Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4, Серия 88. Любишь пожрать – люби и зубы показать


Сезон 4, Серия 88. Любишь пожрать – люби и зубы показать

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 2445 г, 13 июня, 12:00-16:00.
Место действия: коридоры и столовая звездолета «Страж» (USS Guardian (NCC-74741).
Действующие лица: Анка (Марго Леруа), Лиро (Эржебет).

http://sg.uploads.ru/cyILt.jpg

+1

2

Разумеется, рапорт о переводе подписали практически сразу, удовлетворив и прошение о понижении звания даже без чёткого отчёта о причинах. Нашивки пришлось спарывать вручную, впрочем, это не заняло много времени. «Накатоми» приняла её, как родную, на короткий день, пока не поступил приказ – перевод на «Страж», так удачно не укомплектованный медперсоналом с дополнительными специализациями.
Академия приучила и к отчётам, и к приказам; через полчаса лейтенант Лиро стояла навытяжку перед кем-то из старших офицеров, принимавших замену младшего экипажа. Из вещей – форменка на себе, сине-стальная, как и положено медику; две заколки, сдерживающие жёсткие короткие волосы; талисман – кусочек кости, вплавленный в полупрозрачное стекло – на цепочке, обмотанной вокруг запястья.
Переселение тоже не заняло много времени. Второй медотсек, небольшая каюта поблизости, которую предстояло делить с кем-то незнакомым. Знакомые лица, уже виденные в те роковые дни соревнований.
На тихое нервное пощёлкивание клыками оборачивалась половина корабля – а Лиро, сдерживаясь от желания демонстративно открыть герметичные стаканы, которые она то и дело таскала от репликатора в каюту, скалилась в ответ. Не пугался босс – то ли устал, то ли просто привык ко всякой гадости; не пугался капитан, часть старших офицеров и те немногие, кто знал её малочисленную теперь расу.
Неимоверно хотелось мяса. На «Квиринале», круизном корабле (тем более из дипкорпуса!), можно было выменять у старпома право заказа нормальной, не реплицированной пищи при загрузке трюмов, на что-нибудь не столь важное. «Страж» же предлагал белок, синтезированный искусственно. Нет, он насыщал, он усваивался организмом – но как же хотелось нормального мяса! Такого, чтобы драть его чешущимися клыками, а потом глотать ещё теплые куски, лакая парящую кровь, и...
...на «Страже» было запрещено держать зверей для питания. Даже тех, похожих на грызунов созданий, которые жили в клетке в её каюте на «Квиринале», размножаясь с неимоверной скоростью и заканчивая свой путь в глотке хищницы, которой были необходимы их плоть и кровь.
Из стакана она казалась мёртвой. Впрочем, таковой и была – не просить же соседку надрезать руку, чтобы хоть запах у пищи был нормальный, и...
Лиро, задумавшаяся о своём, отскочила в сторону в последний момент, успев освободить дорогу незнакомой женщине, в которую чуть не врезалась, но из-за прыжка кровь, мягко толкавшаяся в самые края стакана, украсила пятнами обеих – алыми, пахнущими железом и чуть кисловатой плазмой.
О, простите, – клацнули клыки. – Я не... простите, мисс, вам помочь с формой?
И на родном, в том диапазоне, где слышали разве что сканеры:
Добегалась, хищная тварь? Ещё бы под ноги смотрела – цены бы нам не было! А если так от пациента прыгать будешь, сколопендрить налево?!
[NIC]Лиро[/NIC]

+4

3

Кушает.
Ну вот кто в солидном двадцать пятом веке говорит «кушает»?
Капитан USS «Страж» «кушает»!

