Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 25. Какого цвета красная стена?


Сезон 4.1. Серия 25. Какого цвета красная стена?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: 2447 г., 15 января, 00:00-00-00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), медотсек, астрометрическая рубка, каюты.
Действующие лица: Джемма Гордон (Сесиль Виола), Полина Чехова (Антон Ельчин). Ча Рин, образец Х8.1 (НПЦ).

http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/922714.jpg

0

2

ведения персонажа Ленор МакКей согласованы с игроком

Ленор смотрит на нее, а между пальцев, между сжатых до белизны пальцев толчками течет ультрамариновая вязкая жидкость.
«Тириумная кровь», – отмечает отстраненно Джемма, почти не удивляясь тому, как спокойно это скользит в голове. Чем-то это похоже на краску для волос, она сама красилась такой же, когда на середине первого курса Ленор…
То, что изображает ее друга, вспыхивает на секунду снопом искр, затихает, и по рукам все еще струится тириум, пачкая одежду и пол, на котором уже скопилось несколько голубых лужиц; Джемма прикрывает ресницы, стараясь убедить себя в том, что это просто не хватило обезбола для вывихнутой руки, а не разрывается на кусочки глупое и наивное сердце. Если это существо было Ленор, если оно зачем-то полезло в заведомо смертельную ситуацию, то может, так и было нужно?
Она отлично знает, что андроид может заменить живого человека, она видела таких же, только старых и списанных уже, в Академии. Она помнит, как шутили с однокурсницами, мол, да лучше в плазме сгореть, чем вот так вот жить, это же суррогат самый настоящий, и…
…серые глаза, темные ресницы, засыхающие брызги голубого на белеющем лице. Виноватая немного улыбка – мол, прости, Джи, так вышло, я не хотела, чтобы ты…
– Прости, Джи. Не хотела, чтобы ты знала, – существо протягивает ей руку, и впервые за несколько лет Джемму охватывает страх. Абсолютный, невозможный, всепоглощающий страх, который заставляет сначала слепо отшатнуться в сторону, сбивая что-то звенящее и острое со столика, за который она цепляется в попытке избежать падения, а затем и вовсе шарахнуться подальше.
Это не Ленор.
Не может быть Ленор.
Она не могла пролетать с андроидом все это время, Ленор не может быть мертва, это невозможно, она бы почувствовала, узнала, она бы…

– Сколько вас на корабле?
– Джи, я…
– Сколько? Отвечай! – голос взвивается почти до визга, в нелепо и глупо срывающийся в хрип фальцет, в отчаянное, истерическое почти – обмани меня, скажи, что это сон, что ты жива, Ленор… – Сколько вас?!
– Не знаю, – андроид запинается на последнем звуке, заваливается набок, все еще пытаясь зажать рану рукой, но даже ей не под силу выжить с таким.
Джемма не может перестать почти зачарованно смотреть, как тириум стекает по синей форменке вниз; голубые капли почти невидимы на синеве.[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

Отредактировано Сесиль Виола (18-06-2020 18:24:04)

