Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 5. Зверики ищут друзей


Сезон 4.1. Серия 5. Зверики ищут друзей

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время действия: 2447 г, 17 августа, 10:00-12:00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741).
Действующие лица: Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Эльм Леальд (Лайонел МакЭлвин), Тарво Нумми (Кайр Мёрдок), Терри Адамс (Родерик Джейн), Орис (Дарон Меднас), Валерис (Джереми Самптер),

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/776612.jpg

0

2

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/783957.jpg

Иногда бывало так, что на капитана нападало дикое желание наесться какой-нибудь непредставимой гадости. В частности, именно после подобного он обычно пил ромуланский эль – в конце концов, какой еще повод оправдает употребление настолько мерзкого алкоголя? – и закусывал его ромуланскими же «мясными чипсами», сделанными из протеиновой муки, в которую мололись какие-то высушенные насекомые; более подробно он предпочитал не уточнять, стараясь все-таки сохранить свой желудок в спокойном состоянии. Нет, одно дело – гусеницами питаться, когда на высадке все пошло совсем не по плану, а на всей планете еще даже сверчки не стрекочут, ибо допотопный век, а другое – когда в нормальном баре тебе подают… это.
В общем, в такие моменты он старался дать волю странным вкусовым предпочтениям, чтобы потом, на миссии, ничто не отвлекало от наслаждения репликаторной гадостью, больше похожей на гибрид носка и растворимой лапши (особым опытом в программировании пищевых машин он, к слову, тоже не обладал). Вот и в этот раз он честно оформил запрос, приложил данные личного счета, и, увидев «Будет доставлено через 2 дня», успокоился, таская еду из тарелки несколько более удачливых сослуживцев, которые, по крайней мере, умели объяснить тупому порождению инженеров, чем котлета отличается от подошвы и сельдерея.
Когда же Джим открыл коробку, которую заказывал за свои кровные, честно заработанные на «Страже» денежки (и не надо про коммунизм, некоторые излишества оплачивались исключительно деньгами!), он даже немного удивился.
Ну, если можно состояние «крайне охуел» назвать именно так, культурно, прилично и почти не используя лексику, при звуках которой мистер Дини, главный источник морали половины экипажа (вторая половина в таковой не нуждалась!), либо смотрел очень и очень выразительно, либо просто покидал место дислокации.
– А ты, блин, что? – вопрос относился к сладко спящему в ящике с отборной корианской клубникой летучему мышу. Или мыши, черт разберет, какого оно пола… и как вообще различают пол у рукокрылых?
Дернулся серебристый хвост, который Джим до этого не заметил, развернулись трогательные черно-серебряные крылышки, уставились на мир заспанные чернющие глазюки. Именно в этот момент капитан понял, что он попал. К сожалению (или к счастью), он не мог пройти мимо почти любой живой тварюки, особенно если она была милой; критерии «милоты», конечно, у него несколько отличались от обычных, но этот конкретный зверик ломал встроенный мимиметр просто на раз.
– Кушать?.. – немного стеснительно уточнил мыш (кажется, все-таки мужского пола), сжимая в пальцекрыльях одну из клубничин.
– Охренеть, – кивнул капитан, буквально чувствуя, как в него впивается целительный гипо Боунса, очень не любившего подобные пристрастия капитана в выборе питомцев. Нет, серьезно, он не мог пройти мимо. И не вынуть из ящика хлопавшего глазюками с длиннющими пушистыми ресничками мыша – тоже.
…а уж отобрать клубничину…
– Может, я хоть ее помою?.. – и это учитывая то, что сам Гордон обычно руководствовался несколько более простым критерием чистоты. Мол, на чем грязь не видно – то чистое, а на чем видно – об штаны форменные вытер и не видно, значит, чистое. – Ну лапочка, ну она же грязная, а вдруг у тебя животик заболит?.. Ты ведь такой пушистый, такой красивый, такой ути-ми-ми-ми…
Мыш шокированно хлопнул глазюками. Нет, для него явно было в новинку то, как его с почти профессиональной бережностью держал на руках Джим, поглаживая шерстку пальцами и изредка касаясь свернутых крыльев… ну или он не ожидал подобного, по крайней мере, эдакое выражение лица (морды?) капитан видел только у существ, пребывающих в легком когнитивном диссонансе.
– Кто у нас лапонька, кто у нас мы-ы-ышенька… – из все-таки разжавшихся цепких лапок мыша клубника была все же извлечена, чтобы оказаться под ионизированным излучением, гарантированно убивавшим почти всю микрогадость, которую знал Гордон, и сунута обратно – уже без хвостика, чуть ли не сверкающая от идеальной чистоты. – Кушай, солнышко…
Вторая, за компанию, очутилась за щекой Джима ровно в тот момент, когда он дотянулся до комма, чтобы связаться с Неро, который, как он точно знал, тоже заказывал что-то фруктово-овощное в качестве ответа на попытку посадить его на диету. Как там говорил Паша? «Сижу на трех диетах – на одной не наедаюсь»?
– Слушай, штурман, скажи, а у тебя в твоих апельсинах никакой живности не проникло?.. – и только после вопроса он понял, как это прозвучало, но, судя по всему, Неро понял его абсолютно верно.[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]до крайнего на свете рубежа[/SGN]

Отредактировано Кристиан МакКензи (06-06-2020 19:57:40)

+7

3

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/739727.jpg

«Отправление сотонинских обрядов – любимое занятие шушпанчиков», – гласит пункт 16-й Великого Свода Фактов. Видимо, одним из таковых обрядов, ну или песен (тоже сотонинских, естественно), которые эти «очень священные, древние и хтонические» животные, согласно пункту 15-му, любят петь, был навязчивый мотив всех поголовно корабельных медиков «Неро Армандо Дини и сбалансированная диета». Судя по тому, с какой неизбежностью эта отнюдь не благая идея приходила во все медиковы головы – от приснопамятного Сардуса до Лиро, от Эрнера до обоих Боунсов – она явно внушалась извне. А судя по тому, с какой истовостью обряды сии отправлялись, все врачи до единого явно служили одному божеству, про которое в Своде было больше всего пунктов. Тому, о котором пункт 34-й, к примеру, говорит так лаконично и кокетливо: «Великого Шушпанчика не существует. Hе думайте о Великом Шушпанчике».     
Неро, в общем, и не думал. Вот о нём – точно нет, штурмана больше (и чаще) занимали размышления не экзистенциальные и теологические, а свойства весьма практического: о том, как свернуть с праведного пути Здорового Образа Жизни. Можно – на Путь Воина, который, по утверждению п. 31, шушпанчики прошли и забили, будто бы, можно – по Тропе Красоты… однако факт номер 749, в Свод не входящий, в том, что по ним полуголодным далеко не пройдёшь. И даже не проедешь. Именно потому храбро уворованный с Коры навигатор решил с неё тоже что-нибудь... если не уворовать, то прихватить – и незадорого. Ну не то чтобы «дешевле только даром», но если бы Джеймс узнал, КАКУЮ скидку им сделали при заказе двух коробок – с клубникой и апельсинами – на том консервном заводе, где работал синьор Джино Алессио Дини, то наверняка проникся бы. Со своих-то, ясное дело, по-божески взяли.
Спасибо, Базен, – старший навигатор «Стража» с улыбкой кивнул камбузному андроиду, плешивому и румяному «монашку» соответствующей комплекции, только что плюхнувшему на почтенную кровать «хрустального штурмана» коробку внушительных габаритов и веса, в которой, вроде бы, не шуршало и не перекатывалось, слава богу. – Я сам открою, можешь идти.
Интересно, а клубника как дошла? – дождавшись шелеста каютных дверей, Неро принялся собственноручно распаковывать щедро проштемпелеванный заказ. – Продукт куда сложнее в транспортировке, даже через транспортер, ягода нежная, один раз уронить ящик – и половину выкидывать придётся. Эх, надо было ещё капусты романеско для Оливейры заказать, порадовать экипаж фрактальными пирамидками кочанчиков… не дошло вовремя, вот я тупица! Но ещё не поздно, наверное, отчаливаем-то послезавтра, успеют доставить, если сегодня озаботиться...
Но прямо сейчас озаботиться пришлось другим: крышка короба откинулась, являя глазам ярко-оранжевые, ноздреватые, глянцевитые бока отборных апельсинов… и кое-что еще – среди них. Вернее, среди шкурок, что только и остались от некоторых плодов в середине.
Батюшки! – не удержался от возгласа Дини. Он вытаращился на очаровательное большеглазое существо с таким же точно изумлением, с каким это пушистое чудо таращилось на него. – Вот апельсинов с мышами я не заказывал...
Я не мышь! – с возмущением и гордостью заявил золотисто-полосатый комок меха, кажется, даже выпятив грудь, и добавил с застенчивой надеждой: – ...и где мои мандаринки?..
От нифига себе! – искренне восхитился штурман. – А апельсины тебе – не, не по вкусу? И всё же слопал пол-ящика...   
…так, стоп. Оно, что, говорит?.. Говорит? – теперь выразительнее пырился навигатор. – Вот этот вот мелкий грызун мне только что ответил? Вслух?
Шушпанчики выгрызают ходы в тыквах с дивной художественностью, – пробормотал Неро машинально. – А мне опять пора к Боунсу, потому что в тыковке кто-то завёлся, то ли мозговой паразит, то ли глюк, – на этом слове штурманский палец легонько ткнул в зверька – не в нос, как целился, а в мяконький шелковистый пузик.
И не рассмеяться было невозможно – зверик в тот же момент, ещё до прикосновения, растопырил передние лапки, будто радостно готовый к обнимашкам. Крохотные розовые ладошки и подушечки самых настоящих пальчиков умилили навигатора до таких же розовых пузырей.
Ух ты! – восхищённо выдохнул он, но вместо того, чтоб, как хотелось, повторить приветственный тык в нежный до липкости мех, хлопнул ладонью по дельте на груди, тут же спросившей странное капитанским голосом. – Ну… говорят, «Утром деньги – вечером шушпанчики. Вечером деньги – утром шушпанчики». Так что, да, они имеют место быть. Он. Один, в смысле, милый и симпатичный. А что, у тебя тоже... пришествие? – спохватился корианец.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (07-06-2020 04:11:13)

