Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 16. Закон, порядок, и... диета?


Сезон 4. Серия 16. Закон, порядок, и... диета?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 2446 г., 14 февраля-δ, 12:00-14-00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), медотсек восьмой палубы.
Действующие лица: Лиро (Эржебет), Юнона Маджо (Юлия Звягинцева), Жуан Оливейра (Алистер Лоури), Анка (Марго Леруа).

http://sg.uploads.ru/6zkHn.jpg

0

2

пост написан совместно

Как известно, сбор статистических данных — это важный этап любой исследовательской работы, основанной, собственно, на этих данных, точнее, на пиковых и отклоняющихся значениях. Как известно, еще ни один сбор таковых не проходил мирно, тихо и спокойно — особенно если подразумевалось, что что собрать надо, например, частоту и график сна, а половина офицерского состава мало того, что пародируют либо земных ленивцев, либо земных дельфинов, так еще и честно пытаются свинтить с каждого опроса!
Но вот воздействие образа питания на самые яркие образцы Лиро собиралась изучить уже, пожалуй, недели полторы — а «образцы» упорно раз за разом избегали ее рук и хвоста, видимо, не желая быть подопытными кроликами. Что ж, подписанное капитаном лично разрешение устроить небольшой эксперимент в рамках всего «Стража» она восприняла с заметным облегчением, поскольку теперь это не требовало личного согласия каждого участника. Оставалось еще проверить по тем самым статистическим данным, какой именно образец будет взят в качества эталонного, какой состав однотипной пищи может быть использован для всех подопытных и на протяжении какого срока стоит проводить опыт — но, пожалуй, это могло бы подождать еще немного.
Генетика, генетика… в чьем личном деле из тех, что попадались ей под руку как лейтенанту медотсека, она видела эту очень нужную сейчас пометку? Ксенобиолог по направлению генетических исследований, формулировка, конечно же, та еще, но все равно можно понять, что это подходящее направление.
— Мисс Маджо? — в коммуникатор максимально вежливо. — Добрый день, это доктор Лиро. Мне будет необходима ваша помощь в некоторых рабочих процессах, какая смена вам назначена на эти сутки?
А если смены совпадут, то можно будет обсудить спокойно и прямо, не подрываясь из полудремы, чтобы уточнит данные или принять обработанные данные. В конце концов, она может и обменяться сменами — кажется, Ча-Ам Римма достаточно логична, чтобы осознавать необходимость периодической смены направленности действий. Разумеется, многозадачность гораздо сложнее, но и постоянная работа с одной и той же темой может влиять на результаты.
Дверь медотсека проглотила мягко отсчитывающую шаги Лиро, как огромная пасть. Оставалось только запросить стандартные рационы различных рас, присутствующих на корабле, у компьютера (в ответ тихо пиликнул падд, сообщая о принятых файлах) и запустить первый, самый грубый расчет общего питания.
…и придется объясниться с Анкой, та, кажется, будет не в восторге от подобной инициативы. Но это ненадолго, всего на неделю, может, меньше — просто получить общие данные, с которыми можно будет работать.
К счастью, первичные расчеты показали предполагаемый состав всего спустя пару секунд, и медик запустила второй, более точный обсчет, который — с учетом всех погрешностей — должен был выдать предполагаемый список допустимых видов пищи.
Ча-Ам Римма, — тоже в комм, поскольку соммардванки на горизонте не видно. — Вы на связи?
— Несомненно. Кто умер?
— Все живы, к счастью или сожалению. Это доктор Лиро, мне может понадобиться помощь вашей ассистентки, энсина Маджо. Я могу рассчитывать на то, что вы позволите на какое-то время ее переманить? Расчет генетических карт все же предполагает специализацию, отличную от моей, — Лиро прищурила глаза, наблюдая процесс обсчета. Медики широкой специализации, конечно, ценились на кораблях выше, но именно сейчас она практически мечтала о том, чтобы рядом оказалась вся ее группа — ну или хотя бы Т’Редар, чертова вулканка с абсолютной памятью. И идеальной, кстати, логикой, что бы ни твердили странные люди.
А с той стороны, подумав, что подавляющее большинство гуманоидов бы успело обидеться на начало фразы (это почему ассистентки, а не моя собственная?), Римма кивнула комму:
— Жаль, у меня давно не было нового материала. Чьи карты делать? Забирайте, потом поделитесь результатами, если это не секрет.
— Благодарю. Карты… половины экипажа. В частности, Кайтано Аш’рака, Неро Дини и их ближайших союзников по несчастью. Все материалы будут предоставлены вам по завершению исследования… и благодарю еще раз.
— Пожалуйста, — Ча-Ам отключилась с тем самым еле заметным цоканием коммуникатора. Что ж, право на использование энсина Маджо было получено — осталось выцарапать из памяти искина генкарты шестерых, интересовавших ее больше всего, и вручить нормальному генетику.
…Анка, а что такое — «овсяный кисель»?..[NIC]Лиро[/NIC]

