Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 33. Между мной и тобой остается ветер


Сезон 4. Серия 33. Между мной и тобой остается ветер

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: 2446 г., 15 февраля-ζ, 11:00-16-00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), каюты экипажа.
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Фабио и Рикардо Барони (Алессандро Марони), Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи),

http://sg.uploads.ru/STUJM.jpg

0

2

http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/739727.jpg

Пост написан совместно

…Ли Джон Вон умирает ночью. Те, кто ещё может встать, в стылом оцепенении окружают шаткие нары, пока то, что раньше было трудолюбивым и застенчивым Ли, конвульсивно бьётся о металлические стойки, хаотично размахивая суставчатыми конечностями, с бульканьем изливая из всех бесстыдно раззявленных пор жёлто-коричневую пенистую жижу. Чёрные глазные гроздья подёргиваются матовым налётом и со щелканьем растрескиваются. Последнее долгое содрогание перебирает каждый волосок уродливого, неряшливо слепленного тела, долгий скрип протягивается из сведённых, перекошенных жвал и получеловек-полутофл, круто скрючившись, затихает навсегда…

…Прекращай брыкаться! – велел кто-то, за плечи выдёргивая из безысходности и боли. – Я это, я. Вставай, мужик, косить пора!
Под кого? Зачем?! – ошалело моргая, спросил штурман. – Чего косить?!
Коноплю мою. Поспела… заколосилась… – чтобы не смотреть свысока на друга, Рикардо Барони сидел на ковре. – Ненавижу будить, но сослуживцы к тебе послали. Решили, что меня ты сразу не съешь.
Не наговаривай. Я всего лишь мирный, слюнявый интеллигентишка…
Ага, чуть что не по тебе – хлобысть ядовитой слюной! Вон, вокруг уже всё заплёвано… Базен на камбуз за тряпкой побежал, – Рики ещё раз оглядел Неро и спросил со странным удовлетворением в голосе: – Тоже плохо спишь?
Угу, – штурман прятал глаза. – Кошмарю вовсю.
Вижу. Всё одеяло сбил! – подбирая его свесившийся край, старший близнец попал ладонью в сырое пятно на ковровом покрытии, натёкшее из опрокинутого кувшина. – Под психа косишь умело. Как же тебе, Неро, связь с жёлтым домиком не поддерживать? Хотя и мне её разрывать не след. Такую дьявольщину вчера во сне видел… Забыть не могу.
Повезло. Не представляешь, какая удача, если можешь страшное изложить. Я вот не расскажу, хоть убей – не помню, как просыпаюсь.
Не, я помню, – сказал Рикардо, вставая с колен и водружая на законное место поднятый из-под кровати целёхонький графин. – Жуткое дело… Будто мы обжились уже на планете, а какие-то огромные колючки из моря напали на базу и всех, кроме меня, перебили. К чему это? Не скажешь?
Интересно, – Дини сел, осторожно прогнул спину, – кто твои сны смотрит – ты или я?
А кто общается с Неро? – нашёлся Рикардо. – Сны – это переработка информации, полученной днём. Если я шестьдесят девять процентов времени общаюсь с тобой, значит, ты и есть источник моих тревог. Ещё пара таких сновидений, и я совсем скачусь с катушек, – коллега шлёпнул свёрток одежды на колени Дини: – Облачайся и пошли. Старшего навигатора срочно требуют на главный мостик.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

