Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 10. На узких перекрестках мирозданья


Сезон 4.1. Серия 10. На узких перекрестках мирозданья

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время действия: 2447 г., 16 августа, 12:00-18:00.
Место действия: ОФП, Латона, г. Арриво, «Харон», звездолёт класса «Йеллоустоун» (USS Charon NCC-72542).
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Джемма Гордон (Сесиль Виола), Лераш (Лестер Митчелла).

https://sun6-14.userapi.com/xlkTms1F6EqsmoUJDn7bYqrOh-GJ40ved0Vi3A/VFDNWLKTMm8.jpg

0

2

Джемма никак не может понять, почему ее так бесит новый навигатор. Вроде бы и послужной список хорош, и трассы прокладывает такие, что хоть в Академию в качестве идеального примера, но – бесит. До дрожи в руках.
Она сжимает подлокотники кресла и безукоризненно-вежливо командует смену курса; лейтком Тайлер подчиняется, не позволяя себе ни единого комментария. Ей хочется взвыть и разбить что-нибудь о стену (можно – голову, или свою, или Тайлера), но вбитый еще с Академии самоконтроль отпускает только в каюте, и то – не до конца.
Интрепиды – корабли с малым составом экипажа, и офицеры на них притираются куда ближе, чем на Вестах, Содружествах и прочих Галактиках (до шести тысяч, при необходимости – до пятнадцати, – всплывает в голове строчка о кадровом составе на крейсерах дальней разведки); Джемма не может думать о том, почему ей почти до боли невозможно видеть изменившийся старший офицерский.
Перевели на «Илион» Валериса, ушел на куда более подходящий ему «Каспий» Сонак, дружно помахали руками с борта взмывающего к «Флоренции» шаттла Барони и Чехов, куда-то незаметно растворился Боунс, а за ним – и Морриган. «Страж» опустел, как бывает пустым дом, потерявший семью, как зарастает крапивой и осотом брошенный сад.
Иногда ей кажется, что она рвет эту чертову крапиву голыми руками, как Элиза, и как только она закончит – все вернутся; иногда она согласна на что угодно, только бы снова оказаться по ту сторону аномалии. Лучше риск, чем вот так вот медленно за-ды-хать-ся, это слово тоже застревает где-то между ребрами, так, что не выдохнуть его и не вдохнуть.
Это уже, кажется, третий навигатор. Предыдущие, Б’Райл и Локкото, уже оставлены на базах Флота с положительно-нейтральными рекомендациями и «Прошу о переводе в связи с личными обстоятельствами». Хорошо, когда офицер четко понимает – капитан почему-то не может находиться даже просто рядом с ним, не говоря уже о нормальном взаимодействии в критической ситуации.
Тайлер вчера подал аналогичное прошение; через два дня, когда она высадит его на «Ветрин», опять будет выволочка от Адмиралтейства, мол, хватит, Джемма, сколько можно уже выживать с корабля хороших офицеров.
Она рада бы перестать, но не может. Не понимает, почему так срывает крышу, когда не те голоса звучат на мостике и не те лица она видит перед собой каждый день. Слетанные экипажи редко разбивают – обычно они врастают друг в друга так, что потом еще долго приходится восстанавливать нормальную работоспособность, и то, как быстро привыкли они в аномалии, это большая редкость, после подобного обычно ни один адмирал не решит отдать приказ о переназначениях.
Она сидит на кровати и смотрит в стену, а видит – почти воспоминание, которого на самом деле и быть не могло: шоколадные конфеты, разбитая бутылка шампанского, и почему-то ей кажется, что вот-вот вспомнит что-то очень важное. Видит – как разлетается по стене ее собственная кровь, как гаснут экраны, как повторяется то, чего не могло быть никогда, потому что не было.
Старший офицерский на таких кораблях становится почти семьей, если правильно подбираются характеры.
Когда она все-таки понимает, все становится кристально-чистым и ясным, как моря на курортных планетах.
Джемма-дура-куда-лезешь-твою-мать-простите-капитан Аутбальда Гордон улыбается криво и отчаянно, высаживая Тайлера на «Ветрин». До верфей – два часа на полном варпе.
От них – не больше недели туда, где.
Точнее, к.

Настроение было – паршивее некуда. Такое бывает, когда приходишь на встречу раньше всех, и изнутри гложет странное ощущение того, что ты бесконечно опаздываешь, или что никто не придет, или… Джемма в последний раз глянула на небольшую голографическую карту, скрыла ее движением руки, превращая браслет в обычное украшение, и задумчиво покосилась на небольшой, вполне себе прилично выглядящий домик в полусотне метров перед ней. Карта активно уверяла, что это правильные координаты, черт-те как выгрызенный доступ в базы Флота подтверждал, что лейтенант-коммандер в отставке Неро Армандо Дини проживает по указанному адресу.
Почему-то тот странный настрой ученика мага-телепортатора «вижу цель, преград не вижу» растворился за пару часов, проведенных на орбите Латоны в поисках более-менее приемлемого места для скрытного приземления. Планетарный истребитель, угнанный ей с верфей, к счастью, имел куда более продвинутые системы маскировки, чем те, на которые были рассчитаны местные силы ПКО, и выбрать подходящее местечко удалось довольно быстро, но вот настроение… ей до боли четко представлялось, что прилетела-то она зря, и ей просто вежливо укажут на дверь – без единого хамства или грубости, но так, чтобы качественно отбить желание появляться еще раз. Неро это умел очень хорошо, она отлично знала, что его слова могут бить сильнее, чем иные фазеры.
Она выдохнула, неуверенно дошла до двери – никакой сигнализации, обычный небольшой домик, курортная планета; прислонилась спиной к косяку, давая себе последние несколько секунд на то, чтобы передумать (в голове мелькнуло – «Джемма, твою гребаную мать, ты угнала сраный корабль, чтобы сюда добраться, куда ты собралась передумать? Под трибунал?!»); резко и громко стукнула в дверь каблуком, а затем еще раз и еще.
Вместо четвертого удара нога встретила пустоту, тут же образовавшуюся и под одним плечом, и Джемма, чуть не рухнувшая внутрь, спешно развернулась, встречаясь взглядом с каким-то парнем в госпитальерской форме.
Мэм, прошу прощения, но…
Я же не ошиблась, это дом Неро Дини? – и лучезарно улыбнулась, с каждой секундой почему-то ощущая, как растет непоправимость ошибки, и что она зря прилетела, лучше бы так и оставалась чертовым капитаном «Стража» с небольшой черной дырой внутри. – Я… друг.
Госпитальер помедлил, окинул взглядом золотую форму и уставной китель, который она так и не сняла, коммуникатор, капитанские нашивки — и пропустил внутрь, тут же аккуратно прикрывая дверь, на которой снаружи осталось несколько следов от каблука.
Неро, привет, у меня к тебе есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться! – отлично зная, как в небольших зданиях разносится звук голоса, она позволила себе быть чуть громче, чем обычно на мостике. – И не делай вид, что ты меня не слышишь!
[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+8

3

Пост написан совместно

…и нечего так орать, – коляска Неро появилась в дверном пролете на входе в прихожую из прочих комнат, сонно тающих в полуденном мареве сиесты за спинкой кресла на колесах. – Слышу я тебя, здравствуй, донья Корлеоне, – интонация привычная, спокойная, самую малость ворчливая. – Ты тут что делаешь?
Ворую себе навигатора.
Темно-синие глаза не округлились, но потемнели – насмешливо и… выжидающе, что ли, будто хозяин маленького белого домика на отшибе раздумывал – принимать ли всерьез и это заявление о цели приезда, и само появление мисс Гордон у него на пороге. Которое, кстати, будто и не удивило бывшего старшего штурмана «Стража».
От искушения снова обрасти за прошедшие месяцы бородой Дини удержался, и вообще для анахорета выглядел слишком опрятно – как и его домик, впрочем, обманчиво скромный по обстановке, но «умный» по максимуму. Настолько, что тощенький и кудрявый парнишка-послушник из местной миссии госпитальеров приходил не чаще раза в неделю – и то скорее «на поговорить», чем ради реальной помощи. Разве что полить цветы в саду сам лейтенант-коммандер в отставке не мог хорошенько, да за свежими frutti di mare чаще всего просыпал – рыбаки возвращались с уловом на рассвете, когда Дини только засыпал, бывало, а на рыбном рынке городка поздним покупателям доставался шиш или мелочь некондиционная.   
Ладно, предположим, что в это я даже поверю, – навигатор не отводил от женщины в форме прямого и темного взгляда. – А корабль откуда? У меня же нет больше допуска на полеты... – поправляя плед на коленях, добавил он неохотно и вроде бы даже смущенно.
Джемма на пару секунд замялась, стреляя глазами в сторону госпитальера, и Неро – на удивление понятливый корианец! – кивнул, то ли отпуская того, то ли, кажется, просто выгоняя порядком подзадолбавшего «помощника». Тот бочком-бочком выпятился из прихожей и дверь предусмотрительно задвинулась за ним.   
Давай будем считать, что я его купила, хорошо? – Джемма вздохнула, отлично понимая, что этот ответ не подойдет.
...откуда? – прозвучало настойчиво, будто Дини и не слышал это ее «купила». Не просто настойчиво – жёстко, хоть и не громко, дожимая до полного и более правдивого ответа.
Ну угнала я его! Доволен? – Джемма фыркнула, как небольшой, но очень недовольный ежик, и уставилась на штурмана. – Слушай, у тебя – пять минут на сборы, десять – доехать до корабля, и еще целых пятнадцать, чтобы сказать мне, что ты обо мне думаешь... – в глазах Неро зажглась, кажется, та самая искорка то ли любопытства, то ли просто извечного упрямства, которое так ее бесило (впрочем, не настолько сильно, как любой другой навигатор). – Я про пять минут не шучу, кстати. Уже четыре...
Гордон, ты с ума сошла? – Дини, кажется, совсем развеселился. 
Я ворую себе навигатора.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/901615.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (03-05-2020 19:41:56)

+7

4

Где-то на этом этапе в продуманном плане переговоров зияла огромная яма в стиле «вот сейчас мне прилетает фирменный взгляд Неро, вздох о том, что я дура, и пошла бы я куда-нибудь подальше, можно даже на клингонском», поэтому сам тот факт, что мистер Дини не послал в то самое «куда-нибудь подальше» оказался приятным сюрпризом, согревшим на пару секунд почти ощутимо.
Ты с ума сошла, – на этот раз прозвучало уже как констатация факта, а не вопрос, и Джемма кивнула, вертя в руках отколотую от воротника плашку капитанских погон. Четыре золотистых кружка, на которых забавно отражался свет, бликуя мягко и ровно.
Неро, что ты еще хочешь услышать? Что да, я свихнулась и увела с верфей истребитель, который сейчас стоит неподалеку, потому что его не видит противокосмическая? Что я сюда действительно за навигатором прилетела? Или что о тебе лучше любого допуска говорит время в аномалии? – когда воздух закончился, она глубоко вдохнула, снова выдохнула, каким-то шестым чувством отмеряя секунды. – Что еще? У тебя не так много времени на решение… ты со мной?
Точнее, времени вообще, можно сказать, не было. Легко сказать – прилети на спокойную курортную планету и предложи за максимально сжатое время решиться в очередной раз изменить свою судьбу. А еще и желательно уточнить при этом, какая гадость светит за участие в преступной, кхм, группировке.
– Если ты думаешь про трибунал… в случае чего я дам показания, что увезла насильно, – Джемма улыбнулась, наверное, немного неестественно, потому что взгляд Неро стал только тяжелее. – Не смотри так, со мной даже клингон не ужился на одном корабле… так что ты – моя единственная желаемая кандидатура.
И ты опять несешь абсолютно не то, что хотела сказать. Не те причины, не те основания, не те действия и мерзкая, не дающая тебе даже возможности правильно говорить ложь. Ты еще расскажи ему, как клингон заявление на перевод писал, а пришедшая после него инсектоид шарахалась от тебя, спросив, почему на корабле пандусы по умолчанию разложены, и увидев лицо…
Пальцы замерли, сжимая плашку почти до синяков, а потом так же немного резко прицепили на место, и Джемма усмехнулась, понимая, как же давит на шею металл капитанского знака. Жаль, что нельзя просто бросить тут, на столе, как что-то уже совсем ненужное, и уйти.
Только вот Неро вряд ли последует за ней… хотя кто его знает, что он выдаст после молчания. То ли «Гордон, ты с ума сошла», то ли «Я никуда не лечу».
[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+8

