Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 131. Сказки Шахерезады


Сезон 4. Серия 131. Сказки Шахерезады

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время действия: 2447 г., 7 марта, 04:00-00:00.
Место действия: каппа-квадрант, планета-колония Фрея, подземный город Квиринал.
Действующие лица: Интар Джар`ра (Кел Мартон), С`Андарак (Джек Каннингем).

http://s3.uploads.ru/J4sbx.jpg

0

2

Весна была поздней и сухой. Казалось, что в этом году как-то все замерло, ждало чего-то. И тем внимательнее надо было быть к самому нижнему ярусу – укрепленным пещерам, которые в прошлый раз залило вровень до грибных и термальных. Водоотводы сделали, переборки на ярусе «подземных озёр» – тоже, они поднимались даже не от воды. Техники мудрили почти месяц, установив сверхчувствительные датчики, реагирующие на холодную влажность и не дающие опустить поднятые перегородки, пока она не спадет до минимума. То есть, пока не спадет вода. Осенним паводком проверили, работало идеально, так что сейчас обход капитана был чисто формальным, автоматика не должна была подвести.
В этих пещерах было тепло, и если бы их не заливало – здесь бы тоже были жилые помещения. Но пока переоборудование стояло только в планах. В тех самых, которые Интар сейчас тщательно сверял с размеченными на падде, отмечал, где и что можно будет организовать, как лучше устроить сливы грунтовых вод, чтобы они даже не просачивались, удобно ли будет в озеро Сонака или лучше – дополнительный каскад водопадов с другой стороны – в Арагви. Хорошая речка, как раз если вторая получится несезонной – можно будет назвать Кура, доктор Сахим оценит, посмеется, фыркнет что-то о том, чтобы не тащили сюда тигрогов, и что целибат – это к рыцарям.
Интересно, почему так прилипают старые имена к новым реалиям? Или это свойство памяти – уцепиться за то, что было дорого и убедить себя в том, что и здесь дорого не меньше? Методы психологической защиты?
Джар’ра удивленно прислушался к шагам – легчайшие, мягкие, но уверенные, как будто тот, кто шел, знал, куда направляется. И не скрывается, значит, явно не слежка.
Но даже заговорить он бы не успел: когда из-за угла вышел С’Андарак, реакции капитана хватило только на то, чтобы броситься к вулканцу, обхватив его, откатиться в ближайшую расщелину, проваливаясь в небольшую пещерку, которую тут же привалило предусмотрительно сдвинутым ударом колена камнем.
Над ними хлынула вода, резко зажужжали поднимающиеся створки блокирующего заслона. Все сработало. Сверху тихо капали просачивающиеся ручейки воды, двое офицеров ЗФ, один из которых держал другого в крепком захвате и на себе, лежали на смятых грибах.
«Хорошо, что биофильтры надел», – подумалось Интару.

[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+4

3

Мысли текли размеренно и спокойно, как ровная широкая река, несущая свои волны медленно и легко по пологому руслу. Сравнение, пришедшее в голову первым, как всегда, оказывалось самым точным – С'Андарак, молча скользивший между колонистов, сам себе напоминал тяжёлый камень, который очередная – живая – река предпочитала огибать, не касаясь ни единой каплей воды. Его это полностью устраивало; не было необходимости плотнее запахивать форменную одежду, пальцы под перчатками не щипало от почти-контакта, а разум был спокоен и отстранён.
Следовало найти капитана Джар'ра – на Фрее его приказы обладали пока что высшим приоритетом, а отчёты психологов, приходящие в том числе и ему, необходимо было обсудить. Клаустрофобия, стрессовые расстройства, депрессивные состояния, шесть попыток суицида среди наиболее нестабильных групп колонистов – это всё требовало уже не просто работы медиков, а контроля вышестоящего лица. СМО, а в идеале - капитан, поскольку проблемы в основном наблюдались именно в его экипаже... точнее, у тех, кто ранее были экипажем «Квиринала». Нащупать взаимосвязь между этими двумя фактами пока что не удавалось, но вулканец подозревал, что таковой вообще не существует. Решить проблему помог бы короткий опрос с установлением неполного контакта, но для этого требовалось разрешение капитана Джар'ра, а в идеале – его прямой приказ.
С'Андарак смог добиться информации о местонахождении искомого объекта не сразу – координаты он выбивал около получаса, однако после того, как они были получены, он всё тем же размеренным плавным шагом направился к нижним пещерам. Здесь налево, направо, прямо, снова прямо – шумит вода так, что даже вулканский слух не нужен, чтобы её услышать – и направо, и...
...он не ударил мгновенно, по офицерской выучке, только потому, что в движении капитана Джар'ра не было агрессии. Была резкость, отмеченная краем взгляда, была настороженность, была какая-то странная тревога, а остального он не успел разобрать, увлекаемый куда-то в сторону. И перчатки можно было не снимать, джаффа не поддавались его воздействию, и в чём-то это было хорошо.
Капитан, – ровный и спокойный тон. – Ваше поведение ранее поддавалось логичному объяснению, однако я не могу найти причины...
Сверху упала капля, и только сейчас недопустимо отвлёкшаяся от анализа происходящего логическая машина разума выдала обоснование – сработала система сброса воды, вероятность выживания благодаря действиям капитана увеличена с пяти целых и двадцати семи сотых процента до девяноста трёх и пяти сотых.
Приношу свои извинения, – на ногах он оказался быстро и аккуратно, чтобы не допустить излишнего контакта. – Я не учёл... внешние обстоятельства. Вы могли бы подать сигнал группе, отвечающей за безопасность исследований? Мой падд был повреждён.
[NIC]С'Андарак[/NIC]

