Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 115. Я беру своё там, где я вижу своё


Сезон 4. Серия 115. Я беру своё там, где я вижу своё

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Время действия: 2447 г., 4 марта, 16:00-00:00.
Место действия: космостанция на орбите Юпитера.
Действующие лица: Мария Кельх (Мария Кравиц), Интар Джар`ра (Кел Мартон), Бенет Фалк (Константин Тьери), Неро Дини (Эдвин МакБэйн), С`Андарак (Джек Каннингем), Март Ландаль (Томас Коффури), Орис Антере (Дарон Меднас), Мири (Куанахтах Руан), Тодд Сонг (Куанахтах Руан), Звезда (Нарья Руско).

http://s5.uploads.ru/de3X0.jpg

0

2

Возьми себя в руки, дочь самурая, – вспомнила Илла и наморщила хорошенький носик. – Скука. Этот совсем ушёл? Точно-точно?
Откуда-то из-за угла доносились спешные шаги, и Илла посчитала, что медлить всё-таки не стоит: мало ли, кто ещё забредёт к этому болезному, и мнущаяся под дверью медсестра почему-то с противопоказанным ему гипо была бы зрелищем странным... Особенно для старших офицеров.
Они здесь красивые, умные... В смысле, дотошные, тщательные, всех своих из экипажа непременно знают в лицо. А ну как капитан пройдёт? Недооценивать врага вредно для организма!
Дверь была совсем рядышком, просто рукой подать: три шага, пара тыков пальцем – и она распахнулась. Внутри было темно, как в прижизненном склепе, и пахло... как пахнет в палате. Потом, болью, лекарством. Это Илла чуяла хорошо, в интуиции ей нельзя было отказать.
Но пахло в каюте и чем-то ещё, Илле раньше не встречавшимся. Это что-то, не такое соленое, как слезы, не такое хриплое, как шепот больных, не такое неразборчивое, как смятенные чувства того существа на кровати и ещё одного, того, что остался там, за дверью, и ушёл к себе – чем-то ещё враждебным и нервозным, как паранойя. Как ещё одна интуиция.
Коротко пожалев о том, что она не догадалась припудриться посильнее и сделать хоть немного грима – зачем простой медсестричке грим, глупости же! – Илла вздохнула и улыбнулась легко: ничего. Ничего страшного, он просто не успеет, этот следующий номер на местной кровати.
Здравствуйте, лейтенант-коммандер Дини. Я из медотсека, вы вызывали?
...и глаза синие-синие. У предыдущих номеров было не так. Она просто входила, делала укол... Протирала кожу спиртом, как в доисторические времена, спирт работал катализатором, и нужно было всего лишь вовремя уйти, но этот... Наверное, это оттого, что он был на её планете. Да-да, все верно, с ним работали профессионалы, он не мог не вынести ничего, кроме травмы тела. Ему что-то сделали с душой, раз он смотрит так...
И Илла совершила первую ошибку: она промедлила на пороге.

http://sd.uploads.ru/tj6Ps.jpg

[AVA]https://pp.userapi.com/c850720/v850720284/1713a5/sE0zsu2sqqM.jpg[/AVA] [NIC]Илона Кински[/NIC] [STA]...только имя[/STA]

+5

3

Один бог, которого, естественно, нет, знает, почему искин жилых помещений станции пригасил свет в каюте бывшего старшего навигатора пропащего «Стража» не просто до уютного полумрака, а до практически ночного режима. Вероятно, среагировал на опущенные веки и плотно сомкнутые ресницы Дини, да и сидел тот в позе дремлющего – откинув голову на спинку кровати… которая была и стеной спальни одновременно. Наверное, это и к лучшему было, темнота иногда милосердно скрывает от лишних глаз то, что для них не предназначено. В темноте легче терпеть и бороться с отчаянием.
Именно оно накатывало на Неро, самое чёрное и горькое. Именно в нём нужно не захлебнуться.
…нужно ли? Кому до этого есть дело теперь? Семья? От семьи он обязан держаться подальше ради её же блага… ради безопасности, ради жизни родителей и брата, в конце концов. Экипаж? Но это больше не его семья, всё, комиссован, уволен в вечный запас, вылущен из обоймы, как отстрелянный патрон. Теперь только доживать... а этот унылый процесс чем короче, тем лучше.
Да, нужно связаться с Гейдельбергом, рыцари снова выбьют место в «Приюте странника», теперь уже бессрочное... – кажется, на стиснутых зубах опять скрипнула та твёрдая, будто алмазная, мелкодисперсная пыль, которая только и осталась от Валдиса, и навигатор едва сдержал рвотный позыв. Опять пробило холодной испариной, Неро смахнул её, щекочущую, с виска ладонью, с груди, но тут лучше краем одеяла... оно хотя бы впитывает. Боже, несёт, как от козла, от лекарств даже запах тела какой-то нечеловеческий… будто заранее. 
И будто в ответ на то, что он слабо завозился на своём ложе стра…даний, отнюдь не страсти, свет в каюте начал делаться ярче – уже не только тусклая, грязновато-жёлтая подсветка по краям кровати горела, но и верхние лампы зажглись, пусть и вполнакала. Ах, нет, это не в честь его счастливого оживления, это просто посетитель. И код замка на двери знает, значит, из медотсе...
Женская фигурка в дверном проёме, ярко освещенном из коридора, перестала быть четко вырезанным плоским силуэтом, приобрела объём, цвет, и в резко потемневших глазах штурмана... и штурмана космофрегата «Ётун» тоже, плеснул самый настоящий, ни на волос не укрощённый ужас.

…Стекло. Стекло с перламутровым, еле заметным отливом. Настолько тщательно протёртое, что кажется, будто его и нет. Только по смазанным, бледным подушечкам пальцев и ладошкам девушки, прижатым к невидимой преграде, догадываешься – стеклянная стена есть всё-таки. Но ведь застеклённая галерея высоко, как же оказалось, что я на одном уровне с её глазами?.. Какое прекрасное лицо! Прямой нос, маленький женственный рот, большие фиалковые очи. Золотистые волосы уложены в простой тяжёлый узел на затылке, забранные в него локоны у висков завиваются немного… Напоминает что-то такое знакомое… да это же Афина Паллада, только без её знаменитого шлема! Ну конечно! И смотрит так же бесстрастно. Она меня видит? Видит?.. Нет, просто скользнула взглядом, смотрит вниз.
Кто там растянут на столе? Эка, крепко же бедолагу закоротило! Техника тут чуть помоложе египетских пирамид, однако ж, зачем менять, коли работает исправно. Интересно, а стол в виде креста – для удобства персонала, или в честь крёстных мук?.. Вот и шипастый венец на голубчике имеется… В белом венчике из роз…
Белая меховая накидка у неё постоянно съезжает – подкладка белого шёлка соскальзывает с обнажённых плеч. Они у неё гладкие, лилейные – такое смешное прилагательное раньше было. Ей холодно? Или это тоже часть церемониальной одежды, вроде монархической горностаевой мантии? Она, наверно, принцесса, раз носит лиловый шёлк. Лиловый – цвет любви у японцев…
Вообще-то в платье, длиной до самых пят, падающем мягкими складками, ей здесь, конечно, прохладно – вон, даже иней на стенах. Шалтай-Болтай сидел на стене… ай! И, как положено, свалился во сне. Ух ты, как обжигает бока этот иней! Ётун – инеистый великан… Ну вот, точно, на стенке от меня след остался… 

Вы... – подавился хриплым выдохом Неро. В висках оглушительно стучало – она реальна, это она, она, она... – Вы Илла, жрица Онталы... – он помнил это же ледяное любопытство во взгляде сверху, с галереи, окружавшей анатомический театр, помнил эти скульптурные складочки у губ, как у античных статуй богинь, помнил, как соскальзывал белый мех палантина с этих идеально женственных плеч. – Ты снова пришла посмотреть на мою агонию, девочка?

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

+6

4

Какая симпатичная девочка, – подумала Маша, заламывая руку медсестры за её тоненькую спинку.
Вернее, сначала она как-то оказалась внутри. Этот момент выпал из памяти. Кажется, Интар открыл дверь, рыжий нахал Мири попытался оттеснить её плечом, но она протиснулась, как полагается офицеру, быстро и с фазером в руке.
Почему она бросилась к медсестричке? Это тоже забылось. Теперь, дыша в розовенькое ушко и недвусмысленно выкручивая ей плечевой сустав, Маша быстро анализировала: вероятно, это из-за позы. Она была... угрожающей. Или из-за голоса Неро. Что говорил мистер Дини, Машенька из-за спины Интара не расслышала, но тон...
Или из-за того, что из кармана девочки-раскрасавицы-медика торчал гипо. Настоящий, колючий. Тот, которым вполне можно было убить штурмана.
Капитан, здесь гипошприц. Заряжен неизвестным раствором, – коротко отрапортовала Маша и принялась обшаривать карманы медсестры на предмет таблеток и любого другого формата лекарств, подходящих Неро. Не нашла. Даже удостоверения не нашла.
Мэм, я оставила в другой форме... Я Илона Кински из медотсека станции...
Вот не надо мне тут, – вздохнула Маша, понимая, что барышню точно нельзя отпускать. Она вспомнила. Вспомнила, почему только что заломала ей руку, влезла вперёд Мири, едва не отталкивая Интара – барышня шла к штурману, опустив руку в карман, как на рукоять фазера. Но там был гипошприц.
В принципе, для Неро что одно, что другое – один черт.
Маша посмотрела в глаза штурмана. Глаза блестели.
Не зря.
А теперь, милая, я вам объясню. Медотсек не мог...
Девочка рванулась, выворачивая ладонь и локоть; Маша пропустила важный момент в уверенности, что уж её-то сил... Гипо прилетел Второй в бедро, всаженный едва не по рукоять.
Растяпа, – подумала Маша, сноровисто скручивая бойкую медсестричку в бараний рог и выкидывая почти пинком из каюты:
Капитан, я до поста СБ, медотсека и обратно, – и в комм через мгновение. – Лейтенант, двоих мне, конвой до станционного медотсека, потом заберёте подозреваемую. Вероятно, пойдёт под трибунал. Осторожно, колется... Неопознанной дрянью. Скоро буду, держите на связи. Я не знаю, что было в этом гипо. Да. Да. Да, я уже иду. Пошли, киска, сейчас спросим у твоего босса, как ты так быстро ответила на вызов штурмана, пришедший на капитанский падд... Там прослушка? Но это ведь был падд Ландаля. Привязка к капитанскому коду? Можешь не отвечать, всё равно сейчас разберусь...

