Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Франция. Шармбатон » Швейцария, кантон Тичино, Шармбатон


Швейцария, кантон Тичино, Шармбатон

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Один из самых значимых артефактов расы ГОРН на Терре, представлявший из себя одновременно и будильник для спящего в глубочайшем анабиозе подземного города рептоидов-воинов, и маяк для их оставленной в не менее глубоком космосе армады, был активирован в качестве последнего резерва в ходе одного из раундов борьбы двух древних рас, разряжен, захвачен Библиотекарями, изучен и перестроен в мощный генератор защитного поля, действующего на ящеров и их приспешников; теперь он защищает Шармбатон. Вдобавок эта магическая академия взята под надежнейшую опеку ДАЛами, известными покровителями наук и искусств, «светочами человечества».

http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/269763.jpg

Общежитие факультета Этонсе́ль. Комната Неро и Нерины Дини

+1

2

3 окт, 12:00

Школьная форма Дурмстранга отличалась завидной прочностью, износостойкостью и удобностью в носке. Найти что-то подобное в маггловском мире Джиму не удавалось уже который год, и приходилось раз в пару лет отстегивать alma mater довольно приличную сумму, взамен которой в указанном переговорным артефактом месте почти сразу же появлялся комплект, причем полный, на диво удобный и спокойно принимающий на себя чары, которыми бистмастер владел пусть и не в совершенстве, но довольно неплохо. В мех кителя, например, отлично вплеталась «Согревайка», которая при должном умении не только согревала, но и при слишком высокой температуре охлаждала владельца, а значит, можно было таскать столь любимую форму и днем, и летом.
Но в этот раз, кажется, продрался обожаемый не только хозяином, но и его питомцами жилет, тоже меховой; Джим, обнаруживший новую дырку на уже и без того истрепанной коже, только вздохнул, понимая, что ругаться – бесполезно. Ну посмотрит он пару минут в невинные глаза либо Соколика, либо Джерри, и что? Как лазали по нему, используя жилет в качестве развлекательного элемента, так и будут лазать!
– Вам не стыдно? – вот чисто для проформы хотя бы надо было поинтересоваться, но честные-честные глазюки Джерри, упоенно жевавшего хвост уже даже не пищавшего от такой несправедливости Соколика, намекали – не стыдно. И не будет стыдно.
Пришлось вместо жилета, между прочим, тоже зачарованного на нормальную температуру, цеплять тот самый китель, что в октябре выглядело самым настоящим издевательством над теми, кому с терморегуляцией повезло меньше; перелезший на плечо нахохлившийся карликовый сокол (африканский, африканский… а зимой в Арктиде летал, как арктический!) неласково куснул за ухо, оставляя царапину, и получил по клюву.
– Мы же договаривались, одежду – не портить. Ну и где я сейчас новый комплект должен найти, а? – и ведь разговаривать с птицей было практически бесполезно, их уровень интеллекта не сильно превышал тех же первокурсников, но вот почему-то Гордону казалось, что как минимум одно живое существо в этом мире его понимает более-менее неплохо. – Не отворачивайся, я с тобой разговариваю!
