Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 17. Полчаса до клингонской границы


Сезон 4.1. Серия 17. Полчаса до клингонской границы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: 2447 г., 1 сентября, 20:00-00:00.
Место действия: «Гондор», звездолёт класса «Нова» (USS Gondor NCC-72701).
Действующие лица: Неро Дини Эдвин\Эдвард МакБэйн), Джемма Гордон (Сесиль Виола), Лераш (Лестер Митчелла), Эстер (Куанахтах Руан).

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/439345.jpg

0

2

ведение согласовано

Что можно делать, когда муж – спит, зеленокровый гоблин изволит проводить опыты в своей вотчине, дельтане благополучно рассосались по койкам (главное, что относительно своим, причем по взаимному согласию!), а искины отказываются играть в шахматы на выпивку? Правильно. Перепрокладывать курсы, слушая, как навигационный искин объясняет, куда именно пошла бы капитан с таким навыком завести корабль куда глаза глядят, да еще и по траектории, предполагающей пару-тройку метеоритных потоков по пути, и это если не сильно напрягаться.
А когда вместо нормального, проложенного мужем курса в памяти этого самого искина останется только мешанинка формата «ну не в звезду, и то ладно», надо обязательно пойти будить мужа, и хорошо, что корабль не сильно большой – потом можно будет отправить обратно отсыпаться, еще часиков на десять, пока автопилот (и не надо так смотреть, по траекториям нормального навигатора и автопилот летать может!) доведет до нужного места.
Впрочем, как именно отреагирует разбуженный в середине ночи Неро, она бы не смогла предугадать даже при всем желании. Ну вот не получалось даже и представить, поскольку раньше как-то не доводилось особо вламываться к нему через три-четыре часика после начала личного времени с гениальным вопросом в стиле «какого цвета зеленая стена», к тому же муж – не киборг, ответил бы вежливо, но так выразительно, что она и не рискнула бы. Хорошо хоть, что Фаа, рожа искинячья, перестал пародировать попугайчика, утверждающего, что руки у капитана, может, и золотые, но растут исключительно из жопы, коей эта же капитан пользуется, чтобы курс считать.
– Неро, ты спишь? – и если бы в ответ прилетела подушка, Джемма бы поняла, осознала и ничего из того, что случилось потом, не произошло бы, однако поднятый, но не разбуженный окончательно Неро представлял собой зрелище редкое, можно сказать, уникальное, и потому в темноте только раздался тихий вздох, явно описывающий его отношение к супруге, а подушки остались на месте.
– Если ты задаешь такой вопрос, какой ответ ожидаешь услышать? – вежливо-вежливо, почти приторно уточнили из темноты. – «Сплю»?
– Ну извини, я не думала…
Еще один тихий, очень выразительный вздох.
– И почему я не удивлен? Тебе что, срочно понадобилась пристяжная адекватность? – все так же вежливо, с намеком на так и витавшее в воздухе «чего приперлась», донеслось из все так же не прояснившейся тьмы. – Что случилось-то?
– У меня это… курс сбился, – хлопнув глазами, Гордон не ожидала, что из каюты раздастся звук, с которым, наверное, то ли стонали, то ли тихо и обреченно смеялись в подушку. – Ты не помнишь, что там последнее было? До выхода на разворот у Пандемониума еще сохранилось, а дальше – нет…
– А дальше – за второй звездой направо и прямо до самого утра, – с интонацией «в кого ты у меня такая дура» фыркнул Неро. – И дверь закрой, пожалуйста.
Самое интересное, что такой курс Фаа даже принял, смерив Джемму взглядом ровно на те две секунды, пока из всех звезд отсчитывалась «вторая», которой оказалась на диво яркая четверная звезда, все четыре гиганта в которой танцевали вокруг одного центра массы, и даже не уточнил, насколько надо направо, перехватывая автопилот на себя.
– Не-е-еро… – а в голове Джеммы всплыло на секунду, что стоит приучить мужа кидаться подушками. Все едино будет удобнее, чем ехидничать спросонья – руку поднял и на звук прицельно, на звук.
– Если ты дашь мне поспать, я даже пущу тебя в свою постель, – и, судя по тому, как прозвучал голос Неро, у нее даже были все шансы остаться под одеялком, в тишине, спокойствии и уюте.
И плевать, что по Уставу было можно, а что нельзя, навигационный искин на «Гондоре» был обучен настолько хорошо, что иногда Джемме казалось, что подменные пилоты (один из которых, дельтанин с роскошным шоколадным корниш-рексом в качестве питомца, все же остался на мостике, чтобы исключить все возможные проблемы) и вовсе не нужны. Быстро забежать в ионный душ, выцепить с полки нечто, больше похожее на саван, чем на ночнушку (даже при наличии белья под таковой), заползти в уютное-мягонькое-почти-теплое и, почти утонув в собственных распущенных волосах, буркнуть что-то в духе «спкнчи».
В соседней каюте она еще с час бы смотрела в потолок, заставляя себя заснуть, но тут, под чужое дыхание, засыпалось на удивление быстро и просто – стоило всего лишь прислушаться, кончиками пальцев касаясь ткани пижамы на плече рядом, и все, словно внутри перещелкивали рубильник.
«Джемма Гордон» – «выкл».[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN][NIC]Джемма Гордон[/NIC]

Отредактировано Сесиль Виола (29-03-2021 04:15:54)

