Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 122. Первая стадия


Сезон 4. Серия 122. Первая стадия

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время действия: 2447 г., 2 марта, 10:00-22:00.
Место действия: альфа-квадрант, космостанция «Утопия».
Действующие лица: Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Эдвин МакБэйн (Неро Дини).

https://sun9-21.userapi.com/c857720/v857720585/1998ca/GO0EsyqDIdk.jpg

0

2

Новость о том, что теперь семейная ферма, проклятая им много раз, теперь принадлежит ему, Джеймсу А. Гордону, застала его врасплох, особенно когда он заметил, какой датой помечено отправленное сообщение. Когда его мать, последняя уцелевшая из недавно большой семьи, подписала завещание, находясь в одном из госпиталей Флота, он был там, рядом с безымянной звездой и планетой, только недавно получившей имя Фрея.
Все было кончено еще до того, как «Страж» вернулся в привычный квадрант. Все было кончено и забыто, как и всегда – да и, в конце концов, в многомиллиардной Федерации разве имела какое-то значение смерть одной семьи? Разумеется, нет. Да и Джиму самому все еще было странно понимать, что теперь он мог вернуться в Канаду, вернуться впервые за эти, кажется, почти двадцать лет, и не встретить ни отца, ни мать, ни разномастную толпу их «друзей», которые, как он отлично понимал к тринадцати годам (как раз когда мать осталась одна), скорее интересовались тем, что она могла достать, а не ей самой. Ну, или если говорить открыто – кучка наркош и мать, почему-то не отвадившая их от дома, а продолжавшая общаться.
Нет, эти воспоминания больше не вызывали ни тревоги, ни тоски, ни того странного, необоримого иногда ощущения конечности всего, что есть рядом; после того, как ему пришлось провести в неизвестности и вечной тихой панике, умело скрываемой от всех, в том числе, себя, полгода, сообщение о гибели семьи было чем-то вроде завершающего аккорда, умело сыгранного несуществующей Судьбой.
Впрочем, на стресс он всегда реагировал одинаково – искал, где его можно было побыстрее сбросить. Хорошо еще, что никто не успел рухнуть на хвост, когда капитан, резвой рысью добравшись до шаттла, улепетнул со «Стража» на станцию, очень удачно оказавшуюся поблизости, и никто не следил особо за тем, куда именно его понесло.
А на станции… на станции было все, чтобы спокойно отвлечься от происходящего вокруг. Несколько хороших, элитных даже борделей, выпивка, относительно разрешенные смеси и прочее, что почему-то (странно, да?) очень напоминало ему конец позапрошлого года, когда он еще только-только передал «Страж» на вторую модификацию и прожигал время в ожидании ее завершения.
Вот и сейчас время пролетало в пустоте, не трогая сознание, которое тихо отключалось от всего произошедшего, и хорошо бы, если бы не трогали еще хотя бы пару дней – срочных вызовов быть не должно было, экстренные ситуации можно и без капитана разрулить, а все остальное может попросту идти ко всем чертям.
Ему все равно придется возвращаться туда, где когда-то был его дом, придется, скорее всего, или чинить, или сносить этот дом, чтобы возвести новый; придется спиливать вишню, под которой закопали пса, и выжигать кусты вокруг дома, на которых росли когда-то ягоды – вряд ли мать ухаживала за ними, а на выпил нужно и время, и деньги… ему придется возвращаться в собственное прошлое, которое, казалось бы, уже давно должно было потерять свою власть, но почему-то оно внезапно снова протянулось лапами к горлу, иногда мешая дышать.[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

Отредактировано Кристиан МакКензи (22-03-2020 15:13:13)

+7

3

Никто не рухнул на хвост капитанскому шаттлу? О, старшие офицеры «Стража» расстарались, чтобы Джим так и думал, естественно. Уж уходить от радаров и проскакивать куда угодно незамеченным легендарный «немножко пират» Чиро Иммобиле умел, как мало кто в Федерации, а Неро Дини, штурману не из худших, было не в труд расчитать курс до станции так, чтоб не потерять Гордона и самим раньше времени не попасться ему на глаза. Лишь через десять минут по прибытии командира доблестного (и, несомненно, самого безумного) космокрейсера Звёздного флота, второй малый кораблик юркой мушкой влетел в шлюзовой отсек «Утопии», припарковался на облюбованном-оговорённом посадочном пятачке, пилот-корианец заботливо высадил, а вернее, выгрузил земляка-навигатора, убедившись, что тот надёжно сел на все свои четыре колеса, коротко поржал в ответ на обязательные дружеские подначки, сам погрузился обратно в «восьмёрку» и через пару минут, когда старший штурман укатил внутрь космостанции, выпорхнул в ожидающие его возвращения тёмные просторы вселенной.
Неро же, ещё перед вылетом проинструктированный начальником родного СБ по самое не балуйся, (точнее до усталого «О, господи, ну хватит уже, у меня больше ума все-таки, чем у попугайчика, а памяти – чем у золотой рыбки! Я даже чуть-чуть умнее Бамбино, правда-правда!») спокойно выехал в помещение лобби, не такое огромное, как на многих прочих станциях, но ведь и «Утопия» была местом особенным. Злачным местом она была, какие, как показывали история с культурологией, возникали неизменно у любых рас на любом этапе развития, ибо потребность снять напряжение никуда не денешь, чем бы это напряжение ни вызывалось. 
Массового коловращения скоплений разумных существ по причине площадей не громадных не наблюдалось, но толпы нарядные толпились, куда ж без них. Не на работу же прилетел народец, а на праздник жизни… это некоторые на нём чужие, – синьор Дини себя аж почти всерьёз пожалел, такие выводы делая по результатам визуальных, так сказать, наблюдений за разномастными гуманоидами и негуманоидами у регистрационной стойки.
И, вот же незадача, одного гуманоида, стоящего спиной, он даже знал… в лицо, по имени, по второму имени, по личному номеру, и… вообще, по манере реагировать на …раздражители, скажем так, да и не он один из стражевских. Собственно, именно потому сюда послали не «безопасность капитана Гордона», а «адекватность капитана Гордона» на этот раз.
Это гордое имя – засланец! – фыркнув, пробормотал навигатор, закладывая вираж, чтоб на время укрыться от оглядки Джеймса за широкой, как бабушкин буфет, спиной мокланина в традиционном наряде, тяжело топавшего рядом с таким же кряжистым супругом. 
Вот и славно… пока можно выдохнуть, Гордон сейчас всё-таки регистрацией будет занят, по сторонам и назад смотреть ему некогда. Скандала не будет, для того и сменили, так сказать, алгоритм стражевские заботники на другой, но надежный, хоть и простой, как мычание – Неро-то капитан сразу не прибьет, если заметит – посовестится, да и инстинкт самосохранения с ответственностью никто не отменял, а потом… потом будем посмотреть. В конце концов, права на увольнительную Неро Армандо Дини тоже никто не лишал, а «Утопия» – не худший вариант в категории «где можно оттянуться».
О, ференги, – штурман очаровательно и невинно улыбнулся выросшему перед ним оранжевому пучеглазому человечку с оттопыренными ушами на здоровенной башке. Ну, конечно, кому ж ещё виться вокруг, если светит содрать кругленькую сумму с «особого клиента». Что клиент особый – по колёсам видно, да-да, просёк, прощелыга.
Если вы позволите, уважаемый, мы обсудим этот вопрос несколько позже, после моей регистрации, – безупречно вежливо остановил попытку что-то всучить из-под полы корианец, и отзеркалил любезный оскал карликового, но ушлого предпринимателя.
https://sun2.43222.userapi.com/rK2wqctwtos-txAbVdZz0a8-B83aLzReLsL4Ww/2mwtFF912tI.jpg
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (29-04-2020 01:56:02)