– Соколик скучал, – вместо писка и клекота можно было различить вполне вменяемую речь. Навык полутелепатического общения с животными бистмастеры развивали как раз в те самые два года, когда все остальные писали свою теорию, и теперь Джим даже жалел иногда, что по привычке уже не может «отключиться» от восприятия своих питомцев. Джерри, резво заползший к нему сначала на бедро, а потом и на второе плечо, потерся пушистой мордашкой о шею, и как тут было удержаться от того, чтобы поднять руку и погладить млеющего зверька?
– В следующий раз, когда ты улетишь на охоту на две недели, я тоже буду скучать и изгрызу твое любимое гнездо, – ножны с палочкой устроились на портупее, почти незаметной благодаря небольшому камушку-артефакту, несшему в себе чары скрытности, и вот теперь младший аврор Джеймс Гордон был готов к патрулированию. В конце концов, в школе-государстве, принявшей к себе огромное количество беженцев, поддерживать порядок было куда сложнее, чем в военизированном и спокойном в этом плане Дурмстранге.
Жаль, конечно, что в свое время он отказался переучиваться на работу с кольцами – по крайней мере, их не надо вытаскивать из специального хранилища, но с другой стороны, поставить без палочки простейший щит сможет любой выпускник, а там концентратор позволит выплести все, что угодно, включая заученные и разработанные самими студентами цепочки заклинаний. Например, привычная ему атакующая, с которой чаще всего и начинались все учебные (и не только) стычки, начиналась с окаменения, водной струи и ледяного щита, а завершалась поистине жестокой комбинацией вспышки и акустического удара; магглы называли подобное «светошумовой гранатой».
Дверь в его комнату тоже закрывалась артефактом. Здесь, на источнике магии, можно было не экономить силы, пользуясь запорами, которые с легкостью отпирались заклинаниями, а поставить полноценные кристаллы распознавания души, не позволявшие никому пройти в закрытые помещения. Хотя кому вообще может понадобиться жилище аврора? Из интересного там – максимум какие-нибудь местные газеты, и те не самой первой свежести, потому что зелья еще надо найти, а нагваль у умного мракоборца (другие попросту не задерживаются) потенциально опасному чужаку на глаза не покажется.
– Джерри, ты Штурмана видел? – обернуться, поправляя на плечах уже довольно-таки покоцанный коготками обоих крылатиков китель, в последний раз покоситься на закрытую дверь.
– Убёг, – поправленный вместе с одеждой летучий мыш, который на самом деле был летучий лис, перецепился поудобнее и впился во второе ухо, пусть и не так болезненно, как это делал Соколик. – Убёг, упрыг и ускок!
– А вернется когда?.. – ловить по всему Шармбаттону огромную черную псину, не сильно, конечно, похожую на легендарного Грима, но все равно довольно пугающую тех, кто видел его впервые, было не сильно привлекательной перспективой на ближайшие несколько часов.
– Нинаю, – выпущенное из пасти ухо снова оказалось зажевано. – Няфффф…[NIC]Джим Гордон[/NIC][AVA]https://sun9-22.userapi.com/cLyHq2g03l726Jm29dH40GMHXV_KwsxL5Lyoag/KTMxHkhZOiU.jpg[/AVA][STA]мы с тобой одной крови[/STA][SGN]Бистмастер из Дурмстранга

