Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 34. Я – легенда!


Сезон 4. Серия 34. Я – легенда!

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Время действия: 2446 г., 16 февраля-ζ, 22:00-00-00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), транспортерная, мостик, астрометрическая рубка, медотсек №1, инженерные палубы.
Действующие лица: Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Кайтано Аш`рак (Питер Уингфилд), Жуан Оливейра (Алистер Лоури). Ясеньяра Т`Ках (Николь Моле), Леонард МакКей (Питер Гудчайльд), Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Этита Хаас (Элеонора Рыткевич).

http://sg.uploads.ru/STUJM.jpg

0

2

Когда Джеймс А. Гордон находился в приподнятом настроении, от него старались разбегаться потише. Когда он был наоборот, зол или расстроен, экипаж вообще старался не попадаться на глаза. Когда же капитан чеканил шаг по коридорам с абсолютно ненормальной широченной ухмылкой во все тридцать два - экипаж, кажется, боялся дышать, по крайней мере, те трое из инженерного порскнули в разные стороны, как вспугнутые мышки, а остальные даже не высовывали носа из своих отнорочков.
Довольно лыбящийся, несмотря ни на что, Джим был зрелищем все же более редким, чем «капитан спокойный», «капитан невыспавшийся» и «капитан, ищущий на жопку приключений» - и потому непривычным, а значит, возможно, опасным. Еще более непривычным было то, что следом за ним, покачивая крутыми бедрами, шествовала азари, и даже не главбля, как прозвали втихушку одну из офицеров медотсека, а вполне себе в золотом и черном, привлекательная, довольно-таки фигуристая азари с нежным грудным голосом. Если бы кто-то на пути от транспортатора до следующей палубы услышал еще и их разговор, то пожалуй, ничего из того, что произошло в следующие несколько часов, не случилось бы, но на пути Джима и его спутницы не попался ни один любитель погреть уши. И может, зря.
Слушай, а колония на...
– Ригеле-8? О да, помню, там такой мальчик еще ко мне подкатывал... к тебе тоже?
– Молоденький орионец с огромными глазами и...
– Да-да, значит, не я одна!

В это же время где-то на соседней палубе раздавалось звонкое цокание каблуков – длиннокосая женщина в капитанском кителе вихрем неслась по коридорам, не обращая внимания на удивленные возгласы вслед, ведь она точно была уверена, что полчаса назад закончила свою смену на своем, мать его раздери, корабле, а не на этом Интрепиде, модифицированном так, что ориентироваться приходилось не столько по памяти, сколько по информационным стрелочкам на стенах.

В это же время на мостике начинал тихо звереть маленький, но очень милый зверек, выброшенный из своего уютнейшего гамачка в этот холодный и жестокий мир, где никто его не гладил, не чесал спинку и не пел на ночь гимн Федерации (и плевать, что последним занимался только ИИ, которого задолбали требованиями включить нормальную музыку в душе и спальне!). Пушистый хвост негодующе дыбился, лапки – топырились, а розовый нос возмущенно сопел, но увы, на мостике не было тех, кто мог бы заметить притаившегося на потолочной балке зверя – поссумы, к сожалению, пусть и окрашенные в характерный золотой оттенок, не были такими уж заметными тварями, а покидать уже согретое место ради пустоты и неизвестности ему попросту не хотелось – того и гляди, затопчут.

В это же время...

...или лучше начать с начала?
«Страж», звездолёт класса «Бесстрашный», 21.30 по корабельному (за полчаса до)

Только-только закончилась тревога, только-только разгреблись немного со всем творящимся безумием – как присутствие капитана зачем-то срочно понадобилось у транспортатора. Зачем, спрашивается? Как будто у капитана других дел нет? Но, к сожалению или счастью, Джиму было абсолютно побоку, куда идти – хоть к черту на рога, хоть к местному волшебному порталу, хоть в медотсек... хотя с последним он, пожалуй, погорячился – по своей воле он попадал туда так редко, что можно было пересчитать по пальцам на руках, и горячим желанием получить очередную порцию морали и гипо не горел от слова «совсем».
В траспортерной, впрочем, было не особо лучше – кто-то бегал, кто-то ругался, кто-то почему-то женским голосом шипел, мол, куда его притащили и что это за место – и к последнему Джим прислушался только после того, как слух резануло очень злое «Я – капитан Джемма, мать вашу, Гордон!», произнесенное с очень знакомыми интонациями. Разумеется, после такого следовало выяснить не только что происходит, но и кто происходит – а значит, всех разогнать (от капитанского рявка, казалось, подпрыгнули даже панели управления!), СБ – вызов, и разбираться, что именно эта азари в капитанской форменке ЗФ забыла на его «Страже». А дальше все шло чудесатее и чудесатее – техника, однозначно невзлюбившая Гордона еще с момента появления его на борту, раз за разом упорно отказывалась вызывать что Кайтано, что его заместительницу, что остальных боевых волчков, кусавших за бочок особо умных; списать это можно было разве что на неполадки систем связи, которые, к слову сказать, он уже приказывал проверить и доложить о сроках восстановления.
Ты кто?
– А ты?

Вот и поговорили, что называется. Джим, как и любой нормальный офицер Звездного Флота, шило в заднице имел приличных размеров – и, когда в поле транспортатора заново начало сиять свечение переноса, разве что нащупал фазер, который, к счастью, висел на бедре, как и полагалось. Азари, как ни странно, абсолютно тем же движением дотянулась до собственного, шагнула влево, прижимаясь боком к Джеймсу, оба фыркнули – не отрывая глаз от свечения, которое плавненько так собралось в не менее фигуристую, чем азари, шатенку с очень настороженным взглядом.
Теперь переглядывались уже трое – и особенно бодро это делали отскочившие друг от друга Джим и неизвестная ему синекожая офицер, явно сожалея о том, что второго фазера не было у обоих.
Что за срань творится на моем корабле? – еще с первого звука этого голоса Гордон понял, что началась очередная, к сожалению, уже традиционная неведомая херня.
Попрошу, это мой корабль! – азари возмущенно вскинула бровь, все так же бегая взглядом между Джеймсом и новенькой. – Я, Джемма Аутбальда Гордон...
...ржание Джима совпало с недоуменным «Но это я – Джемма Гордон!» от новенькой. Ситуация становилась абсурдной донельзя, а сдаваться в дурдом – читай доктору Адамсу – уже было поздно, как и устраивать разборки, где здесь чей корабль.
Телепорт снова засиял.
[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+8

3

Родной и знакомый до последнего изгиба технических труб «Страж» почему-то внезапно преобразился до неузнаваемости, той самой странной и неуловимой грани истины и абсурда, которая бывает только во сне. Вот здесь, на седьмом селекторе пятой палубы, должен быть отнорок, в котором Чехова вечно прятала какие-то свои комиксы, покупаемые ей на попутных станциях; здесь, за щитом двенадцать-бис-альфа-четыре (Джемма попробовала ввести пароль – и он подошел), обычно оставляли заначку парни из инженерного; не хватало блоков воды – вместо них почему-то вальяжно раскинулся дублирующий медотсек, рядом с которым красовалась стрелка с абсолютно незнакомым именем.
«Турсей?» – мысленно прикинула Джемма, вспоминая, слышала ли что-то о такой фамилии, но память только, как выражалась одна знакомая, «разводила лапкеме», искренне недоумевая, что от нее хочет хозяйка. Это становилось больше и больше похоже на сон, причем абсолютно дурацкий и нереальный – тот мужчина, наставивший на нее фазер, синекожая чужая, слишком много чужих на корабле в принципе. Нет, Джемма не была такой уж оголтелой расисткой – в ее экипаже присутствовали не только рожденные на других планетах, но и негуманоиды, при взгляде на которых ее каждый раз передергивало от воспоминаний, так и не стершихся окончательно, но их было то ли четверо, то ли пятеро – по приказу адмиралтейства, мол, иначе экипаж не будет допущен к полетам. Впрочем, гуманоидов – точнее, вулканцев – она тоже отбирала максимально тщательно, чтобы не попался тот, кто напомнит ей о прошлом.
Здесь же их было... больше, чем она привыкла видеть, и гораздо больше, чем хотелось бы. Впрочем, оставались несколько вполне себе различимых ориентиров – те, кого она набирала в команду сама, отсеивая кандидатуры самостоятельно и выбирая из десятков предложенных.
Двое – после инцидента «Ётуна», пятеро – с USS «Квиринал», трое – с печально известных станций... и все – первоклассные в своей области. Разумеется, с «балластом» – к ётунцам прилагались сопровождающие, но все же это был ее выбор, и подсознание, похоже, запомнило его, создавая этот безумный сон.
Проснуться обычным способом – представить себе, как она выныривает с этой сонной глубины – не выходило. Значит, надо было найти Китану, попросить ее, как наиболее рациональную проекцию сознания, пристрелить ее или как-то еще прибить. Остальные вряд ли решатся, а Аш'рак, по крайней мере, всегда была достаточно разумна, чтобы понять невнятные объяснения капитана.
Хорошо хоть падд, благополучно заткнутый за пояс всего пару часов назад, подключился к корабельной системе без каких-то проблем, и, найдя точку, подписанную для удобства коротким «Ки», Джемма не менее целеустремленно двинулась в нужную сторону. Что, капитану не по чину следить за местоположением подчиненных? С чего бы это? А искать по пятнадцати палубам одного и того же офицера – по чину?
Впрочем, оставался еще вариант «где там Боунс, пусть вкатит что-нибудь потяжелее» – но для этого надо было отчаяться окончательно и принять, что только МакКей может вытащить капитана из кошмара. А кошмаром это не было... по крайней мере, не сравнить с  безумными снами о возвращении в Академию, чему Гордон была рада едва ли не больше, чем почти адекватному поведению экипажа.
Цокание каблуков, форменных, с магнитными набойками-подковками на каблуках, разносилось по коридорам с тем же ритмом, с каким билось ее сердце. Два удара на вдох, два – на выдох, и на пути попадаются почему-то странные лица – то ли знакомые, то ли нет, но как понять? Нет, просто сон. Разве что знакомая спина впереди – привет, голос адекватности в виде Риччи? Только волосы почему-то короче, и не слышно, как она, по своему обыкновению, спорит с сопровождающими...
Эй, привет? – рука Джеммы коснулась чужого плеча, только вот на ее голос развернулся совсем не тот человек, которого она ожидала увидеть.