5

Пост написан совместно

Как там пел когда-то дедушка? «Здравствуй, милая моя, я тебя дождался. Ты пришла, меня нашла – я и растерялся».
Пять минут, пять минут… ах да, уже четыре и «времени не так много», всё меньше, то есть. Времени для чего, собственно? Чтоб отказаться, ибо то, что предлагает синьорина Гордон, даже авантюрой обзывать – слишком переоценивать осмысленность капитанского намерения – абсолютное же безумие, чистейший бред. И… «предложение, от которого нельзя отказаться», тем не менее. Потому что… потому что однажды он так уже выбирал, между сонным покоем Латоны и космосом с приключениями, и ни разу – ни единого разочка! – всерьёз о нём не пожалел. Джемма же знает об этом? Потому подкладывает любимые грабли, перевитые золотой ленточкой? А теперь, внимание, вопрос: кто из них двоих идиот? Кто, кажется, даже не рассматривает вообще отказ от рывка хренпоймикуда из латонского райка? А ведь всю жизнь считал, что суицидальные мотивы – это не про него.
Да-да, – фыркнул почти сердито штурман, подтверждая скорее сомнение в последней своей мысли, нежели высказанное Джеммой, – вообще пиратка на зависть Чиро – корабль угнала, навигатора похитила… щаззз. А меня кем будут после таких заявлений считать – пеньком с глазами? Женщина, ты меня настолько унизить хочешь? – и этот тихий вопрос был сердитым уже без «почти». – Я, конечно, инвалид, но ни дееспособности, ни воли не лишен.
Насчёт разума, правда, не уверен, – Неро тронул сенсор, давая задний ход и мотнув головой, что должно было обозначить приглашение в скупо обставленную спальню. Вираж, заложенный к тёмно-зеленой каменной шкатулке на ночном столике, позволял усомниться, что Дини, как он сам уверял, был скверным пилотом. Глухо клацнула крышка, из-под которой Неро прихватил запасной браслет, чтоб торопливо сунуть его в карман штанов.
Нет, думаю я точно не про трибунал, – слегка рассеянно сообщил навигатор, оглядывая комнату на предмет «что еще прихватить». – Как я понимаю, увела ты, голубушка, не «Амбассадор», а что-то мелкое, где медотсек не предусмотрен, да и врач едва ли, потому я раздумываю, как бы не загнуться уже в первые дни грядущей… одиссеи.
Пхоже, проблема «что с собой взять» решилась простым и честным ответом «ничего», и корианец бодро покатил обратно к входным дверям, по пути, правда, цепляя смешную панаму с низкой полки: десять минут на самом солнцепеке – так и солнечный удар схватить можно.
Массимо, – в полный голос позвал штурман, кивая Джемме на дверь – открой, мол, – я уезжаю в гости, когда вернусь – не знаю, запри дом, когда будешь уходить.
Выглянувший испуганным мышонком в прихожую парень в чёрном увидел уже только спинку коляски, выезжавшей в слепящий полуденный свет и жару.
По садовой дорожке, по полупустым улицам Дини ехал молча, то ли думал о чем-то, то ли как раз наоборот – не думал ни о чём. Корабль стоял на диком пляже, как оказалось, и добрались до него даже быстрее десяти минут. Если Неро и удивился пандусам внутри маленького, но всамделшного зездолетика, то виду не показал. Спросил только, ставя свою «тележку» на тормоз уже внутри:
А зачем тебе надо именно меня?
Потому что мне нужен навигатор, которого я не убью за пару недель в открытом космосе.
Так почему это я?
Неро, ты на гражданке мозги подрастерял или притворяешься?..
Джемма, – вздох, и взгляд сочувствующий – типа, кто из нас слабоумный – еще оч-чень большой вопрос, – ты всерьёз не понимаешь? Ты меня за пару недель гарантированно не убьешь, а я тебе в этом гарантий не дам. Я – могу, совершенно того не желая, ты в курсе?
Я об этом в курсе еще с того момента, как ко мне Боунс примчался с шарами по пять копеек и многотомником с подписью «карта Неро Дини», – Джемма полирует ногти, не отрывая взгляда от мелькающей пилочки. Хороший способ спрятать лицо. – А если что... Дом в Канаде продан уже давно, флотский заложен вместо этого корабля – кто скучать по мне станет, а?..
Джемма, – очень медленно, будто смакуя имя, как ложку варенья, но с самой скорбной интонацией, – ты ненормальная.
Тоже мне, открытие Вулкана, – пилочка срывается, задевая кожу и проходясь по ней острым краем, распарывая до крови. – Лучше скажи, что тебе из дополнительного оборудования нужно?
Она привычно слизывает выступающие капли, а потом и вовсе засовывает палец в рот, абсолютно неприлично и невоспитанно. Хотя какая разница?
Ой, ду-у-у-ура... – и этот тоскливый вздох, в котором восхищение надо под микроскопом искать, и не факт, что найдешь, относится сразу ко всему – и к порезу, и к выбору кандидатуры навигатора. – А список оборудования не от меня зависит, а от поставленных целей и задач.
Неро откидывается на спинку коляски, задумчиво барабанит пальцами по свободному от сенсоров подлокотнику и спрашивает, чтоб все же понять то, что не имеет пока логичного объяснения:
Так все-таки, почему именно меня тебе надо?
Дура, ага, – мысленно кивает Джемма. Даже хуже, чем дура, дура бы еще в первые месяца два поняла, что не так и почему тянет глотку кому-нибудь перегрызть.
Хватит делать мне комплименты, – из-за пальца во рту слова чуть неразборчивы и глуховаты, но она точно знает, что искать ради небольшого пореза пластырь ей абсолютно лень. – Господи, Неро, ты – единственный навигатор, который не оказался отправлен обратно, на первую попавшуюся базу Флота, спустя пару дней совместной службы, – и молчит о том, почему были отправлены другие.
А тебе в мой адрес, значит, комплименты делать можно? – бровь выгнулась выразительно, по-вулкански. – Тоже мне, заслуга.
Это и не комплимент, –  постепенно внутри развязывается ледяной острый узел, который не давал дышать толком. – Ты – самый ужасный, непереносимый и вулканистый офицер из всех, которые у меня были.
Джемма улыбается, в уголке губ – кровь, которую она стирает небрежным движением ладони. Дует на палец, трясет рукой в воздухе – все нормально, кажется.
Ну да, ну да, – хмыкнул Дини, взглянув укоризненно, прежде чем невежливо отвернулся от своего внезапного работодателя – достать бутылку воды из кармана на спинке коляски. – Ты при вулканцах только этот ряд синонимов не употребляй. А то ведь станется, неразумная ты женщина.
...сказал не менее неразумный мужчина, – а еще, кажется, этот корабль явно был меньше. Или это просто особенности, как в свое время выразилась комиссия, психики? – Ты все забрал? Я не помню, предупреждала или нет, но у меня на хвосте, примерно в получасе лета, с десяток кораблей Федерации. Я теперь, знаешь ли, считаюсь крупной бандиткой... самой смешно.
Взгляд лейтенанта-коммандера Дини в ответ, пока он сворачивал пробку у бутылочки, был из тех, что «вместо тысячи слов», столько в нем было… всего. А потом Неро глотнул воды, и… как подменили – посмотрел цепко и сосредоточенно:
Насколько «на хвосте»? И куда нам смываться, мисс знатная бандитка?
Судя по всему, вместо крышечки кто-то представлял капитанскую шею, желательно еще и тальком присыпанную для удобства хвата. А потом от услышанного Джемму на секунду потянуло радостно заорать, как лет десять назад, изобразить танец мумба-юмба... но тут же прошло, успокоенное почти привычным расчетом.
Понятия не имею, куда смываться. Куда-нибудь. И меня очень радует слово «нам»... ты не представляешь, насколько. А что насчет хвоста – пара десятков легких патрульных, они меня засекли уже давно, я же по навигационному искину летаю, а они в импровизацию... ну, примерно как ты – в бальные танцы. В теории да, а на практике – я бы посмотрела.
Когда Неро оказался у пульта, он, скорей всего, и сам не отследил – он водичку пил… по рекомендации доброго доктора Боунса, но встала полупустая бутылочка уже на консоль, на свободное ее место – прицельным и привычным жестом.
А вот щас обидно было, – рассеянно сообщил штурман, уже отбирая управление у того самого искина введением кодов, которые, он, оказывается, помнил, а Гордон не меняла. – Ты не знаешь, как я на своей таратайке танцевать могу. Между прочим, самые красивые девушки на танцплощадке бросают своих кавалеров ради вальса со мной.
Ни разу не видела, – пальцы легли на подлокотники не капитанского кресла, а пилотского, в конце-то концов, она же получала первую специализацию именно такую, которая будет полезна на корабле, а не... всякую странную дрянь. – Но, предположим, пока что поверю на слово, потом потанцуем как-нибудь не за штурвалом... Моро, твою мать, скройся уже куда-нибудь, не мешай нормальному навигатору работать!
Чернющая до синевы морда то ли львенка, то ли просто крупного круглоухого кота, проявившаяся на одном из экранов, обиженно встопорщила усы и пропала.
И, кажется, я немного переоценила наши сроки... К Бетазеду, только не стандартными маршрутами, хорошо?
Жил да был черный кот за углом, – этим и беглым взглядом откомментировал навигатор исчезновение виртуального конкурента, – вот пусть там и… Сроки будут срочные, если надо… и когда это я любил стандартные пути? – возмутился искренне корианец, наизусть вводя данные. – Бетазед – это верный выбор, там гравитационная каруселька недалеко, закинет куда хошь быстро и непредсказуемо-незаметно для наблюдателей. – Подушечка большого пальца коснулась сенсора «ввод», и Неро поерзал в кресле, устраиваясь удобнее. – Вот тогда мы и потанцуем не за штурвалом… после того, как покувыркаемся не в постели.
Хорошему коту и за углом март, – принимая первые строчки расчета маршрута, отозвалась Джемма. – Учти, я не пробовала еще на максимум варпа выходить, не знаю, как себя двигатели поведут. А кувыркаться в кровати – ремни нам на что? И гравитационное искажение туда же, я эту крошку только месяц обкатываю, не стрелять же по своим.
Еще хотелось добавить что-то про танец, но взгляд привычно выхватил первые параметры, разум почти без участия личностной части сознания просчитал выверты подобного «танца» – и Джемма возмущенно покосилась на «лучшего навигатора».
Слушай, а ты учитываешь то, что я оттуда еще хочу выбраться живой, а не расплющенной о гравианомалию?.. Или это что-то в духе «Я верю в твои способности пилота и пролететь по краю горизонта событий»?..
А ты учитываешь, что мне расплющиваться рискованнее, чем тебе? – фыркнул Неро, глядя вовсе не на капитана, а на точки, обозначающие патрульные корабли. Вот до смешного они походили на рой золотых жуков с планет в галактике Пегас. – Ты отделаешься парой фингалов если что, сотрясаться же нечему, а я… обстучуся – и помру молодой. У меня, carina, суицидальных мотивов отродясь не бывало, между прочим.
Оно так видно… – шепнул ехидный внутренний голос.
И сам помрешь, и меня прибьешь, да-да, слышала, ma chérie, – французский, смешанный с САФ, скользнул на язык сам, Джемма даже не поняла, почему из-за спины донесся смешок вынырнувшего уже голограммой Моро. – Но мне нравится твой оптимизм, скучала по нему, знаешь ли. А то что ни навигатор, так либо пьяница, и летать потом по синусоидам, либо невменяемый, и тогда – да лучше бы энсин из технического трассы строил...
Нырнули в варп – почти не двинувшись с места; мгновенный разгон, зачем-то реализованный в планетарном истребителе, отработал, как и следовало ожидать, без помех. Все-таки в том, чтобы увести новенькую, только-только с верфей, крошку, были и свои преимущества.
Вот! – со смешной гордостью подтвердил корианский умелец, и к его интонации очень пошел бы назидательно воздетый перст, но тот сейчас был занят – касался сенсоров напоследок, ласкал их вместе с остальными девятью пальцами, будто уговаривая на... непотребства всякие в части кораблевождения. - Видишь, меня даже к кровати ремнями привязывать не обязательно... я еще и на машинке могу, –  мурлыкнул котик с Коры, – но не так, как ты, конечно.
В варп, и правда, ушли с чисто женской аккуратностью, как мастерица в пяльцы – тык иголочкой! – и насквозь, и стежок.
Боунсу бы такую снайперскую точность с гипо... – помечтал Дини вслух. – А Боунса угнать слабó было, кстати?
http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/382839.jpg

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/901615.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (03-05-2020 20:39:12)

+8

6

Еще несколько переключателей – понизить напряжение варп-двигателя, чуть качнуться в потоке щитами, которые все равно пока не сильно используются, и подправить немного крен, потому что иначе выходить из варпа будет неприятно. Джемма подняла пальцы, пробегая взглядом консоль – «Йеллоустоуны» в принципе отличались не особой требовательностью к навыкам пилота, тем более что автопилот в них был, как и навигаторский искин, топорный, но надежный, и положиться на него в варпе, где единственная проблема – это плазменный выброс, который еще поймать надо, можно было спокойно.
– Боунса я не нашла. Он где-то на исследовательском судне, у меня ведь весь экипаж… забрали, – коротко улыбнувшись, она крутанулась на кресле. – Зато тут медотсек – это каюта обычная, и врач там же и спит… кстати, на Бетазеде нас будет ждать как раз он.
К слову сказать, вулканца она нашла случайно, когда наудачу рылась в очередном переговорном пространстве, настолько похожем на обычные корабельные «трепалки», что она в какой-то момент попросту решила бросить клич – мол, кто рискнет решиться на марш-бросок черт знает куда, с оплатой не за счет бюджета Федерации, а фиксированной, и вообще… тот оказался на диво нетребовательным, разве что попросил контракт подписать на месте и бумажный, а не электронный.
А до прекрасной, спокойной относительно, милой планеты было четыре дня и три ночи стандартного времени. И Моро, который, по сути, проявлялся только навигационным искином, но на самом деле воплощал в себя единственный, общий для маленького кораблика, мог подсказать, как пользоваться половиной того барахла, которое сразу с верфей стояло в «медотсеке».
– Слушай, у тебя браслета на сколько хватит? При более-менее среднем и плохом вариантах, разумеется, – сколько бы оптимисткой не была Джемма, любые расчеты стоило производить, исходя из худших вводных, зато потом каждый раз либо сюрпризов не было, либо они были исключительно приятными. – Черт, навигатора увела, а чинилку навигатора – нет… доживешь до Бетазеда? Или начнем становиться ужасными космическими пиратами и поймаем какую-нибудь небольшую станцию, где должен быть по штатному расписанию врач?
Она откинулась на спинку, и та послушно разложилась почти в ложемент, обхватывая все тело мягкими автоматическими ремнями. Вот что-что, а кресла тут были, мягко говоря, лучше, чем стандартные жесткие на «Страже», но, черт побери, как же ей хотелось обратно – в неудобное кресло, в дурацкие и невозможные дни, во все это непостижимое и проросшее в душу меньше, чем за год. И экипаж вернуть – тот, с которым спорила, доказывала, за которых можно было бы и под фазеры пойти, если бы было нужно.
– Джемма, я бы рекомендовал…
– Тебя я не спрашивала, Моро. Утихни, а!
– Капитан, я, вообще-то, контролирую вам половину систем. Будьте благоразумны и…
– Моро!!!
[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+4