+5

3

Анка прижала комм к уху, как простой мобильник, и старательно заскребла за вторым:
– А? Кто звонит? У меня смена, это самое, в общем... А. Лиро! А я как раз хотела спросить: тебе принципиально... Какой кисель, овсяный? Это такое орудие для пыток стрессоустойчивых землян. Так вот, это, блин, клыкастик, тебе принципиально провиант рвать по живому? А то у меня фарш протух, прикинь. Шикарная гекконятина, почти разумная – тебе самое оно, и почти разумную тоже, знаю я вас, медиков... А нахрена тебе сдался овсяный кисель?
Цветочек, где перешница?
– Сам ты перешница, а она перечница! Слева за маком и цедрой. Уй, бля, стой, куда потекло!

Молоко из восьмилитровой кастрюли кокетливо приподняло крышечку и попыталось слинять к соседнему супу. Суп был бы только рад, но тут рядом заверещала каппийская лазанья, чирикнули биточки, и Анка подула на пену так, что борода выскочила из чехла. Деловито матюгнувшись, повариха крутанула колёсико температуры, как опытные гонщики крутят свои рули, уцепилась рукой за кастрюлю, второй – за противень, перевернула одним взмахом котлеты, едва не утопила в молоке комм, сунула его в морозильник вместе с хаггисом и притормозила. Борода довольно топорщилась из чехла и щекотала нос.
Иди ты нахрен, – задумчиво велела ей Анка, озираясь в поисках комма, и упихнула шевелюру на место. Так. Что-то ещё. Что-то ещё... А, да. Лиро. Фаршик из гекконят. Надо его из холодильника вытащить, пусть уж подгнивает качественно...

[NIC]Анка[/NIC]
[STA]СБ в нлианской шкурке[/STA]
[AVA]https://sun9-54.userapi.com/c855132/v855132179/143c29/57FmGDnf5Bg.jpg[/AVA]