+9

4

— Ага… пришествие. Мыша, – завороженно глядя, с каким аппетитом этот самый мыш почти бесшумно чавкает клубничиной, сообщил Гордон. – И он… живой.
Пальцы подсказали – живой, теплый, пушистый, активно двигается в процессе поедания клубники. Между прочим, заказанной лично для себя, любимого, но разве можно было отказать этим огромным глазюкам и черным ресничкам? Нет, это было абсолютно невозможно, тем более, что ягоду гость поедал аккуратно, не капая соком и довольно-таки… Джим даже тряхнул головой, когда понял, какое именно слово просится на ум – аристократично?
На секунду он даже задумался, как бы мыш смотрелся среди высших лиц того же Вулкана, но тут же понял, что вот тут отличия бы не было никакого – традиционно почти все вулканцы, по крайней мере, в массовых изданиях, показывались как вегетарианцы, причем очень, очень воспитанные, как тот Krolik, про которого иногда говорил Неро, и среди них рукокрылый смотрелся бы весьма и весьма органично.
«Особенно если всему высшему вулканскому командованию по клубничинке в рот запихнуть, сравнимых габаритов. И Адмиралтейству… в глотку», – задумчиво фыркнул про себя Джим, доставая еще одну ягодку и засовывая ее под ионизатор. Мыш икнул, посмотрел благодарно – и сцапал так, как будто его не кормили несколько лет.
– Кушай, маленький… как тебя зовут хоть? – погладив мыша по крылышку (от чего мыш, хлопнув глазюками, замер, перестал жевать и встопорщился сразу всем мышом, становясь похожим на пушистый шарик с хвостом), Джим убрал одну руку, оставляя ту, в которую он подхватил зверика. Услышав же ответ, он даже задумался – может, ему показалось? И вообще это все приснилось, глюк, бред и полностью нереальность?..
– Неро, – тихонько пискнул мыш, прячась от взгляда капитана за клубничиной. Нет, это точно был глюк. – Я – Неро… а еще клубничку дашь?..
Появилось желание стукнуться головой о стену, желательно – посильнее, чтобы мозги на место встали. Ну не может зверик, пусть и настолько милый, называть себя, как…
– Штурман, уточни, пожалуйста, ты себя как чувствуешь? – и, стоило оторваться от коммуникатора, как тут же из него донесся писк, «Ну пожа-а-алуйста!» и «Не любишь ты меня! Не ценишь ты меня! А я, между прочим, Гордон!».
Желание побиться о стену стало отчетливо различимым, но удерживали огромные довольные глазюки мыша, догрызавшего вторую клубничину. Третья, с выкрученным заранее хвостиком, лежала на столике, уже чистая, красивая и сверкающая ало-багровым боком. Четвертую Джим закинул себе в рот, ничуть не смущаясь того, что ему бы тоже стоило помыть – но вот ему это делать было лень. В конце концов, он же не мыш, чтобы ягодкой травануться, да?
– Клубничку?.. – догрызший наконец свою ягодку мыш облизнулся (мимиметр капитана в очередной раз заявил, что он тут больше не работает), посмотрел жалобно, и, получив следующую, застенчиво опустил взгляд. – Спаси-и-ибо…
[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]до крайнего на свете рубежа[/SGN]

+9

5

Мыш? – бог знает, почему, услышанное удивило Неро меньше, чем могло бы. Может, потому, что и сам он сейчас играл в гляделки с милейшим пушистым существом с бездонными чёрными глазищами в пол-мордочки и с трогательным розовым носиком, который забавно подергивался, по-видимому, вынюхивая, чем пахнет в комнате. Да все трибблы мира рядом с этим очарованием выглядели просто бесчувственными кусками меха с механической мурчалкой внутри. – Живой – это хорошо... – штурман озадаченно моргнул, не в силах отвести взгляд от своего неожиданного гостя, только что топырившего лапки. – Мёртвый мыш – это как-то грустно было бы.
Голос у Джима тоже звучал как-то… кхм. Странно он как-то звучал, словно у человека, который следит не то что даже с увлечением, а зачарованно за чем-то очень ему интересным, но вынужден отвлекаться и отвечать на вопросы важные, но не прямщас. Так обычно отвечал жене или детям Джино Дини, когда ему мешали смотреть футбол. Человек мягкий, он не мог послать домашних прямо на хутор бабочек ловить, или откровенно рявкнуть «Да не мешайте вы мне! Потом, все потом!», но по интонациям это примерно и читалось.
Однако, в конце концов. капитан же сам вызвал? Значит, потерпит и ответы, и вопросы, раз ему именно надо нечто от штурмана. О, и не ему одному!..       
Мандари-и-инку? – снова тоненько, вопросительно, но настойчиво пропел навигаторский «шушпанчик». Или кокетливо проныл? Крохотный язычок, облизнувший нос, определённо добавил просьбе выразительности, хотя и так женская, скажем, часть экипажа, да и мужской две трети от одного вида золотистого в сиянии меха чуда с хвостом и глазищами полегла бы от умиления штабелями. Зверик красноречиво оглянулся на апельсины почти с себя размером, печально вздохнул, округлившись еще сильнее на мгновение, и капризно пояснил: – Мандари-и-инки нежнее, дай.
Так нету же, – растерянно хлопнул ресницами Неро. – Вот, видишь, только апельсины в коробке. Они сладкие, я точно знаю... – а вот капитан, судя по воркующему «кушай, маленький», животных любил больше. Ну или лучше умел с ними обращаться, что вернее, каких у него только не было... ногомножек, как рассказывали. Вот и знакомство начал – как, мол, тебя зовут?
Тоненький голосок навигатор слышал еле-еле, и вдруг стало жаль, что при этом сеансе связи Джеймс не использовал видеоканал. В его каюте явно происходило что-то интересное. Так просто вопросы «как ты себя чувствуешь» не задают же, даже капитаны, даже близким друзьям. Кажется, у него тоже кто-то говорит… с ним, то есть.
Я… ничего, – не очень уверенно ответил Дини, старательно вслушиваясь – и в себя также. – У меня тут тоже… грызун. Но не мыш, а …летяга, судя по перепонкам.         
Ну пожа-а-алуйста! – ресничками хлопать требующий внимания и мандаринок поссум умел ещё лучше, чем сам навигатор, каменное сердце растопил бы.
Но где же взять? – Неро прихватил из коробки кусок апельсиновой шкурки и в задумчивости машинально отгрыз краешек. – Я, конечно, закажу ещё и мандаринов ящик тоже, однако…
Не лю-у-убишь ты меня! – пискляво заголосил поссум. – Не це-е-енишь ты меня! А я, между прочим, Гордон!..
Чего?.. – штурман поперхнулся маслянисто-горькой цедрой. – Кто?.. – тупо переспросил он, стараясь не кашлять и кое-как восстановив дыхание. – Джи-и-им, – тихо и насторожённо позвал Дини, взирая на глазастый комок нежного золотистого меха почти с испугом, – думаю, тебе лучше прийти сюда. Кажется, с нами что-то не так. Это… животное тут у меня говорит, да еще говорит, что он Гордон.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (01-07-2020 02:46:59)

