Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 167. Гостья из Зазеркалья


Сезон 4. Серия 167. Гостья из Зазеркалья

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: 2446 г, 4 мая, 09:00-14:00.
Место действия: каппа-квадрант, планета-колония Фрея. 
Действующие лица: Алиса Селезёва (Мельме Маат), Бенет Фалк (Константин Тьери), Мария Кельх (Мария Кравиц), Коста Анмах (Александр Хайд), Ядвига Цепеш (Элеонора Джекил). 

http://s3.uploads.ru/0dOmZ.jpg

0

2

Алиса бежала, не разбирая дороги.
Или вернее не Алиса. Она больше не знала, кто она. Просто девочка. Просто никто. Никто.
Это не наша Алиса.
Она всегда боготворила его. Своего деда, прозванного Кощеем. Кто еще мог бы похвастаться, что приходится внучкой Кощею и Бабе Яге? Бабуля не любила это прозвище. Вечно ворчала. А дедуля – молодцом. Смеялся. И учил всяким интересным вещам. Алиса его обожала. Больше не Алиса.
Это не наша внучка.
Кто ее дернул подкрасться тихо к комнате? Вот кто? Жить в неведении лучше, чем жить, зная, что вся прежняя жизнь была ложью! Сюрприз она сделать хотела. Сделала.
Я проверил восемь раз, Яди.
Девочка замерла, как учил дед. Тело – пружина, готовая сорваться с места. Выровняла дыхание. Приглушила выдох. Дед учил слушать так, чтобы не пропускать ни слова. Что бы ни случилось – восемь раз перебор даже для деда. Он всегда был перестраховщиком, главная функция которого – защитить, уберечь. Он никогда не рассказывал о том, как чуть не потерял тогда еще просто боевую подругу. Это уже позже – супругу. Но уже тогда – любимую. Близкую. Дорогую. Это рассказывала бабуля.
Это не наша Алиса, ты же знаешь, что образец был взят при рождении, и сейчас её геном отличается... Это не наша внучка...
Это сейчас, мчась вперед по коридорам колонии, почти вслепую, ориентируясь только по запаху свежего воздуха, непривычного, отличного от корабельного, она вспоминала: деда – она звала его именно так, «деда», словно не желала заканчивать слово на твердой, как взрыв, «д» – деда никогда ничего не выбрасывал, все бережно собирал и куда-то уносил: первые обстриженные коротко детские, почти пушистые, волосенки, первые подстриженные ногти, молочный зуб, выпавший, кажется, в восемь лет. Девочка-теперь-уже-без-имени, не приученная плакать, всхлипнула именно на этом воспоминании. Кажется, это был каток? Или нет, это был лес. Куда он повез ее? На какую планету? Там еще болот было много, и дед учил ориентироваться, срезал ей слёгу, показывал, как пробовать кочки на прочность, и как брести по топкой почве, неся на себе полный комплект снаряжения. Она еще тогда упала, запнувшись обо что-то. Зуб – передний, прямо посередине нижней челюсти – уже шатался, и сразу же выпал от столкновения челюсти с землей, даром, что мягкой. Она выплюнула его с каплей крови на ладошку и хотела выбросить, но деда не дал. Сунул в карман. Говорит, для феи. Для феи, да.
Не-Алиса всхлипнула, сжала зубы – все коренные, не осталось уже молочных – и удвоила скорость, едва не столкнувшись с кем-то в униформе техника. Молодой человек – или девушка, может, даже – едва успел посторониться. Но в голове уже перемкнуло. Зачем бежать, если можно лететь? Флайер. Любой ребенок уже умеет водить простой легкий одноместный флайер. Некоторые даже в школу на них летают. А она стреляет с восьми. Справится.
Затормозить. Развернуться. Вдоль стены прокрасться – и вслед за техником нырнуть в проем двери, ступая след в след, имитируя шаг, подстраиваясь. Тень. Тихая, как тень.
Это не наша Алиса.
Техник тихонько охнул и сполз на пол. Девочка прижала два пальца к артерии – дышит. У нее десять минут. А эта штука вполне может пригодиться... – и фазер перекочевал с кобуры на боку техника в руки Уже-не-Алисы. Алиса никогда бы не напала на своего. Но своих у нее больше не было. Только чужие.
Зажигание. Старт. Прочь.

