Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Интерлюдия 14. Источник Иппокрены


Сезон 4. Интерлюдия 14. Источник Иппокрены

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: 2014 г., 15 июля, 08:00-23:59.
Место действия: Шотландия, Хайленд, окрестности озера Лох-Ломмонд, деревня Ласс. 
Действующие лица: Кел Мартон, Куанатах Руан, Константин Тьери, Эдвард МакБэйн, Эдвин МакБэйн, Макс Карлайл, Дарон Меднас, Александр Хайд, Элеонора Джекил, Рэймонд Скиннер.

http://sg.uploads.ru/Nlqh8.jpg

0

2

Письма пересылали, куда бы он ни мотался. Хоть в Канаду, хоть в Австралию, хоть сюда, в забытую всеми кем можно деревушку, где из достопримечательностей – местные замки и озеро. В которое, собственно, и полетел камешек, заботливо завернутый в лист дорогой писчей бумаги с монограммой. Все живы, все здоровы, а очередной таз грязи на него и то, чем он занимается, пусть читает Ломми. Если в Лох-Нессе – Несси, то в Лох-Ломонде – пусть будет Ломми, ему не жалко, ему рядом не жить, закончатся съемки – и прощай, горный и гордый край, и так гордости через этот самый край хватает. Как назывался местный бар? «Аs t-earrach pony» – «родник пони»? Смешное и трогательное название. Не пей, братец Ди, из копытца, поняшкой Твайлайт Спаркл станешь. Вот туда и поскачем – руки на руль, ноги на педали – и поехали на окраину деревни, останавливая байк у входа. Рядом с коновязью.
Na h-aibhne a tha a h-uile mar a, – и местный бармен расплывается в улыбке, интересуясь, чего бы хотелось. – Хотелось бы uisge beatha, но я на мотоцикле…
Никто его не тронет, да и вас тоже, вон наша полиция, – кивок в сторону методично напивающегося шерифа, и на стойке, как по мановению палочки, появляется граненый стакан мутновато-зеленого стекла. Скотч казался болотной водой, мхом, отдавал одновременно дымом и легким, едва заметным запахом осеннего засыпающего леса. И это странным образом притягивало, глоток – и терпкость чуть касается языка, алкоголь и не ощутим, он впитывается словно в песок, оставляя удивительный мягкий вкус, от которого незаметно хочется облизнуть губы, не уронить ни капельки.
Taing, – и в стакан щедро падает порция раза в два больше.
Приятно видеть ценителя, – бармен улыбается уже не дежурно, но стоит двери скрипнуть – и он снова заученно протирает кружку.

+6

3

После встреченного у самой воды рассвета хотелось вытворить что-то странное, веселое и невероятно идиотское - например, танцевать и как следует напиться, пока есть возможность, или наоборот, сначала напиться, а потом танцевать. Можно даже на барной стойке, если тут найдётся таковая, но можно и просто по набережной, в конце концов, кто будет его останавливать? Не коллеги же, которые и сами, похоже, не прочь расслабиться. Главное не напоить никого так, как вышло пару лет назад, когда он автостопом пробирался через Голландию и подбил водителя поспорить, кто больше выпьет, а потом ещё два дня сидел в местном мотеле и ждал, пока тот сначала протрезвеет, а потом перестанет умирать от похмелья, но зато выиграл две сотни евро и оплату всей попойки.
Ирландец коротко хмыкнул, потягиваясь всем телом и поворачиваясь в почти изящном резком движении. Нога неприятно заныла, требуя нормального отношения и покоя, а не наворачивания километров по буреломам вокруг озера, но не подвела, позволяя вытянуться в закрученное и очень хрустящее всеми суставами.
А бар, кстати, нашёлся неподалёку – вполне себе приличный, позволяющий даже вообразить, что можно было бы учинить, не будь почти вся мебель предусмотрительно прикручена к полу. В баре обнаружился ещё и собрат по несчастью, стакан и бармен, запах чего-то довольно симпатичного и интересного, батарея бутылок и не сильно кусачие, даже с учётом лежащей в заначке суммы, цены.
Взгляд зацепился за надпись на стене, но на гэльском, а тем более на смеси трёх языков, Куанахтах не читал от слова «вообще», предпочитая либо английский, либо универсальный жестовый – «налей ещё», «вот ту бутылку» и «вот тебе с чаевыми». Облапив знакомую спину, он радостно фыркнул, замечая в череде этикеток знакомые названия – «Гарцующий», Егерь, какой-то ликёр из тех, которые ему советовали уже давно...
То, что можно поджечь и пить, на ваш вкус, дважды... или трижды? – кивнув бармену, Ирландец чуть толкнул Кела в плечо. – Это твоя зверюга за дверью?
Подожжённый – и правда горит! – стакан он не накрывал рукой, как, по идее, было бы правильно, а просто опрокинул в себя, выдыхая небольшой дымок, тут же развеянный следующим выдохом. Пошло хорошо, даже очень, но до желаемой кондиции следовало бы повторить раз этак двадцать, если не больше, и он, привычно пробежав пальцами по тонкой ниточке на запястье, задумчиво пододвинул к себе второй стакан.[AVA]http://ru.tunes.zone/poster/person/full/26/41/77/0/264177-fotografii-iz-30.jpg[/AVA]