+5

3

Да будь она ещё трижды проклята, эта привычка просыпаться от любого шороха!.. Особенно от шороха каютной двери. Вот это особенно обидно, когда после полной вахты битых два часа и пол-браслета угрохал на то, чтобы устроиться в более-менее приемлемом варианте положения лёжа и задремать – и тут на тебе: шурх-шурх эдак вкрадчиво. Да пропади она пропадом, эта… э-э-э… дверь, дверь, а не Джемма, ладно. Темнота скрыла хмурое, пожалуй, донельзя лицо навигатора, из глубокого спросонья-то… но не скрыла вздох.
Нет, ну вот как, а? Прийти с вопросом «Ты спишь?» через темнотищу в каюте человека, который часа три, как отдежурил и явно не на танцы собирался... – Неро торопливо, хоть и заторможенно смигнул, пытаясь не провалиться снова в сон как раз о танце, ну надо же.
Если ты задаешь такой вопрос, какой ответ ожидаешь услышать? – спросил он так вежливо, как мог, ещё и потому, что всё же выиграл первую, решающую битву с такой сладкой дрёмой, и это, как ни странно, не радовало отнюдь. – «Сплю»?
Виноватое «Извини, я не думала» тоже как-то не выполнило цель передать вину его жены-красавицы (а главное – др чего ж умницы!) и разжалобить. Закатывать глаза смысла не имело – темно, увидел бы один искин, так что Джемме пришлось отвечать словами вместе с новым вздохом, вот вообще не лицемерным, а кротким по настоящему:
И почему я не удивлен? Тебе что, срочно понадобилась пристяжная адекватность? – нет, ну как без капли яда… с пинту такой, примерно, капли, а потом вместе с навигатором проснулась тревога – совсем бессовестной Гордон не была, значит, просто так будить бы не стала. – Что случилось-то? – спросил Неро настороженно.
Алертность в этот раз не пригодилась, оно и не удивительно – красной тревоги нет, капитан ногами не топочет, не орёт, не матерится, а… как там бабуля говорила?.. – «ровно заинька али мышка» лепечет, робко так – курс, мол, у неё сбился. Ну вот как не фыркнуть в подушку? В принципе, не смешно, но… смешно. Неро постарался не хохотнуть… ничего не вышло. Не будите спящую собаку, гласит пословица, так вот спящую иронию тоже лучше в кудлатые бока не пихать – было решительно невозможно удержаться и не привести этой внучке легендарного деда цитату, которую она, что самое забавное, воспроизвела неосознанно, когда решала (тоже в полусонном виде), куда лететь.
Ну раз все в порядке, можно мне не вскакивать, на мостик не нестись? И дверь закрой, пожалуйста, – попросил штурман вообще-то искина, но Джемма, не умняшка ли, сама метнулась, отчего невозможно было снова не улыбнуться, (опять же, потому что темно, не видно, да и лицо в подушке отчасти), как и тому, сколько облегчения, благодарности и восхищения в ее придыхающем «Не-е-еро», совсем девчоночьем. Ну вот как на неё обижаться? Польстила же… то ли ненароком, то ли умело.     
Если ты дашь мне поспать, я даже пущу тебя в свою постель, – тщетно стараясь, чтоб голос звучал строго, сказал старший навигатор теперь уже «Гондора» и откинулся немного, давая жене побольше места в кровати.
Надо сказать, она не промешкала с тем, чтобы его занять, обернулась в считанные минуты, и как её не обнять, тепленькую такую, закутанную просторно в тонкую ткань. Сквозь неё штурман кончиками пальцев погладил Джемму пониже груди, уткнулся носом в пушистые и душистые пряди, и шепнул доверительно в нежное розовое ухо: – Мне такое приключение снилось дурацкое…
Привиделся, как это ни смешно, побег. Из какого-то замка, после бала и танцев, почему-то через окно чулана и форсируя стоящую под ним, под окном первого этажа в нечистом песке и ощипанной травке, совершенно не средневековую, потому что бетонную, ёмкость вроде бочки, налитой на три четверти и штурману до пояса. Вода в ней была ледяная, но понял это Дини, только когда ноги онемели – не явь же, наяву сердце бы зашлось и зубы застучали.
Джемма уже спала – по легкому и ровному дыханию было понятно. Неро ещё раз вдохнул родной запах её затылка, и…
…надо будет всё же рассказать сон. Не каждый же день можно станцевать менуэт с вулканцем-адмиралом. Как там его звали, Спарк?..

…Так вот, а он мне говорит – «Надо вылезать из этой ёмкости, у меня тоже ноги плохо слушаются, вода холодная до того, что аж до костей пробирает», а я не чувствую, представляешь? И ведь только перед этим танцевал, вполне даже пристойно, – страховочные ремни собирались сноровистым квадратиковым оригами, прячась в крепления кресла, Дини им не мешал, рассказывал пока, дожидаясь свободы движений. – Автопилот для обратного пути не забудь включить, – добавил он мимоходом, прощально коснувшись консоли шаттла.
Ты не доверяешь мне, как пилоту? – глянув со всей укоризной, Гордон немедля «включила поссума». Откуда пришло это выражение, никто из них вспомнить так и ие смог, но в общий лексикон влипло намертво. – Да я даже пьяной корабль и посажу, и пристыкую, а шаттл тем более...
Я знаю, – мягко перебил её штурман, почти дав договорить. – Но, на всякий случай, пусть будет автопилот, пожалуйста. Да, я перестраховщик, тоже знаю, и всё же лучше перебдеть с гарантией вернуться на корабль.
Неизвестная планета, свежеоткрытая цивилизация, первый контакт с условием участия в некоем ритуале каких-то неведомых местных богов… ну действительно, что может случиться.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (11-11-2020 00:30:27)