+8

6

Нет, капитан был психически устойчивым человеком – в конце концов, других в капитаны не берут, но вот тихое такое, очень какое-то нервное «с нами что-то не так» от штурмана заставило посмурнеть даже его. В конце концов, Неро был прав – говорящие звери даже на космическом корабле, даже в середине двадцать пятого века, не были чем-то нормальным. Он еще мог бы поверить, что это кто-то с голопалубой развлекается, даже с учетом того, что эта самая «голограмма» появилась внутри закрытого ящика, успешно жрет вполне реальную клубнику и… ай, какая разница.
– А рыбу ты ешь? – задумчиво поинтересовался Джим, глядя, с каким кайфом мыш уминает ягоды. – Сушеную.
– Я – фсеядный! – сверкание глазюк, гордое и невероятно довольное, разгорелось еще сильнее, когда мыш увидел в пальцах Гордона рыбину, оставленную на вечер с капеллианским пивом. Та была полупрозрачная, чуть ли не сияющая изнутри, размером с локоть капитана, и пахла… ну, за такой запах в кают-компании прибили бы на месте исключительно за совращение всех остальных на путь поглощения сушеной рыбки. Даже вулканцев. Даже аллергиков – потому что пахла она в самом деле так, что было не оторваться. – Ры-ы-ыбку?..
Кажется, в мыша больше не помещалось, потому что одним крылышком с весьма, как выяснил Джим, цепкими пальцами, он вцепился в рыбину, обнимая ее, как любимую подушечку, а вторым – все-таки держался за ладонь, на которой его все это время держал Гордон; желание тыкнуть эту пушистейшую милоту пальцем – прямо в набитое пузико, которое так умильно торчало надутым шариком, что удержаться было просто невозможно.
Ну он и не удержался. Ткнул, погладил, еще погладил – пока до мыша не дошло, что его гладят по самому сокровенному, не прикрытому даже хвостом.
– Прости-и-и… я слишком много съел, да?.. Это же твое вкусное, а я... – хвост тут же скользнул наверх, прикрывая мордаху, на которой можно было разобрать только очень смущенные глазюки. Джим оглянулся на ящик, в котором остался еще почти центнер клубники, задумался над тем, этично ли стучать по носу летучих мышей, или лучше по лбу, или лучше не надо, и очень вежливо уточнил:
– Неро, а ты считать умеешь?
– До трех, – еще более смущенно пискнул мыш. – А я съел больше… мно-о-ого…
Плюнув на морально-этические страдания бедного рукокрылого, капитан, который решил даже не забирать у него рыбу, аккуратно перевернул его, показывая, что ящик как будто никто и не трогал. Мыш открывать глаза, зажмуренные в порыве смущения, отказывался; спорить с ним было еще менее результативно, чем пытаться совратить Барони.
Что там Неро, который штурман, хотел? Кажется, некоего Джима Гордона, пред свои ясные очи? Ну и отлично.
– А хочешь познакомиться с одним моим… другом? – выяснять, знакомо ли этому НЛО понятие «офицер», было чревато для психики. – Он как раз очень хочет меня увидеть, и можно сходить вместе.
– А можно? – радостно-смущенный (он вообще умеет не смущаться? – мелькнула какая-то веселая мысль) писк и хлопание полусвободным крылом, из которого чуть не выпала рыбина, благополучно перехваченная в попытке сбежать, довершили картину «Капитан и дурдом». – Хочу…
Молясь о том, чтобы никто не встретился в те несколько шагов до каюты Неро, Джим открыл свою, захватив с собой несколько клубничин в высоком стаканчике из-под мороженого, и почти сразу постучался к штурману.
– Сова, открывай. Медведь пришел!
[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]до крайнего на свете рубежа[/SGN]

+8

7

Вообще-то нормальному человеку сходить с ума совершенно не хочется, однако, «если видишь в стенах руки – несомненно, это глюки», как говаривал капитан Зайчик. То есть, если по-прежнему видится нечто из разряда «этого не может быть, потому что не может быть никогда», поневоле приходится соглашаться с тем, что мозги того… набекрень. Нет, соблазнительная мысль – мол, на «Страже» ведь, как выяснилось, голопалуба везде, и это всё – со зверушками – вполне может быть проделками какого-то шутника, запустившего такой мультяшный сценарий, конечно, мелькала. Но только мелькала. Мелькнула и ушла, вильнув холодным хвостом. Потому что… поссум был в закрытой коробке, а её принёс вполне настоящий Базен – в его реальности сомневаться как-то не приходилось. Хотя… Жанна, которая приходила как-то в ванную, тоже была очень даже настоящей – её кожа оказалась теплой и гладкой, её волосы – шёлковыми, такими, как помнились, её духи пахли, как и ледяная статуэтка, которую она оставила, и этот запах чуствовали другие… а сейчас пахнет апельсинами, а под пальцами – липковатый, как паутинка, тонкий мех малой зверушки. Так, собственно, почему тогда был глюк, а сейчас точно реальность, с чего уверенность-то такая?..
Неро, озадаченно и досадливо сведя брови, слишком рьяно куснул недогрызенную апельсиновую шкурку, и язык защипало. Хм. Слишком интенсивные вкусовые ощущения для голоспектакля, у воображённой пищи всегда их слегка не хватает, а тут эфирные масла брызнули аж до едкости… И дельта. Коммуникаторы использовать в играх протокол не даёт даже на максимальных настройках реалистичности, а капитан тоже говорил о мыше. С ума же поодиночке сходят, это только гриппом вместе болеют, значит…
А у мандаринок шкурка тоньше и вкуснее! – буркнул зверёк, заметивший, как штурман поморщился. – Давай тебе шкурки, а мне мандари-и-инку? – умильно пропел он.
Так нету же, – вздохнул корианец, ощущая себя ещё и тупым, не считая того, что жадным. – Могу тебе из репликатора её дать, но они невкуcные получаются. О, – неожиданно обрадовался он пришедшей мысли, – а хочешь молочка? Молоко там очень ничего, – слегка виновато добавил навигатор, забирая поссума в ладони и осторожно пересаживая себе на колени. – Ты молоко пьёшь? – он кончиками пальцев почесал вцепившегося в штаны коготками зверька между нежных, просвечивающих розовым ушей.
Сам пей своё молоко! – сварливо фыркнул мохнатенький гость, но тут же посмотрел снисходительно: – Ну если только мандаринок нет, уж ладно, давай.
Сделал, называется, большое одолжение, – лейтенант-коммандер Дини только головой удивлённо качнул, разворачивая коляску от кровати. – Может, это летяжий принц какой? Или просто принц ...заколдованный. Не, ну если у нас тут такое «В гостях у сказки» пошло – всё может статься. В лягушку же принцев превращали, почему в поссума нельзя?
А ты вообще-то откуда... эээ… Гордон? – чувствуя себя ещё глупее и от того, что приходится к этому мохнатику обращаться по капитанской фамилии, и от того, что вообще разговаривает с животным, спросил штурман. – Как же ты в коробку попал? – он придержал своего мини-, но вполне хтонического шушпанчика, начавшего сползать с колен и шустро закарабкавшегося по переду куртки на плечо.
Не помогло. Нахальная (по-гордоновски, да!), но милая тварюшка забралась к уху и, шевеля носиком, его обнюхивала, пока ехали к репликатору. В момент раздумья, как бы так половчее сунуть под этот любопытный носишко низкий широкий стакан с молоком, чтоб мохнатое чудо в нём не утопилось, дверь из коридора открылась. Неро успел вырулить к столу и водрузить ёмкость на стол до того, как развернулся с Джиму, державшему в одной руке чёрную летучую мышь (которая и сама со всей любовью держала в охапке здоровенную вяленую рыбину), а в другой – высокий пластиковый стакан с клубникой.
Ну офигеть, – честно изумился Дини. – И что вам наливать к такой закуске – взрослого пива или детского шампанского?
Рыбой в каюте запахло так, что любые и всяческие диеты автоматически накрылись медным тазом, невзирая на все громы, молнии и грядущие проклятия Боунса. У шушпанчиков же всегда и от всего есть отмаз, как гласит п. 23 Великого свода, тем более – у двух.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Доктор Штейнвальд (17-10-2020 02:45:13)

+8

8

Вообще-то правящий дом Лэлис обязан был хотя бы из простой благодарности поставить доктору МакКею памятник – в полный рост и из чистого золота. Во-первых, за то, что попросту сберег жизнь единственного, последнего, оплаканного уже наследника полутысячелетней династии в тех неведомых и безусловно опасных тьмутараканях, в которые провалился «Страж», (да-да, там, где, как говаривал сам Боунс – мрак, холод, болезни и тишина). Во-вторых, не меньшим, пожалуй, врачебным подвигом стало… А вот как угодно это можно определить – хоть подлогом, хоть неразглашением, ведь по официальным документам страдающий редким генетическим заболеванием энсин Леальд, штатный космобиолог корабля дальней разведки Звёздного флота «Страж», прибывшего на космобазу «Накатоми», (и по совместительству принц инкогнито) в связи с критическим состоянием вскоре был переведен в легендарную клинику на Плутоне, возглавляемую еще более легендарным «адмиралом от медицины» доктором МакКоем.
Подлог? Подлог. И фальсификация, и мистификация, и обман почтеннейшей публики, сограждан, безутешных (вот прям единодушно!) подданных маленькой, но гордой планетарной империи Дэваер, которую пока еще держал в руках монарх из рода Лэлис, но...
По самым достоверным сведениям Его Высочество, несмотря на все усилия медиков, был совсем плох, и выздоровление его было маловероятно. По не менее достоверным слухам, доступа к бедняжке Эльму не было ни для кого, кроме персонала клиники, откуда возвращались либо в гробах, либо на ногах. Даже для родных и близких исключений не сделали – зверство какое, подумайте! Ну и порядки в этом «Лимбе»! Незадачливый наставник и хранитель Его Высочества, говорят, настолько опечален разлукой со своим подопечным, что будто бы совершенно опустился и подался в наёмники к недобитым покуда орионским пиратам.
Пролистывая информационные окна, на обрывке именно этих сетований от прикормленной двором обозревательницы светских сплетен Эли заулыбался уже откровенно: определённо, чтобы оценить заслугу Боунса перед царствующей фамилией, было бы недостаточно даже ростового памятника из ференгийской платины. Результат-то вот он – физическое состояние наследника не только не ухудшилось за эти полтора года, но и… да что там, он совсем не чувствует себя загнанной в угол дряхлой развалиной, обреченной умереть на троне предков.
О, вот и новая порция личной радости от министерства правды! – принц прислушался внимательнее:
По заверениям официальных источников, состояние Его Высочества наследного принца Эльма ухудшилось настолько, что пару месяцев назад августейшая мать вылетела на Плутон и проводит все свое время у постели сына.
«Скромный космобиолог», не сдержавшись, хихикнул тихо – часть фразы после «и» была чистейшей правдой: матушка, вероятно, и впрямь не отходила от кроватки… но ведь это нормально, когда сынишке три месяца. Слава всем богам, маленький братец родился в клинике доктора МакКоя здоровым, а что тайно… родители учли ошибку с первенцем, и о новой беременности императрицы не узнал никто.
А кстати! Хотел же отпраздновать то, что братику исполнилось три месяца, ну и три месяца своего освобождения от тягот престолонаследия. Вот и угощение прибыло… – Эльм подвинулся ближе к столику, на котором стояла изящная корзинка, укутанная холщовой покрышкой. Дыня! – от одного слова слюну приходится сглатывать, а уж если это корианская дыня…
По-королевски изящные руки развели схлестнутые на крупнозернистой ткани ручки корзинки, потянули щепотью холст… и принц не сдержал удивленного возгласа: вместо дынного, темно-желтого, твердого бока в кракелюрах ему открылся бочок – мягкий, пушистый и совершенно точно – кошачий.
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/576/98353.jpg[/AVA] [NIC]Эльм Леальд[/NIC]
[STA]На корабле мы сегодня уходим за Море…[/STA]
[SGN]

