Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 134. Нефилимы


Сезон 4. Серия 134. Нефилимы

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: 2447 г., 3 марта, 12:00-18:00.
Место действия: каппа-квадрант, неизвестная планета.
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Павел Чехов (Антон Ельчин), Рикардо и Фабио Барони (Алессандро Марони), Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Алиса Селезнёва (Мельме Маат).

https://sun9-23.userapi.com/c857132/v857132667/b786b/nF2rQizLHN0.jpg

0

2

Не все штурманы – скверные пилоты, ой, не все! Вернее – не все себя считают ещё таковыми, комплексы – это удел избранных, да? – Неро хмыкнул, не мешая страховочным ремням собираться на манер гармошки-оригами, прячась в крепления кресла. Одна из первых партий поселенцев могла отрапортовать о прибытии на свежеоткрытую планету, выбранную для основания колонии. Лора и Рикардо встречали Фабио, только что посадившего «Восьмерку» вплотную к модулю. Рю и Олаф возились в его командном отсеке, устанавливая силовой купол. Криста и Регина приводили к подобию уюта жилой отсек, куда, невзирая на несогласие, медики отправили Неро отдыхать. Пять минут спустя туда зашёл младший Барони, сел на полку, избегая смотреть на прикипевшего к иллюминатору штурмана. Тот, по виду явившейся следом синьорины Каччари, сразу уяснил, что лихость младшему навигатору вышла боком; между милыми, которые бранились каждые полчаса, опять пробежала кошка размером с гиппопотама.
Чего сидишь? Иди, одевайся! – сварливо бросила Каччари. – Только тебя ждём.
Ещё покомандуй. Я занят. Я не пойду с тобой! – отрезал Фабио. – Больно надо. Развлекайтесь на природе с Рики, а мне неинтересно и неохота. Чего я в этих дебрях потерял? Я не для этого сюда прибыл, более важные обязанности есть.
Ты прав, – серьёзно сказал старший близнец, выходя уже в скафандре. – Оперативное руководство экспедицией намного сложнее разведки на местности. Действительно не обязательно всем шнырять по долинам и по взгорьям. Для того есть подчинённые. Я, допустим, согласен пойти…
Он просто уступил желанию брата… Ох, Рикардо! – Дини зашёлся в восторге. – Ну, ты хитёр! Ну и хитёр! Я тебя недооценивал, и напрасно! Как устранил конкурента! Без скандалов, аккуратно, изящно. Ты гений!
Бывает иногда, – скромно заулыбался Барони.
Но и редкая же ты сволочь! – с чувством оценил Неро, пока не отъезжая от окна.
Я знаю, – скромность старшего из корианских близнецов возросла до надмирных высот, а улыбка просто истекала мёдом обаяния.
Каччари смотрела на него и соревнуясь с Браун и Маар, сияла именинницей.
Фабио замер, как оплёванный – ловушку-то выстроил собственным языком. При стольких свидетелях наотрез идти отказался, объявил себя важной персоной, без присутствия которой на командном пункте миссия позорно загнётся. Переиграть всё, сказать, что отправится «на пленэр» вместе с Лорой? Невозможно. Цена вопроса – авторитет. Что, он, гордый корианец, привязан к её юбке?! Сама энсинка возомнит еще, будто жизнь без неё не мила… Но так же невозможно отправить её с этим мерзавцем, самому толкнуть в его объятия… Невозможно и всё!
Как же это по-кориански – сначала сами создадим трудности, а потом будем героически их преодолевать! – Дини постарался улыбаться менее явно и глянул в окно снова – ещё пара шаттлов заходила на посадку.
Будущие поселенцы обустраивались, переговаривались, пересмеивались, делили спальные места. Выбрав полку для ночёвки, Неро чуть не стукнул себя по лбу. О, кретин!.. Не взял Ловушку для Снов!
Фабио, я кричу во сне, – отвлекая соседа, сообщил он. – Если что, буди меня.
Не будите, да не будимы будете! – ляпнул Рикардо, первым выходя в шлюз, расположенный с другого конца жилого отсека и призвал Маар и Саттарову: – Вперёд, в землю незнаемую! Кто любит меня, за мной!
Ступившая за ними в тамбур Лора шваркнула оттянутой книзу дверью так, что от грохота не спасла никакая пневматика. Секунду спустя многострадальная дверная броня вдобавок приняла на себя удар пустым контейнером для образцов, во гневе пущенным могучей рукой Фабио. Просто чудо, что он не влетел в лицо ПалАндреичу, ещё через пару секунд в эту дверь и ввалившегося.
Как предусмотрительно было сделать здесь тамбуры, – пробормотал Дини, скорее всего, сам себе, не без задумчивости.

http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/613/63613.jpg   

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (23-01-2020 21:09:48)

