Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Во мраке бессильны


Во мраке бессильны

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время действия: 2011 г., 25 июля.
Место действия: ФИО, планета Сетх, континент Орофоджу, заповедник Фа`ти Айе, Сопорис.
Действующие лица: Ольгрейн Лейт Эйо, Эхои Адуор.

http://sg.uploads.ru/gpE3U.jpg

0

2

https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/34222.jpg

Тишина действовала на нервы так же, как и музыка, и негромкие голоса, которые Кошка замечала краем уха – нет, в изолированных помещениях было так тихо, что начинала давить на восприятие невозможная пустота. Тишина, пустота и спокойствие, которые даже для нее, одной из Белой ветви клана, были избыточно-щадящи, и хотелось то ли заговорить, то ли вдохнуть громче – чтобы разорвать тишину, дать ей хоть немножко наполниться звуками и жизнью.
Она нахмурила темные брови, тряхнула головой, растрепывая волосы, и снова заходила вперед-назад, но все нетерпение, которое она проявила, закончилось на этих движениях, да еще на чуть сжатых пальцах, которые обхватили плечи. Что ж, этого можно было ожидать – десять, даже одиннадцать почти лет назад она сделала выбор, и теперь надо было признать не только его последствия, но и ее обязанности. Например, сообщить Сове о том, что у него была дочь, которая в скором времени уже получит наставника, и, хотя бы ради приличия, назвать ему имя. Он, конечно, тогда предложил несколько вариантов – мол, если получится, то можно было бы…
– Ольгрейн? – заметив движение за спиной, Эхои обернулась, понимая, что непозволительно расслабилась. Сопорис действовал на всех, но кто-то наоборот, собирался, а кто-то против воли замыкался в себе и замирал. Ей, к сожалению, выпал второй вариант.
Тем не менее, визит сюда был неизбежен. Выяснить, где держат Ольгрейна Эйо, договориться о визите, нашипеть на чересчур резвую дочь, которая, кажется, уже решила, что стала умнее и сильнее матери – разумеется, чего еще было бы ждать?
Накинутое на плечи белое покрывало взметнулось вслед за волосами, а затем упало на спину, снова закрывая белое же платье, обтянувшее ребра и обрисовавшее позвоночник, отчетливо различимый под тонкой тканью.
— Ольгрейн Лейт Эйо? – снова уточнила она, вглядываясь в почти-незнакомца. Память редко подводила дуэнде, но так, чтобы запомнить «навсегда» – нет, совместная ночь не была поводом для подобного. – Меня зовут Эхои. Эхои Адуор. Нам надо обсудить некоторые вопросы касательно твоего… статуса. И не только твоего.
Пальцы расслабились усилием воли, сознательным и от того еще более неприемлемым для нее, подтвердившей право считаться взрослой еще двенадцать лет назад. Она… нервничала? Забавно. Впервые за десять лет Белая Кошка не была полностью уверена в своем спокойствии, и впервые за эти годы она не знала, что будет дальше.

+3

3

Белая стена справа откровенно соблазняла бывшего лорда Эйо – на предмет прислониться плечом, если не съехать по ней. Кажется, этот бесконечный день для Лейта имел все шансы закончиться в одной из здешних знаменитых ванн – и хорошо, если не на те самые два месяца, которые сулил (или которыми грозился) лорд Протектор Сопориса незадачливым «звеньевым». Тигр, конечно, удружил, поделился энергией со всей ду... щедростью, так, что колени подгибались сейчас, потому что силушку огневую лорда Джеро не принимать пришлось, а отражать, сдерживать и в себя не пущать, чтоб врагу не досталась. Однако проклятый Паутинник успел хорошо так хлебнуть от тигриных щедрот, именно потому теперь Оли снова шел в кровавом снегу, оседающем на коже мерзкими густыми каплями, живыми и жгучими. Уж лучше бы рыбки, видят Совоокие, лучше бы прядями-удавками своими душил… а, у нас новое развлечение – использовать их, как аркан, и подсекать ноги?..
Коридорный буривух на ближайшей жердочке встряхнулся и угукнул беспокойно: второй консорт леди Амат споткнулся на ровном полу и все-таки оперся ладонью о стену, рядом с которой так предусмотрительно шел – совсем как в день своего приезда сюда, в Чертог Потерянных Душ. Вообще будто результат двухмесячного лечения ухнул разом в ту же бездну, что приняла заряд тигриной мощи и только голодно чавкнула. Почти возле самой комнаты встреч подловил, падла волосатая… – Ольгрейн чуть наклонил голову, прижавшись виском к прохладному белоснежному камню – штукатурка, хоть и безупречно гладкая, едва ощутимо цеплялась за взмокшую кожу. Полежать бы сейчас, пусть хотя бы с открытым глазами, чтобы кошмары наяву не становились слишком отчетливыми, совсем затягивая в себя, так ведь нет – «лорд Амат, к вам посетитель». И не жена, не Ворон – про них бы так и сказали, а кто?..
Еще полминуты, минуту постоять, почти сомкнув ресницы, подышать… тьма, так же плохо было, когда врубали амритские депрессоры на всю катушку в честь приезда важных шишек. Вся и разница, что сейчас башка не так раскалывается, спасибо Арреку и «милому» кузену-дяде, чтоб его в тридцать три пера через яйца, но не по рукам – руки все же нужны клану, и, вон, даже помогают иногда. Еще бы головушка, типа гениальная, не всегда вываривала идеи таких вот экспериментов на родичах… – Лейт с тяжеловатой грацией и абсолютно беззвучно откачнулся от стены, делая несколько оставшихся шагов до проёма, зашуршавшего пазами автоматической двери. Не будь этот большой мужчина отроду Совой, можно было бы сказать, что в комнату-мансарду, уютную, несмотря на идеальную белизну стен и потолка, он ввалился. Но... нет. Все-таки нет, впорхнул, хоть и тяжко, мимолетно придержавшись о косяк – якобы для изящества позы.
…вот уж кому его, изящества этого, было не занимать, так это ей – маленькой хрупкой женщине, ожидавшей крупного, грузноватого мужчину.
Ольгрейн, – подтвердил он, щурясь слегка на слишком яркий, почти бестеневой свет,  нисколько не позолоченный скорым закатом. – Моя леди, вы словно само воплощение Сопориса, – шутка так себе, комплимент тем более сомнительный, однако все это смягчено улыбкой – смущенной и будто бы застенчивой, и… все правда – даже волосы у нее белые, даже мягкая белая же шаль-накидка – аллюзия на сеть, мягкую, нежную сеть для ловли потерявшихся во тьме детей Сетха. – Леди Адуор, благодарю вас за эту неожиданную, но приятную новую встречу. Вы не должны мне еще раз представляться, – сказал Оли с серьезным лукавством.
Ну конечно, он помнил ее – как глоток свободы и яростную вспышку желания и счастья. Как неожиданный подарок, на несколько часов рассеявший тоскливые сумерки экваториального солнцепека.
Дружелюбная насмешка ушла из взгляда, когда она договорила – теперь светло-карие, в золото глаза смотрели цепко: Лейт похолодел где-то глубоко под щитами; что значит «изменение статуса»? Лорд Сурниа все же осуществил угрозу и официально перевел его из категории «пациент» в «вечные подопытные»? Даже не слишком внезапно, хотя и крайне нежеланно... но откуда об этом знать Кошке? Родне бы сначала сообщили, жене, семье...
Что ты хочешь этим сказать, Эхои? – опустив плечи, Лейт все-таки смотрел в упор, не мигая. – Кого еще это касается и почему?
[AVA]http://s3.uploads.ru/orVRX.jpg[/AVA]