+7

4

Не здоровайся за руку с каратистом. И лучше бы и за плечи не обнимать - в самом-то деле, задумался так, что мог бы и на захват перевести, и через руку бросить на стойку. Но вовремя опомнился, молодец, еще реакции хватает. Всего-то коллега и приятель решил радостно поприветствовать будущего собутыльника – в последующем развитии событий Кел нисколько не сомневался. Голова у рыжего крепкая, следовательно, пьянка обещала быть интересной, долгой и, по возможности, веселой. А именно этого не хватало до сведенных в кулаки пальцев, до нервного взгляда, тут же сменившегося легкой заинтересованностью.
Если ты о байке – мой. Если о том ослике, который из-за забора выглядывал – даже не родственник. А чего это ты не на площадке сегодня? Ладно, у меня первый законный выходной, так и без моего присутствия эпизодов хватает. Или наш «гревний дрек» Атанасиос-ибн… ибн… как же его по батюшке, по матушке сразу и за глаза неудобно, решил отпустить всех на четыре стороны и не утруждать творческую душу прозой слов «мотор», «дубль», «снято» и «статую Зевса вам в межьягодичье, кто опять без страховки?»? – Кел благодарно кивнул бармену, который молча поставил перед ним две бутылки с дымчато-опаловым виски. – Будешь? Это местный и неплохой.
Хороший монолог, кстати, длинный. Значит, пока еще трезвый, в выпившем состоянии Мартон предпочитал отмалчиваться, улыбаться и преувеличенно вежливо выслушивать собеседников.
Что поделать, выучка в крови, к вину приучали с семи лет, к крепким напиткам – с четырнадцати и все время, пока учился, тренировали, как пить не пьянея, как вырабатывать правильную линию поведения, определить норму и после нее - незаметно избавляться от спиртного.
А еще – общага. Где пили все. И слова «pervach», «bormotuha» и «denaturat» звучали нормальной возможностью посидеть на кухне, расстреливая непочтительных к будущей элите дипслужб тараканов.
Это потом был мир со всеми возможными абсентами, граппой, шнапсом, писко, виски и списком алкоголя, по которому карту впору составлять. А сейчас и здесь – дымный и пахнущий корочкой хлеба напиток с мягким тянущим привкусом хвои.
С тебя тост, как с опоздавшего. Скучно просто так надираться. 

+7

5

Площадка, площадка... после того, как режиссер запустил в Куи не просто свою табуреточку, а довольно увесистый томик сценария с комментарием, из которого приличными были только предлоги да запятые, Ирландец все-таки оставил в покое несчастный эпизод с чьей-то там героической смертью (кажется, МакКензи, с которым ему предстояло работать только через месяц) и, въедливо уточнив расписание на ближайшие пару дней, съебался в закат под облегченные и почти счастливые выдохи съемочной группы.
Впрочем, зачем это Келу?..
За фигуру Кравиц и чтоб сценаристу икалось! – второй стакан, залпом улетевший еще перед тостом в глотку, согрел уже чуть более ощутимо, а виски, набульканный не на «два пальца», а на ладошку, скользнул вслед, развеивая дымок. – Бармен, а закусь можно какую? Или лучше – пожрать, просто кусок пожрать!
Что ж, эти бутылки вполне подходили под аперитив для весьма устойчивого к выпивке Куи, которому хотелось надраться уже с тех пор, как ему выдали сценарий, не предусматривавший ухода в отрыв еще на полгода-год-два-три, «смотря как пойдет», с честной рожей заявил сценарист, не получив в эту саму рожу только потому, что охренел Ирландец от этого весьма и весьма.
Принцесса, бля... – привычное начало фразы было проглочено очень быстро, превращаясь в более спокойное:
Кел, а вот нахуя ты поперся меня тормозить, а? Или это, поэзия в душе взыграла, и ты, как пафосный герой, поперся поперек софита и чё-то там его ловил?
Неожиданная импровизация легла на язык легко и сходу, а Куи, заржав, как конь строевой, ирландский тяжелоупряжной (и хорошо хоть, что не пони шетландский!), нащупал в кармане бумажник, в котором (внезапно для самого хозяина) отыскались несколько стофунтовых купюр - разумеется, не английских, а шотландских, что весьма положительно сказалось на настроении мужчины за стойкой. Легли ровной стопочкой - шесть стофунтовых, четыре по двадцать.
Это заранее, сдачи не надо, – деньги тут же исчезли под ладонью бармена. Разумеется, при цене бутылки виски в двадцать фунтов кто же откажется от халявных трех-четырех сотен? – Плачу за всех, кто придет от «Зачарованного леса», я тут байки наших тату-десантников видел, а Джекил и Хайд от выпивки вроде не отказываются, да и Тьери тоже...
Мясо с кровью, без? – уже добрее отозвался бармен.
Средне, и посолить не забудь, – и Куанахтах тут же обернулся к Келу. – Второй тост с тебя, и Принцесса, бля, лучше за наши отношения, но умоляю, только не за здоровье!
[AVA]http://ru.tunes.zone/poster/person/full/26/41/77/0/264177-fotografii-iz-30.jpg[/AVA]