+5

3

ПалАндреич, есть честно, уворачиваться ни от чего не планировал: он просто споткнулся, а потом ещё в дверь шандарахнуло. В общем, упал он в отсек обалдевший и испугавшийся. Не каждый день, знаете ли, вещи с могучей руки Фабио прямо в голову летят. Или это кидал Рикардо?
А, нет. Не он.
Jopa ty! – заявил Чехов в сердцах, упираясь рукой в коленку. – Фу, я ж так помру во младости лет, как Лермонтов и Кобейн! Вот что значит наследственность...
Откуда-то Павел Андреевич твёрдо знал, что Курт Кобейн был потомком русского поэта. Которого – источники молчали, так что для удобства прапрадедом самоизбрался Лермонтов. Чего только не делает Кавказ с древними людьми.
Я в долгу у тебя, чувак, – лейтенант ласково похлопал ладошкой по стене тамбура и нахмурился. – Так. А чего я к вам пришёл? А. Лора говорит, ты козёл, Фабио. Надеюсь, ты это слышал. Неро, ты сейчас сильно занят? Я, во-первых, нормальную пижаму принёс... Синюю, кстати. Джастис сказала, это кобальтовый. Или кобольдовый. Кобольд – это какой-то зверь, да? В древнерусских мифах такого не было. Почему у тебя пижама цвета зверя?
Почесав затылок, Паша окинул взглядом довольно уютные полочки и аккуратно примостил задницу на ближайшей:
И, во-вторых, мне скучно. Меня с собой не взяли, а Рикардо ещё и раздулся, как дирижабль. Ты, Фабио, козёл, но Рикардо противнее. И я вам сюда ещё во... – Паша порылся в карманах и достал маленький мешочек, мешочек побольше и что-то шелестящее. – Оказывается, по нормам проживания вам тут позарез нужен швейный набор. И я вот думаю. Неро, вам тут нужен швейный набор? Что-то не уверен я, что вам есть, чего шить. Репликаторы же умеют пришивать пуговицы. А иголки и Неро в одном помещении... В общем, oi fsio.
Плавно расползшись по поверхности полки, Павел Андреич трагикомично заломил ручку ко лбу:
Я так устал от этих хлопот, от этого переезда, и я тут совершенно никому не нужен... У меня в блоке скукотень, все чем-то заняты, а блок весь починен, представляете! Там одна фиговина с воздуховодами была, я хотел полезть, а оттуда техники наорали! Им, видимо, тоже скучно. Только они нужны, а я – нет. Я пилот. Можно я у вас поживу, а?
https://sun9-72.userapi.com/c858036/v858036787/155312/2IsXjWcSRdo.jpg

[AVA]http://s5.uploads.ru/YLSHD.jpg[/AVA] [NIC]Паша Чехов[/NIC] [STA]Он русский. Это многое объясняет[/STA]

+4

4

Обидно получать по рукам от собственного интенданта. Вдвойне обиднее, когда ты пришел по делу. Втройне – когда ты, черт побери, капитан того корабля (и формально – еще и временно основная власть в той самой колонии, где стоит, собственно, склад и сидит интендант!), к которому эта зеленая морда приписана. И в сотни раз обиднее, когда это происходит на глазах у собственного экипажа… впрочем, этим-то не привыкать, это вон гордость у Джима периодически заходилась истеричным воем, чем-то напоминая самолеты времен двадцатого века Земли. Как это так – его, капитана, и тапками по рукам? И ладно бы чистыми, так ведь нет, следы какой-то непонятной слизи на руках остались четкие, красивые, прямо как из учебника по ксенобиологии.
Оставалось либо устроить скандал, либо гордо развернуться и пойти куда-нибудь еще, где можно было приложить руки, дурную башку и все, что к ним шло в комплекте – например, на вылазку куда-нибудь наружу. Или обустраивать жилые блоки, которые, к слову сказать, отличались тем непередаваемым шармом казарм, который успел надоесть ему по самые гланды уже давно (а капитанская яхта, как бы роскошно это название ни звучало, вообще использовалась как грузовой шаттл, и никого это не смущало).
«Может, тут хоть трава какая симпатичная растет?» – внезапно подумалось ему. Кажется, кто-то учил составлять его букетики из всякой сушеной растительной фигни, и это даже шло неплохо, пока один из таких букетиков не оказался с весьма заметным подвохом. Кто же знал, что после высушивания синестебельчатый хвойник начинает выделять вещества, подозрительно схожие по действию с земными каннабиоидами? Потом кто-то из русских перевел им короткий стишок, над которым сам ржал до потери пульса; заканчивался тот оптимистичным «Стояло жаркое, засушливое лето! Горели конопляные поля…», от чего ржали уже все вместе, а потом вспомнили, что тот же хвойник был в немалом количестве разложен по подоконнику, дабы сох красивее, а ржать перестать уже не могли.
Трава, конечно, должна была расти – в конце концов, они выбирали планету земного типа, с жидкой водой и минимальной экосистемой, которая должна была обеспечивать запасы пищи к моменту отказа репликаторов, которые при наличии корабля должны были прослужить еще долго, но что-то мясное тут явно водилось, и значит, мясное должно было что-то кушать. Например, траву. Вот эту вот оранжевую траву. Как там было? Оранжевые дяди оранжевую тетю… упс, не та версия… А. Оранжевый верблюд!
Верблюда на горизонте тоже не наблюдалось, особенно оранжевого. Впрочем, роль такового блестяще исполнял один из энсинов, почти идеально имитируя и отсутствующий взгляд, и готовность плюнуть на все в прямом и переносном смысле, и даже абсолютный пофигизм при виде проносящихся мимо собратьев и сосестер (или как там правильно? Джим был не в курсе!) по несчастью.
Капитану было скучно. Абсолютно, до скрежета зубов, невыносимо скучно, и с этим нельзя было ничего сделать. Разве что напроситься к тем, кто идет исследовать ближайшие окрестности… но смысл? Все будет чинно и осторожно, не дай бог капитан убьется – СМО же потом шею сломает и скажет, что так и было. Еще и этот, шипастый, тоже недобро коситься начнет, и плевать, что питается из пакетика, вдруг сожрет…
…где-то на этом этапе через ногу Джима, застывшего в глубокой задумчивости, перевалилось и весьма целеустремленно пошаркало какое-то непонятное существо, напоминавшее гибрид незабвенной ногомножки с чем-то очень пушистым и милым. По крайней мере, лично Гордону меховая рыженькая с подпалинками гусеничка чем-то напоминала многоногого миниатюрного той-терьерчика, пытающегося добраться куда-то по своим гусетойчиковым делам.
– Гусетойчик, – попробовав на вкус новое название, Джим немного взбодрился. Ну и что, что отходили грязным тапком на глазах экипажа! Зато он такую милую тварюшку нашел, да и тварюшка, похоже, тоже была рада появлению людей – по крайней мере, она не проявляла обычных признаков враждебности и просто куда-то ползла. – Лишь чипидрис молодец, что ползет… слушай, а ты тем чипидрисам точно не родня, а, гусетойчик?
Ответа, разумеется, не было. Кто-нибудь из особо остроумных бы сейчас, пожалуй, не сдержался бы, уточнил, точно ли капитан в нормальном состоянии ума и памяти, раз с гусеницами общается, но снующим вокруг было явно не до этого. И лишь через десять минут заново навалившейся жуткой, непереносимой скуки кто-то указал капитану на жилой отсек, уже почти не похожий на перевернутое ведерко в песочнице, а значит, почти обжитый.
– Никто меня не любит, никто меня не це… о, лейтенант Чехов, а вас что, тоже решили признать негодным для удовлетворения амбиций ученых мозгов? – ввалиться в дверь было просто, не наступить на оставшуюся внизу и потому особо привлекательную для сего действия лапу упомянутого Чехова – сложнее, но Джим справился, и при этом даже никто не пострадал. – Я с вами, как самая несчастная жертва нашей зеленокожей гоблинши, и нет, я не про Ясеньяру, а про Йодид… тоже мне, взрывчатое вещество, которое тапками дерется…
[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+2