[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]но может, меня и на свете нету[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

Отредактировано Кристиан МакКензи (29-12-2019 12:24:26)

+7

4

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/79161.png

Возле общей столовой, в коридоре, старшего навигатора поджидала неожиданность.
Нери-и-ино, давай твою коляску модернизируем? – пропел старший из близнецов Барони, беззвучно вынырнувший из-за спины штурмана, – Что за старьё, в самом деле? Хочешь, я с неё колёса сниму, а вместо них антигравы поставлю? Будешь ласточкой порхать.
Чтобы порхать, у нас есть стрекозлы, то есть пилоты, – отмахнулся Дини, не оборачиваясь. – Не хочу. Меня моя телега устраивает.
Ты любишь свою машину? – тонко удивился Рикардо. – Я так свой первый флаер защищал. Он уж был обшарпанный, побитый весь. Мне друзья говорили: ему место на свалке, а я всё равно считал, что он лучший, отказывался сменить. Называл его АДК – Агрегат…
…Допотопной Конструкции, – по памяти правильно расшифровал как-никак сосед-Дини и уныло позвал на помощь жующего на ходу младшего близнеца, который появился из столовой: – Фабио, у меня проблема.
Слушаю тебя, – приостановился напарник. – Извини, Нерино, но денег нет.
Заржали все трое. Догоняющий их Фернандес на всякий случай заулыбался тоже.
Ладно, – прокашлял Рикардо, – я возьму себя в свои же руки умелого хирурга и постараюсь не удалять твои колёса. Вам нечем расплачиваться, а имплантация антигравов – операция недешёвая.
Вышедший из кубрика Ванес Коржев хмыкнул. Фабио, Рикардо и Неро тоже прислушались к сладкому мурлыканью двух голосов. В дверях каюты мисс Браун усиленно изображала влюблённую дурочку. Со сна это получалось у Хельги весьма убедительно. Подтверждая звание рекордсмена в женском виде спорта – стрельбе глазами, она проделала старинный трюк «в угол, на нос, на предмет», использовав в качестве предмета первого пилота, и капризно надула губы:
А если бы я обиделась?
– Я бы заплакал,
– нежно сказал Чиро.
Cиньор Им... Кьеза, – позвал его Неро. – Пора на работу!
– Какую ещё?
– Тяжёлую и неблагодарную, конечно.
– Не терпится занять капитанское кресло?
– пародируя Гордона, с царственной небрежностью спросил Фабио у сидящего в коляске земляка.
Старший штурман космокрейсера – четвёртое лицо в корабельной иерархии, – серьёзно пожал плечами Дини. – В отсутствие трёх первых обязан принять командование. Сперва временно, а там что команда скажет…
– Я чего-то не заметил?
– слегка заинтересовался Рикардо. – На судне нарастают предвыборные страсти?
– А в каком случае капитанское место займёт один из Барони?..
– вслух задумалась рыжая.
Только не этот мастер бельканто! – взмолился Неро, оглянувшись на фарисейски постную рожу Рикардо, – Ничего не имею против того, чтобы совсем перейти на итальянский, но вдруг он разохотится и всех заставит арии петь? Это ж не крейсер будет, а опера. Такая Ла-Скала!
Да, Неро, это будет такое «ласкало»! – фыркнула Хельга. – Умри всё живое. Вернее – ляг…
М-да, пока свои кандидатуры на должность капитана предлагают такие выдвиженцы, что даже Джимми-бой отдыхает, – согласился Фабио и показал старшему штурману на Чиро и рыжую медичку: – Если они вместе будут рулить, то мы уплывём далеко-далеко, и не в лучшие миры.
Я буду рядом. Нужно же решить, какие меры придётся принять, когда капитан будет в недееспособном и особенно невменяемом состоянии, – сказала молоденькая докторша и улыбнулась сладко до приторности.
Вот как ты меня ценишь! А если бы я обиделся? – кротко спросил Чиро.
Я бы заплакала, – проворковала Хельга.
Она помахала обоим близнецам, связисту и рулевому, и свернула в очередной коридор. «Неожиданно объявленная учебная тревога» ударила в уши ровно в десять, заглушив лязг лифтовых створок, сомкнувшихся за ватажкой. Старший штурман решил не забиваться к ним со своей «самоходной тележкой» и дождаться себе пустой кабинки, затормозив в отнорке перед лифтом.
Нет, цокот женских каблуков, на удивление, слышный даже несмотря на покрытие пола, он отметил – чисто как звуковой раздражитель вообще, однако никак не подумал бы, что он хоть как-то относится лично к нему: мало ли, куда дама спешит, мимо же пройдёт... Правда, вроде, никто у них до сих пор так вызывающе не топотал – как-то не принято было. Но, уж коли на Коре иные дамы за-ради похвастаться «выгуливали» шубы при +10, почему бы кому-то из женщин «Стража» не пощеголять в новых туфлях или сапожках, раз они появились у модницы? Невинная же блажь. Но вот то, что стих этот козий топоток возле него, а на плечо сзади легла женская рука, стало для Неро неожиданностью номер два.
А?.. – отреагировал он, сперва скашивая глаза на холёные сильные пальцы, а потом поднимая взгляд на незнакомку. – Привет. Чем-то могу помочь, мэм?
Красавица, да, всё при ней – фигуриста, улыбка офигенная, косища… но… Это кто такая, собственно, а главное – откуда? Вообще-то чужие здесь не ходят – им взяться тупо неоткуда. Опять, что ли, чертовщина этого полёта полезла? Не было в экипаже такой женщины – Дини руку правую мог на отсечение отдать, но вот же она – стоит… и кажется, тоже удивлена.
И похожа смутно на кого-то, но на кого – убей, не понять пока.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (30-12-2019 02:36:05)

+6

5

Дурацкая шутка, – пальцы на плече не-Нерии сжались чуть сильнее, чем раньше. – Давай ты уже отрастишь свои лохмы и опять назовешь меня дурой, а не будешь смотреть на меня, как будто ты и правда пол сменила, а, Риччи?
Ноль внимания, фунт презрения – точнее, вежливое недоумение в глазах, которое навигаторша могла выдавать в таких количествах, что хоть на зиму заготавливай и потом раздавай в голодающие страны, как будто и не корианка вообще, а какая-то вулканка в маскировке.
Это было совсем не так, как планировала Джемма. Ни узнавания, ни грамма уже почти привычного «капитан, а не пойти ли вам... в брод коня купать», разве что бровь так же поднялась вверх, знакомо и абсолютно нормально.
Нет, серьезно, это – не смешно, – и если раньше во снах ей удавалось хоть как-то управлять безумным миром вокруг, то сейчас этот самый мир, радостно гыгыкая откуда-то из ответвления коридора пронзительным тенорком (а это кто еще? Опять кто-то надрался вне каюты?!), отказывался не то чтобы приходить в адекватный вид – он вообще не поддавался никаким изменениям!
Астронавигатор Дини, которому (которой!) еще пару часов назад капитанская психика служила вместо точилки для острого языка, смотрел на нее, как на идиотку. Нет, вот это было нормально, но не когда вместо довольно-таки симпатичной, пусть и задолбанной в хлам женщины, тебя невозмутимо пытается просветить взглядом насквозь характерно-корианский, кошачий такой, немного напоминающий какого-то там актера мужик. Хорошо хоть, что по форме лица еще можно было догадаться, что ее подсознание просто решило выкинуть подобную шуточку – главное, чтобы остальных это не задело. Ладно Барони, те и в мужском варианте, скорее всего, не пропускали ни единой юбки или штанов, смотря какое было настроение, а если...
...нет, про еще одного члена своего экипажа она предпочла даже не задумываться – это было бы слишком странно даже на фоне сменившей пол Нерии. Нет. Не думать, не представлять и не пытаться это продумать.
Если моя адекватность отрастила член, остается только гадать, что произошло с моей честью и невинностью, – наконец отмерла Джемма. – А ты еще говорила, что ты-мужчина была бы депрессивным, старым и страшным, как ядерная война. Ну, вышло весьма симпатично, надо сказать.
[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]но может, меня и на свете нету[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+7

6

где-то на корабле

Прошло два часа. Может, больше. Может, меньше.
Тот, последний, заплатил за сутки. Орхидея успел проверить счет до того, как...
...неважно. Даже в регенератор засунул. Не хотел искать нового.
Предлагал контракт. Длительный. Полноценный. С регенератором за свой счет, с ограничениями.
Орхидея отказался. Дождался, пока клиент уйдет, закрыл дверь.
Рухнул прямо в «рабочей комнате». Не было ни сил, ни желания двигаться.
Правая рука болела особенно сильно. Шрамы на месте мизинца и безымянного жгло огнем. Сросшиеся кости пясти ныли. На спине, кажется, остались следы – регенератор не помог стереть до конца.
Этому клиенту понравился «Кровавый орел». Ребра еще помнили переломы. Трепыхнулось сердце, замерло, мелко и неровно забилось снова.
Замерло. Снова забилось. Снова замерло.
Рука кое-как дотянулась до тайника в изголовье. Таблетки были там, манящие восковой белизной. Две. Не больше.
Во рту растаяли четыре. Медленно растворилась тянущая боль в ребрах, сильнее стал пульс. Загудело в ушах. Орхидея по привычке попытался скрутиться в клубок.
Правая рука не поднималась так, чтобы закрыть еще целое ухо. Левое, прижатое к окровавленной и липкой ткани простыней, было просто дыркой в голове. Саднило целый, правый глаз. Протез левого ощущался чем-то чужеродным.
Ошейник холодил кожу. Тонкая черная лента с черным цветком орхидеи. Снять бы.
Выкинуть к черту.
Нельзя. У него еще трое на очереди.
Надо привести себя в порядок и что-нибудь съесть. Если осталось.
Ныли ребра и правая кисть. Болело сердце.
Яркий свет стал неожиданностью куда большей, чем незнакомый голос рядом.

в это же время, палуба 9А.

Он провел рукой по матовой поверхности стены ласково, пусть и медленно. Странно было возвращаться даже в мыслях на тот корабль, которого никогда не должно было быть – Фрея не отпустила ни «Страж», ни его экипаж на самом-то деле. Растаяли те, кого он привел за собой, превращаясь в дымку воспоминаний, не дающую шанса уцепиться за ее реальность.
Не было никогда миссии «Стража». Не было капитана Джеймса А. Гордона. Не было никого из тех, к кому он привык за все время, проведенное за границей известного мира. Не было нигде. Не осталось их следов в архивах Академии, не было приказов Адмиралтейства, не рождались на родных планетах.
Его спас Орден.
Вытянул как-то из того безумия, в которое Гордон медленно погружался с каждым днем, дал цель и шанс не раствориться в пучине безумия, в которой Джеймс мог бы потеряться с концами, если бы не кто-то из орденских, нашедший его и приведший к вере.
Вере в то, что путь, может, и предопределен, но все свершившееся имело хоть какой-то смысл, чуть больший, чем простое развлечение какой-то неведомой силы.
«Отец наш на Небесах, пусть прославится Твое имя...»
Он то ли шептал это, то ли просто шевелил губами, привычно перекатывая текст молитвы, как речные окатыши стучатся друг о друга в течении, пока их не выбросит на берег.
На восьмую и вверх, пока память не выбросит его милосердно за борт, в бурный поток. Там, на восьмой – медотсек, а за ним, выше – жилые каюты, где, может быть, получится воссоздать хоть кого-нибудь из...
...голос из-за переборок. Знакомый, забытый давным-давно. Не вспомнить, кто это, только если в лицо получится рассмотреть, как в медитациях или под гипнозом. Раньше не получалось так, воспоминания не могли говорить, только смотрели на него пустыми глазами. Но только вот он не мог вспомнить, как входил в медитацию, и ощущение стены под ладонью было таким реальным.
Не сон? Но что тогда?
[NIC]Черная Орхидея[/NIC][STA]одинокие звери в лесу холодном[/STA][AVA]https://sun9-33.userapi.com/c855216/v855216167/1b83b3/8bnbx_UkCfI.jpg[/AVA][SGN]я давно уже не верю в слова, и особенно – в сказки со счастливым концом[/SGN]