+4

4

Поднявшись, Интар стряхнул с себя споры грибов, бросив беглый взгляд на скан-бралет. Нет, расход по норме, биофильтры действуют, следовательно, воздействие спор через кожу можно исключить.
В свою очередь приношу извинения, если мои действия доставили вам дискомфорт. Мое единственное оправдание – разумная необходимость этих действий и отсутствие времени на их предварительную мотивацию. Что же касается сигнала…
Собственно, а чего можно было ждать? Падд, внешне выглядевший целым, подавал очень слабый сигнал. И на полноценную коммуникацию его вряд ли хватит. Но оповестить техническую бригаду необходимо.
Расчетное время осушения этого яруса и сброса водного массива – три с половиной часа. Исходя из кубатуры данной пещеры по приблизительным подсчетам, – глазомер Интара никогда не подводил, – при отсутствии воздуховодов, воздуха непосредственно здесь до критического состояния хватит на семь часов на двоих при стрессовом уровне расходования. Но я попробую немного отладить падд.
А точнее – снять с подворотничка кубарь и воткнуть крепежной иголкой в антенное гнездо. Плюс три процента к усилению сигнала. Отлично, теперь перевести на двоичный ввод и отправить в бинарном коде сообщение, что живы, в безопасности, откачку воды проводить в штатном режиме и не жечь моторы на ускоренном темпе. И тут же смотреть, как после отправки тихо гаснет экран. Не он первый жаловался на хрупкость паддов, их ремонтировать приходилось постоянно.
С’Андарак, надеюсь, я не ушиб вас, когда мы падали? – и тревожно взглянуть на вулканца. Травмы будут проблемой, но куда меньшей, чем понижение температуры – стены пещеры покрывались конденсатом, кастанеды сжимались от холодеющего воздуха. Ксенопсихолог слишком легко одет, вулканцы плохо переносят холод. – Как вы себя чувствуете, лейтенант?
Потому что это то, что надо учесть. С’Андарак не замерзнет, но переохладиться, пусть и не критически, может. А подобное надо исключить.
[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+4

5

Это стоило учесть. С'Андарак, как и любой нормальный вулканец, предпочитал нормальную температуру воздуха, которая сейчас не могла быть изменена никоим образом. До переохлаждения со всеми негативными последствиями он уже доходил, и даже рациональный разум осознавал, что понижение работоспособности и потенциальные проблемы с осложнениями – не лучший итог подобного воздействия среды; впрочем, стоило задуматься о том, как именно предстоит провести ещё несколько (в голове уже мерно щёлкал внутренний таймер) часов, не получив при этом повреждений тела или сознания.
Моё состояние в пределах нормы, – медленно вдыхая холодеющий воздух, сообщил он. – При сохранении скорости понижения температуры и повышения влажности, шанс негативного исхода увеличится к моменту полного сброса воды до шестидесяти семи целых и двенадцати сотых процента.
Оценил состояние ещё раз, чуть нахмурился - ошибка на доли процента была допустима, но не на целые проценты, которые почему-то выпали из первичного подсчета.
Прошу прощения, капитан. Шестидесяти двух и двенадцати... и вам нет необходимости изменять ваш стиль речи при общении.
Он поднялся, чуть зябко поведя плечом. Через два часа мышцы начнут реагировать на сигналы подсознания, мелкими сокращениями согревая поступающую кровь, чтобы поддерживать температуру тела. Тремор был бы неприятен, но, к сожалению, контролировать физиологические реакции в таком состоянии не рекомендовалось, и вулканец заранее готовился к тому, что после этого придётся провести в медитации больше времени. Перчатки, закрывавшие кисти, оказались повреждены, однако до царапин дело не дошло – только порвалась ткань вместе с жёсткой основой, открывая кожу, да содрались немного декоративные матово-чёрные накладки, защищавшие ладони при постоянном контакте с предметами. Форменный китель, который почти сразу оказался застёгнут доверху, чуть согревал, или, если выражаться точнее, помогал сохранять собственное тепло. Первые полчаса ощущение холода даже не будет мешать восприятию, а затем придётся все сильнее подавлять его либо уходить в медитацию, которая при необходимости сможет заменить первичные стадии криостатического состояния, чего С'Андарак, разумеется, не желал, как и любой нормальный разумный, не испытывающий суицидальных наклонностей.
Предстоявший разговор он собирался начать в более спокойных условиях, однако работе не должно было мешать ни его состояние, пока что ещё довольно приличное, ни внешние обстоятельства.
Если вы считаете возможным, я хотел бы поговорить с вами о психологическом фоне колонистов, – спокойно выдохнул вулканец, отмечая краем глаза колебание воздуха, возникшее, очевидно, из-за влажности над камнями и трубами. – Надеюсь, этот разговор не будет неуместен в сложившейся ситуации?
[NIC]С'Андарак[/NIC][STA]ходит страшная правда[/STA]