5

Перистые облака, неряшливо раскиданные по небу, медленно, но непрерывно, неуклюже запинаясь, гнались за ветром. Солнце дарило ласковые лучи всем, кто мог ощущать их.
Лора, не знаешь, к чему ягоды снятся? – неожиданно спросил Рикардо. – А то мне сегодня приснилось, что я иду по полю… огромное такое поле, до самого горизонта. И всё засажено кустиками, – Каччари саркастично поморщилась. – Нет, невысокими травянистыми кустиками, – корианец показал на растение под ногами: – такими примерно, только на них ягод видимо-невидимо. Клубника величиной с кулак, спелая, красная, сочная… – Барони-старший схлебнул слюну и лукаво прищурился. – Бескрайние поля клубники, представляешь? В Базиликате, на юге Коры. У бабки нашей земельные владения в этой области. А во сне я знаю: всё это уже принадлежит мне – и поля, и хибарка каменная, полуразваленная, которая там стоит. Потом смотрю, из неё выходит девица. Рыжая-рыжая, и халатик на ней такой же голубой, как у тебя. Ходит она по бороздам, рвёт эту клубнику и ест, и ест… А на меня ноль внимания!
На клубничку потянуло? – бросила Каччари. Чтобы румянец гнева на щеках не выдал, она даже якобы зевнула от скуки, – Образный ряд твоего сновидения ясен и в расшифровке не нуждается.
Лорина, тебя уже охмуряют. Приступил ведь, прохвост! – восхитился Неро, услышавший это по трансляции. 
Ну, вернутся, я этому синьору-землевладельцу кое-что оторву! – злобно процедил Фабио, ёрзая в кресле модуля. – И не только язык.
Думаешь, это его остановит? – с сомнением спросил штурман.
Ну вот, а меня эта рыжая как бы не видит, бродит по полю, улыбается, напевает… – с притворным простодушием продолжил Рикардо. – Мне так стало обидно – ходит по моей земле, нагло жрёт мою клубнику, а меня угостить даже не думает!
Летали всякие букашки, а различная живность покрупнее бесстрашно прыгала прямо под ноги, только собирай да сажай в контейнеры. Необходимость делать это позволило Лоре приостановиться, чтобы не отвечать второму пилоту. Спешка хороша при ловле таких громадных блох, но никак не при знакомстве с новым миром.
Шумы и поток реплик явственно сказал старшему из близнецов, что в модуле стало не только многолюднее, но и трепливее. Набилось народу, как селедок в банке. Младший близнец, глянув на данные мониторинга, вдруг выругался. Преодолев на своих двоих пять километров от модуля, замолчавший Барони на выгуле приотстал, глазея по сторонам, а Маар и Саттарова почему-то закладывали пологую дугу на местности. Следящая аппаратура и на мостике «Стража», и в модуле начала показывать не пойми что: ландшафт, передаваемый видеокамерами скафандров медицинской парочки, менялся мало, а спаренные голубоватые огоньки, обозначавшие местоположение Барони и Каччари, зажигались в разных местах материка, там и сям, будто первые звёздочки в вечернем небе.
Картина Репина «Грачи охренели»… – сказал в шлемофонах парочки космодесантников ошалелый голос Фабио.
Посовестились бы, десантники! – призвал растерянный Дини. – Прекратите по всему континенту телепортироваться каждые пять секунд! У нас, что, транспортеры заколодило? И откуда у них такое возрастание ресурса?! Пятьсот километров на северо-запад, – озвучил он расстояние до очередной пары вспыхнувших точек, – Тысяча двести на юго-запад… Паш, ущипни меня!
Неро, ты о чём вообще? – не поняла Каччари.
Она слегка злилась – где же девчонки?.. А тащиться медленнее этот Кобелино не может?.. И это лучший из корабельных спортсменов!..