[NIC]Алиса Селезнёва[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/0othc.jpg[/AVA]

+4

3

Фалк семенил по коридору в сторону ангара. Именно семенил – иначе его замысловатую походку мелкими шажками назвать было невозможно. Сии странные па при ближайшем рассмотрении легко объяснялись – руки у рыжего были нагружены сверх всякой, даже технической, цепкости – пара контейнеров с обедом, пара высоких бокалов (хорошо, догадался крышками накрыть!) с чем-то вроде компота из местных фруктов, пара пакетиков со всякой съедобной мелочью, типа… как это замысловатое слово… крендельков, да! – и вершина сегодняшнего воспарения фантазии отдельного квиринальского шеф-повара – большая тарелка с двумя умопомрачительно закрученными-наверченными воздушными пирожными… С вишенкой! Техник в который раз сглотнул слюну, стараясь держать тарелку идеально ровно, чтобы эти шедевры не помяли себе бока, или паче чаяния, не слетели с неё – чем и объяснялась странная походка. Уж очень хотелось донести до напарника в целости.
Сейчас, О’Нил, я уже почти дошел…- Фалк виртуозно вписался в проём. – Смотри, какое… Блять! Что… – на пол полетело всё, что так бережно донеслось Беном почти до финиша, сверху эту живописную кучку украсило двумя кляксами воздушного крема, с вишенками, да – а сам техник метнулся к распростертому у стены телу товарища, на ходу вытаскивая фазер и шаря глазами по ангару.
Какого тут… Живой?.. – пальцы ощутили биение пульса на шее, да и крови видно не было… затылок сбит?..
Что тут?.. – левой рукой Бен достал БИТа из кармана: – Быстро просканируй помещение в инфракрасном.
Подкинутый вверх паучок метнулся к центру потолка и закружился там, рыжий уже терзал падд, выводя картинку на экран… Никого.
Да что за… Камеры! – еще один рывок, и Фалк уже листает ускоренный просмотр на пульте, замирает, хмурится… Что творит эта девчонка?!
И надо же так совпасть… Поскольку на ближайшее время вылетов не было, они поставили систему на внутреннюю диагностику, отключив все блокировки и открыв шлюз для проветривания… Кто научил эту маленькую стерву таким приёмам?.. И фазер…
Блять… – Бена снова прошиб пот. – И шаттл умеет водить… – рыжий тревожно насупился, соображая, кому докладывать о ЧП. Ибо это именно оно – двух мнений быть не может.
Так. Капитана может не трогать? Ему и так достаётся последнее время… А кто у нас сейчас на смене? Ага, Мария. А вот это идеально. Это, пожалуй, даже лучше, чем Первый с его молниеносными решениями.
А Интар пусть отдыхает.
Во всяком случае, Бен очень на это надеялся, набирая код на падде.
Офицер Кельх? Это офицер Фалк. Да, ангар.
И добавил чуть тише, через паузу:
У нас тут ЧП, Мария…
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+4