7

Ну… звездолёт вести – не цифрами трясти, как говорят некоторые пилоты. Оспаривать и доказывать равную важность навигаторов не стоило... во-первых, спор и доказательства любой убедительности, хоть самые убойные, означали бы, что мистер Дини принимает такие поползновения пилотов на превосходство хоть сколько-то всерьёз, а во-вторых… во-вторых, доля правды в выражении этом всё же была, в том смысле, что когда курс проложен, мавр может уйти. Недалеко, конечно – вдруг корректировка понадобится. Но это ж не в варпе, а перед и после него, так что... момент истины, перетак его, прошёл, первый шаг на пути в тысячу ли сделан… настало время осмысления (его дважды перетак).
«Осмусления», как сказал однажды малыш Эльдиньо, видимо, имея в виду, что мысли, чаще всего неприятные, в процессе оном приходится мусолить. Ну или они начинают мусолить тебя, у Неро-то бывало именно так – болевые рецепторы (а их уже растак – четырежды), оказались гиперчувствительны к гормонам стресса, вернее, его усмирения (проклясть генетику с таким «бонусом» слов уже не хватало даже в корианском итальянском). В общем, как только адреналин, глушивший болевые импульсы, стравливался, начинался поиск стенки, на которую хотелось влезть на паучий манер. Быть храбрым и решительным бывшему штурману «Стража» было легко, а вот расхлёбывать последствия геройства… эх. Ладно бы по мозгам давало – это было бы заслуженно, раз работать здраво не могут иногда, так ведь нет, по больному било – в спину. Корешковый синдром во всей красе и увосьмерённой, по последним данным, мощи, получите-распишитесь – поневоле начнёшь браслет-выручалку тискать. Джемма это, конечно, заметила, снова эх.
Двух браслетов, – спокойно, тем не менее, поправил её Неро, уже нескрываемо нажимая на пряжку и задумчиво разглядывая «украшение» с четырьмя всего опаловыми пуговками среди бирюзовых – как раз один вертикальный ряд. – Видишь, один почти целый, а другой совсем нетронутый, запасной, – он незамедлительно выужен из кармана, выложен на консоль рядом с недопитой бутылкой, и Неро, чуть прищурившись, не без иронии взирал на свой единственный багаж при побеге из мирной жизни ветерана Звёздного флота. – Если не слишком кувыркаться и не торчать сидя больше половины суток… в принципе, должно хватить. Так что доживу до Бетазеда, не сомневайся. Дотерплю, в конце концов, – почти равнодушно пообещал Дини своему капитану. – Не стоит начинать пиратскую карьеру с настоящих злодейств, мы же люди цивилизованные? Докторов похищать – это же не то, что украсть добровольно удирающего с чёртова курорта навигатора.
Прежде чем тоже откинуть почти в горизонталь спинку коляски – не такое, между прочим, удобное ложе, как у Джеммы – Неро наконец отвёл взгляд от своих вещичек к её лицу, не скрывая сдержанного любопытства, мелькнувшего в глазах:
А что, хороший врач? Ты давно его знаешь? – штурман слегка фыркнул, прислоняясь затылком к краю спинки. – Класс, я ещё ни разу не служил на корабле, где патанатом берет работу на дом… какой, однако, карьерный взлёт.
Он перекатил голову в сторону искинова гласа, но заметил, даже когда напряг шею, приподнявшись, лишь кончик чёрнющего хвоста. Перепалка с искином – обычное дело, кот он там, пёс, грифон золотой или погибший сослуживец, однако на всякий случай Неро не отпускал подлокотники своего кресла, чтобы быстро сесть, если что.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/901615.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (07-05-2020 03:51:49)

+6

8

– Не знаю, насколько хороший, но, кажется, то ли полукровка, то ли вообще истинное дитя Вулкана, – голографическая панель плавно переехала вверх, куда-то между потолком и Джеммой, которая по привычке продолжала следить за показателями курса. Все было почти как на учебных шаттлах, в которые их закидывали по четверо (приставив к каждой четверке контролирующего инструктора), только вот сейчас было как-то спокойнее – никаких оценок, никакого инструктора за спиной, никаких однокурсников. – Будешь смеяться, но нашелся он в бетазоидском чат-пространстве, сцепились языками, а потом оно само как-то.
Глаза больше не мозолила стойка транспортера, которую она демонтировала сама (спасибо блочной системе строения новых планетарников!) и закинула в пустующую каюту, предназначавшуюся для научника и стихийно превращенную в аналог легендарной кладовки интенданта, в которую можно было впихнуть невпихуемое; теперь на мостике было достаточно места, чтобы не вписываться друг в друга при малейшем движении. Под колесами Неро – хорошо, что не искрило – задумчиво торчал хвост проводов, когда-то шедший к креслу навигатора, которое тоже нашло приют в «кладовке».
Да, сейчас Боунс выдал бы лекцию о том, насколько упал уровень интеллекта капитана, умудрившейся расковырять мостик всего лишь набором отверток и собственной дурью, а потом и ее, и Неро бы отчитал, потому что думать надо было до того, как утаскивать в неизвестность собственного штурмана, не имея под боком нормального врача. Но Боунс, к сожалению, был где-то далеко… и Джемма только надеялась, что новый, вулканистый медик окажется более-менее вменяемым.
– Моро, принимай автопилот, – голограмма черного кошака прошлась по панели, улеглась на нее – демонстративно хвостом к Джемме, еще и махнув им так, чтобы задеть, к счастью, нематериально, нос капитана, тут же сделав вид, что его тут нет. – Моро, хватит, а?..
И на самом деле теперь все ее обязанности как пилота закончились. Искин спокойно доведет корабль, а им можно и смыться «обживать» собственные каюты, которые по габаритам больше напоминали карцер, зато вполне комфортабельный и даже с небольшим санузлом в виде душетуалета. А еще и хватило места на небольшую зону отдыха, общую, конечно, зато с такой голоприставкой, что Джемма первые два дня только в ней и зависала.
А до выхода на орбиту Бетазеда предстояло столько еще сделать! Например, разгрести все-таки медкаюту, привести в порядок зону отдыха, додербанить останки нормального кресла навигатора, прикрутить обратно транспортер…
…в общем, время уходило незаметно.
– Готовимся к выходу из гиперпространства, – голос Моро за два часа до расчетного времени выхода казался издевательски-спокойным. За эти дни Джемма успела поругаться с искином не единожды, и подначки Неро на эту тему уже успели стать чем-то вполне себе привычным. Мол, даже с виртуальным котиком поладить не может, а уж с корианским…
…за что корианский котик был пару раз нещадно обстрелян невиннейшими глазками – впрочем, это не помогло избавиться от шуток, и ровно перед тем, как Джемма, натянув более-менее приличный вариант полугражданской формы, рухнула в собственное кресло, на панели, к которой уже должен был тянуть руки Неро, оказался характерный пакетик с кошачьим кормом. Голографический.[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

Отредактировано Сесиль Виола (11-05-2020 19:09:51)

+7

9

Пост написан совместно

О! – иногда на штурмана находил лаконический стих, и он начинал говорить так мало лишнего, что краткие реплики требовали пояснений куда большего объёма, чем просто нормальные ответы. Однако не сейчас – восхищённо-почтительное междометие полноценно, что называется, «лучше тысячи слов» выражало: «истинное дитя Вулкана», независимо от генетической разбавленности, впрочем, вызвало неподдельный интерес и заранее – симпатию. Да и удивительно ли – это же Дини, сам, как говорится, такой. – Вот с остроухим СМО летать мне ещё не доводилось... – пробормотал он задумчиво, – полезный, я чувствую, будет опыт. А смеяться, не, не буду. Какая, на фиг, разница – чат, не чат… звёздные пути неисповедимы, дхармы неисчислимы, а дядьку даже в Киеве можно найти.
Мда-с, трепаться, как природный корианец, Неро тоже умел при случае. Собственно, после того, как с пульта управления согнали виртуального чёрного кота, он по большей части, именно этим и занимался все три дня. Точнее – в эти три дня он занимался тремя делами, одинаково всерьёз, но с разной степенью вложенности усилий: во-первых, отлеживался у себя в каютке (и на будущее тоже), во-вторых, стебал миз Гордон, а третье… на третьем деле всё влияние на расклад и развитие событий было умело вложено в замечание, сделанное буквально вскользь – мол, в стандартном-то кресле навигатора предстоящую перегрузку переносить попроще было бы, чем в коляске. Которая, конечно, заслуженная, удобная, но не для того делана и вообще – не ложемент, не ложемент.
По счастью, Джемма дурой не была… ну, в некоторых аспектах, во всяком случае, ей «одной фразы ненароком» хватило, и кресло рядом с капитанским было прикручено обратно. Оно даже искрило через раз и в стороне от седока! И так появилось четвертое дело, к которому штурман тоже отнёсся со всей присущей ему истовостью – научиться самостоятельно перелезать в навигаторское сиденье со своего – на колёсиках. Терпенье и труд, как известно, перетрут любые проблемы, так что с энного повтора сейчас это получилось за минуту тридцать cекунд и с расходом одной бирюзовой «бусины» в браслете. Пересидев мягкий толчок препарата в затылок, мятный разлив в пояснице, Дини открыл глаза, протянул руку и… получил сползающий на колени оглушительно шебуршавший пакет кошачьего корма.
Эту сухомятку сама грызи, – сварливо-высокомерно заявил он плюхнувшейся рядом женщине с косой, и взяв пакет за уголок – брезгливо, двумя пальцами, переложил его капитану на колени, – я котик боевой, корианский, я молоко люблю, можешь мне на консоли блюдечко с ним оставлять. Как домовому, да. Чем я, вообще-то, и не домовой, я же на высадки соваться не буду…  
Кто бы знал, чем эта шуточка обернётся…
У меня подарок для тебя, – спокойно сообщает Джемма, не поворачиваясь от обзорных экранов. – На консоли стоит. Сказали, что вроде бы подходит к нашим моделям, и что при необходимости заменят на подходящие.
А в коробочке – тонкая полоска кольца с системой управления консолью, парное с тем, которое крутит на пальце Джемма, и записка – «Женись на мне, идиот вулканский». Вежливо капитан Гордон всё равно разве что клингонов шлет, а так... Ждать уже бессмысленно. Ждала. Пришлось в итоге воровать собственного навигатора, подставляясь еще под пять статей, если не считать кражи корабля, хоть она и заплатила за свою красавицу вполне достаточно.
Подарок?.. – кажется, только сейчас Неро действительно удивился по-настоящему, словно угон корабля, мгновенный улет без вещей и раздумий из размеренной и обустроенной жизни военного пенсионера и отшельника – в порядке вещей, ничего особенного, а вот подарок капитана новому (или старому?) навигатору – нечто из ряда вон, как не потянуться к коробочке.
Хм... «Моя рука тянется к коробочке»... что-то слышится родное прям... где-то это уже было. – Дини отщёлкнул крышку и уставился на ободок кольца. Непроницаемо так, поди догадайся, что думает. – Ну вот... смена ролей... дожили, – пальцы шелестнули бумажной ленточкой записки, и штурман качнул головой уже с изумлением, но молча. Молчал он с минуту, явно задумавшись, отставив открытый футляр с кольцом и кусочком белого серпантина со словами.
Жениться надо на валькириях, – пробормотал он наконец, то ли цитируя кого-то, то ли озвучивая собственную, только что пришедшую мысль. – Считаешь, я уже достоин Вальхаллы?
Кажется, впервые Джемма догадалась, что именно с ней не так, когда полностью и по кусочкам разобрала собственное отношение к Тайлеру. Нет, она представляла, что, как особь человеческого роду-племени, она в теории способна на проявление подобных эмоций, но... серьезно? Вот просто – серьезно?
Во второй раз ее накрыло где-то на полпути к Латоне, когда вместо предвкушающего трепета в груди свился клубком ледяной и полностью нереальный страх, который она даже сформулировать-то особо не могла. Нет, серьезно, на кой хрен очередная космическая передряга, еще и на нелегальном корабле, вполне спокойно живущему Неро, который, наверное, и рад был от «Стража» отделаться?
В третий раз – сейчас.
Хорошо еще, что «женское мышление», оравшее ей что-то абсолютно неадекватное, она умела отключать в личном общении хотя бы на время, иначе сейчас точно было бы гораздо хуже.
Нет, просто я замуж хочу в кои-то веки, – абсолютно спокойно отозвалась она. – И желательно за человека, который мне нравится и за которого я, собственно, хочу замуж.
Пожала плечами, не поворачиваясь, развернула со своего кольца еще одну голографическую панель, мол, смотри, эта штука полезная вообще-то, а не только для красоты и статуса. Кольцо Академии мерно мерцало чем-то дымчатым в черном металле, отражая редкие вспышки информационных окон, а сама Джемма старалась не обращать внимания на эмоции. Они были... незначительны. По крайней мере, пока что.
В конце концов, если тебе это так неприятно – забудь. Просто надевай кольцо и все, это инструмент для работы. Или скажи, чем я тебе как валькирия нехороша. Конь крылатый – есть, коса – есть, по темечку могу огреть, если надо. А до Вальхаллы минимум трое суток в варпе, это же дурацкая планетка класса O, если мне память не изменяет... – и все так же почти равнодушно уставилась на собственные панели, не замечая, что на тех уже секунд пять висит один и тот же отчет о состоянии системы.
Не надо меня по темечку… – пусть и растерянно, но всё же среагировал Неро. – Оно ж нам вроде пригодится? А то врачу по нему тебя стучать придётся, – хмыкнул он, вынимая кольцо и надевая его. – Или мы передумали брать врача? – он деловито согнул пальцы, примериваясь, как сидит полезное украшение, не мешает ли. – Так к Бетазеду или к Валльхале, куда летим-то? – он со спокойной улыбкой взглянул на Джемму: – А, Бр-р-рюнхильд ты моя?..