[NIC]Рикардо Барони[/NIC] [AVA]https://sun9-24.userapi.com/c858424/v858424016/fbd05/3mpA83Eu_pg.jpg[/AVA]
[STA]Двое из ларца, одинаковы с лица[/STA]

Отредактировано Алессандро Марони (27-03-2020 22:28:03)

+1

6

Самозабвенно вчитываясь в данные геолокации, результаты анализов почвы, воды, воздуха, исследования ксенобиологов, и другие всевозможные отчёты, поступившие на его падд. Валерис даже не заметил, что отчаявшийся докричаться энсин осторожно тыкает пальцем в его плечо.
Сэр, вы живы? Я пытался привлечь ваше внимание, но вы не реагировали. Доктор МакКей сказал, что без прививок вниз никого не отпустит. Даже вулканцев...
Первый лишь отмахнулся, вновь погружаясь в чтение.
Да-да, обязательно сделаю.
Прививки... а если там обнаружится какой-нибудь неизвестный вирус, или особо патогенная бактерия? Какая прививка должна помочь в этом случае? Боунс, как всегда, просто нервничает.
Энсин тяжело вздохнул, развернулся и ушёл, бормоча что-то про докторов-паникёров и раздолбаев-офицеров.
Сосредоточиться на отчётах больше не получалось, и Валерис задумался, не пойти ли действительно в медлаб. Конечно, Боунс перестраховывается, но от прививок никому хуже не станет. И отдельно взятый полувулканец тоже не развалится, если их сделает.
Отложив в сторону падд с суперинтересными данными, Валерис решил. что за десять минут его отсутствия на мостике ничего не случится, и направился лёгкой трусцой в медотсек.
Ещё на подходе было слышно, как доктор МакКей. развив максимум доступных ему децибеллов, кого-то распекает. Первый осторожно заглянул внутрь и встретился взглядом с одной из медсестёр, стоявшей в паре метров от входа с совершенно отсутствующим видом. Она показала скрещенные руки и отрицательно покачала головой. Намёк был понятен даже ему – сюда лучше не соваться. Попав под горячую руку СМО, можно огрести десять гипо в куда попало, и колоноскопию для профилактики.
Валерис вернулся на мостик как раз вовремя, сенсоры показывали что-то странное. Будто несколько исследователей хаотично перемещались на огромные расстояния с очень малой периодичностью. Он нахмурился и запросил транспортаторную, тут же выяснив, что это не их работа.
Ситуация, мягко говоря, была странная, может, это сбой аппаратуры?
Валерис попытался выйти на связь:
Рикардо Барони, Каччари, доложите обстановку.

[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

Отредактировано Джереми Самптер (02-07-2020 15:00:02)