4

Угу... Угу. Угу, – пробормотала Маша в трубку, яростно растирая глаза и встрепывая кудри: задремала, чтоб его, ещё полторы главы недочитано, план не выполнен, а через два часа нужно будет бежать к капитану... Не сейчас, и на том спасибо. Нужно заглянуть к Джеку, спросить про кофе, потом к Сайку, а теперь ещё у техников... Бенет Фалк не был раздолбаем, долбоклюем и прочее, что там вертелось на языке. Значит, и правда что-то случилось. Совсем конец шаттлу? Топливо кончилось? Системы взбесились? Местная фауна охренела в край и угнала машинку?
Платье помялось и спереди, и сзади, хотя форменка в принципе мяться не могла. Значит, нужно сходить к интенданту, сказать, что сбоят репликаторы: сейчас они тряпки не те выдают, а потом вместо еды будут маленькие жареные крокодильчики. И хорошо ещё, если прожаренные, а не сырые и кусючие.
Доки были далеко. Маша успела послать в пешее эротическое трёх энсинов, распихать по карманам десять бумажек, рассердить чипидрисов, отбить щиколотку и допрыгать до Фалка на одной ноге с тихим жизнерадостным шипением.
При виде медиков стало нехорошо.
Эй, господа! Это вы к моему приходу так чудно подготовились или что-то стряслось? Пропустите Вторую, ей ничего не видно с галерки!
Нос не дорос, ага, - Машка огляделась внимательнее и поняла, что слона нет. Либо он замаскировался, либо его угнали. В смысле... Шаттла она не заметила, даже сосредоточившись и выгнав идиотские поговорки – вот же Пашка, соотечественник, а туда ж! – из кудрявой головы.
Бенет, быстро: что стряслось?
Кто-то угнал шаттл, – пронеслось печально в её мозгу, и Маша украдкой стёрла спушки из уголков глаз. Спать хотелось который месяц, что уж тут. – Так. А где тогда СБ?
Ангар, скотина, был всегда закрыт. Значит, слинять мог кто-то из техперсонала, знающий коды, или старшие офицеры. Сайк рехнулся? Капитан снова-заново? Не, фигня... На экватор? А как ловить?
Бенет, отследите мне этот аппарат. Можете? И расскажите в процессе, кто в нём и на черта, – Маша хлопнула по кобуре, проверяя наличие фазера. – И готовьте яхту, я полечу разговаривать с этим психом. Как он сюда попал? Кого-то убили?

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+5

5

Кажется, она себя переоценила. Управлять этой штукой оказалось в разы сложнее, нежели она думала. Уметь держать штурвал в правильном положении – это еще не уметь летать. Она-то тренировалась на летном поле, где вокруг на мили – пустота и простор, а не деревья и скалы, как на этой планете. Удачной для жизни, ничего не скажешь, но совершенно неудачной для того, чтобы по ней летать. Или над ней летать.
Девочка потянула штурвал на себя и вбок, вспоминая, как поворачивать. А еще всякие кнопки и тумблеры, и загоревшиеся по бокам панели лампочки. Из всего множества она помнила только авиагоризонт, бегунок которого нещадно мотыляло из стороны в сторону, и высотомер, неумолимо продвигающий стрелку к критической отметке. Если бы сейчас рядом сидел деда…
Не деда, – поправила себя девочка, – а лейтенант-коммандер Коста Анмах. И будь он рядом, тебя бы уже везли на опыты в красивой пластиковой упаковке, Не-Алиса.
По всем законам жанра у злобного близнеца, коей теперь была Алиса, должен быть какой-нибудь особый заскок. И разговор с самой собой вполне сюда ложился. В конце концов, почему бы и нет? Ей теперь предстоит не просто выживать одной, а каким-то образом еще и с ума не сойти от полного одиночества. Почему полного? Потому что в колонию она не вернется.
В голове тут же возникли весьма живописные, но отнюдь не радостные картины предполагаемой одинокой жизни. Почти что «Клан Пещерного медведя», только без клана. У кого-то из ребят бабушка была прямо-таки помешана на бумажных книгах, и в голове почему-то упорно всплывала та самая девочка из кроманьонцев, которую удочерили два пожилых неандертальца, брат с сестрой: старая травница и шаман. Девочка усмехнулась. Почти что ба с дедой. И замотала головой, заставляя забыть.
Это не наша внучка.
Противно запищал индикатор высотометра, вспыхнула лампочка еще над одним прибором – что-то там про варианты и скорость потери высоты, девочка не помнила точно. Картинки предполагаемого будущего тотчас погасли, сменяясь не менее красочными пятнами Роршаха перед глазами, что примечательно, все, как один, красно-серого цвета: выбирай, Алиса, какой вариант тебе больше нравится – на лобовом стекле, на панели или на полу? Кроме того впереди отчетливо маячила отвесная скала – и еще три ее отпрыска поменьше вырисовывались где-то внизу, стремительно увеличиваясь в размерах.
Да чтоб вас! – не-Алиса потянула штурвал на себя, заставляя летательный аппарат чихнуть и дернуться вверх. Еще на какой-то дюйм – и шаттл «красиво» вписался между двух «голов» младших скал, чиркнув каждую поочередно.
Прости, Бен… – на автомате выдала девочка, стараясь завернуть летательный аппарат вбок и избежать столкновения со скалой. Запоздало пришло понимание, что за оглушенного техника тоже извиняться придется перед Беном. Скала ушла вправо. Шаттл тряхнуло – Алису подбросило в кресле. Девочка вцепилась в штурвал. О том, чтобы лететь дальше, речи уже и не шло. Просто посадить бы. По крыше что-то бумкнуло, и девочка увидела в окно мелкие камешки, скатывавшиеся по гладкому корпусу шаттла вниз, в заросли у подножия скалы. Штурвал вывернулся из рук, словно живой, и скала снова приветливо оскалилась в лобовое. Девочка зажмурилась и дернула рычаг. Шаттл ухнул вниз, выписывая дуги. Еще пару раз мазнул боком о камень – сверху опять бумкнуло по крыше, уже куда отчетливее. А следующий камень прилетел прямо в стекло. Алиса успела зажмуриться и закрыть голову руками от посыпавшейся мелкой крошки. Вспыхнуло красным сразу несколько лампочек на верхней панели, как будто у живого шаттла случилось кровоизлияние в мозг. Мерзкий голос – интересно, чей – известил о совершении аварийной посадки.