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/901615.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (12-05-2020 22:47:09)

+8

10

Джиджи-тейл вошла в чат.
Уши Мира: Это что за покемон?
Сладкий Персик: Девочка, мужик с крепким стержнем нужен?
Джиджи-тейл: Фото стержня продемонстрируй.
*картинка затемнена цензурой*
Мухожук: Не советую. Бактериальный крилианский сифилис.
Сладкий Персик вышел из чата.
Джиджи-тейл: там же них...я не видно.
Мухожук: то, что вы назвали – видно достаточно. Рептилоиды обычно другой формы, у арахнидов тройной. В принципе, контуры сходны с ференгийским, но они не настолько раскрепощены, да и бесплатно не покажут. Остается вероятность заболевания, а клиническая картина и симптоматика ясна и по контурам.
Лобик Звезды: Не дави интеллектом.
Птушенька: Не дави интеллектом.
Крутыяйц: задрал, зануда вулканская.
Джиджи-тейл: неплохо. В медики не хочешь?
Мухожук: уже.
Джиджи-тейл: а в личку?
Крутыяйц: нифигассе… Вулканец, как на такого телки клюют?
Мухожук: если объективно интересно, я выложу логику восприятия реальности.
Лобик Звезды: Не дави интеллектом.
Птушенька: Не дави интеллектом.
Крутыяйц: Девочки, а ну его, у меня ликер вулканский. И еще кое-что, на «р».
контакт отслежен и удален Уши Мира

***
Средний срок контракта для чистокровных вулканцев определялся по результатам гормонального анализа. Проще говоря «Сколько ему до пон-фарр? Ну уберем три месяца для надежности» и подписание документа. Лераш менял место работы каждый год – ровно до второго анализа. И до него оставалось три месяца, следовательно, предложение Джеммы Гордон устроило его чуть больше, чем «полностью». Всегда существует понятие «бесконечность+1», как и семантическое распределение малой и большой бесконечности, определяемое физикой галактических структур.
Не остановило даже упомянутое вскользь «у меня особо сложные условия и не совсем стандартная регистрация, не то, что можно внести в послужной список». Вряд ли она в курсе, сколько раз он переделывал свой послужной. Эта вакансия оптимальна по всем параметрам.
В ладонь ткнулась Котька. Требовательный и короткий рык, мягчайшее касание лапой колена.
Спасибо, вовремя, – он легко погладил зверя, встал и принялся складывать в уставной чемоданчик личные вещи. Заколки для волос, личный лабораторный мини-комплекс, совместимый со всем медицинским оборудованием, три комплекта белоснежной форменки, еще наработки. И две трети чемоданчика – вещи Котьки. Комната осталась такой, как и была. Пустая, полностью безликая.
Котька, выходим, – настроить одноразовые уничтожители бионики. Стирают все следы органики в помещении, расщепляя на клеточном уровне, и исчезают сами. Он привык скрываться. Привык к нетипичному имени, к измененному возрасту.
Его нет. Мальчишка с Вулкана погиб вместе с семьей. Лабораторный крысеныш, которого так неожиданно изменили клингоны – при попытке бегства из закрытых зон спецслужб Вулкана. А изящный медик с длинными волосами – он же был взрослым при поступлении в Академию, учился лучше других, держался отстраненно – не по возрасту водиться с юными студентами, не по рангу – со сверстниками-преподавателями.
С’Арк бы отметил двадцать седьмой день рождения. Лерашу было пятьдесят. Разве это возраст для вулканца? Котька жалась к ноге, вулканец быстро и ловко пристегнул к мягкому ошейнику поводок, вытащил из кармана намордник. Она сама ткнулась в подставленные ремешки, чуткость поражала. Чуткость зверя, куда более разумного, чем нелогичная, шумящая и дикая толпа якобы разумных обывателей, толпившихся в космопорте.
Лииииияяяя, не смей трогать это! Лиииияяя, оно лишайное и заразное! – и какая-то арктурианка оттащила свою рыхлую и перекормленную дочку от Котьки, сжавшейся от такого обилия ненависти в свой адрес. Лераш молча взял зверя на руки, так же отстраненно прошел с ней все четыре контроля до рейсовой капсулы к пятому пирсу, и опустил на пол перед люком в свой новый корабль.
Все будет хорошо, Котька, – и волна тепла в ее адрес. Кысь выгнулась, прижимаясь к ноге. – Моим единственным условием было твое присутствие. Не захотят – меня здесь не будет.

А она смотрела так же. Как тогда, когда ее вытащили из бокса и швырнули на прозекторский стол со словами «неудачно, с сехлатами не скрещивать». Ее мать рванулась на прутья – и упала, отброшенная разрядом, а у котенка, слепого и лысого, не хватило сил даже мяукнуть. Лераш тогда взял ее в ладонь, обернулся к ференги и спросил, может ли он забрать это для личных нужд. Руководитель лаборатории назначил цену, получил перевод без споров, и вышел.
Лераш осторожно коснулся взрослой кыси. Она мурлыкнула, ткнувшись в руку, и посмотрела на вулканца, который осторожно прятал за форменную белую водолазку лысого детеныша.

Ты нелогична, Котя, – и она снова трется о ногу. – И пачкаешь мой халат. А нам важно оказать впечатление.
Люк открылся. Судя по взгляду Джеммы Гордон – впечатление они оказали. Длинноволосый вулканец в белой форменке и облезлое существо, напоминающее увеличенного вдесятеро кота-оборотня в период сезонной лишайной линьки.
Лераш. СМО прибыл, капитан. Разрешите войти на борт. 

[NIC]Лераш[/NIC]
[STA]белые одежды Истины[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/883047.jpg[/AVA]

Отредактировано Лестер Винсент Митчеллa (13-05-2020 14:19:09)

+9

11

Ложемент от обещанного «кувыркания не в постели» по выходе из варпа, конечно, спасал… но не спас. Даже при том, что мистер Дини малодушно использовал весь комплект фиксирующих ремней, не только плечевой и поясной, паховый тоже, что обычно навигаторам и пилотам западло. В общем, штурман был надежно зафиксирован в кресле, и всё равно – шныряющий и швыряющий полёт под вагнеровский вечный хит, чтобы оторваться от патрульных (караулили ведь, гады, и как узнали?!), сказался – перегрузки, как и стресс, били не в голову, а в сломанный позвоночник, браслет… второй браслет кончился гораздо раньше, чем планировалось. Неро выглядел заморённым и, не поднимая спинки кресла в более отчёливую вертикаль, кусал губу, невесело размышляя о том, как придётся терпеть последствия карусельных разгонов от края ещё одной гравитационной аномалии. Перспективы как-то не радовали – настолько, что не радовала даже посадка на благословенном и вожделенном Бетазеде. Сели они, конечно, в местности малонаселённой, благо, таких на богохранимой (как считали местные) планете хватало.
Забавно, – отстранённо и устало подумал штурман, щурясь на вид в обзорном иллюминаторе, – будто и не улетали никуда: с дикого пляжа взлетели, на дикий пляж сели. Только что волны повыше, а так – Латона Латоной.
Мы будем жить с тобой в маленькой хижине на берегу очень тихой реки. – Он и сам не заметил, что напевает вслух, пусть и еле слышно: – Никто и никогда, поверь, не будет обиженным на берегу очень дикой реки.
Умолк, спохватившись и взглянув виновато, побарабанил пальцами по подлокотнику – пора маскировку снимать, нет?.. Они, конечно, пораньше чуток прилетели, а вулканцы пунктуальны, как... как вулканцы, именно, а потому ожидание затянулось слегка.
На берегу этой тихой реки, – всё равно уже спел, чего теперь стесняться, – в дебрях чужих у священной воды, в теплых лесах безымянной реки… – что-то там ещё было про белый камень, скалы… штурман как раз на такой утёс и смотрел сейчас, вот почему, ну и Гордон тоже пела перед всеми пертурбациями. – Будешь выходить-то, валькирия? – это, естественно, предназначалось уже Джемме. – Если всё-таки собираешься прогуляться, бога ради, не думай о… жёлтой обезьяне. Тут, конечно, один бетазоид на десять тыщ квадратных миль, но с нашим везением… о, смотри-ка! – ожил монитор, показывая быстро приближающуюся цель, и стало не до инструктажа. А вот и визуально уже виден падающий с затянутого знойной дымкой неба шаттлик-такси. – Ну, дождались, ура.
Радость в этом «ура» если и была, то разве по поводу того, что ждать больше не надо, можно сваливать, как только то самое «истинное вулканское дитятко» закроет за собой люк новоявленного пиратского судна. Уж точно Неро не был в восторге от самого факта появления – пока в пределах прямой видимости – будущего корабельного главгад… доктора то есть. Вот ведь ирония – и понятно, что по стандатному минимуму (пилот\навигатор-инженер-врач) хотя бы без него не обойтись, а им с Джеммой конкретно – так и вообще никак, и всё равно – ну не радует, как те воздушные шарики из анекдота. Штурман постарался вздохнуть потише, и это даже получилось вроде бы, он кстати отвлёкся на то, что, издалека во всяком случае, вулканец на вулканца как-то не очень похож.
Какой, однако, прынц, – пробормотал Дини несколько озадаченно, наблюдая за тем, как новый член экипажа вылезает из одноместного шаттла, тут же взлетающего на автопилоте, – весь в белом... и с животиной? О, мы ещё и кота заодно завели, или это собака? – всё-таки оживился слегка навигатор, щурясь сильнее и пытаясь рассмотреть четвероногое, которое со всей очевидностью чётко выполняло команду «к ноге».
Пока новенькие скрылись из поля зрения, пауза снова стала напряженной, и, вновь постукивая пальцами по поручню кресла, Неро домурлыкал строчку песни, которая выпала было, а теперь вернулась смысловым бумерангом, до чего же кстати:
Никто и никогда, поверь, не будет обиженным на то, что когда-то покинул пески...
Хм… а в виду любого, в принципе, вулканца это звучало… занятно.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/901615.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