Анка пёрлась по коридору, как маленький, но очень наглый танк, и размышляла о печальке. Неродной язык от этого очень страдал, но в мысли к нлианке из сахов не пролезал никто, поэтому страдал он впустую. И Анка тоже страдала. Кушать. Капитан – и кушать. И ладно бы пришёл, так он же просто говорит, а не жрёт. Скотина!
И половник любимый сломался, и Пашка придурочный, в полупопь жаленный, и форменка идиотская натирает под мышками. И вообще. Опять заявление не приняли, сволочи. Хоть бы так, так нет – через задницу! И вот тебе на, приехали...
И томатные пятна на нелюбимой форменке цвета служб снабжения были очень кстати. Анка затормозила, посмотрела внимательно на жилетку и выдохнула тяжело голосом, полным тихой тоски:
Ну вот куда ты прёшь, ду-ура?
У дуры ноги вырастали из попы там, где заканчивался анкин нос. Значит, дура была не нлианка. А жаль. Как всё было бы просто...
В смысле... Извини. Те. Форменку жалко. Мелочи.
Анка устало чихнула в реденькие усы и подняла голову повыше. И ещё повыше. Сколько ж метров в росте этой барышни?
Вопрос был некорректный, это понимали даже сахи. Покачав удручённо головой, Анка ткнула пальцем себя в живот, неторопливо понюхала и лизнула кончиком языка.
Нет, всё-таки дура.
Засопев, Анка лизнула палец ещё раз, почмокала и тряхнула патлатой головой:
Не ходи к репликаторам, ко мне на кухню ходи, репликаторы, сволочи, половину белка жмотят, а у меня морозилки полные, девать некуда... Какой день на «Страже»? Не может, быть, чтоб неделю, я тебя ещё не видела... Чего стоишь? Пошли, говорю. Еды тебе выдам. Ты кто? Не, не номер, нафиг номер, ты что ешь? Мясо ешь, понятно, какое мясо? Гуманоидчины неть, арахнидов в меню неть, Арка поймаю – будет арахнид, у, жопа мохнатая, вот до потолка допрыгну – будет капитану минус пол-нафигатора. Иди сюда давай, пока не отшвартовались, я потом запасы донабью...
Рукав форменки высоченной дуры – какое там звание, красная и красная, красна девица – как-то удобно ухватился маленькой ухватистой ладошкой, как бульдожьими челюстями, и поволокся в сторону кухни. С хозяйкой, без хозяйки – это уже другой совсем вопрос.

[NIC]Анка[/NIC]
[STA]СБ в нлианской шкурке[/STA]
[AVA]https://sun9-54.userapi.com/c855132/v855132179/143c29/57FmGDnf5Bg.jpg[/AVA]

Отредактировано Марго Леруа (03-11-2019 14:08:57)

+7

4

Неостановимый монолог нлианки – кажется, так называлась раса? – и ее же неостановимое движение по коридору дальше ошеломили Лиро ровно настолько, чтобы та, не издав ни единого звука – кроме клацания клыками, которое было почти аналогично человеческому недоуменному покачиванию головой, последовала за ней, даже не пытаясь вырваться.
А стоило ли? Судя по словам этой женщины, она могла дать мясо – и плевать, что замороженное, не до капризов, когда есть с каждым часом хочется все больше, да и... права эта нлианка – дура, она дура и есть.
Дура, – послушно высказала вслух всю ту же мысль Лиро, принюхиваясь к тянущемуся откуда-то запаху нормальной – не реплицированной, а нормальной, свежей крови. – А что, так заметно?
Ну как еще назвать бывшего лейтенант-коммандера, которая почти позволила угробить собственного капитана, не забыв при этом капитально накосячить везде, где можно? Дура. Ну, или слепоглухотупая идиотка, но вроде бы нлианцы отличаются отсутствием общепринятых норм вежливого общения, да и то за счет ментальных способностей, а не отсутствием мозгов.
Снова неприятно царапнуло воспоминание о том, как только в конце смогла учуять непривычный и неправильный запах Интара – и это после того, как проходила с ним на «Квиринале», затаскивая в медотсек даже не при подозрении на травму, а при ясно различимой травме, что для нее было вообще верхом невмешательства в идиотизм пациента. И еще – спокойное интарово «Рад был служить с вами, Лиро». Он знал? Знал о том, почему она подавала рапорт в экстренном порядке, почему на следующий же день сбежала с «Квиринала», не взяв с собой ничего из подаренного дипломатами? Знал о ее вине в том, что капитан – тот, кого экипаж обязан защищать – чуть не погиб от банальной нехватки препарата в крови?
Как я могу вас называть? – формальный и почти сухой вопрос прозвучал так неправильно, что Лиро почти сразу поправилась, не обращая внимания на то, как от нее шарахнулся кто-то, идущий навстречу. – Я – Лиро.
Перестук, короткая нота – как хорошо разговаривать вслух с самой собой, когда никто на всем гребаном всеми сколопендрами корабле не может услышать и половины сказанного, а перевести... разве что старшие офицеры, которые обязаны если и не досконально знать, то хотя бы немного различать все языки Федерации, которых там не пять и не десять.
Еще один дернулся, замечая, что когти Лиро покрыты алым, на форменке – алые пятна, а на стаканах привычная для большинства метка «Биологическая угроза, непригодно в пищу для иных видов». Разумеется, оскаленная пасть, которая не закрывалась до конца (шесть клыков, по два сверху и одному снизу с каждой стороны, всегда были на виду), тоже не добавляла встречным оптимизма, а хвост... скрытый форменными брюками, он был намертво зафиксирован на ноге. На отдыхе вултуры старались прятать столь... явные отличия, а вот во время работы Лиро выпускала его наружу, чтобы не терять возможные секунды на поиски равновесия в экстренной ситуации.
[NIC]Лиро[/NIC]