Отредактировано Ольгрейн Лейт Эйо (17-03-2020 04:19:50)

+3

4

Еще более похожий на сову — только почему-то не ту почти стремительную тень, какой обычно были кланники, а скорее, усталую, пропитанную всей этой ласковой безнадежностью Сопориса, Ольгрейн показался ей странно-постаревшим. Для дуэнде срок в десять лет не был так уж велик…
Нет, — поправила она себя, — это Сопорис, не более того. Кто останется прежним там, где царит эта вечная тишина?
Когда она заглянула в глаза Ольгрейну, ей на секунду показалось, что сейчас он попытается надавить на нее, как умели старшие Совы, с которыми ей приходилось не единожды иметь дело из-за границ ее собственных земель; священное Й’хо Й’иранти почему-то в последнее время тянуло к себе молодняк, зачастую рисковавший пройти по краешку чужой территории без предупреждения, и то и дело Эхои приходилось вместо матери обменивать пуховичков-совят на чересчур обнаглевших котят, и, разумеется, ни те, ни другие не были в восторге от довольно холодного приема поймавшей стороны. Теперь же с почти таким же внимательным, птичьим прищуром на нее смотрел бывший лорд Эйо, почему-то застывший на середине своего движения.
— Ни одна традиция не регламентирует то, что я должна сказать тебе, — Кошка все же заставила себя расцепить руки, пряча за собственное напускное спокойствие и тревогу, и недоверчивое внимание, и даже ожидание чего-то неясного, и, на несколько секунд выпустив собеседника из поля зрения и почти что подставившись под возможный удар, развернулась, подходя к диванчику и забираясь на него с ногами. Так было удобнее, так было спокойнее и безопаснее. — Тогда в Амриту я шла с единственной целью, которая несколько отличалась от заявленной…
Она свернулась почти что в клубок, как настоящая кошка, такая же белая, как и стены, и ткань обивки, и даже, казалось сам воздух — молочный, белесо-прозрачный, не тронутый ни единой каплей цвета. Это был ее первый визит в Сопорис, пусть и по своей воле, в качестве посетителя, но попадать сюда второй раз не хотелось абсолютно. Этакая прививка от всего, что может привести в цепкие руки Протектора, добровольная и очень, очень неприятная.
И то, что она должна была сказать, могло поставить под угрозу весь клан, если Ольгрейн решит поделиться этим со своими нынешними «родственниками» — Ворон и Змея, не самые дружественные кланы, но что поделать. В этот раз правда, хоть и неполная, была необходима; приказ генохранительницы должен был быть выполнен.
— Ты знаешь, что клан Лесных Котов малочислен, несмотря на то, что у нас рождаются дети. Они умирают от рук наставников в разы чаще, чем Рыси или Леопарды, и это — последствия внутриклановых браков. Моя мать зачала меня в Амрите, и это было подходящим решением, — она выдохнула на сложенные ладони, словно согреваясь собственным дыханием, и продолжила. — Думаю, не лишним будет тебе узнать, что Кими, твоя дочь, скоро найдет наставника, а у меня имеется приказ получить своего первого консорта.
Сказано было достаточно, чтобы любой мог понять, в чем дело, и Эхои, прикрыв глаза, застыла на месте белесой статуэткой, внимательно вглядываясь в Ольгрейна и даже не прикрывая глаз, чтобы замаскировать это внимание. В конце концов, если переговоры с леди Амат завершатся успешно, то ей нужно будет явиться в Сопорис еще и для того, чтобы забрать этого мужчину. Право леди — выбирать лорда… но если сталкиваются две леди, два круга интересов, то это становится уже куда более хитрой игрой.

+4


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Во мраке бессильны