+6

12

Пост написан совместно

К Бетазеду, к Бетазеду… Вечна погоня, вечно над морем лететь нашей вере, – Джемма даже мурлыкнула немного, замечая, как повело – полностью подконтрольно ей – «Харон» на подходе к орбите планеты. И качнуться, и вот тут карусель, и противокосмическую – обходим, делая вид, что мы маленький и беззащитный карго, и вообще Денуба, а не Йеллоустоун, и еще одна каруселька, и…
Ей-то перегрузки, с которыми вилял кораблик, ничуть не мешали – в симуляторах они вообще до десяти земных «жэ» доходили, а спрашивать пилота, как он себя чувствует, никто не собирался, так что скромные максимум полтора, и те почти все – на ребра, а не вертикаль, были не то чтобы терпимы – скорее, не очень даже и заметны, а вот Неро… черт, на следующей же станции стоило прикупить компенсаторы получше, у нее вроде еще остался счет, доступ к которому шел обезличенно, ференги плевать хотели, кто именно держит у них деньги.
На взлете постараюсь аккуратнее, – чуть виновато кивнула Джемма, выходя на более-менее спокойную посадочную траекторию. Остатка с личных денег хватило еще, чтобы заказать шаттл для будущего медика, перекинуть заранее обговоренный аванс и забронировать, демонстративно не светя данными, билет на рейс до Эйфории, небольшой и не сильно известной планетки, выполнявшей в основном роль гигантского космопорта.
Впрочем, когда вулканец все-таки явился (ну, предположим, она даже догадывалась, что это будет вулканец на самом деле, а не кто-то, больше похожий на корианскую кошатину), первым порывом Джеммы было выйти и надрать кому-то острые уши. Видел же, с кем контракт подписывал, и ни словом, сволочь такая, не обмолвился, что они уже знакомы!
Лераш, и.о. СМО «Стража», был ей отлично знаком. В частности, именно этот остроухий гад с невозмутимым лицом пересказывал ей все последствия разгульной жизни, которую капитан Гордон вполне успешно вела до всего произошедшего, и, надо сказать, это даже сработало. Ровно в ту сторону, где Джемма начинала блюсти… ну, не целибат, а хоть какие-то рамки приличия, не пытаясь регулярными сменами партнеров забить странное состояние, осознанное ей только полторы недели назад.
Какие морды, да без охраны! Лераш, это, прости, блять, что? Образец для экспериментов?.. – люк раскрылся мягко и бесшумно, как и полагалось. Новенький корабль был в почти идеальном техническом состоянии, и инженер им был нужен ровно для того, чтобы доломать его до нужного вида, не более того. Ну и перенастроить технику, и починить в приемлемый вид ложемент навигатора, и… и много что еще, на самом-то деле.
Приветствую, капитан Гордон. Простите, не могу идентифицировать, кого вы обозначили женщиной, торгующей собственным телом, – и хоть бы голос дрогнул, хоть бы что. Но разве что рука двинулась, поворотом кисти прикрывая странное, на вид уже пару лет дохлое существо.
Джемма вздохнула, вспоминая, как именно формулировала высказывания капитан «Квиринала», каждое пересечение с которой становилось поводом надраться, и отступила в сторону, пропуская нового члена экипажа на борт.
…Интара будет в восторге. И от твоих формулировок – тоже.
– Вы разрешили мне взять на корабль питомца. Я предупредил, что он выходит за пределы стандарта эстетики вашей расы, – оказалось, что молнии из глаз метать умеют не только корианцы, но и вполне себе зеленокровные уроженцы Вулкана.
– Да это… Бля, клингоны перепугаются! – впрочем, в Джемме скорее играло любопытство. Не могло же такое появиться на свет нормальным путем, ну не скрестились бы кыси с лысеющими медведями! И сехлатами – тоже… – Ну почему не паук, не, я не знаю, ногомножка какая-нибудь!
– Капитан, вы допускаете Котьку к полету?
На секунду у нее даже пропал дар речи.
…ЭТО еще и зовут… «Котька»?.. – ну что ж, Лераш мог гордиться. Довести капитана до состояния полного ступора надо было уметь, на том же «Страже» это могли сделать целых два существа, одно из которых сейчас находилось на «Хароне». – Хер с тобой, остроухий, но если оно нас сожрет ночью – я буду являться тебе во снах ужасающим призраком.
Нет, Джемма любила животных. Джемма, по правде-то говоря, животных любила гораздо больше, чем их разумных сородичей, в частности, именно поэтому ей было куда проще найти общий язык с трибблом, чем с человеком – но увидь она эту Котьку в темноте, первым порывом было бы достать фазер и выжечь к черту весь коридор.
[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+7

13

Иногда получалось. Смотреть на временную – а для него она и не могла быть другой – работу, как на необходимость, не более. Лераш и здесь не думал задерживаться – пара рейсов, тем более, что о капитане «Стража» было достаточно много неблаговидных отзывов. После расформирования ее команды в прошлом году мало кто мог с ней «слетаться». Может поэтому он спокойно доверил Котьку лесничему на Бан-Ти – старому местному жителю, который на внешний вид животного только плечами пожал и спросил «Чё жрет-то? Мышехвосток ловить будет?».
Но уже в первую остановку на Маар-Гри Лераш понял – либо уволиться и отпустить, либо вот прямо сейчас стряхнуть с капитана полуобколотую орионку, завернуть в розовый с кружевами пледик и притащить в медотсек, подключая систему детоксикации.
И так – дальше. Не потому, что на и.о. СМО возложены функции морально-этического характера по контролю за личностным функционалом Д.А. Гордон. А потому что – не надел перчатки вовремя и слишком неожиданно для себя перехватил взгляд.
И все крики, возмущение и летящие в него предметы, он встречал с легким пожатием плечами и спокойным «Капитан, вы можете делать со своей жизнью что угодно, вы правы. Но как СМО я обязан делать с вашим здоровьем все, чтобы сохранить его функционал для надлежащего исполнения обязанностей. Поэтому подставляйте то, чем вы думали под гипо. Нет, я не о голове».
Поговорить о Котьке он тогда не успел. За полчаса до планируемого разговора на «Страж» пришел приказ о снятии с должности и расформировании экипажа.
Поэтому он и начал переписку с новым нанимателем с необходимости питомца на корабле. А когда увидел подпись на контракте – отодвинул падд, мысленно просчитал вероятность, еще раз  пересчитал. И подписал сам.
Хотя то, что получив договор, капитан его даже не открыла, его не удивило нисколько. Куда большей – хоть и приятной – неожиданностью было увидеть ее трезвой, относительно выспавшейся и спокойной.
Почти. В ней все равно билась тревога, но в этот раз – обычная и живая. Котька осторожно и осмотрительно сидела рядом, не делая попыток подойти, хотя смотрела на капитана жадно.
Готов подтвердить, что первичный половой признак в наличии. Моя питомица не питается разумными и не отлавливает себе пищу без приказа, – Лераш коротко кивнул, и зверь встал, собираясь проследовать за ним. – Из всего, что было изложено в дополнении к контракту, я делаю вывод, что пока «Харон» не полностью укомплектован. Могу ли я взять на себя отладку медоборудования, или вы предпочтете ждать комплектации? И есть ли дополнительные инструкции при вступлении в должность?
Напоминать об обязательном медосмотре команды в течение стандартных трех смен Лераш не стал. Свои обязанности он выполнит, но пока пусть капитан Гордон считает, что при отсутствии медотсека ей не грозит там оказаться. Спокойнее будет.
Котька наконец-то решилась идти чуть впереди Лераша, но к Джемме не приближалась, легонько пофыркивая и обнюхивая окружающее.

[NIC]Лераш[/NIC]
[STA]белые одежды Истины[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/883047.jpg[/AVA]

+7

14

Хм, насчёт «без охраны» Джемма, конечно, погорячилась, – убедился навигатор «Харона», всё же поднявший спинку кресла до формы не лежанки, а собственно кресла, и развернув его так, чтоб увидеть то самое «дитя Вулкана». – А вот насчёт морд… ох, ни фига себе!..  Действительно образец… аж можно сказать – образчик, – понятно, что имелся в виду не новенький, покуда и не назначенный СМО, который уж точно был с охраной… хотя кто тут кого охраняет, ещё большой вопрос, да?.. 
Понятно, что кысь – и по размеру, и по поведению, вон, как разумно смотрит… почти как хозяин. Его-то Неро и рассматривал – вприщур, внимательно, пожалуй, даже пристрастно, потому что поладить с животным, для того и выведенным, чтоб ладить с кем угодно, куда легче, чем… чем с тем, от кого будет зависеть одна-твоя жизнь, её продолжительность и качество.
Ну что… типичный вулканец, пусть и с нетипичной причёской. Вот из-за неё-то как раз Дини и щурился – не ехидно, а сосредоточенно, пытаясь определить, какому из героев голодрам точнее всего соответствует их будущий корабельный врач. Более-менее подходящих персонажей в памяти толпилось дофигища, но в точности ни один к явленному вулканцем образу не подходил, отчего штурман сделал единственно возможный и многообещающий вывод: «Оригинальный товарищ!». Оригинальный вулканец с оригинальной кысью – им, как всегда, исключительно везло.
Подождите, капитан, – наконец подал голос Неро, вдоволь налюбовавшись на хозяина и питомца, – вот при всей симпатии к паукам, лучше всё-таки кысь. – Он полюбовался, (если честно, не без злорадства) ещё и на ступор мисс Гордон – не часто такое увидишь, вот спасибо доктору! – и сказал рассудительно: – А что удивительного? Кысь – это большой кот, котя, котя женского пола – котька, логично же? Самое простое и естественное имя. Было бы более странным, если б это животное звали, допустим, Карменсита или Арина Родионовна, – Чехова тут не было, но дело его жило и на «Хароне», русофилия же неизлечима.
Чуть склонив голову набок, штурман ещё всмотрелся в страшненькую животную, покивал – видимо, своим мыслям – и сладенько так улыбнулся: мини-фильм про Джемму в ночной рубашке и со вставшей дыбом косой, пронёсшийся в воображении рапидом, явно добавил веселья не слишком горячему корианскому парню.
Я, хоть и не клингон, ничего пугающего в питомце доктора не вижу, – сообщил он, однако, с рожей самой постной и тоном самым нейтральным, – тем более, разумных он… оно… она не ест. – Неро повернул голову и уже капитана смерил ну очень задумчивым взглядом, словно ещё раз оценивал – относить ли к разумным Гордон. – И я, хоть и не Интара, тоже в восторге от формулировок нашего СМО, и в ещё большем восторге – от его подкованности в части аппаратуры, младшего-то персонала, как и технического, в ближайшее время ему не видать, как своих ушей.
…хоть он и вулканец, – договорил Дини мысленно, а фыркнул вслух. А потом фыркнул ещё раз (они с Котькой соревновались, похоже), подумав, что до крайности любопытно послушать, как Джемма его самого, такого красивого, врачу будет представлять, со всем букетом самого ядрёного болиголова для любого медика. Более он ни слова не скажет, пока не. Имеет полное право: принимать на должность, как и раздавать инструкции с объяснениями – дело капитана же.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/901615.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (16-05-2020 04:34:49)

+7

15

– Дополнительные инструкции, – Джемма задумчиво прищурилась, окидывая взглядом явно не особо удивленного внешним видом Котьки Неро, абсолютно спокойно наблюдавшего за всем этим Моро и не менее спокойного Лераша – и попросту решила не задумываться о том, чего не может изменить, – были высланы вместе с контрактом. Оборудование – в частности, медицинские репликаторы – частично на борту, я бы предложила тебе осмотреть самому и уточнить, что еще нужно. И… Лераш, давай на «ты», а? Ты меня в каком только виде не видел, а Неро еще предстоит… увидеть.
На ехидный хмык внимания тоже было решено не обращать. В конце концов, она тут капитан или кто? Нет, понятно, конечно, что на кораблике в три рожи капитанство – вещь едва ли не более условная, чем очередь в туалет в личной каюте, но все-таки!
– Копия его личной карты уже в твоей каюте, моя там же. Сейчас надо зарядить браслеты… я про них тоже писала, да. Насколько я помню, там какой-то странный принцип работы, смесь волнового, телепортационного и инъекционного методов, и заряд нужен в течение ближайшего часа. Репликаторы не настроены, и я, если честно, понятия не имею, как это делать, – она вздохнула, пытаясь понять, а чего на нее смотрят так, как будто она впервые в жизни умное сказала. – Слушайте, а что не так-то? Мне что, язык сломать, пытаясь пересказать, как дословно звучит та хтоническая срань, которая там написана? Я ж там половины слов не знаю… Мутагенно прогнозируемые казуаровые проявления…
Кто-то, не будем тыкать пальцами в Неро Дини, заржал, не скрывая здорового корианского гогота.
…возникающие при стерилиз… нет, там точно было другое слово… – Джемма обиженно нахмурилась, замечая, как Неро честно пытается перестать смеяться, видимо, сравнивая сказанное с тем, что было написано в оригинале. – Слушай, раз ты такой умный, что ж ты строем не ходишь? Сам бы сказал!
Внезапно захотелось обидеться. Вот именно как в орионских сериалах – чтобы насмерть, совсем-совсем насмерть и безвозвратно, а затем, всего спустя пару секунд, включился-таки мозг, иногда напоминавший о своем существовании. Мозг отчетливо напомнил, откуда, почему и зачем Джемма явилась на Латону, какого черта вообще это все затеяла и до чего дошла на «Страже», после чего желание обидеться исчезло туда же, откуда явилось.
Собственно, а на что обижаться-то? На то, что она не запомнила наизусть с первого раза комбинацию профессиональных медицинских терминов? Так и медик после описания полетного листа будет выдавать такие перлы, с которых знающий человек будет по полу валяться от хохота. На то, что Неро даже не посчитал нужным сдерживаться? И как давно проявления эмоционального доверия стали чем-то ненормальным?
Нет, ей просто нужно было спокойно отоспаться, приняв тот факт, что выборы сделаны, мосты сожжены, а ей самой уже не вернуться в ряды Звездного Флота. Хорошо, что от Латоны к Бетазеду можно уходить тремя путями, и что ее собственные маршруты были куда более предсказуемы, чем те, которые строил Неро, а значит, патрули не должны появиться до того, как они отсюда исчезнут.[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+7

16

Неро Дини. Корианец, если доверять внешним наблюдениям, подтверждающим прочитанное в приложениях к договору. Лераш оценил внимательность штурмана, вполне согласовывающуюся с его специальностью. Как и его отношение к неведомому зверю, которого как раз ему и стоило бы опасаться. Или нет. Поскольку коротко изложенные факты говорили об обратном, а официальный диагноз, в деталях отличавшийся от попытки озвучить его же, сделанной капитаном Гордон, тоже давал информацию о характере того, с кем придется летать. И кого придется лечить. Интересно, в одном из терранских языков словоформа «ja lechu» подходила по смыслу к двум сенемам сразу.
Почему всплыло в памяти? Цепочка выводов выстроилась сразу: полет, лечение, упоминание Арины Родионовны, русский язык, словоформы. Всё предельно ясно, следовательно, мышление в границах нормы. Что удивительно при подобных настройках кондиционирования. Вот и капитан Гордон перевозбуждена.
Под дополнительными инструкциями я имел в виду то, что отсутствует в присланных вами материалах. Что касается остального, коль скоро обращение на «вы» дисгармонирует с вашим эмоциональным ритмом, я готов удовольствоваться любым ритмичным вам обращением, – цитата была брошена осторожно и легко, в чуть измененном виде, достаточном для опознания. – С медкартами ознакомлюсь в кратчайшие сроки, браслет, как просили, я привёз. Не сильно объемный, достать их здесь проблематично в теории. Но на три часа работы хватит, как раз за указанный период времени я смогу ознакомиться со всеми материалами и доступным мне техническим оснащением, чтобы иметь возможность работать с ним в дальнейшем.
Джемма не просила его привезти браслет, она просто указала код используемого оборудования в дополнительных материалах с пометкой «изучить, единственный способ обезболивающих для Неро». И именно поэтому Лераш сделал естественный вывод – даже при наличии подобного на борту «Харона» – необходим запасной экземпляр. Функциональный, легально изготовленный, новый. А уж как его достали – капитану знать незачем, и так беглый взгляд на нее оценил нервозность.
Я бы предложил распределить смены на троих. Мои навыки пилотирования недостаточны для самостоятельной навигационной или пилотной работы, но на корабле в наличии искин, следовательно, основные вопросы будут решены технично, а присутствие вахтенного придаст больше уверенности.
Заняться пока есть чем. Отладить кресло штурмана. Оно неприемлемо. Настроить регулировку кондиционирования и очистки. Очистить фильтры от базисной изоляционной пены для хранения.
Капитан, я могу поинтересоваться целесообразностью допуска к витально приоритетному оборудованию индивидуума с деффективно-дегенеративным строением корпусно-манипулятивного материального носителя?