+4

4

ведение согласовано

Что может пойти не так, когда ты – не представитель Федерации, а благополучно упершая корабль Джемма-твою-ж-мать Аутбальда Гордон? Да все, что угодно, начиная с нападения хтонического шушпанчика и заканчивая неведомыми приключениями на свои нижние девяносто, хотя девяносто там никогда и не было.
– Перебдеть, перебздеть… а если автопилот откажет, тогда что? – пробежавшись пальцами по своей части управления, Джемма все же задала координаты возвращения. Указав еще, что в случае необходимости контроль перехватывает Фаа, с которым они как раз закончили ругаться ровно перед тем, как возникла чудесная идея – спуститься на планету, она уставилась на супруга, доволен, мол? – А если шаттл взорвется, а если тонкие планы внезапно решат стать толстыми?
– Джемма, не зуди, – отмахнулся Неро.
– Не зудю, – Гордон отфыркнулась, пару раз ткнула в какую-то мигавшую красным кнопку и тоже благополучно выбралась наружу, немного нервно растрепывая кончик косы. – Но если…
– А если без «если»?..
На это ответа не последовало – Джемма, как-то особенно компактно сложившаяся и закопавшаяся под одну из настенных панелей, вылезла только через минуту, демонстрируя два фазера, выкопанные откуда-то из недр межобшивочного пространства. Менуэты, конечно, менуэтами, но безопасность – безопасностью. И плевать, что дорогой супруг, конечно, в мишень-то попадает, но вот использовать в качестве оружия предпочитает исключительно собственный яд – ничего, целее будет.
Хорошо еще, что путь в этот уже не такой уж и Нэвер-лэнд был удобным прямо до невозможности – сухая, плотная земля, по которой приятно пружинили подошвы выуженных из загашников госпитальеров ботинок, выжженная местным солнышком, далеко не ласковым голубым гигантом, занимавшим едва ли не с восьмушку небосклона. Оставалось только надеяться, что ночи тут нормальные, а не белые, как в некоторых регионах той же Земли, а то она точно тут рехнется за те «максимум пять дней», которые были выделены на изучение местной флорофауны, включая разумную.
Мелко прошелестел что-то ветер, покачавший верхушки странных растений, похожих на огромные закрученные перья, взвихрились опавшие уже розовые то ли листочки, то ли лепестки в форме сердечек; Джемма задумчиво стянула респиратор, на котором долго настаивал Лераш, и с наслаждением вдохнула местный воздух. Тот пах ежевичным вареньем, прогретым за день рапсовым полем и немного мокрой псиной, а еще – тут она специально принюхалась, пытаясь понять, в какие игры с ней играет то ли обоняние, то ли воображение – вот тем самым любимым гелем для душа Неро, то есть смесью имбиря, лайма и какой-то мятной отдушки. Сама Гордон, будучи особью на диво иногда тюленисто-ленивой, в последнее время таскала у супруга не только резиночки для волос (которые тот, похоже, в свою очередь уводил у Лераша), но и пользовалась его же гелем для душа, справедливо полагая, что от мужского у нее ничего лишнего не отрастет.
– Слушай, а тебе не кажется, что тут какой-то очень… странный запах у воздуха? – до логичного вывода, что это могло быть последствием снятия того самого, трижды проклятого уже за несчастные пять минут респиратора, капитан почти дошла самостоятельно, но признать это означало одновременно и признать свою неправоту, а делать это она ой как не любила. – Или мне кажется?
Наклонившись к макушке мужа, она внимательно обнюхала таковую – и да, все тот же запах геля для душа, только чуть сильнее и ощутимее. Оба, как ни странно, предпочитали вместо специального шампуня пользовать ближайшее пенящееся — и если Джемма, привычная еще с Канады даже к куску хозяйственного мыла, цепляла иногда даже составы для отмывания стен и пола, то Неро в этом плане был все-таки более разборчив.
– Нет, мне определенно не кажется… – но договорить она не успела, потому что из-за ближайшего «перышка» с очином, больше похожим на вековую секвойю, вынырнул местный, так сказать, житель. От первого порыва достать фазер и ухайдакать этого самого жителя удержало только осознание того, что после подобного можно топать обратно к шаттлу и улетать нафиг куда подальше — это уже явно будет не установление контакта, а хороший такой повод этот контакт послать ко всем чертям. Житель, к слову сказать, тоже не особо ожидал увидеть явно не особо привычных для него существ, потому что задрал (или задрала?) вверх третью пару конечностей, висевшую чуть спереди и между передней, больше похожей то ли на лапы собаки, то ли на ноги верблюда, и заводил из стороны в сторону головой на изящной шее, чем-то напоминая птицу.
– Эммм… привет, мы пришли с миром, – надеясь на то, что универсальный переводчик все еще выполняет свои функции, Гордон шагнула вперед. – Я – капитан Джемма Гордон-Дини, это место было обозначено для посадки нашего шаттла по договоренности с…
Она не успела договорить, как существо шагнуло вперед, явно куда медленнее, чем могло бы. Вбитый сотнями тренировок рефлекс буквально орал, что вот сейчас самое время достать гребаный фазер, и плевать на дипломатию – жизнь как-то немного дороже.
…с представителями вашего народа, — сглотнула, выдохнула, продолжаем. – Я прошу о встрече с Биррином Урр-Ахау.

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/793/37862.jpg

Местные жители

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/793/307247.jpg
http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/793/169696.jpg
http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/793/896086.jpg

[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN]

Отредактировано Сесиль Виола (12-08-2020 18:11:28)

