Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 93. Лис и кот


Сезон 4. Серия 93. Лис и кот

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: 2447 г., 1 марта, 18:00-00:00.
Место действия: река Времени, темпоральный корабль ТАРДИС.
Действующие лица: Ирвинг Браксиатель (Себастиан Эшкрофт), Неро Дини (Эдвин МакБэйн).

https://sun9-7.userapi.com/c854420/v854420853/1f7127/5xmDTghwUHc.jpg

0

2

Пшик, пшик... – витаминизированный коктейль для улучшения роста, радужным облаком микро-капель вылетает из распылителя, оседая на млеющем от внимания венерианском фикусе. Пульверизатор в руках мигает встроенными лампочками, отмеряя строго заданную дозу удобрения, и фикус недовольно излучает на своей растительной частоте всё, что он думает о диетах.
Бракс аккуратно ставит прибор на подставку и оглядывает задумчивым взглядом коридор Галереи. Здесь, в его руках, хранилась самая спорная «Коллекция» во вселенной, за которую его не раз уже пытались с равной неудачей: убить, ограбить, судить и казнить.
Все когда-либо существовавшие произведения искусства и культуры различных рас, картины, скульптуры, образцы... в том числе и генетические образцы и экспонаты любого вида флоры и фауны прошлого и будущего, некоторые, так вообще вытащены из стираемых из времени эпизодов Вселенной, отсечённых от Оси так, что уже не отыщешь. Смешно сказать, у него было то, что по сути больше никогда и не существовало. В том числе – и разумные виды. Все виды. За последнее на него ополчились даже собратья. Не для того Галлифрей изничтожал их и стирал из бытия само их существование, чтобы эти опасные «враги» продолжали быть, пусть и в виде коллекционного образца в капсуле под темпоральным замком.
«Но это проблемы исключительно их собственной паранойи».
Приятно иногда поразмыслить о разном, прогуливаясь по Галерее вдоль экспонатов, по редчайшим образцам коврового мастерства различных планет, пока размеренным шагом не дойдёшь до входа в комнату управления.
И всё же, вселенная куда более пластична, чем втирали наставники в Академии. И Время, однажды изученное вдоль и поперёк, задокументированное от первого атома и до последнего кварка, всё ещё способно преподносить своим детям сюрпризы.
Не всегда понятные.
Не всегда нужные.
- Это что? – лакированная трость взметнулась, указывая кончиком на материализовавшееся в консольной гуманоидное нечто в... инвалидной коляске?
Аватар Т.А.Р.Д.И.С. невинно улыбнулась, наматывая на палец мраморный локон.
- Простите, вы кто? – отмерев из состояния статуи, незваный визитёр уставился на статую вполне настоящую, каменную, но при этом подозрительно пластичную и живую.
На Бракса же он посмотрел куда менее удивлённо, наверное, сказывалась общая схожесть внешности галлифрейцев с людьми.
Это же человек?
Тайм-Лорд задумчиво обошёл коляску и сделал телепатический запрос к системам на активацию сканера.
- Любопытно... – между тронутых сединой бровей пролегла пара складок. – Исключительно забавный экземпляр, в омерзительно криворуком исполнении. Явно не пятьдесят первый век, тогда безрукие обезьяны в генную инженерию относительно неплохо играть научились... более ранний период? С чьего экспериментального стола сбежал, кролик? – лёгкая брезгливость сдобрилась толикой любопытства. – Ох, прошу прощения за мои манеры, – рука в перчатке поправила ретро-монокль в правом глазу. – Ирвинг Браксиатель. Ирвинг для друзей, но раз мы не так близко знакомы... Можете называть меня Бракс, вы, люди, любите сокращения. Честно признаюсь, не ожидал увидеть здесь кого-либо. Может, поделитесь, как вам удалось проникнуть сквозь все щиты, в трансцендентное пространство, во время активного движения по воронке? Виды, способные проникнуть внутрь темпорального корабля на полном ходу, можно по пальцам пересчитать, но вы явно не имеете к ним даже и близкого отношения.
Галлифрей уничтожал всех, кто мог бы стать им угрозой. Бракс предпочитал изучать и пополнять Коллекцию необычными экземплярами. А разве может оказаться неинтересным индивид, сумевший проникнуть в машину Времени во время её скольжения в Вортексе?
Вот-вот... И даже если индивид сам не в курсе о причине своего появления, то выяснить оную не проблема. Не сложнее, чем играть в политику в Капитолии.
[AVA]https://sun9-61.userapi.com/c204620/v204620947/7030c/IE2DVAi4kgw.jpg[/AVA] [NIC]Ирвинг Браксиатель[/NIC]

Отредактировано Себастиан Эшкрофт (18-02-2020 11:06:56)

+5

3

Это называется – «удачно мигнул»: закрыл глаза в одном месте, а открыл в каком-то… чёрт возьми, в каком-то совершенно другом. Неро помаргивал ещё пару секунд – во-первых, здесь было гораздо светлее, чем в том коридоре (или точнее – отнорке), куда он свернул, возвращаясь с очередной процедуры торжественного отмокания в одной из каменной ванн первого и единственного пока на Фрее спа, и зрение адаптировалось. Во-вторых, в конце концов, нужно же было организму как-то справиться с изумлением: вместо родной уже квиринальской пещерки за дверью, что уже открывалась по взмаху навигаторской руки – это вдруг. Нет, не так – ЭТО. Помещение, похожее сразу не юрту, корабельную инженерку, концертный зал, базилику с витражами и мостик.
Дичайшее сочетание.
Мостик… это же определенно он, вон консоли, вон ограждение, но в каком же тут всё помпезно-деревянном оформлении, на манер дорогих до безвкусицы яхт (и космических яхт тоже), боже правый!.. – культурологический шок штурмана, за последний год с гаком привыкшего к скромной функциональности тритановых переборок и каменных стен, лишь усугублял изумление. – А что, святые небеса, прямо на мостике делает варп-ядро?! Или это инженерная? Но, господи ты боже мой, витражные вставки на потолке, настоящие же, так их перетак, витражи!.. Они-то как, они-то что тут делают?!.. И кто, кто, скажите, устилает пол в инженерке ковром, всамделишным ковром с таким длинным ворсом, что в нём тонут шины коляски? Да на стоимость этого половичка, поди, пол-космокрейсера можно выстроить, – Дини хотелось потрясти головой и со звоном и шорохом вытряхнуть из неё столь бредовое видение. Однако, фигвам, как говорил Паша – не вытряхивалось оно, хоть весь в падучей забейся.
О, и кстати... – всё-таки добившись относительной ровности дыхания, навигатор снова моргнул, но уже менее ошарашенно: – кажется, на вопрос «кто, кто?!», ответ-таки был получен.
Простите, вы кто? – вырвалось, честно, штурман секунду спустя чуть фейспалм не изобразил в свою же честь – ну не нашёл спросить ничего умнее?
Девушка без весла, но мраморная, вполне себе кокетливо смущалась и украдкой стреляла глазками, но не особо результативно – голограмма же, что удивительного. Рози, вон, стражевская, в каюте Фабио и Рикардо примерно так же себя вела, только ещё и женский облик каждый раз меняла, чтоб уж точно какой-нибудь да понравился.
Появившийся в этих… «внутренностях деревянной юрты» мужчина тоже будто вышел из голоромана про старинноанглийскую жизнь – тросточка, монокль… и снобско-хамские манеры. Дыхание Неро опять мгновенно осекло на язвительных словах про экспериментальный стол и «кролика». Что этот джентльмен, тоже в кавычках, дальше болтал, строя презрительно-снисходительные мины, навигатор слушал вполуха – вопрос вошел спицей между пластинами вроде как нажитой психологической брони, и нутро рефлекторно скрутило холодным ужасом – он знает?.. он такой же?.. он тоже?.. опять?!..
Есть более актуальный вопрос, – губы тоже будто заледенели, но Дини честно попытался побыть дипломатичным, – куда меня украли сейчас? Куда, зачем и кто, – высокомерный аристократический тон всегда на диво удавался этому внуку корианских крестьян. – Мы, люди, знаете ли, очень не любим, когда нас похищают, а лично я не горю желанием сближаться с теми, кто промышляет киднеппингом, до сокращения имен и тем более – фамилий. Поэтому, мистер Браксиатель, потрудитесь объясниться. А ещё лучше – телепортировать меня обратно, если не хотите быть сожранным тварью, в которую я могу превратиться.
Последние минуты лучше провести не здесь, в моём случае умирать лучше от любящей руки и быстро, – страшно не было, пожалуй, наоборот, пока он испытывал облегчение – нечего больше бояться, всё уже случилось, мутация наверняка пошла.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]https://sun9-59.userapi.com/c855620/v855620169/1f511a/32KF7G1aAwU.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (19-02-2020 03:43:04)