«Принц, очень приятно, принц»

Единcтвенный наследник правящего дома Лэлис, будущий монарх планеты Деваэр – лакомого кусочка для многих, настоящей сокровищницы ценных природных ресурсов, пока сохраняющей политику неприсоединения и независимости. Призванный в будущем отвечать за жизнь и благополучие миллиардов подданных, он – заложник титула, высокого социального положения… и своего физического состояния. К сожалению, принадлежность к роду Лэлис одарила Эльма не только славой предков, но и неизлечимым заболеванием, которое тоже стало результатом борьбы за власть: далеко не все желали многих лет династии Лэлис, и очередное покушение на правящую чету пришлось на время беременности королевы. Для взрослых отравление не имело серьёзных последствий, зато они проявились у ребёнка, когда он родился. Недуг, вероятнее всего, не позволит принцу дожить до старости. Однако и за недолгий срок правления можно сделать много хорошего для родного мира – так всегда считали в его семье, так считает сам Эли.
На корабле Звёздного флота принц находится инкогнито – официальная версия гласит, что Его Высочество отправился путешествовать к самому краю Вселенной в целях образовательных и дабы залечить разбитое несчастной юношеской любовью сердце. Действительная же причина – осуществление последней надежды на исцеление, которое может дать успех миссии «Стража».

[/SGN]

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (17-12-2020 04:00:36)

+7

9

[NIC]Тарво Нумми[/NIC] [STA]Структуральнейший лингвист[/STA] [AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/571095.jpg[/AVA]

Собственно, Тарво не собирался так уж нарушать личные установки, которые гласили: без лишнего можно обойтись. Хотя весь поголовно экипаж, полным составом, мог попенять ксенолингвисту на то, что безостановочные почти потоки речи – это уж точно лишнее (хотя в некоторых случаях и выручает, что уж...). Но тут бы Нумми возразил бы с полным самообладанием, что это просто особенность строения его мозга и организма. Полезная. Точка.
Лишнее? Не тягайте на переговоры с разными странными существами, справляйтесь сами! И вообще, не нравится, можно и без ксенолингвиста обойтись на борту, в конце-то концов, рацию, что ли, некому настроить? И слушать есть кому, вот пусть тогда и слушают те, кто не болтает столько, сколько Тарво Нумми! Потому что у Тарво Нумми болтовня – это вам не просто...
Так. Ну да. Ничего лишнего.
Больше, чем необходимо он не говорил. Правда же, да! И нечего смеяться! Вот сидит же он сейчас и спокойно разбирает прибывшие вещи (никаких там заморских фруктов, сугубо деловые вещи, ну... почти). Не форма, да. Но можно ли считать излишеством теплые носки и домашнюю куртку из нежнейшей шерсти. Это просто нормальное обычное желание – ноги в тепле, а ходишь почти как босиком. И чтобы со спины согревало так мя-я-ягко, так аккуратно, так ненавязчиво, как будто ты в любимое кресло, с любимым пледом и такой же книгой... Все-таки на Коре знают толк в козьем пухе!
Тарво даже глаза прикрыл, запуская руку в коробку. Пальцами нащупывая корианскую нежнятину, сжал осторожно, очень трепетно, только рука, даже не смотреть, это же...
ПИСК!
А!
Ой... простите!
Заставить ксенолингвиста онеметь. Это... это... по силам... никому вообще-то раньше не было по силам. Тарво открыл глаза, рассматривая, во что въехал пальцами, вместо куртки из козьего пуха. Пух в пальцах был нежнее даже козьего, а на Нумми смотрели очень... вежливые глаза с совершенно царственной мордочки.
Ты... кто?
Существо, что больше всего напоминало шиншиллу, а в свернутом пуховом комке из носка смотрелось как в мантии, чуть выпрямилось, восседая в курточном гнезде, как на троне.
Я приношу свои... извинения.
Тарво сам услышал, с каким треском захлопнулась отпавшая челюсть.
Что?
Шиншилла чуть повозилась, смущенно потерла мордочку двумя лапками сразу (ну чисто... мышЬ!), и со вздохом уселась обратно.
Я приношу Вам свои извинения. Это Ваши... Ваше, я нарушил неприкосновенность Ваших запасов и чрезвычайно сожалею...
Тарво сгорбился над коробкой, рассматривая небольшое, но столь любезное существо, пытаясь выдавить с обычно без умолку мелющего языка хотя бы пару связных фраз. Выходило хреново.
Неприкосновенность... запасов. да. Ну... да.
Ему показалось, или даже через нежнейший мех шиншилла покраснела, снова смутившись?!
Если Вас это настолько... задело, то я готов... каким-то образом... для Вас, разумеется, приемлемым! Возместить... нанесенный...
Тарво тихо хрюкнул.
Мысль о том, что шиншилла, завернутая в носковую мантию, будет возмещать ему нанесенный... какой, кстати?
Ты... вы... его что, грыз... ли?
Зверек очаровательно потупился и почти царственно (ну Нумми поклялся бы!) помотал ушками.
Разумеется, нет. Что Вы. Это совершенно несовместимо... с... моим положением.
Ксенолингвист выпрямился над коробкой, уперев ладони в колени.
Вашим... твоим... положением?
Да. Особам королевский кровей, – тут шиншилла смутилась снова, но как-то особо горделиво, от скромности, не иначе королевской и врожденной, ошарашенно мелькнуло в голове у Нумми, – не пристало так небрежно относиться к имуществу...
...своих поданных – так и захотелось закончить. Но Тарво смолчал.
Неужели же, – голос зверька стал печален, – такие простые вещи Его Высочество не удосужился...
Высочество?..
Его Высочество Эльм Лэлис. Удивительное дело, если это и вправду так...
Почти прыжком на ноги с горящими глазами. Ну нет, ну это слишком же было бы! Но ноги сами несут к интеркому, а пальцы давят клавиши:
Эльм? Э-э-э... Я заглянул бы к тебе. В коробке с моими (королевскими мантиями) носками сидит зверь. Говорящий. Он говорит. Я его понимаю. Но не понимаю, что с ним... Да. Позволишь зайти?

