Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 24. Если б я был султан...


Сезон 4.1. Серия 24. Если б я был султан...

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время действия: 2447 г, 1 октября, 17:00-23:00.
Место действия: ОФП, Айова, окрестности Риверсайд, дом капитана Кирка..
Действующие лица: Джеймс Гордон (Кристиан МакКензи), Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Леонард Маккой (ДеФорест Келли).

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/307307.jpg

0

2

Что может быть хуже, чем «Мы летим к моим родителям» от партнера? Правильно. «Мы летим к твоим родителям», и хорошо, что на ферме в Канаде никто уже не живет, а дедушка проживает в Айове, то бишь тоже на Земле, но хер найдешь без пеленгатора.
Что может быть хуже, чем «Папа, я женился»? Правильно. «Дедушка, а я замуж вышел», особенно когда тебе почти под сорок, партнер младше всего на три года, а дедуля может за такие новости и жопу подпалить из именного фазера.
И что может быть хуже, чем «Это мой муж»? Только очень, очень ехидный взгляд дедули и полное недоумения лицо его тхайлы, почуявшего родственную душу, как только на горизонте, точнее, в дверях появился «Джимми, дубина стоеросовая ты, а не капитан будущий!» в охапку с этим самым мужем.
Но… начнем по порядку.

С Коры ноги унести удалось почти без особых потерь – ну не считать же таковой остатки самоуважения и гордости, которые остались лежать под кустом гортензии, благополучно присыпанные сверху чем-то, похожим на некогда цельную психику капитана Джеймса Гордона.
Ну подумаешь – знакомство с мамой, ну подумаешь – холодильник попытался пристрелить, ну подумаешь – пылесосик из дома выгонял, угрожая мини-фазером… не стоит же из-за этого расстраиваться, да? И не стоит думать о том, что пережить эти пять дней вышло только чудом, даже несмотря на всю бравость офицера Звездного Флота.
По пути к Земле же капитан искренне старался не замечать, какими взглядами его провожает половина экипажа – вторая половина, к счастью, на глаза не попадалась; небольшие подпалины в шевелюре, довольно быстро отраставшей, за пару дней уже перестали быть заметными, и к дедуле можно было лететь, не боясь того, что тот подровняет остатки прически широким фазерным лучом вместе с остатками головы.
Дедуля Джим вообще отличался… характером, если можно было так сказать. Все-таки больше сотни лет жизни с вулканцем накладывают некоторый отпечаток на этот самый характер, и далеко не всегда он является положительным. Положить на все, конечно, бравый уже-давно-адмирал Кирк умел, и делал это с завидной, надо сказать, регулярностью – но вот привычка к максимально простому решению проблемы, если оно не влекло за собой каких-то непоправимых событий, зачастую приводила к довольно интересным последствиям.
Вот и сейчас Джим, который был просто Джимом, задумчиво пытался понять, что же такого ему сделать, чтобы дедуля не устроил допрос в первые же пять минут визита, и приходил к мысли, что от участи быть подопытным кроличком – тем самым, с хвостиком-пуховочкой и милыми длинными ушками, вытянутыми цепкими дедулиными пальцами – его может спасти только абсолютная и полная неординарность. Ну там, например, станцевать вулканский народный танец в облачении бетельгезийского слона (на что Спок, скорее всего, поднимет бровку ровно на два миллиметра, выражая легкое неодобрение) или прилететь на шаттле, вокруг которого голоэкранами будет создан облик танцующего ослика Иа-иа (и бровку тогда господин дедулин тхай’ла поднимет на три миллиметра, что уже будет достижением!). Или – ну вот ради интереса – проявить логику, адекватность и рассудительное поведение… и на это, может быть, будет чуть более живая реакция.
К сожалению, на просьбу поставить на шаттл голоэкраны с осликом Морриган послал капитана так далеко, что тот еще несколько минут думал, как туда добраться, пока не понял, что это было изящное «а не пошли бы вы нахуй» в корректной формулировке. На предложение обрядиться в тех самых бетельгезийских слонов же Неро вежливо намекнул, что он вроде как за человека замуж выходил и зоофилией страдать не намерен, так что не пошел бы капитан… ну, собственно, в то же «нахуй», только еще более вежливо… в клингонском понимании этого слова.
А на Земле было тихо, тепло и сухо, и ни торнадо, которые иногда любили взбаламутить сухой воздух Айовы, ни даже дождя, которым уже неделю как положено было идти, взрывая землю мягкими прикосновениями – только белоснежные пластины домика-корабля, больше похожего на изящную прогулочную яхту, гладь небольшого озерца, в которую врезался небольшой пирс со скамейками для рыбалки, да видневшийся где-то вдалеке лес. Ровное поле изредка разбавляли то рощицы, то одинокие деревья, дававшие обильную тень все еще не облетевшими кронами, и тишина стояла такая, что хоть ножом ре…
– ДЖЕЙМС ТИБЕРИЙ КИРК!!! – рык, сравнимый по громкости с сехлатьим, потряс не только небо, но и землю. Похоже, дедуля Спок был не в духе, как это иногда у него случалось, и вот сейчас Гордон начинал побаиваться за целостность оставшихся после Коры нервов – и не только своих. – ДЖИМ!!!
Шаттл был не так уж заметен на посадочной площадке, скрывшейся за развесистыми грабами, и медлить на пути к дому можно было сколько угодно, но это же было недостойно бравого капитана, внука бравого адмирала, верно?
Воображаемая пуховочка хвостика дернулась несколько раз, замерла, придерживаемая вполне физической рукой, и под ехидный комментарий Неро («Боунс что, переусердствовал с обследованием и добрался до тебя ректально?») Джим Гордон двинулся вперед, стараясь не обращать внимания на то, как нервно подрагивал этот самый воображаемый хвостик. Ну он же тут вроде как был более главный… хотя это, скорее, подразумевало, что по ушам в любой случае будет получать он, а не Неро, который тут гость, а гостей строго запрещено подпаливать из фазера, гонять по тренировочному лабиринту и вообще как-либо обижать.
– Деда Джимми! – ну, следовало же сообщить о своем визите, по-хорошему, заранее, но кто ж это делает? – Деда Спок! А я прилетел!
…я прилетело, да-да, и еще бы лапкой помахал и ножкой шаркнул.
Откуда-то из-за двери раздалось бодрое топотание нескольких мелких лапок, звонкий то ли мявк, то ли гавк, и открывший эту самую дверь Гордон оказался погребен под кучей левреток, восторженно попискивавших, лаявших и пытавшихся облизать незнакомого (незнакомого ли?) гостя со всех сторон.
На Неро они обращали внимания ровно столько же, сколько его доставалось близлежащим клумбам с ирисами – то есть ровно ноль. Может, это и было к лучшему, поскольку Джима из-под собак вытаскивать явно никто не торопился, а те, изображая одну большую, многолапую, многоголовую лавкрафтианскую тварь, продолжали святое дело зализывания капитана насмерть.
Визит начинался немножко не так, как планировалось… интересно, было ли это хорошо или плохо? Джим не знал. Его сейчас скорее заботило то, как выбраться из-под дедулиных любимцев, не потеряв своего авторитета, уже и без того покоцанного донельзя.[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]https://sun9-60.userapi.com/k6aDB3VjkJHluFVOLz22uAVn6j7XnP9EFCNJOw/pKMUkKys56M.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+8

