Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 18. Синенькая юбочка, ленточка в косе...


Сезон 4.1. Серия 18. Синенькая юбочка, ленточка в косе...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: 2447 г., 1 октября, 12:00-00:00.
Место действия: ОФП, Кора, Монте-Фьоре, дом семьи Дини.
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин\Эдвард МакБэйн), Джемма Гордон (Сесиль Виола),

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/500712.jpg

0

2

Что такое «знакомство с родителями супружника»? Это когда ты, как полная и беспросветная дура, соглашаешься поспорить с эти самым супружником на желание, а эта скотина, чтоб ему жить хорошо и долго, мало того, что выигрывает, так еще и умудряется опозорить жену перед половиной галактики, не скрывая при этом довольной рожи жирного котяры, обожравшегося сливочек.
Сливочки, к слову сказать, благоверный Дини тоже уважал – стащив у Джеммы стакан с молоком, вылавливал их оттуда ложкой, возвращая уже, так сказать, обезжиренное и полезное для фигуры. И плевать, что Джемма так или иначе скормила бы их Неро, сам факт наглого, беспардонного и абсолютно бесстыжего воровства стакана заставлял шипеть, ругаться и вопить, на что Неро, облизывая ложку, заявлял, мол, вопль означает глубокое возмущение, а возмущаться нечего, он не «обнаглевшая корианская скотина», а милый, пушистый и обаятельный котенька. В ответ на это в котеньку (разумеется, прицельно, выше макушки на полметра) летело что-нибудь не сильно тяжелое и не бьющееся, например, тапок, которые Джемма на борту «Гондора» находила по разным углам.
А сейчас тапка не было, и кидаться было нельзя – выигравший желание супруг решил, что настала пора самого жуткого испытания любого брака, то бишь знакомство жены и родителей, для чего и было использовано чудом уведенное из-под носа Гордон желание. Ну, а что, заявлял Неро все те полчаса, что опускался посадочный шаттл, надо же произвести положительное впечатление!..
…на которое самой Джемме через эти же полчаса было уже настолько положить, что перед дверью дома она стояла, потупив глазки в пол, чтобы не читалось так явно желание придушить благоверного теми же бантиками, которые пришлось нацепить, и труп запаковать в платьице в цветочек, больше всего напоминавшем огромную юбку, к которой на кой-то хрен пришили лиф и натянули все это на одну очень вумную, прямо как вутка, Гордон. К слову сказать, сверху все было еще и целомудренно прикрыто платочком. Беленьким… прямо как те тапочки, которые Джемма мысленно примеряла на лапы и уши супружника.
«Я выгляжу, как жертва педофила», – мрачно сверкнув глазами на Неро, заметившего это и расплывшегося в еще более довольной лыбе, она представила, как убивает его, расчленяет, скармливает Лерашу в виде очередного суперполезного рагу, и мило улыбнулась. – «Как тупая, абсолютно невменяемая и необучаемая жертва педофила. Да чтоб тебе лимон сожрать, кошак ты чертов…»
Разумеется, о том, чтобы сказать это вслух, и речи не шло – в конце концов, она была воспитанной (иногда) и адекватной (еще реже) женщиной, и подставлять супруга в ее планы не входило. Да и не виноваты же свекры в том, что у их старшего сына мозг обнаружен только спинной, и то не полностью, и видимо, вместо полушарий вверху преобладали ягодичные, связь с которыми была безвременно утеряна, о чем можно было только скорбеть.
– Дорогой мой многоуважаемый супруг, – медовый тон мог бы обмануть кого угодно, но не штурмана, прослужившего вместе с капитаном Гордон уже несколько побольше года, – не соблаговолите ли вы объяснить, долго ли еще мне пребывать в подобном виде и выражаться, как будто мы в восемнадцатый век Земли попали?..
А разобрать шипение за сладкими-сладкими интонациями было и вообще почти нереально. Но ничего, Джемма отлично знала, что со слухом у Неро все отлично… в отличие от думательных полушарий, на которых он, кажется, как раз и сидел.[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]девочка, которая хотела счастья[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/793/863443.jpg[/AVA][SGN]Всю свою жизнь мы ищем, с кем умереть. И вот я решила - согласна... только с тобой. Эти ли не любовь? © Фейра[/SGN]

Отредактировано Сесиль Виола (30-07-2020 03:41:47)

