это пойдёт ему на пользу, но страх... Страх нужен в меньших дозах. Возможно, Пэн урегулирует проблему, но разве можно доверять решение кому-то другому?
– Это не взгляд Кельх-Иммобиле.
Она выходит следом за мужем: сейчас и правда стоит спешить. И не спорить. Капитаны никогда не спорят.
Спор – это унизительно. Ведь не понимать друг друга могут только не-телепаты. Значит, у телепатов будто бы есть преимущество перед ней, чистокровной терранкой.
Чушь. Ни у кого нет перед ней преимуществ: ни у других рас, ни у колониалистов, даже у Чиро Орландо. Он тоже колониалист, и иногда Мария задумывается над тем, какие мотивы были у их брака. Несомненно, это была любовь. Но кроме неё было что-то ещё. То, что дало решимости на детей. Троих, за один раз.
Ощущение собственной ценности. По расе, статусу, по любви.
Вместо долгих рассуждений капитан Кельх, и только потом Иммобиле, взмахнула полой юбки. Чиро стоит за углом, играет со смертоносной скляночкой, и на лбу у него непокой. Мария наклоняет его за плечо и целует крепко в щеку. Шепчет на ухо:
– Не хмурься. У нас час с небольшим, пока Пэн успокоит их и отпинает. И убери это...
«Это» пугает не только врагов. «Это» нужно Чиро, чтобы чувствовать себя значимым. И Мария готова показать: ее оно тоже пугает. Трудно не придать значения тому, что убьёт быстрее фазера.
И мучительнее. Мария улыбается, утягивая мужа в каюту: в ней теплее, и нет этих гнусно-голых стен, в ней минимум металла – ведь им так просто убить. Тканью тоже, но от неё она не может отказаться, никогда не сможет снова: здесь мягко и спокойно. Каждый сантиметр подогнан под неё лично, под неё и ее мужа, и она может пройтись вслепую и никогда не наткнуться на неудобное или жесткое. Два шага за порог – и можно упасть, диван поймает, еще два – до ее кресла, в нем даже есть подставка для ног, если сесть в позу йога. Пора привыкнуть, но она никогда не избавится от нервного «даже». Будто кто-то может у неё отобрать. Будто она недостойна.
– Если выгрузить задним числом через мой запасной падд, помнишь, тот, совсем запасной, то Пэнни с мальчиками взломают его к концу часа. Нам как раз хватит времени. Иди ко мне... Садись. Ты не волнуешься, я знаю, я себя успокаиваю. Сейчас все решим. Что я должна делать?
Выходить замуж стоит за человека, который скинет твоих врагов нагишом в открытый космос. А ещё – за того, кто туда же отправит твоих детей, если так для них будет лучше. Тоже нагишом, если понадобится.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]https://sun9-50.userapi.com/c850324/v850324717/1e55b0/WPJfLX0QnHU.jpg[/AVA]