+2

7

Удивительно удачно ПалАндреич, видимо, собственной активностью утомлённый, вписался в одно из модульных спальных мест – будто высоту проёма и ширину лежанки именно по нему и выверяли. Эргономичненько, эстетичненько так смотрелось, прям….
...прям любо-дорого, – бормотнул с беглой улыбкой Неро, окинувший его взглядом, и тут же глаза старшего навигатора не только остановились на молоденьком коллеге, но и вытаращились слегка при виде того, что Чехов достал из кармана: – Чего?.. Какой швейный набор?!
Это звучало настолько нелепо, корианцы ошарашенно переглянулись, «козёл Фабио» коротко ржанул не по-козлиному совершенно, Неро, наоборот, сделал скорбное лицо и спросил преувеличенно спокойно, но так, что в ровной интонации всё-таки сложно было не уловить сарказм: 
Не, ну как же нам без набора? Жизнь же не мила без него, ты что! – теперь на соседней полке Барони как-то странно то ли хрюкнул, то ли всхлипнул, по-видимому, представив дорогое начальство в лице того же офицера Дини за пяльцами и чепце старой девы века так восемнадцатого. – Одного не пойму: почему не корзинку для рукоделия добродетельной барышни сразу? Ну чтоб там не только пуговицы и наперсток, а ещё набор из пяти спиц, крючок для вязания, натуральная пряжа всех цветов радуги, канвы три квадратных мили и набор мулине на тыщу оттенков?
Понаблюдав – не без интереса! – как Пашенька изобразил путем возлегания на походное ложе модуля не только добродетельную, но и томную, скучающе-капризную барышню на козетке, штурман одобрительно покивал – артистизьм у экипажа нонеча бил из всех щелей. Ну как было удержаться, тем более, сам «старший нафигатор» тихо, скрытно, и тем не менее по-настоящему радовался тому, что можно побыть в новом мире, не в корабле, который, конечно, дом, но… В общем, твердь земная под колёсами его радовала, небо, деревья где-то там и неограниченные запасы воздуха за окном – тоже. Однако тон он поддержал печальный и напевный, только что слезу не пустил сочувственную:
Некуда, некуда бедному маленькому гиганту технической мысли податься, некуда, Павлушенька! – русские имена, как и итальянские, в сокращённо-уменьшительном варианте тоже делались длиннее в три-четыре раза, и этот парадокс неизменно забавлял. – Ночуй уж, сиротинушка, в тесноте, да не в обиде. Могу тебе коляску пожертвовать на починить, с условием только, что ты её по винтикам не разберешь.
Взять с юного гения слово Неро не успел – в модуль ввалился ещё один… хорошо, если гость, а не жилец. Невозмутимости Дини не хватило на исполнение уже капитаном арии «Ах, я не нужен никому!» – в синих глазах мелькнули смешинки: вполне могло быть, что тапка «зеленокожей гоблинши» и не фигурально встретилась с поджарым капитанским филеем, Йодид – девица суровая… но заботливая.
Тебя она без швейного набора отпустила? Ну как же так? – показательно расстроился навигатор, пригорюнился весь, и…
…замер, по настоящему насторожённый – под ложечкой возникла странная вибрация, чем-то это напоминало дурноту. Мгновенный испуг проявился бледностью и бисеринками пота на висках – это же не могло быть началом трансформы?..
Помогите! – это прошло как мысль… но мысль озвученная и не его, голос был женский… голос Лоры?
Помогите! – донеслось уже из дельты и с монитора. – Помогите, я здесь, в яме!
В яме? – под шум своего бега удивился Рикардо. – На трикодере никакой ямы нет.
Не рой другому яму… – зловеще предупредил Фабио, – …сам.
Однако в экран вперились все, а Неро старательно прятал …улыбку?