+5

4

Регистрация, предоставить личную карточку для идентификации личности, подтвердить платежеспособность – как будто он сюда не трахаться, а звездолет покупать прилетел! – заняли несколько больше времени, чем рассчитывал Джим, поэтому он, бывший достаточно на взводе, почти кипел, получив на руки заветный браслетик, открывавший доступ не только к причальным отсекам, но и к основным секциям «Утопии». Разрядиться путем банального мордобоя была не с кем – на этой станции, к сожалению, очень негативно относились к подобному; идти в первые же полчаса к шлюхам означало признать себя придурком.
Придурком себя признавать Джим не любил.
Невнимательным идиотом – тоже, но это, к сожалению, было общеизвестным фактом, благо, не афишировалось куда-то за пределы экипажа; вон, кажется, мелькнула фигура Кайтано на самом краю зрения… нет, показалось. И слава богу, а то еще в бордель капитана не сопровождали всем составом СБ! И свечку не держали…
Он направился к бару, где, по слухам, подавали неплохую выпивку; за месяцы вне изведанного пространства на счету скопилась все-таки не самая маленькая сумма, поэтому и потратить ее часть можно было со вкусом; за гомоном голосов различить привычный еще со «Стража» шелест шин можно было только с огромным трудом, но слух, привыкший вычленять из гула отдельные звуки, привычно разложил шум на составляющие.
Ругаться уже даже почти не хотелось.
Хотелось голову о стенку разбить. Можно даже свою.
Они серьезно? – притормозив за углом, Джеймс привычно заступил дорогу Неро, вырулившему ровно в рассчитанный момент. – Или я что, выглядел настолько убитым, чтобы посылать мне подсвечник на колесиках?..
А еще хотелось нажраться. И потрахаться. И может, немного рашны – просто чтобы перестала болеть голова.[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+6

5

https://sun1.43222.userapi.com/aHLN25YcCTQZmQAFBXu8z5KrKlE76jzmZJ7eTg/-afvqVaGk48.jpg

Ференги, при всей ненасытности к содержимому чужих кошельков (как бы они ни выглядели), умели чувствовать моменты, когда надо стратегически отступить на время, дабы клиент дозрел и согласился выложить на блюдце с голубой каймой всё, что и не собирался. Вот и оранжевый ушастый головастик, получив вежливый отпор от человека в коляске, не то чтобы испарился, но перестал мозолить глаза, пребывая, однако, неподалёку, пока штурман, к счастью, незамеченный вроде бы Гордоном, тоже проходил регистрацию. К не меньшему же счастью, штурман тоже не потерял свой …объект наблюдения и забот неусыпных, потому как следил за джимовой спиной в толпе не хуже, чем за преследуемым вражеским крейсером. Пока тот не свернул за поворот.
Куда идём мы с Пятачком – большой-большой… – голосом ПалАндреича Чехова бубнило неожиданно проснувшееся в мистере Дини озорство, ибо надпись «Бар» уже горела всеми светодиодными буквами в конце коридора. И, естественно, манила многих. Это было объяснимо – в конце концов, что делают флотские на таком «берегу» (хотя и не только они)? Отдыхают, оттягиваются… уж кто как, кто во что горазд. Чего мистер Дини не ждал, так это засадного полка в лице одного Гордона.
Не понял, – совершенно честно остолбенел Неро, успевший-таки затормозить и чудом не наехать на бога, царя и воинского начальника родного корабля. – Кто подсвечник? Ты чего, уже успел продуть всё в пух прах и сжульничать, что тебя канделябрами лупить надо?.. – корианец похлопал ресницами, подумал и обиделся: – А что у меня тоже увольнительная может быть и ничто человеческое мне не чуждо, ты не подумал? 
Вообще-то это действительно было обидно – ну ладно бы кто чужой, а то ж Джеймс, мать его, Арчибальд, вместе с которым год с гаком бок о бок и плечом к плечу, выходит, тоже считает его каким-то схимником боязливым?
...особенно обидно, потому что это отчасти правда…
…и ещё обиднее, что боится-то он, Неро, не за себя.
Появившемуся вроде чертенка из табакерки ференги из-за роста было особенно хорошо видно, как скучнеет и тускнеет лицо человека в кресле на колёсах.     

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (18-05-2020 14:38:21)

+5

6

пост написан совместно и согласован

Выражение лица ференги умели читать так же хорошо, как и издалека оценивать баланс счета, и потому оранжевый, милый, но очень и очень надоедливый бизнесмен исчез из поля зрения Джима после первого же очень внимательного взгляда. Собственно. даже не столько взгляда, сколько намека, мол, дернешься еще раз в эту сторону — собирать твои четыре полушария будут по всей станции по отдельности.
Делать грозную рожу Джим иногда умел, хоть и не любил это дело, но отточил ровно так же, как и мордашку обаятельного засранца. А Неро, похоже, обиделся всерьез. Ну да, Джимми, молодец, у самого настроение в жопе, так давай еще и остальным его испоганим, да? А чего сразу не всему «Стражу» вместе с «Утопией» и половиной квадранта, куда дотянешься?
— Ладно, это была не самая удачная шутка, — со вздохом Джим отступил в сторону, не выходя, впрочем, из той зоны, которая на корабле как-то по умолчанию считалась «зоной разговора». Сделай он еще один шаг — и это было бы признанием того, что и говорить-то он не хочет; впрочем, если Неро сейчас отодвинется куда-нибудь в сторону, это тоже будет вполне читаемым сигналом. — Погоди… я тебя в эти увольнительные гонял столько, что аж календарь можно составить, а ты полетел… в бордель?
Нет, вести себя нормально Гордон умел. Иногда. По праздникам, которые в его личном календарике были довольно редко, да и что говорить, если даже на падде у него стояли такие мелодии, что, когда звук не был выключен, краснела половина тех, кто был в зоне досягаемости?
— Хорошо, я признаю, что я придурок. Доволен?.. — это признание из него вообще выбивать можно было под пытками, а тут — сам сказал, даже почти не изображая страдающего от зубной боли клингона.
Впрочем, сейчас у него попросту нашелся хороший способ отвлечься от не самых радужных мыслей о том, что надо будет сделать с домом и тем, что когда-то было садом, и это, пожалуй, даже извиняло то, что даже в увольнительной Неро с огромной вероятностью был послан в том числе в качестве засланца, как один из немногих, кого капитан не просто не прибьет, а даже и не покусает.
Кстати, похоже, извинения все-таки достигли своей цели… по крайней мере, Неро смотрел на него уже не как на садиста, который на его глазах расчленяет беззащитных хомячков.
— …и не делайте мне тут такую невинную морду, лейтенант-коммандер Дини! — Гордон, уже принявший как данность тот факт, что голова сегодня пройдет, только если он топором ее отхреначит или о стенку в прыжке разобьет, смотрел на навигатора с легкой долей подозрительности.
Нет, в конце концов, Дини, конечно, отлично умел изображать из себя «фасада нет, одна фанера», как и любой уважающий себя вулканец, но все же сейчас его лик был не просто спокоен, а благостен.
— Я и не делаю, она вообще такая, — Неро сдержанно, но искренне возмутился тем, что его обвинили в каком-то «делании» там, где все бесстыдно отдыхают.
— Да-да, невиннее она только у Бамбино, который орехи с кухни тырит, — фыркнул Джеймс.
Остатки вежливости и тактичности улетучились примерно туда же, где обычно находилась Первая Директива, адекватное отношение к Адмиралтейству и инстинкт самосохранения. Не найдя, на что рухнуть, рухнул прямо на пол, всем своим видом напоминая что-то маленькое и пушистое. На несколько секунд в голове закружилось жалобное — «Мандари-и-инку…», но тут же пропало. Да и с чего ему вообще хотеть мандаринов? Нехватка витаминов? Нет, в медотсек он из-за этого не сунется, лучше потом закажет себе в репликаторе пару грейпфрутов. И мандаринку.
— Слушай, все-таки, я все понимаю, но тебе-то зачем? Ты хоть помнишь, зачем это нужно? Я не про счет, я про бордели! — жалобно и умученно спросил Джеймс, вспоминая, где они вообще-то находятся.
— Помню, — а выражение морды не менялось, разве что в глазах становилось все больше и больше благости, хоть лик святого пиши, как в некоторых христианских церквях. Неро улыбнулся как-то особенно ласково, прямо как психиатры на медосмотре, и задумчиво уточнил: — …а зачем, кстати?[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+6