+5

3

По здравому размышлению, нервничать было совершенно не о чем: не супостата же какого он вёз в семейное гнездо, а родную жену, первую и пока единственную. Это с невестой опыт был, удачный даже, но не сложилось, к сожалению, а жена – первая. Любимая к тому же. Так что ни за нее беспокоиться не было нужды, ибо родители – люди деликатые и уважительные, лишнего не спросят и не скажут, ни за них: они ещё и терпимые люди – родители, так что если вообще-то умеющая в адекатность и вменяемость (кто бы что... да что бы он сам иногда ни говорил) Джемма вдруг, паче чаяния, проколется – синьора и синьор Дини непринужденно и артистично сделают вид, будто ничего такого и не было. Даже за себя переживать не стоило – а то матушка с отцом не знают, что их вдумчивый и ответственный старший сын кого попало ни в свою жизнь, ни в дом не впустит, а уж коли впустил… значит, были причины, стало быть, доверять такому избранному можно.
Нет, если здраво рассуждать, не имелось причин нервничать… но это если здраво. Почему-то сейчас не осталось никакой уверенности в спокойствии духа – пальцы вот подрагивали, например, весь последний час, пока он перфекционистски сто раз завязывал и перевязывал проклятый бантик в прическе любимой жены, чтоб она была не просто красива, а уж совсем безупречна. Жена уже минут через десять рукодельного штурманского колдунства рычала круче, чем вулканская ле-матья, да и сам к концу украшательства, (которое впору уже было называть издевательством – тоже изысканным) уже готов был убивать, при том, что выглядел все таким же довольным и невозмутимым. Джемма, к счастью, ругалась сразу за двоих, пусть и сидела смирно. И им обоим здорово повезло с тем, что узенькая ленточка из очень плотного шёлка, подозрительно напоминавшая цветом о куаферских аксессуарах их наибелейшего СМО, совсем не мялась, а то б выглядела так, словно ее с десяток овечек из Гэла жевали. 
Сам наибелейший, между прочим, тоже незримо – если не оглядываться, конечно, и беззвучно, но загадочным образом ощутимо присутствовал сзади, как положено той самой поговорочной «каменной стене» – безмолвной и надёжной… и, не надо, вовсе необязательно добавлять «побелённой», даже про себя – не надо. Лераша – хоро-о-оший, так ведь корабельная птица говорит? Не врет же…
Может быть, нервозность – даже если называть и считать её возбуждением, что отчасти справедливо – не проходила оттого ещё, что вид капитана Гордон, такой для неё, да и для всех непривычный, был результатом спора. Выигранного спора. В смысле – выигранного Неро, а Джеммой проигранного. Как говорится, ложечки нашлись, а осадочек в виде покуда не перегоревшего азарта и внезапно вспыхнувшего самодовольства остался, тлел ещё, подогревал.
Да, чёрт возьми, да! – сам ли подъезжающий к крыльцу навигатор блеснул глазами, солнечный ли блик уже наступившей сиесты шаловливо мазнул по тёмно-синей радужке – не поймёшь. – У Неро Армандо Дини очень красивая жена, сама по себе очень красивая, и то, что сейчас это видно всем – здорово! Встречают по одёжке, русские пословицы от капитана Серяка всегда точно отражают суть вещей, и наряд для первого впечатления они очень удачно подобрали: лёгкий и очень женственно-невинный сарафан – это так естественно для жаркого корианского октября. Теперь чтобы провожали по уму, оценив его по достоинству – должна постараться и сама Джемма, а ее злоб… колкие взгляды… – штурман улыбнулся дурашливо и мягко, поймав очередной такой, – это изысканная специя к основному блюду, которая придаёт о-ча-рова-тель-ну-ю пикантность ситуации, не так ли?..
Месть – это блюдо, которое подают холодным, но остроту его, привычную им обоим, никто же не регламентировал, верно?
А что такое, cara… о, то есть дорогая? – уже не мысленно вслед за любимым словечком вулканцев Неро изобразил и излюбленный мимический жест остроухих – бровь выразительно поднялась. Большое плетёное блюдо с фруктами стояло в коридоре за входной дверью на комоде – должно быть, несли из сада, вымыв по дороге, еще во дворике, да не донесли до кухни, оставили в холодке. Не прихватить лежавший сверху огромный, ноздреватый, ярко-желтый и сладчайший на поверку лимон легендарного монтефьорского сорта – выше сил любого корианца, и Дини, конечно, не удержался, впился зубами в умопомрачительно душистую кожуру. – Ты выглядишь сногсшибательно, – заверил он супругу, облизнувшись от брызнувшего сока. – И не в восемнадцатый век, не преувеличивай, всего лишь в двадцатый, любовь моя.
Он мурлыкает, она шипит – ну гармония же! Как раз в духе главных хищников этой планеты.
После яркого солнца во дворе в гостиной кажется темновато, но отца и мать можно различить и ночью, в полном мраке. Улыбнуться им бесстрашно он вправе – он же вернулся, что само по себе чудо, и вернулся не один.
Мам, пап, это Джемма. Любите её, пожалуйста, она моя жена, и она много раз спасала мою жизнь, – свободной рукой он поймал изящные пальцы своего капитана и легонько пожал их. – А ещё с нами наш замечательный доктор Лераш, и ему, кажется, даже не жарко. Извините, что мы так нагрянули без предупреждения, но раньше никак не получилось.
  [NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/16473.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (31-07-2020 14:17:09)