+2

4

Очаровательно, – пальцы отбили задумчивый ритм по краю консоли, а к матрице Теи ушёл телепатический запрос на перевод управления исключительно на телепатические команды. Теперь, если «гость» и решит понажимать на кнопки и рычаги, то ничего страшного не случится. С данной секунды и до снятия блокировки это будет не больше чем мёртвой декорацией с кучей кнопок и лампочек.
И нет, это не паранойя, а всего лишь обычная техника безопасности, которой данный конкретный Тайм-Лорд, в отличии от своего беспечного и проблемного братца, предпочитал не пренебрегать.
Бракс окинул мужчину в коляске чуть прищуренным взглядом и усмехнулся в усы. Человек отлично держался, несмотря на эмоции, которые источались его разумом, неплохо держал себя в руках и даже вопросы задавал по делу, а не как некоторые...
Хотел бы я вас украсть – мы бы с вами не разговаривали. Не люблю, когда экспонаты болтают, у меня же не зоопарк. А над тем, куда... вопрос сложный и простой одновременно. Мы находимся на моём корабле, корабль в Вортексе, – судя по взгляду, для гостя последнее ничего не значило. Точно не пятьдесят первый век человечества. – Воронка? Нет, на это тоже никакого отклика, – покачал он головой, не заморачиваясь с вопросом этичности чтения мыслей. Да и какое чтение без физического контакта, тут разве что верхний слой эмоционального фона. Впрочем, хватало и этого. – Но хоть понятие Реки Времени вам знакомо? Хотя это совсем уж дремучий термин...
Прислонив трость к консоли, и последний раз пробежавшись глазами по результатам сканирования, Браксиатель развернулся к стоящему у ограждения креслу и, преодолев расстояние до него за четыре размашистых шага, наконец оказался на почти одном визуальном уровне с собеседником.
Зачем? Понятия не имею, в мои планы на сегодня входили разве что тишина и покой во время дрейфа в Воронке. Возможно, посещение пары-тройки курортов и... а вот последнее вас тем более не касается. А кто я, я уже представлялся, или у вас проблемы с восприятием информации? Вряд ли. Единственный серьёзный дефект вашего организма, если верить анализу, это нестабильность клеток. Разум и мыслительные функции в полном порядке. А нестабильность, что забавно, судя по показателям, не врождённая, вот только исполнение... – Бракс скривился, не представляя кто мог так накосячить, - словно на коленке делали. Но прошу прощения, что отвлёкся. Если предоставленной информации недостаточно, могу добавить то наименование, под которым нас запомнили легенды разумных видов вселенной. Повелители Времени. Так понятней?
Щелчок пальцами и на столике возле кресла материализуется чашка с крепким чаем со специями. Пара глотков, по стеклу монокля на пару секунд пробежала слабо светящаяся строка на языке больше похожем на множество круглых узоров и несколько диаграмм. Мигнуло и пропало, со скоростью недостаточной для чтения человеческим разумом, но вполне достаточной для Тайм-Лорда.
Я бы с радостью избавился от вашего незапланированного присутствия, если бы знал, откуда вы взялись, но на вычисление и анализ даже Т.А.Р.Д.И.С. необходимо время, – чашка с чистейшим фарфоровым звоном опустилась обратно на блюдце. – Что же до ваших опасений, то лучше разъяснить сразу, чтобы  потом я не чувствовал себя вновь преподавателем в Академии, которого донимают вопросами об элементарном. Жизненные процессы внутри Т.А.Р.Д.И.С. слегка замедляются. Дольше не нуждаешься в пище, медленней устаёшь, дольше стареешь. Так же происходит не вредящая организму дезинфекция от большинства вирусов и общий стабилизирующий эффект, хотя для последнего лучше полноценно провести пару тройку часов в Нуль-комнате... аналог медотсека, если так будет понятно. Но я не планирую задерживать вас тут на срок, достаточный для того, чтобы прочувствовать это на своей шкуре. В отличии от моего брата, я предпочитаю в путешествиях одиночество, а не вечный бег со спутником на хвосте. Будь вы и вправду опасны для меня, вы бы уже давно замерли под темпоральным замком, зависнув в одном мгновении, вплоть до тех пор, пока я бы не выяснил кто вы, откуда и что забыли на моём корабле. Но вы здесь, даже не заперты под банальный энергетический купол. И я веду с вами беседу. Но, если вы хотите иного, могу предложить клетку и поводок. Осуждать не буду, у всех в жизни свои «предпочтения».
В горле непривычно пересохло. Видимо сказывалось то, что Ирвинг уже долгое время путешествовал исключительно для себя и последний раз так много говорил лет... тридцать назад? Видимо, поэтому и прорвало на подобную многословность, точь в точь вылитый братец. Только горящего взгляда, да невозможности спокойно усидеть на месте дольше пары секунд и не хватает для полного сходства. Рассилон упаси, обойдётся и без этих семейных черт, он всё же приличный цивилизованный Тайм-Лорд!
Что не отменяло разгорающегося внутри всё больше и больше любопытства, исследовательского интереса и вполне семейного «шила», так и подначивающего выкинуть что-нибудь эдакое, чтобы потом насладиться реакцией наблюдателей.
Итак, с кем «имею честь», – Бракс слегка насмешливо выделил голосом последнее, – разговаривать? Я вам представился, может, и вы окажете мне любезность?

[AVA]https://sun9-7.userapi.com/c857020/v857020947/ea802/A2lpKXYo_gE.jpg[/AVA] [NIC]Ирвинг Браксиатель[/NIC]

Отредактировано Себастиан Эшкрофт (19-02-2020 11:34:37)

+3

5

Если бы старшему навигатору космокрейсера «Страж» каким-либо чудом вдруг стали бы известны опасения мистера Браксиателя касательно возможных покушений на его любимую моз… консоль, мистер Дини посмотрел бы на этого денди с лорнетом насмешливо, но с искренним сочувствием: во-первых, паранойя – это вообще так себе достояние, а во-вторых – это с какими же дикарями приходилось господину похитителю дело иметь, раз она, паранойя такая, выработалась. Видать, настолько народец на голову ушибленный (или вовсе отбитый) попадался, что в большинстве своём ручонки шаловливые к пульту управления тянул. К корабельному! Да Неро сам бы за такое рога поотшибал и копыта пообкусывал. Но ему бы такое вопиющее неуважение к судовой аппаратуре, тем более чужой и незнакомой, пришло бы в голову только в случае крайней опасности для жизни… и то, вероятно, не своей. Ну или если бы позарез нужно было сбежать…
Однако сейчас возможность сбежать представлялась весьма призрачной. Ибо, а собственно, куда? – чем дольше этот щёголь с донкихотскими усами говорил, да ещё с наводящими вопросами и со снисходительными комментариями, тем сильнее штурман сам себе напоминал того самого дикаря, туповато хлопающего глазами.
Подождите, вы сказали про какой век? – только сейчас допёр до одной из прошлых реплик вообще-то не глупый, но подрастерявшийся навигатор. – Пятьдесят первый?.. Вообще-то двадцать пятый, если вы про земное летоисчисление и не от сотворения мира, космические корабли уже вовсю бороздят просторы.
О том, что место, в котором его угораздило очутиться, не что иное, как корабль, Дини догадался как-то, едва увидел ту самую консоль. Ну проницательным оказался похищенный, семи пядей во лбу, не смог спутать панель управления и столик для настольных игр. Да и ограждение корабельного мостика – штука такая… характерная. И всё равно слишком многое оставалось неясным, а потому изрядно смущало. И нервировало, пожалуй, больше сейчас уже, чем сам факт похищения.       
Вортекс? – Неро опять мигнул, на мгновение теряя надменную свою стать. – Да, воронка, вихрь, но чего?
Логика, недремлющая, как тот самый стоглазый Аргус, настойчиво и ехидно (в духе самого Браксиателя) подсказывала, что раз была мельком упомянута Река Времени (вот так прям с явно слышимых больших букв), то и воронка должна быть в ней. Вихри же где образуются? В потоке. А поскольку время – это, без сомнения, поток...
Навигатор моргнул снова: это что же, такой временной варп получается? Нет, принцип использования искривления и отталкивания от, конечно, тот же, тут всё ясно, но ведь пространство можно прогнуть во все стороны, а время – однонаправленно, и… его можно прогнуть и закрутить обратно?..
Медленный выдох через нос обычно помогал справиться с болевым приступом, и волнение он тоже усмирил; не время сейчас эмоционировать. Спонтанные перемещения в хронопотоках и хронополях изредка случались, в конце концов, на их родном «Страже» не зря же аппаратура стояла для отслеживания их, стандартная, между прочим, для всех «Интрепидов». Но чтобы использовать искажения временнóго течения для движения против оси… – штурман впал обратно в ту реальность, где мистер Браксиатель вещал почти по-глухариному... то есть просвещал, конечно, отсталого аборигена.
Вот спасибо-то, – даже без иронии пробормотал Дини, поднимая взгляд. – Значит, интеллект мой вы всё-таки признаете, как данность? Я польщён, – он серьёзно кивнул пару раз, раздумчиво отчесал пальцами отросшую чёлку. – И за то, что не хотите сразу засунуть меня в изолятор или медотсек, я вам тоже глубоко признателен, а то, знаете, многих прямо подмывает. Да и насчёт физического состояния вы почти не ошиблись: клетки-то стабильны, а вот геном – не очень. Он при любом серьёзном сбое, ну или хотя бы при повышении активности клеточной репликации измениться может непредсказуемо.
Штурман взглянул спокойно и пожал плечами – что, мол, поделаешь, вот такой я забавный зверёк, не пальцем деланный… а на коленке. Фокус в излюбленном стиле Кью, с чашкой из ниоткуда, впечатлил, как и слова про легенды и повелителей, но не так, чтобы очень. Во всяком случае, восхищённый трепет и почтение не помешали Неро заметить цветной блик, пробежавший по линзе вопреки всем законам оптики.
Гаджет? Удобно... и выглядит стильно, но этот тип явно не Кью – те презренной техникой пользоваться не стали бы, у них прямая связь с ноосферой, – успел сообразить навигатор, прежде чем заслушался: кораблевладелец рассказывал интереснейшие вещи. Путано, отвлекаясь и сбиваясь на пустяки, более-менее пытаясь в иронию, однако о важном. О, и даже светские формальности не забыл, как это мило с его стороны.
Я представлюсь, конечно, мистер Браксиатель, – доброжелательно отозвался гость, – только ведь моё имя вам наверняка ничего не скажет, если уж мне ничего не говорит ваше. Но будем знакомы, я – Неро Армандо Дини, старший навигатор космокрейсера «Страж» Звёздного флота Объединённой Федерации Планет.
А вот теперь понадобилось украдкой затаить дыхание, потому что куда вышеназванного гражданина бьёт стресс, когда хоть чуть-чуть отходит? Правильно, в спину. Да так, что целый поперечный ряд «камушков» в браслете побелел. 
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]https://sun9-59.userapi.com/c855620/v855620169/1f511a/32KF7G1aAwU.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (02-03-2020 04:39:46)