Отредактировано Джек Каннингем (07-11-2019 16:07:27)

+4

6

Ошибка, которая заставила Интара внимательно посмотреть на ксенопсихолога, была очевидна. А вторая – уже более заметная – напрячься еще сильнее, потому что С’Андарак рассчитывал постоянное понижение температуры, а она будет падать в прогрессии. Потому что он начал отсчет с момента, когда они оказались в пещере, а до этого были коридоры, хотя и теплые, но холоднее отапливаемых ярусов. И сам факт ошибки уже настораживал.
В данной ситуации на мне, как на старшем по званию и возрасту, вся ответственность за происходящее, – и, видя, что вулканец набирает воздуха, чтобы возразить, жестом остановил его. – Я о сложившейся психологической обстановке на… простите, в Квиринале. Поэтому изложите ваши предложения по устранению и нивелированию возникшей проблемы. Обещаю вам полное содействие как специалисту.
И ни словом, ни жестом не реагировать на слова об изменении стиля речи. Когда С’Андарак поймет, что он, по сути, указывает капитану, как ему разговаривать – психолог будет смущен, а ему не стоит терять уравновешенность. Температура падает быстрее расчетного, это значит, что надо действовать.
Интар встал с быстро остывающих камней, подошел к камню, завалившему пещеру, и присмотрелся, проверяя крепость и плотность прилегания. Отдельные капли еще просачивались, но даже тонкую струйку это не напоминало. С этой стороны проблем ждать не приходилось, откачка воды будет идти как приказано, сейчас вахта Первого, он уже в курсе. И единственной проблемой остается С’Андарак. Точнее, то, что психолог уже сейчас вздрагивает, сам того не замечая. Следовательно, выход только один. И вряд ли он понравится вулканцу, но другого просто нет.
Я могу надеяться на рациональность, присущую вашей расе и на ваше доверие лично мне, лейтенант?
[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+3

7

Вопрос оказался немного неожиданным, впрочем, капитан… комендант, – привычно поправил себя в мыслях вулканец, – не задавал лишних вопросов, если в них не было необходимости. Следовательно, отвечать стоило максимально прямо, перед этим изложив уже имеющуюся информацию.
Сэр, я прошу заметить, что часть из моих пациентов не желали бы раскрытия информации, а также хочу напомнить вам о понятии врачебной тайны, – ровным голосом отозвался он, как только гортань, сократившаяся на две целых и три сотых секунды, снова начала пропускать воздух так, как это требовалось для нормальной устной речи. – Однако, исходя из моего общения с подопечными, я могу спрогнозировать резкое нарастание количества конфликтов, а также понижение общего морального духа колонии из-за непредсказуемых социальных моделей, не установленных для подобных случаев.
Разумеется, на корабле было бы проще – там хоть что-то было понятно, стабильно и правильно, а некоторые из тех, с кем С'Андарак общался в последнее время, почти прямым текстом заявляли, мол, смерть была бы более привлекательным исходом, нежели жизнь в такой колонии. К сожалению, понятие этики, пусть и не до конца доступное его пониманию, все же имело место быть.
Также я отмечу, что ваш вопрос звучит нетипично... Что же до нивелирования – устранение ситуации подразумевает в том числе медицинскую обработку экипажа и пассажиров, что не может быть запланировано по причине ограниченного ресурса медицинских репликаторов. Я бы предложил психологические воздействия, например, в виде групповых тренингов наиболее устойчивыми представителями – в том числе вами, мной и старшим офицерским составом. Для пассажиров же было бы оптимально произвести первичную медицинскую и психологическую обработки, возможно, воспользовавшись методами гипноза или теле-эмпатического воздействия.
Повернувшись так, чтобы визуальный контакт с комендантом был полным, вулканец заметил, как тот почему-то шагнул ближе. Просчитать действия не получалось, не хватало исходных данных.
Я могу рассчитывать на ваше благоразумие и логичность, сэр? – почти смиряясь с происходящим, поинтересовался С'Андарак, чуть прикрывая веки.
[NIC]С'Андарак[/NIC][STA]ходит страшная правда[/STA]