+6

7

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/576/86943.jpg

Его Высочество изволило гулять. Прогуливаться. Фланировать… о, а вот это устаревшее слово высокого стиля особенно подходило и к способу передвижения по коридору молодого человека в изящном летающем креслице, и к определению юного сидельца как «Его Высочества», о котором на корабле знали... двое или трое? – и о котором сам последний и единственный принц царствующего дома Лэлис почти забыл, благополучно и с удовольствием.
Вполне возможно, именно насмотревшись, засмотревшись, да, в конце концов, хотя бы раз всего увидев то, как Эльм непринужденно скользит над полом на своем элегантном сиденье, старший из «корианских близнецов» и озарился идеей устроить кардинальный апгрейд креслу штурмана Дини, не по чину допотопному. Вероятнее всего, так и было. Вероятнее всего, это случилось в такой же редкий момент, как сейчас, когда начинающий, но талантливый ксенобиолог из команды доктора Турсея направлялся куда-то один, без своего неотлучного спутника – ксенолингвиста Тринна, парня донельзя общительного и компанейского настолько, что даже корианцы восхищенно цокали языками: во харизма прет, а?..
Однако сейчас этим харизматиком любоваться было нельзя, его задержали дела – вечерний урок со здешними детьми. – Эльм улыбнулся украдкой: все же педагогический талант тоже удивительно заметная штука, тоже прет, выпирает и не скроешь, вот и пригласили преподавать в крохотную корабельную школку. Очаровашка-деваэрец не отказал – все-таки «Страж» дал им приют и, как ни странно, покой и свободу, если уж надежде не суждено было сбыться, – снова улыбнувшись тонко и чуть грустно, принц пролетел еще несколько шагов, чтобы свернуть в коридор с рядами дверей жилого отсека, до того мельком взглянув на настенный монитор – почти десять… да совсем десять. Вот, кажется, скоро и закончится уже нынешняя письменная работа у разновозрастных учеников Тринни. Но, боги, сколько же было вышептано на ушко «возлюбленного» извинений во время недавно законченного ужина, за то, что Эли придется побыть одному аж целых полтора часа! – улыбка ксенобиолога стала лукавой и куда веселее: все-таки даже взрослым, давно совершеннолетним воспитанникам иногда хочется побыть без надзо… без присмотра. И потом – он же ничего такого, он просто полетал по коридорам – самым настоящим корабельным лабири…
О. А новый-то поворот – вот он, уже за спинкой креслица-лепестка, а открыл он... капитана? Да, это он, только… а что, сегодня маскарад, а никого не предупредили? Ну да, мистеру Гордону госпитальерский наряд к лицу, хоть и странно смотрится, но…
Доброго вечера, капитан, – негромко и учтиво поздоровался Эльм, не забыв слегка поклониться – принц он где-то там, на оставшейся в неведомых далях родной планете, а тут полноправный монарх – вот этот коротко подстриженный мужчина с улыбкой обычно уверенной, а сейчас почему-то затаенно-печальной. – Простите, если помешал.
Конечно, наследнику деваэрского престола хватило такта не задать вопрос «Что-то случилось?», Тринн знал свое дело и с младых, что называется, ногтей воспитывал парнишку на совесть.
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/576/98353.jpg[/AVA] [NIC]Эльм Леальд[/NIC]
[STA]На корабле мы сегодня уходим за Море…[/STA]
[SGN]

«Принц, очень приятно, принц»

Единcтвенный наследник правящего дома Лэлис, будущий монарх планеты Деваэр – лакомого кусочка для многих, настоящей сокровищницы ценных природных ресурсов, пока сохраняющей политику неприсоединения и независимости. Призванный в будущем отвечать за жизнь и благополучие миллиардов подданных, он – заложник титула, высокого социального положения… и своего физического состояния. К сожалению, принадлежность к роду Лэлис одарила Эльма не только славой предков, но и неизлечимым заболеванием, которое тоже стало результатом борьбы за власть: далеко не все желали многих лет династии Лэлис, и очередное покушение на правящую чету пришлось на время беременности королевы. Для взрослых отравление не имело серьёзных последствий, зато они проявились у ребёнка, когда он родился. Недуг, вероятнее всего, не позволит принцу дожить до старости. Однако и за недолгий срок правления можно сделать много хорошего для родного мира – так всегда считали в его семье, так считает сам Эли.
На корабле Звёздного флота принц находится инкогнито – официальная версия гласит, что Его Высочество отправился путешествовать к самому краю Вселенной в целях образовательных и дабы залечить разбитое несчастной юношеской любовью сердце. Действительная же причина – осуществление последней надежды на исцеление, которое может дать успех миссии «Стража».

[/SGN]

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (31-12-2019 02:59:23)

+2

8

Когда он в последний раз медитировал, Аш`рак, мягко говоря, помнил плохо, а поскольку сие весьма навязчиво рекомендовали еще во времена реабилитации, то оперативник в кои-то веки решил последовать указанной инструкции: после привычной тренировки с волчатами на стрельбище, внеурочной для его гаммы, Кайтано все же устроился поудобнее на пушистом коврике в алькове, предполагая посвятить пару часов приведению своей многострадальной головы в порядок.
Однако не тут-то было... На раздражающе пиликнувший падд разведчик предпочел не реагировать, ибо на сегодня его смена завершилась, а раз тревога не орет и не красит стены красными бликами, значит не так все серьезно, кто бы не жаждал общения с главой СБ, с остальным же вполне справится заместитель. Второй писк заставил опущенные ресницы слегка вздрогнуть, а дыхание – выдать жизненные показатели более шумным вздохом. Когда же падд вновь ожил буквально через пару минут и разразился трелью сразу трех поступивших сообщений, доблестный представитель СБ бросил попытки сохранить покой вместе с равновесием и потянулся к аппарату, прожигая технику тем самым взглядом, коим гнут ложки вместе с заводом-ложкопроизводителем. Правда, относительно примитивное устройство, в отличие от личного состава и прокачанных искинов, умением прятаться в ковер от праведного гнева было обделено, так что равнодушно предоставило сведения хозяину.
По мере прочтения бровь ползла все выше, а настроение стремительно теряло медитативность. Особо отличились весточки, в коих Гордон называл Кайтано в женском роде... а еще претензия от того же, мать его, Гордона – дескать, никто ему шерстку не пушистит и пузико не чешет. Пьяный в хлам Джим, в принципе, особо сильно диверсанта не удивил, но, даже в дрова будучи, капитан обычно не позволял себе подобного спама. Решив наглядно показать начальству, как СБ умеет чесать пузико, Кайтано запустил поиск по кораблю капитанской сигнатуры, чтобы зря не бегать по палубам, а обнаружить сразу и отволочь в каюту, да сунуть башкой под холодный душ – в воспитательных целях. Можно было бы, конечно, сдать Боунсу, но... для их клуба анонимных бегунов от медосмотра, это походило бы на предательство – так что пусть останется крайней мерой. Когда же система услужливо предоставила восемь точек, разведчик осталось чертыхнуться вполголоса и попрощаться с мыслью о сне до своей ночной смены, ибо жопа приплыла, откуда не ждали.
Напяливая форменку, Аш`рак потребовал данных с камер и снова кратко выматерился, предполагая, насколько все может быть плохо. Вероятный хаос требовалось искоренить в зародыше, потому до своего кабинета оперативник долетел, аки на крыльях, распугав грозным видом попадавшихся по пути членов экипажа. Молча подвинув кресло вместе с заместителем, пробежался пальцами по панели и включил громкую связь по кораблю, ибо из того, что он видел, не у всех мог быть падд.
Говорит начальник безопасности Кайтано Аш`рак. Настоятельно рекомендую капитану Гордону, вне зависимости от пола, возраста и внешнего вида, как можно скорее проследовать в конференц-зал. Не через мостик желательно. Личный состав прошу не отвлекаться и продолжать выполнять свои обязанности в обычном режиме.
Завершив сеанс связи, разведчик помял переносицу со вздохом, ибо такого не могло быть, потому что не могло быть никог... а, да, они же на «Страже». Приложив палец к губам – дескать, не звиздеть и ничего не спрашивать раньше времени, джаффа покинул несколько удивленного сменщика и направил стопы в установленную локацию, прикидывая, что о его психическом здоровье могли подумать корабельные медики. Впрочем, пусть уж лучше его считают чокнутым, нежели на судне начнется паника.
[NIC]Кайтано Аш’рак[/NIC] [STA]коммандо с опытом[/STA] [AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/12/8/11d65bb20e7b6151aa9a58cfa8359012-full.jpg[/AVA] [SGN]I will never surrender.[/SGN]

Отредактировано Питер Уингфилд (01-01-2020 10:42:09)

+6

9

Поссум фыркнул, чихнул и потер нос лапкой – здесь было холодно, дул откуда-то из-под потолка вентилятор и никто, абсолютно никто не обращал внимания на пока еще не жалобные, а возмущенные писки с потолочной балки. Нет, однозначно что-то было не так, он же только утром заказал себе вкусную штуку с фруктовыми дольками, а потом еще пришел кто-то и... нет, дальше он помнил только то, как неудобно было висеть на этой балке.
Всех звали в конференц-зал. И его тоже? Но он же... нет, был, но как? И зачем, главное? Почесать пузики? Так можно и прямо на мостике, кто мешает-то? Но вроде бы там был кто-то умный, хотя бы относительно, хотя бы немножечко. Не такой умный, как он сам, разумеется, так, где-то на уровне капуцинов, которые умели даже не нажимать на Большую Красную Кнопку каждые две секундочки.
Поссум фыркнул еще раз, почесал нос заново – нос дико чесался, это что, аллергия на его чувствительный носик? На его бедный, несчастный, розовый носик с трогательной черной полосочкой, которая покорила не одно сердечко?
Подумал еще пару секунд, представляя, как будет ругаться на него его собственный капуцин, по какому-то недосмотру свыше поставленный на должность безопасности этого зоопарка, прикинул все варианты – и отважно бросился вниз, расправляя перепонку между лапками и целясь прямо в чью-то макушку, которая тут же вздрогнула, как только цепкие лапки вцепились прямо в аккуратно уложенные пряди.
Тащи, – повеление поссума было скорее похоже на тихий писк, но что есть, то есть, думал он, главное, что не ультразвук. – В конференц-зал!
Пушистый хвост опустился на шею «переноски», тонкие пальчики впились в волосы, не давая ни малейшего шанса на избавление. Собственно, и у «Стража»-то шансов не было, но кто же знал?..
[AVA]https://sun9-45.userapi.com/c857128/v857128291/a245d/Ve3HpPFdSHQ.jpg[/AVA][NIC]Поссум[/NIC][STA]топыриццо[/STA][SGN]Погладь поссума и почеши ему пузико, а не то тебя выловят и схряпают![/SGN]

+6

10

Почти все пилоты знали – Т’ках всегда молча и без возражений подменит на мостике или на дежурстве по кораблю. Сама Ясеньяра обычно обходилась парой жестов, да и что тут разговаривать, полувулканке было достаточно согласиться или отказаться, объяснения никто бы не дослушал. Вот и сейчас «Яся, подмени на пару часов», спокойный кивок – и привычная рукам панель управления, заданный курс, точные и логичные последовательности цифр и команд, которые запоминаются с легкостью, тишина мостика, где каждый занят делом, где все невозмутимы, и…
Заявление коммандера было предельно нелогичным – всех капитанов? Одна мысль о десятке одинаковых Джеймсов на «Страже» уже напоминала какую-то сказку. Из книжки с ужастиками, тут одного капитана с его уникальной способностью влипнуть неизвестно куда и запутаться за секунду, хватало. Даже волосы могли дыбом встать.
А вот нечто, свалившееся в них с потолка – явно не напоминало заколку. Впрочем, четыре лапы и хвост – уже не триббл, не двенадцатилапый таракан с Квирти и не сухопутная электромедуза с Нейнера.
Запоздалое понимание, что лучше бы медуза, чем разговаривающее нечто. Яся сняла с головы… Поссума? Обычного, если бы не золотистая окраска в тон капитанской форменке? Но умилительная мордашка была такой потешной, что девушка не выдержала, начиная почесывать зверька. Кажется, посссум только этого и ждал, подставляя то пузико, то горлышко, то мелкие розовые пятки, разваливаясь в руках и попискивая что-то похожее на «еще, чеши, правильно»...
Говорящий поссум. В цвет форменки капитана. И с его же характером – чего стоила только заявка «а гимн спеть?». Ну да, только ей и петь, хотя можно насвистеть на языке вултуров, и…
И отнести это существо глав СБ. Просил всех капитанов в любом виде? Не пилоту в звании энсина оспаривать приказы джаффа, которого она и видела-то издалека, а все общение пока что ограничилось парой приветственных кивков в коридоре.
Нести пришлось непрерывно почесывая, а поссум норовил забраться то на шею, то под куртку, получив легкий щелчок по носу. Даже если капитан сдуру вдруг решил стать подобной личной галлюцинацией в мохнаторылом виде – под курткой его лапам делать нечего, пусть удовольствуется почесушками и насвистыванием гимна Федерации. Потом выскажет… Или все-таки не выскажет, промолчит, как обычно, коротко кивнув капитану, который до сих пор считает, что у него молчаливый пилот, поскольку вулканцы неразговорчивы, и вполне можно ожидать вот такого: подойти к Аш’раку, ткнуть в руки поссума, встать навытяжку, отсалютовать как при выполненном задании.
И пусть главСБ сам с поссумом разговаривает, у Ясеньяры Т’Ках еще крыша не поехала – с личными глюками общаться.
[NIC]Ясеньяра Т'Ках[/NIC]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/770/51422.jpg[/AVA]
[STA]весенним рассветом или зимним закатом[/STA]