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+7

5

Джаффа не умели читать мысли – только снимать эмоциональное состояние, навык, позволявший не сдохнуть из-за переломанной бывшими хозяевами иммунной системы, жизненно необходимый после возраста прим'та. Кто-то шёл дальше – развивая чувствительность, учился замечать связь между эмоцией раба и словами, и таких, пожалуй, и правда можно было считать телепатами, но Мири никогда не видел в этом пользы. Ему хватало запахов – тягучих или невесомых, резких, острых, пряных, на любой вкус, и он жадно стремился получить именно те, которые тянули его к себе с первого мгновения.
Этот – тянул. Заставлял нервно дрожать пальцы, сведённые внезапной голодной судорогой, заставлял почти рычать, когда женщина (имя – Мария, называть либо по имени, либо по званию!) оттёрла его в сторону, выводя наружу существо без эмоций, которое могло... навредить его донору? Пусть даже пока и потенциальному? Рука дёрнулась сама, сжимая отданный Интаром короткий кинжал, но тут же опустилась, как только Принцесса ограничил движение. Не трогать? Ладно. Это его корабль, это его право.
Снова потянуло вперёд, накопитель, как-то быстро остывший в руке, кольнул пальцы холодом, раненым зверем взвыл голод внутри - псёныша ему не хватало после того, как пришлось столько времени держаться практически без поглощения. Качнуло на шаг, как пьяного, дрогнула вторая рука, выполз на лицо злой голодный оскал, обнажая слишком короткие для этого джаффийские клыки (откуда-то прорезалась несвоевременная мысль – если Интару в детстве их спилили, то что сделали с местным Принцессой, чтобы скрыть квенийские «лезвия» на обеих челюстях?). Хотелось жрать. До тошноты, до режущего в желудке провала, до медленно леденеющих пальцев, а за ними кистей, запястий, предплечий – кровь в венах сейчас свернулась бы прямо на глазах, если бы кто-то осмелился ранить джаффу.
Я, – Мири сглотнул ставшую вязкой слюну, вчуялся ещё раз – и чуть не захлебнулся предвкушением и восторгом. – Интар, я...
Голос сорвался на утробное довольное ворчание дакарского ящера, затих рыком в глубине глотки. Джаффа тряхнул головой. Перед ним был человек – гражданин, которого нельзя было объявить принадлежащим, только по договору или лишив гражданства, тьфу, это же не законы Империи... нет, он не мог сейчас заявить, что теперь этот источник запаха принадлежит ему.
Вывернулась, выдвигаясь вперёд и вниз и неестественно приоткрывая коренные, нижняя челюсть, позволяя вдохнуть полнее и глубже. Вдох – гортанный, еле слышный, рык. Выдох – почти скулёж, не двигаясь с места, потому что Принцесса всё ещё сжимает запястье почти до боли.
Интар-р-р... iquista... lehtya ni...
Крупной дрожью по телу прокатилась ледяная волна, за ней – огненная. Плохо. Выброс адреналина начинал сжигать тело изнутри, и сознание не имело ни сил, ни энергии, чтобы это остановить. Это был не страх – скорее, озлобленный рявк зверя, желающего вырваться из капкана.
Maita! Ni firin!!!
___
Пожалуйста.... отпусти меня.
Голод! Я умру!!! (кв.)[NIC]Мири[/NIC]

Отредактировано Куанахтах Руан (08-10-2019 08:02:25)

+7

6

Одно из любимых выражений Олежки, произносимое им в момент легчайшего воспитательного подзатыльника молодому офицеру СБ – «Ne lez' popered bat'ki v peklo» – сейчас впору озвучить Марии. Да и не только ей, Мири тоже хорош, рванул на полном варпе, не сработай реакция – ничего бы они не узнали от той девушки.
И – едва сдержать себя, чтобы не ринуться и не повредить эту хрупкую шею, выворачивая ее. Не до смерти, до паралича. Она тронула Марию! Она пыталась навредить Неро.
Мария, ее – СБ, ты – к медикам, – внутри все похолодело до немого действия, без эмоций и чувств, судорожная дрожь Мири и его слова – почти умоляющие. Его рука, дернувшаяся в ладони Джар’ра, и тут же замершая.
Интар бросился к Неро, опускаясь рядом с ним и обнимая, как младшего, пытаясь дать опереться, не выпасть из постели, почувствовать, что рядом – свои. Все это время джаффа то ли на инстинкте, то ли на знании, держался между Дини и остальными, то ли закрывая его, то ли…
Неро, мы здесь, все хорошо, сейчас все будет хорошо, – тон голоса абсолютно ровный, спокойный, в прикосновении – сила и возможность не упасть, опереться, разрешение ненадолго принять помощь офицеров, своих, тем, кому завтра потребуется твоя. – Неро, смотри на меня, пожалуйста, держись.
И замутненная то ли болью, то ли усталостью синева – почти сапфировый бархат этих глаз. Штурман, еще секунду, дайте нам еще секунду.
Мири, ты же можешь, действуй, ни у него, ни у тебя нет времени, – и осторожно «передать» Дини в руки рыжему, бережно придерживая двоих.
Тот самый миг, когда понимаешь – сейчас либо выживут оба, либо – никто. И остается только непреклонная воля. Держать их двоих, придерживать, не дать упасть ни одному.
Интар тихо склонился к уху Мири:
Вы нужны друг другу, как равные. Иначе – не смей! – хлесткой плетью приказа, впервые с того момента как увидел. И – отпустить. Здесь уже без него, здесь – удержатся. Потому что руки Мири надежно и осторожно держат штурмана. Потому что из глаз Неро уходит тень. И капитану пора. Он и сам здесь – тень, не больше.
Джар’ра поднялся почти моментально и ринулся вперед. Мария, его офицер, помощь нужна и ей, какой бы стойкой она себя не считала. Он должен быть рядом. Поэтому – снова вперед. Быстрым шагом, насколько возможно быстрым, чтобы не привлекать внимания.
Интар успел ровно к тому моменту, чтобы увидеть, как дверь секторного медотсека закрылась за Марией. Значит, сдала нарушительницу СБ и в точности выполнила приказ командира. Он стал возле двери, внимательно наблюдая за окружающими, и достал падд. Если все в порядке – она выйдет сама. Если нет – медики сообщат капитану – так положено по уставу, и он войдет сразу же. Но пока что – ни на шаг отсюда. Ждать. Самое страшное – ждать и бездействовать.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+7

