Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 30. Грубые костяные поделки


Сезон 4.1. Серия 30. Грубые костяные поделки

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Время действия: 2447 г., 10 марта, 08:00-12:00.
Место действия: «Блюститель», звездолёт класса «Бесстрашный» (ISS Guardian NCC-74741).
Действующие лица: Джемма Гордон (Сесиль Виола), Нерина Дини (Орнельг).

https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/647839.png

0

2

Mirror!

Кэра салютует бокалом, полным какой-то химозной дряни, и, ухмыльнувшись, выпивает его одним глотком. Джемма морщится, различая запах как минимум трех наркотиков, не особо одобряемых императорской разведкой, но глотает. У нее внутри какая-то дрянь, подсунутая мрачной Ленор, и эта гадость на пару часов делает ее почти невосприимчивой к ядам (ну, если верить Ленор на слово, чего Джемма точно делать не собирается).
Джемма смотрит на свет голубовато-белой лампы сквозь зеленоватую выпивку и цедит мелкими каплями сквозь зубы. На кой-то черт она нужна капитану «Черного Феникса», причем не в первый раз, но сначала – как всегда, долгий заунывный треп ни о чем.
– Ты опять тратишь средства Империи на всякую шваль, – дыхание Кэры на щеке влажное и горячее, и ощущается чем-то омерзительно-липким на коже. – Императору это не понравится…
Кэра отстраняется и смеется, чуть взлаивая на вдохах. Короткие каштановые волосы хлещут по воздуху, когда смех захлебывается этим лаем, но Джемма не пытается ударить – уже знает, что не успеет.
Полуобнаженная Кэра покрыта подсохшей уже пленочкой контактного геля, который наносится на тело перед тем, как зафиксировать живой скелет. Джемма знает, что Кэра носит такой почти постоянно, находясь на борту своего корабля, и всегда – за его пределами. Они сидят почти интимно – мало светильников, приглушенная музыка откуда-то из-за дверей, изредка пролетающие бесшумными тенями энсины «Феникса».
– Мой экипаж – это моя забота, – холодно бросает Джемма.
– А расходы за твою «заботу», – ухмылка Кэры становится шире, от нее несет перегаром и рашной, и Джемму почти что тошнит от этой смеси, – расходы за нее уходят ведь не тебе, Гордон. Сколько можно тратиться на этих шавок? Прибей к херам их и набери нормальную команду.
Гордон хочется сломать ей что-нибудь. Нос, челюсть или ту руку, которая почти касается ее колена, но если она сделает это, о снисхождении Императора можно и не мечтать; Император старается держать Инвизитора поближе, а у той есть свои любимчики, например, эта наркоманка в живой броне.
– Только вот моя команда не сдыхает каждые полгода, и я не трачу херову кучу денег на то, чтобы набрать и обучить новую, – Джемма даже отодвинуться не может, когда Кэра снова пьяно лезет к ней своими лапами, и она сидит, неестественно вскинув голову. Коса, венчающая ее вместо короны, ощущается настоящим металлом, раскаленным докрасна, и прожигает ей виски и затылок ощущением недоброго взгляда.
– А рабы?
Джемма отмахивается, и губы привычно складываются в спокойную, злую усмешку.
– Рабы для того и нужны, чтобы дохнуть, а чуть более ценных я беру за свой счет, если ты не знала. Или хочешь сказать, что Инквизиция нынче платит мне за работу из своего кармана?
Она купила троих. Того джаффеныша для Риччи и двоих дельтан, чтобы экипаж не перетрахался между собой, если приспичит. Все трое все еще живы.
– Твои старшие офицеры…
– …обходятся мне дешевле, чем обучение новых. Не ты ли говорила, что хороших специалистов перебили еще в прошлом веке? – оскал Джеммы все больше напоминает то ли собачий, то ли волчий, и глаза – все холоднее и холоднее, как выстывающее горное озеро. – У меня, а не на «Фениксе», служит Гамаюн, у меня, а не на «Фениксе», инопланетники со знаками граждан, у меня, а не на «Фениксе», не было ни одного бунта за всю мою службу!..
Это не крик, это скорее рык, злой и полный бессильной ненависти. Своей командой она привыкла гордиться, как гордятся стаей породистых псов, а свору никогда не убивают зазря, как и не меняют породистых тварей, чтобы просто потешиться; те, которые ходят на ее поводках, слишком хороши, чтобы не считать их породистыми.
Ее корабль стоит на ее псах, а бросить мясо или кости не так уж и сложно, и каждый раз, когда Кэра вызывает ее к себе на «допрос» (и то, что последует потом), она знает, что не будет менять экипаж. Она купила каждого, подкараулив в момент наивысшей слабости или триумфа, и теперь ее псы если не верны ей, то хотя бы не скалят клыки на каждое ее слово.
Кэра скалится в ответ, и валит ее на все тот же диван, зажимая рот ладонью. Джемма привычно давит в себе прилив тошноты от того, как смешиваются запахи на чужих руках. За право владеть своим кораблем она платит не самую высокую цену; куда хуже было бы, будь на месте Кэры сама Инквизитор.
Или любой мужчина.