+5

4

Вообще-то Барони-старшему полагалось сейчас нести боевую вахту в астрометрической рубке, а не… да и излюбленный фокус на сей раз не прокатил – а всё почему? Слишком много в этой кают-компании отражающих поверхностей. Вот и старший штурман, как тот самый Ш.Х., увидел размытый силуэт, правда, быстро мелькнувший не в кофейнике, а в оконном стекле.
Я тебя вижу, – сообщил он ровно и не оборачиваясь, поправляя норовивший сползи с колен здоровенный талмуд, весом не намного меньше его самого. Тот самый… «Малый Ксенобиологический Каталог», который как орудие убийства – очень даже котировался. – Ты почему не на рабочем месте?
Учту, – не обратив внимания ни на неудобный вопрос, ни на настороженную интонацию, Рикардо, присаживаясь на диван рядом с коляской друга, сбоку заглянул в раскрытые страницы: – Ух ты, какие лапушки! Читаешь про свои ипостаси?
Ты чертовски догадлив, – ехидно прищурился Неро. – Хорошо, что я не обидчив, иначе, как Бино, сразу дал бы в морду.
Если б дотянулся.
Сказавши это, старший из «корианских близнецов» немного отодвинулся – якобы на всякий случай. Хотя ему было прекрасно известно: подобными булавочными уколами Дини не проймёшь, штурман вправду фатально не обидчив.
Пауза напряженная затягивалась, явно сокращая в помещении литраж кислорода. Притворяясь, будто просто рассеянно перелистывает страницы, Неро не сразу заговорил снова.
Что, и ты моих внутренних демонов помнишь? – спросил он как можно равнодушнее.
Конечно, – Барони будто даже слегка обиделся. – Не ты один такой умный, я тоже на память не жалуюсь.
Ну-ка огласи весь список, – подначил Дини самым недоверчивым тоном. – Врёшь ты, хвастун.
Рикардо завёлся с пол-оборота. Как Неро вообще-то и рассчитывал втайне, старший из близнецов вроде бы воспринял беседу, как диспут по отвлечённой научной проблемы, в котором, к тому же, усомнились в его знаниях. Он свирепо взглянул на земляка и начал:
Гилзи, цысс, туак. И огногн. А ещё ойф. И рераб. Ойф был? Потом кольбе. Потом анулит. Теперь – нойама… – на том Рики иссяк.
Верно, – кивнул Неро. – Но ты ещё кое-кого забыл.
Нататуна, – вспомнил Рикардо. – Ну, его можно опустить, он не особенно хищный.
Телеморфов нельзя опускать, – со вздохом сказал Дини. – Если бы не он…
С ним десять, – мягко закрыл Барони вновь повисшую паузу.
У любого из нас по десять. Поэтому, когда трансформа начнётся… – старший навигатор опять судорожно вздохнул и заставил себя договорить: – …неизвестно, кем обернёшься. Уж какая карта выпадет.
А если от каждого понемножку? – по-настоящему ужаснулся Рикардо.
А если от каждого понемножку? – скорбным эхом откликнулся Неро.
Он замолчал и развернул раскрытую на нужной странице книгу так, чтобы Барони удобнее было наслаждаться зрелищем. Картинка на листе время от времени оживала. Могло показаться, будто слегка помешавшийся от страха художник, иллюстрировавший Карманный Бестиарий, забавы ради заложил программу, согласно которой изображение хищника вынуждено неустанно меняться. Но и Рикардо знал, к сожалению, что забавы тут ни при чём, иллюстрация была безжалостно правдива – всякое достигшее зрелости существо данного вида мгновенно улавливало и приобретало, только уже в полном развитии, все свойства и признаки каждого вновь рождённого детёныша себе подобных. Поэтому у изображения, хлопая, увеличивались или уменьшались морщинистые крыловидные уши, удлинялись или укорачивались торчащие из пасти клыки, густел или редел мех, темнел или светлел его окрас.
Страшноватые игрушки-трансформеры природы – телеморфы являлись живым зеркалом эволюции. Заполучить экземпляр хаторского нататуны – голубая мечта всякого экзопарка, ведь на редкость удобно наблюдать на примере одной особи, как изменяется биологический вид в целом. Кроме того, косвенно это позволяло на любом расстоянии судить об изменениях среды их обитания – климатических, геофизических и прочих. В общем, каждое из этих созданий – ходячий, вернее, стоячий (ибо какой самоубийца позволит нататуне свободно разгуливать?) пример эволюционной теории Дарвина и законов передачи наследственных факторов горохолюбивого монаха Менделя.
Барони показал на страницу, украшенную многоглазой бестией с толстенным гофрированным хоботом и тремя парами рогов, торчащих ни к селу, ни к городу:
Ушки, как клапаны, к морде приляпаны. Кракейский ойф. Чихающий монстр, как местные называют. Чихнёт разок – и все вокруг покойники. А у него ещё подвиды есть: ххарф – кашляющий монстр, – якобы в азарте разошёлся Рикардо. – И ффарф – фыркающий монстр. И ещё…
Молчащий монстр, – с агрессивным намёком обрезал Дини отличника по ксенобиологии.
Перегнувший палку эрудиции Рикардо запечатал себе рот обеими ладонями, виновато вытаращив глаза. Сердиться же на него было невозможно?..
Штурман сощурился, закусил губу. Коснулся сенсора включения голо, и над столиком возник экран с рядами букв. Неро набрал на клавиатуре название, вызывая файл из личного досье, явно открывая его не впервые, и вокруг сидящих людей появлялись изображения чудищ из рокового списка – объёмные, в цвете, разве не в натуральную величину. Твари, что и говорить, отборные. Рядом с ними нататуна, похожий на помесь мамонта-переростка и саблезубого тигра, слепленную в полной темноте, второпях, да ещё тем, кто никогда слыхом не слыхивал о мамонтах и тиграх, действительно смотрелся милым плюшевым медвежонком.
Вот они все. Ночной кошмар ветеринара. Милашки, правда? – Дини обвёл указательным пальцем страшный хоровод, – Глаз не оторвать.
Вместо ответа старший Барони немедленно изобразил, как свой левый глаз он всё же оторвал… из глазницы, чем вызвал-таки блеклую улыбку штурмана. Неро ещё в школе поражала скорость мыслительных процессов Рикардо. Обычно взрослому человеку требуется время для перехода от одного вида деятельности к другому, от одной темы к другой, но интеллект этого корианца настолько мобилен, что ему не нужен ни поворот, ни разгон. Молниеносная реакция и детская живость ума – идеальные качества для классного пилота.
Их Барони и проявил, левой рукой быстро захлопнув страшную книгу, а правой выключив голограмму, закрыл жуткий файл, заставил исчезнуть чудовищ, от которых не мог отвести зачарованного взора Дини. Тактика развлечения-отвлечения не возымела должного действия, и Роберто пришлось мягко применить силу.
Самобичевание – дело хорошее иногда. Даже часто, – прибавил он вполголоса и крайне серьёзно. – Но не сейчас, не в этом случае. Прекращай рефлексировать. Нельзя тебе на это смотреть.
Дверь опять открылась.
Неро, Лора не заходила? – Фабио подпёр собой дверной косяк.
Не-а, никто не заходил, – Дини не отрывал взгляда от идеально ровной стены. – Всё было тихо, мирно и однообразно.
А чего ты перед пустым столом сидишь? – насторожился Бино, ибо для корианца это действительно выглядело диковато, потому что каждый ребёнок знает, что «раз это стол, за ним едят». – Хавчик где? Рики, он жрал вообще сегодня? Прикольно будет, если он, как анорексичная барышня, брык – и в голодный обморок.
Сами вы барышни! – устало возмутился Дини. – Я как раз обедать встал, но пища интеллектуальная…
…тебя, конечно, отвлекла, – под шумок, вернее, под трёп Рики уже к себе на колени тягал неподъёмный том, чтоб убрать его с глаз долой. – И ты забыл про второй завтрак так же, как про первый. Слушай, Нерино, ты точно на Коре на свет появился, а? По-моему, тебя в младенчестве подменили.
А сами-то! – явно офигел старший штурман.
А мы на камбуз, – изумительно в унисон ответили Барони, даже не переглянувшись. Вот что значит близнецовая магия… ну и долгие годы тренировок.

