Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 39. Буревестник


Сезон 4. Серия 39. Буревестник

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время действия: 2446 г., 17 февраля, 00:00-06:00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), камбуз, кают-компания.
Действующие лица: Неро Дини (эдвин МакБэйн), Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Оливер Норман (Адам Льфлер),

http://sd.uploads.ru/UPgXv.jpg

0

2

Посаженный на кол шушпанчик может смешно дрыгать лапками до двух-трех суток, – с этой мыслью Неро просыпался. Словно кто-то диктовал её вслух, призрачным таким, неопознаваемым голосом, голосом вообще, пока он не разомкнул слипшихся ресниц.
Светящиеся цифры часов на табло в ногах кровати показывали половину третьего ночи. По спине с промежутками в несколько секунд, с регулярностью фамильных часов барабанила боль. Она отходила, оттягивалась только для того, чтобы сильней ударить. У Фавна наступило новолуние, а Менада уже опустилась на западную сторону южного полушария Коры, и потому в каюте сегодня было темно, хоть с открытыми лежи глазами, хоть с закрытыми – практически одинаково. Он лежал с открытыми – не хотелось больше диктовки откровений о «животных очень древних и хтонических» во тьме одинокой. Зато почему-то – вот совсем без причин, если не считать причиной усталость от сложной смены с выходом из системы этого… Соляриса – вдруг ясно, как эпизод голодрамы, прокручивалась перед внутренним зрением другая ночь – незадолго до вылета «Стража» на эту миссию.