+5

8

Только предельный контроль над телом позволил не броситься к вулканцу, когда тот задержался, вдыхая воздух, уже сравнимый с жилыми отсеками времянок на E.D.N. III. И это было прогнозируемо.
Да. Вы можете рассчитывать на логичность, благоразумие и поведение исключительно в рамках уставных взаимоотношений. Лейтенант, я сейчас вынужден отметить, что защищать экипаж и пассажиров, каждого и всех вместе, я буду даже в том случае, если они допускают просчеты в оценке собственных ресурсов, как психологических, так и физиологических. С первым столкнулись вы, второе сейчас наблюдаю я.
Движение было молниеносным, Интар и сам почти отвык от необходимости так реагировать, но С’Андарак легко, почти незаметно покачнулся - и через две секунды оказался на руках у капитана, причем еще и прикрыт мгновенно расстегнутыми полами куртки.
Лейтенант, пересчитайте вероятность критичного исхода. Учитывайте все факторы: геометрическую прогрессию падения температуры, споры, охлаждение за счет термального коллапса чипидрисов и поступающей воды. Ваша оценка самочувствия необъективна за счет приоритетных задач как медика и снижения кровоснабжения мозга в условиях критических температур, частичного шока от моего поведения и напряжения при формулировке, не допускающей разглашения врачебной тайны, – джаффа умели блокировать движения противника. – Все это определяет мои действия как единственно возможные. В такой ситуации температура моего тела будет повышаться, разделив это тепло с вами, я не только снижаю процент критического исхода для вас на семьдесят два с половиной, при этом расовая особенность не делает контакт со мной дискомфортным для вас. Учитывайте и то, что старший офицер с гипертермией – это дополнительная проблема, а обниматься с камнями – верный способ переохлаждения до летального исхода.
Он ни в чем не лгал – этот выход был оптимальным, и С’Андарак, если ему не изменит логичность вулканца, тоже должен просчитать подобную вероятность. А пока – придерживать его так, чтобы и не двинулся, чтобы согреть как можно быстрее, повышая температуру тела усилием воли и погружением в состояние, близкое к кел’но’рим, но позволяющее сохранять адекватное восприятие реальности и не отстраниться от нее полностью.
[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+3

9

ведение разрешено

Чуть заторможенное сознание отметило — все и правда так, как говорит капитан. Повышение его температуры тела, геометрическая прогрессия охлаждения воздуха, мгновенно ухудшающиеся когнитивные способности самого С’Андарака, странная вспышка эмоций, причем тех, которые он не помнил уже давно… о, это всего лишь оказалось прикосновение обнаженной кожи, к тому же джаффа мгновенно разорвал контакт, видимо, осознавая последствия.
— Благодарю, капитан, — на выдохе чуть дрогнула челюсть, но удалось сохранить артикуляцию в рамках нормы. — В свою очередь замечу, что…
— Лейтенант, вам необходимо сохранять тепло, — коротко отозвался Интар, и вулканец, все еще подчиняясь неслышному приказу, замолк. Почему-то ему, почти как людям, внезапно вспомнилось прошлое — один из кораблей, где он только начинал практиковать в роли корабельного психолога, не всегда успешно справляясь со своими задачами. Впрочем, его крупнейшая победа на поприще борьбы с вывертами сознания разумных так и осталась безымянной, а вот те, которые поменьше…
Коммодор Аркрайт, например.
— Я приношу извинения, если в дальнейшем мое поведение будет атипичным для моей расы, — чуть дрогнул голос, когда С’Андарак спокойно предупредил капитана. Тот, наверное, и без предупреждений знал, что почти все гуманоиды при резком изменении условий окружающей среды склонны к инстинктивной смене поведенческой парадигмы; их менее разумным предкам это позволяло выжить, но зачастую мешало в нормальной жизни. Вот и сейчас вулканец ощущал, как медленно, но неизбежно смещаются принципы и законы его внутренней логики.
Выход? Медитация, сон, любое избавляющее от социального контакта занятие. В тесном физическом контакте это было бы сложно.
— Вас не оскорбит, если я постараюсь отключить большую часть сознательного восприятия реальности, сэр?
Вспомнить, по какому принципу он впервые полноценно применил телепатию, ставшую со временем его личным проклятием. Читал — не столько мысли, сколько эмоции и образы, связанные между собой в единую систему; одновременно поражался и с тем — отстраненно продолжал допрос, замечая, что подопытному пациенту это идет лишь на пользу.
Погрузиться в пограничное состояние — когда до медитации шаг вниз, до сознания вверх, и ждать ответа. Если капитан Интар так же адекватен, как и все время до этого, то он даст корректный ответ. Если же нет — будет чуть сложнее контролировать себя в подобной ситуации, не более того.[NIC]С'Андарак[/NIC][STA]ходит страшная правда[/STA]