3

«Пьян да умён – два угодья в нём» – эта пословица из необозримых и неиссякаемых лингвистических закромов капитана Серяка явно не относилась ни к Гордону, ни к Дини. Потом, то есть наутро после того, как они вернулись с Коры, капитан со штурманом никак не могли сойтись во мнении – кто же брякнул сакраментальное «А теперь надо махнуть познакомиться и с другими предками». На совсем трезвую голову это никак не вспоминалось, а переругаться шанс был велик. Что, впрочем, не только ничего бы не исправило, но и вообще не имело бы смысла – сказанного не воротишь, а забыть о нём, сказанном, обоим не позволила бы гордость, во-первых, собственная, во-вторых – гордость за тех, к кому решили махнуть. Ну нельзя было их опозорить своей трусостью, так что относительно официальный визит на Землю был не просто предрешён – неизбежен.
К счастью, сюда за ними никто не увязался, никаких толп экспансивных и ехидных земляков, полетели только вдвоём, хотя шаттл взяли побольше – для представительности, что ли, штурман так и не понял. Однако возражать не стал – «восьмёрка» так «восьмёрка», почему нет.
– ...тебе-то чего бояться? – пробухтел Гордон, ведя её, белую-изящную, уже на бреющем над неправдоподобно-золотистыми пшеничными полями близ Риверсайда. – Не понимаю.
– Ну как, – аж растерялся Дини. – Это же сам Кирк! Ну… ну вот представь, что тебе бы предстояла встреча с… с Гагариным, например, или с Кохрейном.
– Ну и чо? – или из выпускников командирского факультета Академии Звёздного флота изначально выбивают низкопоклонство перед любыми авторитетами, или иногда тезка и внук легендарного капитана тупил не по-детски. – Ну Кирк, ну Спок… чего такого-то?
– Ты что, правда не понимаешь? – искренне изумился Неро, который хотел повести плечами – заодно и сесть под этим предлогом так, чтоб спину хоть немного поотпустило, не браслетом же щёлкать на виду – но максимальный набор страховочных ремнией не очень-то позволял рыпаться не по делу, и навигатор покорно утих: курс, проложенный им от «Стража», практически зафиналился – во-о-он у той рощицы уже посадка.
– Неа, – отозвался Джеймс. – Я его только как деда боюсь, да и то – что он мне сделает? Ну ремнём огреет, ну из фазера именного зафитилит, как твой пылесосик.         
– Да-да, семейные разборки, «Люк, я твой фазер!».
Корианец тихо фыркнул; действительно, после благонравного пылесосика и озабоченного здоровьем домочадцев холодильника с криопушкой – от чего они могут дрогнуть? Чуть прищурившись на алые закатные отсветы, окрасившие облачка по всему небосклону, видимому в обзорный и боковые иллюминаторы, Дини пробормотал задумчиво:
– Интересно, доживу ли я до того, что буду бояться Джеймса Кирка, как дедушку?
– Только попробуй не дожить, – теперь фыркнул Гордон. – Там же Боунс, кто там может умереть? Ты что, не знаешь второй из подборки самых коротких анекдотов про ЗФ?
– Это какой? – озадаченно моргнул Дини, машинально отслеживая, как судёнышко заходит на посадку.           
– Смерть так игриво Кирку – «Привет, Джим!», а Боунс ей деловито – «Вон пошла!».
– А, ну да, – навигатор бегло улыбнулся, облегченно вздохнув – ремни стекали с него, как квадратная чешуя.

Дом у озера, что и говорить, впечатлял – белоснежный, со смутно узнаваемыми обводами, ни дать ни взять – ещё один шаттл, только побольше и.. поновее. Если бы выяснилось, что он действительно может в любой момент взмыть с гранитного постамента, на котором был выстроен – это было бы только закономерно. Даже не так – странным стало бы, если б это оказалось просто архитектурным решением обычного, укоренённого в землю жилища.
Надо же, так я себе это и представлял, оказывается, – сообщил навигатор, снова пристегиваясь, но уже к коляске. – Каковы хозяева, таков и дом, да? 
Колёса кресла оставляли широкие ровные полосы на сухой песчаной почве тропинки к дому, теплый для октября ветер гладил по правой щеке – прямо как на родине. После нарочито дикой тропки по газону и мощёным дорожкам ехалось намного легче, штурман вдохнул поглубже – может, и ничего, обойдётся всё? – и замер, как громом поражённый. Хотя почему «как»? – рык мистера Спока откуда-то сзади  был не тише расколовшегося небосвода, невозможно не вжать голову в плечи чисто инстинктивно. Чтобы, разумеется, тут же эти самые плечи расправить горделиво и заметить тоном почти скучающим:
А говорят, вулканцы всегда контролируют эмоции, даже полукровки, – только сейчас в тёмно-синих глазах блеснуло что-то похожее на тревогу: – Погоди, а какова там у них верхняя возрастная граница пон-фарра?..
На актуальный, чёрт возьми, вопрос Джим ответить не успел, он для другого воздуха в грудь набрал – дабы чуть менее громогласно возвестить «дéдам» о своём прибытии. Неро даже глаз не закатил, удержался, но смолчать, конечно, не смог.
Он прилетел, – пробормотал штурман с меланхоличной иронией, – а я прикатил. И если нас не обзовут мокланами, я даже кому-нибудь помолюсь, чесслово.
Мир на это обещание среагировал мгновенно – сперва звуками, которые сложно опознавались, как лай, но легко – как топот, а потом на Джима напала очередная дружелюбная ногомножка, на этот раз способная рассыпаться на отдельных четырёхлапых особей, очень вертлявых и лизучих.         
И почему я не удивлён? – поймав ощущение дежа-вю от собственных слов, бормотнул Неро, следующие три минуты с олимпийским спокойствием взирая то на левреток, то на ирисы. – Что же ещё мог выращивать мистер Спок?
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/27589.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (10-08-2020 14:55:08)

+4

4

Выбравшись из-под собак, каждая из которых хотела внимания, любви, почесушек и обнимашек, Джим кое-как поднялся на ноги – разумеется, еще пару раз перед этим оказавшись погребенным под вертлявожопыми зверюгами; как обычно, те начали увиваться под ногами, рискуя быть затоптанными, задавленными и вообще.
– Арчер, ну отстань ты! Пайк, я тебе не дедуля Спок, кормить не буду! – главное – не смотреть при этом на лицо Неро, который, кажется, мысленно ржал, и хорошо, если так – попустило бы с этого неплохо, особенно если не знать, что самых первых песиков Спок принципиально называл именами тех адмиралов, которые в свое время попортили ему жизнь. – Ай! Скотти! Это моя нога, вообще-то!
Постепенно ему даже удалось расчистить проход к двери, а стая игривых тварюг умчалась куда-то вглубь, устраивая на своем пути то ли побоище, то ли просто веселые перепрыгивания всего, что можно было уронить – разумеется, оно уже было уронено и подъему не подлежало. В частности, с пола, смирившись с тем, что по нему прогалопировали сначала в одну, а потом и в другую сторону, мрачно наблюдал не кто иной, как Джеймс Тиберий Кирк собственной персоной, а за спиной – Гордон привык доверять своей интуиции, которая благим матом орала, что ему вот точно стоит повернуться – стоял незаметно и очень тихо подкравшийся дедуля Спок, одетый как рыбак с классических картин Земли века этак двадцатого.
Если бы у Джима был хвост, он бы его поджал, как и уши, поскольку видеть невозмутимого обычно вулканца мокрым от ушей и до пяток, в тине, ряске и всем, что плавало у того берега озерца, где тот предпочитал рыбачить, было немного странно, а если учесть буквально черные глазищи, метавшие молнии… о, боевой клингон устрашился бы этого вида. Наверное.
– Верхняя возрастная граница пон-фарр у чистокровных вулканцев не установлена, – очень кротко и даже, кажется, спокойно отозвался полувулканец. – Арчибальд, могу ли я уточнить, что это за гость и…
– О, а я не предупредил, что там ступенька сломалась? – уже принявший вертикальное положение Кирк, сверкнув улыбкой, абсолютно спокойно оттеснил обоих гостей от двери вглубь дома, хлопнул глазками и принялся очень-очень задумчиво смотреть на молоток, который висел у самого входа, видимо, что-то символизируя. – Я забыл починить.
Рык, раздавшийся откуда-то со стороны Спока, прервался через пару секунд – благо, недостатком самообладания тот не страдал, разве что прорывалось иногда нечто, благополучно когда-то задавленное, а в последние лет пятьдесят отрощенное обратно — вот то самое вулканское нечто, которое должно было называться то ли яростью, то ли, прямо на вулканском, arie'amp (если Джим правильно помнил, именно этим словом обозначалось состояние, в котором нормальный вулканец не контролировал себя вообще, а дедуля Спок переводил фазер на парализацию, не забывая при этом весь свой опыт вылазок на вражеские планеты).
Поджатый – исключительно в воображении! – хвост мелко затрясся опять, но на фоне весело прискакавших обратно левреток это смотрелось бы особенно жалко, и он, мужественно выдохнув, поднял на дедушек глаза, полные смирения и спокойствия.
– А можно семейные разборки отложить чуть-чуть на потом? – от собственной наглости немного захватило дух, но, черт побери, не сидеть же, как Неро в медотсеке! – Я тут вообще-то впервые за три года появился, и…
– Ничего страшного, я сейчас его немножечко убью, и мы обязательно поговорим, – тон голоса Спока не изменился, оставаясь очень-очень спокойным и ласковым. Откуда-то из отросших черно-седых прядей вывалилась лягушка, квакнув в процессе, и бодро улетела в направлении камышей, запущенная туда меткой рукой Кирка. – Арчибальд, проводи гостя в столовую, там должно быть относительно чисто, если твой органически не приспособленный к порядку дед не успел и там изобразить финальный бой «Энтерпрайз» и клингонских боевых птиц. Его, как он выражается, «серебряная леди» уже успела продемонстрировать свой пыл в спальне, поэтому там тоже лучше не появляться. Гость, разумеется, будет размещен в целом помещении.
Наверное, если бы Джим не пытался сдержать нервный хохот, он бы заметил, с каким выражением лица смотрит на своего вулканца его дед – где-то в недрах «Стража» это называлось «поссумиться», и откуда это пошло, не знал никто. Но теперь внимательный наблюдатель мог бы заметить, что вот то самое, «ты меня не любишь, ты меня не ценишь», которое иногда появлялось и у капитана Гордона, сейчас почти что идеально повторялось на светлом лике Джеймса Кирка — вот просто один в один.
А «Энтерпрайз», между прочим, Джим хотел получить в свои цепкие пацанячьи лапки еще с пятилетнего возраста, когда радиоуправляемая моделька впервые оказалась под управлением не растратившего боевой задор дедули – по крайней мере, клингонскими птицами ему порулить уже давали, а вот «серебряную леди» он мог наблюдать только издали. В шесть лет – «раздолбаешь», в семь – «дедушка сам еще не наигрался», в восемь – «Джим, у тебя полоса препятствий не пройдена»… а вот сейчас, кажется, он имел полное право отыграться и за все эти годы вожделения заветной модельки, и за все остальное.
– Кстати, это мой муж. Неро Армандо Дини, лейтенант-коммандер, астронавигатор, и он с Коры, – и с этими словами Гордон, умевший отлично разбирать по оттенкам молчания Спока, что именно сейчас в него полетит, шмыгнул носом. Выразительно так, артисти-и-ично – Бамбино бы обзавидовался. – Мы пойдем в столовую, да?..[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]https://sun9-60.userapi.com/k6aDB3VjkJHluFVOLz22uAVn6j7XnP9EFCNJOw/pKMUkKys56M.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+5