[NIC]Рикардо Барони[/NIC] [AVA]https://sun9-24.userapi.com/c858424/v858424016/fbd05/3mpA83Eu_pg.jpg[/AVA]
[STA]Двое из ларца, одинаковы с лица[/STA]

Отредактировано Алессандро Марони (10-05-2020 03:51:17)

+4

5

Лисянь был в шоке. В таком шоке, что и не помнил себя в подобном состоянии уже очень давно.  Как же так? Диета?! Да какого черта лысого? Нет, это решительно противоречило всей его натуре и всему мировоззрению.
С детства вкусная еда стала для маленького азиата почти религией. Поэтому, еще не став взрослым, он перестал быть маленьким. Рос, что называется, как на дрожжах, на радость маме и на забаву злым школьным хулиганам.
Мало того, что толстый, неуклюжий, так еще и на мальчиков засматривался до неприличия откровенно. В Лисяне вели войну две всепоглощающие страсти: любовь к еде и тяга к красоте. А так как первое всегда было гораздо доступней, то и побеждало чаще.
Но и красота манила с непреодолимой силой. Все стены комнаты нелепого подростка были обклеены в несколько слоев постерами с красавцами всех мастей, вперемешку с не менее прекрасными мясными, овощными и кондитерскими произведениями искусства. А матушка только вздыхала и отмалчивалась на вопросы об отце…
Ответ на эти вопросы внезапно свалился сам, когда, проснувшись утром своего 18-летия, Лисянь обнаружил в зеркале ванной комнаты божественное существо. Не поймешь сразу какого пола, пока взгляд не наткнется на изящный, но вполне отчетливый кадык на лебяжьей шее. Юноша долго неотрывно любовался своим новым отражением, размышляя, что если это сон, то просыпаться не стоит. А если сумасшествие, то пусть так и будет.
Однако сказка длилась недолго. Вскоре обнаружилось, что второй облик нестабилен, и естественным путем держится только несколько часов. И то, если его не собьет всплеск отрицательных эмоций. А потом эта Золушка снова превращается в тыкву! Какая досада, какое разочарование…
Именно это и стало причиной выбора второй сферы высшего образования одаренного студента в области биохимии. Три года по окончанию учебы ушло на разработку стабилизирующей сыворотки  теперь уже у молодого аспиранта в Академии Звездного Флота. Там то он и узнал о том, что является не совсем человеком. Мать в ту пору уже умерла от неизлечимой болезни и рассказать тайну рождения не могла. Не нашлось ответа и среди информации, обнаруженной на ее компьютере, если не считать одного закодированного видеофайла, который кулинар-биохимик сохранил себе на всякий случай.
С сывороткой все обстояло более, чем замечательно, если бы не заоблачная стоимость реагентов. Но он нашел способ зарабатывать средства, развив свое детское увлечение кулинарией до высочайшего мастерства. Лисянь открыл свой ресторанный бизнес для богатых гурманов, почти успокоился за свое будущее. И, казалось бы, ничто не предвещало беды. Но быстро выросшая популярность сети элитных ресторанов привлекла внимание мафии.
Пришлось в срочном порядке делать ноги. Благо, один из клиентов, влюбленных в изысканную еду мэтра Лисяня (а к тому времени модного повара звали именно так), помог устроиться  коком-биохимиком на космокрейсер. Да, вот такое странное, но удачное стечение обстоятельств, что команде были нужны и кок, и биохимик.
И все было бы отлично, но… Случилась непонятная аномалия, которая занесла корабль черти-куда. И из этого черти-где пока не ясно, как выбраться. Но и тут было бы вполне терпимо, если б у корабельных медиков не случился сдвиг в сторону диеты! Ну где это видано, чтоб такое скудное питание было полезно? Команда, в большинстве своем, разделяла праведное возмущение мэтра Лисяня, и кок их подкармливал, втайне от медиков. А втайне потому, что ссориться с этими чокнутыми он не хотел, ведь тогда те прикроют ему доступ к реагентам, находящимся в их ведомстве и столь необходимым для чудесной сыворотки.
Однако болезных медиков надо как-то лечить от умопомешательства. И кто, если не Мэй Лисянь, способен прочистить им мозги биодобавками в их проклятый кисель, повышающими аппетит? Вот и не спит корабельный кудесник сковородки и ножа уж которые сутки, не вылезает из своей лаборатории. Процесс синтеза БАД-а пошел в финальную стадию. Недолго осталось страдать сбледнувшему и исхудавшему экипажу!
Вот из таких последовательных «но» и складывалась судьба мэтра Лисяня. Впрочем, он не роптал на нее, выживал, как умел, а умел неплохо. Ибо являлся матерым конформистом.