7

Неправда, будто он не успел испугаться. Вполне успел, внутри всё смёрзлось и застыло, но… всё же куда ярче ощущался гнев, вернее даже – обида, тягучая и едкая: эта хорошенькая пигалица, чего, опять увидит его распятым болью, распластанным... жертвой? Ну уж нет!
Как раз на этом «Ну уж нет» под ладонь штурмана, неосознанно шарившую по тёплому и скользкому от гладкости подиуму ложа, окружавшего постель эдакой полкой, попался коммуникатор. И не поймёшь – Дини швырнул его в отчаянной попытке всё-таки как-то задержать красавицу-убийцу, то ли чисто с досады. Второе, если честно, было ближе к истине – проснулся-таки в корианце темперамент, обычно затоптанный в ноль. Разумеется, девушка уклонилась – легко, с изяществом танцующей белой змейки. Неро не удивился, хотя бросок получился на диво прицельным.
Кому же ты служишь теперь, белая жрица любви и солнца? Милосердной и мудрой богине-змее, связывающей разорванное?.. – совершенно отстранённая, академически-спокойная мысль никак не вязалась с моментом, в который к навигатору невыносимо грациозно подступала белокурая и улыбчивая смерть с милыми ямочками на щеках. Принцесса-грёза, убийственная танцовщица…
…как Марии, ворвавшейся вихрем, удалось её остановить, штурман отследить не успел – будто течение времени резко, в одно мгновение, изменило скорость: вот с вкрадчивостью медовой струи течет Илла (Илла – «золотистая»), а вот он уже замята с вывернутой рукой и на цыпочках от неловкости позы. И не скажешь, что этот миг Дини проморгал – мигнул он, лишь когда мисс Кельх сказала что-то, а медсестричка ей ответила.
Мир отмер. Можно ли так сказать про Неро – оставалось вопросом, пока он не крикнул (в кои-то веки!) хрипло и всё-таки негромко:
Маш, не причиняй ей вреда, она… она всего-лишь девчонка!..
Что?.. – вот теперь он моргнул ошарашенно: он действительно это сказал? Не о милой медсестричке Илоне Кински, (другим можно заливать, не ему) о той самой полубогине, что без капли жалости наблюдала с балкона экзекуторской за его и не его муками и сейчас пришла, на минуточку, убивать? Серьёзно? Он просил не вредить ей? – навигатор опять оцепенел, переваривая невозможное – он же ненавидел их. Он их всех ненавидел... выгорал до пепла этой ненавистью, но ведь она действительно всего лишь девчонка, такая же, как Викки, к примеру. Как Фернандес… Итильм был всего лишь храбрым мальчишкой, которого превратили в заводную куклу с неизвестной ему самому задачей, вложенной под стёртую память. Разве с этой девушкой не могли сделать того же самого? Да просто воспитанием... 
Ненависть, где же хоть какая-то ненависть? – оглушённо зависал Неро, снова не мигая, и его глаза блестели горячо и сухо, как в лихорадке. – Где хотя бы страх, о котором еще пятнадцать минут назад говорил Сэ? – чувство времени работало даже сейчас, и добавляло потрясённости – неужели всего четверть часа прошло, вместив столько всего. Штурман не слышал новой возни вооруженных женщин, странных, скулящих слов рыжего коллеги, которого капитан Джар`ра почему-то держал за руку, и которому делать тут было совершенно нечего – настолько глубоким был ступор. Лишь от прикосновения Интара будто стеклянная завеса рухнула, отгораживающая от всех и вся.
И тогда начал валиться сам Неро. Не придерживай его объятием уже капитан «Тауруса», он бы попросту упал – так накрыло слабостью и болью, выедающей, выжёвывающей каждый нерв ниже пояса. Слова джаффы навигатор слышал, а вот понимал ли... просто смотрел. Смотрел в глаза, на движение губ, чтобы не отключиться совсем. Даже хлёcткий возглас дошёл до сознания только как звук, изменение интонировки, но смысла своего не донёс, просто джафф рядом стало двое. Вернее – два, а потом сразу один, но другой. Сонг вместо Джар`ра. Но джаффа всегда держат надёжно, чьи бы руки ни лежали на плечах, не давая стукнуться затылком об отвратно гладкую спинку спального места. А потом из поясницы в скрученный спазмами живот протекла мятная струйка, становясь все шире и ощутимее, стекая в бёдра, в пах, в ноги...
Дини глубоко вздохнул, он вообще, кажется, впервые свободно вдохнул за эти невозможные полчаса. Стремительно, как вода в раскалённый песок, оставляя лишь белёсые, полупрозрачно-тающие завитки остывающего пара, боль уходила, быстро, так быстро, так быстро не бывает!..
Она, видимо, меня всё же укокошила, а я и этого не заметил? – пробормотал Неро сипловато.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (27-10-2019 16:02:56)

+6

8

По ноге расползался синяк. Маша не была бы в этом так уверена, если бы он не выглядел как синяк, не болел как синяк и не ощущался в целом физически и морально как синяк. Большой такой, темный-темный.
Обидно. От такого врага такие синяки не получают.
Это тебя... Как это? – сопнул с присвистом медбратик, сноровисто орудуя трикодером, а второй и третьей рукой заряжая с десяток гипо. – Ничего опасного для гуманоида, простой физраствор с минимальной дозой органического мутагена... Будет чесаться, но я не уверен. Введу антигистаминное, бета-блокаторы, адреналин для разгона... От бешенства на всякий случай уколоть?
– Не надо. И адреналин не надо, этого у меня хватает,
– фыркнула Машка, одёргивая юбку и подтягивая колготки. – В следующий раз на задержание малолетних бестолочей пойду в штанах-ватниках.
Бесполезняк. Проколет,
– поделился медбрат, протирая шею Маши ваткой и всаживая подряд три гипо. – И всё-таки я уколол от бешенства.
Маша вылетела в коридор, потирая шею и пылающие уши, и чуть не врезалась в капитана.
Укол от аллергии, укол от мутагена и укол от бешенства, – поделилась она, сдувая с лица волосы. – Дамочка правосудию сдана, Кевин и Т’эллик повели её в карцер. Как штурман? Она его гипнотизировала, так?
Перевозбужденное редкой активностью сознание отказывалось понимать слова Неро как акт чистого милосердия.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+3

9

Как будто рванул мясо, столь ценимое и на Дакаре, и среди туманов Авалона, рванул, чтобы проглотить одним куском, пока еще течет обжигающий сок – или  кровь? – по губам, а на кости остаются волокна, различимые в неясном свете; глоток, за ним – второй и третий, пока не перестало сжигать изнутри, замедляя течение того, что Интар называл «чувством боли» по телу. Притихло, свернувшись внутри, а сок продолжал течь, вода в полузасохший колодец, наполняя его до краев и перехлестывая сверху, и Мири жадно, почти не рассуждая, что он делает, вывернулся – почти не меняя позы, дотянулся до рюкзака, в котором остались две пластинки, способные вместить хорошо если половину взятого, но не разбрасываться же донором. Идеальным донором, вкусным, ярким, лучше, чем все, что были до него.
Hantalё, – как только вернулась способность думать, джаффа замер, понимая, что приказ Принцессы был четким и ясным. Навредит этому человеку – будет убит, и это он расслышал только сейчас, вспоминая, как прозвучал тон. – Ava... Блять, нахера я тогда учил, все равно ни один мудак кроме Интара не... Ты, кстати, вообще, блять, кто, труп ходячий?
Откуда его знал Принцесса? С корабля? В Федерации пускали в полет настолько... нет, не так. Неправильно. Просто люди с такими травмами долго не живут. Да и вообще... не живут. Даже граждане. А рабов даже он сам не стал бы лечить, выпил бы напоследок и пристрелил, пока те в эйфории валяются.
А этого нельзя. Свободный, равный... что там еще нашипел Принцесса? Да, пожалуй, нужный. Донор из этого хороший будет, раз даже выпитый, не отъезжает нахер в бессознанку. Но этот придурок свалил следом за своей дурой-вторпомом, рванувшейся останавливать девку в белом голыми руками, и что теперь?
Блокираторы цеплять с накопителями, это и дебилу ясно, а потом? Нет, сначала накопители - еще несколько месяцев на одном только псёныше он не проживёт, даже если очень постарается, а остальные – безвкусная и абсолютно бесполезная дрянь, годная разве что на грани голодной смерти, и то вывернет даже физически.
Руку вперед, – проглотив несколько выражений, после которых Принцесса точно устроил бы скандал. – I... iquis-s-sta...
Просить не собрата – человека, не гражданина, не... не кого-то еще – было странно. Неприятно, почти унизительно, и странный язык Интара разве что помогал не выплюнуть приказное и рычащее «Немедленно, блять!». Но у него был приказ собрата, а нарушать его... то, что здесь не было агонизаторов, не значило, что джаффа не могли научиться правильно пытать себе подобных.
Как его назвали?
Память откликнулась спустя неизмеримо краткий срок. Всплыло имя. Имя зацепилось за цепочку воспоминаний, но те почти сразу ушли обратно в глубину, покорные мысленной команде Мири.
Неро, вытяни руку. Прош-ш-шу.
[NIC]Мири[/NIC]

+5

10

Умение ждать, практически замирая, застывая, не означало, что мысли столь же неподвижны. Падд, всего несколькими точными вмешательствами в командную строку настроек, был отлажен под необходимый функционал, сведения о произошедшем – переданы в СБ станции, база данных – тщательно просматривалась.
А мысли были слишком далеко. Неро… Тронуть его, подвергнуть опасности станцию, потому что дверь эта девушка не закрыла. Знала ли она, что в ее шприце? Что для Неро опасен сам факт укола, что она бы не успела убежать?
И собственный поступок. В том, что Мири удержится, что не повторит отношения к Орису, Интар был уверен. Сначала – из страха – как же непривычно было знать о себе такое – перед самим Джар’ра, потом… Потом Мири поймет, кто такой Неро Дини. Поймет и ощутит, что они нужны друг другу не только как симбионты. Что надо было догадаться раньше и раньше, спокойно и вежливо познакомить – не было бы тех мучительных для Мири дней голода. Чувство вины впивалось иголками – да, в мирроре ждала только смерть, но быстрая. А если бы здесь не нашли доноров? И ни в одном из двух случаев нет твоей заслуги, Интар, только случайность.
Миррор. Страшная грань, хлестнувшая по судьбе и сознанию. Это было испытанием, а ведь он еще и вытащил оттуда корабль и нескольких… Лучше молчать, не вспоминать, чтобы удержаться. И чтобы защитить остальных.
Сегодняшний день. Тончайшее сплетение судеб, когда две – в одну. И не один раз, и оба раза – по его решению, которое было безапелляционным до самоуверенности. Было ли оно правильным? В любом случае с самого Интара ответственности это не снимало, цепи долга и вины крепче захлестнулись, заставляя выпрямиться, и когда открылась дверь медотсека, он шагнул вперед.
Выслушав отчет Марии, он спокойно осмотрел ее: внешне признаков интоксикации нет, значит, действительно не яд, рассчитывали на опасность укола как такового.
Не думаю, Мария. Неро было очень плохо, но это его обычный приступ, на ментальное воздействие не похоже. Ты, – как же легко такое обращение соскользнуло с губ там, в то время критического напряжения внимания, воли и действий. И так непросто сейчас, – можешь идти? До «Тауруса» недалеко, мне не составит труда донести, если твое самочувствие хуже обычного.
И внезапное понимание… Неро Дини. Неро Армандо Дини. Ничем внешне не напоминающий – и так похожий на своего тезку. Светом души? Так странно… Видеть в каждом из тех, кто сейчас рядом – частицу тех, кто ушел. Или – имя и милосердие в самых тяжелых ситуациях. Или – огненный цвет волос и влюбленность в свое дело. Или выдержка, упрямый взгляд блестящих, как ягоды шокт, глаз. В каждом из нас – свой космос, и его частички остаются памятью.
Мария смотрит, немного вздрогнув. Ей холодно? Интар мягко взял ее руку в свою, как будто незаметно коснулся запястья. ощущая чуть прерывистый пульс.
Укол от бешенства был излишней предосторожностью, очевидно, медик с Терры. Остальные принятые меры вполне резонны, – бросив беглый взгляд на падд, Джар’ра покачал головой. – Нам надо возвращаться на «Таурус», Мири присмотрит за Неро и поставит меня в известность, если что-то изменится. А мне стоило бы поговорить с офицером Ландалем, извиниться перед Беном за столь поспешную отлучку и поставить в известность коммандера Монгво, если это уже не сделали. Пойдем, Мария?
Привычное «офицер Кельх» сейчас кажется таким же холодным, как воздух в коридоре. Ей надо хоть немного тепла, даже ей – такой стойкой. Особенно сейчас, когда впереди – встреча с экипажем. Они поймут, не возникнет ни одной недостойной мысли, все будет правильно, но тем не менее, отныне он будет защищать ее… Так же, как и раньше, просто теперь еще и в других ситуациях, куда бы раньше не стал влезать без прямого разрешения.
Ее рука хотя бы немного начала отогреваться в горячей ладони Интара, только сейчас в очередной раз вспомнившего, что фазер на поясе и офицерский падд в руке плохо гармонируют с обнаженным торсом. От холода, к которому раса джаффа была обычно очень чувствительно, лично Интар давно научился абстрагироваться.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+6