[NIC]Лераш[/NIC]
[STA]белые одежды Истины[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/883047.jpg[/AVA]

+5

17

Пост написан совместно

Чего уж там, штурман ждал представления. Представления себя капитаном новому СМО (и лечащему врачу заодно), и представления в смысле шоу. Он ожидал, что будет немножко цирк, но феерия, которую Джемма устроила из знакомства и оглашения диагноза и анамнеза кратенько, удалась настолько, что не заржать, как конь в конопле, после первой же фразы, он не смог. Уже вдохнув, чтоб восхищённо воскликнуть «Вот недовымершим страусом меня ещё никто-о не называл!», Неро передумал; куда приятнее будет потом втыкать шпильки про «прогнозируемые казуаровые проявления». Ох, и надолго же тех шпилек хватит! – синие глаза заблестели предвкушением ещё и предстоящего веселья: мол, а что ты, матушка, хочешь? Проявления! Что выкрала, от того и страдай.
Машинально покрутив на пальце непривычное ещё кольцо, Дини не сдержал следующего смешка – стерилизация, конечно, в отношении него – это тема для чёрных шуточек, но... кто сказал, что это плохо? Опять же, что выкрала – с тем и живи в качестве мужа и не-отца твоих детей.
Всё в порядке, Джемма, ты неподражаема, – он длинно выдохнул, чтоб труднее было расхохотаться опять, и не без усилия сделал лицо лица. Ну а что… при вулканце можно расслабиться, есть кому ещё изобразить невозмутимость. – Как я мог упустить возможность увидеть твоё показательное выступление, ну что ты! – он смотрел с искренним, хоть и сдержанным восторгом, но не преминул ответить: – Строем я не могу, я у нас один на колёсах. И да, я умный…
«Тоже один», читалось в интонации и скромно опущенном взгляде. Навигатор ещё чуть, с ма-аленькой амплитудой, покрутился вместе с креслом туда-сюда – типа, невинно и игриво, а-ля «девочка-припевочка с бантиком», постепенно замирая и слушая остроухого принца в белом. Заня-ятно… а ведь, по идее, от его  наряда фобия насчет белых одежд должна была сиреной взвыть, но… молчит, зараза.
Ну и ладно, – штурман кивнул скорее самому себе, чем новому доктору и его дозволенным и, по-видимому, оконченным речам, и поднял голову:     
Кстати, про смены – дельное предложение, я за. Думаю, в ближайшие час-два капитан Гордон выведет корабль в варп – и может пойти отдыхать, – на протестующий взор Джеммы Неро внимания обратил ровно столько, чтоб склонить слегка голову набок и лукаво (ну если не глумливо) поулыбаться, потом, однако, позолотив пилюлю солидарностью в лишениях: – да и мне пока на мостике особо делать нечего, дам отдохнуть организму… – Дини поглотил слово «оказуаренному», и только фыркнул, зато добавил, спохватившись: – А, да. Он спрашивает, – с ленцой перевёл навигатор, как по совместительству ксенолингвист, – можно ли допускать к ремонту системы жизнеобеспечения кого-то с руками из задницы. Видимо, он о себе, но это может быть смешным вулканским юмором. 

Следующие полчаса прошли для штурмана не только спокойно, но и приятно – как там в старинной песенке из бесконечного репертуара  ПалАндреича было?... Без грустного мычания, под бодрое рычание... хм, вот дружеское ржание точно случилось, да, и ещё щекотало где-то не за нёбом, а спустившись глубже, под ложечку. Рычание, кстати, правильнее бы назвать урчанием, а ещё точнее – мурчанием, и было оно как положено, уютным. Под него действительно в очень маленькой компании рождался огромный такой секрет: случилось чудо – друг на мягких лапах нашёл друга и с удовольствием его спасал. Безвозмездно, то есть даром.
Какая разница, как выглядит кот? Если он большой, не царапучий, мурчит уютно и греет колени… а ещё живот и бок, то какая разница – выставочный-холёный у него вид, или драный-помоечный? С морды, как говорится, не воду пить. Поёрзав слегка в кровати, на которую прилёг, не расправляя постель, Неро погладил указательным пальцем бархатистый котячий нос, от чего прекрасное чудовище, несомненно, доброе внутри, заурчало ещё громче и басовитее.
Ну в точности боевая корианская сеялка, – ухмыльнулся Неро, и невесомо коснулся пальцем не менее бархатного уха, просвечивающего розовым и с опушкой из редких белесых волосков. – Надеюсь, с вертикальным взлётом ты не заморачивалось, чудо, а-а? Или отрабатывать его придётся мне, если хозяин пронюхает, кого ты лапами топчешь? – и будто в ответ, подала сигнал трелью и схематичной голограммой дверь, готовая открыться. – О кажется, не «если»… и это «когда» уже наступило.

Лераш не раздумывал долго. Логика подсказывала, что с таким пациентом необходимо учитывать все детали взаимодействия. И прежде всего – само взаимодействие.
Прошу прощения за визит вне оговоренного времени, – он чуть склонил голову, входя в каюту. – Мне показалось, что возможно, вам будет легче, если первый осмотр и разговор пройдет на вашей территории.
Котька? Вулканец спокойно и с лёгким укором посмотрел на кысь.
Если она доставляет вам дискомфорт, я постараюсь объяснить, что не стоит этого делать. Ваши эстетические чувства могут отличаться, и она зачастую не вписывается в принимаемое большинством.

Нет, ну логика же подсказывает не только вулканцам, если её, логику, уметь слушать. Если кот хочет ласки – он идёт к тем, кто его погладит, верно? А если это не хозяин и не капитан, сейчас ведущий маленький корабль, то кто остается, если всего их тут трое? Правильно, мистер Дини, который, к тому же, так кстати лежит и больше всех похож на подушку для кота.
Да всё нормально, – полулёжа раскланиваться не очень удобно, поэтому навигатор только кивнул, но вежливо и медленно, что приветственный жест вулканца почти отзеркалило. – Не все ли равно, когда? Наша встреча наедине, – и от ухмылки не удержаться, – всё равно была неизбежна. – Он снова тронул ухо кыси и задумчиво спросил: – А что, правила зоопсихологии настолько к людям приложимы? – Котька повернула морду и беззвучно мяукнула, видимо, тоже извиняясь. – Мои эстетические чувства говорят, что это умница и прелесть усатая. – Довольное урчание возобновилось, а Неро чуть свёл брови. – Что, прям всерьёз осмотр? Оно точно надо?

Я изучил все предоставленные мне материалы, – Лераш коротко кивнул, не сводя взгляда с Котьки, похоже, решившей, что территория корабля безопасна в плане прогулок. – Не назвал бы это полноценным осмотром, скорее, возможностью ознакомиться с «фронтом работ». Полагаю, что полноценный осмотр реализуется только в медкаюте, но и здесь мы можем уточнить детали.
Котька мурлыкала вовсю, что давало возможность вулканцу быть спокойным хотя бы насчёт этого.
Она – полукровка. Смесь кыся и сехлата, следовательно, чувствует не только психосоматическое состояние, но и отношение к себе, и эмоциональный фон. Для неё общение с вами – новый опыт, особенно учитывая, что вы не избегаете её. А вот меня, по всей видимости, намереваетесь сторониться.
         
А, производственный роман о моём богатом внутреннем мире уже прочитан? Быстро вы, доктор. М-да, – задумчиво хмыкнул Дини и пощекотал «усатую прелесть» под подбородком. – Медотсек закрыт, все ушли на фронт, угу-угу.
Ему был неловко, что вулканец стоит перед ним, лежащим. Самому, что ли, подняться?..
Вы присядете? – спросил Неро тоном мягкой просьбы. – Сехлаты внушают мне уважение, вулканцы тоже, и я... – прямой взгляд снизу вверх был, тем не менее, слегка виноватым, – …я избегаю не вас. Ну то есть не вас лично.
Ну же, прелесть у…шатая, догадайся, логику примени, ты же умный, вулканцы иными не бывают – при таком многотомнике в роли истории болезни люблю я медиков, как думаешь?   

Спасибо, – и мягко опуститься на ближайший стул. – Да, со всем, что было доступно, я ознакомился. Поэтому и сделал вполне логичные выводы, что вам претит нахождение в медотсеках. Как и сам факт необходимости обращаться за помощью. Именно поэтому я пришёл сам, а не вызвал вас. Мне кажется, что эти проблемы можно решить. К обоюдной выгоде.

Претит, – кротко согласился Неро, не разочарованный в своих ожиданиях и довольный этим настолько, что даже позволил себе смущённую улыбку. Смущение относилось к тому, что он сам полагал нелогичным и пока не преодолённым, но преодолимым в принципе. – Хочу, чтоб вы поняли: я полностью осознаю, что именно благодаря медицине и врачам я до сих пор жив, и я им безусловно благодарен, но… – это самое «но» опровергало эпитет «безусловно», и штурман замялся, снова почёсывая короткую шерсть на шее кыси. – Довольно нерадостно всё время получать напоминания о собственной ущербности.
Пожалуй, это звучало чересчур откровенно, но лучше сразу расставить все точки над «ё», как говорил капитан Зайчик.   

Лераш и не ждал другого. Максимальная вежливость, осторожные и прощупывающие касания, слишком спокойный тон. Хорошо, что здесь Котька, она оттянет эмоциональную нестабильность, отмурчит все то, что может быть нарушено.
Я не жду словесных реверансов, но отлично понимаю причину их появления, – Лераш расправил чуть сдвинувшуюся перчатку из тончайшей белой синтетической лайки. – Даже не буду говорить, что понимаю ваше состояние, поскольку с моей стороны это будет правдой, а воспринято вами как преувеличение. Вот Котька понимает. Как гибрид сехлата, она сохранила способность ощущать эмоции, в первую очередь те, которые относятся к ней. Так что она понимает вас. А я могу только попробовать сделать все обязательные медицинские процедуры максимально нетравматичными во всех смыслах.
Вулканец смотрел на штурмана Дини, и реальность не совпадала с тем, что было предоставлено в основных медицинских документах.
Зато хорошо совпадала с личными наблюдениями предыдущего лечащего врача. И Лераш выстраивал свои логические выводы, по которым Неро Дини был абсолютно таким, каким он сейчас его видел.
Вы привыкли к специалистам, которые считают вас идеальным объектом исследования, невероятной загадкой, вызовом и возможностью... Не знаю, огорчит ли это вас, но для меня вы прежде всего – один из вверенного мне экипажа, и то, что вам нужна помощь чуть чаще, чем обычно – естественно и бывает на всех кораблях.
Котька мурлыкала вовсю. Казалось, что ей уютно вот прямо здесь, и почему-то подумалось, что не стоит завидовать тому, кто теперь попытается причинить вред штурману. Даже мысленно – она опасна в таких ситуациях.
Если у вас будет время и желание, я могу рассказывать вам о нерешённых задачах, которые есть у меня. Если появится идея стать одной из них – для меня это будет честью. Но пока мне всего лишь необходимо взглянуть на ваши браслеты, и при необходимости для вас – могу предложить лёгкий массаж. Контактный или бесконтактный – на ваш выбор, как и зоны воздействия. Или попросить Котьку, она выминает лапками не хуже дельтанских мануальных терапевтов.