[NIC]Алиса Селезнёва[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/0othc.jpg[/AVA]

+4

6

Медики успели первыми, хотя вызвал он их после разговора с Марией. И хорошо, что не Анзор примчался, со своими вежливыми подъё…кхм… подколами словесными иглами под ногти по самое «не  балуй» - Фалку и так не по себе было. А умница Риверс молча и деловито привел напарника в сознание, повозился у его головы с трикодером и поджал губы:
В медотсек его надо.
Забирайте… И не спорь, О’Нил. Я уже вызываю замену, – рыжий быстро набирал команды на падде.
Бен… фазер…
Знаю. Молчи.
Фалк мягко уложил на носилки плечи силившегося подняться техника.
Не дергайся. Это приказ. Уносите, я потом к нему зайду, – это уже Риверсу, замыкавшему живописную группу из андроида и носилок.
И Мария вовремя. Бен снова нахмурился.
Если коротко – во время плановой диагностики системы было совершено нападение на техника и угнан шаттл. Кем? А вот это самое интересное, – Фалк жестом пригласил Вторую к терминалу, выводя на него картинку с камер. Лучше один раз увидеть. А заодно и полное досье из системы на Алису Селезнёву, со всеми родственными связями.
Он и сам еще раз внимательно просмотрел запись, не до конца веря, что всё это всерьез… Эта малявка?.. И фазер… боевой, между прочим. Непонятно, что лучше – вот это вот, или обезьяна с гранатой. Впрочем, Мария и сама всё прекрасно видит.
Отследить пока можно… В полёте двадцать пять… шесть минут. В случае чего, еще столько же… Вот, черт! Теряет высоту… – Бен подавил раздраженный хрип, словно это его сбросили с высоты без парашюта, – …судя по всему, посадка жесткая. Мария, – Фалк внимательно посмотрел на Вторую, – Ваш прямой приказ я не выполнить не могу… Но если что, Вы понимаете, что отвечать я буду перед капитаном.
«Вы же и сами всё помните, знаете... Вы же умница, Мария, его умница. И если что – капитан не простит...»
Рыжий упорно не желал звать Интара комендантом. Ну, какой из него штабной – достаточно посмотреть на его выправку хоть в самом темном уголке города, хоть в шаттле… Да что там говорить.
Идемте, я лично проверю пятёрку и введу координаты… посадки.
Бену очень хотелось верить, что это все же посадка, а не … кучка никуда не годного металлолома.
И у неё фазер, Мария.
Ох, и достанется ему от капитана… Фалк сердито сплюнул, провожая взглядом еще один шаттл… А ведь вылетов не планировалось…
[AVA]http://s3.uploads.ru/OGhui.jpg[/AVA]
[NIC]Бенет Фалк[/NIC] [STA]Технарь. Просто Технарь.[/STA]

+6

7

Никого не убили – это уже неплохо. Один техник в обмороке, минус один шаттл, минус один боевой фазер. Почему О’Нил не выстрелил в нападавшего?
А.
А...