11

А, собственно, какая, к черту, разница – помер ты, или нет, если жить после этого стало лучше, жить стало веселее? Хотя бы тем, что боль, сильнее всего жизнь портившая, ушла – совсем ушла! – однако все прочие телесные ощущения никуда не делись, да ещё и симпатичные люди не считают его призраком, обнимают, как нечто вполне себе телесное, не проходя руками сквозь его торс и в горестном недоумении хватая воздух, прикасаются, берут за руку, пусть и ненадолго, разговаривают, как с живым, улыбаются радостно и с явным облегчением... Да всем бы так помирать, как говорится!
Кстати… не все разговаривают привычным образом, да и вообще ведут себя. Вот мистер Сонг, например… так, стоп, а почему его Интар другим именем назвал? Ми… Мири? – навигатор похлопал ресницами, пока его коллега рылся в торопливо подтянутом к себе рюкзаке, удивляясь, среди прочего, ещё и тому, что, оказывается, и в полуобморочном состоянии память не подвела – на крохах внимания к периферии ухватила-таки имя, удержала. Странное... может, настоящее? «Тодд» ведь, прямо скажем, не самое джаффийское прозвание, как и «Сонг». Но… каждый имеет право на тайны, секреты и личную жизнь, в которую не полезут приличные люди.
И всё же Тодд раньше так не матерился, (знал же, что начальник штурманской части посмотрит, как солдат на вошь), на незнакомом даже вроде как слегка ксенолингвисту языке не заговаривал, и…
Позвольте! – совершенно объяснимо, пусть и негромко, возмутился Дини, аж выныривая из внезапной своей нирваны. – Ну ладно – труп, но с «ходячим» уж никак не соглашусь. Я, как в том бородатом анекдоте: «ходить не могу – падаю».
На радостях это он, что ли, линию поведения потерял и берегов не видит? Как расшалившийся щенок, которого спустили с поводка и отпустили на все четыре стороны командой «гулять!». Вот он как раз, как в том же само анекдоте – гулять может, не падает. Пить, правда, нет – ибо джаффа… как говорил другой стражевский джаффа, который суровый и СБ.
Какую руку? – ещё прислоняясь всей спиной – от затылка до поясницы – к изголовью роскошного ложа для надёжности, уточнил Неро уже совершенно чистым, без хрипотцы, голосом, и посмотрел чистым совершенно взглядом, не замутненным ни страданием, ни эйфорией. – Вперёд – относительно кого?
Он даже не прикалывался (пальцы же левой руки на одеяле дрогнули в готовности, запястье напряглось!), просто занудство – непременный компонент в комплектации и навигаторов, а не только вулканцев.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

+5

12

Вполне, кэп, – вздохнула Машенька и дёрнула плечом: самой стало холодно от взгляда на Интара, как от слишком горячего чая, и точечное прикосновение не помогло. – Одеться бы тебе.
Китель, кстати, где? По дороге выронила? А, нет... Висит, наверное, сейчас мирно сложенный у аккуратиста Ландаля. Он его, небось, погладил уже и в ионную чистку отнёс.
Машка фыркнула, внезапно представив, как за семейным столом под уточку и бокальчик шампусика будет травмировать психику родне: «а пока мы носились с Дини, падре постирал китель жениха, так что торжественную часть пришлось отложить и переодеть капитана...». Да так и так придётся переодеть. Где ж это видано. Она в семь лет ну ваще не так свою свадьбу воображала!
Да и жених должен быть арахнид... Вот она, детская ксенофилия.
Не угадал. Либо он с Фикса, либо земляне сильно мутировали без меня, и я теперь почти как Дини – офицер с ограниченными возможностями материального носителя, – Маша потёрла переносицу, вспоминая, как впервые листала кодексы и ржала с «материального носителя», а потом читала про андроидов, боргов и черта в ступе. Хотелось шутить, ржать и жрать. Уточка с новогоднего стола не давала покоя.
Думается мне, Бенет рад, что мы скоропостижно слиняли, – цепкая мыслишка ввинтилась в ум и там легла между извилинами кишок. – Он там сейчас организует тусу. С танцульками, бухлом и праздравлениями от Пухов. И ещё там будет еда.
Как бы заманить деловитого капитана на покушать на собственную свадьбу?
Притворяться, что ей это важно, было не в машкином стиле: враньё ведь. Ей вообще начихать. А Интар может поесть раз в сутки и потом забыть ещё на двое... Кстати, да. Забыть. А Монгво будет бегать и жужжать ему в уши, как Карлсон и плюшки.
Значит, нам сейчас нужен Монгво, одын штук, и одна штука Фалка. Вопрос: а чего с Ландалем-то говорить?
А, собственно, Ландаль сейчас где? – спросила Машка в робкой надежде, что енот-полоскун из Марта не такой деловой, как распорядитель церемоний, и что китель в каюте, а Март там, где Бен. – Я наберу Сайка.
А где комм? А...
Добр дан. Это я, коммандер, Кельх на связи. Вы там в курсе, что у нас было чп? Две штуки. Сначала лифт, потом Дини. Говорю, лифт... А, в курсе? Так вот, мы потом Неро откачивали. Нет, не о свадьбе узнал... А, ты в курсе? Да, спасибо. Передам. Капитан, поздравления вам от коммандера. Так вот, Неро... Что «Неро»? Спасли! Ты где вообще, Первый? У, мы, в принципе, туда же... А Март с вами?
Разговор начинал всё меньше походить на доклад.

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+5

13

Отупение блаженной и всепоглощающей сытости заканчивалось быстро – полуминуты обычно хватало, чтобы улеглось на дне черного колодца все, что только что кипело в чужом теле. Стимуляция нервной системы, перенос иммунного ответа на собственные органы, обучение неспособного запомнить это организма на краткий срок. И боль, как привычная плата за шанс не сдохнуть, вдохнув чужой воздух недостаточно глубоко.
За сросшимися в прочную пластину третьим и четвертым ребрами полоснуло болью, отдавшейся туда откуда-то с позвоночного столба, растеклось уютным зубастым озером, охватывая привычно уже откликнувшееся тело. Расслабить мышцы, перенести вес на бедра, по рукам – почти видимыми переломами, но Мири не шелохнулся, продолжая всматриваться в этого странного человека. Браслет, раскопанный в рюкзаке, обжигал холодом ладонь – не успел больше взять ничего, только старые блокираторы, снятые когда-то с Кэс и Лако. Ошейник Кэс, кстати, уже сидел псеныше, а вот широкий белоснежный браслет...
Любую. Ко мне, – голос ровнее, спокойнее, выдохнуть, не давая медленно накатывающему приливу затопить с головой. Как в детстве – пока ты стоишь, тебя будут бить, приучая переносить боль, как и положено джаффа. Как только упадешь – отойдут в сторону, ненадолго, чтобы успел подняться на ноги.
Тогда ему, кажется, в первый раз сломали ребра. В три года. В семь – забрал Интар, сбрасывая щенку остатки своих пиршеств, как кости ящеркам.
Успокоилось дыхание, ровнее забилось сердце, привыкая к выбросу адреналина, за которым прокатилась волна эндорфина, успокаивая кровообращение. Хорошо уметь стимулировать собственную гормональную систему, этакий привет от расы рабов, не умевшей выживать; боль заглушилась дофамином, принесшим почти эйфоретическое спокойствие.
Воздействие поглощения недолгое. Я yul... блять, ты же sungwa... – «сосуд для питья» смотрел в ответ спокойно и, кажется, не особо понимал происходящее. Принцесса, сука такая, даже не потрудился объяснить, какого хера тут происходит – кинул, как обычно, за шкирку в ледяной прибой, и выплывай сам. Не выплывешь – не будешь зря переводить жратву. – Tanar. Ma... formaitē? Forma amortaniver... iquista. Laver nin restelyē.
Интар уже сломал бы ему пару костей - чтобы не тратил слова понапрасну, чтобы не лез с помощью к человеку, чтобы помнил. Мири помнил - очень хорошо и очень четко, как по ребрам проходилась палка, утяжеленная на конце.
Nero, hanyar? Forma amortaniver.
_________________
*yul – неоконченное «выпил», sungwa – сосуд для питья.
**Покажи. Рука... правша? Подними правую руку вперед... пожалуйста. Дай мне помочь тебе.
***Неро, ты понимаешь? Подними правую руку вперед.
[NIC]Мири[/NIC]