+7

11

Эльм. Эльм Леальд, сколько-то там лет, ксенобиолог, подчинен Турсею и Ча Римме. Исчез... никогда не рождался с сорок шестого года.
Джеймс улыбнулся через силу – его личная галлюцинация, облаченный в форму научного отдела, смотрел на него спокойно и мягко, как во снах. Пальцы легли на четки, выточенные из красного, теплого на ощупь дерева, защелкали бусинами, перегоняя их по прочной нити.
Доброго вечера, Леальд, – ровным голосом поприветствовал он, каждый слог сопровождая щелчком бусин. – Нет, вы не помешали.
Удержаться от грубости – «вы не помешали, мертвецы вообще редко мешают» – было почти невозможно, но годы, проведенные в тишине и самоконтроле, приучили его к спокойствию, и сейчас не сдавшему особо позиций снаружи. Внутри – да, ему неимоверно хотелось закричать что-нибудь нецензурное, как делал раньше, сломать... да хоть руку о стены – такие почему-то реальные и холодные, вырваться из плена невозможного воспоминания, но снаружи он был спокоен и непоколебим.
Космос принимает всех, кто решается шагнуть в него. Космос забывает тех, кто зашел слишком далеко.
Пусть придет Твое царство, пусть исполнится и на Земле воля Твоя, как на Небе...
Еще две бусинки метнулись навстречу своим товаркам, наполняя коридор звонким соударением, похожим на хруст ломающихся веток. Ломалось внутри; до боли, до внутренней дрожи и желания и правда сломаться, сдаться под натиском всего этого безумия.
Он прислонился плечом к стене – так было легче стоять, ощущая чуть меньше тяжести на плечах. И это – его искушение? Это тот грех, который ему надо пережить и исправить? Что он может сделать сейчас, когда все они не только мертвы, но и не рождались даже на свет? Молиться? Смешно.
Еще одна бусинка – черная, разделяющая четки на две половинки. Крестик, почти неощутимый, он зачем-то сжал в ладони, чувствуя, как вдавливается в кожу обработанное дерево со скругленными краями там, где была снята ровная фаска. Сознание цеплялось за подобные, простые и понятные элементы, не давая провалиться в отчаяние, подступавшее волнами, в аккурат с каждым четвертым ударом сердца, а оно билось все быстрее, как перещелкивание бусин.
[AVA]https://sun9-46.userapi.com/c856036/v856036328/1bb81c/g5utwI_oN5Q.jpg[/AVA][NIC]Госпитальер[/NIC][STA]кажется, Он не слышит[/STA][SGN]батальоны не просят огня, капитаны ложатся на дно[/SGN]

+6

12

Илья умел посылать субординацию. В нужный момент и в нужное место, даже с учётом того, что богохульства и ругани он себе не позволял. Но сейчас ему хотелось вспомнить половину клингонского фольклора о избыточной растительности на колыхающихся первичных половых признаках доминантных особей клингонского же табеля о рангах.
Джеймс? – нет, по кораблю ходили легенды о способности капитана убиться за секунду и втянуть за собой в межъягодичье космоса весь экипаж. Но глядя на лежащего в его собственной постели Гордона, орудийщик готов был забыть и саркастический старославянский стандарт, и привычную деловитость инженера.
Капитана избивали. Судя по следам – последние несколько лет. Судя по свежим – закончили совсем недавно. А если поймать взгляд...
Илья бросился к Джиму, перехватывая с полки аптечку и портативный регенератор – Боунс настаивал, чтобы у всех подчиненных они были под рукой – храни Господь предусмотрительность начальства – заряжая гипо обезболом и подхватывая капитана, кутая его в плед.
Яшка, держись, сейчас полегче будет, – перехватив Гордона, Лифенко вкатил гипо, пытаясь понять, куда сначала направить регенератор. – Вот отроче неуемный, кои казни египетские на тебе испытали? У каких содомитов побывал? Два часа, как на мостике видел, заставь дурня акафист читать – лоб расшибет. Медиков звать, дитя неразумное?

[NIC]Илья Лифенко[/NIC]
[STA]С кем воздухом одним дышу[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/58219.jpg[/AVA]

+9

13

Вот в этот раз он точно заблудился. Говорил же папа не ходить без Штурмана никуда, а он решил, что в этот раз точно поймает самую большую летучую мышь, и поймает сам, без помощи соседских парней! А потом он пошел в тот лес, который за дальним полем и куда папа сказал не ходить без Штурмана, потому что Штурман умеет находить дорогу, а Джим – нет, Джим и в ближнем-то лесу потерялся зимой, когда пошел искать серую лису, которую там вроде Ти Джей видел, а Ти Джей врать не станет, он на целый год старше и уже хвастался, что поступит в Академию и будет там учиться, и мама даже говорила на кухне, когда никто не слышал, что Ти Джея отдают в интернат. Джим не знал, что такое «интернат», но когда спросил у мамы, она сказала, что это когда учатся далеко и живут прямо там же, где учатся. И еще добавила, что в этот интернат попадают только те, кто хорошо учится дома и хорошо ведет себя.
А тут было как-то странно. Да, он видел, как изнутри выглядят корабли, а в учебниках показывали, для чего это нужно и почему, но все равно – откуда на дальнем поле, за лесом, взялся космический корабль? И почему он сам, Джимми Гордон, оказался внутри, если он не заходил? Только погнался за мышью, которая была такая большая и мохнатая, и точно была больше той, которую поймала Джесс, и больше, чем у Ти Джея, и вообще огромной, а тут... тут вот как-то так.
Эй, тут есть кто-нибудь?.. – тихо и очень неуверенно позвал он. Штурман почему-то не откликался, сколько бы раз Джимми не свистел ему, а папа говорил, что у собак слух очень хороший, и что надо просто позвать, чтобы тот пришел. И зачем тогда...
...нет, папа точно будет ругаться. И мама. И вообще все... и больше не пустят его одного в дальний лес, даже со Штурманом, потому что папа уже говорил, что зря они переехали «в эту глухомань», а мама сказала, что папа дурак, и что нельзя столько времени отсиживаться, и вообще.
Ну кто-нибудь...

в это же время, восьмая палуба

Весело фыркнув, Гордон в очередной раз понюхал воздух – и, оскалившись в том, что знающие приняли бы за улыбку, а незнающие – за боевые клыки, отправился прямым курсом к офицерской столовой. Сухой корм успел надоесть хуже пареной репы (которая, к слову, была вполне съедобна, в отличие от флотского сухпайка – лучше бы «Педигри» кормили, чесслово!), а тут пахло завлекательной нормальной едой и людьми, которые вполне могли почесать ему за ушами, где он попросту не мог дотянуться.
И кто это такой умный догадался надеть на него идиотский белый паричок? На пуделя он все равно похож только под мухой, а так наедаться всякой дряни не пристало офицеру Звездного Флота, будь он хоть десять раз собакой. И что, что бультерьер? Так, знаете ли, боевые псы лояльны к людям, тем более – к своим, да и по стандарту породы агрессивные или трусливые животные подлежали выбраковке изначально. А Гордон по праву гордился собой – сколько еще таких изящнейших черепов, крепких костей и стальных нервов найдется во всем Флоте?
Причем – белоснежных, с золотой дельтой на ошейнике, с аккуратно поставленными ушами и острейшими клыками?
Да ни единого.
Он был совершенством. Идеальным песьим совершенством с темно-карими глазами и короткой жесткой шерсткой, которая нуждалась в вычесывании влажной щеткой. Да. Пожалуй, стоило найти кого-нибудь из экипажа.
[NIC]Джимми[/NIC][STA]бабочка в машине времени[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/51762.jpg[/AVA][SGN]самого главного глазами не увидишь[/SGN]

+7

14

Как быстро ни ходил сердитый оперативник, все же добраться до конференц-зала  с мостика было куда ближе, нежели чем из его собственного кабинета. Там Кайтано ожидал обнаружить... никак не Ясеньяру Т’ках, ибо согласно корабельным камерам, никто из Гордонов в энсина с коммуникативными проблемами не превращался. Однако второй взгляд, изучающе скользнувший по девушке, позволил заметить существо, что она держала. Пойдя ближе, Аш`рак задал вопрос лишь одним легким движением брови и, получив в ответ утвердительный кивок, несколько секунд прикидывал, забрать ли зверенка капитанского окраса в руки, или пусть на стол сажает. Наконец, вздохнув, разведчик все же подставил ладонь, чтобы поссум перебрался.
Вы же понимаете, офицер Т’ках, что об этом лучше не распространяться? – диверсант оторвался от созерцания животинки и предостерегающе взглянул на полувулканку. Получив новый кивок, добавил: – Свободны, офицер.
Оставшись наедине с этой версией Гордона, безопасник аккуратно, но надежно сомкнул пальцы на пушистой тушке, обездвиживая поссума и оставляя свободной только голову: сожми сильнее – и все, прощай, капитан с трогательной полоской на носу.
И что мне с тобой делать, Джим? – поинтересовался Кайтано, а после все же разжал ладонь и успокаивающе погладил по спинке подушечками пальцев второй руки. Оставалось ждать, когда соберутся остальные версии, и хотя бы постараться определить, что же произошло, а главное, как все привести в порядок. 
[NIC]Кайтано Аш’рак[/NIC]
[STA]коммандо с опытом[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/12/8/11d65bb20e7b6151aa9a58cfa8359012-full.jpg[/AVA]
[SGN]I will never surrender.[/SGN]

Отредактировано Питер Уингфилд (04-01-2020 15:53:54)

+8

15

Алик сглотнул, вдавливая в желудок остатки ужина, и прислонился к стеночке: было жутко. Живот крутило, кончики пальцев жгло, и уши горели, как в тот раз, когда он подсмотрел за Лерой и Тимуром, а Тимур потом по этим ушам надавал суровой вулканской руганью. Только тогда было приятней, да, гораздо приятней...
Тут где-то человек умирает, – вздохнул Алик, отлепляясь от стены и пытаясь ползти, едва переставляя тощие мальчишеские ноги в сторону каюты Ильи. – Где-то там. У Ильи есть аптечка. Он сейчас всех спасёт. Не может не спасти. Он как Терри, только круче, потому что он не физиотерапевт, а настоящий инженер. С аптечкой. Он сейчас как...
Алик опоздал: спазмы в охрипшем горле начали проходить, а пульсация, болезненно-острая, покрывавшая мутью силуэт на излете ментального зрения, стала быстро удаляться. Сначала вбок, а потом и вообще вперёд, как будто источник боли уносили к медотсеку.
Илюша молодец, Илюша всех спасёт.
Алик выдохнул, плюхнулся на кадку с фикусом и вытянул длинные и нескладные руки и ноги, прямо вместе и параллельно полу. Устали. Пускай повисят так. Мама говорит, это хорошее упражнение.
Настоятельно рекомендую капитану Гордону, вне зависимости от пола, возраста и внешнего вида, как можно скорее проследовать в конференц-зал.
Ну... Я точно не капитан Гордон, - задумался Алик, прикрыв глаза и бродя по окрестностям мыслями наощупь.
Эй, тут есть кто-нибудь?.. Ну кто-нибудь...
И не личный состав, – радостно решил Алик, наблюдая, как из-за угла появляется мальчик, очень похожий на капитана. Мальчик что-то искал. Мальчик кого-то искал. Мальчик не знал, куда ему сейчас надо. – Мне отвлекаться не от чего. Спать я всё-у-ооооо... Всё равно не хочу. Это нехватка кислорода, да.
Привет. Тебя зовут Джеймс? Я тебя знаю. И я знаю, куда тебе надо идти.