+5

3

А она такая красивая, даже синяя-синяя, как тополя на том берегу Малой Невки, что и слёзы не наворачиваются. Полина смотрит прямо, и из руки очень скользкий фазер норовит нырнуть. Она ловит. И Ленор ловит, только позже: под плечи и своей рукой зажимая ярко-синюю рану, ярко-синюю форменку.
– Ленор, Lena, Lenochka...
У неё рука снова тянется, снова к капитану – колет сердце, ой колет – и Полина хватает ладони Джеммы, Ленор – кого попало, только б соединить. Одной рукой никак. Никак.
– Капитан!
А капитан совсем, совсем некрасивая.
Вокруг Leny летает облачко – тальк из кармашка.
– Konechno, не хотела ты... Не хотела, konechno, – и даже в русском этот акцент дурацкий. – Ты только не девайся никуда, Lenochka. Капитан сейчас, капитан просто от неожиданности, а ты только не уходи, хорошо?
Horosho, konechno, Полиночка. Только ты на робототехнике всё детство провела, ты сейчас как сидишь на полу – так и ляжешь рядом, только не реви!
А почему не реветь-то? Ленор расстроится?
Нет, Полиночка. Капитан расстроится.
А начхать мне на вашего капитана! Чтоб ей пусто было, дуре...
И ладошка размером с кукольную осторожно разводит форменку и цепляет пальцем фазу.
– Ты потерпи, Lenochka, я постараюсь аккуратно очень-очень, – шепчет Полина и соскребает быстренько с своей ладони растопленный силикон. – Сейчас, сейчас, я как комарик, укушу - и больше не больно будет. Я тебе обещаю, chestnoe pionerskoe, вот ни капельки...
У Ленор глаза закрыты, и имитатор пульса поломан, и током бьётся там, где не надо. Полина лезет голой ладошкой с паяльником, обдирая о полимерный скелет – подвздошная косточка – остатки декоративного материала, и подсвечивает с указательного – на нём фонарь.
А вы, капитан, ещё громче вопите. Глядишь, все в восторг придут от вашей технофобии. Всей команде боевой дух поднимите...
Это же Ленор, - думает Полина, и, кажется, непонимание у неё не в глазах – прямо на лбу написано, только губы очень дрожат. – Это же Ленор... Как капитан может?..

[NIC]Полина Чехова[/NIC] [AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/890632.jpg[/AVA]

+5

4

Когда Полина притягивает ее кисть, Джемма даже замирает на секунду, словно и правда – живому человеку надо остановить кровь, но жжение на пальцах снова напоминает ей о кошмарной реальности. Она вырывает руку, и кажется, почти готова ударить, но просто стоит, чуть шатаясь на неверных ногах, и смотрит, смотрит-смотрит-смотрит, как медленно обнажаются искусственные мышцы на ладошке Полины.
Дышать становится нечем, и то, как неуверенно работают легкие Ленор, почти попадает в ритм с полувсхлипами Джеммы, зажимающей себе рот, чтобы не заорать еще громче. Тириум щиплет язык, ядовитой пеной сворачивается в уголках губ, а двадцатилетняя девчонка нежно и очень-очень аккуратно соединяет внутри существа какие-то провода и детали.
Существо чинит подобное себе.
Джемма задыхается от непонимания, отчаяния и неверия в этот безумный мир. Она же набирала – живой, обычный, нормальный экипаж! У них же у всех есть прохождения медкомиссии, осмотры, были раны…
– Кто ты? – каркающий голос царапает горло и заставляет закашляться; у того, который копирует Чехову, глаза грустные-грустные, как будто знала все и ожидала подобного финала, у «Ленор» почти не движутся ребра.
Джемма снова закусывает палец, почти до крови закусывает, и железистый привкус во рту от пробитой губы держит ее так же надежно, как держала бы боль, но боли нет, совсем уже нет, есть невесомость, в которой она парит, не зная, когда упадет на скалы внизу.
Вспоминает – начало первого курса, Ленор с забавными хвостиками во все стороны, дурацкая влюбленность, огромная прозрачная галерея, где никого никогда нет; уносящаяся вдаль вприпрыжку на одной из станций Полина, которую без формы и за энсина-то не принять, куда уж там в лейтенантки. Пробивает ледяной волной – сколько их? Кого еще из мертвецов она считает живыми, кого держала в руках, не зная, что это всего лишь восковая фигурка, научившаяся имитировать речь? Кто еще на ее корабле…
– Чехова, отставить. Я запрещаю восстанавливать… это.
В стандарте нет слова, которое бьется в ее голове, оно только в Канаде было, французское, кажется, хлесткое, звонкое, кружится в голове – но не вспомнить уже.
«Ленор» не открывает глаз, тириум сочится все медленнее и медленнее, темнея на воздухе, как кровь из перебитой артерии.
Если сейчас начать восстановительную работу, через сутки оно будет полностью целым, – вспоминает Джемма какие-то технические регламенты. Если упустить момент, биопроцессорный мозг сохранит состояние сознания, чтобы потом перенести его на новый носитель.
Так создавали искинов, так она сама когда-то работала с подопытными мышами, вживляя в них чип, записывающий ход эксперимента, чтобы потом пересадить его мышке, не знакомой с лабиринтом, и та находила путь без ошибок с первого же раза.
Подопытная мышка на полу медотсека схожа с МакКей до неразличимого хруста костей под сжимающимися зубами, до того, что Джемма хочет отменить свой же приказ, только пусть Ленор будет жива! Хотя бы так, суррогатом, записью на пленке, чужим голосом в голове…
Но она глотает почти сорвавшееся с губ «Продолжай», и глотает голубовато-розовую слюну, и та обжигает гортань.[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+5