+4

4

Очередная неудача – по двум направлениям. Лераш задумчиво внёс результаты в сводную таблицу, определяя ошибочность ветки гипотез на определенном витке исследований. Котька муркнула и легонько стукнула лапой по ноге, словно предупреждая. Вулканец кивнул, поднес к сгибу локтя регенератор, опустил рукав и развернулся к двери как раз, когда прозвучал голос Джеммы с просьбой зайти по личному делу, если он не занят. Если опустить полагающиеся по этикету заверения с двух сторон, внимательное молчание третьей и мурчание четвертой, то «личное дело» сводилось к необходимости посетить Кору, дабы по всем канонам представить жену семейству мужа.
А ему предстояло сопровождать их в качестве «моральной поддержки».
Лераш посмотрел на капитана, перевел взгляд на штурмана, за семнадцать секунд просчитал логику возражений и целесообразность подобного.
Я лечу с вами. Мы берём Котьку.
Он не ошибался. На Коре достаточно врачей, они действуют оперативно, но это Неро Дини. Капитан Гордон, как и он сам – вне закона. Таможня планеты не отличается слепотой и неосведомленностью. И, учитывая все эти факторы – а они не могли их не учитывать – Неро и Джемма просят его о сопровождении. Значит, это важно.
А Котька не останется. Дело даже не в том, что она привыкла быть с ними.
Основная польза подобного решения вскрылась на таможне. Увидев диковинную тварюжку, доблестный контроль посвятил ей максимум внимания, всех СБ пропускного пункта на одном колене – целиться удобнее – и трёх ксенозоологов, выясняющих, что сие за инфекция и не несёт ли оно заразы.
А когда генотипный анализ показал безвредность, Котьке торжественно лично вручили в зубы въездной документ, остальным – пачкой и с гостеприимно-корианским выражением лиц «а не шли бы вы быстрее, у нас люди и нелюди вашей нелюди боятся».
Сейчас, когда необходимости отвлекать внимания не было, Лераш успешно закрывал кыся собой.
Рад знакомству, для меня высокая честь получить подобное приглашение и познакомиться с вами, – положенный по протоколу поклон. – Живите и процветайте.
От вулканцев ждут этого приветствия, не стоит разочаровывать. И так напряжение затянуто, как лента на голове капитана. Объективно ей подходит этот стиль, если учитывать чисто визуальный контекст. Если опуститься на слой психологии, то она чувствует себя дискомфортно, Неро напряжён, а это обернется быстрым расходом браслета.
Пальцы осторожно коснулись кармана с «запаской». В самом критическом случае – на неделю на максимальном расходе, а за это время надо найти способ вернуться на корабль.
И снова оборвать себя – нелогично. Это – дом Неро и его семья, а Лераш уже просчитывает критические ситуации. Отставить. Принять за аксиому миролюбие.
На лице не отразилось ничего. Вулканец стоял спокойно. Котька выглянула из-за хозяина и тихо муркнула, словно спрашивая, показаться ли целиком или пока не шугать тут всех.
[NIC]Лераш[/NIC]
[STA]белые одежды Истины[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/883047.jpg[/AVA]