* * *

А-анка-а! Апчху... Ты себе пса завела?
Не чихай в перец! Из глаз сам его доставать будешь!
– фыркнула нлианка, отбирая банку у лейтенанта, гордо восседающего на своей любимой столешнице стерильно-свежереплицированным задом форменных брюк. Но Чехову было не до того: из лаборатории, кажется, сбежал чей-то неучтённый эксперимент. Или учтённый, но Паша о нём не знал.
И куда смотрит эта Ча Римма?
Ча-Ам Римма.
– И откуда в тебе такая щепетильность в вопросе имён?

Пёс был наглый, красивый и очень, очень кучерявый. Местами.
Это не имя, это...
– Да-да
, – Паша махнул рукой и спрыгнул с насеста. – Какой пёсик. Эй, пёсик, ты чего тут делаешь? Ты чей? Голодный? Анка, у тебя есть корм для собак?
Анка посмотрела на Пашу таким взглядом, что Паша прикусил язык: становиться ингредиентом для Пафнутия не хотелось. Молча, крадясь на цыпочках, он подошёл к псу, протянул ему руку для знакомства – пускай понюхает – а другой спёр со стола надкусанную котлету. Собственную. От сердца, можно сказать...
Или такому солидному псу лучше целую?
– Пёц, а пёц, ты котлеты куриные будешь?
– спросил Пашка шепотом, снимая с тарелки ещё одну, совсем целую. – Ты откуда тут взялся, красивый такой? Куда тебя вести отсюда, чтобы Анка не покусала?
Говорит пшшшшш-кш-хрр-рак. Настоятельно рекомендую капитану Гордону, в не бррлблблбл, как можно скорее проследовать в плюх!
– Анка!
Пельмени не ждут!
Личный состав прошу не отвлекаться и продолжать выполнять свои обязанности в обычном режиме
.
Паша задумчиво посмотрел на питбуля с котлетой и дельтой на ошейнике.
А ты у нас, получается, тоже личный состав?

[STA]Когда-нибудь и мне быть лейтенантом[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/7LgjS.jpg[/AVA]
[NIC]Алик Сноудон-Инва[/NIC]

+7

16

Привычная попытка заслониться. Регенератор – простой, не как те, которыми пользуются клиенты. Кто это? Зовет – по имени. Не пытается ударить.
Кто-то нашел ему медика? Зачем? Хватает оплаты на зарядку регенератора. Джаффы – не граждане. Джаффы – батарейки.
И он тоже для них батарейка. Без привыкания. Раз в месяц, иногда реже. А сейчас ощущение другое. Вкатили обезболку? Не видно же ни хрена, протез для клиентов нужен. Мало кому нравится видеть лицо без глаза. Правый – не открывается почему-то.
И язык звучит странно. Непривычно и певуче.
Так капелланы говорят. Не Мааль-Бли, не Иллистири, не Ангуса – других богов. Молодых и злых богов.
Не надо, – голос сиплый еще, но ровный. Хорошо. – Кто ты?
И почти ощутимо в воздухе недоумение этого странного капеллана. Как будто впервые видит одного из таких, как он. Черную Орхидею.
Не-капеллан снял ошейник. Повертел в пальцах. Кажется, что-то еще спросил. Орхидея не услышал – терял сознание уже от голода, а не боли.
Глупый. Не знает, что нельзя регенератор дважды. И что вместо шприца лучше сразу в катетер на ключицах. Его же видно, если присмотреться.
Нет, не капеллан. Те жестче. Или наоборот, гнутся даже перед ним. Орхидее не привыкать к такому. Лучше пусть даст пожрать. Или воды хотя бы, раз вытащил к себе.
Выпить, жрать? – особым знанием этикета Орхидея тоже не заморачивался. Знал, но зачем использовать? Проще так, короткими словами. Это для тех, кто любит, чтобы их титуловали... ублюдки.
Гипошприц все-таки прижался к коже, на пару секунд даруя облегчение. Перестали так болеть ребра. Орхидея вдохнул глубже – и захлебнулся.
На его уже родной станции никогда не было столько чистого воздуха и кислорода. И людей таких, как этот не-капеллан, тоже – не было. Умирать не хотелось. Точнее, не хотелось умирать больно – а просто сдохнуть он был готов. Еще с того дня, как разбитая эскадра превратилась в плазму. С того дня, как капитан Гордон стал Черной Орхидеей.
[NIC]Черная Орхидея[/NIC][STA]одинокие звери в лесу холодном[/STA][AVA]https://sun9-33.userapi.com/c855216/v855216167/1b83b3/8bnbx_UkCfI.jpg[/AVA][SGN]я давно уже не верю в слова, и особенно – в сказки со счастливым концом[/SGN]

+5

17

Это точно был чертов черный обезьян. Вот именно тот самый, который не дал дослушать тридцать пятую версию гимна Федерации! И даже держал так же – то ли придушит, то ли погладит, то ли по...
...почесал, от чего поссум чуть ли не расплылся аккуратной золотистой лужицей прямо по держащей ладони, но тут же собрался обратно (и вовсе это неправда, что топыриться начал! Разве что немного!) и даже поджал пяточки, чтобы злостный искусатель и искуситель не посмел кусить поссумячью пяточку. А то были ранее прецеденты, когда его, гордоновскую, пресимпатичнейшую пяточку кусали – злостно, злобно и больно. На тридцать, кажется, девятом повторе гимна, когда у капуцинчика сдали нервы.
Впрочем, это не было столь важно. Главное, что его держали, чесали, гладили и не пытались задушить, загрызть, зализать, выдергать шерстку и укусить за пяточку, носик или ухо. Или за хвост, отдельную гордость поссума, который (хвост, а не поссум!) сейчас спокойно пушился на запястье у этого странного почти что капуцина. Еще бы не задавал такие вопросы, будто сам ответ не знает, было бы вообще идеально.
Что делать, что делать... Кормить, гладить и перепоночку почесать, – фыркнул в ответ окончательно разленившийся летяга, разжимая кулачки на задних лапках, которые, кажется, все-таки не собирались злостно загрызать. – И гимн спой... нормальный, а не двадцать третью или, как в том дурацком зоопарке, двадцать пятую версию... короче, любую из первых пятнадцати.
Хвост намекающе постучал по кисти, державшей поссума на весу, зверек перевернулся, все еще умещаясь в руке, и заглянул прямо в глаза СБшника, принимая печальный и невероятно проникновенный вид.
А еще – мандари-и-инку... пожалуйста?..
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/16485.jpg[/AVA][NIC]Поссум[/NIC][STA]топыриццо[/STA][SGN]Погладь поссума и почеши ему пузико, а не то тебя выловят и схряпают![/SGN]

+6

18

Ну что вы, мэм… – так, стоп… снизу плоховато видно, но у нее на воротнике капитанские лычки?.. Да не, не может быть, с какой бы стати. – …как можно вас – и «дурой»? У меня язык не повернется, – совершенно не кривя душой, заверил навигатор, любезный иногда до смешного, как все корианцы.
…даже если несешь ты, bella, сущий бред про лохмы, которые не отрастить, а подстричь бы уже впору, это да, про смену пола… или это сарказм так выражен – мол, на мужика уже не похож? И «Риччи» тогда поэтому? – Неро недоумённо хлопнул ресницами – как-никак его впервые в жизни назвали женским вариантом имени, да еще и в сокращённо-уменьшительном варианте, не грех и удивиться слегка.
Правда, куда более актуальным оставался вопрос «А вы, вообще, кто, и главное – откуда?», но задать его вот так прямо было невежливо, Дини иногда (если честно – частенько) мешала та самая, впитанная с молоком матери, кажется, воспитанность, и сейчас снова наступил такой неловкий момент. Он был абсолютно уверен, что этой женщины на корабле быть не могло – в конце концов, сто сорок человек в экипаже, не тыща четыреста, он никого забыть не мог, ни в лицо, ни по имени – а она, тем не менее, была, стояла рядом, её красивые пальцы очень даже ощутимо сжимали плечо... и штурман решился.
Вы же простите мне и дурацкий вопрос, мэм? – он улыбнулся с настоящим смущением. – Но не могли бы вы сначала назвать своё имя, звание и личный номер? Будем считать, что у меня приступ амнезии оттого, что час назад я треснулся баш… ударился головой, извините, мэм. А потом, и я обещаю, что это будет смешнее – мы поговорим и о купании коней, и о местонахождении бродов.
…что я ей, мальчик, что ли? – картина с красной лошадью и обнаженным юнцом верхом на ней настырно мозолила теперь внутреннее зрение навигатора. Нет, адекватностью чьей-то ему быть приходилось круглосуточно и повсеместно, карма такая… но вот про член не надо бы, обидно даже и неуместно. Да и остальное… вообще-то страшненьким Неро себя не считал, тем более страшненьким настолько: уроженцам Коры, как правило, везло с внешними данными: как-никак, в генетическом наследии – Средиземноморье, и утвердившее эталон красоты человеческой с античных времен ещё, однако словечко «депрессивный» попало не в бровь, а в глаз – оттого штурман и мигнул ошарашенно. Против официального диагноза, конечно, не попрёшь, но… зачем же так-то?..
…чего-о-о?.. – от того, что провозгласил голос из динамиков, Дини обалдело моргнул снова, беспомощно глянув на красотку с косой. – «Капитану Гордону независимо от пола»?! Что, и правда, дурдом продолжается, и рехнулся даже титановый джаффа?