+3

10

Вулканцы позднее взрослеют. Сколько этому мальчику в пересчете на человеческие стандартные? Интар позволил себе чуть нахмуриться: сам же знаешь, те, кто в ЗФ, по уровню восприятия мира, по жадности познания, лучшие – а других на твоем корабле нет – дети.
Воспоминание о «Квиринале» вышвырнуло из баланса и в ту же секунду вернуло обратно. В четкий и прагматичный график собственной нагрузки. От сна получится оторвать полчаса, от самообразования – вдвое больше. Итого, на сутки Фреи – шестеро офицеров. Мало. Значит, увеличить на двоих за счет сна.
Извинения приняты, лейтенант, – голос уходил в глубину и музыкальность того тона, которым говорят наставники. Так говорила Звезда, так говорила Ликоя, учителя на Кубероне. Мягкие и низкие переливы, тихие для большинства рас. – Я понимаю. Вы вольны в своих поступках и поведении, это не будет важным и не останется в памяти.
Точное – до мельчайших подробностей – восстановление графиков всех членов экипажа, совмещение с предполагаемой работой корректоров. И перед глазами – объемная схема, плавно перетекающая из восьми отдельных в одну общую.
Знакомы ли вам особенности кел’но’рим, лейтенант? Не общеизвестная практика, а уровень «приглашения». Техника, позволяющая оставить свободу сознанию, дать ему возможность максимального контроля над глубиной памяти? И при этом – вошедший с помощью джаффа в этот поток, волен выйти из него и не увидит ведущего, как и не будет видим для него. Вы вольны принять приглашение от меня. Или отказаться, использовав любую приемлемую для вас технику, это абсолютно приемлемо, допустимо и логично в данной ситуации.
Интар слишком хорошо знал С’Андарака, хотя тот и старался держаться замкнуто. Сейчас именно от его воли это и зависит, но результат будет неизменен при любом выборе. Джар’ра убережет своего офицера. Хотя бы потому, что своих он отдавал неохотно.
Меня не оскорбит любая степень отключения от реальности, которую вы можете себе позволить в данной ситуации. Я уверен в том, что вы определите ее с предельной точностью. Если решите, что предлагаемое мной более приемлемо – любой открытый тактильный контакт любой длительности. И спрячьте ладони под мою куртку, они у вас мерзнут.
[NIC]Интар Джар`ра[/NIC] [STA]Первый после бога[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/dscq0.jpg[/AVA]

+3

11

Руки и правда мерзли. Не так сильно, как могли бы, но довольно ощутимо, и перчатки уже не согревали, а скорее наоборот; С'Андарак ощущал, как тело постепенно захватывает мелкая дрожь, призванная генерировать тепло из остывающих мышц с минимальными потерями энергии. Чем плотнее будет тактильный контакт с джаффа, тем эффективнее будет теплопередача, которая позволит ему не опустить собственную температуру ниже допустимого предела.
– Я приношу свои извинения, капитан Джар'ра, за неподобающее поведение, – заставить себя снять преграду, не позволяющую чужому разуму, пусть и структурированному, коснуться своего, было очень и очень сложно. Впрочем, капитан Интар ранее показывал себя максимально логичным и вменяемым, потому и в этой ситуации линию его поведения можно было предположить с вероятностью, позволяющей не задумываться о негативных исходах. Отрицательные финалы занимали тринадцать целых и сто сорок девять тысячных; положительные, соответственно...
...сначала коснулись костяшки пальцев, поднимающие ткань для того, чтобы не пришлось делать это грубее, потом – скользнули холодные ладони, опускаясь на ребра сзади, где ощущалось биение сердца даже через майку, потом легли кончики пальцев, которые еле заметно покалывало от внезапного тепла. О ментальных практиках джаффа не рассказывали подробно, поэтому опираться вулканец мог только на собственные наблюдения, которых у него было немного, да на слова самого капитана, который уточнял, что это безопасно для «ведомой» личности.
Поднятые вверх руки мягко скользнули по шву кромки, по обжигающей коже на плечах, устроились в удобных выемках между шеей и лопатками; привычного уже водоворота эмоций не было, только горчило где-то вдалеке необъяснимое и непонятное, но он же не сеанс должен был проводить.
Если вас не затруднит... – собственное сознание медленно соскальзывало в туман пограничного состояния, в котором время шло совсем иначе. Тепло, которое исходило от Джар'ра, медленно поднимало температуру его собственного тела, выравнивая и стабилизируя ее на градус ниже нормы. В таких условиях нормальная функциональность организма будет держаться на несколько часов дольше, а последствия можно будет сгладить с минимальными потерями рабочего времени на восстановление.
[NIC]С'Андарак[/NIC][STA]ходит страшная правда[/STA]