Вечером перед десантированием младший Барони, которому таки насыпали сколько-то капитанских амбиций, давал руководящие указания своей милой. Милая, скорей всего, занималась тем, что от оных указаний уворачивалась, заодно куда попало без мыла впихивая Бино свои, не менее ценные. В каюте Барони наверняка стоял ор, поэтому на мостике пока царили тишина и благолепие… до появления там старшего близнеца.
– О господи!.. – обморочно пролепетал случайно поднявший глаза от пульта Дини.
Сейчас штурман не играл в испуг. Бросившийся к нему Рикардо увидел, что белый как мел Неро с ужасом воззрился на висящую в воздухе голограмму Мастера. Тот, как обычно, в угоду прихоти своей (и не надо рассказывать, что у искинов их нет) стал необычайно крупным фиолетовым осьминогом.
– Ты чего? – Барони перевёл взгляд на старшего навигатора с симпатичного спрута, благодушно и кудряво свивавшего полутораметровые щупальца, с тыльной стороны тесно усаженные блюдцами розоватых присосок, – Это же Мастер. Он во вторник сам выбрал образ, с которым мне приятно работать. Привет, временно не пернатый! Ты, Нерино, ещё не видел его таким, что ли?..
– Д-да… конечно… при мне-то он обычно Мунин... – Дини еле расцепил пальцы, стиснувшие колясочный подлокотник. – Да не замахивайся ты на него, он не виноват. Никто не виноват, это мои личные заморочки. Заработался я, забыл, что компы в нашем дурдоме тоже иногда релаксируют и под наш бред подлаживаются. Кто любит арбуз, а кто – свиной хрящик… кому наш мостик – Асгард вкупе с Мидгардом, с орлами Одина, а кому – поля Эгира с выпасом гадов морских, – теперь Неро усердно насмехался над собственным страхом и призывал нечаянного свидетеля заняться тем же: – Рики, тебе никто не говорил, что и сам ты временами большой гад?
– С утра-то? – корианец полез в нагрудный кармашек. – Сейчас ты скажешь.
На широкой, мозолистой ладони его оказалась маленькая оранжевая таблетка. Штурман безрадостно взглянул на неё:
– Это мне? От чего лекарство на этот раз? От жизни? Ты мог бы пореже вспоминать о своей второй специализации, далеко не главной и недостаточной для, дотторе?
– Это не обычная таблетка.
– Чем дальше, тем страшнее.
– Я тут подумал… – Дини сделал удивлённые глаза, а Барони продолжил: – Смотри, допустим, взяли бы нас за бока те гориллы водоплавающие на Пандоре, а никто бы и не узнал, что мы пропали ни за грош. Будь у нас резервное устройство для связи, кроме раций и коммуникаторов, можно было бы позвать на помощь, – теперь навигатор слушал со вниманием, – но эта штучка должна быть небольшой и незаметной. Незаметнее дельты и меньше. Ну, чтоб не отобрали, если вдруг надумают шмонать. И – вот она.
Роберто отдал штурману яркое драже, а пока Неро рассматривал его, набрал код на репликаторе и получил стакан колы, который тоже сунул собеседнику. Тот спросил:
– Ты всё-таки не только чтоб похвастаться, её принёс?
– Угадал. Хочу провести испытание на добровольце. Не хочешь послужить науке? Это совершенно безопасно, я проверял на трибблах, а потом на себе, на Регине. Основная идея, которую я использовал, постарше пилотируемой космонавтики: гетероструктурные полупроводники. Но кристаллические носители информации – уже позавчерашний день, они здорово фонят, поэтому легко обнаруживаются. А это, в основном, особый полимер – моя разработка. Эксклюзив. Через двадцать минут он растворится, как обычные пищевые углеводы и попадёт в кровь. Каждая молекула этого вещества станет и приёмником, и передатчиком. А твоё тело, всё целиком, послужит антенной. На двое суток. Дальше полимер в любом случае распадётся и будет полностью выведен из организма. Если я не активизирую вторую часть устройства, – Барони потряс целой пластинкой подобных «штучек», – таблетка так и останется просто плацебо.
– Почему добровольцем буду я?
– Ты – идеальный объект, у тебя чувствительность нервной системы в нужном месте выше в десять раз. И потом, не Бино же подсовывать? Я, может, совсем не хочу, чтоб он слышал нас с Лорой. Неплохо было бы, чтоб он на время нашей высадки вообще оглох, как пень…
– Лучше бы онемел. Насовсем. – Дини с отвращением проглотил таблетку, допил газировку и спросил: – Теперь чего?
– Ждём-с! – шаловливо сообщил этот Кобелино-уно.
Пяток секунд он поглядывал на штурмана с видом волшебника-недоучки, с тревогой ожидающего, что у слона, получившегося вдруг вместо наколдованного утюга, полезут из ушей цветы. Длинноватые глаза старшего близнеца, которого в детстве ещё укусил демон изобретательства, искрились смехом, который прорвался, когда и Неро начал проявлять признаки беспокойства.
– Да не вибрируй ты! – хлопнул его по колену Рикардо, поднимаясь. – Говорю же, пока это пустышка. До активации так и будет. А чтоб её завтра делать не пришлось, пожелай нам удачи.
– Бароии – парные свинтусы, – высказал Дини наболевшее охорашивавшемуся перед трудами Мастеру (давно ворону). – Это аксиома. Когда ты прибудешь из экспедиции, Рики, я сообщу тебе о результатах опыта в первую голову. А согласись, в устах мутанта это звучит угрожающе?..
Последняя вкрадчивая фраза заставила «дотторе» рассмеяться уже в дверях командного пункта крейсера.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (16-07-2020 02:26:36)

+4

8

Чехов глупо хихикнул, мигом вообразив бабкоНеро с вязанием, электропрялкой и что там ещё на Коре есть доисторического. Вышиванием, например.
Но тут пришел Джим, и стало ещё интереснее.
– Капита-а-ан! – протянул драматично Паша и поднял ногу над кроватью. И упёрся ею в верхнюю кровать, так, что над штаниной торчала голая волосатая лодыжка. – Вас тоже никто не любит, никто не ценит и все обижают? А в меня тряпку кинули! Вонючую! Идите сюда, давайте вместе придумывать, что тут можно развинтить! Может, в шахматы?
Ботинок с верхней ноги упал за кровать. Остальным, однако, было не до шахмат и обувок – и зря. Тут такой концерт намечался, а у близнецов Казановых был один набор охмурения, и, послушав две-три репетиции на мостике, можно было предсказать весь репертуар на пару лет вперёд. Паша зевнул и сел, глядя на мониторы. Вон там, кстати, кусок голограммы поехал, отобрать бы, развинтить бы... В конце концов, кто, по-вашему, придумал голограммы? А вот именно, что...
– Ой. Неро, стукни меня, если я глючу. Или нет, лучше не ты, от тебя что-нибудь отвалится... полезное, – пробормотал Паша, глядя, как два веселых огонька колбасятся где-то вдоль экватора планеты. – Блин. Магнитная аномалия. Ребят, ребят, мы их оттуда вытащить не сможем, если не прекратят... Вот это вот. Ui, pizdetz kakoi veselyi...
Ткнувшись к пульту и культурно оттерев Фабио локтем чуть в сторону – тот яростно, но неспортивно сопротивлялся и полз – Паша прилип к экрану взглядом и помацал локальное управление, не давя: где тут, что тут... Блин, мониторинг один, даже не выцепить, если что...
Не то чтобы лейтенант Чехов, достойный потомок прадеда, паниковал... Но немножко паниковал. Когда под ладонью не было привычного управления ситуацией, контроля вот над этими веселыми точечками на северном... Южном полюсе и уже вот где-то западней – как тут не паниковать? Панику, наверное, тоже придумали в России, просто чтобы была...
– Ну почему мы не на мостике, а? – тихонько пробурчал Паша, левой ногой наощупь шаря под кроватью в поисках ботинка. – Фаби, чел, там в дежурке кто? Я до транспортного сгоняю, чисто на всякий, не выгнали б...