5

Ирисы, говорите, в октябре не цветут? Да, верно, а здесь цвели и даже пахли – на узких клумбах вдоль дорожек, и простые фиолетовые, и роскошные махровые – от нежно-жёлтых, с разводами розового, до пурпурно-чёрных – не залюбоваться невозможно. Неро и любовался, релаксировал и созерцал прекрасное, пока свора очень обрадованных гостям, крайне подвижных, остроухих и тонконогих псинок, поджаростью, гибкостью и даже некоторой смугловатостью окраса неуловимо напоминавших самого мистера Спока, продолжала святое дело зализывания одного Джима, а потом – затаптывания другого, с не меньшим, кстати, энтузиазмом, но уже в некотором отдалении. Нет, ну теперь-то становилось понятным, почему милейших левреток зовут именно так: все адмиралы, насколько офицеру Дини было известно, примерно этим и занимались, поочерёдно то зализывая, то затаптывая Джеймсов – и деда, и внука.
Штурману повезло чуть больше – например, в том, что ему не нужно было оборачиваться, чтоб увидеть зрелище, ради которого хотя бы, ей-богу, стоило и прилететь, и прикатить, и приползти сюда – мокрого с ног до головы старпома самого прославленного корабля Звёздного флота, в резиновых сапогах, какой-то заношенной до серости хламиде, как выражалась нерова бабка, и в соломенной шляпе, какую на Коре можно было увидеть скорее на пугале, чем на огороднике. И, да… кто там только недавно вспоминал об экспансивности корианцев?.. Между прочим, мистер Спок аж целых три… о, даже целых четыре секунды напоминал все вулканы с родины предков Дини – хочешь Этну выбирай для сравнения, хочешь Везувий. Вулканец, сравниваемый с вулканом, логично же?..       
Вот этого-то я и опасался, – ничтоже сумняшеся, брякнул штурман с чисто вулканским апломбом в ответ на краткую (и кроткую) сводку о возрастной границе регулярных половых проблем у уроженцев Тхаси от заодно и старшего офицера по науке того самого «Энтерпрайза». И, честное слово, без малейшего намёка на пародию, собственным естественным движением весьма характерно приподнял бровь: – А говорят, рыбалка умиротворяет… видимо, не всегда, – заметил он философски, уютно поёрзав на сиденье своего колёсного кресла.
Это не мешало навигатору вместе со всеми переместиться внутрь дома, в холл – очень просторный, отделанный янтарно сияющим деревом – кажется, здесь всегда было солнечно, даже ночью и в пасмурную погоду, сейчас же, на ясном закате, он и вовсе светился, как драгоценный чертог, как зал славы… правда, очень обжитой, уютный. Не узнать вот эту вот знаменитую, известную по хроникальным кадрам обаятельно-блудливую улыбочку Кирка было невозможно, а проследив за взглядом старшего капитана на дверной косяк, корианец удивлённо и не без радости хмыкнул: точно такой же молоток, только с ручкой покороче, отполированной до блеска дедовыми плотницкими руками, в кармане рабочих-домашних штанов (ну чтоб не бегать то и дело в сарай с инструментом) носил Джино Дини – отец. Да если б это он, не дай бог, забыл починить ту несчастную ступеньку у пруда, матушка бы на него та-а-ак посмотрела!..  И точно бы никакие поссумячьи закидоны в попытках разжалобить не помогли, хоть застреляйся скорбными глазами.
Вдруг стало просто и легко – они же просто старики вроде деда Джанни, чего их бояться?.. Своего деда давно нет, ну так будут эти, их можно будет любить и беречь – чем не подарок судьбы?
Ах, значит, «Арчибальд»?.. О, надо же, совсем как грозное «Армандо!» от дядюшки Тано… Арчибальд, ну-ну… – синие глаза блеснули злорадно и многообещающе, а секунды спустя, честное штурманское, только воспитание и взрощенное в каждом корианце уважение к старшим помешало Неро пробубнить сочувственно, что желание «немножечко прибить Джима» накрывает его самого с незавидной регулярностью. Ну и ещё, может быть, аккуратное царапанье по колену вкупе с тихим поскуливанием – это один из пёсиков, очевидно, самый дружелюбный, догадался, что если незнакомого гостя заобшать, он станет знакомым и погладит, нагнётся, даст себя лизнуть в нос, устанавливая дружбу навек. Вот кобелишка и привстал на задние лапки, робко поскрёбывая когтями брючину.
Да, мой хороший, – действительно чуть наклонился к нему человек в коляске. Плоский собачий лоб под ласково почесывающими пальцами был теплым и очень бархатистым.
Фу, Пайк, не приставай к человеку! – якобы прикрикнул Джеймс, (который Тиберий) несколько разбавляя саркастичные распоряжения вулканца по дому. 
Да ну что вы, мне очень нравится Пайк, – искренне ляпнул штурман, тут же фыркнув про себя – больно уж двусмысленно это прозвучало в общем контексте.
Пайку он точно нравился ещё больше – тот подскочил, как на пружине, радостно взвизгнув, в прыжке успел мазнуть влажным языком по штурманской щеке, и, приземлившись неловко, от восторга сделал на зеркально отполированном полу изрядную лужу. Взвизгнул уже виновато, завертелся виляя хвостом и приседая, в тот самый неловкий момент как раз, когда капитан Гордон и произнёс сакраментальное «Это мой муж».
Неро кивнул – медленно и глубоко, фактически это было поклоном, не сгибая спины, и только очень внимательный наблюдатель заметил бы в его серьёзном, исполненном достоинства взгляде искры смеха… очень весёлого смеха. Но голос – нисколько не сдавленный – тоже не дрогнул:
Для меня большая честь оказаться в этом доме и увидеть вас, господа.

http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/613/271869.jpg

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/27589.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (11-08-2020 03:34:52)