+3

12

Говорят, что время не повернуть, только в космосе может быть все, что угодно. Он не раз проверял это всё на себе, ещё с того момента, когда сменил форму курсанта на первый мундир, первые погоны и палубу первого – и одного – корабля. Так везло немногим, на одном и том же корабле, повышение за повышением – и только когда предложили перейти на станцию, точнее, уговорили, Нильс сменил корабль.
Но не изменил космосу. Терра осталась где-то там, в памяти и в далёком крыле Млечного Пути. И там же – всё, что было памятным.
Север Терры – он был привычным и знакомым, он всегда вспоминался с радостью. Руки матери, лес, озеро и над ним – искрится разломами далекое небо, космос, даль звездных ветров, даль неизведанного врывается в жизнь переливами вихрей и цветов. Северное сияние, волны губительной силы во всей своей красоте отражения, излома на атмосфере. Переливчатый жидкий огонь в воздухе.
А здесь воздуха не было – космическая пыль и та сгорала в радиоактивном пламени «железной сверхновой», вспыхнувшей у одной из станций фронтира. А здесь – уводить не корабль – станцию. Идти по визору, как первые пилоты, потому что на навигационные приборы лучше не смотреть, иначе поймёшь, что бесполезно.
Всем покинуть рубку, – слишком спокойный голос. – Разберусь сам. Приказ отдан!
И уже искинам, которые плавятся в этой радиации:
Щиты на корпус на механике. Поднять экранирование со смотровых.
Через северное сияние. Где тут север, где низ, где верх? Через этот огонь слабо видно звезды, и глаза стекают слезами на щеки. Я уже взрослый, мама, я не плачу. А щеки обжигает. Сквозь звездные ветры – не тот нежный свет маленьких искорок. Сквозь пылающие ветры раскаленных до всех оттенков гигантов, Через пламя – к спокойным далеким малышам. И вздрагивать потому, что больно, потому, что плачешь, слезы горячими струйками жгут щеки. Где же их столько берется, почему внезапный шум заработавших приборов звенит только в ушах? Почему за спиной чьи-то шаги?
И последнее, что он помнит – крик молоденькой девочки-врача, задушенный и почти проглоченный. И ее руки на щеках.
Дальше – нет света. Нет огня. Нет звездного ветра.
Повязка на выжженных начисто глазах, вытекших кровавыми слезами на щеки. Он вывел станцию. Он смог. Оставьте в покое.
Он мечтает о тишине, ему хочется спать. Чтобы сны, чтобы жизнь – хоть во сне, хотя бы подобие прежнего. А лекарства – это провал. И не скажешь «закрыл и тут же открыл глаза» – нечего. И не знаешь, какими словами ответить врачам, не знаешь, что сказать команде и командованию. Не знаешь. Назойливым зудом – обволакивающие слова психологов, противные в своей липкости. Мягкость касаний капеллана – от этого еще жарче, он ненавидит жару, он захлебывается – и срывается, впервые за службу срывается на крик и ругань.
Не хочется никого… Как же больно, в половине мыслей – видеть, глаза… Как избавиться?
Коммодор Аркрайт? – голос Первой, и на этот голос летит чашка со стола. Пока – на пол.
Пусть. Оставьте ее валяться, сам подниму, не калечь безрукая! – и голос едва не срывается на последних словах. – Вам что, еще нового назначения не дали, офицер?
Она разворачивается и уходит, гордая девочка-дельтанка – ее не сломало собственное бессилие, не задела боль непосредственного начальства. А он опускается на колени и тихо шарит по полу – чтобы поднять эту треклятую чашку. И давит ее рукой. Осколки вонзаются в руку, он, как в детстве, вытирает ее о штаны больничной одежды. Какого она цвета? Насколько видна – опять «видна» – кровь?
[NIC]Нильс Аркрайт[/NIC]
[STA]Мир сомкнутых глаз[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/24/57632.jpg[/AVA]