Отредактировано Кайр Мёрдок (04-01-2021 20:47:33)

+6

10

Меховой бочок недовольно дернулся. И еще раз. А потом стал медленно разворачиваться, открывая спрятанную внутри морду. Нахальную, круглую, щекастую, совершенно бархатную морду с близко посаженными, обведенными светлой каймой глазами и ярким широким красноватым носом.
Кот (ну совершенно очевидно же, что кот!) натянул лапу до упора, вытягивая вперед и выпихивая из корзинки... обглоданную дынную корку. Шерсть, плотная, как коротко стриженная овчина, перелилась толстым бархатным ковриком, когда лапа втянулась обратно, а дынепоглотитель (а от дыни там, похоже, остался только один-единственный кусок, который прочно держали внушительные для размера существа когти) поморгал, уставился на Его Высочество совершенно беспардонно, зевнул и выдал хрипловатым... баритоном:
Мр-р-ря?
Мр-р-ря, – подтвердил совершенно серьезно Эли. Его же всю жизнь учили, во-первых, тому, что договариваться лучше, чем конфликтовать, а во-вторых, тому, что с каждым лучше говорить на его языке. 
Тем более, когда у собеседника ничего себе так когти. Неразумно и недальновидно вступать в конфликт с животным, вероятнее всего, отнюдь не домашним, пусть оно и в корзинке. (Хотя почему-то Эльм мог с непонятной ему самому уверенностью сказать – ей, корзинке с мягким наполнителем, кот шел больше дыни). Да и спорить уже не из-за чего, судя по обглоданным коркам.
Какой, однако, неожиданный, но приятный подарок, – тоже уставившись на него во все глаза, пробормотал Леальд. – Всю жизнь просил котика – и вот, пожалуйста. Хм. Да еще такой редкий… 
Ну а как же, назвался ксенобиологом – будь им, зря, что ли, в штатном расписании «Стража» именно так записано? Виды мелких диких представителей семейства кошачьих с Терры Эли, как ни забавно, знал назубок, в  отличие от домашних пород, кстати, куда более многочисленных.
Puma yagouaroundi eyra, подумать только, чирикающий дикий кот, родич, как из латинского названия ясно, пумы, любитель фиг, цыплят… и дынь, оказывается. Впрочем, кто от дынь отказывается?.. Особенно, если они прямо под боком… то есть буквально.
Ах ты, разбойник рыжий, – с уважением пробормотал Эльм, бесстрашно протягивая руку (ну не только же коту протягивать лапу) и почесывая «подарок» между маленьких круглых ушей. – Ну что, почирикаешь мне?
Суровый взгляд, обычный для разбойника, конечно, воспоследовал, но никто не тяпнул принца инкогнито за палец, что, пожалуй, удивительно. Зато вдобавок в ответ прилетела громкая, почти птичья трель и ворчливое:
Дыня могла бы быть и побольше!
Принц ошарашенно моргнул – нижняя челюсть кота шевельнулась, и хриплый мурыкающий голосок прозвучал синхронно с этим нахальным заявлением.
Пакость, – недовольно засопев, сообщил ягуарунди, – корки мокрые, складывать невкуда, и шерсть липкая будет теперь! – сварливо пробухтел он, бросив на деваэрца ещё один сердитый взор, и, изогнувшись по-куньи длинным и изящным телом, принялся вылизывать короткий густой мех на боку, больше не обращая внимания на двуногого.   
Принц моргнул снова, и ещё раз – такого сказочного продолжения праздника он не ожидал, можно поклясться. Мысль о том, что звери-голограммы, в принципе, могут все, не только говорить, но и канкан танцевать, растаяла быстро – стоило взять и понюхать выпихнутую рыжим воришкой дынную корку – так сочно и сильно голографические фрукты точно не пахнут… и не пачкаются. Вытирая липкие и сладкие от сока руки о салфетку, свисающую с корзиночного края, Эли едва заметно нахмурился – если это не розыгрыш-голодрама домашнего производства, то… он, что же, спятил и смотрит галлюцинацию?
...вместе с дэваэрскими новостями, ну да – со ставшего полупрозрачным голоэкрана по-прежнему доносилось светское щебетание обозревательницы придворных сплетен. Право, в репликах дикого кота смысла было больше, при том, что примурлыкивали оба говорящих существа примерно одинаково. Эту мысль осекло еще одно мурлыканье – падда. Его Высочество отозвался только после третьего сигнала – он ссыпáл в сторону на столе собранный в пригоршню наполнитель из корзины, похожий на упругие зёрна попкорна, что высыпались от возни и протягивания лап ягуарунди.
О, простите, – несколько растерянно и не без удивления ответил Леальд – ксенолингвист обращался к нему очень уж нечасто и всегда по делу, во внеслужебное время они, кажется, и вообще не общались, потому предложение «заглянуть» стало неожиданным. Однако следующие реплики Тарво возвели удивление в степень изумления – значит, что, массовые галлюцинации пошли? Нет, конечно, на «Страже» и не такое бывало, но… – Зверь, – раздумчиво повторил принц, – говорящий зверь. Да, полагаю, это удивительное событие стоит обсудить вдвоем, по крайней мере. Вы могли бы прихватить его… то есть это существо с собой? Это же кот, я верно понимаю?
И только тут, последней, но едва ли не самой мощной волной удивления до Эли дошла фраза про королевские носки.
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/576/98353.jpg[/AVA] [NIC]Эльм Леальд[/NIC]
[STA]На корабле мы сегодня уходим за Море…[/STA]
[SGN]

«Принц, очень приятно, принц»

Единственный наследник правящего дома Лэлис, будущий монарх планеты Деваэр – лакомого кусочка для многих, настоящей сокровищницы ценных природных ресурсов, пока сохраняющей политику неприсоединения и независимости. Призванный в будущем отвечать за жизнь и благополучие миллиардов подданных, он – заложник титула, высокого социального положения… и своего физического состояния. К сожалению, принадлежность к роду Лэлис одарила Эльма не только славой предков, но и неизлечимым заболеванием, которое тоже стало результатом борьбы за власть: далеко не все желали многих лет династии Лэлис, и очередное покушение на правящую чету пришлось на время беременности королевы. Для взрослых отравление не имело серьёзных последствий, зато они проявились у ребёнка, когда он родился. Недуг, вероятнее всего, не позволит принцу дожить до старости. Однако и за недолгий срок правления можно сделать много хорошего для родного мира – так всегда считали в его семье, так считает сам Эли.
На корабле Звёздного флота принц находится инкогнито – официальная версия гласит, что Его Высочество отправился путешествовать к самому краю Вселенной в целях образовательных и дабы залечить разбитое несчастной юношеской любовью сердце. Действительная же причина – осуществление последней надежды на исцеление, которое может дать успех миссии «Стража».

[/SGN]

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (20-12-2020 20:11:46)

+4

11

Терри, с хрустом разминая суставы, потянулся, лёжа на кровати, и отложил в сторону падд.
Пожалуй, это неплохая идея – в качестве дополнения к обычной реабилитационной терапии ввести пение –  совместное распевание простых песенок (например, детских) должно располагать пациента к отвлечению от его проблемы, переключению на позитивный лад, большей открытости... Неро наша самая большая «устрица», но это слишком рискованно – высмеет, решит, что я совсем тронулся, и ещё больше замкнётся. Но всё же не стоит отбрасывать данную идею насовсем.
Мурлыкая себе под нос «Я тучка, тучка, тучка, я вовсе не медведь...», доктор заглянул в пискнувшее на падде сообщение: оно гласило, что его заказ прибыл и будет доставлен в его каюту в течениее двух минут.
Забавно, я мог бы сам сходить за посылкой. Ну, раз предлагают такой сервис, зачем отказываться?
Он поднялся с кровати и потёр руки в предвкушении возможности полакомиться настоящим копчёным лососем. А услышав звонок, тут же ринулся к двери.
В дверях оказался энсин с коробкой и какой-то верёвочкой в руках, он с подозрительным прищуром осматривал Адамса и переминался с ноги на ногу.
Здра-а-авствуйте, доктор, – протянул он с сомнением. – Вот ваша посылка, – и вручил Терри короб и конец веревки.
Брови Адамса непроизвольно поползли вверх, проводив взглядом спешно удаляющегося «"посыльного», он повел взглядом вдоль веревки в направлении её второго конца. На том конце его ждал сюрприз, то есть ухмыляющаяся морда лося примерно в полуметре от его лица.
Сказать, что доктор офигел – не сказать ровным счётом ничего. Он лишь выдавил из себя тихое:
Лось...
Сам же лось, почесывающий об стену рог, удивился гораздо меньше и решил поздороваться.
Здравствуйте, я Терри, а вы?
Сейчас бы следовало упасть в обморок, но поскольку доктор не тянул на хрупкую придворную девицу XVIII века, ему пришлось, вытаращив глаза, ответить:
И я Терри...
Спешно соображая, что ему стоит сделать в первую очередь – пожаловаться на доставку лося вместо лосося или пойти сдаться коллегам, он заглянул в коробку и извлёк оттуда морковку. Подавив желание схряпать её самому, протянул корнеплод лосю. Тот обрадовался, и захрустев морковкой промямлил:
Спасибо!
Доктор тяжело вздохнул и вышел из дверного проема в коридор.
К Боунсу? С лосём на поводке? Даже спрашивать не будет, в чем дело. Сразу в смирительную рубашку закатает.
В это время из-за угла вышел ещё один озадаченный офицер с занятным зверем на руках.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Родной брат, к которому он был привязан с детства, несмотря на буйные подростковые ссоры и драки, пропал без вести при странных обстоятельствах, и проще было признать его мертвым, нежели продолжат поиски. Терренс был буквально убит горем. Утешение он мог отыскать только в религии, вернее – в вере в справедливость Бога и его бесконечную любовь. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе в центре помощи ветеранам военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи и всегда – в торжество если не справедливости, то хотя бы добра. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. Иногда это только мешает – в тех случаях, когда «не думай – ошибешься». И не слишком акцентирует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

+5

12

[NIC]Тарво Нумми[/NIC] [STA]Структуральнейший лингвист[/STA] [AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/571095.jpg[/AVA]