Осторожности (видимо, вместе с умом и инстинктом самосохранения) природа Неро изначально отсыпала щедро, потом её в части отношений с другими нарастило воспитание, а потом – судьба, так что не быть вежливым и обходительным с кем угодно, а тем более – с новым своим врачом мистер Дини попросту не мог. Им, в конце концов, вон, поговорочный пуд соли на совместное съедение выставили, незримый, но очевидный, скорее всего, для обоих. И, чёрт возьми, хорошо, что для обоих.
Реверансы, значит? – навигатор поднял на новоиспеченного СМО непроницаемый взгляд и снова опуcтил его на симпатичную белую перчатку. Понятно, почему носит – контактному телепату надо, если он медик и вынужден касаться пациентов, С`Андарак, вон, тоже носил. Хм… так почему всё же... ведь белая одежда с некоторых пор и по понятным причинам вообще ненавистна, а этот «прынц» почему-то ни испуга, ни отторжения не вызыва… ну в первые секунды только. Как кысь его, ага. – Значит, реверансов не ждетё, да, доктор? А будут. Со мной будут, я же не Джемма-Аутбальда-дальше-матом, я лучше витиевато выражусь, но точно и прилично, – тонкая кошачья шерсть липла к пальцам, корианец не поднимал ресниц, не менял нейтрального выражения лица – тоже «дитя Вулкана», ни дать ни взять. – И, кстати, почему это вы «все понимаете», а, мистер остроухий?..
Ни разу не видел живого сехлата, – чуть перевёл тему штурман, –  и не гладил, но всегда хотел. – Сильные и аккуратные пальцы любовно почесали кысь между ушами, отчего Котька блаженно прищурилась и заурчала оглушительно. – Сбылась мечта идиота… – конечно, Дини имел в виду себя. – А нетравматичные процедуры – наш единственный выбор, если жить хотим… и не только на одном корабле, а просто – жить. Ну да вы знаете, – Неро равнодушно качнул головой, помолчал, послушал, кивнул – оспаривать-то было нечего. – Верно, чаще ко мне относились так. Бывали исключения, конечно, доктор Боунс вот, но… – внимательный и серьёзный взгляд искоса кольнул Лераша. – Я никого не виню, чтоб вы знали, я тоже понимаю исследователей, они делали свою работу, и... я действительно интересный экземпляр, чего уж там. Интересная задачка… и плохо решаемая, так что вас мне любопытно будет послушать, – глаза чуть потеплели симпатией и лёгким лукавством. – Не боитесь узнать лишнее при контактом массаже? – штурман даже хмыкнул, отнимая руки от кошачьей шеи и расстегивая браслет, где уже не было бирюзы.

Котька – полукровка, неудачный опыт скрещивания. Не скажу, что у нее было трудное детство, поскольку забрал ее через два часа после рождения. Этот рассказ может излишне расстроить вас, – Лераш перехватил браслет, в доли секунды достал из кармана небольшой складной наборчик, быстро и ловко возясь с крепежами и подключая наживую проводки к устройству. Он никогда не обращался к техническому персоналу, настраивая всю аппаратуру с той же лёгкостью, с которой накладывал швы, повязки, возился с тончайшими коррекциями генотипа в опытных образцах или стирал свои халаты. Вот и сейчас падд тихо попискивал, «горошины» на браслете наливались густым цветом. – Всё готово. Они чуть темнее обычного, я расширил ресурс за счёт молекулярного уплотнения, но при этом скорректировал скорость подачи. Теперь время истощения увеличено в полтора раза, а кроме того, при недостатке ресурса ваш браслет подаст три сигнала. Мне, искину и капитану. Это позволит дублировать осведомленность задолго до критичного уровня, и корректировать ненавязчивое напоминание. Если говорить проще, не будет «аааа, немедленно в медотсек», вместо этого у вас останется три стандартных часа, чтобы заглянуть и восстановить ресурсы, когда вам удобнее.
Вулканец осторожно надел браслет на руку штурмана, даже не дотронувшись – привычка, которая многим казалась невежливой.
- Простите, надеюсь вас это не задевает. Я не боюсь ничего узнать. Как и вообще в целом, не испытываю необоснованного страха и гипотетических опасений. Бояться вероятности нелогично. А что касается остального... Я могу рассказать вам сказку. Кажется, это лучший способ изложить в скрытой форме то, в чем не признаются даже себе. Рискнем?

Котька – красавица, – с мягкой убеждённостью сказал Неро и опять ласково погладил огромную кошку по голове, – а уж кто она там… В конце концов, я сам неудачный опыт скрещивания много с кем, так что не мне фырчать на её экстерьер.
Благодарный и удивленный слегка взгляд означал, что мистер Дини оценил стремление «слишком не расстроить» – мало кто из медиков этим заморачивался, разве что хрангийцы… а ведь тут и эмпатии особой не надо – логики достаточно, умения соотносить и анализировать события и обстоятельства, всего-то по принципу «не говорить о верёвке в доме повешенного» – сам Неро именно этому умению благодаря считался удивительно тактичным человеком. Пожалуй, они точно поладят с этим Лерашем… впрочем, когда это штурмана были недопонимания с вулканцами? Не припомнить такого.
А доктор объективно хорош… – Неро вновь обуютился, лёжа на боку. Облокотившись, подперев щёку ладонью и свободной рукой поглаживая тихо мурлыкающую и очень согревательную кысь, он наблюдал за зарядкой и перенастройкой браслета, молча слушая и вдумчиво кивая. Только демонстрация остроухим гипотетического панического вопля про «срочно в медотсек», с интонацией, дивно похожей на боунсовскую, заставила его иронично… нет, просто смешливо заблестеть глазами. 
Да ну что вы, – улыбнулся навигатор снова, удерживая руку на весу, чтоб доктору было удобнее надевать постылое вообще-то, но необходимое «украшение», готовое к труду и обороне от боли на много часов, – меня не задевает даже, когда меня задевают. Трогают, ощупывают… привык, – мельком взглянув на тёмную бирюзу «камушков» в серебряном плетении (так даже красивее!), он посмотрел внимательно, даже цепко: – Да, действительно, чего пугаться впрок, это нерационально. И сказка – не такой уж риск, если это проверенное средство можно даже детям. Давайте попробуем.

Разрешите? – Лераш осторожно расправил подушку, чуть нахмурился. Необходимо переделать или подумать над заказом новых, стандартные не подходят для Дини, ни в коей мере. Максимум - пара недель, потом пойдет нагрузка нераспределения веса. Отметив для себя «узнать маршрут, отметить точки возможного заказа», вулканец снял перчатки, откладывая их в сторону.
Я хорошо владею защитной техникой. На время сказки меня хватит, – и пальцы сжимают капсулу с массажным раствором, которую Лераш вытащил из нагрудного кармашка.
Любая сказка начинается с того, что кто-то жил. Я не нарушу общепринятую логику. Жил жук. Точнее, жучок. Обычный жучок, в жучином мире и жучиной семье. Летал с родными и однажды над морем погода испортилась. Родные жучка погибли, а его поймали крабы. Пожалели, накормили и отнесли на берег, где жучка нашли такие же жуки. Вот только у жуков была такая привычка – трещать крыльями и кусаться, когда наступало время. А оказалось, что то, чем жучка накормили крабы, навсегда заставило его не трещать и не кусаться. Жучка начали разбирать на чешуйки хитина, и он не смог с этим жить. Сбежал, улетел искать тех крабов. Потому что жить с теми, кто считает тебя ущербным... Трудно.
Лераш закончил легчайший массаж, взял со столика салфетку, вытер руки и надел перчатки. Штурману незачем сейчас знать, что медик действительно отстранился от телепатии.

Когда вот так ненасильственно укладывают, без увещеваний и прикасаясь даже не к телу, а к кровати, к постели, противиться будет только полный идиот и невежа. Ни тем, ни другим Неро не был, поэтому послушно устроился на животе, обнимая подушку и открывая спину, даже без особых опасений в кои-то веки.
Спасибо, – смущенно пробормотал он, розовея щеками оттого, что сразу словами через рот врача не поблагодарил. Было ведь за что – впервые за день ничего не болело… совсем. Боже, какое счастье!..
Конечно, штурман расслабился, всё тому способствовало – сокрушительное облегчение, лёгкое и правильное прикосновение очень тёплой руки, скользившей по усталым мышцам, ощущение некоей… защищённости?.. Да и сказка уже вилась вокруг, оплетая – тихим, ровным голосом, таким же успокаивающим, как мурлыканье кыси.
Смысл у неё, правда, был… шибко невесёлый. Древнейший и универсальный шифр притчевой иносказательности уловить его ничуть не мешал, и Дини разок понимающе покосился на вулканца из-под ресниц: что, товарищ СМО, вы, значит, тоже трибблом лабораторным подвизались?.. Как действует стремление к знаниям, не отягощённое эмоциями, штурману «Ётуна» пояснять не приходилось – испытал на своих чешуйках, крылышках и прочем, не только телесном, составе.
Как будто всем так прям необходимо трещать и кусаться, как будто больше некому... – бормотнул он в подушку. – Но, да, расовые нормы иногда – жестокая вещь… вернее, несоответствие им, – он вздохнул и спросил о другом, почти вкрадчиво: – Скажите, докт… Лераш, можно же к вам так обращаться? – а вулканцы читают стихи так же, как вы сейчас рассказывали? Если да, исполните еще одну мечту вконец обнаглевшего навигатора – прочтите что-нибудь наизусть?

Уже с того момента, когда капитан Гордон какой-то нелогичной вероятностью вышла на него в обычном чате, где кого только не было, Лераш понял, что ее предложение выйдет за границы одобренного законом. Во всяком случае, его это больше чем устраивало.
Ко мне можно обращаться по имени, как и выбирать любое удобное местоимение. А что касается стихотворений... Я мало их знаю, не цитировать же вам «nel mezzo del camin di nostra vita»... Хотя, думаю, найду что-то, что подойдёт.
Лераш задумчиво посмотрел на Неро Дини, тихо и ритмично начиная:
Только змеи сбрасывают кожи, чтоб душа старилась и росла...
Почему он выбрал это стихотворение? Для кого оно было? «Лист опавший, колдовской ребёнок», «коврик под его ногами – мир», «я возревновал о славе Отчей». Что из этого – штурман «Харона»? Чем он не хочет быть? И насколько отзовётся в нем тихое и спокойное завершение:
Крикну я, но разве кто поможет,
Чтоб моя душа не умерла?
Мы, увы, со змеями не схожи.
Мы меняем души, не тела.

На долю секунды повисла тишина, даже Котька прижала уши. И где-то в коридоре тихонько щелкал корабельный метроном.

Ну да, ну да, вулканец мало помнит стихов, конечно! Даже если он покинул общество своих маленьким жучком, идеальную память, входящую в базовый комплект расовых качеств, у него никакие крабы и собратья-жукоед… жуковеды отнять были не в силах, так что… не, вот этой отговорке Неро, с понимающей иронией усмехнувшийся на цитате буквально первоначальной строки из итальянской классики, не поверил, однако… Видит бог (хотя его и нету), он все же ожидал чего-то из традиционной поэзии, созданной на Т’Хаси, и первая строка, прочитанная доктором так же внятно и тихо, стала если и не громом с ясного неба, то чем-то схожим. И как после внезапного грозового удара с высоты навигатор затих, затаился, кажется, даже дышать перестал, зачарованный ритмом, смыслом, а более всего – по-змеиному вкрадчиво проникающим подтекстом. Кысь тоже замерла насторожённо, словно и ее оглушило внезапным треском разломившихся небес.
Бойтесь, что называется, своих желаний – они могут исполниться, и что тогда?..
В тишине мерно стучало, как кровь в висок, Неро, не шевельнувшись, очень осторожно перевёл дыхание, а мгновением позже с пробно шевельнувшихся губ полилось так же мерно:
И тогда повеял ветер странный –
И прольется с неба страшный свет,
Это Млечный Путь расцвел нежданно
Садом ослепительных планет.

Пауза после таких строк просто необходима, это точно, она образуется сама, потому что из тесноты слов образуется простор для мыслей и это почти ощущается физически. Однако…
Так о ком из нас эти стихи, Лераш? – совсем уж тихо произнес Дини. – Или, раз уж мы оба тут, это вопрос риторический?   

Если я от этих строчек плачу, значит, мне они предназначались, – вулканец легко пожал плечами, отвечая еще одной цитатой из терранской поэзии. Логично же, ответить тем, о чем спрашивали, естественно и универсально. Он погладил Котьку – на этот раз не снимая перчатки, легко и незаметно прижал правое ухо. «Оставайся здесь» – молчаливый и отработанный двумя сигнал. Пока Неро Дини не уснет – его будут охранять от мыслей. А больше пока угрозы нет, на этом корабле нет тех, кто захочет навредить.
Риторический. Но это не значит, что мы не вправе им задаваться. Сойдемся на том, что все факторы, влияющие на экипаж, делим в равных пропорциях. Это естественно и гармонично, позволит наиболее функционально и рационально все распределить. Например, сейчас сон нужнее вам, через три часа – еще и капитану, а через одиннадцать – мне.
Он смотрел, чуть склонив голову, но тяжелые черные волосы, собранные в длинный хвост и украшенные заколкой с триллианским орнаментом, даже не двинулись.
Надо что-то придумать с камбузом. Я не особо привередлив в еде, но вот для вас с капитаном нельзя ограничиваться концентрированной и реплицированной пищей. По целому ряду причин и показаний.

Ну вот, вот, а то «я стихов мало помню»… что и требовалось доказать. – Неро улыбнулся удовлетворённо, пусть и скуповато. Лежать ничком, щекой в подушку было хорошо, поражённое оцепенение прошло, отмякло, снова сменилось почти нирваническим блаженством, от которого неумолимо слипались ресницы.
Вопросы себе – вообще штука полезная, а риторические вопросы – это вид утверждения, – раздумчиво сказал навигатор, и не без удовольствия согласился: – Сойдёмся, рациональность и гармония ещё никому не вредили, как и правильная организация, – он замедленно моргнул – держать глаза открытыми становилось всё труднее. – Да-да, верно… Доктор, можно, ещё одну просьбу? Пока последнюю, обещаю: можете разбудить меня пораньше, скажем, через час? – губы уже сохли, штурман невольно облизнул их. – Джемма... мисс Гордон... капитан может меня пожалеть, не вызвать на корректировку курса, понадеяться на навигационного бота. Он у нас хороший, но немножко тупой, –  и полуулыбка виноватая, будто Дини в этом и виноват – недоучил, недовоспитывал, – сделает всё правильно, надежно, но менее… продуктивно, чем могу я. – Неро чуть заметно вздохнул и предупредил возможные возражения: – Мне хватает сна, правда, я сегодня спал аж девять часов, это просто препарат… Он тоже хороший, но туп… то есть побочка, сами знаете, – пояснение, наверное, было слишком торопливым. – Ну не на тех он рассчитан, кто с курсами кораблей ещё ...извращается.