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

+8

19

Вслушиваясь во вразумительный писк разнежившейся на ладони малявки, Кайтано подумывал, а не сбрендил ли он окончательно на их шебутном корабле, разговаривая с животными о гимнах Федерации. Впрочем, перепонку, тонкую, покрытую бархатистой шерсткой, все же легонько почесал кончиками коротких ногтей – получилось щекотно.
Я столько не знаю, – честно признался оперативник, пытаясь припомнить, сколько версий сам слышал. Выходило круглым счетом около пяти, если включить по новому стилю, по старому стилю, два кавера и самую нецензурную. Разумеется, петь безопасник не намеревался; не настолько он еще чокнулся, чтобы устраивать караоке на «Страже» в своем лице, хотя, что греха таить, голосом и слухом джаффу генетика не обделила. Правда, знали сие разве что брат и несколько покойных уже однополчан.
Вскинув бровь многозначительно, дескать, не мандаринку тебе, а звизлюдей коронных надо бы (вне любопытных взглядов команды Кайтано не находил нужным сохранять морду кирпичом, из-за которой нередко становился объектом подколок того же Гордона), Аш`рак тяжко вздохнул и все же потопал к репликатору. Свободной рукой нащелкав коды, получил желаемое аж в количестве трех фруктов. Усевшись во главе стола, посадил поссума на поверхность и принялся чистить мандаринки. Разделив первый плод на пополам, разобрал на дольки, вручая одну зверьку прямо в маленькие розовые лапки, а вторую отправляя себе в рот. Если уж сходить с ума, то хотя бы весело.
[NIC]Кайтано Аш’рак[/NIC]
[STA]коммандо с опытом[/STA]
[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/12/8/11d65bb20e7b6151aa9a58cfa8359012-full.jpg[/AVA]
[SGN]I will never surrender.[/SGN]

Отредактировано Питер Уингфилд (05-01-2020 22:05:55)

+6

20

Говорит начальник безопасности Кайтано Аш`рак. Настоятельно рекомендую капитану Гордону, вне зависимости от пола, возраста и внешнего вида, как можно скорее проследовать в конференц-зал.
Илья только вздохнул, придерживая Джеймса. Отнести его в конференц-зал? Да проще некуда, даже веса не почувствует, но не сейчас. Сейчас - осторожно и быстро отбросить ошейник, который, казалось, обжигал руки. Что произошло? Почему главСБ собирает …капитанов? Во множественном числе, это ясно читалось, неужели полулегендарная «точка перехода»могла реализоваться на «Страже»?
Контаминация хронотопа множественных отражений может привести к сбоям в реальности, вплоть до разрушения…
Выпить, жрать? – Илья едва перехватил – капитана ли? – Джеймса, чувствуя, как он слабеет. От голода, явно.
Осторожно и мягко опустив его на подложенную подушку, священник метнулся к шкафу, достал одну из бутылок с настоящим кагором, налил в чашку, прихватил пару земных же шоколадок и снова подсел к Гордону.
Пей. И закусывай. Разберемся, – не зря это вино, настоящее, не реплицированное, так ценили по всем уголкам космоса.
Одной рукой придерживать Джеймса, второй быстро набирать два сообщения. МакКею с просьбой немедленно появиться здесь, и Аш’раку – о том, что один из Гордонов сейчас если и появится, то нарушив всю конспирацию, поскольку израненый капитан в руках корабельного капеллана – зрелище то еще.
Джеймс, не торопись, не жадничай, – Илья долил кагор в чашку, тихо всматриваясь в лицо. Нет одного глаза… Протез… – Пей, тебе полагается, от всех исповедей отказывался, за все причастия сразу.
[NIC]Илья Лифенко[/NIC]
[STA]С кем воздухом одним дышу[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/58219.jpg[/AVA]

+3

21

А вот это уже не лезло ни в какие ворота. Вежливая и скромная Риччи? Да легендарная Т'Пол в гробу перевернется десять раз прежде, чем это реальностью станет!
Риччи, это правда ни черта не смешно, – под тяжелым взглядом мужчины Джемма даже, пожалуй, немного терялась – ровно настолько, чтобы вместо привычного не очень цензурного обращения выдать более-менее приличное и адекватное, несмотря на то, что привычка Дини поправлять всех (особенно в тонкостях смысла и произношения клингонского!) была известна по всему «Стражу».
Не изменилось ровным счетом ничего. Голос Китаны – тоже какой-то странный, словно та пила и курила несколько дней без просыху – отдавался гонгом в голове. Всем капитанам в конференц? Минуя мостик? То есть от второго, малого лифта мимо аварийных капсул, по запасному выходу... если тут его не перекрыли.
Джемма Аутбальда Гордон, капитан звездолета «Страж», NCC-74741. Личный номер, – глотнула воздух, ставший чуть более вязким и холодным, – один три девять дефис двенадцать два. Может, тебе еще и имя первого мужа назвать? Или сама помнишь?
Да, стоит пройти к Китане. Она тут воплощает ту часть разума, которая остается неизменной – в конце концов, что может пойти не так у этой джаффы?
Ты со мной в конференц? – какая разница, все равно же сон. – Или, как там обычно, «капитан, нахуй – это туда»? Ну что ты смотришь так, словно первый раз мат слышишь? Сама же обычно учишь правильному произношению, еще и шипишь, чтобы при тебе не ругались, ибо лингвистическое чутье страдает! И морщины появляются, по твоим же словам, а ты молода, прекрасна и пошло все...
Джемма не договорила фразу, поймав очень говорящий взгляд не-Риччи. Да что вообще не так в этом чертовом сне? Точно надо пройти к Китане, та объяснит, разбудит и, может быть, даже соизволит не изображать из себя каменнную стенку, на которой нарисовали силуэт джаффы и сказали соответствовать. Как обычно – «фасада нет, одна фанера, и вообще, кажусь я вам». А тому, кто рассмешит ледяную Кит, она вообще тайно от самой СБшницы (насколько это вообще возможно на корабле) обещала премию в виде трех дней отдыха вне графика.
[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]но может, меня и на свете нету[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+6

22

Папа говорил, что если заблудится – надо стоять на месте и ждать, пока найдет Штурман или сам папа. Но папа далеко, папа уехал на ту сторону планеты проверять какие-то семена, которые мама отказалась заказывать без проверки, а Штурман не откликается на свист, хотя раньше – лаял, и слышно было далеко.
«Он же умный, он же меня по запаху ищет», – вдруг вспомнил он объяснения мамы. – «По запаху... где я прошел, там остался след. Значит, если я пойду, Штурман меня все равно найдет, а если у них есть телефон, я позвоню маме, скажу, где я, и мама меня заберет домой, и ругаться будет...»
Впереди что-то трепыхнулось – и Джим, уже почти решивший, что это та самая летучая мышка, рванулся вперед, но это оказался незнакомый мальчик. Он знал, куда надо идти. Папа говорил... нет, папа говорил, что нельзя ни с кем ходить, но этот вроде не сильно старше, Джеймс же уже взрослый, ему скоро восемь будет. И этот парень его знает...
Да... а ты от папы? Или ты знаешь, где Штурман? – а вдруг и правда знает, и Штурман отведет его домой, и мама ругаться не будет, потому что она не любит ни летать, ни ездить. Тот врач, который к ним ходил, говорил что-то про стресс и что маму нельзя так нер-ви-ро-вать, а то мама будет болеть. – Отведи меня к нему, пожалуйста, чтобы мама не волновалась, ей нельзя! А папы нет, папа улетел!
...в детстве так легко начинать разговор и так легко доверять кому-то. Джим идет по коридору, Джим улыбается незнакомому (да нет, уже знакомому!) парню, слушает что-то о каком-то Бамбино, сам рассказывает о кошке, которая повадилась ходить в гости. И все спокойно.

* * *

Куриные котлеты Гордон очень, ОЧЕНЬ уважал. С большим пиететом он разве что относился к свежим стейкам, но таким, как известно, балуются редко и только в подходящей ситуации, а следовательно, отказываться от дармовой котлетки – это, по меньшей мере, неразумно и расточительно. В конце концов, этот... кто это, Пашка, что ли? Лабрадудель в кудряшечку? Да, Пашка без котлетки может и обойтись, ему вон Анка свежих даст, а капитана следует кормить вкусно и разнообразно.
И нет, пять вкусов однотипного корма не подходят под «разнообразно», это приедается уже на пятый год, а смешанные экипажи с двуногими-двурукими, способными нормально готовить еду, вещь, конечно, нормальная, но... то сожгут, то недоготовят, то вместо мяса – овсянку притащат. И ладно бы ему, так ведь волчакам тащат! А потом жалуются, что на них смотрят так, словно съесть хотят. Вы когда-нибудь пробовали волчака – и овсянкой кормить? И что с того, что входит в рацион?
Он усмехнулся, довольно порыкивая и принюхиваясь к Пашкиной... нет, не лапе. Руке. Дельта на ошейнике коротко стрельнула электрическим разрядом, мол, готово к работе.
Спасибо, – довольный мужской голос из небольшого, еле заметного динамика на ошейнике прозвучал с теми же самыми порыкивающими интонациями. – Это ты, Чехов?
Аудиальный трансплант чуть нагрелся, как всегда при озвучивании мыслей.
Чеховский питомник, «гениальная кудряшка» Павел? Котлетки, кстати, ничего так. И что там про мостик было?
[NIC]Джимми[/NIC][STA]бабочка в машине времени[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/51762.jpg[/AVA][SGN]самого главного глазами не увидишь[/SGN]

+5

23

разрешение на ведение получено

Записать на лист бумаги, оформить в рамочку и «пжибивч в повближу льожка». Нет, не импозантного и сдержанного джаффа, а его фразу о том, что энсину Т’Ках ни с кем трепаться по поводу поссума-капитана не стоит.
А как же, вот сейчас пойдет на мостик, нарочно кратчайшей дорогой, успеет к началу своей смены, расскажет всем, какая у капитана шерстка мягкая возле лапок, пяточки розовые и полоска на носу.
Не говоря уже о том, что пока она это расскажет – смена и уйдет на отдых, и выспится, и заново заступит – как минимум, пальцем у виска покрутят, а то и медиков вызовут. Вот их Ясеньяра не любила. Это мягко сказано, мать таскала ее по клиникам едва ли не на всех известных планетах и станциях, девочка привычно рисовала пейзажи из окон больничных палат, терпела – и так же заикалась после очередной коррекции.- облучение было локальным, дальше гортани не пошло, но и восстановиться ей не давало, а протез просто из-за дефекта речи – глупо.
Нет, к медикам соваться нельзя. Хуже – только к психологам. Их и было-то трое, как в той шутке: обнять и плакать, поймать и держать, отойти и поржать. А ничего из этого делать не хотелось…
Кого считают вежливым? Того, кто наступив на кошку, назовет ее кошкой. А это было – котом. Роскошным и холеным котом с ярким золотым ошейником с заразиками… со стразиками, и…
И с командной дельтой. Сидит и, хм, занимается типично кошачьей проблемой личной гигиены при недостатке котовьей занятости. Вздохнув, Яся наклонилась к этой мини-версии сехлата, постучала по лапке и забрала на руки. Простите, коммандер, но судя по стразикам на ошейнике – Джеймс Гордон. А что яйца ли… личной гигиеной занимается и смотрит возмущенно – так ваша проблема.
А в коридоре, в который пришлось свернуть, чтобы сократить путь, было еще страньше. Капитан. Причем, судя по внешности – свой, нормальный, без носика в полоску. И азари. Захотелось спросить у офицера по отношениям, почему она в капитанской форменке, но пока Яся пыталась высказать – успела рассмотреть и дельту, и лицо, и нашивку с именем Джемаймы Гордон.
Кажется, он ногу повредил, – азари-капитан кивнула на Джеймса, пытающегося встать с привычным «это ушиб, все норма...».
Договорить Ясеньяра не дала. Прикинув, что вулканская выносливость дает ей преимущества, а физическая крепость азари – и подавно, она ткнула Гордона-кота Гордону-землянину.
Гордон-азари достались жесты «он – кота, мы – его», переплетенные в «замок» руки и вздох. Простите, капитаны, но субординация – потом. А сейчас – вас всех к главСБ.
...Только бы Гордон-кот не съел Гордона-поссума и на «Страж» не занесло Гордона-собаку или пони. Остальные договорятся. Наверное.