+4

14

Пост написан совместно

Падд в руках капитана – это не средство связи. Падд в руках капитана Интара Джар’ра – это портал в другую реальность. Сколько секунд прошло – пять, десять? А реальность уже изменилась – и время потекло по-иному.
Отче, простите, все расскажу позже. Бен, останьтесь с ним. Мария – со мной!
– «А?..» – застывший взгляд Бена прикован к тому месту, где только что стояли капитан и… супруга капитана? Жена? Вторая? Марьрингольдна? А была ли она… они… вообще?
Фалк снова взглянул на падре Ландаля.
– «Ты же уже должен привыкнуть, рыжий, что вселенная Джар’ра логике не поддается… А судя по скорости, что-то… нехорошее очень пожалеет, что пересеклось с этой вселенной… Но приказ капитана – это приказ капитана».
Падре, вы что-нибудь понимаете? Что могло случиться?
Падре ничего не понимал. За время службы на «Квиринале» и «Таурусе» он привык ничего не понимать, и этот раз не был из ряда вон выходящим.
Это же Неро Армандо Дини, Бен. Могло случиться всё, что угодно. Но туда пошёл капитан. Вы ведь понимаете, Бен, что значит присутствие капитана Интара?
Бен задумчиво посмотрел на падре. Капитан туда не пошел, капитан туда полетел – и такая характеристика однозначно говорила о важности момента.
Присутствие капитана Интара означает стабильность. А стабильность – это спокойствие. Но спокойствие не означает понимание, что мне делать с тортом и шампанским, которые доставят через десять минут…
Дверь отъехала в сторону ровно на один любопытный глаз… Карла Курта. «Своих» с технической Фалк мог опознать и по частям тела, а потому молча махнул в сторону двери рукой, мол, не до вас пока, и снова вопросительно глянул на Ландаля.
Дверь закрылась.
Как это – что делать? – показательно удивился Март, прислушиваясь и заодно счищая с кителя Интара пух. – Нести в столовую «Тауруса». И заодно заказать лент и прочих свадебных атрибутов. Бен, ну что вы как маленький, мне ли вас учить! Пойдёмте, пойдёмте. О, и подождите меня минуточку, я переоденусь в парадное.
Перед сменой форменки на ризу Март украдкой перекрестился: капитан не одобрит. Но так сложно отказать себе в такой маленькой, скромной житейской радости – выгуле парадных одежд…
А падре прав – жизнь не остановилась, наоборот – вошла в привычный ритм «Кви…»... «Тауруса». Нет-нет, да и вспоминал Бен тот корабль… Сколько вместе пережили, перелетали… Ну да не время сейчас воспоминаниям.
Лент? – задумчиво протянул Фалк. – Про ленты я не подумал…
– «А про «прочие свадебные атрибуты» вообще не в курсе, если что… Да и нужны ли они Интару и Марии?”
Может, просто цветами обойдемся, без лент? Вы же знаете капитана… – рыжий повысил голос, чтобы падре услышал его из гардеробной, – да и Вторая… о, простите, миз Кельх… или уже не Кельх? Короче, Мария…
И тут Бен осёкся. Потому что откуда-то из глубины памяти вдруг пришло осознание того, что ленты и Мария очень даже подходят к друг другу… красные…
А, гулять, так гулять! – Фалк тряхнул головой, отгоняя ненужные сомнения и схватился за падд. – Ленты, говорите, и прочие атрибуты? Сделаем по высшему разряду!
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

15

Пост написан совместно

Март украдкой усмехнулся, потирая нос, и вышел к Бенету, проводя руками вдоль стены: это был аналог обведения взглядом. Неудобно, знаете ли, пафосно выходить в лазурном, когда оглядеться не выходит по техническим причинам.
И как Мария ходит в юбках? Продувает же снизу…
Ленты. Я предложил бы голубей, но не уверен, что этот символ будет верно истолкован джаффа… – Март прикрыл глаза, размышляя, и приложил палец к губам. – Ленты, торт, шампанское… Оркестр? Ковровая дорожка? Цветы! Йормунд, словарь значения цветов по алфавиту, пожалуйста. Мой репликатор умеет делать только лаванду и фрейзии…
Значения цветов… кто бы мог подумать… Ну, точно не ты, рыжий… – Брови Бена поползли вверх, когда он оглянулся на Ландаля, но инженер вовремя спохватился, что мимика – это не средство общения с Мартом. – А падре идет лазурный
Цветы… А не быстрее будет заказать из местной оранжереи? – Бен прикинул время на перенастройку нескольких репликаторов и продолжил с сомнением в голосе. – Мы же на ремонте, ресурсы репликаторов ограничены.
Вы гений, Бен, – кротко согласился Ландаль, слушая неразборчивое «фрпрмр» из динамика. – Спасибо, Йормунд. Наберите оранжереи. Нам понадобятся… Бенет, подойдите, пожалуйста. Как вам кажется, мелисса и цветы миндаля смотрятся вместе? Или лучше цветы персика? Классические лилии слишком сильно пахнут, а розы – это банально.
Мелисса?
– Бен даже растерялся слегка, когда он вообще последний раз цветок видел, хоть какой-то? Вернее, обращал на него внимание? Нда, инженер…
Пальцы запорхали по спасительному падду.
О… – Фалк секунду рассматривал полученные картинки, – красивые какие…
Это прозвучало от души.
А давайте и те, и те, чтобы не выбирать? И с листиками… с мелиссой хорошо будет смотреться, нежно так…
Однако, рыжий, какие ты слова вспомнил… И хорошо, что падре не видит, как ты покраснел…
И те, и те. Всё гениальное просто. – Март кивнул Йормунду в пространство:
Тогда всё и сразу. И побольше, в оранжереях как-нибудь найдут.
А пассифлору я себе могу засунуть… За ухо. Не тот цветок, чтобы им на подобной свадьбе размахивать. Или… Или лучше розмарин?
Йормунд, вы не могли бы подсказать, с какой стороны обычно пришивают петлицы?
Падд в руках Бена пиликнул вызовом.
Ага, доставили торт и шампанское… Попросил ребят с технической перенести всё в столовую, – прокомментировал свои манипуляции Фалк, и ответил на вопрос Ландаля одновременно с искином: – На левом лацкане.
Он окинул наряд Марта заинтересованным взглядом и спросил с толикой сомнения в голосе:
А вам можно бутоньерку? Ой, наверное глупость спросил, простите… Точно! Парадная форма офицеров! И бутоньерки! Падре, вы гений! Сейчас скажу ребятам, – Фалк снова затерзал падд. – Вы готовы? Можем идти. Нужно собрать всех в столовой… Китель капитана… Возьмем с собой или занести к нему в каюту? Я быстро сбегаю и переоденусь заодно. Но сначала в столовую… Сейчас-сейчас, Карл, – снова в сторону приоткрывшейся двери. – Ребята сгорают от любопытства, падре… Наверное, уже можно объявить официально?
Падре дозволительно махнул рукой: говорите. Умилительное любопытство экипажа пора было успокоить. Март не был уверен в том, что Интар и Мария верно поймут разглашение их небольшой тайны… Хотя как можно утаить свадьбу? Нет, нет, только через их с Беном трупы.
Мне можно бутоньерку, это ведь не венчание. Репликатор, сделайте мне, пожалуйста, веточку сакуры. Шиковать так шиковать… И к кителю тоже прицепить. И правда, если вам не сложно, занесите его к капитану в каюту, Бен. Это будет очень мило с вашей стороны.