Зверь, говорящий зверь. Да, полагаю, это удивительное событие стоит обсудить вдвоем, по крайней мере. Вы могли бы прихватить его… то есть это существо с собой? Это же кот, я верно понимаю?
Тарво даже обернулся на коробку с теплым, мягким, пуховым... всем и оглядел повнимательнее.
Кот? Э-э-э... Не совсем, я бы сказал. Я бы даже сказал, что это совсем не кот. Во всяком случае, я никогда не предполагал, что это может быть котом, хотя-я-я-я...
Он часто-часто заморгал, оглядывая шиншиллу, скромно, но с чувством неистребимого, судя по всему, достоинства, устроившуюся терпеливо дожидаться, когда он закончит разговор, а потом выдал:
Вообще-то, строго говоря, коты такие в природе точно имеются. В смысле, не прямо вот такие, но...
Шиншилла, вежливо не слушавшая его разговор, как это и полагается воспитанной царственной особе, все-таки подняла на него взгляд, и дальнейшее объяснение ксенолингвиста было обращено к ней, а не к Эли на том конце связи, который от этой информации должен был изрядно охренеть (но об этом Тарво, само собой прямо вот сейчас и не подумал).
Нет, правда же! Это такая порода, с густой такой шерстью, ну вот как у вас. Понимаете? Ровная такая, мягкая, очень-очень нежная... – (и такие восхищенные интонации, боги глубокого космоса! Но Нумми и вправду так и тянуло коснуться меха пальцами снова!) – И название у них такое же... В общем, это видеть надо, я сейчас покажу.
Такое смещение речи на два уровня при двух собеседниках для Нумми было делом практически обычным. Только вот с Леальдом они и впрямь общались слишком мало, чтобы тот успел привыкнуть к такой манере. Но возразить он ничего не успел, потому что связь Тарво отключил и развернулся к коробке всем корпусом.
Э... Прости... те. А как мне к тебе.. вам... обращаться? Я вот... Тарво Нумми, местный ксенолингвист, и я...
И замер под крайне доброжелательным и терпеливым взглядом. Ахтыжепт... Ну да! Конечно! Представляться царственным особам надо давать первым, так?
О, без церемоний. Эльм, просто Эльм, – светскости и благожелательности интонаций позавидовал бы и сам вселенский император, существуй такой в природе.
Без церемоний, значит... Ага.
Тарво протянул руку и очень демократично пожал зверьку лапку.
Если не возражае... те... шь, Эльм, то нам бы прогуляться до Его Высочества, – (а оно там и правда Высочество, что ли?! – долбануло в виски), – только нам придется по коридору, а нести тебя... вас? На руках... В общем, не трудно поглубже в коробку, а я крышкой сверху, я без намерения оскорбить, я исключительно...
Если это действительно необходимо для сохранения моей и Вашей приватности – конечно-конечно!
Конечно-конечно...
С этими словами Тарво очень осторожно закрыл коробку, сгреб в охапку и выглянул в коридор. До каюты ксенобиолога он добрался довольно быстро, по пути словив странное ощущение, потому что донесшиеся из дальнего коридора звуки были страшно похожи на... перестук копыт. Но вот туда нос Нумми совать уже не стал. С него пока и шиншиллы хватит. А если тут бродит еще и какое копытное, то пусть с ним разбирается тот, кто первый наткнется, ей же мать!
В открытую дверь каюты он проскользнул с облегченным выдохом и протянул Леальду коробку.
Вот.

Отредактировано Кайр Мёрдок (04-01-2021 20:51:23)

+6

13

Две энсинки, стоящие посреди коридора. тихо шушукались. Проходя мимо них, Валерис старался не вслушиваться в разговор, но обрывки фраз всё таки долетели до его ушей.
...есть у него, точно знаю!
...Не может быть! Он гей? Вулканец не может быть геем...
Он очень хотел просто пройти мимо, но накатившее возмущение оказалось сильнее. Валерис резко остановился и развернулся на месте, вознамерившись сделать выговор. Энсинкам хватило одного взгляда на его лицо, чтоб всё понять, они моментально драпанули, не дав никакой возможности им что-то сказать.
Поморщившись, он продолжил свой путь, перебирая в уме варианты решения проблемы с орудиями, в частности – по левому борту, оружейники уже неделю жаловались на отказ оборудования. Неполадки явно были вызваны износом, а полная модернизация пока невозможна из-за нехватки средств. Частичная замена не решит всех проблем, но хотя бы в ответственный момент будет из чего стрелять. Нужно было составить смету и отправить на подпись капитану...
Его внимание привлек цокот когтей по полу. Вдоль стенки, слегка переваливаясь с лапки на лапку, пробиралось существо, покрытое панцирем, светло-коричневое, с вытянутой мордочкой и торчащими вверх ушами. Оно деловито шло вперёд и принюхивалось.
Валерис осторожно подошёл поближе, существо насторожилось и свернулось калачиком. Таких он видел в энциклопедии животного мира Терры, это броненосец, но откуда он на «Страже»? Это животное занесено в Красную книгу.
Первый присел на корточки и погладил кончиками пальцев пластинки панциря – высунув мордочку, животное фыркнуло.
Затем, спустя минуту, развернулось и принялось обнюхивать его. Лизнуло длинным узким языком руку, и с обиженным выражением мордочки пискнуло:
Где муравьи? Или фрукты... У тебя есть фрукты?
Бровь Валериса неосознанно встретилась с чёлкой. Интеллектуальный уровень этого животного был недостаточен для продуцирования речи. Значит, либо это не броненосец, либо он сам подвергся воздействию какого-то психотропного вещества, но проанализировав свое состояние, не обнаружил следов отравления.
Животное жалобно пискнуло снова:
Хочу есть – и ткнулось мордочкой в ладонь.
Взяв его на руки, Валерис встал.
Сейчас я найду для тебя питание. Знать бы ещё, кто ты и откуда взялся.
Броненосец завозился устраиваясь на руках:
Я Валерис, проснулся в коробке, а тут всё не так..
Вы когда-нибудь видели охреневшего вулканца? Если вы не стояли «со свечой» в том коридоре, вы многое потеряли!
Да-а-а, – растерянно протянул коммандер, и автоматически почесал тёзку между ушек; тот зафырчал.
Кажется, рядом каюта Терри Адамса, постучусь к нему, как минимум, у него работает репликатор.
Едва свернув за угол, Первому вновь пришлось затормозить.
Стучаться к доктору уже не было необходимости, он стоял в коридоре... в компании жующего лося. Становилось всё интересней и интересней.
Здравствуйте, доктор Адамс, у нас на корабле открылся зоопарк?
Терри, ощущая подкатывающую истерику, покачал головой:
Здравствуйте, коммандер, если это так, то меня не предупредили! А у вас кто? Он тоже... разговаривает?
Перехватив поудобнее оказавшееся тяжелее, чем казалось, животное, Первый ответил:
Броненосец, как ни странно, по имени Валерис, да, говорящий.
Терри захохотал во всю глотку:
А у меня лось по имени Терри! Как вы думаете, это чья-то неудачная шутка?
– Я предлагаю подумать над этим вместе, но сначала покормить животных, пригласить ксенобиолога и оповестить капитана.
Немного проржавшийся Адамс согласно кивнул:
Вы совершенно правы, только давайте пройдем в мой кабинет, в каюте барахлит репликатор.
С этими словами он протянул лосю ещё одну морковку.
Расположившись на диване в кабинете, они молча смотрели, как звери поглощают реплицированную пищу.
Валерис начал первым:
Вы уже отправили кому-нибудь сообщение?
Терри отрицательно мотнул головой и собирался ответить, но встретился взглядом с ещё одним, незваным гостем.

[AVA]https://pp.userapi.com/c851332/v851332126/11bbe8/Kfr24pRy7yU.jpg[/AVA]
[NIC]Валерис[/NIC] [STA]Нельзя бесконечно падать в пропасть, или взлетать к звездам...[/STA][SGN]– Стоять на самом краю неизвестности и вглядываться в бездну. Теперь скажи – каково это ощущать?
– Потрясающе.[/SGN]

Отредактировано Джереми Самптер (05-01-2021 00:16:04)