+3

6

Джим, с детства привыкший различать эмоции одного конкретно взятого вулканца по положению бровей, и сейчас мог понять – не будь здесь гостя, разверзся бы ад, Содом и Гоморра на одном отдельно взятом участке айовской прерии, где когда-то свободно бегали мустанги, а сейчас выбегивались песики, продаваемые на сторону за баснословные деньги (порода «вулканская левретка», несмотря на всю свою не-вулканистость, расходилась, как горячие пирожки!). Сейчас же можно было даже невинно хлопнуть глазками, улыбнуться, делая вид, что он тут вообще самая милая, белая и пушистая сторона, подпнуть вылезший на белый свет из-под небольшой тумбочки «пылесосик», который на самом деле был универсальной поломойкой, в сторону лужицы… и вообще, он тут в гости приехал или стоять навытяжку перед дедулями? И хорошо, если они не решили собраться всем составом «Энтерпрайз», мол, помянуть былое, выпить-закусить, утопить пару лодок в зарослях камыша и рогоза и прочие развлечения старшего поколения.
– Джеймс, соизволь изобразить из себя человека разумного, а не только прямоходящего. Неро Армандо Дини, мы рады приветствовать вас и…
– Не нуди, гоблин, – а вот такой цепкий и заинтересованный взгляд у дедули Кирка Джим видел довольно-таки редко, в основном когда тому подбрасывали «по старой памяти» какие-нибудь интересные дипломатические казусы, больше похожие на проблемы формата «бед не оберешься». – Что-то мне подсказывает, что в том коротеньком мявкании Джима – и хватит называть его Арчибальдом, ты же меня Тиберием не зовешь! – было что-то важное. Если бы он еще повторил…
– На данный момент это неуместно… Тиберий, – а яду в голосе невозмутимого, мокрого и очень похожего на болотника вулканца хватило бы, чтобы отравить пару-тройку хорошо так населенных планет. – Я бы предпочел сменить это облачение на что-то, более подходящее ситуации не только в доме, но и за его пределами, а кроме столовой, Арчибальд может предложить своему супругу ознакомиться с библиотекой… если и ее ты тоже не разнес в клочья своими «пиу-пиу».
Гордон искренне пытался не закатить глаза – в конце концов, фраза «ну опять началось», конечно, идеально описывала происходившее, но и привлекать к себе особое внимание все еще непросохшего Спока было чревато. Нет, на разницу культурных мировоззрений тот уже привык списывать практически все, включая, как Джим точно знал, привычку дедули Кирка есть оладушки руками (а вулканцы, как он знал, не касаются пищи), макать эти самые оладушки в странным образом вываренное молоко с сахаром и вообще принимать такую пищу, за которую любой диетолог отходил бы обоих дубинушкой потяжелее.
И лучше не поминать диетологов всуе, как и любых врачей, а то Спок давно грозился деда Кирка взять под белы рученьки и оттащить к Тому, Чье Имя Нельзя Называть (на этом моменте Кирк почему-то начинал икать и вспоминать какого-то Тоби, которого нельзя звать по имени), причем сделать это так, чтобы тот точно не вырвался. И если уж самому Джиму пришла в голову идея о пьянке веселых стариков, то остальному экипажу славной серебряной леди она не могла не прийти — и вот тут следовало быть очень осторожным и умолять Вселенную, чтобы та, явно обладая мерзопакостнейшим чувством юмора, не решила и вправду свести компанию старых друзей воедино.
– Пошли-ка отсюда, – очень тихо шепнул Джим на ухо Неро, не отрывая взгляда от того, с какими выражениями лиц переговаривались Спок и Кирк. – Хоть в столовую, хоть в библиотеку… а то припашут к полевым, так сказать, работам, и не почешутся, потому что кое-кому вожжа под хвост…
– Арчибальд!
– Ай!.. – а вот получить подзатыльник от Кирка, рука которого не стала особенно легче с годами, было уже неприятно. Еще и дедуля Спок так ехидненько бровь приподнял, что сразу стало видно – вот-вот решит уточнить что-нибудь весьма любопытственное с его точки зрения.
– Говоришь, не называть его Арчибальдом?
– Мне – можно. Это мой внук!
– Очаровательно…
…спор, как и всегда, плавно подбирался к тому моменту, когда Джим демонстративно зевал и уходил заниматься своими делами, ожидая, пока его прославленные дедули вспомнят о наличии в доме кого-то еще, кроме них и левреток. От стайки отделились еще двое – изабеллового окраса Пикар (страдавший алопецией, над чем долго-долго и очень ядовито стебался Спок, поскольку щенят того помета обзывали без его участия) и чернющий, как вороново крыло, Ландау, которые с особым интересом обтыкали носами сначала Джима – еще раз, а затем и уже изученного Пайком, а значит, не то чтобы сильно уж и страшного штурмана.
Ландау даже как-то исхитрился дотянуться угольным носиком до ладони Неро, и не особо при этом подпрыгивал – он вообще был крупнее своих собратьев, выбраковка, и его так никому и не продали, оставив в качестве домашнего любимца.
– Мяф? – почти ласково уточнил Ландау, мол, ты тут друг? Если друг, то почеши, а?
– Так, жопы хвостатые, разошлись! – на пару хлопков песели отреагировали ровно так, как их к тому и приучали – расползлись в сторонку многолапой кучкой, все еще восторженно попискивающей от обилия новых впечатлений, открывая наконец-то свободный путь внутрь дома. – Мы в столовую… Неро, пошли. То есть поехали. То есть, блин, подвигались! – и шепотом добавил: – Они сейчас успокоятся, выяснят, кто тут капитан на мостике, и да, это не дедуля Кирк, и тоже… явятся.[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]https://sun9-60.userapi.com/k6aDB3VjkJHluFVOLz22uAVn6j7XnP9EFCNJOw/pKMUkKys56M.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+6

7

Выкатившийся из-под тумбочки пылесосик был почти точной копией Кью. На секунду, пока он не выехал из тени, Неро даже перебирал варианты – когда это Джимми-бой успел выпустить из сумки любимца с мини-фазером, если Джима всё это время активно валяли по полу? Или это Спок выпустил? Но Спок же после них и при них с рыбалки пришёл, точнее ввалился, до нитки мокрый, ему явно было не до чужого багажа... как и Кирку. Так, стоп, а кто сказал, что они в доме одни? Совершенно же не факт, может, у них ещё кто гостит, а не одни они, стражевцы, красивые такие.
…фух, он не синий, пылесосик! Он зелёный, он не Кью! – смешно сказать, но вздоха облегчения, что смешно, слившегося в синхроне с лёгким капитанским пинком по полуразумной технике, навигатор сдержать не смог. Его умение слушать и точно запоминать, даже не особо вслушиваясь и думая о своём, о штурманском, которое капитан (известно почему) с некоторых пор обозначал странноватым для чужих ушей словосочетанием «четырехметровые щенки», было известно всему экипажу самого безумного космокрейсера ЗФ и даже малость за пределами, так удивительно ли, что в репликах вулканца он уловил не только собственное имя, но и смысл?
И, кстати, подозрительно знакомые интонации бывшего офицера по науке, ласково так названного гоблином, тоже мимо внимания не прошли. Неро Армандо Дини – ну раз уж его тут пока так величали – открыто и честно посмотрел в лицо прищурившегося Джеймса-старшего и произнёс с интонацией, которую можно было воспринять и как утвердительную – настолько неуловимо в ней читался вопрос:
Это, наверное, семейное?
И поди знай, что имелось в виду – умение обоих Джеймсов сообщать и считывать самую важную информацию, даже если она завуалирована, или те самые ироничные интонации, что слышались частенько в голосе не только остроухого старпома «Энтерпрайза», а, возможно, то, что дед с внуком выбирали в не только соратники тех, кто мог думать и говорить именно таким образом и никак иначе? А по спокойным синим глазам не прочтёшь – в них лишь доброжелательный интерес и приличествующее почтение к старшим и легендарным.
Я действительно… с Коры и навигатор, – мягко улыбнулся лейтенант-коммандер пока ещё не в отставке, буквально мельком взглянув на своего капитана – испытующе и вопросительно.
Ну да, я корианский кот, не при собаках будь сказано, потому пью молоко и ловлю мышей... в общем, «Лошади кушают овёс и сено, или Здравствуйте, я немного человек в футляре», – усмехнулся штурман. А ведь на миг стало очень сильным искушение отчетливо подтвердить совсем другое, то самое важное, что упустил будто бы дедуля Кирк – «Да, я действительно его муж», Арчибальда то есть. Может, и зря этого не сделал?.. А может, Джеймс-который-Тиберий как раз-таки всё прекрасно расслышал? – ещё один, в точности такой же вопросительно-испытующий взгляд штурмана был брошен и на старого капитана… но ничего не дал. И что-то же значило споково «на данный момент это неуместно» – уж у вулканцев-то не дождёшься возрастных проблем со слухом и вниманием. Что ж, пока, пожалуй, как говорил другой дед, Джанни Дини, замнём для ясности. Успеется. С хорошими новостями же опоздать сложно, верно?
Бровь Неро, однако, чуточку приподнялась – тоже вопросительно: конечно, самому Споку переоблачиться во что-то было насущно необходимо, хотя бы во избежание насморка, но звучало так, что можно было подумать, будто переодеться предлагают и гостям – в менее парадное. А что, мысль, кстати, неплохая, чуть позже даже можно, не разгуливать же в белоснежных мундирах …по здешней Айове. Лягушки и те уквакаются над таким пафосом.
Я буду глубоко признателен, библиотека – моё самое любимое помещение, спасибо, мистер Спок, – снова улыбнулся вежливый штурман и умолк, чтобы не мешать разговору хозяев дома. Вернее, как умолк… не совсем, следующий ответ просто был столь же тихим, как реплика Гордона: – Пошли, конечно, но ты думаешь, меня пугают полевые работы? – не получивший покуда по затылку корианец снисходительно хмыкнул – не один же Джим рос на ферме и видел, как растут рапс и кукуруза. – Я, к примеру, полоть могу, – серьёзно сообщил Неро, почесывая холку ткнувшейся в ладонь носом левретки, самой крупной, и, вздрогнув от хлопка, не добавил «особенно если меня положить вдоль грядки». – Фрукты могу собирать, или ягоды с куста. Есть у них тут ягоды? – он с сожалением посмотрел на отпрыгивающих собачек, вздохнул легко и, кладя пальцы на подлокотниковый сенсор, согласился: – Ну в столовую, так в столовую, поехали, показывай, куда. – Следующая улыбка была быстрой и озорной, и тоже шёпотом навигатор повторил: – Как знакомо. Это всё-таки семейное, да?