+5

5

Ну да, да, глупо опасаться новшеств и не доверять технике значительно так поновее привычной. Дурацкое свойство, неприличное человеку ещё и не пожилому даже, мужчине в самом расцвете лет – Неро вот вообще с этим не спорил… и по-прежнему не доверял антигравам, таки впендюренным Мультитулом в коляску. Они, во-первых, нехило жрали заряд аккумулятора, а во-вторых, прочно стоять на земле колёсами всяко надежнеё, чем порхать над нею, как бабочка.
…и жалить, как пчела, – пробормотал штурман, продолжая мысль при виде жёнушки с двумя фазерами, наконец-то пиратски-залихватский вид приобретшей, и кивнул на протянутое ему оружие: – Угу, спасибо, возьму, когда перелезу в свой трон на колёсиках, подержи пока. Трон, кстати, тоже можешь подержать. Меня держать не предлагаю, – величаво-снисходительно добавил мистер Дини и до крайности лицемерно вздохнул, – муж у тебя неудержимый, сама знаешь. Во всём.
Выгрузить коляску из «Дельты», вгрузить в коляску навигатора, пристегнуть навигатора, мимоходом потрепать навигатора по макушке и чмокнуть в неё дурашливо, фыркнуть на его закатывание глаз, такое выразительное у корианцев, услышать ответный то ли фырк, то ли патетичный вздох в духе «С кем я связался, с кем связался!..» – на всё это у супружеской парочки ушло не больше полутора минут, и вот всученный уже окончательно фазер занял место между бедром Неро и стойкой подлокотника.
Эх, мать!.. – и непонятно – то ли штурман наконец-то сдался, проникся и, вопреки данному в детстве ещё зароку, продемонстрировал подхваченное-таки у русских сослуживцев умение «восторженно материться, глядя на закат», то ли просто обратился к родной жене: – Ну что, двинули?    
И пошли они, солнцем палимы, угу. Ничего так себе солнышко, не чета земному и даже корианскому, здоровенное и голубое, как яйца дрозда, как говорили на планете боевых сеялок, облагороженной дядюшкой Жаном, любителем птиц и малость спятившим героем Звёздного флота. Удивительно, что при таких параметрах системной звезды уровень ультрафиолета был вполне щадящим, бесскафандровым, но палило знатно. Даже привычному к жаре корианцу было тёпленько, а Джемме-то каково? Одна радость, что лес и сень, понимаешь ли, дерев, как бы странно они ни выглядели – сели-то на лесной прогалине, а двинулись и вовсе в чащу.
Ах, нет, ещё радовало, что на этой твёрдой земле неров колёсный «трон» не только надёжно стоял, но и замечательно ехал. Вообще-то поверхность почвы лесной напоминала солончаки – такая же прочная корка в мозаике причудливых трещин, которую лениво, но старательно подметал нежный ветерок. Странно, что ни деревьям, ни подлеску эта корка расти, как будто, не мешала. Причудливые тут растения, что уж говорить… страусовые перья величиной с кипарис, а впереди и вовсе что-то невообразимое, даже сравнение с чем-нибудь знакомым на ум нейдёт – прорезанные в узкие полоски рыцарские шлемы из меди?.. остовы оранжево-бежевых ракушек?.. Нечто костисто-фрактальное, в общем… и совершенно валентинковые, романтично-розовые лепестки а-ля сакура, только цветом погуще, летящие наискось под следующим дуновением – так обыденно в сравнении с местной экзотикой, но тем не менее уместно.
Хотелось протянуть руку и пощупать папоротниковидные листья приземистого кустарника обок, даже зелёные. Понятно, что нельзя, Боунс за такое по тем рукам бил, но хотелось. Шершавые, наверное, листочки, пыльноватые… соль, что ли, или просто налёт? Да вообще всё тут цвело и пахло… очень приятно пахло и почему-то очень знакомо – корицей и лимонами. И лаймом ещё – вот с чем, с чем, а с распознаванием запахов у Неро всегда было хорошо, в материну породу, бабушка Эльза смеялась, что у мужа её дочери нос, конечно, солидный, римский, но чует не больше мраморного.
Тебе не кажется, – обманчиво-безмятежно отозвался штурман, потому что пугать жену в планы совершенно не входило. – Э, э, не надо меня нюхать, я голову утром мыл, чего ты… О!..
Последний возглас вовсе не призывал восхититься героизмом в части личной гигиены, он вырвался невольно и был предостерегающим, потому что из-за ближайшего дерева вышло… нечто. Вернее, некто, поскольку явно живое. Вот уж понятно, почему Джемма дёрнулась, а ее рука потянулась к кобуре, нормальная такая реакция, здоровая, можно сказать.
Тих-тих, – снова предостерёг Дини, но теперь очень ровно и тихо, не сводя глаз с много…рукого существа, но стараясь в упор всё же не пялиться – вдруг и здесь это считается вызовом, агрессией, – смотри, какой красавец. Кто это у нас такой милый? – сильно напоминая себе психиатра из анекдота, заворковал старший навигатор «Гондора». – Верблюдик? Паучок? Птичка? Или мы ещё не определились?.. Цып-цып-цып…
Джемма явно имела больший опыт переговоров с представителями свежеоткрытых миров, потому что сюсюкать не стала (у Неро уши от стыда покраснели при мысли, что универсальный переводчик таки перевёл местному сколько-то близко, кем его любезно обозвали), а сразу приступила к выяснению «где тот, кого мы ищем, как пришедшие с миром, дружбой и вкусняшками».
Однако, помогло! – существо величаво вышагнуло навстречу, гортанно клекотнуло, наклонив голову вбок, а потом тоже вбок, но вправо, совершенно курячьим движением, от которого внутренний голос штурмана опять приторно-сладко пропел, как над соседским младенцем – «А глазки-то у нас какие большие, какие чёрные, какие у-у-умные!..», потом что-то прокудахтало, с интересом слушая нежный голос переводчика из джеммовой дельты:
Биррин Урр-Ахау в храме. Биррин Урр-Ахау и совет сорока ждут вас там. Идёмте со мной.     
Даже жестом одной из средних конечностей приглашение пояснил – как это мило с его стороны, а? Потом повернулся и завышагивал в чащу, так что оставалось только любоваться его хвостом (типа, четырехлопастным клювом уже налюбовались), и катиться-идти следом.
Корка, по которой так удобно ехать, метров через сто сузилась, из поля превратилась в дорогу, обрамленную сперва шумными и темнеющими джунглями весьма дикого вида, а после и чем-то, подозрительно похожими на топи, и запах корицы и лайма отяжелел и почти развеялся, сменившись чем-то гниловатым. Когда в конце дороги воздвигся нехилый такой …зиккурат из тёмного полированного камня, Неро даже не удивился. Зато удивился тому, насколько неудержим в ворчании. 
Ну конечно, надо было выбрать самый тёмный коридор, ведущий вниз, – бухтел он тихо, но неостановимо, следуя по пологому спуску за Джеммой, которая шла за проводником. Включив фонарик, который прихватил с собой вместе с фазером, он осветил влажные, покрытые лишайником стены. – Ну конечно, что плохого может случиться, если мы спустимся в тёмные подвалы храма на никому не известной планете, окутанной болотными испарениями и покрытой смрадными водами, кишащими огромными чешуйчатыми созданиями, способными сожрать человека. Да, непременно стоит пойти ещё дальше в…
Долгий скрип поднимающейся дверной плиты заливал коридор ослепительно ярким светом.
Таким ярким, что зажмуренные глаза никак не хотели открываться. Да и зачем их открывать, лежать под одеялом тепло и удобно… ну и что – утро. Он же не ходит в садик, у него ба-а-абушка…

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/xtiF8.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (10-11-2020 20:11:58)

+2

6

Иногда на Джемму нападало почти непреодолимое желание все-таки завершить начатое когда-то ингами и прибить нахрен одного «отличающегося умом и сообразительностью» корианца. Чаще всего оно появлялось, когда этот самый корианец решал проявить эти самые ум и сообразительность, которые на диво гармонично переплетались со способностью так дискредитировать наличие мозга между довольно-таки очаровательных ушей, что после сего возникал полностью логичный вопрос – как же его, такого красивого, во Флот вообще взяли? За глаза красивые и наглые?
– Дорогой, я тебя лично Лерашу сдам, – прошипеть почти на ухо, отключив переводчик, было не очень культурно, зато местный не обратил внимания на то, с какими интонациями сдача на опыты была обещана – а тон там был весьма говорящим.
А дальше что… а дальше – по дороге, и хорошо, что не вымощенной желтым кирпичом, а вполне себе удобной, ровненькой, разве что неведомая хтонь в волосах запуталась, но тут же оказалась всего лишь листиком местного дерева, вроде бы даже не опасным и не аллергенным (по крайней мере, чесаться пальцы не начали, задыхаться тоже порывов не было, а остальное – фигня и провокации злобных рептилоидов!). Даже бухтеж обычно спокойного Неро уже почти не вызывал желания вспомнить, как организовывались кляпы на старой Земле – нет, мужа Джемма любила, но иногда, опять-таки, очень редко, он почему-то напоминал ей попугая, такого, которому нужно было регулярно закрывать либо клюв кляпом, либо клетку – тряпочкой.
Ей, конечно, тоже хотелось уточнить, что это вот все весьма напоминало старые фильмы ужасов, где из каких-нибудь яиц в темном подземелье должен выползти ужасный лицехват, обнять кого-нибудь за морду лица и породить много-много жутких монстрятин, но на этот случай у нее с собой был фазер и генератор личного щита, который позволил бы им обоим добраться обратно до шаттла и улететь к чертям собачьим с подобной планеты… тем более что автопилот она совершенно точно оставила запрограммированным, а значит, тот должен был сработать даже в том случае, если им придется возвращаться в полностью бессознательном виде.
По пути, конечно, она пыталась разговорить провожатого – но тот, как будто специально, отделывался короткими и ничего не значащими фразами вроде «Вы увидите и поймете», «Совет сорока увидит вас» и так далее. Это, как ни странно, раздражало едва ли не больше, чем настораживало, потому что буквально все инстинкты орали – тут опасно, надо уходить, потому что ни одно нормальное разумное существо не будет себя так вести…
Но дверь открылась без эксцессов, и шагнувший навстречу шестилапый (шестиногий?) птицеподобный Биррин Урр-Ахау (что из этого было названием расы, что – статусом, а что – именем, она так и не поняла, а переводчик отказывался это расшифровывать) приветственно курлыкнул, поднимая вверх переднюю пару конечностей, видимо, служивших руками.
– Приветствуем вас в храме возвращений, – пропел переводчик.
«Возвращений?» – мелькнуло в голове на несколько секунд, но потом растаяло, когда стоявший рядом с говорившим шагнул вперед, чуть наклоняя голову.
– Каждый из нашего народа возвращается сюда, – переводчик продолжал переводить курлыкание. – Если вы примете участие, мы согласимся войти в состав вашего… мира.
Небольшую заминку Джемма решила пропустить мимо ушей – в конце концов, этот язык был незнаком базе до тех пор, пока они не связались в первый раз с планетой, и наработать полноценный словарь времени просто не было.
– Что значит – принять участие? – уточнила она, вглядываясь в движения местных, которые вроде бы даже почти миролюбиво стояли рядом. – Нам нужно будет что-то сделать?
– Это займет несколько дней, – Биррин Урр-Ахау качнул головой. – Это безвредно для вас… но поможет нам узнать друг друга.
И что, собственно, тянуло ее за хвост, когда, обернувшись на мужа (в глазах которого плескалось подозрение, смешанное с опасением), она кивнула, протягивая руку ладонями вперед? Какая, черт побери, ититская сила не дала отойти назад, когда белым-белым сиянием залился алтарь, перед которым они, оказывается, стояли?..