Мистер Фалк, фазер есть не только у ребёнка. А у меня будет лет на двадцать поболе опыта обращения с ним, - успокоила Маша и тут же показательно перевела оружие в оглушающий режим. – Двадцать шесть минут её лёта – это мои пятнадцать. Яхта готова? Нет, капитану пока что не говорите об инциденте, он только ушёл спать... Сайк, приём, Вторая. Капитан у себя? Только не буди. Я со всем разберусь. Отбой.
Говорят, родительский инстинкт есть у любого млекопитающего, – думала Маша, всходя на борт и устраиваясь в кресле пилота. – Особенно женского пола. Ну что... Просыпайся там, материнский инстинкт, бери дело в свои руки. Смотри: ребёнок, маленький...
Материнский инстинкт просыпаться никак не хотел. Вместо него пробудилось глухое раздражение: придумала ж улетать в черт знает куда черт знает зачем! И чего её накрыло, из-за пацана, что ли? Кто ей там нагрубил, Алик? Да, этот полукровка в подростковом возрасте такое может натворить...
А потом почему-то вспомнился большой, нелепо-сиреневый рюкзак, собираемый Машей старательно, как перед боем, в шестнадцать – почти семнадцать – перед «мама, папа, я в Академию поступаю». И папин катер, угнанный в тринадцать, потому что плакать в лесу интереснее, а пока другой транспорт найдут... И «либо эта собака будет жить с нами, либо я уйду вместе с ней». О, и ещё чудесное «вы мне вообще не родные!»...
Взлетала Маша в глубокой задумчивости.
Нет, ну в конце концов, не каждый же день малолетние Алисы улетают на недочиненных шаттлах и доламывают их о скалы. Ещё бы починила потом так же, как доломала, и сама осталась жива... Что ж с ней стряслось-то, с мелкой, кто её так обидел?
Небо было низким, горы высокими. Весь полёт Маша ощущала себя протискивающейся между облаками и литым камнем, припорошенным снежинками. Мысли протискивались так же, как её яхта: медленно и туго. Кто ребёнка обидел?
Алиса, – произнесла Маша по комму, настроившись на частоту шаттла, приземлившись. – Привет. Я к тебе. Ты не успела замёрзнуть? Ты там цела? Если что, у меня с собой бинт. И зеленка. И даже репеллент... Интересно, зачем он здесь нужен?

[NIC]Мария Кельх[/NIC] [AVA]http://s8.uploads.ru/P9hsV.jpg[/AVA]
[SGN]

Мария Рингольдовна Кельх

«Леди в пледе». ...или в жилете. Или в жакете, а ещё с кушаком, на танкетке и с рожками. В конце концов, она капитан или не капитан? И не нужно приставки экс-, капитан…ки бывшими не бывают. Она бороздила просторы далёких миров еще до того, как вы, однокашники-неудачники, свои первые повышения получили, и бороздить собирается дальше, вот прям в этом же виде: с ярко-розовыми волосами, в шерстяных чулках и в папахе поверх форменного платья, а брюк она не носит из принципа. Ну, или перекрасит волосы, не суть; а кто считает недостаточно серьезной – на того есть двухметровый старпом Михал и ещё сто тридцать девять человек экипажа, которые за свою Машеньку кого угодно порвут. Нет, её нельзя не любить, можно только выбирать – обожать её или просто втихую дружески над ней посмеиваться.