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/27589.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (11-09-2020 03:23:43)

+4

8

Мура. Ерунда. Фигня. Чушня. Чепуха. Расшаркивания.
Один за другим отчеркивались первые пять абзацев вулканского этикетного приветствия. Шестой можно было уже наполовину читать. И так зная, что он из «никто, кроме тебя» и «твой высокий профессионализм» вкупе с «почтением со стороны Джеймса»...
Джим клал с прибором и на него, и на профессионализм, и на почтение, но вот на пару-тройку аргументов, хлестких и злых – не мог. А больше ни у кого не хватало духу заявить этой легенде ещё не кирякнувшей...
Боунс вдохнул. Слишком глубоко, бионный щуп стимулятора истошно забился. Надо отвыкать, там, в Айове этого себе позволить нельзя. Там будет жёсткое: «Джим, я медик, а не нянька, у меня студенты, Академия, клиника и НИИ. А если ты решил сдохнуть – советую начать с твоего гоблина, иначе он будет долго и мучительно самоубиваться. Помнишь их традиции о жизни без тхай'ла? Вижу, помнишь. И? Выводы? Правильно, хороший капитан. Похуй мне, что адмирал, марш в процедурную, сам займусь. Да, останусь, если твой зеленокровный ушастик своих лизунов уймет. Вякни мне тут. Нет. И жрать ты будешь. И спать. По режиму. И ты тоже, остроухое чудище, я кому сказал, в койку!».
И так две недели. Но оба уже были живыми, а не перепуганными синегубыми восковыми куклами. Леонард тихо отвёл ладони от лица, всматриваясь в синеву бассейна. Хотелось поплавать. Хотелось, но нельзя, «врачуя – исцелись». Джим слишком ценен для Федерации, но есть еще кое-что. Джим ценен для Спока, а разницу в длительности жизни между людьми и вулканцами вытянуть можно, пусть и трудно, пусть и вот так, отвоевывая каждые несколько лет. Леонард останавливался только в одном – примет ли Кирк эту помощь от кого-то другого? Пусть даже ради Спока, согласится ли жить? На руке тихо пискнул браслет, МакКой нажал кнопку, подождал восемнадцать секунд и встал, поднимая браслет повыше к локтю и пряча его под рукав форменки, которую он отказывался сменить даже после «придурок-ты-Боунс-переоденься-в-домашнее». Домашнее… Вон пусть Спок носит кигуруми с кошачьим хвостом. Ему положено. А сам Леонард и в диком походит, и вне дома посидит. Тем более что...
Там явно что-то творилось. Визг «адмиралтейства», мощное рявканье Спока, голос Джима, еще чьи-то приглушенные голоса. Здесь, в беседке у альпинария с небольшим водопадом, было самое тихое место, сюда он уходил каждый раз, когда заканчивал осмотр. Или когда просто не хотелось мешать. Но почему опять повышал голос этот гоблин зеленоухий? И кто соизволил прибыть?
Леонард МакКой расправил форменку, стряхнул с рукава лепесток позднего жасмина, тыльной стороной ладони проверил наличие щетины. Терпимо, ещё прилично. Но почему разрешили визит к Кирку в дни, выделенные для медосмотра? Или это кто-то из тех, кому нельзя отказать? Интересно, кто настолько привилегированный?
У двери было брошено несколько сумок. Перецепившись через них, Леонард задел ногой в форменном ботинке с магнитными крепежами магнитную же застежку. И полярность одна, стандартная для ЗФ, чтобы при отключении гравитации или контакте с таким же магнитом срабатывала.
Из сумки вывалился этот порядком поднадоевший робот-пылесос. МакКой только головой покачал – мало того, что этот механизм вездесосущий влез в вещи приехавших, он еще и куда-то вляпался. В синюю краску. Или это Спок перекрасил, устав от вопля «тварь зеленая, кто это убирать будет». Непонятно ему, то ли Джим молоко разлил, то ли левретки недотерпели. Пнув ногой робота внутрь помещения, Боунс вошел сам.
Мое почтение, – и тут же понял, что приготовленные вопросы о необходимости визита и посыле к клингонам на фронтир надо отложить. – Джеймс Гордон? Я давно не видел вас, юноша, рад такой встрече! Зато много за это время слышал о вас – из самых разных источников, как официальных, так и не очень.
Внимательный взгляд остановился на молодом мужчине, явно корианце. Синие глаза, почти такая же синева жилки на виске, браслет на руке – почти такой же, как у самого Боунса. И попытки скрыть от всех желание оказаться поближе к месту, где можно не изображать из себя наследного принца на церемонии награждения.
Мы знакомы? Леонард МакКой, – он осторожно обошел вниманием и звание, и направление, все же на погонах и дельте все видно, зачем повторяться. – Джим, Спок, я разделяю вашу радость по поводу гостей…
Несказанное «но можно потише» повисло в воздухе. Успокаивать вулканца? Дожился, высшая точка.