…и в глаза можно так не светить, где Штурман вообще шляется? Если мама еще не стучит на кухне, то значит, можно спать, а для этого надо найти Штурмана и зарыться в него носом, тогда не светит…
– Штууууур… Штурман!.. – разлеплять глаза не хотелось. Не заснет же потом обратно, а спать – хочется.[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]От безысходности и просто от холода сводит нутро[/SGN][NIC]Джемма Гордон[/NIC]

Отредактировано Сесиль Виола (29-03-2021 04:15:31)

+5

7

Приказ капитана не нарушен. Её и штурмана ждали положенные четыре часа пятнадцать минут. Хорошо, четырнадцать, минуту Лераш потратил на назальные фильтры, перезаряд фазерной винтовки и полную диагностику АПРД – аптечного пояса расширенного действия. Еще две – на размеренно логичное распределение обязанностей и регламента на корабле. Хватило бы и полторы, если бы не подняли вопрос о целесообразности и не попытались прикоснуться к СМО.
Котька, обидевшаяся, что не берут, быстро нашла объект для замещения субдоминанты и сейчас из ангара все расползались по стеночке. Лераш коснулся носика и левого уха, отдавая команду «ждать и успокоиться», проверил два скрытых комма на себе и сел в шаттл.
На планете его ждали. Прямо возле силой вскрытого шаттла Джеммы и Неро, что моментально нивелировало приказ капитана «сохранять нейтралитет, установить дипломатические отношения». Да и к нему эти существа направились, держа в руках оружие.
Сетка лучей – пройти, уклоняясь. Коридор, где они не видны – бросить горсть медной пудры, запоминая наклон и последовательность вспыхнувших на миг. Тренировки со шваброй – единственное, что напоминало лирпу. Он ушел тогда, он выстоит и сейчас. Применять фазер – нелогично.
Где. Мой. Экипаж, – по слову на удар, отточенный до совершенства. Если учить убийцу медицине или медика убивать, то уязвимые точки на существе высчитываются практически с точностью до волоска. Даже на незнакомой расе.
Остановись! – рокочущий голос выходящего вперед. – Ты не так нас понял. Мы их искали. Они не вернулись к вам после ритуала?
Вот тут захотелось вспомнить и старых богов Т’Хаси, и эту планету, и пятитомник краткого курса клингонского малоцензурированного. Лераш оперся на отнятый у одного из туземцев посох. Посох выстрелил в небо протонным зарядом высокой частоты. Вулканец позволил себе чуть поднять бровь:
Прошу вас изложить весь порядок ритуала, возможные последствия, и ознакомить меня с местом его прохождения без самой ритуализации.
Они потеряли Джемму и Неро! Эмоции контролировались. Пока еще. Да и сильного дипломатического конфликта не было, а эти сломанные носы, конечности и пара синяков… Нелогично высказывать претензии, учитывая, что он был в меньшинстве.
Эмоции контролировались с удвоенными усилиями, пока Лераш выслушивал сообщение вожака. Потому что если описываемое терранцами «волосы дыбом встали» станет реальностью, то проблема с посадкой в шаттл будет наименьшей.
Остатки поля подозрительно напоминали координатные базисы транспортного луча. Неро – в транспортный луч? Еще одно усилие воли, чтобы подавить то, чего у вулканца вне пон’фарр, а у Лераша в принципе быть не должно. Достать падд. Сбросить данные транспортаторной с запросом «координаты на падд в трехминутный интервал». Крови нет. Биоследов нет. От органики в воздухе назальные фильтры расцарапывают слизистую. Терпеть.
Полученные точные до секунды координаты при сверке выдали «Метерлинк». Станция, на которой самый большой в секторе детский санаторий. И если там Неро и Джемма – это проблема, удвоенная как тем, что он не сможет отыскать их, так и тем, что могло случиться с Неро во время транспортировки.
«Гондор», принять курс, находиться на незасекаемом участке сектора. Держать связь со мной. Лазарету – минутная готовность после моего сигнала о стыковке.
Он бежал к шаттлу, не замечая растительности, животных и того, как отшатываются от него аборигены. Запуск автопилота. Потому что до «Метерлинка» минимум час. А он – неаккуратен, забрызгал халат кровью, доставая фильтры и отправляя их в герметичный контейнер. Исследование потом, сейчас – методично отстирать халат. И проанализировать все вероятностные проблемы.
Начиная с главной. Там – дети. – Лераш закрыл глаза, тщательно восстанавливая в памяти лица Джеммы и Неро, высчитывая обратную статурную динамику.
«Метерлинк», шаттл «Пеларгир» запрашивает стыковку. Планируемая цель визита – запрос на оппонентство по диссертации к доктору Ри-Нак.
«Пеларгир», стыковку разрешаю.
Здесь везде дети. Обращаться к СБ нельзя. Действовать – одному. Если разрешили стыковку – Неро цел и не мутировал.
Вежливый кивок таможне. На шаттле только оружие, которое там и останется. Нет, это не зарегистрированный тип, подарок, как раз доктору Ри-Нак, он коллекционирует – уже нет? А здесь дети?
Эмоции контролируются. Если убедить в этом себя, то и остальные не видят ничего, кроме легкой бледности, характерной для долгого отсутствия естественного света. Лераш смотрит на терранку-блондиночку, пока дельтанский мальчишка не называет ее Таней. И вот на того, смуглого. Нет, бетазоид, и черты лица не те.
Ты должен их найти. Своего капитана и штурмана.
[NIC]Лераш[/NIC]
[STA]белые одежды Истины[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/883047.jpg[/AVA]