[AVA]http://s5.uploads.ru/YLSHD.jpg[/AVA] [NIC]Паша Чехов[/NIC] [STA]Он русский. Это многое объясняет[/STA]

+4

9

Стояла чудная погода, да и день обещался на редкость удачный... так точно, ведь неприятности обычно случаются вне графика. Обходя заросший мелколесьем холм, Лора Каччари хотела крикнуть Риге и Кристе, мол, пора остановиться передохнуть, как вдруг под ногами расступилась земная твердь и девушка ухнула в глубокую продолговатую яму. А ну как на дне заточенные колья? – проскочила мысль. Летящая кубарем Лора почувствовала, что буквально теряет голову… ах, нет, к счастью, всего лишь отстегнувшийся шлем. Без кольев обошлось, но яма была сырая и оказалось занятием не из приятных валяться в ней на прелой хвое. Антиграв без предупреждения приказал долго жить, а без него, к великому сожалению, все самостоятельные попытки выбраться заканчивались полным крахом. Её крахом на землю.
Помогите! – позвала Лора сначала тихо, потом погромче, – Помогите, я здесь, в яме!
В яме? – по прерывистому дыханию было ясно, что её спутник бежит. – На трикодоре никакой ямы нет.
Не рой другому яму… – злорадно мурлыкнул в динамике голос второго близнеца, – …сам.
Мы тут, Первый. Всё нормально – падаем, – доложил Рикардо, и, поддавшись наплыву эмоций, с воплем «Я иду к тебе, дорогая!», устремился через кусты в направлении призывов дамы, забывая про осторожность.
Рики, идиот… – подумала Лора в горячке, – он всю живность соберёт… ещё бы с военным оркестром сюда ломился…
Но всё же счастье синьорины Каччари разлилось огромной лужей, и не было ему конца, ибо спустя секунду, которой как раз хватило крикнуть «Осторожнее!», благодетель оказался рядом с ней. В яме. Предупреждение помогло: Рикардо попал туда несколько другим путем, нежели Лора. Он – балбесов таких свет белый не видывал – спокойно, абсолютно уверенно подошел к яме, дабы обозреть сложившуюся ситуацию. Край ямы пошёл вниз, и старший из Барони, с полными счастья глазами, очутился рядом с Лорой, которая была безумно обрадована новоиспеченным собеседником и для начала разговора залепила ему полновесную затрещину, благо шлем корианца при падении тоже откатился в сторону. Что за ерундистика творится в этом рве с магнитными застёжками скафандров?..
Ну, по крайней мере, они перестали сновать по всей планете, – раздался озадаченный голос Неро. – Это что сейчас такое было? – убегающий Паша, вообще-то, определил «это» достаточно точно, но... Дини не смог бы это определение повторить вслух.
Эх, колотят меня все, кому не лень. Это такое нетривиальное выражение любви у женщин?.. Хоть Кристы и Регины нету, а то бы трое на одного! – прислоняясь к глинистому откосу и потирая щёку, Рикардо осмотрелся и спросил на полном серьёзе: – Эй, и долго нам тут сидеть-то?
А я почем знаю? – сказала Каччари с долей очнувшейся иронии. – Пока за нами не прилетят.
Час, – хмыкнул Фабио, оставшийся на связи со шлемом, напяленным Рикардо, – не меньше.
Час?!! Нет. На такой экстрим я не способен! Находится наедине с Каччари целый час?!! Я столько не могу. Мне нельзя. Я и так задержался. Меня Хельга ждет!!! Да она ж меня домой не пустит! Из дому выгонит!..
Полуразвлекательная истерика Рики продолжалась минут пять, в течение которых Лора пришла в нормальное, сиречь – в меру разъярённое состояние. Девушки-техники приближались к модулю, наперебой взволнованно сообщая о невозможности проникнуть через некий невидимый барьер, за которым очутилась другая двойка космодесантников. От безысходности младший навигатор стал взбираться на стены, изыскивая пути к отступлению… от Каччари. Его многочисленные попытки вылезти оканчивались полным провалом. Поэтому настал черёд наполеоновских планов:
Можно вырыть тоннель и добраться таким образом до модуля. Можно и правда начать сеанс охмурения, раз время есть. Я бы выбрал последнее, но Фабио убьёт меня, тебя и себя… Ты чего ёжишься?
Щекотно. Муравьи. На грохот от моего падения сбежались и, похоже, успели заползти под скафандр. – Лора пыталась извернуться и раздавить насекомое у себя под лопаткой… на пояснице… и под коленом… – Смотри, какие здоровенные! А вдруг они ядовиты? Их в этой западне море…
Синхронно с девушкой Барони заизвивался, безостановочно хихикая. Муравьи-рабочие, блестящие, жёлтые с малиновыми и зелёными разводами. Ни дать, ни взять – крошечные резиновые игрушки размером с палец, очень туго надутые. Озадаченные внезапным появлением неизвестных, к тому же, видать, сильно обеспокоенные их происхождением, они неприкаянными стадами бродили по дну ямы, шевеля усиками, покуда их солдаты исследовали внутренности скафандров и зверски щекотали пришельцев.
Что, правда, муравьи?! Покажите! А поближе? Ух ты, как настоящие! О, тогда ждите приключений! – скрывая тревогу, сказал Дини, быстро взглянув на капитана.
Это привет с того света, – уступая неохотно отпихиванию Чехова, сообщил Фабио в ответ на лорино «Почему?». – Книжки надо читать, Лорина. У индейцев вестник-муравей – посредник между миром духов и людей.
«Духи в масках, которые часто освящают своим присутствием людские обряды и церемонии, проникают из-под земли через муравьиные норы», – подхватил Рикардо, нещадно охлопывая себя. – Да не сошёл я с ума! И не отравлен муравьями! Это африканская легенда…
У меня лично сейчас не самые веселые моменты жизни, – обрывая его хихиканье, сказала синьорина Каччари.
В основном благодаря тому, что чересчур смешно, – её попутчик умирал от щекотки. – Я с себя сейчас шкуру спущу. В смысле – скаф сниму и всех оттуда повытряхиваю.
Самый охмурёж идёт! – воскликнул в модуле старший штурман. – Берегись, bella, сперва он снимет скафандр, потом всё остальное…
После того, как крупнокалиберным мурашам надоела экскурсия по подскафандровым пространствам, ставшая экзекуцией для участников десанта, и когда завершилась процедура изгнания и вытряхивания, сделавшая многих аборигенов инвалидами, они гордо ушли, не прощаясь. Всё это заняло около получаса. Космодесантников спешило покинуть даже солнце, оно торопливо убегало за холм. Люди, временно снимавшие защитные оболочки, ощутили приближение прохладного вечера и поняли – нужно скорее выбираться из этого тоскливого окопа.
Решай, перейдём всё-таки к любовным играм перед неминуемой гибелью или примемся за спасение? – осведомился Рикардо, запирая забрало, будто дверь за последним ухромавшим восвояси шестиногим гостем.
Примемся, – решила отважная синьорина, повторяя его движение и включая силовой колпак шлема. – Как говорится: «Спасение утопающих дело рук самих утопающих». По-моему, этим лодырям в модуле и на корабле нравится потешаться над нами. Увидишь, они не поторопятся.
Ясен пень. Можешь встать мне на плечи, – предложил корианец.
Он сейчас же сильно покаялся в том, что произнес эту фразу. Сестра по несчастью, к слову, не очень-то ловко, вскарабкалась-таки на него, как на гору, и тут же продемонстрировала личным примером закон земного и неземного тяготения.
В критических ситуациях я чуть менее изящна, – сказала Каччари, поднимаясь на ноги.
Ничего, первый блин всегда комом, – успокоил старший Барони её и себя.
Тяжело в жизни, легко потом, – не преминул подбодрить обоих младший.
Трудности закаляют дух, – неожиданно спокойно согласилась Лора. – А кого-то я убью, как только вернусь. Повторим попытку, Рикардо.