Отредактировано Доктор Штейнвальд (25-11-2020 19:42:12)

+5

6

Если бы Жуану сказали вот ещё вчера, ну хорошо, вчера этот разговор уже вёлся, но вот, например, неделю назад – он точно не поверил бы, что будет идти к родной, любимой, до последнего квадратного и кубического миллиметра наизусть выученной плите... как на эшафот.
(под свист и улюлюканье толп зрителей – какие ещё могут быть на камбузе развлечения, кроме казней лучших поваров галактики через приготовление жутко сбалансированной отравы)
Муза, заткнись.
Я ещё слишком молод, чтоб сдохнуть.
На каждую ситуацию есть по меньшей мере две точки зрения.
Ну же!

(под восхищёнными взглядами учеников, ловящих каждое движение умелых рук палача)
Да блин. У Музы сегодня что, в меню ничего не связанного с казнями – нет?
Тяжело вхдохнув, Оливейра ещё раз продезинфицировал руки.
В общем, задача наша такова: нас обязали готовить только вот это.
На столе в прозрачном контейнере прикидывалась обыкновенным овсяным киселём жутко сбалансированная, с соблюдением всех БЖУ, калорий, витаминов, биотиков, пробиотиков и прочей ереси... еда.
Или питьё.
В общем, кому не повезёт, (всем не повезло!) те разберутся, что оно такое.
Твою неровным кубиком в салат! Жуану же тоже придётся питаться этим!..
Ну нет.
Мысль, толком оформившаяся в первые же минуты, уже разгоралась поистине адским пламенем на дне чёрных глаз повара. Хорошо, что её надёжно прятал визор.
Да, ко всем причастным поварского дела на падды уже отправились подробные, можно сказать, наиподробнейшие, все в подчёркиваниях не просто важного, а ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВАЖНОГО инструкции, как готовить эту безобидную на вид, но мерзейшую на вкус кормосмесь...
Но к Избранным Служителям Кулинарного Пламени отправлялись также и приглашения в службу тайной готовки настоящей еды.
А то ведь на этом сбалансированном надолго не заживёшься...
(в собравшейся на казнь чернокнижника толпе зашелестели: «Смотрите, смотрите!.. Они сняли замки с больших пальцев его ног!.. смотрите!..» – и в собравшихся над зимней площадью тучах зазмеились бесшумные молнии...)
[NIC]Жуан Оливейра[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/sfYpd.jpg[/AVA]