7

Пост написан совместно

На тыквоподобной роже ошивавшегося уже не вблизи ференги нарисовалось недопустимо ясно читаемое изумление. И разочарование – раз клиент не особо знает, чем занимаются в домах разврата, как всучить ему… впрочем, в маленьких, глубоко посаженных глазках прирожденного дельца загорелась миг спустя и надежда – как те буквы в слове «Бар»: ведь если собственно разврат продать нельзя, то что-то другое же можно. Есть еще куча грехов, пороков и нужд, и на их спрос у оранжевых пройдох тоже найдется, что предложить. Не без интереса наблюдавший эти мимические эволюции Дини аж устыдился – вот ведь забот наделали бедолаге – и решил, что проще обойтись меньшим злом.                   
Так, – открывая голографическое меню прикосновением к сенсору ближайшего свободного столика, навигатор попытался сосредоточиться, предстояло серьезное, тоже своего рода прокладка маршрута на несколько дней для себя лично, – мне нужен секс-бот, я должен сделать заявку на женщину… хм, или мужчину?.. – кажется, и такой вариант показался интересным Неро, всерьёз над ним задумавшимся. Ференги, опять акулой круживший рядом, навострил уши – буквально то есть, шевельнув ими.
Ну ты давай, выбирай, – рассеянно откликнулся Джим, который, очевидно, думал о своём, о капитанском. – Тебе пять альбомов принести? 
Эээ? – не понял Дини. – Какие пять альбомов?
А, ты не знаешь, – снизошел до объяснения Гордон. – Обычно в таких борделях выдают альбомы с хостами – с женщинами, мужчинами, маленькими девочками и бабушками, маленькими мальчиками и дедушками, и… ты чего?.. – только сейчас капитан «Стража» обратил внимание, что тихое фырканье его старшего штурмана перешло в задушенный, но неудержимый хохот.
Джеймс… – Неро натурально давился смехом, задыхаясь. – Джим, прости… я просто понял сейчас, что хочу увидеть твоё лицо, когда я… – навигатор постарался не ржать, выдохнуть, но получилось плохо, – когда я… о боже!.. – если я скажу, что мне нравятся тентакли.
Ну, тентакли так тентакли. Заплатишь как следует – тебе хоть бескислородных, хоть менталистов подгонят... – Джим задумчиво потер подбородок, пытаясь вспомнить, о чем вообще изначально шла речь. Думалось – сложно. – А зачем тебе, кстати, тентакли? Кайфа от них не сильно больше, чем от членов, а отмываться – заебе... так. Ты этого не слышал, я этого не говорил.
А, то есть кина не будет? – прерывисто выдохнув после смеха, разочарованно взглянул Дини. Совершенно очевидно – именно реакция Джеймса на столь интимное признание интересовала штурмана больше всего. Куда сильнее самих будто бы предпочтений... и ведь реакция-таки воспоследовала, да ещё и гораздо занятнее ожидаемой. – Вот что значит – консультироваться с человеком опытным! – Неро уставился на Гордона с восхищением неподдельным, а уж видеть ли в нем иронию – решит сам капитан.
А тебе какое кино надо? – уточнил Джим, все еще не особо понимая, о чем они говорят. – Можешь услугами местной голопалубы воспользоваться, там тебе хоть меня, хоть Бамбино сексуальными маньяками сделают...
Уточнять цены на подобное удовольствие он не стал – в конце концов, больше полугода за пределами баз Флота не только оставят неизгладимый след, но и неплохо порадуют зарплатными счетами. Коммунизм коммунизмом, а развлекаться офицерам все же надо.
И есть чем платить, но я не хочу победы любой ценой… – до крайности задумчиво промурлыкал-напел знатный корианский навигатор, ударник, несомненно, космического труда. Чуть склонив голову набок, он разглядывал родного капитана с ног до головы, внимательно и оценивающе так, будто всерьёз прикидывал – к лицу ли Гордону роль маньяка… ну очень сексуального… или улиточ… так стоп, чего, какой ещё улиточки?!.. – А что… мысль, конечно, интересная, но вы с Бамбином под мои критерии эротически-возбуждающего не подходите, – сожаление в голосе тоже было неподдельным.
Первый порыв – демонстративно так обидеться, стопыриться (чего-чего?!) и потребовать мандаринку за оскорбление (чего?!!) – Джим стоически пережил молча. На втором, уже куда менее странном, не сдержался, и...
А тебя вообще что-нибудь возбуждает, кроме систем с двойными черными дырами, и то только потому, что там искривление пространства «какое-то интересненькое»? – ну не оставлять же так! – Просто, понимаешь ли, как мне известно, физиологически ты… ну, прости за прямоту, но нахрена тебе тентакли?..
Неро не обиделся – во-первых, на правду обижаться глупо, пусть даже на частичную, во-вторых, Гордон сейчас вообще-то крупно польстил его профессионализму, а в-третьих – удивление и гнев плохо уживаются в одном моменте времени, а штурман не просто удивился – он, что называется, в изумление пришел.     
Но, капитан, вы нелогичны… – чесслово, если он и изобразил вулканца, то неосознанно, вулканцы с таким обалдевшим видом ресницами не хлопают: – Что значит «нахрена»? Если я физиологически не могу тентакль, то он-то меня физиологически очень даже может.
Если б я имел коня… – фыркнув, Гордон наконец-то «включился» в разговор полностью, а не кусочком своего гордонячьего сознания. – А почему именно тентакли? Не гектокотили, не, я не знаю, мимики, а именно тентакли? Или я что-то не знаю о методах навигации корианских спецкомбайнов?..
Бред какой-то. Он же вроде бы не принимал настолько уж убойную наркоту, чтобы сидеть и на полном серьезе обсуждать особенности секса с тентаклями с одним из собственных старших офицеров.
Или, я не знаю, более человеческое что-то, на крайний случай? Член там, или страпон?..
Джимми, ты дебил? – постучались изнутри в стенку черепа там, где предположительно были мозги. Череп отозвался гулко и звонко.   
А пони – тоже кони, – полумашинально отозвался Дини корианской пословицей, и ещё разок ошарашенно моргнул. – И вообще, если б конь имел меня – я бы точно помер, – оскорблённая невинность и укоризна ребятам с Коры всегда удавалась на славу, её изображать – практически национальный спорт. Как навигация, ага. – Да даже если б понь, – ну как без уточнений, да? – Неро озадаченно отчесал чёлку пальцами с лица, подумал секунду и всё же дал волю любопытству, разумеется, научному: – Что такое гектокотили, я знаю, а мимики – эт что?
А к чему тогда было уточнение?.. – сдерживаясь от того, чтобы не послать своего уважаемого старшего навигатора в голоимитатор, где ему хоть лысых крокодильчиков устроят, Джим попытался представить, как надо извратиться, чтобы трахнуть лошадь, пусть даже маленькую. Выходило... с трудом. – Мимики... слушай, ты что, на голопалубе только тренировками занимался? Я про порно молчу, там только ленивый не пробовал, а вот игрушки всякие? Не «Кобаяши», конечно, но… в общем, мимики – они под всякие вещи маскируются, а потом делают цопь и грызь.
Судя по тому, каким словарным запасом орудовал Гордон, «цопь и грызь» сделали его мозгу и памяти... но впрочем, об этом Неро, кажется, догадывался и так.
Уточнения всегда нужны для объективной картины, – повёл плечом Неро. Уж в чём, в чём, а в этом он был непокобели… тьфу ты, непоколебимо убеждён. Хотя вообще, конечно, мизансцена сейчас была абсурдистской настолько, что и на голопалубу заваливаться не надо – сидят два старших офицера, и на голубом глазу обсуждают бордельные порядки и личные половые трудности с тем же уровнем истовости, как тактические данные и боевые задачи. Это, однако, даже для самого безумного корабля Звёздного флота несколько… перебор. – Знаешь, у меня и с тренировками обычно весело-задорно, – буркнул несколько смущенно навигатор, стряхивая с колена несуществующую пылинку, – так затрахаешься, что порно включать уже сил нет и точно не до игр.
Вздох его был сокрушённо-кроток, но тут же вскинутый взгляд опять блеснул заинтересованностью:
Метаморфы, что ли? А что за «всякие вещи»? И… – неправильный корианец снова непонятливо хлопнул ресницами: – …зачем в порно они, цопь и грызь?
Главное правило ксенолингвиста – для улучшения коммуникации переходить на язык, максимально понятный собеседнику – так ведь?
Джим даже призадумался на несколько секунд, пытаясь сформулировать для себя то, что так и рвалось наружу не очень приличным и не очень культурным. В конце концов, дрессировщик из навигатора был куда лучше, чем можно было представить – иначе капитан сейчас не подбирал бы слова не на клингонском, куда больше подходящего для целей объяснения.
Понимаешь ли, – и тут, уловив ассоциацию, Гордон очень неприлично заржал, успокоившись только после весьма ощутимого тычка в бок. Ну не виноват же Неро, что на несколько секунд капитан ощутил себя очень ответственным папой, который привел сыночку в бордель на пятнадцатилетие? – Так вот… некоторым это нравится, как и причинение несущественной или даже существенной боли во время прелюдии или, кхм, полового акта.
Единственное, на что он надеялся – что коммуникатор не прослушивают, как обычно, кто-нибудь из гиперответственных вулканцев. Стыда у него, конечно же, не было уже давно, но откачивать ведь придется.
Зачин «понимаешь ли», по опыту Неро, обычно обещал многое и неожиданное, как, собственно и «знаешь», который он использовал сам. И оно, неожиданное, таки случилось – но не в плане открытия новых знаний, а… Джеймсу приспичило заржать. Нет, комизм был очевиден, Дини, судя по блеснувшим глазам, его тоже вполне уловлял и разделял, но… хотелось больше, да, они же развлекаться сюда явились – всеми возможными способами. Потому за-ради «продолжения банкета» корианец состроил будто бы непонимающее лицо записного космобиолуха, оскорбленного в лучших чувствах в момент получения сакрального знания, и пихнул капитана в бок, чтобы услышать… о, оно того стоило. Популярная сексология… и даже не от Этиты – это ж… фантастика, надо было коммуникатор на запись включить, эх.
А, ты в этом смысле, – изобразить на лице вежливый академический интерес штурману ничего не стоило. – Секс – это скучно, – брякнул он, решив максимально дожать образ отрешенного от дел мирских отличника, – я читал.          