5

Кто я.
А кто я, капитан?

Полина хмурится, тщательно спаивая маленькие контакты и прижав тириумные артерии: а кто она? Ей никто не говорил. Кроме дедушки. Дедушка говорил, что она его звездочка, его солнышко и маленький крольчонок с розовым носиком.
Я не знаю, капитан. Да даже Ницши и Шопенгауэры...
Ленор под пальцами тёплая и живая. Наверное, так она чувствует себя, стоя над операционным столом.
А кто она? Ну, кроме того, что Ленор.
Она андроид. А откуда Поля знает?
Он их по отдельности чинил.
Кто – он?

Полина прикрывает глаза, жмурится – соцпрограмма в деле, она может и не смотреть, если что, у неё камера на руке – и... И смотрит.
– А ты кто, капитан Гордон?
А ты, капитан Гордон, сволочь и нехороший человек. И, конечно, фобия – это очень плохо, но ты могла бы помочь. Вот прям сейчас и тут. И была бы у нас целенькая Ленор. На нашем корабле. А теперь и её, и Полину спишут временно, и он... Кто – он? А откуда она его знает?
Не важно. Lenochku заберут на другой корабль. Без Полины.
– Капитан, а можете...
А.
Отставить. Оставить. Стоять.
Капитан Джемма, вы... Это... За что?
– Джемма, ты чег...о? – тихо-тихо спрашивает Полина. Что-то с платами у неё в голове. Руки замирают за ноль целых две сотых секунды до того, как отключится управление лицом, и на нём ещё успевает появиться ужас, и ярко-голубая слеза повисает и катится быстро к носу.
Как драматично, – думает Полина внутри процессора и засыпает. Стеклянные глаза, как у Ленор, смотрят сквозь капитана. Рука припаяна к чужим контактам – не оторвать. Теперь она уж точно была и будет в сердце у Ленор.
Тириумная кровь сворачивается. Андроид прикрывает силиконом рану на груди андроида номер два, вырывая часть проводов, прилипших к пальцам, садится ровно и начинает латать кожу на самом себе.
– Я экспериментальный образец номер один дробь девятнадцать «Полина Чехова», биокибернетическая лаборатория Федерации. Сделаете запрос на подробную информацию?

[NIC]Полина Чехова[/NIC] [AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/890632.jpg[/AVA]