+3

5

Как-то внезапно стало то ли слишком жарко, то ли холодно – Джемма сама не поняла, почему по спине пробежал табун мурашек, оставаясь где-то в лопатках, сведенных в идеальной осанке почти до боли. Хорошо, что Неро успел поймать руку, потому что привычка, чертова привычка заламывать пальцы выдала бы ее с потрохами, а от желания спрятаться, как Котька, за невозмутимейшего вулканца (любого из двух, что натурального, что идентичного натуральному) ее удерживала только собственная гордость, которая не позволяла бежать с поля битвы, и плевать, что это битвой никак нельзя было посчитать.
У нее обычно как-то не доходило до знакомства с родителями партнера, и сейчас в голове крутилось только «Дипломатические и военные конфликты. Тактическое руководство для первого курса», в котором САФ по белому было указано – при любых контактах с незнакомым противником надо в первую очередь проявлять максимальное дружелюбие, не забывая при этом о подготовке обходных путей; свободная рука скользнула к поясу сама, честное слово, и качнулась вперед сама Джемма тоже рефлекторно, почти сразу останавливаясь.
Сколько бы ни спорили офицеры о том, что капитан, мол, может сколько угодно быть представителем Федерации в различных контактах, но нефиг лезть на передовую, это никогда не работало, по крайней мере, у таких, кто потом становился не просто фигурами, а легендами, и стоило ли упоминать, что и потомок капитана Кирка проявляла тот же самоубийственный иногда интерес ко всему неизвестному и такую же самоубийственную храбрость? Первое – неосознанное — движение было тем самым, вросшим в подкорку насмерть. Выхватить оружие, прикрыть своих, а там уже можно будет и поговорить…
…но отвлекло касание. Еще одно. Интересно, она сейчас была похожа на тряпки Лераша, или все-таки на лице остались краски? Жаль, что при любом резком стрессе только пятна на скулах остаются, и те – как будто мордой в краску макнули, а растереть потом забыли, и, как выражался Ясень, становится она «марфушенькой-душенькой». Однажды ведь даже показал этот кадр из старого фильма, гад полувулканский, и ходил, ухмылялся.
– Buona giornata. Mi chiamo Gemma Gordon e piacere di conoscerti, signore, signora, – и на этом познания Джеммы в итальянском заканчивались, ограничиваясь фразой, которую ее заставил зазубрить один знакомый из голонета. Нет, еще были всякие «милый», «котик» и прочие, которые она из того знакомого выбила, не обращая внимания на полупридушенный ржач, доносившийся с той стороны голосовой связи. Хорошо хоть, что делала это в «Хароне», куда на пару часов смылась от всеведущих искинов.
Лучше бы родной французский, честное слово, на нем она хотя бы понимала логику слов, а тут оставалось только знакомое звучание, которое ничуть не помогало в понимании сказанного.
«Как попугайчик», – всплыло в голове. – «Зазубрить и надеяться, что хорошая память не даст испоганить фразу».
А звук медленно прикрывшейся за спиной двери был так подозрительно похож на стук гильотины по дереву, что доблестная и неустрашимая капитан Гордон почти что подпрыгнула, оставшись на месте только благодаря тому, что в какой-то момент страх ушел полностью, оставляя сосредоточенное отстраненное внимание. Наконец-то сработала ни разу не подводившая ее в реальном бою привычка – бояться можно будет позже, сейчас надо все ресурсы тратить на дело. Улыбка смягчила губы, коснулась глаз, медленно расслабилось напряженное тело.
– Простите, никогда не блистала знанием языков. Неро рассказывал о вас, и я очень рада не только слышать его рассказ, но и видеть вас наяву, – теперь внутри черепушки было восхитительно пусто и тихо, и ничто не мешало показывать ту сторону капитаньей морды лица, которая была хотя бы относительно вменяемой и адекватной. Ну, по крайней мере, казалась таковой.
Пахло лимоном, почему-то не кислым, и от этого голова прояснялась едва ли не лучше, чем от излюбленного метода первого ее капитана, который в случае выскакивания по красной тревоге в чуть заспанном состоянии на тренировках мог за шиворот кусок льда закинуть, мол, чтобы просыпалась быстрее. Лимон. Мята. Базилик… кажется, еще чеснок и орегано, которыми пахло откуда-то, наверное, с кухни. И вот что-что, а мелиссу, оттенок запаха которой тоже чувствовался, она узнавала за версту – та росла в горшочке у нее на окне, давно-давно в детстве. И еще тимьян, которого тут, кажется, не было.[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]девочка, которая хотела счастья[/STA][AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/793/863443.jpg[/AVA][SGN]Всю свою жизнь мы ищем, с кем умереть. И вот я решила - согласна... только с тобой. Эти ли не любовь? © Фейра[/SGN]

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 18. Синенькая юбочка, ленточка в косе...