Вулканец встал, налил в стоявший на столе стакан немного воды и протянул его штурману:
Будем последовательны. Я могу пойти на эту уступку и сделаю это при условии, что вы покинете мостик вместе с капитаном Гордон. Если я разбужу вас через час, то два часа до конца ее смены вам вполне хватит для корректировки и отладки курса. А посидеть за приборной панелью для видимости контроля – на данный вид деятельности хватит и моих достаточно ограниченных в данной сфере способностей. Кроме того, мне кажется, что капитан с большей вероятностью согласится полноценно отдохнуть, если и вы сделаете то же самое.
Лераш задумчиво взглянул на снова замурлыкавшую – уже в другой тональности – Котьку.
Данное предложение приемлемо для вас? А что касается препарата... Да, недостаточно направленное действие, это вы верно заметили.
«Интеллектуальное» взаимодействие химико-биологических составов только начинали изучать. Направленность фармакологических средств – над этим стоило подумать.

Да, давайте будем, последовательность – наше всё, – безропотно согласился Неро, сморгнул дремоту и даже обдумал озвученные доктором условия «уступки». Два часа посидеть, а потом спокойно полежать – это было оптимально. Тем более, что после корректировки, в принципе, действительно делать особо нечего, а со скуки клевать носом в навигаторском кресле при включённом-то автопилоте – совсем не здорово… и не здорóво. – Да, предложение вполне приемлемо.
«Да ты ж мой умница остроухий!» – именно это явственно читалось в почти влюблённом взгляде штурмана, берущего стакан. Смочить губы и сохнущий язык хотелось неимоверно, недавно назначенное лекарство боль снимало эффективно, но побочных действий имело длиннющий список, вполне безобидных, вроде бы, вроде пересыхания слизистых или першения в горле. Иное дело – сонливость, причём у шурмана именно совсем нешуточная, иногда попросту вырубало в течение получаса после приёма, нехорошо...
Действие-то как раз направленное, – хмыкнул он легко, возвращая стакан, – просто предполагалось, то пациент после дозы ляжет и никому часика два-три не понадобится, – так оно и было, учитывая, кому и в каком уже состоянии его назначали. – Так что вы говорили про камбуз? – пальцы снова погладили тёплый кошачий бок. – Джемма, конечно, готовит, но…
…но лучше б не готовила, – говорила интонация.     

Стакан – на стол, в три касания на падде – регулировка освещения. Ему безразлично, Котьке – тем более, а Неро Дини сможет отдохнуть в приемлемо комфортных условиях. Ещё предстояло изучить личные предпочтения по термическому режиму, кондиционированию и, возможно, синтетике ароматов. Некоторые разумные достаточно чувствительны к этому, можно корректировать поведение и эмоции. Сам Лераш предпочитал полное отсутствие какой-либо отдушки, но если кому-то комфортнее...
Эту сферу деятельности попробую взять на себя я, она мне приемлема и не вызывает дискомфорта, – он легко покачал головой. – Отдыхайте, не стоит излишне удерживать желание уснуть.
Здесь не будет сложно. Трудно – да, но не сложно – дифференциацию Лераш понимал отлично. 

То есть вы и кашеварить станете, в смысле? А вышивать вы тоже умеете? И на машинке?.. – вяловато пошутил штурман, привычно изобразив мурлыкающую интонацию, и с облегчением прикрыл глаза, которые уже не резал так удачно пригашенный в каюте свет. Неро изначально не поверил в отсутствие чувства юмора у вулканцев, и чем дольше с ними дело имел, тем больше убеждался – шутки они не понимали, только когда им самим это казалось способом позабавиться над легковерными людьми. – Да, спасибо, я подремлю, действительно… и, доктор, – напомнил он уже не слишком внятно, не размыкая ресниц, – мы договорились: через час.
Можно было и не напоминать – зеленокровые, по идее, не забывчивее будильника, и пропустит СМО оговорённый подъём, только если сочтет его нецелесообразным. Но это вряд ли, они же выбрали оптимальный вариант.
Боги Т`Хаси, спасибо, что вы создали вулканцев, – мысленно возблагодарил Неро. – Вот на кого нормальным людям всегда можно положиться, ибо нет существ надежнее. Товарищ Сурак, вы большой учёный, спасибо вам за наше счастливое… ну, что-нибудь счастливое… – навигатор уснул ещё до того, как еле слышно шелестнула дверь.   

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/901615.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (02-06-2020 05:32:24)

+4

18

Воробьиное чириканье за окном стало громче, и глава как раз кончилась, можно на секундочку оторваться и покоситься за стекло, от которого правому плечу в пяти сантиметрах от него было прохладнее, чем левому – самую малость. Но так и не понятно – чего пташки божии, бодренько прыгавшие по светло-бежевой плитке, расшумелись, какую корку не поделили? – Неро отвёл взгляд с яркой, мохнатенькой издалека лапчатки, обрамляющей садовые дорожки, и прикоснулся к верхнему краю страницы, стараясь снова не порезать подушечки пальцев острой кромкой. Удивительно качественная бумага – книге несколько веков, а кромка так и не затерлась руками читателей, наверняка же многочисленных.
Навигатор завёл руку за голову, нащупал угол улежавшейся подушки над своей макушкой и легонько потянул за нее, малость поёрзав плечами. Книга, прислоненная к согнутым в коленях ногам, упала ему на живот, мягко шелестнув станицами. Пришлось поднимать и, расправив их, смятые немного, пролистывать снова до нужного места. За эти секунды Неро настигло изрядно запоздавшее озарение: так вот на что похож этот широкий, до крайности удобный подоконник, превращенный в место… ну спальное, не спальное, а для «полежать, почитать, поглядывая в сад» идеальное – на полку в экспедиционном модуле! Та тоже в оконной нише, и по упругости с шириной примерно такая – одному не слишком тесно, а вдвоём – уже в обнимку только.
Так, стоп. А было разве такое – в обнимку? – брови бывшего штурмана сошлись слегка. – А почему кажется, что было? Кто такой вообще этот Джим, и почему… почему?.. Хм. Почему кажется, будто взгляни сейчас за стекло снова – и увидишь киноварные столовые горы и барханы мелкого ярко-красного песка почти до горизонта, а вовсе не яблони-вишни-черешни и кусточки у невысокого каменного забора?.. 
«Судьбе, однако, угодно было, чтобы минул ещё почти год, пока дону Корлеоне удалось вернуть своего сына Майкла в Соединённые Штаты», – прочитал синьор Дини и снова отвлёкся – на голоса уже не птичьи, но женские, и не из сада, а из коридора рядом с библиотекой.
– ...лучше, – уверенно сказала Джемма, – там тёплый пол!
– О, вообще отлично, – охотно согласился голос помягче – машкин.
– Вот, можно просто рухнуть там, если совсем наугощаешься и нет сил до своей комнаты дойти.
– Да не-е, – усомнилась миз Кельх. – На полу – это как-то… не, не комильфо.
– Почему это? – не поняла капитан Гордон. – А где же ещё мы будем рассказывать детям о своих похождениях?
– В гостиной! – не менее уверенно заявила Маша.
– Да ну-у, в библиотеке лучше, правильнее. На полу, с бокалом вина, как положено приличным леди... – и у самых дверей Джемма сделала ход с козыря: – А ещё там есть широкий подоконник с подушечками...
…на который можно уложить штурмана, – в тон ей, входящей в поле зрения, и под тихий смех Марии закончил Неро, тоже улыбаясь.
– Да, чашку какавушки на тумбочку рядом, пледик, книжку в руки, – жена явно знала Дини не хуже его самого, – и...
– ...и штурман будет счастлив, – договорил он явно именно то, что имелось в виду.

Глупо, наверное, просыпаться, улыбаясь, если тебя, вроде как, выкрали из места бережного хранения, сухого и тёплого. Наверное, глупо… как и радоваться в глубине души тому, что выкрали, собственно, чувствовать от этого подъём душевный, будто… будто душа – это бабушкино тесто на пирог, в которое плеснули шампанского – и зашипело, и запенилось, и из квашни полезло. А тут ещё сон, такой, кажется, простой, незатейливый, про обыденности, тепла в это бурление добавил, такого уютного, вдохновляющего тепла... да вдруг когда-то всё так и станет, как привиделось? Ну бывают же на этом свете чудеса! – уголки губ Неро ещё раз дрогнули: улыбка всё никак не желала исчезать, даже когда он проморгался и совсем открыл глаза в покойный полумрак каюты.
Котька по-прежнему дремала рядом, грела мягко якобы облезлым боком, снова начиная тихонько мурлыкать проснувшемуся подопечному, чтоб явь не такой пугающей была. Забавно, а что это за место снилось? Точно не Латона, едва ли Кора: больно уж громадный подоконник, в стилизованно тосканских домах или нет таких громадных окон, или они выводят на балкон, коли не прямо на улицу. 
Глупо так улыбаться, щурясь довольным котом на пару с кысью, при нынешнем-то положении дел? Глупо... Да и фиг с ним. В конце концов, как говорил кто-то там когда-то – «Серьёзное лицо – совсем не обязательно признак ума». Очень, между прочим, к месту выраженьице и ко времени. 
А сколько его, кстати, времени-то? – не поворачиваясь покуда, бывший-уже-не-бывший штурман лениво пошарил глазами по ближайшей неосвещённой стене, не менее лениво пошарил рукой на крохотулишном (вот уж верно – символическом) прикроватном столике, который вернее было бы назвать прикроватной полочкой, но часов не нашел нигде и никаких. Ну и ладно. Если подумать, не разбудили – всё в порядке, значит, всё спокойно, все по плану... если у них есть план.
Есть ли у вас план, мистер Дини? – спросил он сам себя, еле слышно хмыкнув. – О да, у меня есть план! Грандиозный план – в очередной раз начать жить. Карма такая, пора бы уж привыкнуть, наверное. 

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]https://sun9-59.userapi.com/c855620/v855620169/1f511a/32KF7G1aAwU.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (25-02-2021 05:25:21)

+2

19

Совмещение медотсека с личным пространством для отдыха было для Лераша целесообразно и удобно, как и то, что помещение для приготовления пищи все-таки существовало. Для приема отсутствовало, вулканец тихо оценил модификацию подобных кораблей, хотя и осознавал, что полноценные миссии на подобном не планировались, следовательно, комфорт учитывался в последнюю очередь.
Халат, рубашку и брюки – аккуратнейшим образом на вешалку в углу инженерного, код блокировки – на дверь отсека. Джемма Гордон не уйдет с мостика, Неро спит, с ним Котька, а она умеет «вспать» – так назвал это один из клингонских мальчишек, который после нейронной атаки на крейсер остался жив, но с поврежденными долями мозга. Он и засыпал только с ней, и ходил с ней везде, пока родители искали свободного кыся.
Лераш позволил себе чуть нахмуриться, смугловато-зеленой молнией скользнув под панель общего управления и наладки, откуда с ощутимой скоростью полетели детали, и кула втягивались инструменты. Через пятнадцать минут и две секунды вулканец вылез, пробежался пальцами по тестировщику, отзывающемуся мелодичными переливами, достал полотенце, намочил в кране и вытерся, быстро одеваясь. Еще раз вымыв руки, он подошел к отсекам с концентратами и запасами нереплицированной пищи.
Стандартно – замороженные булочки – на разморозку, дегидратированный сыр – в смесь воды, молока и растертых семян тмина, туда же – размороженные булочки, потом их – под гриль, чтобы стали мягкими. Варенье с Терры или с Коры, потому что нет стандартных «неземных». Джемме вредны плотные ужины, – меланж взбить с молоком и ложкой воды, залить в чашу пароварки – омлет на пару. Овощи не добавлять, все равно выковыривать будет. Пока достаточно. Добавить в заварник смесь чайных листьев – ровно в той пропорции, чтобы не передозировать с танином, ей через два часа и пятнадцать минут спать, как и Неро, которого он обещал разбудить.
Накрыв все приготовленное термофиксирующим куполом, Лераш вышел из кухни, про себя отметив, что из всех продуктов не хватало снеков и кофе. Капитан, при штурмане выговора не будет, но обследовать я вас буду еще и с учетом этого. Когда выспитесь, Поскольку логичнее предупредить гастрит.
А язва на этом корабле одна. Тут и так места мало, свое Лераш не уступит.
Неро? – осторожно подойти к кровати, благодарно погладить Котьку, – еще пять минут до того часа, который вы мне обещали проспать. Вам было дискомфортно? Что-то болит?
Лераш посмотрел внимательно. Нет, внешних признаков не наблюдается. И штурман смотрит спокойно.
Я помогу умыться – и можно на мостик. Как раз немного разобрался с кухней, вам и капитану надо поесть.

[NIC]Лераш[/NIC]
[STA]белые одежды Истины[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/883047.jpg[/AVA]

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 10. На узких перекрестках мирозданья