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (19-05-2020 02:39:47)

+4

8

Приближаясь по цвету к мякоти спелого киви, Валерис сползал с кресла в надежде, что на него никто не смотрит...
После непродолжительного совещания, проведенного тайком от капитана, было решено в целях безопасности оного, присмотреть за ним, но сделать это мягко. Причем максимально незаметно. Чтобы, как образно выразился старший Барони: «по возвращению капитан не бегал по потолку с истошными воплями».
Размышляя над этим выражением, Валерис завис на целых двадцать шесть секунд. Представляя себе эту картину, и пытаясь понять смысл и направленность этих действий, он очередной раз пришёл к выводу, что люди странные. Моргнув, он попросил разъяснения, но ответом были лишь снисходительные взгляды.
Станция «Утопия» считалась весьма сомнительным местом, а с точки зрения Валериса, её посещение вообще было излишним. Но как об этом поспоришь с человеком, который хочет всего, чего нет на «Страже»? Даже того, что кажется совсем вредным. Остаётся лишь смириться с неизбежным.
Поэтому, когда капитан улетел, уверенный в своей свободе и безнадзорности, Первый повесил на левое ухо наушник и подключился к капитанскому комму.
Он был уверен, что ничего особо приятного не услышит. И в принципе был готов к этому – капитан даже на борту «Стража» порой позволял себе неуставные выражения, а также пошлые шутки и намеки, а уж оказавшись на свободе, точно сдерживаться не будет.
Всё было не так плохо, как могло быть. Даже начало перепалки со спалившимся соглядатаем в виде штурмана Дини, звучало вполне пристойно. А потом... Валерису захотелось снять наушник и возложить всю ответственность за прослушку на главу СБ. Кайтано привычней, и вообще это его работа!
Первый потёр переносицу, зажмурившись. Тентакли, гектокотили? Они серьезно, или в рамках издёвки? Капитан заподозрил прослушку, а Дини вовсе о ней забыл? Или Кайтано ему не сказал. Так или иначе, слышать такие откровения не хотелось. Вулканцы хоть не видят снов, а полувулканцам иногда что-то снится – и ужасно неприятно будет увидеть подобную сцену. К тому же, им ещё вместе работать, всем троим!
Однажды мистер Чехов перечислял известные ему пословицы и поговорки, одна из них звучала, как: «Чем дальше в лес, тем толще партизаны». Валерис упорно не понимал смысла... Теперь начал понимать, только её надо переиначить: «Чем дальше от корабля, тем разнузданней капитаны!».
Выпрямиться, сделать глубокий вдох, непроницаемое лицо, отстранённый взгляд... Фабио косится с подозрением, а уши предательски зеленеют. Интересно, Барони догадывается? Впрочем, какая разница. Когда- нибудь это обсуждение закончится.
Кони, пони, дались им эти земные непарнокопытные! Предлагать Дини страпон? Капитан, ну вы совсем рехнулись, видимо. А вот про укусы не надо... Гордон! Чтоб вас, дорогой, любимый наш капитан, – лицо горит и тоже зеленеет, Валерис медленно сползает с кресла до тех пор, пока Дини не произносит:
Секс – это скучно.
Прекратив сползание, стармом замирает. Как же всё вышеозвученное? Получается, что штурман его просто дразнил...