+4

3

Пост написан совместно

Штурман напяливал форму так быстро, как мог, но всё равно до уборки не успел. Мадлен ловко натягивала на ребристую подушку Дини чистую зеленоватую наволочку. Она улыбалась двум молодым людям, как полагается улыбаться молоденькой горничной – вежливо и немного игриво. Штурман одевался, и, поднимая глаза, каждый раз возвращал ей улыбку, но старший Барони сегодня был в дурном расположении духа – прямо с утра голова опять болела, словно с крепкого перепоя, хотя, что всего обиднее, похмелью совершенно не с чего было приключиться.
Отвлечься бы хорошо… Пользуясь моментом и найденным на ночном столике карандашом Рикардо, рассевшийся вольготно в кресле, рисовал портрет. Ощущение при этом было очень странное, оттого что сходство удавалось передать лучше, чем когда-либо. Это его даже пугало – у младшего навигатора появилось чувство, что если сходство это сохранится, он может причинить вред человеку, которого изображает. Он понимал теперь, почему примитивные народы не очень-то позволяли себя рисовать. Чувствовал он себя так, как будто держал Неро за душу. И боялся неловким штрихом и взглядом навредить ему.
Девушка-андроид собрала в узел грязное бельё и, мурлыча легкомысленную песенку, пошла в соседнюю каюту.
Не могли прислать нормального робота, – проворчал ей вслед Рики. – Катался бы по полу какой-нибудь железный пылесос…
Поэтому и не прислали, что такой пылесос у человека возникает желание пнуть, – уж Неро-то Мадлен нисколько не раздражала, а бедному Кью частенько доставалось.
А когда видишь такую тётеньку, возникает желание потрепаться? – съехидничал Барони.
Почему не потрепаться, если повод есть?
– Отвлекает.
Давно ли мы такие деловые?
– теперь съязвить удалось Дини.
Поживёшь в таком долбанутом обществе… Я человек тонкий, чувствительный, не то что другие, которым всё равно, с кем и где, – капризным тоном сказал Рики, проказливо поглядывая на Неро, – да ещё в ограниченном помещении…
Да ещё с неограниченной фантазией…
– Да ещё пообщаешься с монстрами…
Кого ты имеешь в виду, Рики?
– преувеличенно насторожился Дини.
Шестилапых онно, например, – преувеличенно же спохватился младший штурман, – других всяких. Ведь с нашей точки зрения они монстры. Ты слышал про дронгов с Тукума? У них такой странный жизненный цикл… Выводятся из куколок, пять недель рыщут-ищут половых партнёров, потом откладывают на деревьях полуметровые яйца и умирают. Из яиц выводятся личинки, падают с веток на землю, закапываются в неё, и восемнадцать лет питаются соком корней.
А через восемнадцать лет они вылезают, окукливаются и колонисты с ума сходят, – подхватил Неро. – Потому что спать нельзя из-за их любовного стрёкота, и не пройдёшь, не проедешь, не пролетишь – планета ими просто кишит.
И зачем такая жизнь? – ужаснулся Рикардо. – Восемнадцать лет лежать в земле… Бр-р…
Всякая жизнь лучше, чем отсутствие таковой, – со слишком умным видом сказал Неро. – Зато пять недель они отрываются по полной программе.
Но восемнадцать лет… – срок поражал старшего близнеца.
Неро и Рики могли часами подкалывать друг друга, без обид, просто из чистой любви к искусству. Опять же, на родном языке поговорить... Вынырнув из форменки, Дини распрямился и на нём как раз поинтересовался «чего вообще новенького?» и «не подаст ли старый приятель средство передвижения к кровати?».
[NIC]Рикардо Барони[/NIC] [AVA]https://sun9-24.userapi.com/c858424/v858424016/fbd05/3mpA83Eu_pg.jpg[/AVA]
[STA]Двое из ларца, одинаковы с лица[/STA]

Отредактировано Алессандро Марони (09-06-2020 19:55:02)