+6

14

Воплощенная усато-хвостатая мечта будущего монарха Деваэра никакого пиетета к вообще-то хозяину каюты, корзины и дыни не испытывала, неа. Она насущным занялась. То есть… более насущным, чем какие-то выяснения кто есть кто и как сюда попал – доедала огрызок роскошного по-королевски пиршества. Смачно так доедала – принц даже слюну сглотнул, не удержался. Да и потом занятие нашлось не менее важное. К делу приведения в порядок собственной бархатной шкуры нагломордый ягуарунди относился, судя по всему, с редкостной ответственностью. Во всяком случае, чавканье из корзинки доносилось знатное. Кошак умудрялся прихватывать, нализывая, даже такую короткую и густую бархатную шерсть, растягивая язык, высунутый о-о-о-очень длинно. Шерсть к нему словно прилипала, а каждое движение сопровождалось каким-то до неприличия сладким чавком.
Правда, пока двуногий отвлекся на переговоры, которые чирикательный кот, вроде, и не слушал вовсе, хотя уши подергивались неровно и чутко, звук чавка сменился на какой-то более... сочный. И на последнюю фразу Его замаскированного Высочества ягуарунди отозвался снова чуть хрипато и даже возмущенно:
Чойта кот?! Кот тут один! За каким еще хреном тут другие коты? Меня, что ли, мало?!
Но… – опешил Эли еще и от того, что одновременно слушал затараторившего связиста, пытаясь вникнуть в обилие информации и непривычную манеру речи; Тарво явно не преподавали риторику... он сам мог ее преподать кому угодно так, что не отвертишься. – Я просто подумал, что…   
Кажется, объяснялся принц сразу перед обоими, одновременно пытаясь сам хоть что-то сообразить. Вот вроде стандарт он знал, как родной язык, но словесные конструкции белобрысого офицера службы связи привели его в окончательное недоумение – что значит «не совсем, то есть совсем не, но такие, только не прям такие, тоже бывают»? Причем тут королевская мантия, королевские носки, и главное – что хотел сказать мистер Нумми своим «Шерсть, как у вас»? – на этом моменте закаленный, в общем-то, натренированный на неожиданности разум наследника престола все-таки заходил за разум. Ну действительно – «ровная, мягкая, нежная шерсть, как у вас» в адрес будущего императора – это почище любого твиста дворцовых и политических интриг выбивает из привычной реальности. Впрочем, о чем это Эли… и так от нормы запулило дальше некуда – вместо дынь котов присыают говорящих, да еще и недовольных страшно. Даже не в переносном смысле, а взаправду пугвюще: сюрприз из корзины фыркнул, чавкнул снова и... мстительно шваркнул в сторону Эльма корку от последнего куска дыни, заныканного в когтях.
Какие тебе еще коты нужны? Я, значит, нехорош?!
Принц увернулся чудом, видят боги, чудом. Скользкий и липкий от сладкого сока снаряд свистнул над ухом, а круглые глаза вымечтанного питомца из янтарно-медовых стали сначала лимонно-желтыми, а потом лаймово-зелеными.
Значит, если я тут бедный, несчастный, голодный и весь грязный из-за твоей дыни, то меня уже, значит, можно задвинуть и другого кота себе искать?! Ты... Да ты.. Я вот Нум, а ты вообще кто такой?!
Вскочивший на лапы, ягуарунди смотрелся миниатюрной копией рыси, такой же толстолапый, но и вправду изящный, а сейчас еще со встопорщенной шерстью на загривке и с оттопыренным распушенным хвостом.
Я? – в полной растерянности переспросил бедолага-деваэрец, почти отшатнувшиь и с ужасом понимая, что на миг он вправду забыл собственное имя, даже настоящее, а уж про фамилию и говорить нечего. Вот на тот миг, пока моргал обалдело. – Я Эльм. П-просто Эльм, можно – Эли.
Ну да, как там мистер Чехов часто говорил – «Очень приятно, царь»?.. – от мысли примиряюще погладить это маленькое, но сердитое чудовище, взъерошенное и когтистое, не-дурак-все-таки-принц отказался моментально – хватанет лапой или зубами, дикое животное-то, по фигу, что разговаривает, лечи потом руку месяц. Значит. для налаживания отношений и мирного сосуществования в этой каюте оставалось одно – искусство дипломатии… ну уж этому последнего Лэлиса учили с младенчества, в конце концов. На то им и речь дана, эээ… обоим.
Да никаких мне больше котов не надо! – убежденно и даже с горячностью воскликнул Его Высочество, между прочим, чистую правду – и Нума-то одного было много. – Куда мне еще кого-то, зачем мне их искать? – в голосе принца слышался самый искренний испуг. – И ты не будешь грязный и голодный, – заверил он со всей доброжелательностью, – потому что ты уже поел и умылся.
На другие рациональные взвешенные доводы времени не хватило – Тарво домчался на полном варпе, тоже чудом не подскользнуся на дынной корке в паре шагов от стола, и крышку просто сорвал с коробки, сунув оную прямо под высокородный и породистый лэлисовский нос. Две пары застенчивых глаз встретились, синхронно захлопав длиннющими ресницами, но через секунду и шиншилла, и принц выпрямились, делая вид, что совершенно не удивлены.
Вы правы, мистер Нум… Тарво, – задумчиво подтвердил один из штатных ксеноиологов злосчастного корабля. – Это действительно совсем не кот. Я бы сказал – даже наоборот, это в некотором роде мышь. – Эльм покосился на встрёпанного кошака в опасной близости от невинного пушистого чуда и посоветовал вполголоса и тоном самым нейтральным: – Я бы на вашем месте прикрыл коробку, в природе эти животные… входят в одну пищевую цепочку.
Я не отмылся! А дыня была маленькая! – тоном записной ябеды и вредины мявкнул Нум во всеуслышанье.
Шиншилла, не пискнув, как капюшон, сдернула на мордочку резинку носка и присела пониже, почти скрываясь в ворохе пуховой вязки.
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/576/98353.jpg[/AVA] [NIC]Эльм Леальд[/NIC]
[STA]На корабле мы сегодня уходим за Море…[/STA]
[SGN]

«Принц, очень приятно, принц»

Единственный наследник правящего дома Лэлис, будущий монарх планеты Деваэр – лакомого кусочка для многих, настоящей сокровищницы ценных природных ресурсов, пока сохраняющей политику неприсоединения и независимости. Призванный в будущем отвечать за жизнь и благополучие миллиардов подданных, он – заложник титула, высокого социального положения… и своего физического состояния. К сожалению, принадлежность к роду Лэлис одарила Эльма не только славой предков, но и неизлечимым заболеванием, которое тоже стало результатом борьбы за власть: далеко не все желали многих лет династии Лэлис, и очередное покушение на правящую чету пришлось на время беременности королевы. Для взрослых отравление не имело серьёзных последствий, зато они проявились у ребёнка, когда он родился. Недуг, вероятнее всего, не позволит принцу дожить до старости. Однако и за недолгий срок правления можно сделать много хорошего для родного мира – так всегда считали в его семье, так считает сам Эли.
На корабле Звёздного флота принц находится инкогнито – официальная версия гласит, что Его Высочество отправился путешествовать к самому краю Вселенной в целях образовательных и дабы залечить разбитое несчастной юношеской любовью сердце. Действительная же причина – осуществление последней надежды на исцеление, которое может дать успех миссии «Стража».

[/SGN]

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (05-01-2021 04:10:40)

+5

15

Жизнь была серой, хмарой, мерзкой, серой, асфальтово-цементной и маренговой.
Словно прима театра на авансцене подавилась оливкой и спектакль отменили, разогнав всех зрителей по домам.
Зрители леди Орсинии нравились. Как и театр. Человеческий театр, если быть точнее.
Можно было бы постучаться и в звериный, благо, в современном мире животные давно уже признаны разумными существами и имеют те же права и обязанности, что и люди. Некоторые вот, даже в космофлоте служат!
Но речь была не об этом.
А о чём была речь? Ах, да...
Жизнь...
Серая и лишённая счастья! Когда даже погрызенный ботинок в костюмерной не приносит радости! Когда канапешки в буфете отдают на вкус икорозаменителем, а недавняя работа с реквизитом не была оценена коллегами по достоинству! Между прочим, она тот череп два дня фигурно обгрызала! Для пущей аутентичности!
Тучи сгустились и не было видно просвета...
Маленькая чёрная мыша, трагично вздохнув, брякнулась на перила рядом с устало жующим фруктовый салат белым конём.
Жорж, чем я... простая мыша... так... прогневала... небеса? — замирая в драматических паузах возвестила мышь возведя очи к потолку и прикрыв глаза лапой.
Неужели...
Орси, дай пожрать. У меня репетиция через полчаса. – плебейски сёрбая морковным смузи, проржал конь, игнорируя возмущённо встопорщившиеся усики у мыши.
С кем... я... живу? С кем... я... общаюсь?! Благородные музы! Чем я... простая мыша... заслужила подобное?!
Простая мыша, да-да, – фыркнулось пузырьками из ведра смузи. – За тобой там люксовый флаер прислали.
Знаю, – уже менее трагично произнесла мышь, теребя хвост. — Маменька желают-с поговорить и чтобы я вернулась в семью. Но нет! Моя жизнь... театр! Однажды... они примут это! Но будет... слишком... поздно!
У меня от тебя изжога.
Оскорблённая до глубины души мыша замолчала, поднялась на лапки и гордо задрав носик, бросилась, куда глаза глядят, предварительно их закрыв, дабы не явить миру своих горьких слёз.
Её вела печаль, судьба и аромат сыра. Великого космического сыра, запах которого она слышала отовсюду. Нити его аромата сплетались, извивались, пронизывали каждую частичку мироздания! И одна из этих нитей горчила обидою и оскорблёнными чувствами, ведя мышу по пути страданий.
Она бежала, бежала, бежала, бежа... ой!
Наверное, стоило всё же бежать менее драматично, и встречи носика со стеной можно было бы избежать. Утирая усами теперь уже вполне себе натуральные слёзы, мыша открыла глаз. Открыла второй...
Закрыла глаза.
Снова открыла.
Когда в театре успели сделать ремонт? Или кто-то притащил в подсобку телепортер и балуется? Вот она этим гадам уши-то пообгрызёт! И ссанкции применит! В ботинок! И сранкции на носок!
Но весь пыл мыши пропал, стоило ей допрыгать по неизвестному коридору до помещения с огромным обзорным окном на... космос.
Космос. За стеклом. Она. В космосе.
Мамочка.
Ухватившись лапкой за сердце и обведя помещение взглядом, она тихонько сползла на пол и обвила лапки хвостом.
Потом на миг замерла, вспомнив, что сердце с другой стороны, и поменяла положение лапки.
Простите... извините... мне, кажется, нехорошо... у меня, похоже, галлюцинации... мне бы... врача...
Офицер, с которым с пола заговорила мышь, замер, выпучив глаза, и лишь ткнул пальцем куда-то в сторону.
Благодарю, – мыша, собравшись с силами, поднялась, оттряхнула шёрстку и гордо поскакала, куда указали, по пути то и дело уточняя дорогу.
А чего они все тут странные такие? Мышей, что ли, боятся аж до окаменения?
Наконец, искомый кабинет был найден, но вот трагедия – сенсоры на двери явно были рассчитаны на людей и маленькую мышу просто не замечали, а до панели вызова ей было не допрыгнуть, уж больно на гладкой поверхности та была.
Мыша взгрустнула, утёрлась хвостом, взглянула оценивающе на узкий лаз вентиляции и полезла героически по менее гладкой и куда более удобной стене. И вот, рубикон таки пройден, доктор найден, не один, правда, но да подвинутся! У неё проблема серьёзнее, могут и уступить даме! Узнать бы ещё, кто из этой толпы доктор, но это уже мелочи. Сам отыщется.
Запрыгнув на стол и приняв наиболее трагичную позу, мыша прокашлялась, расправила усики и приступила к изливанию души.
Доктор… это полный... кошмар! Это... настоящий... ужас! Дальше так жить... невозможно! Мне страшно говорить об этом! Это самый... настоящий... кошмар! Меня... не ценят... – она три секунды порыдала в хвост, всхлипнула и огладила шёрстку. — Коллеги не соответствуют мне по культурному уровню, икра в буфете поддельная, а сыр... сыр... доктор, это... самое... ужасное... сыр... о, нет, я не могу... сыр... Кончился!
Громкие рыдания сотрясли мышу, краем глаза следящую за произведённым эффектом.
Как жить дальше в таких условиях? А теперь, доктор... ещё и галлюцинации! Я в космосе! Космос ненастоящий? А может, я ненастоящая? И вы тоже не настоящий?! О... пресвятое зерно... а если... – мышиные глаза наполнились ужасом: – А если и сыр... ненастоящий?!
[NIC]Мыша[/NIC]
[STA]Леди Орсиния Антере в «изгнании»[/STA]
[AVA]https://sun9-5.userapi.com/impg/Sy38Scpo2Nvif-RHgQKXUObu5RqURDkbJNrL7Q/uou7p-SauVE.jpg?size=350x480&quality=96&proxy=1&sign=3d148f463956ad1d3b505a22db8d49f6&type=album[/AVA]