+3

8

https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/776559.jpg

– Штурман?.. – огромный пес не появлялся. Свистка на шее не было – папа забрал? Ушел с ним куда-то гулять? И рядом… это кто вообще? Незнакомый, не видела раньше… – Пааап?..
Не плакать, Джи. Ты взрослая. Тебе нельзя реветь, как трехлетней, даже если и страшно. Папа придет, он всегда приходит. Или Штурман, он тоже приходит всегда, он умная собака. Как папа говорил, умнее людей. А значит, надо его просто подождать.
– А это у нас кто? Ты из какой группы?.. – голос сзади был тоже незнакомым. И… она что, не дома? Точно, стены другие, потолок тоже, и за окном – звезды… звезды. – Эй, ты чего? Потерялась, что ли?
Она помнила две вещи. Вот этого, который мелкий совсем, ей почему-то нужно было не отпускать. И нужно было что-то найти… или узнать? Этого Джемма вспомнить не могла. И слезы мешали смотреть. Да, она была взрослая, не три годика, не четыре, и папа, конечно, был прав, что плакать в таком возрасте можно только когда совсем-совсем все плохо…
…но папы не было. И мамы тоже. И она совсем-совсем не знала, где она, почему за окном – звездочки и что это за мужчина на нее смотрит.
– Тише, не бойся. Меня зовут Иррус, – мужчина присел на корточки, и его глаза оказались на одном уровне с ней. – Ты потерялась? Или ты с кем-то из взрослых была? А это – твой братик? Вы вместе тут?
Он был бетазоидом. Чистокровным, с черными глазами. Джемма таких видела, в книжке, и мама рассказывала, и по головизору показывали. И он был в форме медика. А медики были хорошие – это тоже по головизору показывали.
И она кивнула, одной рукой вцепляясь в мелкого, а второй – абсолютно невоспитанно, как говорила мама, вытирая глаза и нос. Почему-то ей казалось, что правильно будет соврать… или не совсем соврать.
– Да… нет. Я на нем женюся. Вырасту большая и женюсь… – и носом шмыгнула еще раз, потому что никак не получалось не реветь. Папа ругаться будет, когда найдет, это точно. И мама. Но она же взрослая, она же точно-точно найдется. – А ты тут лечишь, да?
– Не совсем, – бетазоид как-то очень весело улыбнулся. – Я тут за потеряшками смотрю, чтобы все нашлись. Пойдем искать, кто вас потерял?
В кармане глухо звякнули какие-то штуковины. Она запустила туда руку – и ойкнула, стараясь не разреветься еще раз, на этот раз – от неожиданности, а потом сгребла штуковины в кулак и вытащила наружу. Желтенький значок, почти как настоящие дельты офицеров Флота, и какая-то штука, похожая на мамины браслетики, только у нее были голубые, а тут – тоненький и просто серый.
– Это твои? – Иррус наклонил голову, и Джемма почему-то подумала, что он похож на папу. Так же улыбается. А значит, точно хороший. А значок был ее, это точно. И браслетик.
По браслетику ее можно было найти, если совсем-совсем потеряется, и даже Штурман найти не сможет. Мама говорила, что такие надо носить всегда, чтобы можно было найти. А почему она не носила сейчас?..
Серебристо-серый металл щелкнул, захлопываясь на второй руке; значок помог прицепить Иррус, который смотрел тепло-тепло, как папа. Джемма даже подумала, может быть, он тоже чей-то папа? А потом отвернулась, потому что так нельзя было. И с чужими ходить… мама говорила, что с медиками – можно, у них специальные штучки есть которые показывают, что они самые настоящие, из Звездного Флота. А у этого такой штучки не было. Или он ее не показал?..[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]она не помнит про Землю[/STA][AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/793/655366.png[/AVA]