+3

6

Двадцать пятый, – задумчивый четырёхкратный ритм был быстро отбит пальцами по подлокотнику. – Контакты с инопланетными соседями уже открытые, а до смерти планеты-колыбели и земного солнца ещё... – мужчина нахмурился, высчитывая в голове даты событий. – Неплохое время, но до открытия собственного Агентства Времени ещё далеко. Значит, вы точно не из-за сбоя аппаратуры или по собственной глупости решили ко мне заглянуть. Будь это пятьдесят первый, можно было бы ещё рассмотреть версию с давшим сбой вортексным манипулятором, но ничего похожего не наблюдается, – взгляд скользнул по запястьям, не находя следов довольно приметного аппарата, что крепят обычно на широкие кожаные браслеты.
Взгляд через монокль подтвердил отсутствие фильтра восприятия, который мог бы отвести внимание от данной вещицы или даже от характерного следа на коже. Был, конечно, на руке один браслетик, но иного вида и предназначения. Значит, даже не замаскированный Агент с ложной памятью. Да и слишком малое наличие следов артронной энергии на теле и внутри него явственно говорило о том, что раньше никаких полноценных путешествий во времени с человеком не происходило. Тонкий слой ощущаемых Тайм-Лордом, но пока невидимых золотистых частиц только сейчас начал помаленьку более основательно оседать на фигуре, пока ещё даже не просачиваясь в клетки. Но проведи они в Вортексе больше времени...
К управляющей матрице ушёл короткий приказ на выход в любую ближайшую точку. Мягко и привычно потекла энергия от ядра к сердцу, переключились из одного режима в другой стабилизаторы, сводя на ноль тряску от протокола экстренного выхода.
Жидкость в чашке лишь едва заметно колыхнулась, слегка изменилось освещенье в консольной и одновременно с тем больше энергии утекло на укрепившиеся щиты. Его Леди была готова как к прогулке, так и к обороне.
Аватар Т.А.Р.Д.И.С. кивнула и принялась демонстративно перебирать мраморные локоны, постепенно окрашиваясь в более живые оттенки. Вот кожа из бело-каменной стала просто светлой, вот волосы приобрели золотистый оттенок. Последними окрасились пронзительным голубым глаза. Аватар при параде, хоть сейчас на вылазку!
Рано. Какие там прогулки непонятно с кем на борту. Можно, конечно, запереть и уйти по делам... а потом ловить неожиданные сюрпризы по всему кораблю! Ничего серьёзного наворотить не получится, но недаром людям хватило таланта стать одной из самых неудобных заноз в жизни достаточно большого количества видов! Риски того не стоят. Люди, конечно, не вершина эволюции, но проблемы доставить умеют. Ещё и неизвестно, как энергия времени отразится на организме гостя, едва ли пагубно, но кто знает?
Визитёр же тем временем явно нырнул в свои мысли, пытаясь весьма достойно и без излишнего шума переварить и осознать информацию о своём местоположении.
«Браво», – Браксиатель с трудом удержался от того, чтобы демонстративно похлопать. – «Впрочем, судить о характере пока рано. Но уже тот факт, что данный индивид сейчас не пытается устроить здесь помесь грандиозного скандала и обезьянника, явно говорит в его пользу!» – в памяти невольно всплыли воспоминания о нескольких неудачных контактах с младшими расами. Особенно с индивидами с Сол-3 периода двадцать первого века, столь незаслуженно и непонятно за что любимыми братцем.
На прозвучавшую благодарность Ирвинг слегка хмыкнул, поднимаясь с кресла и бросая взгляд на экраны у консоли. Стоило узнать, где и когда их выкинул поспешно задействованный протокол.
Но вот прозвучавшее далее заставило посмотреть на гостя уже более внимательно.
...клетки-то стабильны, а вот геном – не очень. Он при любом серьёзном сбое, ну или хотя бы при повышении активности клеточной репликации измениться может непредсказуемо.
Надрессированная за века жизни интуиция со знанием дела царапнула изнутри черепушки.
Любопытно. И кое-что напоминает. – Оставалось надеяться, что это только кажущееся сходство, а не проблема, с которой различные инопланетные умники всё никак не уймутся.
Гость же тем временем наконец-то созрел до того, чтобы представиться. Увы, но прозвучавшее имя ни за что в памяти не цеплялось. Ирвингу по статусу хоть и требовалось держать в голове дикое множество ключевых эпизодов и важных для Времени и Истории личностей разных планет, но даже так знать абсолютно каждого индивида было бы слишком накладно для памяти.
Вы правы, ваше имя мне пока ни о чём не говорит. Возможно, скажет потом, так бывает в случае обратного парадокса... Впрочем, не забивайте пока голову. Не припоминаю, чтобы в истории Земли или её многочисленных колоний и союзов упоминался кто-то подобный. Жаль, ведь на заурядную личность вы не похожи. А Федерации... сколько их было, сколько их будет... какая по сути разница? Вы, люди, плодитесь, как тараканы, и расползаетесь по Вселенной – попробуй уследи! Не обижайтесь, это вам не в упрёк. – Тайм-Лорд задумчиво облокотился бедром о край консоли. – Выживаемость и приспособляемость вида – это хорошее качество. Тут не поспоришь, но вот шли б в комплекте ещё и мозги: то одно вымирание, то другое, а уж сколько копий «Новой-Новой Земли» угробили, не говоря уж про оригинал... Поразительная склонность к саморазрушению. Хорошо, что теперь с вами не нам нянчится.
Тирада должна была получиться язвительной, но вышла как-то устало. А ведь и правда, неужели людям так трудно вести себя чуть умнее? Да слабые, да кратко живучие, но накрепко вписанные во Время, как один из якорей. Земля – как одна большая фиксированная точка в Паутине Времени, делящаяся на множество мелких. Но нет! Надо же вечно ввязываться в неприятности, пытаясь ярко, красочно и совершенно несанкционированно историей помереть, утащив за собой половину оставшейся Паутины и развалив на части Вселенную и само Время! Браво. Аве потомкам обезьян, чтоб их!
От горького возмущения отвлекло ощущение изменившегося состояния гостя, к которому уже, пока её пилот пребывал в своих мыслях, успела подойти аватар. Полы женской тоги шевелились от движения, как обычная ткань, и, не прозвучи лёгкий каменный стук от соприкосновения подола с колёсами коляски, можно было забыть, что это пусть и подвижный, но камень.
Бледные тонкие руки заботливо легли на плечи и на грани чутья Бракс сумел уловить пару слабеньких энергетических импульсов, направленных аватаром к нервным окончаниям и связям, кажется, даже дышать переставшего визитёра.
«Надеюсь, ты знаешь что делаешь, дорогая».
Всё хорошо, – красивым, но отсутствующим голосом ответила аватар, знающая его мысли ещё до того, как они сформировались у Ирвинга в голове. – Не забудь повернуть дважды.
Бракс вздохнул, делая мысленную пометку. Пусть перенос части сознания корабля в материальный носитель и помогло той сильнее заякориться в «настоящем», но это всё же была Т.А.Р.Д.И.С. А их разумы существуют одновременно во всём временном потоке. Данная фраза могла быть предназначена ему когда угодно, хоть в уже сформировавшемся и недоступном личном прошлом, хоть в будущем – сколь угодно далёком.
Взгляд снова перескочил с расправляющей складки на одеянии Теи на гостя.
Что же мне с вами делать, мистер Дини? С одной стороны я вас не ждал и могу высадить прочь хоть сейчас, даже планету жизнепригодную подберу. С другой, последние десятилетия мне несколько скучно, а вы пока что достаточно любопытный... индивид. В данном временном периоде, – быстрый взгляд на экран с родной галлифрейской вязью символов, – ещё нет иных темпорально активных рас, по крайней мере официально и массово, а значит, внутри Галатеи сейчас самое безопасное и защищённое место, но... ваша мутация напоминает мне кое-что, и я не готов спрогнозировать, какое влияние на вас окажет близкий контакт с энергией времени. А её здесь, – шутливый и немного наигранный жест рукой, обводя пространство вокруг, – полно. Как-никак, главный источник питания. Так что мне с вами делать? Высадить в мир, который может оказаться угрозой для вас, или угрозой которому можете оказаться вы? Или посмотрим, что с вами сотворит Время?
Бракс прищурился, пряча улыбку в усы. На самом деле всё было не так страшно. Опасно лишь концентрированное воздействие артронной энергии, малые её дозы безобидны, а к ядру в глубине корабля или к сердцу под консольной, даже сам Браксиатель без защитного костюма не полезет, что уж говорить про пустить туда человека, у которого точно нет запасных жизней.
Или есть? Уж очень проводимые над ним манипуляции казались похожими на неудачные и корявые попытки иных рас создать свои собственные темпорально чувствительные подвиды. Только у тех выходило явно получше.
Сканер обнадёживающе показывал только два полноценных витка в спирали ДНК с небольшим дополнительным кусочком. Не то что полноценная трёхцепочная спираль у Тайм-Лордов, но всё же этот кусочек наводил на определённые ассоциации. Но что бы там ни было, система не доработана и наверняка с множеством косяков. Не станет же она достраиваться сама по себе?
За гостем определённо стоило проследить повнимательнее и если опасения станут реальными... На родном Галлифрее за любое разглашение какой-либо информации о системе регенераций разговор был короткий – суд и казнь. Государственная тайна, генетическая привилегия, достояние и дар! Громкие слова для возгордившейся аристократии. Вот только во вселенной то там, то здесь, рано или поздно появлялись на свет гибриды, подозрительно близко подобравшиеся к одной из главных тайн Повелителей Времени. И неизменно, каждый раз от них по-тихому избавлялись, а их миры вырезали из бытия, стирая само их существование из Времени.
«Как глупо и расточительно. Моей коллекции подобный экземпляр бы точно не помешал».
[AVA]https://sun9-7.userapi.com/c857020/v857020947/ea802/A2lpKXYo_gE.jpg[/AVA] [NIC]Ирвинг Браксиатель[/NIC]

Отредактировано Себастиан Эшкрофт (14-04-2020 14:21:12)

+2

7

До ворот, за которыми холод и мгла,
Ты не знаешь, там холод и мгла.