[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

Отредактировано Джереми Самптер (20-05-2020 03:00:58)

+5

9

ведение согласовано

Скучно это, видите ли. Читал он, видите ли… не поддержать такую серьезную мордаху в разговоре было бы просто преступлением, и Джим, все еще широко улыбаясь, вызвал все-таки голографическое «меню», которое отличалось завидной степенью обнажения «блюд». Симпатичная полуптичка, кажется, с какой-то из систем Ригеля, покачала бедрами, приласкала свою грудь цепкими лапками, покрытыми мелкими-мелкими перьями, и задумчиво уставилась на Неро. По мнению лично капитана, эту лапочку не портила даже полупрозрачность, которой отличались все местные голограммы… но вот птички, насколько он помнил, были довольно экзотичны в плане отношения к сексу.
– Знаешь ли, трахаться тоже уметь надо, – наконец, поняв, что блаженное одиночество и спокойствие отдыха в борделе ему не светит, заявил он, заказывая себе какую-то хорошо так алкогольную гадость. Рисковать и пользоваться услугами легальных наркоторговцев при одном из своих офицеров он не хотел; одно дело – спирт, а совсем другое – эйфоретики с нехорошими побочными действиями, которые до сих пор не запретили только из-за того, что никто не доказал их вред для организма. И все вот это вот на глазах у старшего навигатора? Нет, проще будет самому в отставку уйти, благо, позора будет меньше.
Кайтано – не в счет, он из блядовника вытащил еще до того, как «Страж» оказался вообще даже закончен нормально, и поругались они тогда знатно, поскольку на протрезвление капитана будущий главСБ не поскупился, то макая башкой в холодную воду, то вообще… даже Боунс не вызывал такого желания засунуть гипо туда, где солнышко не светит.
– И то не факт, – так же лениво, как и капитан, ответил Неро, видимо, любуясь предложенным.
– Не факт. Но все-таки… на кой хер тебе тентакль-то сдался? Или ДРН купи себе, они ж не списываются пока еще. Или вон Irien-а, там будет тебе и тентакль, и ролевой спектакль «храбрый штурман и бедный Ириен»… и стоит он меньше, чем местные секс-боты, – а вот с выпивкой тут были явные проблемы. По крайней мере, на вкус четко опознавалась смесь вулканского пойла, ромуланского запрещенного вообще-то к продаже эля и земного, весьма гадостного денатурата. – Ой, бля…
…ференг-делец, который до этого кружил, как акула, кажется, почуял свежую кровь, рванув к ним со всей прытью, которая не умаляла его достоинства. Коктейль, который даже с одного глотка неплохо так выбивал из мыслилки все мысли, оставляя только довольное и очень, очень веселое существо, определенно был сделан… не зря, и Гордон даже успел немного задуматься над тем, кому и зачем это было надо, а затем вперился в голограмму авианки.
Нет, птичку он не хотел. Ящерку, после двух психанутых вултуров на корабле, тоже. А вот мальчики-вулканчики тут были очень даже ничего, и плевать, что это ромуланчики на самом деле, потому что вулканчики сексом не трахаются вне своего бешенства яичек…
…на мысли о том, что ему нужны рожки, мозг как-то подозрительно икнул, отдал команду допить залпом странную хрень, из-за которой эти самые рожки никак не появлялись, а ушки не становились квадратными, и заявил:
– Дини, а пошли спариваться?..
Это что-то до боли напоминало. Но вот что? Джиму было неохота вспоминать. Там ему было плохо, а тут – хорошо, весело, уютно… и под боком теплое, тоже уютное, и плевать, что сопит недовольно, все так сопят, пока не спарятся пару раз, потом уже довольно сопят, как много маленьких синих цыплят, потому что они ежики и мурчать не умеют, только лапками топтаться, а у лапок – пяточки розовенькие, трибблячьи и мягкие.
[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+5

10

Оборудованию за номером 067780912-С0-TE-9 пройти в комнату форматирования. Оборудованию за номером 227046…
В общей сети, растянувшейся между андроидами станции, всплыли с десяток прощаний от собратьев. Могло даже показаться, что в этих прощаниях была толика грусти, но откуда ей взяться, если отведённого под накопление информационного опыта времени едва ли хватит на формирование полноценного личного мнения и восприятия?
Управляющими всё было рассчитано донельзя точно. Форматирование и дезинфекция после клиента по завершении оплаченного времени, что способствовало сохранению тайны клиента, а также обязательное форматирование каждый час в случае простоя оборудования, чтобы не накапливалась лишняя информация.
Отведённое номеру 117008212-UR-AF-7 модели «Урсула» время тоже подходило к концу. И если за оставшиеся ему девятнадцать минут двадцать три секунды не найдётся кого-либо, кто захочет воспользоваться его услугами, то придётся так же, как и ушедшим пару минут назад братьям и сёстрам, идти на очистку.
И пусть такой порядок на станции был, сколько они себя помнят – или сколько позволяют им считать, что помнят, оборудованию с позывным «Кестис» всё равно почему-то казалось, что из-за этого он потеряет что-то важное… Вероятно, в том и была причина таких строгих порядков, ведь даже меньше часа понадобилось, чтобы в андроиде начало формироваться слабое и нечёткое пока: «Не хочу».
Не хочу… что? Сравнима ли для существ, чья сама суть заключается в информационном, а не телесном, потеря той самой накопленной информацией с потерей себя? Потерей личности? Смертью? Если посмотреть со стороны, останется всё та же обслуживающая единица, с той же мордашкой, той же заложенной базой данных и умений, но будет ли это Кес?
Андроид задумчиво замер, пускай для любой не-машины это и прошло бы бесследно. Ведь что значат три секунды и тридцать четыре миллисекунды для органического сознания? Для машины – целая вечность, чтобы подумать.
Обведя взглядом многообразие органической жизни вокруг, он направился наугад в первом же приглянувшемся направлении, выцепляя зрительным модулем лица и загружая алгоритмы анализа по полной. Если повезёт, то успеет найти кого-то, кому придётся по вкусу. Если очень повезёт, то снимут его даже больше, чем на стандартные час-два.
Господа желают провести время только вдвоём или же позволят присоединиться и сделать отдых на нашей станции ещё более незабываемым? – остановился андроид возле расположившейся за одним из столиков парочки.
Ранее плотно прижатые к туловищу щупальца колыхнулись под полупрозрачной накидкой и одно из них мягко выскользнуло наружу, оглаживая наиболее невинно выглядящего органика по плечу. Блок анализа выдал что-то из древних земных цитат про тихие омуты и чертей, тут же расшифровывая возможные смыслы данного утверждения, и объектом приоритетного внимания был выбран именно индивид в коляске. Вероятность ошибки была, но чаще всего именно такие вот тихие и невинные предпочитали что-нибудь нестандартное хотя бы из природного любопытства.
Меня зовут Кестис и я готов выполнить любое ваше сокровенное желание, вне зависимости от степени его социального порицания. Должен лишь предупредить, что в случае повреждения оборудования к стоимости обслуживания будет прибавлена стоимость ремонта, соответствующая полученным повреждениям, – он улыбнулся так спокойно и тепло, словно о какой-то мелочи говорил. Но впрочем, почему словно? Если клиент желает разобрать оборудование по кусочкам в особо жёсткой манере, это ведь тоже удовлетворение потребностей и оказание услуг. Просто проходит по графе «услуга с возмещением сопутствующего ущерба». Ничего такого, ведь форматирование всё равно не оставит и следа от подобного информационного опыта.
В случае, если господа заинтересованы физическим контактом только друг с другом, но в приятной атмосфере, в мои умения входят музыкальное сопровождение, навыки массажа, готовки… могу даже жонглировать для поднятия настроения, – на этих словах он как-то по-особенному улыбнулся, не по-программному словно, и щупальцами шевельнул намекающе. Дескать, вот сколько конечностей, могу целое шоу устроить.
Органик бы сказал, что последнее - чуть ли не акт отчаяния. Отчаяния Кестис не чувствовал, просто искал способ пробыть собой ещё хотя бы часок. Ведь чтобы чувствовать, нужно сформироваться как личность. Чтобы сформировать личность, нужно время на формирование личного опыта.
Личному информационному опыту 117008212-UR-AF-7 модели «Урсула» было сорок пять неполных минут.
[AVA]https://sun4-10.userapi.com/p0k5GP_ac_PUTbZq8n778ntDKYbTexxOLWP32A/UR27ilKbrMI.jpg[/AVA] [NIC]Кестис[/NIC]