Половинка луны скупо освещала затихший пригород Сьюдад-Оберегона, окрестную пустыню, и строения на окраине космобазы, где были расположены сотни небольших, но весьма благоустроенных жилых помещений. В тёмных окнах голубели только лунные блики, а яркий свет, горевший внутри комнат, не выходил наружу.
Койоты надрывались вчера, а сегодня что-то помалкивали. Прозрачный ночной воздух быстро остывал – всё-таки стоял январь. Трудный день заканчивался. Все, кроме дежурной смены охраны, разбрелись по своим комнатам. Намереваясь почитать перед сном, уже в постели, Неро перебрал названия в списке. Что тут? «Образ Минотавра в искусстве Нового времени».
Взглянем… Смотри-ка, чего-то мне это напоминает… у кого чего болит… Это я – Минотавр, заточённый в Лабиринте. «Жертва и злодей в одном лице». О, да! Ничего не искупающая жертва. Ненавижу эту роль. Не согласен, не желаю быть жертвой. И всё-таки… Пока – жертва, но в любой миг могу стать злодеем поневоле, чудовищем. «Обладатель неземной силы и могущества, в то же время олицетворяющий одиночество и обречённость». Неземная сила и могущество меня и уничтожат. Где бы взять Тесея, который сделал бы, наконец, своё дело?..
Нет, это совсем не ко времени.
Неро едва успел вернуться к списку, услышав бодрый стук в дверь.
– Да! – сказал он погромче.
– Можно?
Дверь отъехала в сторону, и в комнату шагнул новый человек в экипаже и старый знакомый.
– Ты уже вошёл, – констатировал Дини.
Откладывая падд, он мельком оглядел Барони с головы до пят:
– Живой! – удивился он. – И даже целый! Ну, познакомился с нашей Плюющейся Коброй?
– С кем?! – покатился со смеху Рикардо. – Плюющаяся Кобра? Да уж! Моли бога, вернее, меня, штурман, чтобы она не пронюхала, что ты про неё сказал, – давясь от смеха, не мог успокоиться Рики, – иначе вся накопленная слоновья порция яда достанется тебе! О, я тогда тебе не позавидую…
– Бог не выдаст – свинья не съест. Постараюсь не попадаться ей на глаза.
– Вряд ли удастся, – «утешил», отсмеявшись, старший из близнецов. – Она так облизывалась, когда про тебя говорила!
– Представляю себе, – пробормотал Дини. – За что же почёт такой?
– Но ты ведь не обычный человек? Я видел документы, – вполголоса заметил давний приятель, легко присаживаясь на журнальный столик с прозрачной крышкой.
– Да, – глаза Неро погасли, но ответил штурман так же прямо. – Это не секрет. Я ни от кого не скрываю… здесь. Но, вообще-то, – он принуждённо улыбнулся, – Барони, тебе давно никто не говорил, что ты нахал?
– А что особенного? – удивился Рикардо. – Космос – это вам не бабкин палисадик, я знал нескольких таких, кто вернулся... не таким, каким улетел. Дальний космос иногда меняет напрочь, я как-то случайно в гейдельбергской клинике был, навещал кое-кого, насмотрелся – как. Кто вдруг телепат, кто предметы взглядом передвигает. А ещё бывает моментальная регенерация. Летают некоторые. С крыши на крышу, иногда мимо. Пролетят метров десять и в сугроб. Потом подальше. И в сугроб.
Оба сдержанно посмеялись.
– Не таких, как все, обычно не любят… – Дини узнал об этом слишком хорошо по личному опыту, будь он проклят!
– Да, – Барони сердито прищурился. – Им кричат вслед разные гадости. Люди боятся того, чего не понимают. Вот неблагодарные! Природа ищет оптимальные варианты, и возможно, мутанты когда-нибудь спасут наш собственный мир. А ты не можешь читать мысли? – живо спросил младший навигатор, вскинув взгляд.
– Нет. Дара телепатии у меня нет, – огорчил собеседника Неро. – И никакого другого тоже, – сразу расставил он точки над «i», видя, что Рикардо уже открыл рот, чтобы задать следующий вопрос.
– Жаль. – Барони легко вздохнул.
– Жаль, пожалуй, – согласился штурман, – но в моём случае – никаких даров, одни убытки. Нетипичный я мутант.
– Нет, ты просто относишься к редкой их группе. Они требуют особого внимания, – Рикардо не изменил лёгкости тона, – Надо будет помочь, только скажи. Если что-то понадобиться – обращайся.
Нереально огромная, чуть ли не в полнеба, полная луна, будто выкованная из звонкого призрачного серебра, вставала над гребнем холма, который казался на фоне поднимающегося лунного диска плоским, угольно-чёрным, острым и зазубренным. В зависшей паузе Неро заворожённо смотрел в окно. Почти так же прекрасно, как на Коре, когда раз в году две луны достигают полноты одновременно. Давно он не видел такого шикарного полнолуния! То, памятное гейдельбергское, меркло в осеннем тумане по сравнению с этим. Сейчас ночь была по-зимнему ясной, стылой, и вой койотов раздавался вроде бы совсем недалеко, витиеватыми переливами. Впрочем, штурман мог бы определить, что полнолуние наступило, даже не видя его – по своему взвинченному состоянию. В комнате было темновато, горел только ночник.
За дверью кто-то застенчиво поскрёбся.
– Открыто! – крикнул Дини, с трудом отводя взгляд от луны, притягивавшей, как магнит. – Фабио? – радостно удивился он, увидев в ярком свете из коридора входящего человека. – О, ну конечно, ждали тебя все эти десять минут, правда, Рики?
– Задержался немного, – важно сообщил второй Барони. – Пока капитан меня представил команде, пока добрался до твоей норы… Чего новенького произошло за это время? – спросил он, усаживаясь к Неро прямо на кровать.
– Мы говорили о том, как кого в космосе приложило и шлёпнуло, – повёл плечом старший штурман.
– Брось, Нерино! Бывают здоровые люди, но такие ничтожные, что их и вовсе за людей нельзя принимать, – утешение вышло нескладным, Фабио разозлился на себя, и заключил почти сердито: – Да ты у нас вообще Человек с большой буквы! Так что не надо ля-ля!
– Да-да! – горько усмехнулся Дини. – Человек с большой буквы Че… Обойдемся без штампов. О, братцы, смотрите! – Неро вдруг показал на что-то в окне.
По острому, как лезвие бритвы, верхнему краю холма, черным силуэтом врезанном в бледное серебро лунного щита, неслись другие, подвижные силуэты – цепочка бегущих рысцой койотов. Барони успели увидеть промельк живых теней, изумительно чётких на серебряно-белом фосфорическом круге, до того, как они слились с чернотой ночного неба. Лунный свет упал на лицо Фабио особым образом, или он действительно побледнел, прошептав слова, которые и два года спустя отдавались у него в ушах: «Если в полнолуние воин пойдёт за койотом, то найдёт потерянный Путь…»?
Дини взглянул на него с недоумением – фраза, похожая на заклинание, звучала необычайно таинственно даже для младшего близнеца, известного своими закидонами.
– Спасибо, Рики, Бино, – штурман постарался сказать это помягче, и попросил почти жалобно: – Заканчивайте, а? Я получил от вас столько новых сведений, что, пожалуй, начну смотреть в будущее с бóльшим оптимизмом. Будем считать, вы меня воодушевили. Теперь идите с чистой совестью спать, поздно уже.
Койоты опять завели свой ночной концерт. Неро временами невольно улыбался, лёжа в темноте после душеполезной, потому что весёлой, несмотря на неприятную тему, беседы. Надо было постараться соскучиться с этими жизнерадостными корианцами... они всегда такими были.