[NIC]Леонард МакКой[/NIC] [AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/746909.jpg[/AVA]

+5

9

Обычно в такие моменты надо было смываться подальше. Кажется, в последний раз легендарного СМО «Энтерпрайза» Джим видел, когда сам еще гонялся за звездолетиками с теми же «Пиу-пиу», разве что под столом проходил абсолютно спокойно, и сейчас, кажется, надо было сделать вид, что его тут нет.
– Не можешь, там малина, она колючая и кусается, – уточнять, какой добрый человек в свое время подарил этот весьма забавный гибрид, он не рискнул. По крайней мере, эта малина уже была куда более дружелюбна, чем та, которую он видел лет, кажется, в пять — та еще и попыталась его сожрать, но была приструнена дедулей Споком, умудрившимся вступить с этим… существом в ментальный контакт. Впрочем, после этого шутки про «мозгов, как у ягодки» Джима больше не задевали, поскольку эти конкретные ягодки явно были поумнее некоторых однокурсников. – И да, это семейное, но я тебе этого не говорил. И ты не слышал.
Правда, от адмирала МакКоя еще никто живым не уходил, разве что только после того, как тот отпускал свою жертву, и таковая пряталась куда подальше, стараясь восстановить свою самооценку хоть как-нибудь. Талантом к опусканию человека (и не только) ниже плинтуса природа одарила того в полной мере, как и талантом к медицине, и, наверное, одно как раз и дополняло другое. По крайней мере, те, кого вылечили, больше не жаловались, и это уже было плюсом.
Откуда-то пришебуршал Кью с паническим писком, но Зэд (ибо «зеленой дрянью» звать пылесос, конечно, было прикольно, но Кирк все же был иногда относительно вменяемым человеком), похоже, умудрился как-то наладить контакт с собратом, и теперь они попискивали о чем-то своем, пылесосиковом, не обращая внимания на окружающий мир. Разворачиваться спиной к адмиралтейству (не псиному, а тому, которое сейчас в три гуманоидные морды общалось между собой) было, конечно, опасно, но не опаснее, чем попадаться под дедокиркову игрушечную Энтерпрайз в попытках последнего доказать, что он тут самый пилотистый пилот.
Судя по тому, что на косяке проема между библиотекой, основным коридором и кухней-столовой все еще виднелись зарубки, утверждение о пилотистости было слишком далеко от правды… но это говорить тоже было опасно, можно было и прицельно слабым фазером огрести по заднице, макушке и еще чему-нибудь, не сильно нужному для жизнедеятельности. Но, по крайней мере, можно было спокойно утверждать, что пока что оба дедули в более-менее приемлемом состоянии, раз тут только адмирал МакКой, а не половина медкрейсеров Звездного Флота с армией медиков с гипо наперевес.
— Так точно, сэр, – а навытяжку стоять он, оказывается, еще не разучился. Только вот поза… привычка, что ли? И когда это он успел привыкнуть по малейшей тревоге даже в стойке «смирно» стоять так, чтобы закрывать хотя бы жизненно важные органы человека на «линии огня»? И дедуля Кирк явно все приметил, улыбается, чтоб его, премерзопакостно.
– Тиберий, сопроводи Арчибальда и его супруга. Возможно, им понадобится консультация об актуальном расположении тактических элементов данного жилища после незапланированного ремонта, – в голосе Спока яду было столько, что можно было протравить средних размеров звездную систему.
«Похоже, ремонт был не просто незапланированным, а еще и внезапным и вызванным очередным странным порывом», – мысленно отметил Джим. Впрочем, когда это мешало его досточтимому предку разносить дом в клочья?.. Да никогда. Расползшимся в разные стороны псам это тоже не мешало, и, не услышав второй команды, приученные тонколапые зверюшки начали скучиваться обратно, с удивлением обнюхивая новый пылесосик. К Леонарду МакКою они были уже привычны едва ли не больше, чем к собственным кормушкам, незнакомый человек вызывал энтузиазм только у Пикара и Ландау, а вот пылесосик – синенький! – приводил левреток в какой-то исступленный восторг.
– С’чн Т’гай… – ехиднейше отозвался Кирк, умудрившись при этом воспроизвести вулканское прищелкивание языком идеально точно. – Если мой внук не найдет в моем доме сральник…
– Тиберий!
– А ты не зови меня Тиберием!
Нет, отсюда точно надо было сбегать, и побыстрее, до того, как дедули задумаются над тем, а не пообщаться ли им всем вместе впятером. Нет, адмирал МакКой, может быть, и пожалеет, причем даже не его, а себя, но не после дороги же, хоть той дороги и было – до Земли и на яхту.
– Арчибальд!!! – донеслось уже в спину на два голоса, но в этот раз, кажется, ему должно было повезти – по крайней мере, Неро уже был ближе к библиотеке, а там можно было и окопаться на пару часиков.
[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA]
[AVA]https://sun9-60.userapi.com/k6aDB3VjkJHluFVOLz22uAVn6j7XnP9EFCNJOw/pKMUkKys56M.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+6

10

Серьёзно? А, ну тогда, да, тогда не могу, – безропотно и бодро согласился навигатор в аккурат на развороте своего мини- и индивидуального транспорта, и потом лишь притворно вздохнул: – Эх, испортили всю малину… – он глянул на капитана… на мальчика, наверняка росшего в этом доме и саду, как можно простодушнее, и пояснил: – Ну, в детстве, то есть, испортили, – учительский ребёнок Дини был твёрдо убеждён, что такое возможно, мало того – случается не так редко, как хотелось бы. – Вы её перевоспитывать не пробовали? Музыкой там классической, поэзией, я не знаю. А то вот корианская капуста, к примеру…
Что там со знаменитой корианской капустой, её удовлетворёнными эстетическими потребностями и благонравием, Неро договорить не успел, потому что кое-кто оказался более шустрым: одна из левреток, видимо, посчитавшая, что раз коляска едет, пусть и еле-еле, к ней уже неприменимо правило относительно не движущихся объктов – «не интересно, стало быть, не замечать и не приставать», и без тени сомнений скакнула гостю на колени, тут же мелко зализывая его подбородок.
Так, тихо-тихо, господин адмирал… который только? – сперва осторожно отстраняя ладонью от своего лица умильную большеглазую мордочку, а потом аккуратно разворачивая всю вертлявую собачку хвостом к себе, штурман сообразил – спасибо профессиональному вниманию: – О, с проплешинками, бодрячком – значит, Пикар, – а вот теперь, без несомненно полезного, но несколько принудительного умывания языком, можно было и Джеймсу ответить: – Ты разве что-то говорил сейчас? Я не слышал. Про малину только… ну и разлюли её, раз так.
Пикар согласно по гостю поёрзал в попытке повилять прижатым хвостом, повертел головой, кося яркими белками глаз, однако тявкнул не радостно и довольно, а растерянно от неожиданности, потому как «разлюли» начались без отлагательств, но не садово-огородные, а несколько другого рода: «дверь тихонько заскрипела...», или точнее – дверь-то открылась беззвучно, а вот по мраморному полу с оглушительным шарканьем пролетел посланный мощным пинком Кью, к тому же истошно пищавший. А ещё, что хуже, вслед за пылесосиком шагнул тот, кто отправил его в этот бреющий полёт. Неро еле удержался от вздоха – впору было восклицать «Ну я же говорил!»: в дверях стояла ещё одна живая легенда, на сей раз – корабельной медицины. Вот конкретно Дини, годы уже кочевавший по лечебным учреждениям Федерации, этого человека не узнать не мог – не было госпиталя ЗФ, где не светилось бы его лицо среди портретов корифеев.   
О, Боунси, – первым отреагировал старший Джеймс – с той самой слишком развязной интонацией, которая почему-то воспринимается, как заискивающая, – а у нас вот тут внук. На побывку прибыл, с другом. Гляди, какой вымахал!
Джеймс, период физического роста человеческих особей мужского пола заканчивается после двадцати пяти лет, и мы все это прекрасно знаем, как и то, что Джеймсу Арчибальду через четыре месяца и одиннадцать дней исполнится сорок, – не преминул едко заметить бывший старпом «Энтерпрайза».
То, что «Арчибальд» (другие, но не Спок и Дини, ещё добавляли почти обязательное «мать-его») пытается его заслонить от новой угрозы в виде на всю Федерацию известного своей суровостью доктора МакКоя, навигатора, ей-богу, тронуло. Но не скрываться же за капитанской спиной? Естественно, коляска совершила изящный маневр, являя приосанившегося корианца совершенно не выцветшим голубым глазам ещё одного адмирала.
Доброго вечера, доктор, – догадаться о том, что Неро волнуется, можно было только по пальцам – они размеренно гладили бархатистую грудь Пикара, отчего поблёскивал браслет, показавшийся из-под обшлага. – Неро Дини, старший навигатор, сэр, рад знакомству, – он не улыбнулся, но глаза потеплели, как и тон, выразивший лёгкое смущение: – Простите, мы, кажется, нашумели. 