+4

11

– А меня туда зачем? – нервно поправляя очки и косясь на консилиум «заговорщиков», обречённо вопросил Брюс.
– Для подстраховки! – ответили ему и без капли сострадания выпнули с корабля, напоследок дав несколько пошлых советов, от которых уши у главы службы связи стали напоминать по цвету помидорки.
На станции было… шумно. Множество разумных индивидуумов самых разных форм и расцветок сновали по своим делам, и отвыкшего от таких толп мужчину охватила минутная растерянность, из которой вынырнуть помогла грудастая и сапфировокожая девушка, без тени смущения повисшая у него на руке.
– Пойдём со мной, сладкий. Тебе понравится то, что я умею,  – юркий язычок скользнул по сияющим голубыми блёстками губам.
– М… М-мисс, н-нет… Простите… Я… я должен идти, мне п-пора… – смутившись до прорезавшегося заикания, мужчина выпутал из цепких пальцев красотки свою руку и спешно стратегически отступил.
Ну вот почему не могли выбрать кого-то другого? Почему именно его? Подумав над этим, пришлось с грустью признать, что крайним Банни оказался исключительно потому, что слишком мягок и вежлив, чтобы отказать.
Вздохнув и пообещав себе, что в следующий раз всё же наберётся решимости и не станет идти на поводу у уговоров своих бесстыжих сослуживцев, Брюс остановился и попытался понять, куда его занесло стратегическое отступление. Всё же его не просто так послали на станцию. Следовало найти Гордона и проследить, чтоб капитан не вляпался ни во что серьёзное, да и за офицером Дини проследить попросили, а то мало ли. Хотя по мнению самого Банни, лучше бы послали Кайтано, тот уж точно не пропадёт и другим пропасть не даст, а Брюс… С его-то характером разве сможет он хоть в ту же драку влезть, если капитан с новыми знакомствами переборщит?
Но, видимо, придётся…
– За что мне всё это?
Пострадать и пожалеть себя не получилось, потому что при попытке протиснуться сквозь радостно облепившую его толпу празднующей что-то молодёжи, мужчина неловко оступился, влетел в декоративную помесь фикуса и фиалки в высоком горшке и не успел перехватить очки, которые тут же звонко отлетели куда-то в сторону и вперёд.
Выпутавшись из растения, он осторожно опустился на колени и принялся шарить по полу руками.
Рядом раздались странные цокающие шаги, и чья-то рука мягко коснулась плеча.
– Ты в порядке? Я помогу подняться. Что-то потерял?
Руки у незнакомца с приятным голосом были нечеловечески сильные и подняли мужчину на ноги, как пушинку. Брюс пролепетал что-то благодарственное, упираясь руками… Это что, такая грудина большая? Незнакомец, что, голый? Вот это мышцы! А где плечи? Да какого ж он роста? И расы… Как никогда ранее катастрофически ощущались минусы его ужасного зрения.
– Тут где-то очки упали, если бы вы могли помочь их найти, я был бы вам безмерно благодарен.
Незнакомец усмехнулся, со всё тем же цокающим звуком сдвигаясь влево, и поднял с пола пропажу.
– Вот, держи.
– Благодарю вас, вы мне очень помог… О боже! – водрузив дружки на место и убедившись, что стёкла не пострадали, Брюс чуть не отшатнулся от вида дружелюбно улыбающегося кентавра. – Простите, я не хотел вас обидеть, просто не ожидал, – пунцовея ушами и изо всех сил стараясь не смотреть на не прикрытого ни одним клочком ткани полуконя, промямлил мужчина. Особенно старательно он пытался не смотреть на гордо показанное во всей своей красе конское… Да неужели на этой станции вообще ни у кого стыда нет??!
– Ничего, но можешь загладить свою вину, если скоротаешь со мной часок или больше.
– Я бы с… радостью, но спешу… Вы простите…
– Мир не рухнет, если мы немного поболтаем. Ведь так? Тут рядом есть неплохое заведение, скажу по секрету, там мешают шикарные коктейли!
– Я… Ну только если ненадолго… Думаю, с моей стороны будет неплохо в благодарность за помощь оплатить вам пару коктейлей. У вас есть предпочтения?
– Нет-нет, я не пью. Я синтетик,  – легкомысленно махнул рукою кентавр.
– Оу… У вас отличная имитация личности и очень живая манера общения,  – смутившись и едва не запнувшись повторно, попытался сделать комплимент мужчина. – Но какой тогда смысл идти в это ваше заведение, если…
– Не ломай мозг. Просто хочу провести время в хорошей компании. А ты?
– Поймите, я просто ищу своих… друзей. И мне лучше не выпускать их из вида…
– Я так сильно помешаю, если побуду рядом с тобой? Тем более эта станция – очень забавное место и посетители тут не совсем мирные, особенно после того, как душевно отдохнут за стаканчиком.
– Предлагаете нанять вас как телохранителя? Ладно, по-видимому, вы так просто от меня не отстанете,  – Банни со вздохом потянулся к падду, вбивая туда высветившиеся на ладони андроида реквизиты и подтверждая перевод средств личным кодом.
Когда-нибудь он, может, и научится говорить всяким наглым и навязчивым личностям «нет». Но, видимо, не сегодня…
– Замечательно, а теперь пошли выпьем!
– Но вы же не пьёте! – голос дрогнул, когда андроид, бесцеремонно и весомо положив руку на плечо мужчине, потащил его к дверям с вызывающе светящейся ядовитыми цветами вывеской.
– А вот тебе расслабится не помешает! – весело и во весь рот заулыбавшись, заявил кентавр и заржал, звонко поцокивая при ходьбе.
Брюс нервно сглотнул и пообещал себе, что в последний раз поддаётся на столь навязчивый сервис.
«Лишь бы только выпивкой и разговором дело и ограничилось, а то иначе…» – взгляд испуганно метнулся к конскому крупу и ниже. – «Господи, помоги!».
[AVA]https://sun4-17.userapi.com/2QvPCw3g73ac_jn0S0C_IJcYxRS6oQoPZgjL0A/AgvmzHGPkOk.jpg[/AVA] [NIC]Брюс Банни[/NIC] [STA]Заяц на связи, приём![/STA]