+4

4

http://sd.uploads.ru/T1Nci.jpg

Пост написан совместно

Фабио доругивался в коридоре с Лорой, разозлившейся на слишком ласковое, как ей показалось, замечание, сделанное им Адели. Адель Фумаки, изысканная, как орхидея, изящная, как статуэтка чёрного дерева, гибкая и грациозная, как пантера, по общему мнению мужской части команды считалась самой красивой из женщин-техников.
Неро хмыкнул. Пресмешная штука – только Барони начинал интересоваться какой–либо особой женского пола, стоило ему просто внимательно взглянуть на неё, и то чаще всего по делу, синьорина Каччари принималась сходить с ума, рвать и метать. О, тяжко Бино приходится, терпеливцу! Следить за этим крайне забавно. Такое понятие, как служебная дисциплина, меркло в радуге многообразных человеческих отношений. Правда, временами штурману начинало казаться – Лора слишком акцентирует свою ревнивость, словно отыгрывает выбранное амплуа. Но ведь в конечном итоге всё сводилось к сладостному обоюдному примирению, так что очередная, почти семейная, ссора этой пары никого из экипажа уже не задевала. Не поднимая глаз от клавиатуры, Дини хмыкнул ещё раз.
Колдуешь? – спросил его материализовавшийся к началу вахты Скригестад.
Мало-мало камлаем, однако, – рассеянно откликнулся Неро.
Скажи мне, – садясь на своё место, начал Олаф, но, знать, вопрос был не особенно важным, потому что его вдруг повело в сторону, – кудесник, любимец богов…
Штурман чуть не упал. Ну, Викинг дал!
Предлагаю узаконить это обращение! – воскликнул Дини.
Нравится? – довольный Олаф заулыбался.
Да. Только знаешь, – Неро опять уткнулся взглядом в приборную доску, – древние греки говорили, что любимцы богов умирают молодыми…
Сиявший до этого Скригестад насупился: такое развитие темы его не устраивало.
Отдуваясь, в рубку ввалился Фабио, хмуро шлёпнулся в кресло и обвёл остальных вахтенных тяжёлым, но втайне опасливым взглядом – не смеётся ли кто над тем, что какая-то стервоза вертит им, как ей вздумается? Но соратники сделали морды утюгами – никто не пожелал нарваться на незаслуженный отлуп. Викинг угрюм – мрачнее скалы в норвежском фиорде. Егор Жабрев – тоже весьма молчалив, изрёк один раз вчера свой коронный афоризм, и заткнулся. Сидит тихонько за пультом и молчит, как рыба. Только Дини как-то уж больно каверзно поблёскивает тёмными глазами.
Чего? – рявкнул Барони, надеясь сорвать на нём злость.
Ничего, – хладнокровно ответил старший штурман, – Доброе утро, лейтенант.
Доброе утро, – ещё сердито буркнул тот. – Здорово ты с курсом завертел, – через минуту милостиво сказал он, посмотрев на свеженькие расчёты штурмана. – Вот видишь, любезный Неро, стоило тебе только поднапрячь «серое вещество», как ты нашёл выход из сложившегося положения.
И ты бы нашёл. Ты не глупее меня. Мыслишками тебя тоже природа не обделила.
Мысли, правда, в голове бродят, – согласился Фабио. – Натыкаются друг на друга, но не более того. Не знаю. Настроя нет никакого. Тоска.
Тебе-то, друг ситный, чего в тоске тосковать? – Дини вдруг почувствовал неприязнь к младшему Барони. – Тебе-то чего для счастья не хватает? У тебя же все условия созданы – захоти только. Жив, цел, относительно здоров, красив, молод, умён, отборные девицы за тобой, разочарованным романтическим героем нашего времени, косяком таскаются, любят и ждут. Надоест искать приключений – можно осесть на Коре или где душенька пожелает, жить надоест, что тоже очень романтично – можно жалеть себя сколько влезет. В конце концов, пулю в лоб можно пустить… – Неро подавился стыдом от этих мыслей, даже ушам стало горячо. – Я что же – завидую Бино?.. Ну да, да… завидую, до злобы почти. Как сам Фабио иногда говорит – просто здоровенная жаба душит.
И всё же кое в чём я счастливее: меня не предавали. Ни разу. Дожил почти до тридцати лет, и не был никем предан. Хоть в книгу Гиннеса заноси. С Мирабеллой было не предательство, не измена, просто полудетская обида. А совсем честно – всему виной моя собственная глупость и упрямство. С Эмико расстались, считай, безболезненно: оба одновременно поняли, что отношения себя исчерпали. Потому и разошлись, как в море корабли. Даже Звёздный флот нельзя обвинить в предательстве, если быть объективным. Использовали, да, но ведь потом не бросили…
Тоска, – повторил Барони. – Даже звёзды с неба и то не падают.
С неба падают скаты, – снова хмыкнул Неро.
Во-во. Но холод-то какой! Вон тот промороженный шарик позавидовать может, – Фабио показал на проекцию одной из планет покинутой недавно системы, и распрямился, резко сменив тон: – Капитан на мостике.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (10-06-2020 05:14:55)