+6

5

Слава космосу, нормальный человек нашёлся... Первые пару секунд Анка, правда, не могла поверить в своё счастье.
Серьезно? Вот так просто? – она притормозила и вытерла усы тыльной стороной запястья, глядя пристально и весело. – «Как обращаться»? Охренеть. Ну-ну, пошли...
Дальше по коридору был спуск на родную палубу. Толковая сменщица отскочила в сторону: мало кого привлекала перспектива столкнуться с женщиной из сахов, полнотелой и литой, как пушечное ядро (или ореха ядрышко, кедровое, ими мороженое посыпать, в блинчик завернуть, а уж как оно с мясом-то хорошо, м-м-м), да ещё бороду выпятившей воинственно. Едой пока не пахло, не для слабой носопырки саха, зато горячий пар и сильный привкус перца стоял в воздухе колом: на кухне явно хозяйничал шеф. Анка поморщилась. Шеф человек неплохой, но если он засыпет – снова – гору корицы в Пафнутия... Тьфу, вот кто придумал, придурок, так овсянник обозвать?
Жрать сегодня многострадальному нафигатору суп-пюре, – резюмировала кухарка, протискиваясь в кладовую и распахивая люк, ведущий в морозильник. – Куда ты засунул свинину, Оливейра, крот **анутый?
Касаточка моя, я тебя тоже безмерно люблю! – донеслось со стороны духовок. Анка фыркнула и закатила глаза: ну точно, муза у шефа. Точно угробит ей Пафнутия.
Диетический стол не лапай!
Шеф не ответил. До половины засунувшись в кладовую, Анка вытащила первый попавшийся кусок свинины – кило триста, на руке чувствует – и швырнула на разогрев.
Предпочтения есть? Тебе тёпленькое, холодненькое, со снежком погрызешь?
Это был верх куртуазности. Для него пришлось капитально поднапрячься, но новая знакомая того стоила. Ни здрасьте, ни спасибо-пожалуйста — сразу «как обращаться». Нормальный неплеменной сах, тханкварра меня, если это не так!
Группу крови, – Анка хлопнула притормозившую Лиро по ляжке – туда было легко достать, – порысив ко второй кладовой. – Или тебе без разницы? Гуманоидной нет, это ко врачам, у меня только бычья деликатесная и козья для маринада.
Да, гуманоидной совсем нет, даже мою собственную начальство выхлебало, – Анка постаралась не хрюкать весело своим мыслям и почесала щетину на щеке о плечо. Она всё рвалась отращивать нормальные бакенбарды, но росли через раз. – Ладно, шутки в сторону. Чем я буду столовать дикого и несчастного вултура?
И ты это... – глядя на Лиро, нлианка свела брови и пожевала губами: с формулировками был напряг. – Не пищи тут. От ультразвука у меня печки ломаются. Скажи по-нормальному: чего такая трагедь-то? Кто тебя тут обидеть успел и почему он ещё живой, с твоим-то арсеналом?

[NIC]Анка[/NIC]
[STA]СБ в нлианской шкурке[/STA]
[AVA]https://sun9-54.userapi.com/c855132/v855132179/143c29/57FmGDnf5Bg.jpg[/AVA]