Выложенный девятью звёздами Арбалет вовсю сиял на очистившемся небе, но спать Неро не мог. Его сдавило в ледяном кулаке боли, как молочно-бледную, мясистую гусеницу шелковичной артявки, которой позволили высунуться наполовину, а теперь забавлялись, глядя, как она изгибается, беспомощно и бесполезно поводя блестящей чёрной головкой. Наверное, гусеница беззвучно кричит, когда когтистые стальные пальцы упаганноога-сборщика стискивают её незащищённое мягкое тело. Но Неро Армандо Дини не ничтожный червяк, ему кричать нельзя. Он своё откричал в подвалах Атлокана. На жизнь вперёд.
Отбой, штурман, слышишь, отбой!.. Как угодно, хоть на зубах, в сон вползай… 

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/613/694132.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (20-06-2020 04:22:13)

+3

3

пост согласован с игроком Неро Дини

Мир рассыпался калейдоскопом, кусочками цветных, белых, лиловых, кроваво-алых, сапфировых, изумрудных, черных, серых… рассыпался, чтобы унести за собой в бездну, на секунду поглотившую его целиком, вместе с болью, вместе со всеми воспоминаниями.
А потом – собрался снова, приставляя одни кусочки к другим, не всегда подходящим по размерам.
Как в старом паззле, который можно было собрать двумя вариантами, и, если был выбран неправильный, в середине всегда не хватало одной детальки.
Он и сам стал деталью. Маленькой, выточенной то ли из камня, то ли из стали – и упал туда, вниз, в полотно паззла, в бесконечность стеклышек калейдоскопа.
И проснулся.

***

От Рикардо тянуло какими-то идиотскими цветами – те росли в каюте, как и у любого нормального эльда, давая психологическую разгрузку после смены. Джим поморщился, чувствуя, как смешиваются запахи крови от порезавшего себе чем-то палец Барони, и приторный аромат полянки на солнышке, и усилием воли втянул уже вытягивавшиеся клыки. Все равно от эльфа толку было бы — как от козла молока, поскольку кровь их прожигала глотку насквозь, если не иметь опыта питания высоконасыщенными видами.
Иногда капитан думал даже, что было бы куда проще, если бы эволюция решила не создавать по десятку подвидов каждой гуманоидной расы. Мол, вот вам вампиры, оборотни, эльфы, а еще крампусы, шелки, мерроу, наги… для почти каждого находилось слово из земной мифологии, оставаясь переводом самоназвания.
Альфа начиналась почти штатно. Два энергопрорыва рядом с варп-ядром уже устраняли фаэри-инженеры; Боунс, перекинувшийся во вторую форму, нарычал на всех и сразу, на него нарычала в ответ наг-заместительница, и теперь они перерыкивались уже вдвоем, не пугая почти привычных к этой картине медиков; Морриган опять куда-то влез, поместился не до конца и так и сплюснулся, заставляя шарахаться еще не привыкших к почти двухмерному Мультитулу; Яська опять дергала длиннющими ушами, явно попытавшись перекинуться, но опять застряв в промежуточной форме.
Неро явился на смену без опозданий.
А могло ли быть иначе?
Не уходя в ускоренный режим, Джим еще отметил – сегодня старший навигатор особенно похож на человека, обычного человека, как те, что оставались на земле, не имея допусков для дальних полетов. Нет, в их экипаже тоже были люди – в конце концов, Гордон не хотел прослыть сапиефобом, как те капитаны, которые отказывались брать их на борт, да и для вампиров на борту это были ходячие консервы на крайний случай, но… Но.
Тонкий обруч нейроинтерфейса лег на волосы Дини, как родной, обнажая закругленные уши с еле различимыми шрамиками на них. От кого-то из пилотов явственно потянуло весельем, и Джим обернулся к ним, на секунду выщеривая клыки в предупредительном «Работаем, работаем!», но тут же втянул их обратно. Смысл пугать того, кто отлично знает, что капитан не причинит вреда, потому что ему нужна максимально работоспособная и лояльная команда? В конце концов, он тут что, один, что ли, вампирюга? Шестеро таких на корабле.

«Кто помнит, какие подвиды у окамп? Мне сегодня внутреннюю экзаменовку сдавать…»
«Всего четыре. Фениксы, нимфы, эскулапы, горгоны».
«Спасибо! А у корианцев?»
«Почти все – эльдар, но с чертами проклятых морфов. Поищи про Линдонаурор».
«А еще могут быть люди, чистокровные, но мало. И иногда русалки. Статистику не помню».
«Вы меня спасаете…»
«Не вопрос, обращайся, крошка!»
«Ты же в курсе, что она – фаэри?»
«…черт».
«Ребят, а вы не забыли, что вы на смене? Саттарова, хватит отвлекать экипаж, переэкзаменовку не зачту».
«Капитан, нам еще три часа лететь в полном вакууме, что может пойти не так?»

А что могло пойти не так, действительно. Может быть, как несколько дней назад, какая-то дрянь попытается сожрать корабль вместе с экипажем? Или какая-нибудь разумная планета решит, что ей одиноко и грустно? В самом деле, это же космос, тут же не бывает идиотских ситуаций, не так ли?
Особенно когда интуиция матом орет-надрывается, а вокруг – ни души, кроме «Стража».
[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

Отредактировано Кристиан МакКензи (20-06-2020 23:08:06)

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 39. Буревестник