С немалым, вообще-то, трудом добытые и отвоёванные у тьмы веков-тире-невежества достижения человечества, перечисленные мистером Браксиателем вот так, приборматывающим тоном небрежного перечисления, начинали казаться чем-то малозначительным, а то и вовсе пустячным. Что, вообще-то, показалось малость обидным представителю этого человечества, и потому Неро взглянул на своего похитителя (пусть и невольного будто бы, но правда ли это?) с некоторой укоризной. «А сам, типа, такой развитой, да? И чем докажешь?» – примерно эту нехитрую мысль старший навигатор «Стража» и хотел брякнуть вот прям так, чисто по-пацански, добавив, что если шастать в будущее, как в соседский огород, чтоб не развиться до полубожеских высот – дебилом надо быть беспросветным, но как раз в это время Повелитель Времени добормотал до интересненького. Нет, штурман совершенно не ёкнул сердцем при извести о гибели Солнечной системы: во-первых, он не был землянином, при всем уважении к прародине, она не была ему домом, во-вторых, да-а-алеко не факт, что речь шла о той самой Земле, а не одной из Терр в параллельных вселенных, и в-третьих... ну как в том анекдоте – «Вселенная погибнет через четыре миллиарда лет? Фух, а я уж испугался, что через три миллиона». «Солнце когда-то где-то погаснет, может быть!» – это уж точно не повод обмирать и ёрзать… тем более, что ёрзать больно.
Настолько, что ладони на своих плечах Дини ощутил уже по факту, не заметив, как мраморная девушка без весла подошла и встала за спинкой коляски. Как там капитан Серяк возглашал? «О, тяжело пожатье каменной её десницы»?.. Вообще-то, конечно, «его», но не суть. Главное – не так уж тяжело, можно даже сказать, приятно, прохладно… и холодок этот странным образом перетекал вниз – на терзавший талию шипастый пояс из невидимого раскаленного свинца, остужая его и делая почти кружевным, лёгким.
Спасибо, – выдохнул Дини, почти касаясь затылком её мраморного пеплума. Будь он чуть менее воспитанным – вообще бы потёрся об её руку, как кот, щекой и влажным виском. А так – хватило взгляда, когда он вышла из-за его кресла – восхищенного и благодарного: стражевские голограммы такого не умели, чтобы наложением рук… ну, пусть не исцелять, но боль снимать качественно. Почему, кстати, идея-то на поверхности лежит. – Неро мигнул и чуть рассеянно улыбнулся сразу обоим. Рассеянно и будто извиняясь за свою слабость.
Я заурядный, – серьёзно заверил он хозяина корабля. – Обычный навигатор с Коры, нас тьмы и тьмы. Как тараканов, ага, – командир штурманской боевой части «Стража» и не подумал обижаться на сравнение, – таких чуть ли не на каждом корабле ЗФ пара-тройка. – Скромности Дини тоже учили, и сейчас было бы совершенно неуместно уточнять, что его особенности обязывают его быть лучшим среди прочих, раз уж боевой пост ему всё-таки доверен. – Я не знаю, сэр, – честно ответил она вопрос «ну и куда тебя такого, болезный-поневоле мой», щурясь и от неловкости рассматривая изменчивые узоры на мониторах, которые напоминали… напоминали... старинные механические часы со снятой задней крышкой и видимыми внутренностями в виде шайбочек и шестерёнок – вот что!
Не надо меня на подходящую планету, я там загнусь, – сказал навигатор совершенно правдиво. – Если уж надо меня куда-то деть, может, вернёте туда, откуда выловили? Я не в претензии буду и никому не скажу, где был и что видел.
Окружности в окружностях, окруженные окружностям, полуокружностями, полумесяцами и секторами… – зрение Неро повело вкрадчивым головокружением – видимо, он всматривался в эту тонко светящуюся вязь слишком долго, дурнота подкатила к горлу, а отзвучавшая несколько мгновений назад реплика «И кое-что напоминает» вернулась обморочно отзваивающим эхом, чтобы взорваться вспышкой белого, белого, ненавистно белого…

…Легкие сандалии инга ступают по белому мрамору бесшумно. Неро напрягается, страх опять ползёт в сердце едким дымом. Нет, нет, величавый не держит в руках никаких приспособлений, а под туникой их не спрячешь.
За мужчиной идёт красивый ребёнок лет восьми, светлокудрый, большеглазый, гибкий – вылитый спартанский мальчик, вытащивший, наконец, из пятки занозу и поправивший короткий белый хитончик. Он несёт перед собой изящный складной табурет, на сиденье которого лежит свежая гирлянда из тех белоснежных пышных цветов, что в изобилии растут в парке дворца. Неро снова хочется ущипнуть себя, чтобы избавится от наваждения: кажется, он стал созерцателем спектакля из жизни античной Эллады. И, как полагается, актёры, занятые в инсценировке, в упор не замечают единственного зрителя.
Огибая изножье лонгшеза, где полулежит Неро, инг шествует к озеру. Даже испытывая ненависть и страх, им невозможно не залюбоваться. Если бы Давид Микеланджело вздумал ожить и немного одеться, если бы в груди статуи забилось живое сердце, разгоняя кровь по совершенному телу, разливая румянец по мраморным щекам – он выглядел бы именно так. Остановившийся у самого уреза воды мужчина так горделив, так… нет, не высокомерен, но – величав, по-ингски слегка холодноват и отстранён, что сравнение с ожившей скульптурой напрашивается само.
Инг оборачивается к маленькому спутнику, берёт с лиловой, затканной узорами материи сиденья длинную ароматную гирлянду, и почтительно показывает её облакам и волнам. Стоящий позади мальчик запевает, и после вступления, сделанного чистым детским голосом, простую мелодию гимна поддерживает глубокий баритон взрослого. Два голоса сливаются, переплетаясь в древней гармонии. Слова нежны, они лепечут, льются, как серебряный ручеёк по чёрному бархату. Никаких рычащих, свистящих звуков, исключительно «л», «м», «к», «п», «т» преобладают. Смысл песнопения Дини понимает без труда – наречие иинглаян он знает неплохо. К тому же последние дни стали несравненной языковой практикой! С полным погружением…
– Прими подношение Белого Мужа Иинглы, о Иннэлейт, Священное Зеркало вечно печальной Иннэа! – начинает паж, и его господин подхватывает, – К тебе стремятся тысячи ручьёв. Твои воды подобны расплавленным слиткам белого серебра. Иногда тебе улыбается солнце, иногда тебя оплакивают дожди, а когда ночью в тебе отражаются звёзды, кажется, что в тебя погружено всё небо.
В этот миг Белый Муж Иинглы (командующий вооруженными силами империи Аллефим Кунэтао до сих пор носит архаичный, сдержанно-торжественный титул) разжимает пальцы. Порыв тёплого ветра, словно специально поменявшего направление, подхватывает нанизанные на лиловую нить цветы, относит гирлянду немного вперёд и медленно опускает на водную гладь. Ангельский голос мальчика, особенно звонкий во влажном воздухе, взлетает к самым тучам:
– О, Иннэа! Ветерок, таящийся в складках твоего облачного плаща, подул из садов, обласканных хлопотливой Атлокой, так нежно, словно принёс аромат дыхания влюблённых.
Голос мужчины, напротив, стелется понизу, будто ему не дают воспарить слова обета, полные гордости и спокойной силы:
– Не знаю, сверкнёт ли для меня новый рассвет – как блеск клинка солнцеликой Онталы, вложенного в ножны тьмы. Волк премудрой Эвелнаэ может задремать, но я пойду, с глазами сына ночи, по следу серой куропатки, свившей гнездо в приютном тумане Иннэа, и пусть всегда рядом со мной идёт её лев.
Последнее слово уносит ветром вдаль, вместе с лежащей на волне цветочной цепью. Церемония, по-видимому, заканчивается. Постояв ещё полминуты, глядя на волны, инг благоволит обратить внимание на лежащего в трёх шагах человека. Мальчик, подчиняясь короткому кивку, ставит табурет у кушетки Неро – оба предмета мебели оказались из одного ансамбля – и удаляется так же бесшумно.
Белого Мужа нельзя назвать ни молодым, потому что в нём давно погас юношеский жар, ни старым, потому что годы не оставили на его гладком лице и идеальной фигуре какого-либо следа. Воссев на табурет, как на трон – торжественно, но грациозно, он молча рассматривает Дини.
– Воины Иинглы умеют уважать воинскую доблесть, иначе я сейчас не разговаривал бы с Вами. Не каждый иинглаянин удостаивается такой чести, – негромко и властно говорит иллин наконец, – Я не прошу у Вас прощения. Как справедливо говорит наш экзекутор: «За нас уже всё сделала война». В бою уничтожают цель, а не личности, с этим согласятся воины всех рас. Война – цепь случайностей, предугадать которые не может никто. В ней всегда есть элемент непредвиденного.
Какая возвышенная преамбула! Сейчас меня не убьют, – понимает Неро. Эта мысль не только не радует, а напротив, наполняет глубочайшей тоской и тревогой. – Ещё не хватало: инг проникся ко мне чем-то вроде уважения… насколько это возможно для высокородного аристократа Иинглы по отношению к представителю отсталой расы, лишь по недоразумению занимающей место во вселенной. Прославляют за храбрость? Инги? О, это наверняка не к добру. Лесть врага ещё никогда никому ничего хорошего не приносила.
Ждать бед приходится недолго, хотя Дини кажется – на берегу священного озера Иннэлейт в тяжком молчании протекает столетие. Белый Муж по-прежнему изучает его. Теперь во взгляде инга читается любопытство без малейшего признака симпатии. Холодное, бессердечное любопытство учёного, открывшего новый вид низших существ, не наделённых душой.
– Люди – такие удобные объекты для научных исследований! – говорит он вполголоса, – Иной раз вы нас забавляете, как жалкая пародия на нашу расу. Вы держались хорошо. Даже немного жаль, что вы принадлежите к человеческому роду, – сетует инг.
Зачем он всё это говорит? – теряется в догадках навигатор, – Хочет меня вконец дезориентировать? Совсем сломать? Куда уж больше?..
Человек молчит, боясь, что голос выдаст его замешательство. Наверно, следовало бы бросить этому надутому индюку в лицо гордые слова о достоинстве человека, но Неро так устал, что они не желают формулироваться. На браваду сил не достаёт. Да и скандалить напоследок противно. Кунэтао меж тем опять начинает вещать:
– Да, люди весьма забавны… Каких только нелепостей мы не услышали от вас! Недавно некий ваш «властитель дум» высказался в том смысле, что человек по природе своей – хищник. Один из самых сильных, отважных и успешных хищников во Вселенной, и выпускать из себя иногда некоторые аспекты этого хищника – только на пользу. «Другое дело, что нельзя становиться зверем, нужно всегда оставаться человеком». Прелюбопытное суждение! – с заносчивой усмешкой замечает инг, – Наши учёные решили опробовать остроумную методику на команде вашего… как назывался корабль?.. «Ётуна», и реализовать такую стройную концепцию. Меня заинтересовал этот эксперимент. Настолько, что захотелось самому увидеть результат. Вас наградили… некоторыми аспектами.
Белый Муж как никто умеет управлять эмоциями, но по отношению к человеку может позволить себе лишнюю глумливую усмешку:
– По-настоящему хищными «аспектами». Посмотрим, насколько вы сможете их обуздывать! Вы все, те, кто по воле судьбы не стал уничтоженной целью, – он просто упивается собственным красноречием, – Могу сказать, первый опыт впечатлил! Ваш друг ещё легко отделался. Он вытащил выигрышный билет в этой лотерее, один из тысячи: тофлы не красавцы, но совершенно безобидны. Если приводить пример из вашей фауны – безобиднее только кролики и бабочки. Вам вряд ли так посчастливится. Остальные существа в Вашем генном наборе совсем не так невинны, уверяю Вас. Троих мы возвращаем – вы нам не нужны. Скорей всего, своим вы тоже не понадобитесь. Посмотрим, кому и насколько аспекты хищника пойдут на пользу, – инг чуть ли не хохочет, – А уж человеком совершенно точно никто из вас надолго не останется. Много времени это не продлится, – издевательское утешение звучит в его ледяном тоне, – К счастью, модифицированные подобным образом особи нежизнеспособны. К счастью для них самих.
В этот момент Неро внезапно ощущает не поддающееся контролю возбуждение. Как если бы тело прервало связь с выключившимся от жуткого известия умом, начав функционировать самостоятельно. Не испытывая ни малейшего страха или печали, на инга штурман смотрит с совершенно не свойственной ему холодностью. Это ни ненависть, ни гнев. Белый Муж даже не раздражает его. То, что человек чувствует, вовсе не смирение или покорность. Скорее, это холодное безразличие, ужасающее отсутствие жалости к себе. В этот момент Дини меньше всего заботит происходящее лично с ним.
С пустым сердцем он слышит, как инг, слегка разочарованный тем, что жалкий, полумёртвый человечишка сумел сохранить хладнокровие, сделавшее бы честь любому родовитому иинглаянину, царственно поднимается с сиденья и величавой поступью выходит в галерею, кликнув юношей-носильщиков. Сказать по правде, хладнокровие Неро сохраняет по той же причине, по какой не наблюдается яростного пыла у трупа, неделю назад окоченевшего в сугробе. Жизненного огня в навигаторе на данный момент ровно столько же…