[NIC]Рикардо Барони[/NIC] [AVA]https://sun9-24.userapi.com/c858424/v858424016/fbd05/3mpA83Eu_pg.jpg[/AVA]
[STA]Двое из ларца, одинаковы с лица[/STA]

Отредактировано Алессандро Марони (18-07-2020 17:21:14)

+3

10

Он сразу понял, что все, что было до этого, ему снилось. И дом на высоком холме, и морская черта – пляж – вдалеке под холмом, и деревянный каркас веранды – ибо  никто в этом мире не может быть настолько богатым, чтобы владеть полностью деревянным домом. Хотя он бы не отказался. И поганый вкус похмелья ему тоже снился. А вот тут Хадзи даже засомневался, стоит ли ему расстраиваться.
Он подписался на службу в экспедицию на новом корабле. В первые дни хотелось бы произвести хотя бы приличное впечатление. А дальше глубины отдаленного космоса скроют все тайны – и его в том числе. Хотя оказалось, что ему-то стесняться вообще нечего. Тому, что живет по кодексу мунданжцев, в особенности.
Радужный единорог, стоявший в стойле рядом, согласно кивал.
«О меланжевые боги...» – простонал капитан. Как же тяжело страдать раздвоением личности, когда ты обитаешь в замкнутом пространстве. Да еще вдвоем с конем. И конь этот не метафорический, не Пегас, а обычный – хотя и очень дорогой во всех смыслах – природный конь. Хадзи постучал согнутым пальцем в прозрачную перегородку, которая отделяла стойла от всей каюты. Радужный конь повел ушами, но не отозвался. У него было занятие поувлекательнее – полная кормушка. Кормушка засыпалась автоматически, а вот чистить стойло придется в ручном режиме. Издержки натуральной природы. Не зря же дальновидные предки отказались от этих излишеств еще сотни лет назад.
Так что же ему делать? Конь не отвечал. За физический труд приниматься не хотелось. Хадзи вздохнул, натянул китель и отправился рассекать пространство тамбура и далее, пообещав, что оторвет шутнику, перекрасившему его прекрасного светло-рыжего друга в толерастическое недоразумение древнего земного мира, что-нибудь несущественное для пользы экспедиции. До начала его смены еще оставалось время.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 134. Нефилимы