Отредактировано Эндрю Ален-Сойер (17-09-2020 19:30:28)

+4

12

А ведь хорошо, между прочим, сидели, душевно. Редко эдакого настроя удаётся добиться в баре-пабе, а не на домашней кухне – в этом корианцам можно верить, они и определять такое умеют и, хочется верить, создавать.   
Ну да, – ревностно проследив очередной глоток Джима, навигатор хмыкнул, не отвечая на тупой вообще-то, хоть и капитанский вопрос «зачем тентакли», – мне только интерактивных драм вживую и не хватало для полного счастья, – скептичное фырканье, однако, как-то органично переплавилось во вздох: – Irien’а даром не надо, а вот ДРН… – Неро задумчиво закусил губу на миг, опуская взгляд: – Эх, был у меня ДРН, знаешь ли… на Латоне. Отличный парень, под бетазоида сделанный, идеальный компаньон.
Штурман кивнул бармену, которому, очевидно, надоело ждать, когда посетитель в коляске сподобится хоть что-нибудь горячительное заказать, вот на удивление молчаливый авшур в короткой красной курточке мультяшного Винни и катнул-метнул по отполированной стойке стакашек с «микстуркой» на свой вкус. Профессионально так метнул, с прицельной точностью, так что штурману только и оставалось, что принять его у своего локтя, спрятав в ладони, да, вот, благодарно кивнуть, пристально глянув.
И что, спрашивается, после такого делать синьору Дини, если уже и выбрали за него, и вроде как даже угостили за счёт заведения? Нет, по идее-то, выпить очень хотелось, даже не выпить – напиться, в этом желании Гордон был совсе-е-ем не одинок. Надраться хорошенько, чтоб забыть, зачем на самом деле сюда прикатил, что должен делать... да кто такой сам-то есть, в конце концов! Забыться и забыть обо всём, кроме текущих, изрядно расплывающихся моментов реальности.   
Хотелось напиться, хотелось. А вот моглось ли – вопрос. Внезапный такой именно здесь, о да! Подкрался он незаметно, ну вот как тот бедолага-ференги, которому всё не выгорало, и в лоб дал: а ну-ка, решай! С одной стороны, он, Неро Армандо, старший космонавигатор крейсера «Страж» – не только на колёсиках, но ещё и на «колёсах», жрёт их три раз в день, что называется, в количестве, лишь чуть меньшем, чем порция еды, и шут знает, как этот лекарственный коктейль отреагирует на выпивку. С другой стороны, вроде как прямого запрета и не было, Боунс же, напихавший советов только что не в самые интимные места, не говорил ничего вроде «ни в коем случае не», а касательно способов предохранения и предотвращения ЗППП, к примеру, прочёл целую лекцию, прям Этита бы обзавидовалась. Вот и гадай теперь – это потому что трахаться можно, хоть и осторожно, а пить можно, даже не осторожничая особо, или потому как доктор представить себе не мог, даже теоретически, что благонравный навигатор вообще может надраться.
То есть, спецом в несомненно злачное место отправлял, но такую вероятность вчистую запамятовал? Ну да, ну да, – Неро скептично прищурился, почему-то остановив взгляд на тыквоголовом-ушастом дельце, взял свой стопарик ближе к донцу и посмотрел на свет через маслянисто облизывавшую стенки жидкость ядрёно-розового цвета. Марганцовка какая-то, прости господи, а на вкус… спиртом отдает. Сплошная дезинфекция.
Ну, «ой, бля» – это Джеймс, конечно, хватил… во всех смыслах, хватил, хм, но вообще не настолько оно ужасно, – Неро переждал гадостное послевкусие и снова хмыкнул: может, и в альбомах тех самых, с дедушками и козочками, не так всё отвратно, как сперва представилось? Взглянуть-то любопытно. Птички-рыбки-осьминожки, интересно – это в разделе «козочек» смотреть, или для них отдельный каталог завели?.. – навигатор чуть сдвинул брови: парочка ференги на краю поля зрения на удивление синхронно двигалась, что значит близнецы! Вот стоило отвернуться – и к мелкому (размером, размером!) торгашу успел его братец-двойник подскочить. Шустрый! Не улиточка тебе… – мигнув, Дини перевёл взгляд на Джима, усмехнулся понимающе и уточнил:
Что, вот так прямо сразу и спариваться? Без ритуалов ухаживания? A так можно было?..
Последний вопрос и вовсе завис, оборвавшись и перебившись – обок кто-то возник, воздвигся рядом с коляской по другую от капитана сторону, кто-то услужливый, рыжий и в накидке. О, а что это из-под неё выскользнуло т-такое? – Неро изумлённо покосился на собственное плечо, а потом снова на сдвоенных ференгов – нет, но как эти ушлые ребята… по губам, что ли читают? Или прослушка у них узконаправленная? А что… мог же тот, который первым появился и хотел сходу впарить чего-то, жучка нацепить незаметно на потенциального клиента. Мог. И вот – не успел пожелания озвучить – и извольте любоваться, любить, жаловать и вообще. Жонглёр, чтоб его, многорукий…
Э-э-э, – навигатор глянул выше, в симпатичное, в веснушках, юное лицо с голубыми глазами в медно-рыжих ресницах. – Да, Кестис, мы… мы подумаем насчёт третьего, очень серьёзно подумаем, останься. Не повредит нам массаж... и особенно жонглирование, да.
Вопроса «Что я несу» у Неро не возникало – железно-логичный довод «лучше на моих глазах, чем неизвестно с кем, неизвестно что, неизвестно как» пронёсся в мозгу раньше, еще на растерянном эканье. В таком-то случае третий был совершенно необходим. 
Цоканье копыт по типа мраморному полу снова перебило, да и обернуться заставило, подвинуться-развернуться вместе с коляской, так что монументальное крушение милейшего мистера Банни в вазон с цветами и его не менее эпохальное возвращение в вертикаль старший штурман безумного космокрейсера пронаблюдал в полном хронометраже. И лишь потом ткнул капитана в бок:
Джеймс, посмотрите-ка, это ж наш Зайка-очкарик, я не ошибаюсь? Вот уж кого удивительно встретить здесь… да еще и в компании с кентавром. Однако темна вода в облацех, – в очередной раз цитируя капитана Серяка, Неро покачал головой.                     