Отредактировано Дарон Меднас (05-01-2021 11:37:03)

+5

16

С точки зрения вулканской психологии диалог с собой являлся одной из форм проработки и анализа существующей ситуации при отсутствии заинтересованного в этой же ситуации собеседника. С точки зрения терранских психологов – а только таковые были на «Страже» – подобное могло означать психиатрические диагнозы. А с учетом наличия в одной библиотеке двоих энсинов, носивших имена Ясеньяра Т’Ках – в данном случае по процентному соотношению симптоматики и рефлекторно-поведенческих проявлений было ближе к терранской точке зрения.
Так ты что, говорить не можешь? – легкий раскат сонорных и присвистывание на фрикативных.
Кивок. На подставленном падде – открытая медкарта. Задумчивый взгляд, перелистывание, потом тихий вздох.
Извини. А если искусственные импланты?
«Долго возиться и привыкать», – быстро набрать текст, впервые любуясь  собой – не в зеркале, к которому Яська была равнодушна. Вторая Яся кивнула, словно понимая.
Идеальность шизофрении зашкаливала на моменте выяснения размеров, показа стильной дельты на капюшоне, знакомства с библиотекой.
Слушай, а можно я твой «Страж» осмотрю?
«Он не мой, а общий», – и дикое желание закашляться и не отпустить. – «Давай я найду корзину и пройдемся вместе».
Я незаметно, по вентиляции. У тебя давно такой кашель? Куда только медики смотрят, – и парочка ободряющих похлопываний по спине. – Ладно, я подожду, ищи корзину.
Яська кивнула, на всякий случай заперла библиотеку на личный код и метнулась к складам, по пути судорожно вспоминая размер вентиляционных секторов. Везде пролезет. Несмотря на размеры.
«Лейтенант-коммандер Дини, я прошу прощения за нестандартность просьбы и ее возможную несвоевременность. Не будет ли с моей стороны невежливой просьба ненадолго использовать вашу флейту в личных целях. Обязуюсь не повредить».
И отправить сообщение Неро.
Потому что четырехметровая говорящая королевская кобра – это проблема. Даже если она отзывается на имя Ясеньяры Т’Ках. Тем более, если она – и характером в Яську, умудрявшуюся регулярно цапаться с капитаном, тактик-офицером и ускользать от медиков, шипя на них… Как змеючка, все верно, Яся.
И дельта на капюшоне. Красиво же! А как переливается чешуйчатое тело!
Только бы в вентиляцию не уползла.

[NIC]Ясеньяра Т'Ках[/NIC]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/770/51422.jpg[/AVA]
[STA]весенним рассветом или зимним закатом[/STA]

+6

17

Картинка «Неро и молоко» была вполне нормальной – по крайней мере, для тех, кто знал, что Неро вообще ни с чем, кроме молока и кофе, не сочетается нормально. Ненормальным было скорее то, что с плеча навигатора, оказавшегося, видимо, удобным насестом, к этому самому молоку тянул лапки какой-то очень странный зверь, похожий на грешную помесь белки-летяги и все той же летучей мышки.
– Я бы и от чего покрепче не отказался, но сам знаешь, учует кто – свернут мне шею вместе с тем, что к ней крепится, – а мыш, вцепившийся в рыбину так, словно в ней заключалось спасение его мышиной души, только заморгал часто-часто и умоляюще вытаращился на стаканчик с клубникой. – Поэтому давай пиво, все равно черта с два мне кто поверит, что я тут нашел… вот это.
– Я – не «это», – тихий и словно бы извиняющийся вяк с рук намекал, что называть кого-то, кто хотя бы условно мог быть разумным, неодушевленным предметом – это несколько невежливо. – Я – Неро…
Хорошо, что можно было поставить на свободное место на тумбочке ягоды, и дважды хорошо – что мыш держался на диво цепко, но при этом не пытался расцарапать всю руку, как это иногда делали дикие кошаки, которых Джим регулярно таскал на потискушки на всех станциях, куда попадал. Благо, рыбину у него изымать было не нужно, а то разрыв сердца от этого молчаливой, но очень выразительной мордочки, на которой, пожалуй, можно было написать любое чувство из всех существовавших в мире, был бы гарантирован.
Ящик с апельсинами (невольно вспомнилась какая-то история, которую им рассказывали в качестве примера интеграции и коммуникаций неизвестной особи в заданной среде, кажется, про черепашку, или как там звали ушастое существо) стоял, как и полагается, рядом. Неро – который человек, а не мыш – сидел (и немного стоял, если рассматривать коляску как своеобразный экзоскелет), как ни странно, тоже рядом, со стаканом молока, который Джим успел отметить еще раньше. И вот это вот все складывалось в картину массового помешательства (он успел уже услышать что-то про гигантских сколопендр в инженерном) или сбоя голоэмиттеров. Другой вопрос – откуда голопалуба могла взять столько дурацких образов – он пока что не задавал себе даже мысленно.
– Так, ладно, ты – Неро, и ты – летучий мыш, – наконец собравшись с мыслями, капитан попросту сел там же, где стоял, благо, в космосе очень сложно запачкать пол больше, чем до уровня «не стерильно, ну и ладно». – А ты… Гордон?
От желания побиться головой о стену спасало разве что как-то раз ехидно брошенное кем-то из знакомых «голове хуже не будет, а стенку жалко».
– Нет, – мыш прижал рыбину к себе поплотнее, так, словно она была его единственной неземной любовью, и задумчиво пополз вверх по руке Джима. – Нелетучий я. Совсем нелетучий…
Пожалуй, не ржать было даже сложнее, чем не коситься на навигатора, старательно не комментируя услышанное. Обидеть художника, как известно, может каждый, но не каждый может убежать… вот и от Неро-на-колесиках убежать было можно, но явно не на четвереньках. А грустно-грустно вздохнувший мыш покосился на рыбину, на Джима, еще раз на рыбину – и, замерев где-то на локте, начал вдумчиво и аккуратно ее грызть, явно при этом пытаясь не ободрать вкусную часть рыбы, а чуть ли не разрезать, что не очень-то получалось.
– Ладно, нелетучий так нелетучий. Это – мой друг, его тоже зовут Неро, и он что-то сказал про пиво, а в его заначку я не полезу, – и вот тут удержаться от легкого ехидства, мол, я знаю, где что лежит, но тащи сам, было уже невозможно.[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]до крайнего на свете рубежа[/SGN]

+6

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 5. Зверики ищут друзей