+5

6

Джемма отступает еще на шаг, вспоминая стандарты нумерации искусственных систем. Дробь девятнадцать – это значит, что сидящая перед ней машина не просто «не первая», нет, она пересоздана после восемнадцати разрушений, приводивших к замене биопроцессорной системы.
Если говорить короче, это девятнадцатое тело андроида Полины Чеховой. От этой цифры Джемма улыбается неровно и горько, и мороз пробивает по коже злой колючей волной. Первый образец, одна из легенд кибернетики – это Чехова? Вот эта девчонка, которая скупыми равнодушными движениями закрывает разрывы на собственном теле – это первая из разумных андроидов?
Джемма помнит, как им показывали прототипы – без лиц, с белесыми равнодушными масками-черепами без каких-то эмоций, выключенных. Джемма помнит, как страшно было смотреть на них, как они шутили и смеялись, боясь, что сами когда-то станут такими, что и их превратят в безмолвное и слепое.
– Да, – хрипло выдыхает она. – Как давно умерла настоящая Полина?
Ей хочется то ли завыть, то ли сбежать отсюда, сбежать прямо в космос, который такой холодный и злой, что замерзают даже кончики волос. Если она не вернется, то может быть, на «Страже» ничего не изменится? Или, точнее, все вернется на место?
Если она отдаст приказ существу стереть себе память, оно снова станет Полиной. Если прикажет починить Ленор и активировать той личностное восприятие – Ленор и не вспомнит, что случилось, можно будет списать все на случайную травму, которая, разумеется, тоже была.
А что делать Джемме, которая запомнит все это? Которая запомнит каждую каплю тириума на пальцах Ленор и Полины, которая будет знать все случившееся?
Джемма снова и снова пытается вдохнуть так, чтобы не тянуло до боли в груди. У нее получается разве что ловить отголоски собственного сердцебиения, которое молотом стучит в ушах, и вспоминается – у Ленор сердце билось, как сумасшедшее, когда Джемма обнимала ее несколько дней назад, и до этого тоже. Это имитатор пульса? Ее собственный сердечный ритм раз за разом сбивается, не в силах стать спокойнее и ровнее.
Полина, кажется, плачет. Но андроиды не умеют плакать, только имитировать эмоции, и тириумные слезы катятся по застывшему лицу, оставляя голубоватые следы, и Джемме кажется, что еще немного – и она тоже заплачет. Но не выходит. Никак не выходит, только руки дрожат все еще и дышать нечем.
И ее девочки – плевать, что Ленор старше, это ее девочки, часть ее экипажа – они такие странно-хрупкие в этом исполосованном синевой, что она не может отвести глаз.[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+6

7

Запрос некорректен.
Передаю в обработку учетный файл.
Ты неправа, Полина, капитан Гордон красивая. Исправить баг программы. Стереть. Стереть, стереть. Обновить системы образца «Ленор МакКей». Сохранить видеоряд. Сохранить чип. Вытащить жесткий диск.
– Биологический носитель разума один дробь девятнадцать «Полина Чехова» умер семь лет три месяца назад. Отправить уточняющий запрос?
Нет сигнала. Не отправлять запрос.
Анализ состояния капитана затруднен. Автономная система не может считывать по лицам. Симбиоз отключён. Сознание натурального компонента отключено.
Я похожа на йогурт.
Сознание натурального компонента оказывает воздействие на энергоноситель. Нужна диагностика.
Ленор. Lena.
Нужна диагностика.
– Капитан, дальнейшие распоряжения?
Силикон на ладони восстановлен, электронный носитель с памятью номера 28/4 «Ленор МакКей» вынут и включён в собственную систему жизнеобеспечения. Данные сохранены. Опыт сохранен.
Ленор, ты тут?
Необходимо форматирование диска. Натуральный компонент получил нежелательный опыт. Ча-Ам Рин, свяжитесь с номером 1 дробь 19 «Полина Чехова». Ча-Ам Рин...
А, так вот кто он. Ча-Ам...
Капитан, давайте без распоряжений? Я опять умирать не хочу.

– Капитан, давайте без...
Андроид как-то странно сглатывает, как будто снова запустилась соц-программа.
– Давайте без...
Залатанная рука вытирает тириум на щеке, размазывая ещё больше.
– Давайте без... Джемма, а.
Форматирую винчестеры. Идёт загрузка. Ча-Ам Рин, приём. Ча-Ам Рин, внештатная ситуация.
– Да ну бл*, – задумчиво говорит Полина Чехова. – Не деактивируй меня дурацкими вопросами, кто ещё твой зад отсюда вытащит, если будет надо... Не знаю я, есть у нас ещё андроиды или нет! Не знаю!
Ухожу в спящий режим.
Да вырубись ты уже, железяка!