+3

13

Тонкие перчатки скрывают выходы нейронных связей на пальцах, логика не даёт провалиться в эмоциональные и абсолютно бесполезные порывы, принятые извне. Говорят, из вулканцев плохие психологи, но хорошие хирурги; С’Андарак предпочитает считать себя именно хирургом. Это представителю иной расы было бы «обидно» от того, что прошедшие его курс отворачиваются в коридорах или стараются не встречаться взглядом, для него же это всего лишь знак качественно выполненной работы. Раз ходит, говорит и способен испытывать корректные эмоции в нормальном диапазоне – значит, он правильно разрезал то, что люди называют «душой» и выпустил оттуда гной, отдавая потом капелланам и нормальным психологам для того, чтобы те «сшили» обратно.
Очередной вызов не застаёт врасплох – вулканец привычно откладывает в сторону падд с конспектом интересной теории по эволюционной психологии и, выслушав тираду с той стороны комма, безукоризненно-спокойно отвечает. Да, он сейчас не занят. Нет, коммодору Аркрайту не назначали сеансов мозгоё… простите, офицер, лучше всё же назвать это психотерапией. Да, он может подойти к каюте шесть дробь тридцать восемь дробь бета. Конец связи.
Отключающийся комм ловит ещё «Если и этот не поможет…» и тишину. С’Андарак застёгивает форму так, чтобы не оставалось ни клочка открытой кожи, кроме лица, поправляет перчатки, проверяет – несколько мысленных вопросов и быстрые ответы – состояние собственного разума. Удовлетворительно, как и обычно.
Дверь указанной каюты закрыта, на падде отображается код и примечание – «Повышенная агрессивность».
Ну-ну, позволяет себе мысленно ухмыльнуться вулканец. Как и любое раненое существо, этот человек проявляет разумно мотивированную агрессию в рамках индивидуальной реакции на внешние раздражители. Ткань перчаток скользит по запястьям, обдаёт кисть чуть ощутимой прохладой. Подушечки указательного, большого и среднего чуть пощипывает от привычного предощущения установления контакта – люди принадлежат к классу пси-ноль, но это только поможет.
Шипение открывающейся двери почти музыкально, только вот добавить бы легкое тремоло по терции вверх, чтобы получился абсолютно гармоничный кластерный аккорд по классификации земной музыки. Дыхание человека за ней — нервные маркато с тяжелыми акцентами выдоха.
– Коммодор, – спокойным голосом он разве что привлекает внимание. – Мне необходимо провести с вами некоторое время.
Звук на падде отключен. Внешняя изоляция каюты включена. Управление климатом переведено на его приказы… почти идеально для сеанса.[NIC]С'Андарак[/NIC][STA]ходит страшная правда[/STA]

+6

14

Тишина, молчание, тихо капает кровь с руки. Рана затягиваться будет очень долго, лучевая псевдогемофилия, повязку на глазах меняют до сих пор.
Тихая музыка. Он часто слышит ее, фоном, часто включает – так, чтобы едва слышно призраком звуков, волнами. Любит сидеть возле динамиков, чувствуя вибрацию всей кожей. И снова «аааа, вам нельзя, это вредно». Нельзя.
Ничего... Что-то говорили о визоре, стимулирующем нейронные окончания, о технологиях боргов, о способности заменить глаза кибернетическим стимулятором. Зачем это все? Оборвать бы – но предусмотрительно не оставляют ничего опасного, хотя… Вспомнилось, как Даи-Ло, его психолог, пошутил о том, что и в мягкой палате можно вырвать у себя волосы, засунуть в рот и умереть от удушья. Хороший был мальчишка-дельтанин, вправлял мозги незаметно и осторожно, еще бы летал так же...
Осколок чашки жжет руки, надо его спрятать – и он тихо скользит под подушку. Отлично. Скоро ужин, снова зайдет какая-нибудь нервная девочка с попытками быть милой и услужливой, убежит после первого вопроса «Милочка, вы настолько уродливы, что нет более интересных занятий на этот вечер? Да ладно, я слепой, мне и вы пойдете, и клингон с похмелья», и можно будет... До утра не зайдут.
Дверь открылась. Вот только прозвучавший голос был холодным и... И безразличным. Что же, этого не хватало. Хоть кто-то не скрывает... Да он же превращается в слепую девочку из старого анекдота.
И впервые действительно захотелось есть. Тех самых пельменей. Тазик. А принесут опять пломиковый суп или другую полезную дрянь. «Все полезно, что в рот полезло», как говорил кто-то там, доедая андорианского суслика.
Со мной? Приказали? – голос чуть дрогнул. – Позы, в которых надо это сделать, не уточнили? Присаживайтесь, обсудим. Или мое мнение никого не... не интересует? Хотя с недавних пор оно не интересует даже меня.
Как говорил незабвенный Пайк, перейти на клингонский всегда успеем, начнем с ромуланской непротокольной лексики.
Аркрайт сжал губы, не желая поворачиваться.
[NIC]Нильс Аркрайт[/NIC]
[STA]Мир сомкнутых глаз[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/24/57632.jpg[/AVA]