+3

6

Хотелось… То ли цветок понюхать, то ли убить кого. Вот прям с утра, и этот «кто-то» имел очень узнаваемые и аппетитные параметры ихнего режиссера… Аппетитные в смысле наподдать как следует… В ответ, между прочим! А то этот светоч кинематографии так вчера подвернувшимся реквизитом по костиковому тылу врезал, что на бедре синяк остался. А и хотел-то всего без страховки полезть на какой-то там камешек, метров двадцать в высоту… так не двести же! Мартону, значит, можно выпендриваться, Руану выёбываться, а Тьери и попробовать нельзя? Дудки! Свинская, совершенно необъяснимая дискриминация! «Хватит ему одного рыжего козла!» - это гастрономические предпочтения самого режиссёра, а у нас, между прочим, демократия.
Костик мрачно брёл рядом с озером, каким-то там «Лох», отфутболивая в приветливо чмакающие воды подвёртывающиеся под ноги камушки, представляя, что каждый раз попадает… да понятно, в кого попадает, только тому, как об стенку горох… И вообще, он собирался слинять в выплюнутый вчера в спину режиссёрским фальцетом «выходной завтра», и побродить по окрестным холмам, может, еще скалу какую найдет, потренируется… пожрать только надо. И с собой чего прихватить.
О, вон там как раз местный бар, можно и туда…
Перемахнув через низенькую живую изгородь, после обрезки сильно смахивающую на щетку из прутиков, к которым забыли приклеить листики, Костик с глубокомысленным видом поизучал слово «pony» в названии заведения, слегка разлапистые уши дремлющего поодаль ослика и такой знакомый байк…
– «И как ему удаётся целым оставаться? Арии, и то бы позавидовали…»
Рыжий толкнул дверь и ввалился в помещение, заполненное тонкими, но такими аппетитными запахами.
– «Ага, плотность рыжих на один бар увеличилась вдвое… И почему я не удивлён?»
Тьери мог поклясться, что когда он открывал дверь, прозвучал столь любимый Куи артикль…
Привет, железная раса, – парень приземлился на свободный стул, напоминающий жирафика, аккуратно попавшего под бензопилу на уровне талии, – Вас что, тоже любовным пинком Атаса в отдых отправили? Мне, пожалуйста, позавтракать чего, на ваш вкус… и кофе. Черный. Без сахара, – это уже в сторону бармена.
Хм… Костику показалось, или этот служитель шейкера и стакана посмотрел на него с какой-то непонятной ухмылкой?..