[NIC]Полина Чехова[/NIC] [AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/890632.jpg[/AVA]

+5

8

Полина на ее глазах становится старше, взрослее – не физически, нет, андроидам не так часто дают модифицируемую внешность, но той необъяснимой внутренней сутью, которой у машины быть не должно.
Семь лет назад один из учебных кораблей взорвался при выполнении базовых маневров. Джемма помнит, им рассказывали про это, как и про погибших «талантливых, но шебутных» курсантах. Там была Полина? Что ж, это немного забавно даже – пилот, погибшая при пилотировании; как эхо из прошлого.
Андроиды способны к обучению, к имитации эмпатии и к проявлению базовых эмоциональных потребностей. При корректной работе социальных программ андроид полностью копирует социальное и психофизиологическое состояние живого существа.
Джемма смотрит на Полину, на Ленор – и только сейчас замечает, как уже не просто жжет, а до ощутимой боли прожигает кожу тириум на ее губах. Как будто это она, а не та тварь с планеты внизу, рванула зубами МакКей, пытаясь добраться до потрохов, а получила – лишь синюю кровь вместо красной и разорванную пасть.
Джемме хочется отдать приказ о полной деактивации, она, как капитан, должна иметь необходимый – второй – уровень допуска, но сил, почему-то стремительно убывающих, хватает только чтобы отвернуться и медленно, цепляясь пальцами за стену, как слепой, выйти из медотсека.
Двое – это совпадение? Или у нее половина корабля сраных синтетиков, а она уже успела и привязаться к ним, и пару десятков раз своей шкурой рискнуть, и может быть, даже искренне восхищаться кем-то…
– Всей бета-смене собраться в коридоре четвертой палубы, – селекторная связь работает хорошо, и только что вышедшие со своих мест услышат. Пять минут назад началась гамма, их тоже надо будет проверить, как и альфу. – Это приказ капитана. Всей бета-смене собраться в коридоре четвертой палубы…
Где еще найдется достаточно удобного места, чтобы собрать всех? В ангаре? Не смешно. Впрочем, может быть, после этого ей и понадобится ангар. Либо ей, либо кому-то еще.
Рукоять фазера холодит опущенную на кобуру ладонь, ощущение чужого взгляда – затылок. Джемма передергивает плечами, как от ледяного ветра, а дверь медотсека словно готова отсечь что-то, не имеющее больше ни смысла, ни цели, ни какого-либо важного значения, словно она оставляет за спиной внезапно рухнувшую основу мира. Нет, не сам мир, у ее мира куда больше опор, но даже одна из них, рассыпавшись на осколки, может иссечь кожу до кракелюрных трещинок-шрамов на затягивающихся корочкой руках и лице.
На рукаве форменки остаются голубые пятна, когда она вытирает тириум со своего лица небрежным жестом, и от этого яркого, несуразно-голубого режет глаза. Это всего лишь цвет, конечно же, ничего больше не случилось, верно?
Полина погибла семь лет назад, Ленор – еще до того, как ее назначили на «Страж», и Джемма не имеет ни малейшего понятия, когда это все превратилось в один необоримый кошмар.
[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+5

9

Ча-Ам Рин идёт по коридору без излишней спешки: согласно записи с камер, с образцом 1/19 «Чехова» работать на этом корабле уже бесполезно. Нужна новая модель, новый чип и новое судно. Но старая запись натурального компонента начинает сбоить. Нужно вызвонить Ча-Ам Рала...
Аннок тихой сапой дожёвывает шашлык: вкусный, козий, весь бы сожрал, но кто же даст. Его смена как раз прошла, можно пойти сыграть в дартс, кино глянуть или ещё какую хрень, но тут капитанша чего-то хочет, Китана, я ща схожу, погодь. Да твоя смена, твоя, если что – передам по комму. Шеф, блин! Ну метнусь кабанчиком, не убудет, иди уже! У, джаффа... Бета-смена! Постройсь! Зааа мной!
Т’Сонак врастает в капитанское кресло, провожая взглядом смену бета: почему она со своей гаммой снова всё узнает позже всех?
Полина врастает в пол, тратя запас тириума на слёзы. Холодно. Полимерам под кожей холодно.
Рядом с мертвыми всегда холодно.
Мэм, что стряслось? – деловито спрашивает Аннок, вытирая бороду и позыркивая на энсинов. – Э, бета, тцы! Стройсь, я сказал. У, дармоеды... Мэм, вам бы в медотсек, выглядите не очень.
– Не стоит, медицинская помощь уже здесь,
– говорит Ча-Ам Рин, возникая откуда-то справа, но подальше от капитана: не нервировать. Не задевать. Джемма Гордон ксенофобна вопреки Федерации. – Капитан, возьмите. Тириум нарушит кожные покровы вашего организма.
Влажные салфетки остаются на вытянутой руке: далеко от Рина, не слишком близко к капитану.
Устранить дефектный код. Отключить питание 28/4 «МакКей», 1/19 «Чехова». Стереть инфопоток за последние сутки.
Почему не стирается?
А почему не стирается? Себе сотри, клон ебанутый, черт тебя подери, да дай ты мне пожить спокойно! Ленор умерла, а ты, блин, skol’ko mojno-to...
1/19, отключитесь.
А зачем? Я не хочу.
Ча-Ам Рал, 1/19 опять сломался.
Ча-Ам Рин, запросите перевод. Держите её на расстоянии от команды, не давайте лишнего контакта. Подключаюсь к системе, если не получится исправить – физическое устранение на вас.
Ча-Ам Рин, дельта-4/1, принял.
– Вы расскажете нам, что произошло, капитан?