+4

13

Голос подошедшей жены вывел капитана Иммобиле из глубокой, напряженной задумчивости. Повинуясь услышанному, он сунул смертоносную склянку в карман. Играть со смертью ему было не привыкать, а вот ей… Мария ходила со смертью под руку столько раз, что возьмись кто считать, давно бы уже сбился со счету. Была ли это игра? Чиро играл по-разному. Порой как гроссмейстер, в чьей партии просчитан каждый ход, где внезапность противника выглядит банальщиной, а форс-мажор встречают словами: «Опять опаздываешь!». Порой игра была чистой авантюрой, в которой капитан Орландо Иммобиле все ставил на собственную удачу и чутье. Человек крайностей, он был непредсказуем и потому выигрывал. Но как бы ни были высоки ставки, Чиро всегда был готов к тому, что может проиграть и знал, что делать, чтобы не оказаться побежденным, как обеспечить себе возможность взять реванш.
А вот когда в игру вступала Мария, Чиро порой казалось, будто она сводит какие-то старые счеты. С кем или с чем, он не знал, но должнику капитана Кельх ой как не завидовал. И дело было не в том, что она казалась жестокой или кровожадной; она была безжалостна, как человек, однажды проигравший по-крупному и которого лишили реванша. А потому она будто брала его снова-снова в иных битвах, словно каждый бой – это тренировка перед тем самым ключевым сражением и в то же время кровавая дань во имя его свершения. Но как бы там ни было, как бы далеки ни оказались мысли Чиро на этот счет от реального положения дел, он знал одно – когда придет день той битвы, он встанет с Марией плечо к плечу, кем бы или чем ни оказался её враг.
Оказавшись в каюте, Чиро на сей раз не отдал должное обстановке своим осознанным вниманием. Он сел рядом с женой, опустившись с тяжестью, в которой читался груз напряженных раздумий, а не усталости, незаметно для себя получая тихую поддержку привычного окружения, которая вселяет спокойствие и уверенность в собственных силах.
Да, с этого и начнем, – кивнул он на предложение Марии. Чуть прикрыв глаза, сцепил пальцы в замок и, упершись в них подбородком, помедлив пару секунд, продолжил: – Барони наверняка почуяли запах крови, учитывая поспешность сделки и внезапную отмену. Думаю, они будут за нами следить. Нужно перебить им нюх, сбить со следа, а ещё лучше – пустить по ложному. Кораблям нужно разделиться. И полететь куда-то, где погорячее, по пути скинув пару мелких сошек – в одной будут дети, в другой тот, кто будет за ними присматривать. Отслеживать четыре разных цели сразу они не смогут, поэтому продолжат плестись за крупными рыбами, идущими перспективным курсом. На всякий случай сольем в эфир дезинформацию. Зашифруем её, конечно, тщательно, но не безупречно – чтобы шифровка выглядела правдоподобно, но смогли перехватить и дешифровать. Раз координаты детям подкинем мы, значит, будем знать, где их искать. Пусть летят на «Санта-Мария» и весь путь до высадки думают, что я там, но слишком зол, чтобы с ними разговаривать. Мы в это время будем у тебя готовиться к слежке за ними.
Чиро подошел к столу, постучал пальцами по краю столешницы, выбивая кодовый ритм. Раздался тихий щелчок и в столе открылась небольшая ниша, из которой Орландо извлек падд, затем вернулся к Марии, включая его и вновь садясь рядом с женой.
Я планировал парочку прибыльных дел, уже начал подготовку, в частности, позаботился о путях отхода. Мы сможем пустить наши корабли по этим маршрутам, изобразить бурную деятельность, затем вывести. Никто не поймет, что это был отвлекающий маневр. Выгодой с этих целей придется пожертвовать, поэтому цель Доры и мальчиков должна быть достаточно крупной, чтобы покрыть убытки и создать впечатление, что в обнесенных нами закромах хранилось даже больше, чем предполагалось.
Пока говорил, он листал перед Марией содержимое падда, демонстрируя маршруты, схемы строения и коммуникаций объектов, похожих на хорошо охраняемые склады, но тут отвлекся от демонстрации, чтобы взглянуть в глаза жены:
Им нужна будет помощь. Нужно решить, кто полетит с ними, а кто останется управлять операцией и приглядывать за кораблями. Я готов доверить тебе «Санта-Мария». Если ты решишь лететь, то я перейду на «Сан-Себастьян», чтобы ты была спокойна, что с ним все будет в порядке. «Санта-Мария» оставлю на старпома – он достаточно хорошо знает сектор, чтобы не облажаться, и меня, чтобы понимать, что с ним будет, если все же облажается. Что скажешь?

[NIC]Чиро Иммобиле[/NIC] [STA]Корианская чума[/STA] [AVA]http://s3.uploads.ru/q4R2K.jpg[/AVA]

Отредактировано Уильям МакГроу (08-02-2021 01:05:25)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 104. Оружие ей нужно, а не лютня