+3

7

Уже через несколько минут после приезда оператор со всем своим нелёгким скарбом – рюкзак с личными вещами, три кофра разной техники и аксессуаров для неё, штатив – бодро преодолевал дорогу вокруг озера.
Ещё час занял путь по живописным холмистым окрестностям только-только начинающего просыпаться городка. Да, дорога заняла бы гораздо меньше времени, если бы не профессиональная привычка Тониуса снимать запомнившиеся кадры. Виды просыпающегося мира, без людей и их построек, как он справедливо полагал, могли пригодится и в съёмках космооперы. Чудесные букашки и жучки, снятые на макросъёмке, могли стать грозными противниками космических исследователей, а холмы над взморьем – неисследованными уголками далёких планет!
Вот только вот та корова мешается.
Уйди, скотина! – вслух подумал человек, но упомянутая мохнатая скотина сонно жевала траву, не особо задумываясь о красоте мира вокруг.
Когда колокол на далёкой башне старой ратуши пробил девять утра (а был ли колокол? Или всего лишь аудиозапись?), и этот звук раскатисто прокатился по проснувшимся улицам городка, одинокий путник добрёл до небольшой таверны на берегу залива.
Устало переставляя ноги, он вошёл внутрь паба. Заботливо опустил треногу штатива и кофры на пол. Скинул ставший невыносимо тяжёлым рюкзак рядом с со стулом. Опустился за столик у окна.
Кажется, в пабе был свой собственный уют и неброская красота. Но усталость брала своё.
Подошла официантка, что-то спросила и положила перед ним меню. Тониус громко зевнул, прикрыв рот рукой.
Где-то рядом мяукнула кошка. Этот звук вывел его из сонного оцепенения. Кажется, прошло не так много времени, и девушка ещё не успела отойти от его стола.
Двойной... Нет, тройной эспрессо. И яичницу, пожалуй, – устало сообщил оператор, глядя на перечницу и салфетки посредине стола. К меню он даже не притронулся, но девушка ушла, оставив книжечку рядом с ним.

Отредактировано Карл Тониус (15-12-2019 13:32:47)

+5

8

согласовано с Эдвином МакБэйном

Эдвард лениво вытянулся на шезлонге, специально ради этого дела сколхоженном (как выразился Корицкий) из нескольких трубок и бывшего гамака для съемок, порванного чьими-то добрыми руками. Вытянулся, перевернулся, подставляя уже обросший зад в труселях с Энтерпрайзиками (подарок от Кристиана оказался очень кстати!) солнышку, довольно мурлыкнул и запустил лапу в миску с клубникой, добытой в неравном бою у Кравиц.
– А поделиться? – донеслось сбоку фырчание, в котором опознавался Джо, освобожденный от съемок на целых три дня, пока по площадке ловили других… неуловимых. – Эй, мистер спецагент, делиться не учили?
– Делятся – амебы. А тебе… Клубни-и-ичку? – ехидно уточнил Джим, прикрывая рукой шею, по которой весьма предсказуемо прилетел кусок чего-то мягкого. Кажется, мышка кого-то из котиков, которых использовали в качестве кы…
– Mo chreach! – и, как и следовало ожидать, по спине тут же проехался кошак, победно взмявкнувший при поимке. – Джо, блять!
– Не блять, а полюблю и дам,  – почти мирно отозвался младшенький, подъехавший поближе и запустивший лапу в клубнику. – Сам виноват.
Эдвард потянулся еще раз, почесал царапины от когтей, слава всему, что не кровавые, а просто белесые следы – и наглющим образом переставил миску подальше, ровно туда, куда младший бы при всем желании не дотянулся бы.
– Джим, хватит издеваться…
– Встань и забери.
– Встану и заберу.
– Ну вот вста-а-аунь и забери,  – Эдвард зевнул, уронил голову на руки и только приготовился задремать, позволяя себе прогреться на далеко не всегда ласковом солнце Хайленда, как ощутил на себе весь вес второго МакБэйна, далеко не самого хрупкого в округе мужчины.
А еще – ласковый-ласковый, вкрадчивый-вкрадчивый голос над ухом.
– Встал. Забираю…
После того, как получилось вдохнуть (а на вас когда последний раз хряпались восьмидесятикилограммовой тушкой?), Джим проследил взглядом расстояние до коляски. Ну что, дразниться – помогало… как минимум метр двадцать было, два вполне себе полноценных шага, а с учетом всего происходящего – и три.
– А теперь слезь с меня, понь шотландский! – но на это Джо не обратил ни малейшего внимания, задумчиво поедая честно упертую у старшенького клубнику. Ну, а что… сам сказал «встать и забрать», сам пусть и страдает. Тем более что кости целы, одна гордость только пострадала, в этом он был уверен, иначе Эдвард не фырчал бы, а либо шипел, либо орал благим матом. Ну или неблагим. Кто его знает… прифейранутого. В конце концов, еще никто не умирал от того, что на нем немножечко посидят перед тем, как обратно располагаться. На колесиках.

Отредактировано Эдвард МакБэйн (11-06-2020 20:42:11)

+7

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Интерлюдия 14. Источник Иппокрены