[NIC]Ча Рин, образец Х8.1[/NIC]  [AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/24292.jpg[/AVA]

Отредактировано Антон Ельчин (27-06-2020 23:18:04)

+5

10

Капитан расскажет. Капитан обязательно расскажет, как только выяснит, есть ли хоть кто-то живой на этом чертовом корабле.
Джемма окидывает взглядом стройный ряд – замечает Валери, недоверчиво смотрящую из-под растрепанной челки, и ее снова и снова бьет дрожь. Соммардванец, протягивающий салфетки, похож на змия, который вот-вот уронит в ладонь Евы яблоко, напоенное светом эдемского сада, имитация Полины смотрит непривычно жестко и упрямо, и она, кажется, вот-вот должна проснуться.
– Андроиды бета-смены, сделайте шаг вперед, – голос Джеммы почти не дрожит, когда она отдает четкий и прямой приказ. Его нельзя истолковать иначе, и это должно быть очевидно. Если сейчас окажется, что весь ее чертов экипаж – это синтетики, ей придется то ли перестрелять всех, то ли самой выйти в открытый космос без скафандра.
Это как летать с мертвецами… даже не так. Это и есть – летать с мертвецами, которые почему-то ходят и говорят, и до одури похожи на живых, но они мертвы, и даже внутри у них холодная, синяя кровь – тириум, который, кажется, уже прожег насквозь ее губы. Джемма берет салфетку и стирает с лица разводы, а на клочке синтетической ткани почему-то не голубые и не алые пятна, а фиолетовые, почти пурпурные, словно можно смешать воедино, слить андроида и человека, чтобы получилось что-то новое, не имевшее места раньше.
Интересно, – думает Джемма, и мысль неторопливо и вязко завершает сама себя. – Интересно, а смешается ли с вулканской?
Зелень и синева, должно быть красиво. Пальцы второй руки сжимают фазер, потому что нельзя иначе. Кто еще остался лежать под изумрудной, рыжей, алой травой? Кто сгорел в серебряном и золотом огне? Кто просто не вернулся однажды, а потом — пришел, как ни в чем не бывало?
Салфетка снова касается губ, и от запаха яблочного ароматизатора Джемму передергивает, как от выстрела в упор. Это слишком явная подсказка, дурацкая игра мироздания, но что вообще в этом мире осталось нормального? Лиловые разводы там, где на прокушенной коже распускается еще одно алое пятно? Боли почему-то нет, только неприятно смотреть на отпечаток собственных зубов вокруг основания большого пальца.
– Это приказ. Всем андроидам бета-смены – шаг вперед.
Потому что если сейчас качнется вперед кто-то из тех, кого она впустила глубже, чем положено впускать экипаж, выбора не будет. Никогда не было и не могло быть, и не будет уже, когда стекло, отделившее ее от мира, разлетится на куски.
Джемма закрывает глаза и слышит, как кто-то выходит из строя. Ей страшно открывать глаза – и хоронить живых.
[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]если глаз не открывать, это ты[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 25. Какого цвета красная стена?