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/27589.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

+4

11

Пылесосов – два. Значит, второй гости привезли с собой, и теперь предстояло тактично и незаметно выяснить, то ли фраза «не жнаю, шамо жаползло» относится не только к жующему Джиму на неизвестной планете, то ли Джим-младший и его спутник ездят в гости со своим пылесосом.
Нет, Чехов же мог со своими вениками на «Энтерпрайз» заявиться, хотя и с перепугу забыл стандарт, заявив, что это два куста для сауны. Так что психоневрологический диагноз младшему поколению ставить пока рано. А старшему уже поставлены. Давно и крепко. Поэтому…
Рад знакомству, – стандартный салют ЗФ, потому что они в форменке. А вот браслет на руке  заставил посмотреть пристальнее, хоть и незаметно. Хорошо еще, что удержался от привычного жеста, ехидно называемого Джимом «опять ищешь свой прибор? Он по центру». Ответом было не менее ехидное «я в тебя трикодером и гипо, а за этим – не ко мне».
Леонард устало выдохнул, посмотрев на Спока и Кирка. Сейчас прежняя тревога, сжавшая нервы в тугой комок как только он получил сообщение, снова вернулась.
Спок, я пока еще врач, а не забывчивая золотая рыбка. Будь столь любезен, сними дождевик, в доме нет осадков, а вот последствия гипертермии возможны. Джим, отдай мне пульт управления и займись гостями. Пылесосов, как я посмотрю, теперь два, с уборкой без вас справимся.
Отослать их. Как можно настойчивее, пусть посидят, успокоятся, в порядок себя приведут, хорошо бы вспомнили, что не только внешне, но и… Хотя и чаепитие с гостями не помешало бы, все лучше привычного выяснения отношений.
Джим, пульт. Спок, дождевик. И можете оставить меня с пылесосами, – голубые глаза почти посерели от едва скрываемого желания лично раздеть и отобрать. Левретки, почуяв неладное, начали медленно и осторожно сбиваться в плотную стайку – ни дать ни взять, Штаб ЗФ, когда на заседании заходила речь о ком-то из нынешних духовных преемников славных капитанов прошлого.
МакКой еще раз внимательно посмотрел на друзей, чуть сжимая губы:
Мне кажется, или я вынужден не просто повторять, а еще и повысить голос? Нет, лейтком, шуметь сейчас буду я, извиняться – тоже, уважьте мои седины и хотя бы в этом разрешите не сдерживаться.
В шуме или в извинениях – Боунс уточнять не стал. А вот гипо уже сам скользнул в руку, как только взгляд отметил и легкую прозелень щек Спока, и синеву в уголках губ Джима.
[NIC]Леонард МакКой[/NIC] [AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/746909.jpg[/AVA]

+3

12

Нет, точно надо было утащить Неро подальше, подождать, пока эти три досточтимых джентльмена договорятся между собой, а потом уже решить, что, куда и зачем… не попав при этом под раздачу ни от дедушки номер раз, ни от дедушки номер два, ни от адмирала МакКоя, которого дедушкой можно было звать, не обращая особо внимания на полное отсутствие родственных связей, но не хотелось.
– Господа, вы не возражаете, если я... мы с синьором Дини проследуем… – «куда-нибудь подальше» так и читалось в голосе, но не заявлять же прямо! – …в библиотеку? Или все же столовую?
– Валите уже оба куда-нибудь, а? – поймав взгляд Боунса-старшего, миролюбиво предложил Кирк, и вот кому-кому, а ему явно не было стыдно за то, что в этой фразе не менее четко, чем у внука, читалось «щас огребем и догоним». – Джимми, намекаю, внучарня еще цела, даже не сильно раздолбана…
…не заржать удалось только чудом и подрагиванием того самого, никак не выходившего из головы хвостика. «Внучарня», являвшая собой в месяцы набегов гибрид казармы, детдома и общей палаты для душевнобольных, на самом деле была довольно небольшой, на десяток двухъярусных (в худшие дни) или пару весьма смахивающих на траходром (соответственно, в лучшие дни) кроватей, где, как и следовало из названия, располагались внуки – совокупное множество особей всех рас, видов и полов, которое каким-либо образом относилось к детям Кирка или Спока.
Собственно, свое прозвище эта комната оправдывала с головой, поскольку порядок там не застал, наверное, даже проектировщик, и разобрать, что и где должно лежать (а что – не должно), было весьма проблематично. Гордон даже грешным делом призадумался, а не лучшей ли идеей была бы библиотека, где уборку проводил хотя бы Зэд, когда одержимость порядком у дедули Спока выключалась, но выбора особого не было. В библиотеку, ведомые то ли инстинктом самосохранения, то ли чабаном-Леонардом, отступали дедули, и оказаться там было бы… нерационально, опасно и очень, очень подозрительно.
Впрочем, это не мешало суете вокруг – псинки, обрадованные аж тремя гостями в такой, казалось бы, уже не сезон для подобных визитов, умудрялись наводить писку, шороху и суеты едва ли не больше, чем все борги вместе взятые; вот Дженвэй, подпрыгивая на лапках, попыталась забраться на ручки к МакКою, вот Пэрис с восторгом врезался в Буллока и попытался его то ли лизнуть, то ли загрызть, вот неопределимое пятно о, кажется, двадцати лапках врезалось в попытках поймать все хвосты всеми пастями в ноги Джима… нормальная, как говорится, рабочая суета.
– Штурман, выбери, каким маршрутом мы двинемся к неизбежному… не в малину, а к семейному застолью.
И да, разумеется, эту фразу не могли не заметить сразу оба дедули, у одного из которых, как звучало иногда на «Страже», зажегся глаз, а у второго – поползла наверх на целых два миллиметра острая седая бровь. Спок даже успел приоткрыть рот, чтобы что-то уточнить, но не успел – его перехватили за руку, вызывая тем самым всплеск истинно вулканского негодования в виде фыркания, потянули в стороночку, предварительно стянув тот самый, уже не единожды попавший в объектив врачебного взгляда дождевик, и, как только Джеймс Тиберий Кирк был уверен, что их никто не видит, еще и погладили по острым ушам, отчего прозелень на скуластом лице полувулканца стала лишь ярче.
– Никто не против, да?.. Мы тут ненадолго отойдем, честное слово, – а попинывать колеса было плохой идеей, потому что песики были хоть и дрессированными, но, право слово, не особо это вспоминали, пока не было нужно – вот и теперь Джиму нужно было сначала отодвинуть в сторонку чернющего, как вороново крыло, Росса, который вознамерился поиграть в «укушу ботинок и вспомню, что я – охотничья собака, а значит, буду охотиться на тебя», а потом уже идти дальше, и сделать это без проблем было решительно невозможно. – Черт… Неро, слушай, у тебя с собой фазер есть?
…потому что забыть фазер в корабле – ну да, понятно, почему донесся скорбный хмык Спока, отвлеченного от мира недостаточно сильно, чтобы не обращать на него внимания в принципе.[NIC]Джеймс Гордон[/NIC][STA]дважды паразит[/STA][AVA]https://sun9-60.userapi.com/k6aDB3VjkJHluFVOLz22uAVn6j7XnP9EFCNJOw/pKMUkKys56M.jpg[/AVA][SGN]Выходят в бой, где бесполезен меч, где толку нет от кулака и пики[/SGN]