[NIC]Март Ландаль[/NIC]
[STA]да будет свет[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/ofac5.jpg[/AVA]

+4

16

Сделаем, падре! – заверил рыжий, поворачиваясь и делая шаг к двери. – Одна нога здесь, другая уже там… Карл!
Блондин возник на пороге едва ли не быстрее, чем звуковые волны могли достичь его ушей, если бы Бену приспичило заняться точными расчетами… Но инженер излишней дурью не страдал, тем более в преддверии такого праздника на корабле – скучно же, господа офицеры, на ремонте стоим – а потому скорость появления предпочел не заметить, торопливо зашептав ему на ухо.
Если существовал где-то эталон «немецкого охреневания», то сейчас он был представлен Карлом Куртом во всей красе, секунд на сорок. Потом здоровяк отвис со словами: «Вот это да…» - и дальше неразборчиво по-немецки.
Информация официальная, так что поделись с присутствующими, – Бен снова деловито защелкал по падду. – Цветы доставят через 15 минут, всё в столовую, вариант оформления зала у тебя на падде, привлеки Анку, пусть организует шведский стол, девочки, кого найдешь, помогут с оформлением… Торт, шампанское уже там – проследи за сохранностью… Не знаю, когда капитан, но лучше поторопиться, не каждый день же… Нет! Не два капитана, я тебе поскалюсь! – Бен наградил Карла дружеским тумаком в бок, отчего тот заулыбался еще шире, но молча, старательно отворачиваясь от Ландаля.
Падре, вас проводит Карл, а я переодеться и китель капитана того… занести… – рыжий критически осмотрел принятую от капеллана форменку… нда, свежестью не блещет после шахты-то.
Через 15 минут буду в столовой. Да! Переоденьтесь все в парадное, по очереди, бутоньерки сейчас смоделирую и на тамошний репликатор… С левой стороны, Карл! У тебя падда нет? Так Йормунда спроси. И быстро давай, десять варпов тебе в гондолы, – закончил Фалк, вылетая в коридор.
Все подробности у Курта, падре Ландаля и в столовой, – отмахивался он от встречных,  на ходу решая одну нетривиальную задачу при помощи все того же падда.
– «Бутоньерка… Вот не знаю любимые цветы Второй… Есть же у неё, наверное? А, поздно… Мария… она с Земли же… Россия… Яблони? Раз мы по деревьям пошли… А что, симпатичные цветочки... вот эти, чуть с розоватым отливом… и с мелиссой, да…»
Код на бутоньерки Бен сварганил быстро – мальчикам с яблоней, девочкам с сакурой, отправил на столовский репликатор, хорошо, тот не перевели на пониженное питание. И да, одну, где веточки сакуры и яблони были вместе – на репликатор в каюте капитана. Теперь заскочить туда, китель – в ионную чистку в специальный блок в шкафу, турбо-режим, сам – к себе. Три минуты на душ, две – переодеться, и обратно к капитану… Китель готов, о, и бутоньерка поспела, приколоть её слева к кителю, повесить его на стул и мысленно загадать, чтобы не сорвал… Для Марии ведь, капитан, догадайтесь!..
Через обещанные 15 минут Фалк при параде уже влетал в столовую.
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

17

Марта же в это время со всей немецкой учтивостью волокли под локоток через закоулки Тауруса. Карл Курт был чрезвычайно мил, сильно пыхтел на поворотах и очень старался объяснить каждый шаг, но не удавалось: буквально через метр-полтора ровного движения приходилось притормаживать и объяснять очередному страждущему, почему Март в голубом, что будет в столовой и куда делись капитан и Вторая. Через десять минут такого передвижения Март элегантно выскользнул из ставшего слишком цепким захвата и продефилировал далее в одиночестве: ему, кажется, даже к счастью, можно было никого не замечать.
В столовой царил бардак и дурдом. По центральному столу сновали роботы-официанты; на втором большом, передвигаемом пятью молодчиками из СБ, восседала бородатая кухарка «Стража» Анка, командовала украшательством и грозно рокотала на всех входящих. Март скромно поулыбался и сел к двери, фонить: негоже встречать гостей таким настроем.
Что такое свадьба? Это нежность, тепло… Нет, пускай не любовь, он бы ощутил, но – тепло и приязнь. И восхищение. Конечно, восхищение: такая пара! Интар! Мария! И, разумеется, легкий мандраж.
– И снова доброго дня вам, Бенет. Шампанского для настроения? - Март кивнул на столик рядом с собой и украдкой улыбнулся: спасибо Анке, детское. Безалкогольное. Яблочное…

[NIC]Март Ландаль[/NIC]
[STA]да будет свет[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/ofac5.jpg[/AVA]

+4

18

У-у-у, как ребята развернулись!
Бен с порога завертел головой, пытаясь сразу ухватить – где, кто, зачем и чего еще не хватает… А что, схема зала есть? Есть. Цель есть? Есть. Чем не задача по стратегическому планированию и тактическому руководству? Или наоборот – по стратегическому руководству и тактическому планированию?
Ай, молодца Анка! Грамотно припрягла СБшников! Давно мечтал эту дармовую тягловую силу как-то так попользовать…
Карл! – рявк рыжего даже слегка перекрыл общий гвалт, заставив немца покачнуться на сомнительной устойчивости пирамиде из трех стульев, подпираемой одним энсином из научников, – Держись, зараза! Стремянку слабо было догадаться принести? Зато времени в медотсек попасть у тебя навалом… Левее крепи, на метр, чтобы по центру… Для чего я схему пересылал? Не позорь инженерный!.. Падре, а чего вы в уголочке? А, да… Нет, компот потом, благодарю.
Фалк бодро прошествовал на середину, успев отметить, что репликатор успешно штампует бутоньерки и какая-то сообразительная энсин из стражевских раскладывает их на две кучки.
Господа, дамы, кто еще не переоделся в парадное? Поторопитесь, бутоньерки – там. Да, обязательно. Слева. По стандарту слева. Дамам более розовые, кавалерам побледнее… Шампанское в холод поставили? Я страхую, энсин! Торт не трогать, убью… Без СМО убью! Цветы по схеме… Хватает цветов? Если не хватит, оранжерея вторая в списке, после лифтов… Это не вам, это личные заметки… Не отвлекаемся! Кто-нибудь видел коммандера Монгво?
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

19

К слову сказать, коммандер Монгво, который в это время резвой птичкой-совушкой летал по «Таурусу», мечтал выспаться. Вот просто — выспаться. Да, другой мир, да, приключения, да, капитан женится — но, в конце концов, разместить на одном корабле два экипажа, да еще и так, чтобы они не просто не переругались, а еще и работали совместно… в общем, моргающему по очереди левым и правым глазом, чтобы не заснуть прямо на бегу, Сайку было очень и очень весело. Прямо вот настолько весело, чтобы на Фалков рявк в комм «Где тебя черти носят?!» ответить не менее гавкающим «Тебе в рифму или как?!». Да, именно на «ты», потому что сил на официоз уже не хватало.
Еще и миз Кельх, уже миз Джар’ра даже, шутит в комм так, что хоть стой, хоть падай — а кто еще не в курсе, что она замужем? Разве что супруг ее, который, к слову сказать, вообще хоть знает, с какой стороны… так, Монгво, хватит, это уже лишнее, сами разберутся, тебе еще Лоренцо успокаивать, который пропустил самую зрелищную (и плевать, что зрелище будет позже, когда Бенет пойдет шампанское разливать, по слухам, он это делать умеет и любит!) свадьбу.
В общем, коммандера видели, слышали, периодически даже осязали — когда немного пошатывающаяся тушка пробиралась за очередным «А я сказал, это надо!». Проход в столовую, кстати, отдаленно похожую на взрыв бешеного тортика в строительной пене, оказался Сайку уже не по зубам — но зато поймавшему его Марту это не помешало.
— О, падре… Падре, а вы тут Фалка не видели? И желательно еще и Валериса с Сонаком, хотя да, эти могут и не пить, им бесполезно, и кто-нибудь, закажите шоколад, не будьте эгоистами… о, Бен! Бен, скажи, а кто придумал эту схему? Вот ты чьего инфаркта хочешь — моего или капитанского?
[NIC]Сайк Монгво[/NIC]

+4

20

Лёгок на помине… или как там говорит этот стражевский гений-вундеркинд Чехов? Pomjani chorta? Чехов один, а повторяет уже большая часть ЗФ…
Помяни Монгво… Ну, хоть сейчас к месту, то есть, на месте и своевременно.
Вы про какую схему, коммандер? – выжидательно прищурился Фалк, мысленно отметив про шоколад (да, нужен, тут Сайк молодец, ничего не скажешь), – Про схему посадочных мест в столовой? Так её перекраиваем под нужды текущего момента. Или про схему цветочных украшений? Так это от ведущего ресурса по организации торжественных мероприятий на круизных кораблях ЗФ. Если у коммандера есть более компетентное предложение, то милости просим, у вас есть минут пять на реализацию… Падре! Налейте ему компота и не отпускайте от себя, это травмоопасно. Инфаркт… Ишь, чего выдумал! Это ты Боунсу или Сахиму скажи, что офицер ЗФ надумал падать в обморок от вида украшенного помещения. Да и что тебе не нравится, Сайк? Не каждый день на корабле капитан женится, а второй помощник замуж выходит, причем одновременно. А что за свадьба без цветов?.. Миз Кельх… о, миз Джар’ра?.. Короче, Марию пожалей.
Бен вздохнул, снова затерзав падд, теперь на предмет местонахождения капитана… Он же видел, какая «периферийка» ушла с Интаром, отследить ничего сложного… ага, стоит около медотсека станции.
Глобального ЧП же у нас не случилось, значит, всё в порядке, – а это уже рыжий буркнул тихо, только для ушей Сайка, ну, и Ландаль наверняка слышал. На секунду отвлекся, стрельнув взглядом в сторону бокового столика, где пара поваров старательно выстраивала пирамиду из фужеров.
Эй, у башни! Центрируйте до миллиметра, а то без шампанского останетесь! – и снова Сайку:
Ты не знаешь, капитан закончил там? Нужно как-то ненавязчиво его… их сюда пригласить… только капитанский китель в каюте уже… А ты будешь в парадную переодеваться? Бутоньерку сам приколю, а то опять в обморок соберешься, заколешься еще…
И слава всем вселенным, что не на смене, можно вот так, неофициально. У самого же внутри ёкает, и хрен поймешь, от чего.
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

21

Тихо-тихо, так, чтобы даже пресловутые любители шоколада в двух шагах от падре не услышали, вздохнув, Март погладил коммандера Монгво по пояснице – выше было бы неудобно, со стула он не дотягивался. Ничего, от капеллана вытерпит как-нибудь. Зато – снять эту тяжесть в его ногах, которая на самом деле почти вся в голове, но отдаёт в ноги, и налить ему бокал шипучего компота. А падре Ландаль свою роль уже отыграл, он так… И посидеть может лазурным пятнышком в уголке.
Матерь божья, это же как у бедного Сайка конечности отваливались…
– И что же вам цветы не нравятся, – миролюбиво спросил капеллан, незаметно вытягивая ноги под столик и переставляя второй стул – это же стул? А, спасибо, Эмили – поближе к седалищу коммандера. - Пахнут восхитительно. Цвета мы специально подбирали, Бен Йормунда инструктировал качественно. Вы посидите минутку, Сайк, выпейте компотика. Странные вы, земляне: вам цветы не нравятся, Бенету – моё шампанское…
И Март, улыбнувшись, погладил этикетку с феей и поросятками.