+5

9

https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/73691.jpg

Безобразная сцена продолжала собирать в холле зевак, и это было совершенно неприемлемо. Маленькие пальчики почти судорожно цеплялись за штанину, от очередного злого, с провизгом, возгласа Л'Нел вздрогнула и прижалась щекой к бедру отца. Его ладонь легла на макушку девочки, скользнула по шелковистым тёмным волосам аккуратнейшего каре, задержалась на затылке, оберегающе остановилась на хрупком плечике.
Испугана. Очень испугана и ничего не понимает… к счастью. И не надо ей, не надо. Неважно, что кричащая на них тракайанка напугана еще сильнее, это же нормальный защитный механизм у гуманоидов, когда страх преобразуется в ярость. А ярость – слепа и заразна, как все сильные эмоции у представителей рас, не обученных их контролировать, пропуская через охлаждающий фильтр разума.
Вы не понимаете! – от гнева женщина побледнела почти до желтизны, а мелкие темные пятна на лбу и скулах – видовой признак расы – стали почти болезненно чёткими. Ее пухлые пунцовые губы сжались в узкую полоску, чтобы тут же выплюнуть: – Из-за упрямства и тупости вы навлекаете беду на всех!
В её звенящем голосе слышалось настоящее отчаяние, и такая тоска, такой ужас, что по всей пока еще негустой толпе зевак волной прошел ропот. Разумные существа разных полов и рас переглядывались и… отводили глаза, боясь признаться, что их тоже охватывало смутное, но неодолимое беспокойство.
Это проклятое отродье нас всех погубит! – подрагивающий палец самозваной пифии ткнул в робко жавшуюся к вулканцу девочку.
Толпа зароптала громче, хотя так же невнятно; если смущение и возмущение можно смешать воедино, то именно так было в многоголосом говоре. Тонкие покровы цивилизованности имеют свойство трескаться, осыпаться и истаивать в экстремальных ситуациях, или даже при намеке на них, в виду опасности лишь надвигающейся, пусть даже призрачно. Но уж слишком велика была убежденность тракайянки, пылавшей страхом и гневом, как чадящий факел.
Она всего лишь ребёнок, – бесстрастный голос словно не стоящему в самой середине скопления народу научнику принадлежал, он словно упал сверху, как ледяная стена, отсекающая гибельный жар. Как третье веко, прикрывающее зеницу ока от зноя и слепящего света чужой веры.
И будто в доказательство, в напоминание об этом озвученном, как бы очевидном для всех факте, Солин присел, умело и легко подхватывая свое маленькое сокровище, усаживая ее себе на руку так ловко, как сможет не каждый кровный родитель. Л'Нел даже чуть улыбнулась, оказавшись если не выше всех, то наравне с этими странными взрослыми, обняла вулканца за плечи.
Мы уходим отсюда, – сказал тот именно девочке, так же спокойно и негромко, но услышали все. – Не нужно бояться, тебя никто не обидит. Полагаю, не стоит обращать внимание на чужое суеверие.
В следующем всплеске неясного ропота смущения уже было определенно больше, во всяком случае, дорогу ему уступали охотно, и уже не из страха, несмотря на почти воющий вопль тракайанской матери:
Эта станция обречена, я здесь и на минуту больше не останусь! Мой сын тоже ребенок, я привезла его сюда лечить, а не губить!..
Конечно, ее не сочли сумасшедшей сразу, все-таки мелкие, но постоянные и очень неприятные поломки на «Метерлинке» в последние дни были, увы, реальностью, но... панику все же удалось обуздать… в этот раз.
Солин шел к дверям в коридор, не ускоряясь, спокойным прогулочным шагом – если прибавить скорости хоть чуть-чуть, это могут счесть бегством и сработает ещё одна инстинктивная, вшитая в подкорку команда «Враг бежит – догнать и растерзать». Не стоит никого провоцировать, тем более, тракайянка, имени которой он и узнать-то не успел, снова нервно причитала, уже оправдываясь и ища сочувствия.
Она его, разумеется, получит. Ее страх объясним – жители Тракая, получившие ныне планету в дар от Федерации, по сю пору в некоторых аспектах весьма напоминали то детей, то дикарей. Впрочем, им, запертым в корабле-матке, потерявшем управление два тысячелетия назад, мудрено было бы не дичать все больше – с каждым поколением. А на Тракае всего второе поколение пока училось жить без поиска врагов, во всем виноватых.
...прỏклятое дитя! У нее это написано на теле волей Создателя Дорала, поэтому ее и изгнали в пустыню Патáк! Она должна умереть, чтобы унести беду!.. – последнюю фразу, к счастью, отсекли от Л’Нел звуконепроницаемые двери. 
Потому что ребенку совсем не надо слышать вопль «убейте ее!» – фанатичная тракайанка опять начала заводиться в кружке просочившихся к ней по одному соплеменников. Очаровательно. Почему к ней не спешат медики, кстати? – девочка отстранилась, таращась громадными темными глазами, и Солин мягко погладил пальцами прохладную детскую щечку:
Эта женщина немного больна, но врачи ей помогут, не волнуйся, – руки были заняты, вместо та’ала он по-человечески поклонился легким кивком длинноволосому соотечественнику, идущему навстречу.

[NIC]Солин[/NIC]
[STA]C неба-поля[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/794/785732.jpg[/AVA]
[SGN]Под защитой духа легко до дрожи пересечь страну, не найдя покой.[/SGN]

Отредактировано Эрик Олейник (30-03-2021 16:28:29)

+3

10

В пустыне можно было спрятаться. Вырыть ямку, чтобы в ней появилась тень, и в тени затаиться. Дышать тихо-тихо, как песчинка. Притвориться, что тебя нет.
Почему вдруг подумалось про пустыню? Наверное, потому что Вулкан, как говорят, одна сплошная пустыня? Когда-нибудь они туда обязательно попадут, Л’Нел точно знала, и ей почему-то было заранее страшно, не хотелось даже на Т’Хаси, потому что…   
В пустыне не было папы.
За папу можно спрятаться, ничего не рыть, просто спрятаться: он живой, он большой, он знает, что нужно... Правда, он один – а этих!..
В пустыне не бывало столько людей… наверное. Столько много, столько ужасно много, таких громких, таких злобных – они бы там не выжили, они не умеют становиться песчинками. На их вопли пришли бы те большие-большие коты, которых Л'Нел видела в голодрамах. Большие коты охотились на других зверей, Л'Нел ещё не успела найти, как они назывались, но, раз они были там, значит, про них кто-то уже знает и как-то их назвал, нужно просто найти. Рассказать папе и найти.
Чтобы не слушать злобные крики вокруг, Л'Нел решила представить, а что было бы, если бы она была первой, кто увидел тех больших котов. И тех других зверей. Она бы сама им придумала названия. И не знала бы, что надо становиться песчинкой, чтобы не съели. Но кто-то раньше Л'Нел уже был там.
А папа... папы там не было. Был, но не сразу. И сразу ведь он не был папой...
Или был.
Если держать его руками, он, даже не слыша немой мольбы не оставлять её наедине с этой толпой – не уйдёт. Будет стоять, как то огромное дерево, внутри которого можно жить, и...
Он подхватил её на руки, как порыв ветра хватал высохшие листья, прижимал их к ногам Л'Нел. Она обняла папины плечи и медленно-медленно, тихо-тихо, совсем как песчинка, выдохнула.
Мы уходим отсюда, – сказал папа.
Если бы Л'Нел стояла рядом с ним, она бы запрыгала. И в ладоши бы захлопала.
И не запрыгала бы и не захлопала бы: она уже слишком взрослая, чтобы реагировать, как малыш. Она прижалась к нему теснее, чтобы пропало ощущение разделяющей тела одежды, ощущение самих тел, а осталось только пульсирующее в ритме сердец тепло.
[NIC]Л'Нел[/NIC][STA]Прỏклятое дитя[/STA] [AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/865/294210.jpg[/AVA]