+5

6

Лиро чихнула раз, другой, третий – специи в воздухе не почуял бы разве что ленивый, причем с отсутствующим обонянием, ничем другим подобную концентрацию перца, корицы, тмина и какой-то дурацкой приправы, по запаху больше похожей на сушеные плоды какого-то земного фрукта, объяснить было нельзя. Страдальчески поморщилась, приоткрывая пасть ровно настолько, чтобы вдохнуть - и зашлась в приступе непереносимого, ужаснейшего чиха, хорошо хоть, кто-то протянул влажный лоскут ткани, который она смогла прижать к носу и рту. Да, биологическое оружие против расы с тонким нюхом работало на славу, но внезапно через смесь запахов пробился куда более мягкий и приятный, заставляя Лиро опустить платок и жадно вдохнуть, снова начиная безудержно чихать. Почему-то не срабатывал нормальный рефлекс, который заставил бы носоглотку снова выгнуться, меняя потоки воздуха, как обычно это происходило в песчаных долинах Тчти-тоу, чтобы не забивало мелкой пылью глотку и легкие, и...
...мясо было свежим, замороженным, вкусным и, что немаловажно, настоящим. То есть – совсем настоящим, либо сделанным в очень, очень качественно настроенном репликаторе, которые обычно превращали нормальный белок во что-то неудобоваримое с запахом и иллюзией вкуса еды. Как этим питались остальные расы, Лиро решительно не понимала, но и спрашивать не лезла. У каждого свои тараканы. Вултуры не едят ничего, кроме мясопродуктов, вулканцы при прочих равных выберут вегетарианскую диету, ференги как трибблы (жрут все, что к полу не приколочено).
Жрать хочу, как собака, – на родном это звучало бы иначе, но стандарт позволял использовать старые, почти забытые формы фраз. – Зверей держать запретили, а капитана грызть нельзя.
В голове всплывали строчки лекций ксенопсихологии, которую читал странный парень, напоминавший ей чем-то авриджа – не женщина, не мужчина, но с признаками обоих.
Нлианцы... несмотря на отсутствие общепринятого понятия вежливости, контактны, спокойны, дружелюбны. Отличаются психической стабильностью, гибкостью, не отрицают дружеские контакты с другими расами, не ксенофобны. При правильном общении... – не вспомнить. Следовало бы запросить у СМО список всех медицинских карт для ознакомления, благо, пообещали, что личные дела будут открыты для Лиро полностью, поскольку задание предполагает нормальную исследовательскую работу, которая невозможна без полноценного допуска.
О, кровь? Гуманоидная необязательна, главное, чтобы общий состав был корректный... ну, не кремнийорганика, – вслед закопавшейся куда-то женщине успела бросить Лиро, вспоминая, что же еще говорили на лекциях. Было ли что-то про имена? Вряд ли, это запоминалось в первую очередь. – Слушай, а кто занимается снабжением продуктами? Заказать бы на пару туш побольше, я из жалования оплачу, а то репликаторы у вас, извини, какой-то криворукий идиот настраивал на некоторых позициях...[NIC]Лиро[/NIC]

+5

7

А если блинчики печь на сухой сковороде, они под лопаткой кричат, как чайки на побережье. На эзиковом молоке они жиденькие, пористые, на коровьем – лощеные, толстые, с корочкой по краям, на ослином, как в детстве – немного резиновые и остро пахнущие родными кактусами. Вот резиновые, да с мороженым, да посыпать морской солью и тмином...
Извиняйти, задумалась, – буркнула Анка, шлёпая на стол литровую «лягушку» с кровью. – Капитана грызть нельзя. Не знаю как твой предыдущий, а этот ядовитая ехидна, каких ещё поискать.
Тёплым эмпатическим фоном, доступным только нлианцам, вокруг Анки витала искренняя нежность и привязанность. Оболтус оболтусом, но хороший человек он, этот капитан Джеймс. А какие оладушки печёт, м-м-м... Надо будет рецепт спросить. Да. Рецепт.
Трубочки в третьем верхне-центральном слева, – борода мотнулась в сторону ящиков. – Тару запакуй во что-нибудь. Там коробка где-то была под рефрижератором, туда засунь.
Что-то она, кажется, забыла. Нервно засопев и поведя глазами, как перископом, Анка принюхалась к Пафнутию, потыкала вилкой жаркое, покосилась на творения Оливейры – индюк, транжира, весь продукт переведёт, хорошо мы пока на станции – и оглядела Лиро с ног до головы. А. Вот оно что.
На, пятна прикрой, – фартук, белый-белый, по всем эпидем-сан-хрен-ЗФ-стандартам, полетел медичке в плечо. – Я Анка. А пожрать мы тебе закажем по-нормальному. Шеф не знал же, что к нам вултура перевели...
Тяжело вздохнув, Анка опёрлась попой о шкафчик: вултуров она знала. Хорошо знала. Высоких, сильных, ловких и хвостатых. Она б за такие клыки душу в молодости отдала. Да и сейчас изменилось мало что.
Есть рекомендую прям тут. Или у себя в каюте, но искин будет ворчать громче, чем Оливейра.
Ты звала, звездочка?

Анка закатила глаза:
Просто свали уже до своей смены! Не видишь, я с барышней разговариваю?
Шеф пошевелил губами, как будто что-то сказал, но Анка его не услышала. Хорошая штука эти биологические беруши, не только при нырянии помогают.

[NIC]Анка[/NIC]
[STA]СБ в нлианской шкурке[/STA]
[AVA]https://sun9-54.userapi.com/c855132/v855132179/143c29/57FmGDnf5Bg.jpg[/AVA]

+6

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4, Серия 88. Любишь пожрать – люби и зубы показать