[NIC]Март Ландаль[/NIC]
[STA]да будет свет[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/ofac5.jpg[/AVA]

Отредактировано Томас Коффури (11-02-2020 21:41:18)

+4

22

Растворилось ощущение залитого в нижнюю часть тела свинца, пятки перестало пробивать насквозь костями, ощущение дикой и бешеной гонки постепенно притихло, оставаясь только сердцебиением в ушах. Всем бы таких Мартов, как тот, который сейчас с абсолютно невинным лицом обнимался с бутылкой детского шампанского, подсунутого Сайку в роли «компота» — может, и проблем со всем этим недопониманием в экипаже было бы поменьше, и…
— Офицер Фалк, я же не уточняю, на что именно похож зал. И зачем вы реплицируете натуральные цветы, когда голопроекторы позволят создать куда более приличный вид, и какого… ладно. Если вам так угодно, хоть бутоньерки, хоть ежика лысого прикалывайте, — остаться нормальным и спокойным шансов не было. Нет, нормальным вообще он себя не считал, да и со спокойствием были проблемы — особенно после вторых суток почти полностью в состоянии «либо убейте, либо дайте выспаться». Еще и Интаров падд наконец-то появился в сети, давая возможность не просто скинуть ему спешно разработанный пригласительный (с двумя бешеными белыми четырехкрылыми снежными попугайчиками, запрограммированными орать «Валькир-р-рия!» при виде Марии, ибо лебедей в образцах для анимации найти не удалось) на его же собственную свадьбу, но и намекнуть, что для этого неплохо бы переодеться, а парадный китель лежит ровно в его собственной каюте. И — окончательно обнаглев — добавил отдельным сообщением: «И гитару захватите, а то я помню, как кто-то грозился в руки ее при скоплении людей не брать!».
Все. Теперь можно выдохнуть, не обращая внимания на то, с какой зверской рожей подкрадывается рыжий инженер, вооруженный страшным клинком в пару сантиметров длиной.
«Хоть бы ядовитым», — на мгновение подумал Сайк. — «Отосплюсь хотя бы…»
На пододвинутом стуле было удобно, сонно и почти не хотелось лечь и помереть… и на том — спасибо. [NIC]Сайк Монгво[/NIC]

+5

23

У него расширялись зрачки. Неро смотрел на рыжего практически в упор, и видел, как чёрный кружок разворачивается, оставляя лишь узкую кромку радужки. Признак, который сам по себе, один, бог знает что может означать и объясняться уймищей причин, но… ещё чёртова уймища мелких знаков, которое и сознание-то толком не отметило, но жадно слизнула и мгновенно переварила интуиция, столь развитая у навигаторов, выдали мистеру Дини чёткое знание: товарищу напротив больно. Штурман будто на своё отражение в зеркале посмотрел, пусть и не похожее на него совершенно. Лицо – другое, а выражение глаз отстранённое, обращённое в себя, на обуздание того, что грызло изнутри, складка у губ, морщинка у переносицы – те же. Секунды заторможенности, которые вмещают больше, чем можно сказать, и тянутся дольше, чем можно вытерпеть, как кажется – и вот большое, ладное тело шевельнулось, ища новое положение в пространстве, приемлемое и приносящее хотя бы иллюзорное… а, нет, не иллюзорное облегчение: зрачки-то сужаются, приступ прошёл... чем бы он ни был.   
И голос у Сонга почти не дрожит. Хорошо.
Ну если «любую» руку можно – значит, можно и ту, что уже подниматься начала инстинктивно, сама. Неважно, что левая… наверное? – кончики пальцев дрогнули в последний раз, а ладонь, ещё влажная – времени-то прошло всего ничего, как нижнюю часть штурмана незримо перемалывать в фарш перестало – оторвалась от одеяла. Неро слегка напряг кисть, направленную к коллеге, чтоб не висела жалко, продолжая всматриваться в теплоту карих глаз – у рыжих бывает такой потрясающе красивый цвет радужки, почти горячий, в красноту.
К тебе, да, – взгляды теперь спокойны у обоих, кто бы поверил, что полчаса назад в этой же каюте – расставание влюбленных, отчаяние, шпионы, покушение на убийство, задержание преступницы, чуть ли не болевой шок... – Поглощение? О чем ты? – Дини примерно представлял, про что говорит коллега, но вдруг имелось в виду нечто совсем другое? – Что это за браслет? У меня уже есть один, видишь?..
Сложно было не увидеть – как раз протянутой руки запястье плотно облегало плетение
псевдосеребряных нитей с равномерными вкраплениями опаловых «кнопок»: их бирюза окончательно обесцветилась в те моменты, когда на кровать присел Интар.
И всё же странно, странно, странно – почему сейчас Тодда почти невозможно понимать? То есть… нет, возможно, язык, хоть и неизвестный Неро, совсем чуждым не казался. Похоже чем-то на финский, и точно не язык джаффа, но эта напевная фонетика, переливчатая, как журчание горного ручья, чудилась знакомой, при том, что ни единого понятного слова… ах, нет, одно всё-таки уже было – вот это, певуче-свистящее, его повторили раз пять. Что говорят с такими интонациями – просящими или предлагающими? Правильно, волшебное слово любого языка...
Iquista, – аккуратно и умело копируя произношение, повторил штурман, глаз с собеседника не сводя, – iquista, говори на стандарте. Я пока не владею этим языком, а понимать друг друга сейчас, кажется, особенно важно. – Неро не улыбнулся и пообещал, не сомневаясь, что обещанное исполнит: – Я его обязательно освою, но сейчас... скажи так, чтоб я знал, о чем речь.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (14-02-2020 20:10:22)

+5

24

Браслет Лако, отмытый давно уже и от крови, и от той дряни, которую баджорка вогнала себе в вены, чтобы точно помереть, лежал под рукой успокаивающей льдинкой. Жаль, что не получилось выгрести побольше блокираторов, и дважды жаль, что так мало сраных доноров в этом ненормальном мире.
Я не… hanyalē, – уходить обратно на стандарт было сложнее, чем говорить на нем. Все-таки жизнь с собственными донорами на собственном корабле вносит свои коррективы – вот и сейчас он просто проглотил окончание фразы, чтобы не прозвучал привычный уже приказ.
A nauva nucumna. Подчинись мне, будь покорен моей воле.
Изнутри все еще грызла неправильность происходящего – если бы подобное пришлось говорить имперцу, то до следующего рассвета он не дожил бы – или пришлось бы оставлять за спиной еще пару десятков трупов, чтобы уйти спокойно.
Hya… левая тоже подойдет, – непонятное плетение на руке не мешало, на этом человеке накопитель защелкнулся на плече, срастаясь в белую пластину, пока что еще не нагревающуюся, но уже готовую к работе. – Это… firnaicē. Интар еще называл hepya, но я не уверен, что это можно переводить на стандарт.
Он наклонил голову, внимательно следя за тем, как спокойно смотрит на него Неро. Это доверие все еще было непонятно ему, несмотря на все объяснения Принцессы, который потратил несколько часов на попытки доказать, что этот мир –  другой. Скорее, для этого мира «другим» был сам Мири, выросший в совершенно иных понятиях.
Здесь неправильные джаффа. Или я – неправильный. Kaukarjaffa… для этого слова нет стандарта, – а «iquista», сказанное идеально точно, с той самой недостижимой для него мягкой интонацией, которой так пытался добиться Интар, прозвучало абсолютно неожиданно. Это было не копирование, а почти мгновенное обучение, которое для него считалось невозможным, даже несмотря на то, сколько раз он видел рабов нечеловеческих рас. Даже те, кто обладали идеальной памятью, либо не могли повторить звучание, либо не осознавали смысла произнесенного, просто заучивая фразы, как птицы-пересмешники. – Они не могут брать naicē, как я. Мы используем valcanē, чтобы получить ее, а для них нужна замена. То, что они пьют. Я для них – kaukar, потому что выгляжу, как они, но не они. И могу… – медленно и тяжело слово вышло с воздухом из легких, прошлось вибрацией по связкам, по гортани – вверх, к языку, между сомкнувшихся зубов. – Resta.
А потом, еще тяжелее, на стандарте, который понимали все граждане и который мог стать приговором, если кто-то еще услышит.
…могу помочь. Мы умеем запирать naicē в своих… antar. Таких, как ты или Антере, у него даже имя созвучно. А потом – забирать.
Раскрой самые важные тайны своего народа только для того, чтобы человек, которого так и тянет привычно назвать терранцем, смотрел спокойно. Интар точно прикончит его, когда он вернется. И будет прав.
______________________________
* A nauva nucumna –  Ты будешь (я хочу, чтобы ты был) [мне] покорным.
** firnaicē –  отрицание боли, hepya –  охранник.
*** kaukar – «принявший облик», «имитатор», naicē –  боль, valcanē – орудие пыток.
**** Resta – помогать, antar – «дарящий» («тот, кто дарит» – донор).
[NIC]Мири[/NIC]