+2

11

Под одеялом, конечно, было тепло и удобно, только почему-то рядом совсем очень громко разговаривали, очень мешали. И это была не бабуля Мимǜна с молоком, и не дедушка, и не пьяненький и весёлый дядя Леле, на их голоса совсем не похоже. Да и вообще, на них бабушка же шикала – маленький спит, чего вы шумите! А сейчас она ничего не говорила и голоса раздавались прямо над ухом. Какой-то незнакомый дяденька говорил про потеряшек и группу, в щель между одеялом и матрасом бил яркий свет... какой-то не такой, слишком белый.
Неро оперся ладонью о постель и… немножко испугался: а где простыня? Нельзя же так спать, прямо на диване, без простыни? Бабушка говорила, когда так ложились во время гостей – что вы, как в войну! Что ли, сейчас война? Или гости?
Продолговатый одеяльный холмик на диване зашевелился, как гусеничка, и из-под его переднего, отогнувшегося края высунулась лохматая темнокудрая головёнка, сонно еще хлопающая ресницами. Мальчишка, однако, и непроснутым упорно выползал, выпутывался из своего спального кокона, садясь и стаскивая с себя укрывавший его пушистый тёмно-голубой плед.
А где бабушка? – спросил он, старательно протерев глаза кулачками, потому что так точно сразу проснешься и ресницы больше не слипаются. – Она скоро придёт?
Ну, мало ли, какие у неё дела... он же научился просыпаться один дома, сам напяливать майку… а штаны и необязательно, дедуля под окном крапиву выдернул, теперь можно и так вылезать, с голой попой, если жарко. 
Ой, он, оказывается, ещё и одетым спал, и сейчас с удивлением рассматривал манжеты своей матово-синей вельветовой курточки, застегнутые на металлические пуговки. Да даже обутым! – с ещё большим удивлением, выпростав ноги из-под одеяла, он свёл носки маленьких кроссовок, которые почти и не свешивались с нежно-голубого, изогнутого очень пологой дугой дивана – его ширина как раз совпадала с длиной ног сидящего спиной вплотную к спинке мальчугана.
А это, что ли, садик? – спросил он у дяди, который из-за темных глаз и волос казался своим, пусть и незнакомым. Ну раз про группы говорят и, вон, детей сколько, кроме этой девочки… девочки… – синие широко расставленные, и не испуганные пока глазища уставились на неё, изучая. «Женюся» – это про взрослых говорят же, а она про кого? Про дяденьку?   
Бабуля Эльза тоже потерялась? Вы её тоже найдете? – нижняя, пухлая губёшка опасно вздрогнула, но по правде плакать Нерино не спешил – вокруг было непонятно, незнакомо, но интересно.
К тому же девочка достала у себя из кармашка такие интересные штуки, их же надо рассмотреть? – пятилетнему это уже важнее рёва всласть. Мальчонка аж шею вытянул, чтоб лучше увидеть, и ахнул тихонько.
Дельта! Настоящая дельта – такую дядя Беппо показывал тогда, у бассейна! – машинально, просто повторяя движение девочки, Неро сунул руку в карман своих штанишек, и просиял, вытаскивая такую же.
А у меня тоже есть! – заявил он победно, показывая её на ладошке. Почти золотая, тяжеленькая, с застёжкой и прорезью-ракетой. Что это ракета – тоже дядя Беппо рассказал, такую пилоты и навигаторы носят.
Он ещё сказал, что если хорошенько заниматься там, куда они ходят с бабулей вместо садика, обязательно такую дадут. Вот и дали!
И браслетик ещё?.. Ух ты, какой!
А мне?..
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Я космический ребёнок[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/613/158057.jpg[/AVA]
[SGN]«Ведь осталось немного, каких-нибудь дюжину вёсен…».
Тишина на земле, без меня улетели опять.
Звёзды ярко горят, их пыль ветер нам под ноги бросил.
Остаётся внизу возвращения странников ждать.[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (15-05-2021 02:07:49)

+3

12

Базисом любых инженерных специализаций были основы ксенофизиологии, треть всех лекций и практических занятий в Академии у врачей и инженеров была совместной. Легче и логичнее приспособить технику под живой организм, чем добиваться обратного, а в итоге Лераш разбирался во многом достаточно хорошо.
Например, в принципе работы и настройки телепортационного луча дальнего ненаправленного действия. И в логике некоторых разумных. Неро и Джемма не появятся в транспортаторной или в технических отсеках, это лишено элементарного расчета на эффект влияния. В таких местах идеальна блокировка, много охраны. Выбраны сектора без перегородок, следовательно, можно убрать из осмотра все складские и подсобные помещения, все технические и специальные ярусы. Остаётся треть станции. Лечебный сектор, потому что жилой – очень маленький, для персонала, там всё тоже с блокировками. Из лечебного – исключить изоляторы и сектор инфекционных. По той же причине. Остается общая площадь, сходная по размеру с «Гондором». На осмотр – два часа в случае, если не найдет. Значит, тогда изоляторы. Но в них с детьми по протоколу либо родители, либо медперсонал. Дети без оных вызовут ненужное внимание, Лераш хорошо знал все медицинские предписания подобного рода.
В стройный ряд размышлений и анализа ворвался визг. И внимание превратило сознание в предельно реагирующий на все сенсор. Усилить слух. Идти в направлении конфликта, делая наблюдения по всей получаемой информации. Ребёнок – угроза? Неро. Изгнать в пустыню? Вероятно, культурная особенность, надо ускорить шаг, почему нет охраны и медиков, на станции должны быть камеры, фиксация, реакция, их нет? Это облегчает его миссию, но создаёт опасность для подобных прецедентов. Вулканец поднимает на руки темноволосого ребенка, виден только затылок, розовая одежда, он уносит в направлении Лераша.
Это девочка. Визг и проклятия не прекращаются. Ребёнок испуган. Ей ещё позволительны подобные эмоции. Взрослый не отпускает ее. Толпа готова догнать, не хватает последнего толчка.
Лераш не ответил стандартным приветствием, это сейчас бесполезно, необходимо – действовать.
Sarlah etek dvin-tor!* – больше, чем отчёт о появлении или знакомстве. Это – предложение любой помощи, защиты. Тем более, когда там, за поворотом – закосневшая толпа, которая может навредить с вероятностью, превышающей безопасный минимум. – У меня есть возможность забрать вас. И предоставить ей не менее квалифицированную помощь, чем здесь.
Лераш отчётливо знал, что может подвергнуть риску себя. Но не остальных. На «Гондоре» система изоляционных секторов рассчитана и выполнена рыцарями Ордена, они знают в этом толк. Девочка не будет опасна для других. А здесь…
Быстрее отослать их на свой шаттл. И искать Джемму и Неро. Если подобные происшествия допускаются – его капитан и штурман в опасности.
Согласитесь лететь со мной? Я дам доступ в шаттл и вернусь, как только заберу своих детей. Им здесь не место.
Соотечественник смотрит прямо. Девочка жмется к нему, ищет тепло. Здесь действительно холодно для ребенка Т'Хаси, холодно и страшно. Потому что там шумят все сильнее. Надо вмешаться: Лераш поправляет дельту медика, отгибает лацканы, чтобы были видны знаки лейткома, и расстёгивает одну пуговицу, скользнув рукой к фазеру. На вспышку и сигнал. Всё в пределах протокола о защите пациентов в случае массовых беспорядков. Теперь стать стенкой и ждать ответа.
_________________________
*Я пришел, чтобы служить (вулк)

[NIC]Лераш[/NIC]
[STA]белые одежды Истины[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/883047.jpg[/AVA]

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 17. Полчаса до клингонской границы