[NIC]Ясеньяра Т'Ках[/NIC]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/770/51422.jpg[/AVA]
[STA]весенним рассветом или зимним закатом[/STA]

Отредактировано Николь Моле (11-01-2020 17:43:30)

+5

24

Мандаринки были вкусные, мандаринки были свежие... точнее, свежереплицированные, но зато пахли вкусно. Поссум довольно зажмурился, быстро-быстро обкусывая кусочки ароматной дольки и уминая за обе щеки, ставшие от этого чуть ли не с половину самого поссума размером. Нет, жизнь однозначно налаживалась – спинку почесали, пузико почесали, покормили даже немножко.
Ну тогда ту, которая начинается с «Земля, Вулкан», – с набитым ртом попискивание становилось еще менее разборчивым, превращаясь в просто повелительный бубнеж под нос, полосочка на котором распушилась вместе со всей остальной шерсткой. – И вообще, ты почему такой большой и не волосатый?
Пушистый хвост угрожающе распушился до того, что стал напоминать классический такой пипидастр для сметания пыли – пушистый, огромный и мягонький. Нет, поссум нежно любил и свою полосочку на носу, и хвост, и пяточки, которые ежедневно смазывал специальным кремом, и даже чуть выщербленное после неудачного поцелуя со стенкой ухо – правое, чуть дергающееся сейчас в ритм движений челюсти, но вот именно сейчас...
...именно сейчас он очень хотел этим самым хвостом стукнуть того, кто придумал его разыграть! Ну где-то ведь капуцинячья рожа нашел такую штуку, которую нацепил на себя и сейчас издевается над бедным, несчастным капитаном? Да сколько можно же, а?
Капитан хочет гимн Федерации! – капризно надулись щеки, стали еще больше и жалобнее глазюки, а в лапках задрожала долька мандаринки. – Ну пожа-а-а-алуйста... ну Ка-а-а-аюшка...
Где-то глубоко внутри трепыхнулся чисто исследовательский интерес – как скоро тому надоест и он попытается укусить за пяточку, сейчас расслабленно лежащую рядом со второй пяточкой. Впрочем, объявление про «всех капитанов» было интересным – а сколько их еще? Тут, что, будет много поссумов? И все – с пушистыми хвостиками и милыми носиками?..
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/16485.jpg[/AVA][NIC]Поссум[/NIC][STA]топыриццо[/STA][SGN]Погладь поссума и почеши ему пузико, а не то тебя выловят и схряпают![/SGN]

+6

25

Вторая долька мандаринки в пальцах зависла в недолете, ибо падд пиликнул сообщением от (интересно девки пляшут!) Ильи Лифенко, где тот поведал об обнаружении одной из версий капитана в весьма сомнительном физическом состоянии. На секунду джаффа задумался, стоит ли отправлять вызов Боунсу, однако предположив, что их капеллану хватило ума это сделать самостоятельно, набрал ответ: дескать, когда Гордон будет более-менее в порядке, проводить его в зал. Мысленно поставив вторую черту в списке обнаруженных капитанов, Кайтано терпеливо ждал дальше, наблюдая за скоро поедающим фрукт зверьком на столе.
Относительно своей рекомендации энсину не болтать, Аш`рак считал данное предупреждение обязательным, ибо как разведчик прекрасно знал, что физическое умение говорить слова через рот для того, чтобы слить информацию, совсем не так уж и нужно, даже переоценено, когда есть телепаты, не упоминая уже о банальной письменной речи. Раньше времени не стоило напрягать зря экипаж, и без того на «Страже» у них перманентная херня разной степени опасности. 
Открывающаяся вновь дверь вообще представила взору Кайтано непередаваемую картину: Ясеньяра с одной стороны, незнакомая азари в подозрительно знакомых шмотках – с другой, и по центру (наконец-то, мать твою за ногу!) Джеймс с котищей пушистым на руках и со страдальческой миной на морде. Машинально прикрыв ладонью поссума, то ли от кота на всякий пожарный, то ли от глаз посторонних, Кайтано второй рукой молча указал на стулья.
Благодарю, офицер Т’Ках, ваша помощь оказалась весьма кстати. Если согласитесь поспособствовать обнаружению и... – джаффа запнулся, быстро заменяя слово «поимке», – препровождению сюда остальных вариаций, то отправлю вам координаты на падд.
Снова получив краткий кивок, СБ переслал последние данные о найденных вариантах капитана, дождался, когда энсин покинет конференц-зал, и, глубоко вздохнул, убирая ладонь, оставляя поссума на всеобщее обозрение. Звереныш глядел умильными большими глазюками и коверкал его имя так знакомо, что... джаффа фыркнул и помял переносицу, собираясь с мыслями.
Господа и дамы офицеры, а также животные, прежде чем перейти к обсуждению сложившейся ситуации, прошу принять ко вниманию следующую информацию, – голос бывшего диверсанта стал куда как прохладнее и жестче: – Полагаю, вы уже поняли, что это не ваш корабль. На этом «Страже» есть свой Гордон, и только его приказы мною будут восприняты. Все остальные считаются самозванцами и угрозой, потому прошу не делать глупостей и не покидать это помещение ни при каких обстоятельствах до полного выяснения вопроса, как отправить вас домой. А теперь дождемся остальных вариаций Гордона, после чего сюда будут вызваны руководители научного и инженерного подразделения. С этим ясно?
[NIC]Кайтано Аш’рак[/NIC]
[STA]коммандо с опытом[/STA]
[AVA]https://i.yapx.ru/GVaMk.jpg[/AVA]
[SGN]I will never surrender.[/SGN]

Отредактировано Питер Уингфилд (09-02-2020 18:23:23)

+4

26

Чему в первую очередь учат нормального наследника престола? Правильно, ответственности и искусству управлять территориями и подданными. А последнее, естественно, неосуществимо без развитого умения наблюдать и оценивать то, что видишь вокруг себя – состояния и настроения, как общества в целом, так и каждого из его представителей. Вот как раз этому последний по времени принц Деваэра всегда учился с удовольствием: люди,– это же самое интересное из существующего в мире, такие непредставимо разные и в то же время…
В общем, по какой бы причине мистер Гордон ни надел сегодня госпитальерский маскарадный костюм, настроение у него, определенно, было не праздничным – тут и эмпатии никакой не надо, чтоб заметить. Вопреки стремлению этого не показывать и спокойно сдержанному ответу на вопрос вежливости, капитан выглядел опечаленным… нет, точнее – огорченным, встревоженным, если не сказать – нервным. Именно об этом наблюдательности Эльма говорило почти судорожное пощелкивание бусин, перебираемых в пальцах якобы рыцарем. Читать по губам наследника из дома Лэлис тоже предусмотрительно учили, но сейчас этого и не требовалось – слова старинной молитвы на мертвом языке всеобщей родины людей можно было попросту расслышать.
Вспыхнув беглым румянцем смущения, Эльм поёрзал на сиденьи своего походного «летающего трона» (раз принц здесь инкогнито, и трон у него инкогнито – скромный и якобы обычный), чуть свёл брови – озабоченно и озадаченно: либо капитан слишком качественно играл, вошел, что называется, в роль, либо… сам поверил в свою принадлежность к Ордену. Как ни странно, на второй вариант – нереальный – похоже было больше.  А если так… надо было вызвать медиков?..
Но не буду ли я смешон в своём простодушии, если сделаю это, а окажется, что мистер Гордон просто проникся образом скорбного рыцаря? – Эльму хотелось оглянуться – стыдно, но, вот уж точно, было бы очень неплохо, окажись сейчас рядом Тринн.
Его Высочество (и скромный ксенобиолог Леальд, изучающий на «Страже» проблему нежелательно ускоренного жизненного цикла расы окампа) вздохнул: в кои-то веки сбылась мечта… идиота, да, – остался сам-один, без опеки да подсказок, и вот, тут же зажалел об этом пугливо – и решил пока присмотреться к ситуации и объекту наблюдения попристальнее, обходясь своими силами.
Простите, сэр, может быть, я могу чем-то вам помочь? – тоже, конечно, вопрос вежливости, но сейчас именно он и необходим, не так ли?.. Эли только надеялся, что он звучит не так, как у продавца-чего-угодно на не слишком развитых планетах, где еще не водятся в повседневном обиходе репликаторы.
«Голос с потолка» не был громовым, но называть его божественным, пожалуй, вполне правомочно. Правда, смысл сказанного им, честно сказать, был темноват, ну так пророчествам всяким и положено так. Хотя да, если бы чуточку разъяснили, что, собственно, значит пассаж-обращение к «капитану Гордону, вне зависимости от возраста, внешнего вида и пола», стало бы попроще… а так оно что – выходит, пол, возраст и вид могут различаться? – красиво прорисованные брови Эльма нахмурились заметнее, но принц тут же улыбнулся – смущенно и очаровательно:
Мистер Гордон, кажется, это вам?.. Мне проводить вас?

[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/576/98353.jpg[/AVA] [NIC]Эльм Леальд[/NIC]
[STA]На корабле мы сегодня уходим за Море…[/STA]
[SGN]

«Принц, очень приятно, принц»

Единcтвенный наследник правящего дома Лэлис, будущий монарх планеты Деваэр – лакомого кусочка для многих, настоящей сокровищницы ценных природных ресурсов, пока сохраняющей политику неприсоединения и независимости. Призванный в будущем отвечать за жизнь и благополучие миллиардов подданных, он – заложник титула, высокого социального положения… и своего физического состояния. К сожалению, принадлежность к роду Лэлис одарила Эльма не только славой предков, но и неизлечимым заболеванием, которое тоже стало результатом борьбы за власть: далеко не все желали многих лет династии Лэлис, и очередное покушение на правящую чету пришлось на время беременности королевы. Для взрослых отравление не имело серьёзных последствий, зато они проявились у ребёнка, когда он родился. Недуг, вероятнее всего, не позволит принцу дожить до старости. Однако и за недолгий срок правления можно сделать много хорошего для родного мира – так всегда считали в его семье, так считает сам Эли.
На корабле Звёздного флота принц находится инкогнито – официальная версия гласит, что Его Высочество отправился путешествовать к самому краю Вселенной в целях образовательных и дабы залечить разбитое несчастной юношеской любовью сердце. Действительная же причина – осуществление последней надежды на исцеление, которое может дать успех миссии «Стража».

[/SGN]

+4

27

Дже…мма?.. Аут… что? – сам Неро Дини не мог себе представить до этой минуты, насколько большими и удивлёнными могут стать его глаза. – Гордон? Ваша фамилия Гордон?.. – но предел удивления (и увеличения глаз) был достигнут, только когда пошли цифры личного номера капитана космокрейсера «Страж». Именно те самые цифры в верном порядке, уж их-то штурман помнил. – Да, мэм, вы правы, это совсем не смешно, – сказал он очень серьёзно и тихо.
Если приплюсовать к этим фактам – и к похожей, черт возьми, на Джима! – женщине напротив, которую штурман, протянув руку, невежливо, пусть и аккуратно пощупал за… за форменную куртку чуть ниже талии, ещё и едва отзвучавшее из коридорных динамиков объявление начальника СБ (Аш`рака, джаффы, на минуточку), про капитанов разного пола, возраста и вида (!), либо это был грандиозный розыгрыш, устроенный по всему кораблю, непонятно зачем, либо… либо «Страж» опять влетел со всей дур... на полном варпе, в смысле, в ещё какую-то аномалию. Теперь синева глаз Дини стала не только самой большой по площади за всю историю наблюдений, но и задумчивой весьма. Как ни странно, второй вариант с аномалией представлялся более вероятным, основываясь на двух посылах, почти входящих уже в число аксиом: «Джаффа не устаивают розыгрышей» и «Это же «Страж!». В конце концов, если существует одна параллельная-зеркальная вселенная, что мешает быть ещё паре-тройке – параллельно развивающихся, но зеркальных уже не совсем?..
И какой же мы тогда получаем калейдоскоп, если зеркала повернуты под углом! – если бы Гордону-женщине показалось, что в корианских очах промелькнула искра восторженного благоговения… ей бы, скорей всего, это не показалось. Ещё не погасив этот отблеск, Неро (ну раз намекнули) осведомился весьма светски:
А кто у нас муж? Первый… а сколько было еще?..
Я же не знаю, – честный взгляд штурмана это и говорил. – как я могу догадаться, синьора?
Я… – чуть запнулся он вслух, отпуская материю, которую всё ещё держал щепотью, – я, да, с вами, если позволите, – раздумчиво потерев подушечки пальцев друг о друга, навигатор чисто машинально и свой браслет под обшлагом потрогал – спину опять зарезало нестерпимо. – Произношение клингонской ненормативной… кхм!.. обсценной лексики – действительно представляет собой сложности для… – теперь только что смущенный Дини уже откровенно насмешничал: –  В общем, долой депрессию и морщины, я тоже хочу быть молодым и красивым. Не могу же я лишить всех собравшихся в совещательной удовольствия меня созерцать. И пошли все… то есть мы пошли, да? Вы же дорогу помните?..
Мог бы и не спрашивать – она так отзванивала набойками, что это даже казалось нормальным… здесь. Неро, пока ехал за ней, думал, что это странно… наивный. То зрелище, которое ожидало его в конференц-зале корабля, было уж всяко страннее кончика косы, спирально завивающегося, на который он любовался по пути.
http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/613/418493.jpg