[/SGN]

+4

8

Алиса... – раздалось откуда-то сверху, хрипло и не очень разборчиво.
Я здесь, – на автомате откликнулась девочка, и тут же зажала себе рот рукой. Память услужливо прокрутила в голове:
Это не наша внучка...
А значит, и не отец, профессор Селезнев, позвал дочь, придя в себя после жесткой посадки на одной из планет Системы Медуза, где они искали редких животных и растения, а нашли...
"Ты чего это с корабля ушла, как маленькая?" - вопрошал стоявший перед глазами отец, никогда не умевший быть строгим. Всю строгость в семье воплощала в себе мама...
КАКАЯ МАМА? КАКОЙ ПАПА?
Алиса замотала головой. Может быть там, откуда она родом и где появилась на свет, у нее были и папа и мама, по крайней мере, если она принадлежит к гуманоидной расе, практически все представители которой размножаются путем вынашивания детенышей в утробе. Хотя, если она оказалась подброшенной, значит, им она была не нужна. В сердце кольнуло сожаление – эти-то ведь растили, и даже любили...
Ага, до тех пор, пока не узнали, кто я...
В кармане комбинезона вдруг что-то запищало и завозилось, и из-под клапана высунулся любопытный розовый нос, а следом и вся мордочка с красными глазками-бусинками.
Док! – ахнула девочка, вытаскивая и осматривая крысу. Она же могла его раздавить! Хорошо, что она ни разу не упала с кресла именно на эту ногу. Но ведь она была уверена, что заперла его в каюте, а он... Вот это преданность. Настоящая, не то, что...
Один ты у меня остался, – потерлась щекой о бело-серую шкурку крыса девочка и, по привычке, посадила животину на плечо. Жив, цел, вдвоем уже не скучно.
А динамик, между тем, надрывался:
...бинт. И зеленка. И даже репеллент...
Мне ничего не нужно, уходи! – прокричала девочка в пространство, не сумев различить среди погнутых рычагов и вогнутых динамиков порт микрофона. И добавила с истинно детским упрямством: – И... и я не Алиса!
И начала слепо шарить по усыпанной стеклянной крошкой панели в надежде снова завести двигатель. В кабине все еще мерцало красным, и шаттл не подавал признаков жизни, кроме ругательных извещений системы. Пару раз напоровшись на что-то твердое и острое, Алиса, сунув поочередно оба пострадавших пальца в рот, оставила попытки вернуть свой летательный аппарат к жизни, и, кое-как отцепив ремни и спрыгнув с кресла, принялась обшаривать кабину, в надежде отыскать что-нибудь подходящее.
Видел бы ее сейчас коммандер Коста Аммах - выдал бы подзатыльник как минимум за неправильную подготовку к диверсионной вылазке. В шаттле, выставленном на всеобщее обозрение, как видимо, на ремонт, не оказалось НИЧЕГО. Ни оружия, ни запасов питания, даже аварийного, ни аптечки. А кое-где, при должном рассмотрении, с корпуса, оказывается, была снята обшивка. Ну как она могла не заметить этого и не оценить обстановку?
Как-как... - вздохнула девочка, понимая, что планы на выживание на совершенно неизученной планете уже летели под хвост даже не псу, а какому-то гигантскому сквиблу, если у него, конечно, можно было бы найти хвост.
Все, что удалось найти полезного - набор инструментов, несколько бутылок с водой, комбинезоны из шкафчика – то, что не выгрузили во время ремонта, уместилось в маленькой кучке на полу, и теперь девочка с тоской оглядывала ее, прикидывая, как долго она продержится. А ведь на шатле, в котором летят за ней, определенно есть все необходимое, даже репеллент...
В голову закрадывалась определенно не слишком человеколюбивая мысль, но...
Девочка вытащила фазер, проверила заряды – даже тут не повезло. Только три. Ну да, зачем полный заряд какому-то технику, не ожидающему нападения? Взгляд сам собой скользнул к разбитому пульту. Девочка нахмурилась, одновременно с этим ощущая, что ее губы расползаются в улыбке. Придумала.
Подойдя к пульту управления, Алиса поискала глазами динамик и, набрав в легкие воздуха, громко и четко произнесла:
На помощь!

[NIC]Алиса Селезнёва[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/0othc.jpg[/AVA]

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 167. Гостья из Зазеркалья