+6

25

Фикс? Хотя да, там тоже внимательно относятся к установленным процедурам, в этом отношении вулканцы и дельтане уступают, поскольку исходят из принципа наименьшего необходимого вмешательства. Мария относится к тому редкому типу психики, который в стрессовой ситуации действует спокойно и уравновешенно, приберегая избыточную эмоциональную реакцию на потом и выплескивая ее по незначительным поводам. И не на кого-то, а вот так, в этом полудокладе.
Логично предположить, что все происшедшее станет достоянием общеинформационного сектора, и пожелания от Монгво были приняты с легким кивком благодарности, а четыре одновременных сообщения на падд – внимательно прочитаны, причем последнее – открыто при Марии, отчего белые попугайчики с Альбирео V истошно завопили «Валькирррррия».
Сайка нужно отправить спать при первой же возможности, потому что уже станция, уже невозможны никакие ЧП, все под контролем, по крайней мере на ближайшие четыре с половиной часа. А последняя миссия… Не вспоминай, Интар. Ни миррора, ни возвращения в нормаль, потому что иначе перед глазами почти серое лицо Второй, бинты на запястьях Монгво, Гордон с окровавленным лицом, разваливающийся
«Страж» и тот последний приказ «Квириналу»... Говорят, что в вакууме не бывает взрывов. Да. Это если просто выпустить из корабля воздух. Тогда толчок – и ударная волна разносит аномалию входа в миррор. Остаются осколки, через секунду растертые до пылинок силовым полем. «Квиринал», его корабль. «Таурус» роскошен по всем меркам, на нем стоит такое боевое оборудование, что Адмиралтейство сомневалось, отдавать ли его для дипкорпуса. И сдвоенная команда – головная боль всего старшего офицерского. Гордон, которого бы по-хорошему, и тогда не трепать, как-то еще нашел силы передать командование, которое Джар’ра и принял только потому, что Джеймс был не в состоянии. Собственно, что и послужило причиной недовольства командования – как это так, при наличии капитана из «синего» – принял командование тактик. Хорошо хоть до Гордона не добрались – вот что-что, а переключить на себя внимание командования Интар умел. Но это от проблем взаимодействия команд не особо спасало, поэтому сон – урывками, максимально сжато, и Первому придется все-таки лечь поспать.
Когда и как ладонь Марии снова оказалась в его руке? Вряд ли она протянула ее сама, скорее он взял, задумавшись. Так они обычно ходили в Школе – по парам, взявшись за руки. Так – спокойнее.
Нас ждут. Я задержу на две минуты, – и скользнуть к себе в каюту, хватая из шкафа золотистую водолазку и китель. Парадный? Пусть висит, вряд ли стоит его вообще трогать, так спокойнее всем. Гитара привычно легла в руки, сверкнув тончайшими гранями маркетри из эбенового дерева и карельской березы. Черная с золотом, изящная на 7/8, звучная за счет деки из бантийского белого клена. – Мария, мы можем зайти к вам, перед тем, как явиться в столовую. Или вы бы предпочли отдохнуть? Я принесу извинения собравшимся через коммандера Монгво…
А у нее очень красноречивый и решительный взгляд. Вряд ли она так мечтает об этом торжестве, скорее всего, как и он сам, просто понимает, что это - еще одна возможность собраться вместе с теми, для кого корабль был и остается домом. Кому некуда сейчас отправиться в отпуск. Или все-таки заметила его отсутствие в столовой последние три дня, когда он не успевал не то что поесть - дойти до пищевых репликаторов. Это же его офицеры. Они заметят все и никогда и ничего не упустят.
Отправить или нет приглашение на этот вечер Мири и Неро? Или им лучше пока побыть вдвоем? Радует одно – Неро пока в полной безопасности, а еще и… Еще и на какое-то время без боли и без таблеток. 
Так куда нам сейчас? – Интар ждет решения офицера Кельх. Марии.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+4

26

А лебедей-то не нашли... Или голубя.
Обреченности во взгляде на то, что со стороны клюва казалось бешеным воробьем-альбиносом-мутантом, а с попы маленьким вентилятором, хватило на одну свадьбу и ещё чуть-чуть.
У капитана была горячая ладонь, из-за неё сделалось совсем холодно. То ли прививки сказывались, то ли не топили на «Таурусе» нормально около медотсека – так зачем на болезных энергию переводить... Искаженческая посудина, славная.
– Валькирия... Это явно придумал Фалк, – Маша прикрыла глаза, послушно оставаясь у стеночки, и решила ради интереса посчитать: точно ли две минуты?
Раз, два. Нет, не Ландаль это придумал, он бы запустил голубей или лебедя... Или что там есть на Кеплере? Ладно, он тот ещё орнитолог, но...
Восемнадцать, девятнадцать. Птички – это хорошо. Они приветствуют валькирий на воротах при входе в Вальхаллу и выклевывают печень трупам на поле боя и Прометеям в голосети. На скале. Или нет. Но что приветствуют – это точно.
Тридцать, тридцать один. Сидят такие на воротах.
Сорок восемь – или нет, неудобно на воротах, на заборчике сидят...
Шестьдесят два, шестьдесят три. А через заборчик прыгают голо-овцы.
Восемьдесят. У восьмидесятой овцы кудряшки как у Интара.
Как же спать-то хочется, помилуй космос...
Сто пятнадцатая овца лихо перемахнула через заборчик Вальхаллы, потрясая перед клювами попугаев подолом рясы и кокетливо торчащими слониками-стрингами.
– Я тоже задержу на минутку.
Каюта рядом, могла бы и в эти две успеть сбегать. Маша моргает в полутьме, не включая светильников, и цепляет из шкафа самую новую форменку. Парадная подождёт, ее она наденет на голо-встречу с бабушкой.
А в кармашек форменки ложится таблетка аспирина. На всякий случай.
– Нет, капитан. Я хочу отдохнуть, – заявила Маша, бодро вываливаясь в коридор и зевая. – Но есть я хочу больше. А гитару подержать дадите?
Маша, как хорошая еврейская девочка, играть умела только на пианино и электроскрипке. И ненавидела пианино и электроскрипку.
Руки у капитана, к счастью, были заняты. Маша хотела было сунуть ладони в карманы, не нащупала их на форменке и внезапно задумалась: а куда их девать?
[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

Отредактировано Мария Кравиц (01-05-2020 00:10:56)

+5

27

Не-ро, Не-ро, Не-ро... Бамс-бамс, бамс-бамс, бамс-бамс. Коридоры тут какие-то жестяные, фу, гадость какая... Неро, да где ж ты! Опять этот вулканец ушлый уволок в уголок?
– А, вот ты где! - радостно завопил Паша Чехов прямо с порога. – А чего не на свадьбе? А чего Тодд не на свадьбе? Чуваки, ну вы даёте! Неро, ты это... Погоди, ты как вообще?
Заморгав неожиданно чаще и внезапно завиноватившись, Пашка притормозил. Это чего ж он... Если Неро сегодня плохо, если Неро опять плохо... Чего ж ему плохо-то всё время, а? Хоть бы когда кому другому... Тьфу, типун тебе, Пашка, на язык твой помелом бескостным! Вот пускай тебе самому плохо будет, раз умный такой...
Да. Вот пускай мне и будет. А Неро пускай будет хорошо, – подумал Паша и по-дурацки шмыгнул носом.
– Ты это... Всё норм, не?
Смущенно и почти боком Пашка подошёл поближе к кровати Неро. Чем-то это было похоже на утренний ритуал с бабушкой, когда на даче на крыше родной тридцатиэтажки Пашка утром убегал в малинник, рано-рано, пока все спят, а потом его за красное ухо мама приводила к бабушке, ещё лежащей в кровати, и...
Пашка, суровый звездолётчик, опять шмыгнул носом и пробасил нехарактерно:
– Неро, ну чего такое случилось-то тута, а? Опять я как всегда... Этосамое.
А Тодд себя как-то странно вёл. Ну, то есть... Он себя никак не вёл, сидел себе и сидел, но – а чего сидел? Как-то не так сидел, да ещё и в неровской каюте. Чайковский их разберёт, почему этот джаффа тут торчит, но, наверное, что-то полезное делает...
– В общем, вы... Короче, на свадьбу пойдёте? Поедете? – Пашка замялся и очень, очень виновато на Неро посмотрел. – Извини. Я чего-то сам не свой. У меня и подарка нету, и ты меня напугал... Вон, браслет кончился. Может, сбегать кого позвать из медотсека, чтобы браслетик принесли? Я, если что, не очень хочу на свадьбу идти. Ну её. Честно. Чего я не видел-то, в конце концов, у всех иногда капитаны женятся...
[AVA]http://s5.uploads.ru/YLSHD.jpg[/AVA] [NIC]Паша Чехов[/NIC] [STA]Он русский. Это многое объясняет[/STA]

+7

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 115. Я беру своё там, где я вижу своё