Гордонов было… много. Некоторые, как Гордоны, не опознавались вообще. Ощущение фантасмагории зашкаливало, и штурман, поздоровавшись разом со всеми, приподняв бровь, взглянул на Кайтано – мы, мол, конечно, самый безумный корабль Федерации, но чтоб такое… Отдельно бегло кивнув светловолосой полувулканочке, навигатор устроился в углу, чтобы не мешать никому, и постарался сесть удобно – какая-то ватная слабость навалилась вдруг, речь джаффа стала монотонной, чёткие обычно слова расплывались и смазывались в невнятную кашу.     

– …Лейтенант-коммандер Дини, вы сможете принять командование кораблём? – настырно и напряженно повторил голос из динамика.
– Только если первый и второй помощники капитана не в состоянии…
– Вулканцы не могут, – угрюмо перебил штурмана тот же не слишком вообще-то живой «глас свыше».
– Тогда обязан.
Кажется, Неро не сумел спрятать тяжелого вздоха, но на сей раз Мастеру, видимо, было не до наконец-то проявленных чувств-с корианца.
– Тогда прошу распоряжений, у нас ЧС, – обрадовал искин мостика. – Поссумы сейчас прогрызут двери медотсека на восьмой палубе.
– Кто?.. – растерянность в вопросе явно показывала – навигатор решил, что ослышался. – Что?
– Поссумы, сэр, – скорбно уточнил искин. – Они неведомым образом скрестились с трибблами. И размножаются.
– Так не кормите их! – Неро сердито фыркнул.
– Невозможно, сэр. Сейчас они, как я уже докладывал, прогрызают двери медотсека. Уже практически прогрызли.
– Тритановые двери?! – обомлел штурман.
– Совершенно верно, – мрачно подтвердил искин, и раздавшийся премерз-с-ский скрип металла, который ни с чем не спутаешь, стал аудиодоказательством его слов.
Видеоаргумент Мастер явил на обзорный экран мостика секундой позже: вместо тёмной безграничности космоса с серебряной и неоновой взвесью туманностей навигатор и прочие смотрели на коридорную развилку со входом в «медотсек Сардуса». Двери действительно содрогались и шли вмятинами от мощных ударов изнутри – одного, другого, и вот створки с еще более отвратным скрипом разошлись, и… восьмую палубу «Стража» затопила живая лавина мелких, пушистых, желтеньких почти по-цыплячьи, хвостатых, большеглазых и зубастых зверьков. Их темные глазища чуть ли не во всю мордочку зловеще отблескивали багровыми искрами – то ли сами по себе, то ли из-за коридорных индикаторов красной тревоги, грызуны ринулись массой, от которой отбегали вперед, откатывались, отпрыгивали и взлетали вверх, растопыря лапы, самые нетерпеливые.
– «Топы-ы-ыриц-ц-цо!» – завывала груда поссумов. Понять, что именно хочет эта странная желто-полосато-пушистая армада, было невозможно – экспериментаторов, решивших пошутить и вывести летучих трибблов, они съели первыми. – «Мандари-и-инки!..».
Один из летяг взвился с пола свечкой, падая на глазок камеры. Последним, что увидели на мостике, стала широко разинутая пасть. Зубы в ней дали бы фору тигру…

…Мандари-и-инку!... – пронзительный писк над ухом заставил Неро отшатнуться, стукнувшись затылком об стену. Крохотный желтый зверёк с полоской на носу, спланировавший штурману на плечо, вцепился пальчиками в форменку, всё-таки не удержался и шлёпнулся на стол для совещаний. – Ты меня ни-и-илюу-у-у-убишь!..

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (10-06-2020 02:42:55)

+5

28

Кайтано сложно было не узнать. Что ж, этот чудесный сон и правда возвращал его почти что в те времени, когда «Страж» еще существовал, а весь экипаж был больше, чем воспоминанием о звездной пыли в одной из бесчисленных туманностей каппа-квадранта; Эльм смотрел на него с почти явно различимым беспокойством в глазах, и Гордон никак не мог понять, в чем дело.
– Ты будешь потрясающим сном, – улыбка коснулась губ, и он, все-таки выпрямившись (мир снова рухнул на плечи, как подбитая тяжелым мехом мантия, какие носили на высадках на планеты, не входящие в состав Федерации), отодвинулся от стены. – Прости, принц, если я тебя обижу своими словами. Я слишком давно не видел никого из вас, и теперь, боюсь, этот сон может растаять в любое мгновение, как это всегда и происходит.
В конференц-зал. Это турболифт к мостику, но не вперед, а сразу налево, по аварийному коридору для эвакуации, мимо окошек капсул и экстренных энергобатарей, а там будут… будет кто-то еще, и придется держать лицо, чтобы не хотелось снова проверить себя – а не снится ли этот странный мир ему, как всегда и снился, когда становилось особенно невыносимо на корабле.
Четки кончились – пошли по второму кругу; снова коснулся ладони крестик, снова и снова прощелкиваясь, как плохо сцепленные шестерни в старых игрушках. Были такие: покрути ручку – и заиграет песенка, начнет танцевать фигурка в центре коробочки, а как только кончится завод, снова затихнет и замрет, как неживая. Как он сам.
Впрочем, почему – как?
Он и сам ощущал себя этакой балеринкой, фигуркой в музыкальной шкатулке, которая крутится по инерции, пока металлическим звоном кто-то незримый выводит странную неслышную мелодию. Сделать шаг – замедлить вращение цилиндра с насечками, приблизиться к тому, чтобы замереть сломанной марионеткой на вагах незримого кукольника.
Он видел таких. Приходили с потухшими глазами и, не найдя себя даже в Ордене, бывшем для них последним пристанищем, становились тенями самих себя, пока не истаивали полностью. Макмиллан, Лабон, Дженевье… он мог вспомнить – из тех, кого видел за все это время – не меньше десятка. Хорошо, что ни у одного из них не было семьи – не было необходимости заполнять похоронки, только уничтожить тела.
Говорят, люди после смерти попадают в Ад или Рай. Или перерождаются в кого-то еще – смотря во что веришь.
А куда попадают вулканцы? Андорианцы? Дельтане?..
Они попадали в плазменную камеру, где становились всего лишь вспышкой фотонов и перегретым газом, который потом улетучивался куда-то в открытый космос. Интересно, чем становились их души… и были ли они у тех, кто по земным верованиям не мог ими обладать?
– Если желаешь… желаете. Простите еще раз – не хотел обидеть. Просто привычка на «ты», – он все-таки направился вперед, медленно и неуверенно. Ощущение сжимающейся пружины, которая вот-вот должна разорваться, не давало даже вдохнуть полной грудью, оставляя подвешенным в пустоте, имевшей четкие стены коридоров «Стража».[AVA]https://sun9-46.userapi.com/c856036/v856036328/1bb81c/g5utwI_oN5Q.jpg[/AVA][NIC]Госпитальер[/NIC][STA]кажется, Он не слышит[/STA][SGN]батальоны не просят огня, капитаны ложатся на дно[/SGN]

+8

29

Он остался в конференц-зале один, когда это начало происходить. Золотисто-янтарная Пыль, которая всегда до этого окружала его мягким шлейфом, внезапно взвинтилась, как будто кто-то кинул камень в медленный ручей, и, оседая вокруг неопрятными грязными пятнами, внезапно закрутилась, не давая рассмотреть сквозь уплотнившийся поток ни очертаний зала, ни света ламп, ни…
…и опала – так же, как и поднялась, мгновенно, оставляя за своей теплой завесой не только Джима с деймоном, которая, к счастью, оказалась на его плече буквально за пару секунд до этого, но и экипаж, рядом с которыми не было ни одного деймона. Нет, этого кошака он в глаза раньше не видел, а Рииша никогда не отходила далеко от Кайто, расставаясь с ним только для того, чтобы проверить всякие закоулки, в которые человек не влезет по определению. Что-то было не так.
Он зацепился взглядом разве что за Ясю, чуть отстраненную, и буквально спустя несколько секунд заметил, как к Неро планирует кто-то, очень похожий на Паходжу, успел даже выдохнуть в предощущении того чувства, когда чужие пальцы касаются деймона – но ничего не произошло. Это была не она, просто кто-то похожий, но второго поссума на корабле тоже не было.
– Господа, а что тут, собственно говоря, происходит? – Джим прищурился, кончиками пальцев поглаживая сунувшуюся под руку Паходжу. – Что за странное сборище и…
– И какого черта все это происходит? – золотисто-серая шерстка деймона еще хранила посверкивающие искорки Пыли. – Джим, куда нас опять занесло? Что еще ты натворил?
– Ничего я не творил. Сама видела же…
– Видела. Но ты всегда творишь неведомую хрень, поэтому, может, ты попробуешь вспомнить?
– Джи, я понятия не имею. Ни малейшего. Эм… а почему вы на меня так смотрите? Кайтано, что-то случилось? Мы же вроде бы закончили совещание еще минут пятнадцать назад.
Паходжа нахмурилась, перебирая пальцами форменку человека, и как-то странно вывернула голову, видимо, пытаясь понять, что же ей не нравилось. А не нравилось ей очень многое – здесь попросту не было других деймонов, это она могла почуять даже сейчас, после смены, проведенной вместе с капитаном на посту.
Они, к счастью или нет, прошли ту адскую тренировку, когда связь между человеком и деймоном разрывалась на части, оставаясь при этом целой; она была необходима, чтобы на корабле в крайнем случае деймон мог заменить пострадавшего человека, обладая теми же знаниями и удаляясь от него гораздо больше, чем на предельные для «цельных» десять метров, и такую же тренировку проходили все флотские, но на совещаниях всегда были деймоны, чтобы запомнить все то, что говорилось их людям. А тут… что-то было совсем не так.
– Неро, а где Джермана? Ты же говорил недавно, что вы хотели попробовать какую-то новую методику, чтобы она летать могла… – а во взгляде Неро была темнота и пустота, как во мраке холодильника во время диеты. – Кай?
И тут отодвинулась в сторону Яся, открывая ему вид то ли на копию, то ли на отражение. Его собственное, черт побери, отражение.
– А это кто?..
[NIC]Джейми Гордон[/NIC][STA]этот берег укрыт песком[/STA][SGN]Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию![/SGN][AVA]https://sun9-9.userapi.com/NrfRjeOAlxRlrD4lVH6TiGx5ETvWKtkBOdlDww/8SNC6RnTsKg.jpg[/AVA]

+7

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 34. Я – легенда!