…Рука тянется к вороту синей медотсечной пижамы, оттягивает его, будто это поможет не задыхаться. Дини часто смаргивает, пытаясь стряхнуть с ресниц морок такого зримого прошлого, выдохнуть тот озёрный туман, навсегда, видимо, оставшийся в лёгких, выкашлять его. Что ж вдруг так накрыло-то, а?.. – навигатор пристыженно сводит брови – такой объёмный флешбэк среди незнакомцев, чёрт знает где… а вдруг этот усатый дядечка ещё и телепат? Вот ему мало не показалось тогда… неудобно получилось.
Простите, я… – Неро понятия не имел, нарушил ли он сейчас невольно какую-то директиву ЗФ, рассказав таким странным образом этому… как его… а, Повелителю о каком-то из ему неизвестных миров солидного такого размера – с галактику, а то и не одну. – Мне стало нехорошо. Такое со мной бывает, не волнуйтесь, да и прошло уже всё.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]https://sun9-59.userapi.com/c855620/v855620169/1f511a/32KF7G1aAwU.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (15-03-2020 04:44:12)

+2

8

«Заурядный, а как же!» – в это можно было бы поверить, если бы Тея не вывела на экраны выстроенные после сканирования и анализа личности алгоритмы и прогнозы.
Бракс улыбнулся в усы, поправляя монокль. Всё же есть некоторые плюсы в ослаблении отдельных сдерживающих протоколов. Сам бы он так незаметно не смог, а Тея... её разум огромен, обволакивает со всех сторон так, что даже не замечаешь. Мало ведь кто обращает внимание на тот же воздух на планетах? Его слишком много и он везде, быстро приучаешься не замечать, особенно будучи всего лишь крохотной органической песчинкой.
Если уж надо меня куда-то деть, может, вернёте туда, откуда выловили?
«Если бы всё было так просто», – устало потерев переносицу, Браксиатель смахнул с экрана сообщение об ошибке. При попытке вычислить след, который гость мог оставить при перемещении, возникала крохотная проблема. Следа не было. Начинался где-то в вортексе и тянулся дальше уже вместе с самой  Т.А.Р.Д.И.С. Но на хроносущность, что обитали в потоке, человек не тянул – слишком правдоподобно материален.
Уверения же гостя в том, что он будет хранить молчание... Наивная простота. Ничего не смыкает уста лучше, чем стёртая память, пусть иногда этой мерой безопасности можно и пренебречь. Политические игры полны подобными «упущениями», надо лишь правильно тасовать имеющиеся в колоде карты чтобы это превратилось в выгоду из проблемы.
«А если попробовать с использованием вот этой парочки уравнений? И задействуй пятый, шестой и одиннадцатый протоколы обнаружения. Чем жизнь не шутит? Будет забавно, если окажется правдой».
Новые вычисления закружились по экранам, подобно кругам на воде, а Ирвинг, покосился на мужчину. Хотя какой там мужчина, так и подмывало назвать мальчишкой. Мало того, что жизнь людей и так скоротечна, так этот конкретный был, по виду, ровесником дочери. Обречённой прожить обычную человеческую жизнь и умереть, перевалив за смехотворные девяносто, максимум сто лет, даже не достигнув совершеннолетия по меркам Повелителей.
Пальцы невольно сжались на набалдашнике скользнувшей в руку трости. История любит повторения приглянувшихся ей сюжетов, да? Самое то поверить, что их генетическая линия ущербна, и лучше бы Бракса сплели в ЛУМе из тщательно подобранных китриархом Дома образцов имеющихся в хранилище ДНК. Может, и не повторил бы ошибку генетического отца. За право брата остаться в живых и занять место в обществе, пройдя генетическую коррекцию, отец заплатил своим местом. Отдавать же свою жизнь за право жить дочери не хотелось. Жить Бракс любил. Дочь тоже любил, несмотря на её примитивную половину генокода, поэтому и оставил жить на Земле. Относись общество чуть получше к гибридам и полукровкам...
Эмпатические щиты плотно сомкнулись на разуме. Кажется, погружение в себя оказалось заразным. Или, как вариант, гость обладал неосознанной способностей вводить окружающих в резонанс. Любопытно.
«Стоило ли рискнуть и приложить чуть больше усилий ради... кого? Нежданного вторженца, о котором толком ничего не известно?» – пальцы нырнули в нагрудный карман, вытаскивая на свет небольшой блокнот с самым простым и банальным карандашом внутри пружины. Серебряные листы, казалось, ещё хранили в себе жизнь дерева, из которого были созданы, а маленькие серебристые прожилки рисовали на них узоры, уникальные для каждого из листов.
Карандаш замер в пальцах, пока Бракс раздумывал над решением. Аватар неспешно подошла ближе и положила ладонь поверх руки над блокнотом, вынуждая грифель оставить маленькую серую точку между прожилками.
Моя Леди, ты же помнишь, что именно из-за таких махинаций меня пасло АНВ?
Помню. Вижу. Были. Будут. Тебе разве не интересно? – девушка отступила, убирая руку.
Глупо было бы спорить, любопытство уже начало цепляться острыми коготками. Даже если разгадка окажется слишком простой – это всё же можно посчитать приключением. «На безрыбье...» – как говорят на Земле.
Простите, я… – вид у человека был немного растерянный и виноватый.
«Дорогая? Мне стоит беспокоиться о причине?» – Ирвинг вопросительно посмотрел на отрицательно покачавший головой аватар, раздумывая не воспользоваться ли полноценной контактной телепатией. Всё же от считывания внешнего эмоционального фона подробностей не получишь.
Мне стало нехорошо. Такое со мной бывает, не волнуйтесь, да и прошло уже всё.
И часто у вас так? – не то чтобы было любопытно, скорее вопрос был задан из вежливости. – Может, воды? – пальцы тем временем задумчиво коснулись помеченного точкой листа, после чего блокнот был закрыт и убран обратно в карман. – Скажу честно, с вашим возвращением есть небольшие проблемы. Как минимум, потому, что я не знаю, куда вас возвращать. У системы не получилось поймать след. Да, по показателям вы человек, пусть и с «дополнениями», но атомы вашего тела не связаны ни с чем в окружающей реальности. Возьми любой предмет, допустим, яблоко и просканируй его – можно определить, где и когда оно выросло, чем поливали дерево, и какая погода стояла в каждый из моментов его роста. Какие химические элементы были в облаках, которые проливались дождём. А у каждого года, у каждого места и эпохи есть свои, характеризующие особенности. Микроскопические следы на атомах и молекулах делающих «яблоко» частью мира в котором оно выросло. «Отпечатки» на вас, мистер Дини, не совпадают ни с чем в этой реальности. Навскидку могу предположить три варианта: аномалия, возникшая и начавшая своё существование только несколько минут назад; чудом сохранившийся житель стёртого из времени участка вселенной, участка который больше не существует, а все его связи с кем- чем-либо стёрты из истории, словно никогда и не происходили; и последнее – гость из какой-либо из параллельных Вселенных.
Тихий ритмичный стук раздался со стороны ранее неприметной двухстворчатой двери, утопленной в стене ровно напротив лестницы, ведущей к консольному возвышению.
Мне бы хотелось, чтобы это был первый вариант. Да, тогда вся ваша жизнь оказалась бы лишь информацией, вложенной в мозг «младенца», но это куда лучше, чем живой парадокс того, что «больше и никогда уже» не существовало. Парадоксы разрушают вселенную и очень негативно сказываются на здоровье таких существ, как она, – рука излишне нежно скользнула по краю консоли, – или таких, как я.
Стук в дверь стал более настойчивым и громким. Бракс одёрнул лацканы пиджака и неспешно двинулся к источнику шума. потянутая за ручку створка послушно открылась, являя за собой какую-то лилово-малиновую туманность в удалении космоса и пару астероидов, пролетевших так близко, что стало возможным рассмотреть каждый кратер и выбоину на их могучих телах. Но источником звука были далеко не они.
В проём, словно живой, ловко залетел бумажный журавлик, спланировав своими светло-серебристыми крыльями прямо на протянутую руку.
Баксиатель аккуратно сомкнул пальцы вокруг, образуя подобие клетки, и птица замерла, растеряв всю былую одушевлённость. Дверь с тихим щёлчком закрылась.
Третий же вариант ещё более проблемный. Когда-то мой народ путешествовал между вселенными и очень активно. Но сейчас оставшиеся пути и проходы небезопасны. За ними больше никто не следит, не ухаживает, и если одни от такого просто и безобидно схлопнулись, то другие стали нестабильны. Соваться в них так же опасно, как пытаться пробить новый своими силами. В лучшем случае, останемся без энергии в умирающем корабле неизвестно где и когда. В худшем разорвёт при попытке перехода. Найти же хоть мало-мальски стабильный переход трудно. Нужно либо знать точные координаты, либо надеяться на удачу! – пальцы осторожно развернули журавлика, огладив маленькую грифельную точку между символов, что для знающего легко складывались в координаты.
Тихая горечь осела на языке, когда Тайм-Лорд проронил, почти что себе под нос:
Так и умирают титаны. Сперва за ненадобностью – варп и гиперпути: зачем, у нас же есть Время! К чему устаревшие путешествия только лишь по пространству! А вместе с путями и все социальные отношения со всеми, кто ими пользовался, ведь теперь всё пространство вокруг планеты запретное, и плевать, что стоит на крупнейшем пересечении! Потом нежелание видеть дальше своего носа, а под конец едва не сдохнуть в первом же вторжении от рук слаборазвитых видов, что не забыли, как это – выживать, а не протирать задницы на бесконечных словоблудиях и Советах! Стыдно, когда ты можешь менять местами звёзды и создавать новые системы чисто для красоты, но оказываешься застрелен из кустарно сделанной трубы из дрянного металла, или забит арматурой.
Бракс слегка тряхнул головой, сбрасывая с себя меланхоличное наваждение.
«Дожил. Интриган и политик со стажем, долгие годы водивший тайные службы родного мира за нос, проворачивая разнообразное почти у самого носа и так не разу и не показав слабости даже в самых безвыходных ситуациях – расклеился рядом с земным мальчишкой! Лис Лангбэрроу, позор на твои седины!»
Я так же прошу прощения, – ровная спина, стук каблуков по лестнице. – Допустим, что мне достаточно скучно, чтобы и правда помочь вам, а не заблокировать память и сдать куда-нибудь «в хорошие руки». Но какой мне с этого прок? Не буду строить из себя альтруиста, я корыстен на оба моих сердца и на подобную безвозмездную глупость решусь только с очень хорошего настроения.
Листок с координатами скользнул в утилизатор. Ни к чему плодить парадоксы, Т.А.Р.Д.И.С. уже знает всё через его разум.
Впрочем, настроение у меня и не то чтобы паршивое. Надеюсь, вам всё же будет чем меня подкупить. Коллекционировать можно не только вещи и прочие органические объекты.
Куда бы Бракс себя ни позвал, сходить посмотреть стоило. Всё же эта запретная игра всегда тонизирует и бодрит кровь. Может, там будут ответы, а может, путь к ним. Но это явно было что-то хоть сколько-то стоящее, подставлять себя – извращение. Бракс таким извращением не страдал. Возможно, страдал семейным шилом в заднице, доставшимся от папочки. Возможно, уже немного маразмом, причём ещё с тех времён, как завязал отношения с земной девушкой – та ещё зоофилия по мнению соотечественников. И уж точно страдал от скуки – самого страшного недуга «всесильных» и «всезнающих» Повелителей Времени.
[AVA]https://sun9-7.userapi.com/c857020/v857020947/ea802/A2lpKXYo_gE.jpg[/AVA] [NIC]Ирвинг Браксиатель[/NIC]