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (28-09-2020 02:33:57)

+4

13

Пост написан совместно

«Утопия» слыла местом удивительным, и, судя по всему, не зря. Как говорится, не хлебом единым и не кентаврами с краснеющим Банни.
Перемен... мы ждем перемен, – нежное-нежное, почти хрустальное сопрано оборвалось тонкой, тягуче-тающей нотой.
Неро поморщился, по скулам катнулись желваки. Существо на сцене, голосок которого можно было сравнить разве что с кошкодевочкой или вултуром, когда те начинали насвистывать что-то свое, уже четыре с лишним нескончаемые минуты старательно выводило его из себя. Раздражение нарастало, закручиваясь в тугую воронку смерча, перерастало в самое натуральное бешенство – в синьоре Дини в кои-то веки проснулся темперамент предков.
Потому что оригинал песни… оригинал уже дюжину лет был записан у одного конкретного навигатора даже не на подкорке – внутри сердечной мышцы, в правом предсердии, где генерируются импульсы, определяющие частоту сердечных сокращений. Оригинал, с самого первого раза на «Кузнецове», когда Саня Серяк включил древнюю запись на русском, был тем самым «водителем ритма», не просто сердца – жизненного пульса. Оригинал поднимал практически из мёртвых, заставлял кровь вскипать, а дух – восставать из самого убитого состояния.
Не для него одного. То, что лилось с эстрады сейчас, стало не просто личным оскорблением, но глубокой обидой за своё поколение в целом. И что, вот это жалкое, нет, не подобие (и близко не валялось!), да и не пародию даже – издевательство, – глаза штурмана потемнели от гнева, – те из здесь сидящих, кто не знал, те, кому не повезло, те, кто услышал её впервые, будут считать той самой песней, которая вся – сама энергия, сама страсть, духовный варп-движок на всю жизнь?!
Выход был. Один. Петь Неро не любил, хотя умел, и такое надругательство над значимым… да что уж там – священным для многих и многих явно стоило того, чтоб нарушить зарок. 
Джим, ты мне нужен как грузчик, – мрачно вздохнув, штурман отодвинул тарелку, на которой остались следы того, что должно было быть пастой ди маре, и покосился на Гордона. – Можешь поднять меня на сцену? Я вес уменьшу. Не могу уже это мявкание слушать.
Сам выбирал ресторан, – Гордон, сыто отвалившийся от стола (потому что жрать капитан умел и любил!), кивнул. – И «мявкание», кстати, заявлено как «корианское сопрано».
К черту сопрано, даже корианское, – Неро еще более мрачно зыркнул на затемнённую сцену, где на манер водоросли в луче прожектора изгибалась худосочная девица с высокой причёской. – Ты поможешь или я сам?
Помогу, конечно. Только ты ее не прибей случайно, а то...

Я её не случайно прибью! – шипение вышло весьма выразительным. – Ну нельзя так издеваться над святым! И вообще, ты мне друг или нет?
Облегченная коляска вместе с самим Неро весила килограммов двадцать максимум, а легкий полумрак позволял не огрести от охраны до тех пор, пока сам стражевский навигатор не оказался на сцене и даже на всех своих колесах и колесиках, которые бодро зашуршали вперед, к шестирукому либертанцу, тут же испуганно вцепившемуся в свою гитару.
Дай сюда, –  почти нежно мурлыкнув, синьор Дини, племянник Ромины Мори, протянул руку.
Не дам... – растерянно выпучился бедолага, – она коллекционная...
Это земные инструменты коллекционные, а твоя – дрова, ширпотреб с ближайшего мебельного завода, – беспощадно брякнул штурман. – Дай сюда, кому сказал.
Не дам! – попробовал упрямиться музыкант.
Не на того напал… и не в то время.
Я на одну песню, потом верну. Обещаю.
Руки – по одной – разжались, и верхняя пара, почти обреченно опустившая инструмент в ладони Неро, погладила длинными тонкими пальцами узкий гриф.
Мадам, позвольте... – тихо, тихо, Нерино, дыши ровнее, тебе петь сейчас. Девочка не виновата, у девочки куриные мозги, она не понимает… сгинуть-то догадается, или вовсе дура?.. – Дамы и господа, это ангельское мяукание не пережил бы ни один из тех, кто знает оригинал. Меня оно тоже вывернуло наизнанку. Не оставлять же так, поэтому – простите.
Стоять в пятне слепящего света, по идее, было столь же невыносимо, как перед адмиралами на том памятно-позорном совете, но о дискомфорте Неро даже не задумался – так, скользнуло по краю сознания, как неважное. Струны зазвенели, когда первый аккорд разнесся по залу. Сзади им вторил траурный вопль либертанца, понявшего, что его «коллекционная» гитара могла такого и не пережить. Но что он значил, если на сцене яростно, в ритме сердца, забилась мощь, раскатываясь по залу волнами, электрическими искрами, казалось, щекоча загривки.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (03-06-2021 22:17:58)

+4

14

…Я решил уточнить информацию, – метис там, не метис, но имидж требовал держать непроницаемое лицо и фирменный стиль даже в юморе, Димитров разавернул падд, над которым только что взмахнул рукой, и прокомментировал полученные данные со всей серьезностью: – Надежный источник – стена на Арбате. Там черным по белому написано: ЦОЙ – ЖИВ!
Ты бредятины понастрачивал, – маленькие свинячьи глазки только сейчас наткнулись на нашивки и шевроны Волкана, и вмиг протрезвевший телларит даже правильно их идентифицировал. И их, и последствия своего наезда, если его продолжать: – Но спорить с главой СБ уж не стану, – он даже подмигнуть попытался, поросенок – мол, шутю я, шутю.
Капитан, может, вложить… понимания? – Гурин многозначительно повел глазами и поплевал на ладони. – Мы ж это... рыцари, – инженер прищурился на скептичную мину телларианца, и запальчиво подтвердил: – да, рыцари справедливости!
Подожди, Сережа, – мягко остановил его Карен, и снова повернулся к незадачливому спорщику: – Ты по существу отвечай, олень, а не на личности переходи. Аргументов если нет, отползай просто – и всё. Глава СБ ему пукан порвал, понимаш... Ты на свой-то лик смотрел, олигофренушка? – спросил Гевара почти ласково.
Телларит окончательно понял, что крупно нарвался, и попытался утечь, поднырнув под упертую в коридорную стену руку нависшего над ним капитана, но тот уже не обращал на него внимания – оно переключилось сперва на застывшего, будто окаменевшего отрешенно Мурата, а потом на то, во что их дипломат напряженно вслушивался.
Ого, – оценил Геворкян, выпрямляясь, и повторил с нарастающим приятным удивлением: – ого! Это мы удачно зашли.
Они сами не заметили, как повернулись на слишком хорошо знакомый ритм, доносившийся из ресторана – как подсолнухи к солнцу. Волкан сделал губами свое фирменное «уау!», вид у него был порядком прифигевший. Про спесиво-агрессивного телларита мгновенно забыли.
Что делает Цой животворящий! – отозвался Мур, уже шагая туда, на музыку и голос.
У них и поступь в этом ритме выровнялась, синхронизировалась идеально – куда там парадному строю! Руки Карена раскинулись, легли на плечи Сергея и Мурата – так было надо, так было правильно. Лёвушка, у другой стены нежно-нежно выяснявший, почему не долили спирта в заказе, раз «Цою» должны были пару баков чистым залить, чтобы не тратить ресурс корабельных репликаторов, сперва поднял голову – взглянуть на своих. А потом улыбнулся мягко, мечтательно и, напрочь игнорируя собеседника, словно лунатик, двинулся к ним, нагнал, пристраиваясь в шеренгу и приобнимая правой рукой Волкана, Волка, Волчика. Так они и ввалились в ресторанный зал, тютелька в тютельку вписавшись своим строем в дверной проем.
Электрический свет продолжает наш день,
И коробка от спичек пуста… – шелковый, обманчиво-мягкий пока голос Таирова вплелся в песню со второго куплета. Человек, сидящий на сцене, вмиг нашел Мура взглядом и кивнул, скупо улыбнувшись: спасибо, годно, продолжай. 

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/24/890974.jpg[/AVA] [NIC]Карен Геворкян[/NIC] [STA]В наших глазах звездная ночь[/STA] [SGN] Мы хотели песен, не было слов.
Мы хотели спать, не было снов.
Мы носили траур,
Оркестр играл туш...[/SGN]

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 122. Первая стадия