+3

15

В голосе явно были слышны агрессия, страх и неприязнь. Ничего нового – яркость этих эмоций он сможет оценить только прикосновением, для чего необходимо выстроить отношения восьмого или двенадцатого-бис типа, и неизвестно, что будет быстрее. Классификация типов взаимоотношений стояла перед глазами, вся огромная таблица, которая в голопроекции занимала почти всю стену немаленького кабинета ксенопсихологии.
– Если вас интересует секс со мной – не рекомендую из-за расовых особенностей, а еще вам стоит выбрать партнера, который будет готов слушать ваши слезливые матерные жалобы на протяжении всего процесса соития… Впрочем, если вы считаете, что существует физиологическая необходимость, я могу доложить медикам, – и даже по гордо вздёрнутой голове с четким профилем можно было заметить, что первый удар достиг цели.
Слабовато, конечно, но бить наощупь С’Андарак не любил в принципе. Это слишком напоминало причинение боли как процесс ради процесса, а не ювелирное, пусть и жестокое иногда к пациенту лечение, каким оно должно было быть.
– Поднимите руку. И не надо щериться, коммодор, ваши зубы меня не интересуют, – а вот нашелся и повод установить контакт. Тип… Пожалуй, седьмой-квад. Не лучшее начало, но зато быстрое, почти мгновенное. Без настройки на чужой спектр, без попытки подстроиться, просто отрезать словами, как ножом, чтобы вскрыть то, что еще не успело зажить и гноится, причиняя боль.
А потом, если продолжать человеческую ассоциацию, щедро посыпать сверху солью и полить спиртом, чтобы выжечь дотла все, что может помешать заживать. Человек добавил бы – «заживать душе», но С’Андарак мог считать себя человеком ровно настолько же, как и ромуланцем, андорианцем или ференгом – исключительно в рамках построения общей модели психики соответствующей расы.
Теперь нужно еще чуть поднять температуру, выставить влажность и давление; свет приглушать необходимости нет – и без того подопечный абсолютно слеп. Жаль, что в Академии не хватило времени, чтобы взять еще несколько дополнительных курсов, которые сейчас приходится разбирать самостоятельно; в одном из них было про влияние окружающей среды на восприятие различных рас.[NIC]С'Андарак[/NIC][STA]ходит страшная правда[/STA]

+4

16

А в комнате снова жарко. Или это он так реагирует на чье-то присутствие? Вежливо подавленный зевок, мозгу не хватает кислорода, хотя и регулируют подачу, но, видимо, он привык дышать неглубоко, надо снова возвращаться к гимнастике дыхания.
А надо ли? Сколько тут осталось, смотреть-не смотреть – на этот мир. Аркрайт внезапно задумался о том, запирают ли его каюту, как называется станция и какого она типа. Но не спрашивать же у этого офицера «простите, а где я нахожусь». Потом через падд запросит у искина. Если с осколком не получится.
Зубы не интересуют. То есть, вы не стоматолог, – коротко и резко, проигнорировав хлесткий удар о слезах. Да, мальчик – а он действительно, кажется, молод – ты не знаешь, какими они бывают. Ну и хрен с тобой. На который я не претендую. Даже мысленно. Вот и шел бы. Туда. Подальше. – А рука вам для чего? Хиромант? Будете искать линию жизни и продлевать оперативным путем? До локтя и вдоль вен? Я не против.
И поднять, как приказано. Привычка слушаться врачей – мама была медиком, он видел, как ей тяжело с непослушными больными. Видел. Хорошо, что ее нет, она точно не заслужила такого, не заслужила видеть его сломанным.
Рука – значит, рука. Делай, что надо, что приказали – и убирайся, у меня ужин, и... И осколок под подушкой. И в перспективе, возможность вежливо избавить вас от своего присутствия, наблюдения здесь – пока еще – нет, значит, одна попытка все-таки будет полноценной.
[NIC]Нильс Аркрайт[/NIC]
[STA]Мир сомкнутых глаз[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/24/57632.jpg[/AVA]

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 131. Сказки Шахерезады