Отредактировано Себастиан Эшкрофт (15-03-2020 18:07:48)

+2

9

– Дорогой, нас засекут через десять секунд, – каменная статуя, казалось бы, безжизненная и немая, снова пришла в движение. – Агентство опять село на след, и сойдет не раньше, чем… прости, парадоксы.
Она повернулась к Неро, немного неестественно вывернув шею, как птица или кошка, и, заметив, как неуловимо нахмурился Бракс, тут же развернулась всем торсом. Этот человек, который находился внутри нее, почему-то отдавал артронами с легким привкусом застарелого парадокса, выходящего сам в себя снова и снова, и свежими петлями, совсем свежими, такими, которые коллапсировали буквально за пару дней. Это было не то чтобы сильно приятно, но это была не вина человека. Человеки вообще были довольно полезными, она будет помнить это с тех дней, которые они с пилотом проведут на человеческой планете рядом с Ангелами, и рядом с ними Река Времени вихрится, незаметно для пилотов, но ясно и четко для таких, как она.
Тея подняла уголки губ выше, каменные ресницы коснулись песчинки, налипшей на одну из них, размолотили в пыль, снова поднялись, открывая глаза, тут же сменившие цвет. Браксиатель все равно не обращал на это внимания, а перемещенному ей гостю это могло понравиться, в конце концов, когда-нибудь люди приняли этикет, по которому к приглашенному нужно проявлять некое… почтение? aalejò? Нет, не тот язык.
Гостеприимство. Они потом зовут это «гостеприимством», а гостю должен понравился синий. А желтая-рыжая-октариновая Река протечет сквозь него, пронесла насквозь, будет вечно-вечно одной секундой между ударами сердца, не сердец.
Этот не сможет. Смог бы, но не смог, потому что не хватает генной цепочки, а пилот не будет… не допустит преобразования. Слишком грубое вмешательство. Не даст повторить то, что сделает Идрис, пока мать носила ее в себе. Не Идрис. Песню. Носила Песню, которая будет петь чужое имя.
– Время многомерно, – она подняла ладонь. – Через десять секунд в прошлое в эту дверь постучится кто-то из АНВ, но мы в будущем относительно этого, – ладонь перевернулась, показывая белесое мраморное запястье, – и для каждого момента времени мы уже в будущем. Темпоральный сдвиг. Ты не воспользуешься им, дорогой, уже сто двенадцать лет, три месяца и шесть дней.
Гость вряд ли понимал саму суть высшей омнитемпоральной физики, что не мешало Тее вспоминать, как будет объяснять это кто-то из пилотов одному из подобных человеков. Если человеки одинаковые, гость понял? Может быть.
– Голоэкран, – в ответ на команду между ее руками, плавно сложившимися ладонями почти вплотную, возникли два листа бумаги. На одном — схематичное изображение ее, Бракса и гостя, на другом – рожица, отдаленно похожая на что-то гуманоидное. Ну, два глаза, рот и, кажется, уши. Прикосновение пальца – и листы превратились в два шарика, внутри которых бегали эти самые фигурки, пытаясь добраться до одинаковых дырочек, по одной в каждом шарике. – Дорогой, я могу немного испортить тебе настроение? Ты не любишь эту теорию…
Снова улыбнулась, уже более похоже на живое существо, и замерла, держа в пальцах шарики, над которыми быстро-быстро вспыхивали странные круги с маленькими кружочками внутри, сменяясь надписями на САФ.[NIC]Тея[/NIC][AVA]https://sun9-36.userapi.com/c854528/v854528718/221c6f/5L01_vX6NSk.jpg[/AVA][STA]есть только миг, ослепительный миг[/STA][SGN]– Я искала слово. Большое, сложное слово. Но такое грустное. Я нашла его.
– Что за слово?
– Живая. Я живая.
– «Живая» — это не грустно.
– Это грустно, когда это заканчивается.[/SGN]