Отредактировано Алистер Лоури (10-03-2021 19:21:14)

+5

7

На камбуз они, ну-ну, – старший навигатор саркастично хмыкнул вслед лихим близнецам. Хотя... возможно, они и правы, вдруг иногда Рики и Бино разумнее, чем кажутся? Пожалуй, не такая уж идиотская мысль – что, если на камбузе получится раздобыть чего посъедобнее, чем эта... это... – тщетные поиски цензурного определения не мешали старшему штурману этого корабля с глубокомысленной миной описывать идеальный круг. Поворот коляски выглядел так, будто Неро в задумчивости забыл пальцы на сенсорной панельке подлокотника.
Офицер Дини никогда не считал себя хорошим пилотом – слишком был старателен, не хватало ему той самой лихости любого аса, вот и «змейка», выписанная коляской между диванов, кресел, столов и столиков, была изящна разве что безукоризненной аккуратностью исполнения. Завершилась она уже в коридоре возле офицерской кают-компании, и… не завершилась – тормозной путь уже иссякал, но в точке грядущей остановки водитель «тележки», как он сам её называл, прибавил ходу, не без задумчивости на лице направляясь к лифту. Тот, что удивительно, проехал третью жилую палубу без остановки, и выпустил Неро на втором. Катя прямо к носовой части палубы к столовой (и камбузу), штурман всё ещё размышлял.
Обедать-то, конечно, не хотелось так же, как завтракать, но… да что уж там – это тоже было способом отвлечься: уж слишком живо пока стояли перед глазами голографические чудища из собственного «внутреннего зоопарка». К тому же…  если не жрать совсем – долго не протянешь, – навигатор поморщился. Если бы ту очень малосъедобную дрянь (слава навыкам ксенолингвиста – даже в стандарте более-менее приемлемое определение таки нашлось!) выдавал только его каютный репликатор, Неро бы заподозрил розыгрыш – да вот хоть тех же младших коллег и подчинённых, тем более, что только Барони здесь, на «Страже», знали стыдную семейную тайну: бабушка Эльза Мори любила овсяный кисель. Мало того, синьора Кора, почтительная дочь, тоже находила его вкусным – уж откуда, из каких-таких генетических сбоев и хитрослетений она, внешне уже совершеннейшая дочь Средиземноморья, вынесла такую слабость – ни один биолог не скажет. Но на ней, вот уж без всяких сомнений, терпимость к этому ...блюду в семье Дини и закончилась: Неро и Эльдо всё детство ненавидели эту студенистую беловатую субстанцию всей душой, до истерик и рвотного рефлекса, так что матушке осталось только смириться, укоризненно вздыхать, качая головой, и, на радость мужской части семейства, готовить его только для себя, в одном блюдце.
Каким образом эта отрава вдруг настигла Неро здесь и сейчас?.. Точнее – «сейчас и везде», ибо вариант злой шутки «корианских близнецов» исключался как раз потому, что настроить один репликатор в одной определённой каюте можно, но чтобы все и по всему кораблю?.. Вот и в кают-компании в кружку вместо кофе наплюхало этих отвратных склизских комьев, и самим братцам Барони тоже, кстати. То с каким изумлением и содроганием они сперва наблюдали за этим, а потом вытряхивали «Пафнутия» в утилизатор, уже говорило о многом. Ну не хватило бы у них актерского таланта на это, при всей прочей одарённости.
Неро на ходу потёр боковинку породистого носа указательным пальцем, не сгибая его, и снова хмыкнул: угощать таким унылым дерь… кормом корианцев, вскормленных весёлой итальянской кухней – всё равно что... м-да, даже не с чем сравнить, хотя он честно пытался сравнения подыскать. Вот прям до самых дверей столовой пытался, а въехав в них и провиражировав к камбузной стойке, уставился на обоих коков с красноречивым выражением немого упрёка:
Жуан, Лисянь, вы смерти нашей хотите? – укоризна недолго была молчаливой, а глаза штурмана блестели, уж конечно, праведным возмущением. – Или эта попытка склонить экипаж к бунту? Или шантаж, потому что вам захотелось на капитанское место, и теперь либо мы выбираем вас, либо кисель, кисель, опять кисель, везде проклятый кисель? – лейтенант-коммандер Дини покачал головой точно так же, как его матушка (и как бабушка, между прочим, тоже!): – В конце концов, у меня сегодня день рождения, и это явно не торт. 

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (08-02-2021 00:48:32)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 16. Закон, порядок, и... диета?