…когда контактный гель высыхает, он обнажает кожу под собой, тонкой расползающейся пленочкой скатываясь с нее. Он на вкус немного солоноватый и отдает чем-то немного травянистым, когда Джемма собирает его губами, подчиняясь одному взгляду. Тонкие рыбьи косточки раздвигаются, пропуская пальцы по ребрам вверх, движения меха скрадывают ее прикосновения, потому что пока это позволяет та, кто закована в эту клетку, оказавшуюся прочнее любой стали.
Наверное, Нерине просто нравится быть на второй роли. Нравится быть кукольницей, которая дергает марионетку на вагах, нравится управлять капитаном, которая становится живым щитом. А капитан хочет смыть с себя вплавившиеся в кожу отпечатки рук Кэры, которая, кажется, взяла за правило трахаться каждый раз, когда Гордон должна отчитываться по ее приказу. Хорошо, что Инквизитор позволяет отказываться от повторных «приглашений», делая минимально обязательным срок в три месяца, а за три месяца можно отмыться и от омерзительного запаха выпивки Клавз, и от ее ладоней.
Это как наркотик. Каждое прикосновение к Гамаюн, каждое движение, которое та заставляет продолжать, останавливают невыносимую ломку, похожую на наркотическую.
А еще в Терранской Империи это фактически смертный приговор. Если об этом узнает хоть кто-нибудь, у Кэры появится очень неплохой способ шантажа. Нельзя влюбляться. Нельзя позволять узнавать об этом никому.
…когда Нерина узнала? Джаффеныш рассказал, мелкая изворотливая тварь? Или она сама, корианский соловей в костяной клетке, заставила ее сначала нажраться какой-то ядовитой дряни, а потом прийти к ней, расставившей силки и подманившей своим пением?
Гребаная срань.
Так и задохнуться же недолго – если Нерина продолжит так смотреть из-под ресниц, приказывая не останавливаться; и Джемма подчиняется. Она всегда подчиняется, выламываясь из собственной шкуры и становясь игрушкой, куклой на ниточках, которые дергает Гамаюн, чертова сладкоголосая птичка в корсете из костей древних левиафанов.
Стены – белесо-серые – сдвигаются ближе, как будто «Блюститель» сам пытается раздавить капитана, которая оказалась слишком слабой, слишком податливой для этого гребаного статуса. Какого цвета покрывало на чужой постели в этот раз, Гордон не видит; она вообще ничего особо не видит, потому что не было разрешения отвести глаза. Где-то на самом краю зрения маячит красным пятно от накачанного наркотой вина на золотой капитанской форменке, брошенной на стойку меха.
Это ноготь очерчивает нижнюю челюсть или уставной кинжал?

[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]да какие могут быть пьедесталы[/STA][AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/656/15986.jpg[/AVA][SGN]Ты попала ядом мне под язык, перемазав губы зеленой краской, просочилась прямо сквозь стыки маски, словно запах близящейся грозы. Мне осталось только вдохнуть тот дым, что забил мне ноздри в противогазе, когда ты спросила меня: а разве твои клятвы верности так тверды?[/SGN]

Отредактировано Сесиль Виола (05-08-2020 04:31:27)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 30. Грубые костяные поделки