+2

10

Через десять секунд в прошлое в эту дверь постучится кто-то из АНВ, но мы в будущем относительно этого.
Браксиатель недовольно нахмурился, просчитывая варианты. Улизнуть от чёрно-белых не трудно, проворачивал такое и не раз. Разве что Нарвин да Романа не велись на его уловки и всегда знали, как отыскать, но даже им никогда не удавалось окончательно загнать его в угол. Интересно, кто пожаловал в гости в этот раз и как выследили? И главное – с какой целью. Разные визитёры могут преследовать разные интересы...
В любом случае, координаты у Теи уже есть, приказ-просьба на подготовку вычислений для перехода уже ушёл по телепатической связи, а ограничители свободы воли с управляющей матрицы сняты уж пару столетий как. Так что ничего не мешает Т.А.Р.Д.И.С. отпилотировать себя самостоятельно. Кто-то бы назвал такое доверие к кораблю безумием, но они уже слишком давно и прочно знали друг друга.
Тайм-Лорд усмехнулся в усы, краем глаза покосившись на прихорошивавшуюся статую. Разумеется, это был носитель лишь части разума его верной Т.А.Р.Д.И.С., но даже эта крохотная часть была неотделима от времени и его вариаций, не чувствуя, как сам Бракс, а полноценно видя всю его многомерность, во всём её многообразии.
Забавно наблюдать, как такое создание пытается выглядеть человечней. То ли скука, то ли материнский инстинкт проснулся, но то как её разум мягко поёт частицами времени, обволакивая гостя беззвучной и одновременно звучащей на совершенно иных частотах мелодией, было до необычного трогательно. Одно дело знать, что Машины Времени относятся ко всем прочим существам, даже к своим пилотам, как к детям, и совсем иное – видеть этому наглядное подтверждение.
Ещё более забавно, когда корабль командует сам себе в голосовом спектре, хотя это то же самое, что гуманоиду говорить «рука!» или «нога!», перед тем как ими пошевелить.
Понятно, что это сделано было нарочно и специально для гостя, только ради него.
Дорогой, я могу немного испортить тебе настроение? Ты не любишь эту теорию…
«О, отлично! Мы завели хомячка и всем его обеспечили – потому что он милый. У нас, конечно, имеется вся необходимая литература и прочие носители информации, но ты уверена, что стоит посвящать представителя младших рас в то, до чего его соотечественники ещё не факт, что дойдут, а то до чего додумаются, то будет лишь песчинкой в дюнах? Мне ведь так и правда придётся стирать ему память, а какой тогда смысл во всём...? А, ладно...»
Делай, что пожелаешь. Надо же и тебе иногда развлекаться, дорогая, – он подхватил с края консоли до этого никому не мешавшую книгу. – Прогуляюсь до библиотеки. – снисходительная улыбка мазнула по человеку, демонстративный кивок аватару и, спустившись по ставшей почему-то пандусом лестнице ровным стуком каблуков в коридор.
«Не переусердствуй, мальчик вряд ли с нами надолго. Надеюсь, ты не завела ему уже комнату?»
Поворот, развилка, пройти между статуи одной из марсианских Королев, что благословляет преклонившегося перед ней безымянного Ледяного Воина. И дальше, меж ровными рядами резных колонн, мимо картинного зала, музыкального, зала ковров, зала культуры Ориона, Андромеды... направо от выставки доспехов киберлюдей разных эпох и модификаций (каждый под непробиваемым колпаком и несколькими щитами, на случай внезапных сюрпризов оставленных про запас), свернуть налево после покоящегося под стеклом камня с самым первым наскальным творчеством человека, тогда ещё куда менее «разумного».
«Любопытно, музей человечества всё ещё выставляет ту копию, как оригинал?»
Тяжёлая дубовая дверь с тончайшим растительным узором отворяется ещё до того, как к ней прикоснётся рука. Бракс кивает скрипуче оживившимся на сворках драджам в облике обнажённых нимф и переступает низкий порог, улыбаясь чуть грустно.
Живые деревянные статуи, фигурки и даже живая мебель – то, что раньше было не более чем безликими слугами Дома, просто элементом интерьера – теперь было болезненным напоминанием о беззаботном прошлом. Да, стараниями братца, Галлифрей всё же спасён, но нескоро ещё оправится от последствий Войны Времени. Их родное поместье разрушено подчистую, только остов и остался. А эти драджа – две на двери и ещё один, уже полноценной живой статуей в самой библиотеке – все, кто остался, забранные с собой в Т.А.Р.Д.И.С. ещё в глубокой юности и оттого пережившие уничтожение Дома. Тоже живого.
Все галлифрейские Дома – живые, со своим разумом, памятью и личным телепатическим полем. Заботящиеся о тех кто живёт в них, чтобы те заботились в ответ. Симбиоз, которого у Дома Лангбэрроу уже не будет. Можно вырастить новый, но вместе со старым утерян и Лум, и все хранящиеся в нём образцы ДНК и шаблоны биодат. А значит, новые дети, порождённые новым Лумом нового Дома уже не будут старокровными Лангбэрроу в полной мере. А восстановить комбинации из выживших представителей? Не смешите! Сколько их? Сам Бракс, его полукровная дочь-человек, Доктор и всё. Так себе «генетическое многообразие», шалкам на смех!
Драдж-библиотекарь почуяв вторжение разлепил глаза, отпочковался от стены и возвышаясь над Браксиателем во все свои четыре с половиной метра, согнулся в поклоне, став на время ровно в половину ниже.
Поставь на место. – протянутая книга перекочевала на покрытую разводами лака деревянную ладонь и Библиотекарь, разогнувшись, неспешно поскрипел куда-то вглубь. Будь больше времени, Ирвинг и сам мог бы прогуляться вдоль многоярусных стеллажей, уходящих за видимый горизонт, но оставлять аватар с гостем наедине слишком долго... мало ли, чему она его научит.
Опасаться было чего, ведь Бракс знал её, как себя, слишком легко они сошлись ещё в прошлом, при первом телепатическом резонансе, когда ему, только-только выпускнику Академии, подбирали индивидуальную Т-капсулу. Такой удачный и гармоничный контакт означал только одно – они идеально подходили друг другу и были даже как-то слишком похожи. Настолько, насколько могут быть похожи существо, живущее разумом во всём времени сразу и гуманоид, пускай и ощущающий время, благодаря уникальным органам чувств, но лишь в нескольких параметрах, максимально доступных смертному (даже несмотря на регенерации и долголетие) разуму.
Трость задумчиво стукнула о ножку глубокого мягкого кресла, подобные которому в паре с читальным столиком были раскиданы по всем залам библиотеки. Нет даже не так. "Библиотеки" С большой буквы! Ну а разве можно иначе о пространстве, растянутом до размеров, пускай и скромной, но всё же галактики? Планета-Библиотека, о которой в своё время трубили кому не лень, в данном случае, как говорят люди, нервно курит в сторонке.
Что-то здесь темновато, – взгляд с подозрением скользнул по теням. – Освещение плюс двадцать два процента! – с почти теряющегося в высоте этажей и переходов между секциями потолка раздался тихий гудящий звук. Затемняющая панель стала светлее, открывая взору картину застывшего в пикировании гигантского крылатого ящера, из пасти которого вырывался газ, тут же воспламеняющийся за пределами тела.
Не картина. Не совсем. Застывший во времени момент, заключённый в двумерность, а проще – реальный момент времени под стеклом. Вечное «сейчас», длящееся столько, сколько потребуется, чтобы насладиться моментом.
В Коллекции было много таких «картин». Великие катастрофы и битвы, события и личности. Застывшие окна во времени, в которые при желании даже можно было попасть.
Кто-то бы сказал, что держать дракона в Библиотеке, да ещё и в качестве одного из источников света – безумие. «Не большее, чем держать в библиотеке бассейн» - ответил бы им Бракс. Ведь при наличии щитов и системы экстренного перемещения все экспонаты можно было бы за мгновение переместить в безопасное место, а размороженный реликт стал бы для внезапных вторженцев неприятным сюрпризом.
Света стало значительно больше, а часть теней поспешно и слишком уж по-живому разветвилась на группы и утекла в глубь залов.
- Запустить протокол борьбы с паразитами, – вот только расплодившихся микроскопических пираний ему для полного счастья и не хватало! Кто опять выпустил Вашта Нерада из стазиса?
Голубые стены щитов материализовались с миллисекундной задержкой, разделяя «обитель знаний» на сектора. Повеяло губительным для данного паразита излучением, не способным навредить книгам и дереву, но безжалостно сжигающим хищные микроскопические формы жизни.
Одна из теней попыталась забиться меж Александрийскими свитками (пришлось извернуться, чтобы выцарапать их из начинающегося пожарища вперёд агентов Музея Человечества. И кто только дал этим ушлым прохвостам доступ к вортексным манипуляторам?! Не дают честным коллекционерам спокойно пополнять личные коллекции!).
К сожалению для Вашта Нерада и к счастью для Лорда Браксиателя, очищающее излучение без проблем прошло сквозь пергамент, пролетело насквозь стеллажи, слегка покружило в каплях сияющего огненно-золотой янтарной отделкой зала, и стёрло лишние, неучтённые физикой падающего света, тени.
«Уже второй раз за полгода», – подумал Тайм-Лорд, провожая взглядом развеивающиеся щиты. – «Надо что-то делать, не хотелось бы оказаться внезапно сожранным в самый неподходящий момент. И куда только ты смотришь, моя дорогая? Что так отвлекает тебя, что не замечаешь вредителей прямо у себя в недрах?»
Что ж, этот вопрос они обговорят позже. Сейчас же стоило бы вернуться в комнату управления. Всё же он дал достаточно времени, чтобы аватар смогла посюсюкать со своей новой игрушкой.
[AVA]https://sun4-10.userapi.com/_aUvAEJqid8_KpKpe15mk6949401_GxEwwtEwA/JImZXjgOOl8.jpg[/AVA][NIC]Ирвинг Браксиатель[/NIC]

Отредактировано Себастиан Эшкрофт (18-04-2020 19:23:57)