+3

13

Ну… вот примерно таким взглядом при первой встрече Неро окидывали все врачи. Странно было ожидать, что самый прославленный и эталонный доктор ЗФ глянул бы иначе, без этой острой, цепкой заинтересованности в духе «О, а это у нас что за случай?». Сколько помнилось – а поди-ка такое забудь! – и Лео именно так посмотрел, когда увидел впервые, без радости, но… ясно же читалось это почти неприязненное, во всяком случае, без малейшей доброты в глазах – «что тут за сокровище сомнительного свойства?». Тогда очень хотелось поёжиться и спрятаться во тьмурь, и сейчас хотелось... ну или сквозь этот янтарный пол провалиться, раз тут, в этом просторном холле, с углами не очень, как и в стражевском медотсеке. Однако и тогда, и сейчас можно сделать лишь одно – сесть прямее, развернуть горделиво плечи и взглянуть в ответ со спокойным вызовом – да, я такой, кушайте меня с маком, по присказке деда Джанни.
С Маком – точнее. Правда, величавость позы мистеру Дини несколько подпортила вертлявость плешивенького Пикара на коленях, который явно знал, что третьему дедушке попадаться под горячую руку опаснее всего, и потому спешил засвидетельствовать своё величайшее почтение, перебирая тонкими передними лапками и виляя не только задницей (хвост-то был прижат), а всем мускулистым, хоть и изящным тельцем. И косился при этом на штурмана, показывая яркие белки с красными прожилками сосудов – ты же тоже Самого Главного боишься и уважаешь, да?.. да?.. К счастью, чтобы ответить салютом, нужна лишь одна рука, второй Неро придерживал за грудь беспокойного, даже малость подскуливающего «адмирала» и на это всё достоинства хватило, однако… уже через секунду (вернее, через фразу доктора МакКоя) у самого навигатора глаза хоть на миг, да стали такими же вытаращенными, как у беспокойной псинки.
Че-го?..  – глава штурманской службы «Стража» ещё и ушам своим не верил: – Это мистера Спока (мистера Спока!) только что склеротиком посчитали, не соображающим, где он и что, неспособным даже раздеться без напоминаний?.. Это капитана Кирка (адмирала Кирка!) прочь услали, как мальчишку, перед этим забрав игрушку?.. Мир перевернулся… или нет. Нет, нет, разве что чуток накренился – вообще-то их Боунс (Леонард, понимаете ли, Горацио) вёл себя примерно так же, что уже никого не удивляло. Он ещё и с пылесосиками заметно хуже ладил...  хотя, пожалуй, богатырские пинки прям от порога в понятие «ладить» как-то туго впихивается, – Неро взирал на домашнюю жизнь звезднофлотских легенд и с трудом сдерживал отвисающую челюсть – доза неформальности явно превышала его ожидания.
Да, доктор, конечно. Седины – это святое, – пролепетал навигатор одному прославленному деду, чтоб тут же бегло и рассеянно улыбнуться второму: – Да, сэр, валим срочно, на полном варпе.
Не догадаться о назначении помещения, куда им, собственно, было предложено срочно ва... передислоцироваться, немножко, как-никак, ксенолингвист не мог. Под визг и возню вновь оживившихся левреток он протянул руку, взяв другого Джеймса (который Арчибальд), пинавшего на нервной почве колесо, за брючный карман уже привычным жестом, и за него же, за карман, отвёл на шаг в сторону. Это спасло от незаслуженного наказания коляску, но не спасло капитанский ботинок, на который напал один из четвероногих «адмиралов» – решительно и патриотично загрызть, чтоб неповадно было вторженцу этому топтать родную землю, пусть даже она и пол.
Боюсь, капитан, – Неро сделал скорбное лицо, аккуратно лавируя между сбрендившими от счастья пёсиками, – выбор курса сейчас будет твоей заботой, территории-то мне не знакомы, приведу еще… аккурат в малину. – Однако в коридор, ведущий от кухни вглубь дома, он направился без тени сомнений, взглянув вверх, в лицо киркова правнука, сперва спросил: – Ну ты что, Джим, какой фазер, мы ж домой ехали. Ты его взял, вообще, что ли? Зачем?! – искреннее, хоть и дурашливое недоумение стихло, и следующий вопрос только казался ироничным, Дини задал его, лишь когда они в тот самый коридор въехали: – Слушай, а если нас обоих послали в эту специфично названную комнату, значит ли это, что меня тоже приняли во внуки?      

https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/613/744493.jpg

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]«Хрустальный штурман»[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/27589.jpg[/AVA]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]
[SGN]

Со щитом, а может быть, на щите

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота Федерации. На коленях иногда неуставной плед.
С собой: коляска инвалидная http://s7.uploads.ru/t/CKJje.jpg

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (21-05-2021 00:55:54)

+2

14

Пересчитать световые годы, которые налетал за всё время, на стандартные. Пересчитать – и рухнет мир, я знаю вас дольше, чем существует Вселенная, от точки Большого Взрыва ору на тебя, Джим, чтобы не лез на рожон, от первой пыли терплю тебя, гоблин зелёный, отправляя спать. От первых чёрных дыр ловлю каждое изменение на ваших лицах. И плевать хотел на то, кто и о чем подумает, когда моя ладонь на животе Спока, а я спрашиваю, как он себя чувствует – и в ладонь – его сердце. Плевать хотел на то, что в один спальный мешок с Кирком, отогревая посиневшее лицо и руками, и дыханием.
Вы оба держите меня прочнее якорей, я живу, чтобы было кому…

Дебилоиды… – тихое шипение голоса не было слышно за закрывшейся дверью. – Кукушка, накукуй мне триста лет жизни, а то без меня убьетесь о собственный стакан с кефиром. И не спрашивайте, накукуй мне столько. Ну что на этот раз, а? Джим с мужем вернулся? Не смешите мой трикодер, кто бы возмущался, а? Или вы надеялись, что он на Валериса засматриваться будет? Вот не надо мне сейчас делать удивлённое лицо, у меня тоже внук на этом корабле, машу ватт, кто их собирал-то, юморист-самоучка.
И незаметно – в кресла, гипо – к плечу и одному, и другому.
Вы как два реликта музейных. Так и тянет глянец убрать. Нет, Спок, не шершавым сделать, а матом покрыть. Джим, дятел сумиханский, сиди, а? Успеешь ещё. Сидеть! Нет, не вам, собакам, впрочем, и вам. Сейчас разберусь.
Он умел смотреть. Свору «адмиралтейства» вынесло гулять за секунду, пылесосики в два мотора зашуршали. Можно было прибраться по верху, плеснуть Споку в стакан воды, ткнуть Джиму второй стакан, дав по руке, чтобы к виски не тянулся.
Скажите мне, адмиралы, какого хрена вы тут устроили? Простого «здравствуй, внук, рады видеть, счастливы знакомству, добро пожаловать в семью» недостаточно? Надо выяснить, кто журналы с дивана не убрал? Всё, я убрал.
За эти десять минут лекции гостиная сверкала чистотой. И сам Леонард МакКой стоял, как воплощение этой гармонии.
Я знаю вас. Не врать. Иначе вызов спецкатера будет в доли секунды.
Хорошо, что младшее поколение не видит.
Хорошо, что успел усилить дозу обезбола.

[NIC]Леонард МакКой[/NIC]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/746909.jpg[/AVA]

+6

15

https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/234850.jpg

Солнце взошло над красной занавеской с корзинками, и теперь темпера сохла быстрее.
Нийя улыбнулась губами и закинула палитру на спину. Руки изрядно подустали: она догнула их. Домучила мазок и взмахнула ногой: готово.
Говорят, гинекологические кресла в спальне ставить неприлично, нереспектабельно. Они должны стоять там, где хранят клизмы, кляпы и ружьё. Но у Нийи не было отдельной мастерской. Как ещё она сможет стоять весь день на руках? Подлокотники – мягкие, цвет – благопристойный.
Только мольберт пришлось немного приподнять.
Мольберт, кресло, овца, четыре вазы, сетчатый загон для левреток. Они жили с ней после кузенов.
Нийя согнула колени, возвращая на место кисточку, зажатую между большим и указательным пальцем. Голеностоп совсем болел.
Рядом лежала баночка с вазелином.
Нийя спустила ноги сначала на кушетку, потом на пол и принялась тщательно смазывать вазелином пятки. Только в этот момент она заметила, что кто-то вошёл.
Вернее, въехал. Она заталкивала гелевые подушечки между пальцами и смотрела, не отрываясь, как въехал новенький. Целовабельный. Рисовабельный. Принимаем в семью?
– Привет, кузен Джим.
Эта синеглазка – не кузен Джим, но у Щелкунчика из бабкиной коробки, которого выбрал себе кузен Джим, который Гордон, были точно такие. Где ты сделан, Щелкунчик?
– Здравствуй, офицер, я Нийя. Не выключай, пожалуйста, свет: собаки ещё не отмылись.
Собаки внеслись в комнату как по команде: напуганным нестройным табуном. Вышел на охоту дедушка Боунс?
– Сухого пороха, и пусть твоя добыча бегает быстро.
Когда-то они делили эту комнату с ещё одним табуном, большим и шумным. Тогда здесь не хватило бы места для ее интегралов, и кресла с подставкой, и глюкофонной установки. Сейчас она спала одна на двуспальной кровати, а поверх клала ещё один матрас: ближе к потолку был сквозняк, она проветривала уши.
– Кузен Зефби уехал позавчера. Здесь мешать не будут.
Нийя аккуратно поставила навазелиненные пятки на холст.

[NIC]Нийя[/NIC][STA]Кирковнучка, 1 штука[/STA][AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/80438.jpg[/AVA]

Отредактировано София Битш (03-06-2021 23:41:59)

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 24. Если б я был султан...