+2

5

По-быстрому проверить отчеты систем (для этого есть Морриган, который бдит, кажется, все двадцать четыре стандартных часа, но все же!), влить в себя первую порцию кофе, перед зеркалом проверить, что не похож на свежеподнятого зомби, пять минут на личные страдашки… да, капитан Гордон предпочитал отводить время на безрезультатные сожаления о прошлом перед сменой, по крайней мере, тогда эти самые сожаления не долбили голову следующие четыре часа. Как прививка – коротко, не так ярко и с явно выраженным иммунитетом в дальнейшем.
– И тебя я тоже рад видеть, Фабио. Проблемы с личной жизнью? Каччари рвет и мечет, я уже грешным делом думаю, не вернуть ли нам статус дипломатической неприкосновенности кому-нибудь из экипажа… – Джим кивнул Сонаку, вылезшему из кресла, перехватил командный падд, рухнул седалищем на нагретое и удобное место – а на падде в этот же момент «11:59» сменилось на «12:00». – Мостик принял, Сонак, можешь идти. И загляни в столовую, там, говорят, какие-то потрясающие котлетки из псевдобананов… не знаю, что это, но звучит вкусно. Господа нафигаторы и пилоты, что у нас на повестке дня?
Прицепилось же, а. Ну да, нафига кораблю что-то еще, когда у него есть нафигаторы, логично…
– Эй, а чего настроение такое, как будто мы тут хоронить кого-то собрались? Кто котиков обидел, кто на мишку нарычал? Мы, конечно, в жопе, но из любой жопы остается минимум два выхода, – оптимизм у Джеймса иногда был настолько неистребим, что окружающие переключались с собственных проблем на желание намылить шею лично вот ему, Дж.А. Гордону, причем желательно до того состояния, при котором вышеупомянутый Дж.А. заткнулся бы надежно и хотя бы на пару часов.
Ну и ладно. Предстояла относительно спокойная смена, без беготни по потолку, красной тревоги и нервов в стиле «а щас мы все помрем», значит, можно было открыть падд и продолжить увлекательнейшее чтиво в виде сценария какого-то орионского сериала (то бишь историю Федерации, разумеется, которую на переаттестации сдавать все равно придется, а так хоть не в последний момент зубрить!).
Так. Две тысячи триста одиннадцатый, создана Нейтральная зона, последствием чего явилось уменьшение контакта с ромуланскими боевыми кораблями и…
Джим чуть дернул плечом, ловя взгляд кого-то из экипажа. Нет, а что они хотели от него вот прямо сейчас? Сеанс психоанализа на мостике, в исполнении капитана вместо Адамса, которого, к слову сказать, скоро ждало очередное тестирование благодаря доктору МакКею? Или там цирковое выступление формата «я один на весь корабль придурок»? Последнее, к слову сказать, он вполне мог устроить, если бы хотя бы понимал, в чем дело. А пока что из всего известного ему складывался вывод куда более простой. Отвалить и не трогать, пока сами не успокоятся… вон и пилоты тоже переглядываются о чем-то своем, и от научников отчет непривычно-короткий, значит, где-то в лабораториях опять кто-то ругается, и медотсек (то есть МакКей) привычно посылает нафиг с отчетами, потому что времени нет, сил нет, и вообще, босс спит (а нет, все-таки Лиро)…
– Так, либо вы перестанете на меня смотреть, как на труп любимого хомячка, либо я начну притворяться этим самым трупом. В конце концов, я – капитан, а не ваш страшный сон в виде Адмиралтейства всем составом, – и да, Джим был спокойным, адекватным и вменяемым человеком – даже иногда взрослым, да-да. Но дурь, как известно, не лечится, особенно капитанья, которая шилом в жопе размеров среднестатистической антенны дальнего вещания подкрепляется.[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/51hM7.jpg[/AVA][SGN]выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+5

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 33. Между мной и тобой остается ветер