+2

11

А, спасибо, – рассеянно отозвался навигатор на сочувственно-высокомерное «Воды?», отметив, впрочем, что высокомерия в тоне мистера Браксиателя ровно половина, то есть не меньше, чем сочувствия. – «Так» – это вы о чём? – невежливо отвечать вопросом на вопрос, но… быть вежливым односторонне – это слишком большая вероятность показаться слабаком и слюнтяем перед тем, кто уважать других не приучен. – О моём «нехорошо»? – человек взглянул прямо, и ответил тоже прямо: – Бывает, хоть и нечасто, тело подводит.
Скрывать очевидное не только глупо, но и унизительно, проще самому и сразу расставить все точки и апострофы. Сам, по крайней мере, воткнешь их в правильные места и на совесть, и если есть такая возможность – не доверять же верную расстановку акцентов в отношении к себе кому-то другому.
Воды, впрочем, было только предложено – то ли «спасибо» Неро почему-то расценили, как «спасибо, нет», то ли хозяин корабля счёл потребность человека менее важной, чем свою потребность вещать, размышляя вслух.
Но я-то знаю, куда меня возвращать, – уже вслух удивился Дини, – в две тысячи четыреста сорок седьмой год новой эры, в утро первого марта, – вякнул он, – в…
Тут пришлось заткнуться, потому что с определением территориальным было как-то… никак. Потому что – ну сказал бы «на нижний ярус подземного города Квиринал планеты Фреи в системе Интар, условного созвездия Совы в условном каппа-квадранте», и кто бы его понял? В том и дело, что именно «условный» донельзя тот же каппа-квадрант, где он расположен относительно остальных альфы-беты-гаммы-дельты, известных квиринальцам и стражевцам – кто ж знает, а без того вроде бы точный и формально верный адрес превращается в бессмысленную абракадабру. Да если б она работала, как волшебное заклинание – ну ни дать ни взять тот самый «сим-сим»! – если б хоть кому-нибудь стало ясно это самое «относительно остального, известного» – стали бы они сидеть дальше на Фрее?
Вот то-то. Значит, что пока оставалось? Сидеть, слушать, правильно. Толку, правда, от этого было… Капитан Серяк частенько отвечал своим офицерам на доклады – «Понял, не дурак, дурак бы не понял», и теперь один корианец мог честно признаться в том, что дурак, абсолютно не кокетничая, ибо… ну не въехал, не догнал, не понял ни-че-го-шень-ки и всё тут. То, о чём рассказывал, рассуждая, господин в пенсне, по отдельности – фразами и речевыми периодами – вроде бы было более-менее понятно, но собрать всю эту словесную (и многословную) мешанину во что-то удобоваримое и пригодное для усвоения не выходило. Может, от того, что этот… Повелитель (так и тянуло обозвать, сбивая пафос, «Умывальников начальником») и его каменная спутница уж слишком интенсивно общались между собой в процессе разговора с третьим… понятно, что у них до этого была целая совместная жизнь бог знает какой продолжительности, но нет же более надёжного способа показать собеседнику, что ему не рады, чем начать при нём интенсивно обсуждать незнакомые и левые для гостя события, о которых тот ни в зуб ногой. Это же элементарная вежливость, общая для всех разумных, даже у негуманоидов.
Ну и… то, что всей его прошлой жизни, всей, до момента попадания в этот странный витражный шатер, возможно, вообще не было, тоже как-то оптимизма и надежд не добавляло. Удивительно ли, что штурман хмурился и, будто бы в рассеянности, теребил браслет?..
Как можно променять космос на время, неизвестность и сладость открытий на всеведение?.. – наконец смог он вставить в паузу по теме, которая оказалась хоть сколько-то близкой. – Не понимаю. То есть соблазнительно, конечно, знать ответы на все вопросы, посмотреть их в конце задачника, а не учиться год за годом, набивая шишки, но… Скучно быть богом, – задумчиво изрёк Неро, складывая руки на груди и уютно втираясь в колясочную спинку. – Я бы не хотел, знание убивает надежду, а знание всего обо всех – интерес к жизни.
Все эти их «придут», «охотятся за», «арестуют» почему-то попахивало дешёвым детективом, не принималось всерьёз, хоть тресни, как и явленные чудеса, хотя, да, эффектно открыть дверь прямо в космос – это сильно, хотелось поаплодировать, правда, с иронией. В конце концов, та же открытая терраса ресторанчика «Бушунмо» при Центральном Госпитале ЗФ в Эрланде, встроенном в скалу, была… точнее казалась ну очень, очень открытой – что называется, всем ветрам, однако без разрешения ни туда, ни оттуда не проникала ни одна воздушная струйка: правильно настроенная силовая защита – великое волшебство. Что уж говорить о правильно настроенных голоэмиттерах… они не только бумажного голубка, прилетевшего со звёзд, покажут, а…
Птица Говорун умнее всех попугаев, – пробормотал навигатор, поправляя плед на коленях, и лишь теперь с лёгкой виной взглянул на мраморную красавицу, неожиданно синеглазую. Странно, но она казалась более живой, чем вполне человекоподобный лорд. Она действительно хотела что-то объяснить, а не упивалась собственной крутостью.
Взгляд лейтенанта-коммандера Дини, обращенный на будто бы статую, стал заинтересованным: кажется, он догадывался, к чему были смятые листочки с нарисованной точкой – так именно ему семилетнему дядя Рамиро в последний свой приезд домой разъяснял принцип гиперпространства и «червоточин».
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]https://sun9-59.userapi.com/c855620/v855620169/1f511a/32KF7G1aAwU.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (27-08-2020 04:26:53)

0

12

Для корректной работы с сознанием, не приспособленным для работы с временны́ми потоками, нужно было упорядочить свое собственное, и это было сложно. Опускаться на уровень ниже, еще на уровень, структурируя то, что изначально было нерушимым хаосом, пусть даже на короткое время уменьшая энтропию. Это было неправильно. Энтропия должна была увеличиваться.
«О, а не надо было? Ты предпочтешь держать потенциальный экспонат в зале управления?»
В галлифрейском — новом, не том, который использовался Пифиями — не было самого понятия «время». Были формы, означавшие личное прошлое и личное будущее, но не было общих. Можно было только сказать «я уже был там» или «я буду», потому что какой смысл указывать, где прошлое, а где будущее, если для тебя самого они никак не определены? Да и подобные ей не умели воспринимать время как поток — Река была для них океаном, где было неважно, в какой точке ты находишься, попасть можно было в любую.
— Созвездие Совы… — задумчиво повторила она за гостем уже вслух. — Шестой рукав галактики Ххайххао, скопление Шшэври?
Он не мог знать этого. Координаты, считанные из его сознания, показывали — первая разумная раса, которая туда доберется, назовет это место на своем языке, и будет это через шесть миллионов лет по его личному времени, а до этого была другая раса, за двести тысяч лет до.
Прыжок в неизвестность для другого, шаг в уже заранее известное и знакомое для нее.
«Я позволю себе немного изменить цель визита. Мы не задержимся надолго…»
Регион, сверхскопление, локальное скопление, галактика, рукав, созвездие, система… планета. Пустая, без единого жизненного сигнала на поверхности — по крайней мере, в заданном участке времени, по которому можно скользнуть вперед-назад, проверяя, точно ли гость назвал корректные координаты.
— Здесь пусто, — на небольшой панели высветились результаты сканирования, которые Тея и без того могла назвать вслух. Телепатическая матрица уже подключилась, начиная перевод с галлифрейского на САФ, а затем — минуя промежуточный результат — напрямую на какой-то диалект, привычный гостю больше. Непереведенными остались только термины, не имевшие ни единого близкого совпадения по значению, но они описывали регуляторную плотность хронитонного потока, частоты модулируемого спектра нулевого излучения и прочие данные, не сильно нужные для того, чтобы установить — людей на этой планете нет и не было последние несколько сотен веков.
Шарики в ее руках совместились, но отверстия, сквозь которые могли бы пролезть нарисованные человечки, были закрыты — и значит, они никак не могли контактировать.
— Мой… пилот не любит людей, — синтез завершился, и, перебросив шарики в одну руку, второй она открыла заслонку под одной из секций консоли, доставая оттуда высокий стакан. Вода с минеральными примесями, необходимыми для щелочно-солевого баланса гуманоидного организма семнадцатого типа по общей шкале рас. — Живых. Нет, не убивает, просто не любит. Вы слишком живые.
Упрощение системы, позволившее вывести корректную структуру временны́х упоминаний (в конце концов, это с пилотом она могла общаться без использования звуковых колебаний), наконец-то завершилось — не то чтобы полностью успешно, в конце концов, она не была приспособлена для подобного, но теперь коммуникация с человеком должна была стать проще.
На пальцах, продолжавших мраморно-белую ладонь (баланс поймать было просто, удержать от падения стабильную систему — тем более), стакан стоял так же ровно, как стоял бы на недвижимом столе. Она чувствовала пилота внутри себя — во внутренних коридорах, в Библиотеке, где копошились эти забавные пираньи, рядом с драджами, каждый его шаг и движение фиксировались сотнями внутренних сенсоров.
Древнего Дома Лангбэрроу, одного из Фракции Прайдон, больше не существовало, как не существовало и планеты, где ее сестры становились деревьями с серебряными листьями и рыжей корой, как никогда/нигде не было самого звездного скопления Кастерборус спиральной галактики Хом, туманности Вуаль, в котором танцевали вокруг общего центра масс желтовато-красные Нол и Пога, несшие на своих орбитах Сестринство Карна и Галлифрей.
Вторая ладонь, из которой пропали голографические шарики, замерла в локте от лица гостя. Телепатический интерфейс был настроен и готов к приему данных от Неро.
— Положи свою ладонь на мою и подумай о планете, где ты родился. Наиболее полно, чтобы я могла поймать след и направиться туда, это будет быстрее, чем сравнивать типы координат в разных системах. Не бойся, мысли я читать не буду, только сниму общий образ, чтобы знать, какие координаты использовать, — а он знал, что говорит с кораблем? Или в их времени еще не было осознавших себя искусственных интеллектов? Хотя она не была искином — она была живым организмом, заключившем в себе отражение черной дыры. Даже не так — она была отражением отражения, и самая первая из них все еще была огромным рыжим деревом где-то у Капитолия.[NIC]Тея[/NIC][AVA]https://sun9-36.userapi.com/c854528/v854528718/221c6f/5L01_vX6NSk.jpg[/AVA][STA]есть только миг, ослепительный миг[/STA][SGN]– Я искала слово. Большое, сложное слово. Но такое грустное. Я нашла его.
– Что за слово?
– Живая. Я живая.
– «Живая» — это не грустно.
– Это грустно, когда это заканчивается.[/SGN]

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 93. Лис и кот