Деймон
Спутники

[/SGN]

Отредактировано Кристиан МакКензи (18-09-2020 16:38:13)

+4

3

Проскакали мимо двое парней, почти что выпускников, размахивавших во все стороны огромными кроличьими ушами, откуда-то из-за спины послышался характерный стук чего-то твердого о дверь; в этой части Шармбаттона вообще было на диво много горячих кровью и нравом особей, и потому даже Соколик, весьма любивший общаться с местными, предпочитал сидеть на плече и не дергаться. В конце концов, у обоих крылатиков был неплохой шанс полетать в саду или парке, к которым Джим шел в начале патрулирования, и куда, скорее всего, смылся Штурман. Еще бы знать, куда эту задницу уносит регулярно, а потом приносит – с выражением морды таким, какое бывает у обожравшегося сливок кошака…
…но мечтать было не вредно. Наглая черная мохнатая задница иногда и появлялся-то только переночевать, умудряясь по зачарованной двери выскребывать что-то, весьма похожее на широко известную в узких аврорских кругах песенку про бодрую крестьянку, встречавшую то старосту, то оборотня, то ведьмаков. Приходилось просыпаться, открывать дверь, закрывать дверь, падать обратно уже с меховой горой в качестве еще одного одеяла и только с утра выяснять отношения.
Вот и сейчас вывернувший навстречу ньюфаундленд источал прямо-таки буддистское спокойствие, а из пасти доносилось мурлыкание, чем-то напоминавшее песню. Голоса – исключительно в музыкальном плане – у этой скотины особого не было, зато чувством ритма в свое время его явно наделили за десятерых, и зрелище пританцовывавшего Штурмана на пару секунд заставило Джима застыть на месте.
И разумеется, именно в этот момент что-то довольно ощутимо наехало на защищенные от прокусов и ударов ботинки, скользнув по заднику и очень неприятно врезавшись в сухожилие, прикрытое только тканью форменных брюк, из-за чего бравый аврор, подпрыгнувший на месте, умудрился приземлиться в полуметре от потенциального нападавшего, да еще и с палочкой в руке.
Ну да, опасный антисоциальный элемент – ученик под неснимаемым проклятием, жутко опасный и неимоверно ужасный, как тут же колко отметил разум, включившийся ровно за мгновение до первого заклинания цепочки. Нет, сомнений не было – отразить всю цепочку мог бы только маг, прошедший приличную боевую подготовку, особенно с учетом того, что в Дурмстранге каждая из них шлифовалась до автоматизма, включая в себя иногда и абсолютно неожиданные заклинания (например, профессор Павлак и вовсе сочетал чары, трансфигурацию и нестандартные заклинания лечения, включая рост костей и стимуляцию сердечной мышцы), но начать отвечать сумел бы любой хоть немного обученный, а разносить коридор и потом чинить его, причем вручную и без магии, желания у Джима не было от слова «совсем».
– Прошу прощения, задумался, – Гордон кивнул, прокручивая палочку между пальцев и убирая ее обратно в ножны. – Неспокойно вокруг. Вы в порядке?
Слетевшие с плеч питомцы, сделав «круг почета» и убедившись, что хозяин не собирается драться, спикировали обратно, тут же ощутимо проехавшись по шее крыльями. Соколик, зараза такая, еще и цвиркнул недовольно, мол, чего прыгаешь, если не опасно, обиженно нахохлился и, насколько Джим мог судить, еще и полуотвернулся, делая вид, что его тут нет. Джерри же все было нипочем, этот летучий лис вообще отличался на диво уравновешенным нравом, и видит небо, его Джим с куда большим желанием оставил бы при себе, но один из принципов жизни бистмастера звучал как «Мы в ответе за тех, кого спасли», и выхоженный чуть ли не с яйца Соколик не мог не стать для хозяина личной головной болью, которую и отдать-то некому, да и страшно – все-таки сам растил, а вдруг обидят?
– Младший аврор Джим Гордон. Мне сопроводить вас? – бляшка, радужно сверкнувшая подтверждением личности при прикосновении пальца, спряталась обратно во все тот же мех, который скрывал в себе и ножны, и часть портупеи.
– Штурман. К вашим услугам, – и ведь иногда деймон даже умел быть адекватным, вежливым и воспитанным! Жаль, что это было так редко и длилось недолго. – Вы с одного из последних курсов, брат синьорины Дини, если я не ошибаюсь?
…то, что эта скотина предпочитает шляться везде самостоятельно, не ставя в известность Джима, уже было вполне себе нормально и привычно. То, что для него практически не существует запертых дверей – тоже. Но вот это вот «синьорины Дини»… про поведение своего деймона до смерти аврор знал чуть больше, чем следовало бы, и теперь это начинало немного напрягать.[NIC]Джим Гордон[/NIC][AVA]https://sun9-22.userapi.com/cLyHq2g03l726Jm29dH40GMHXV_KwsxL5Lyoag/KTMxHkhZOiU.jpg[/AVA][STA]мы с тобой одной крови[/STA][SGN]Бистмастер из Дурмстранга

Деймон
Спутники

[/SGN]

+6

4

Нет, едва выехать за дверь и сразу впаяться в кого-то со всей дури и разгона – это нельзя было отнести к последствиям пресловутого проклятия рода Дини, как ни хотелось на него списать. Но нет, нет. Это исключительно личная… собственно, дурь. Голову надо включать хоть иногда. – Неро, недовольный внезапной оплошностью, раздраженно фыркнул, машинально сдав назад креслом. Если не успел один раз, можно хоть во второй не опозориться, притормозить – уже не коляску, а рефлексы, не отвечать Экспеллиармусом на угрожающе вздернутую палочку красиво и умело перекатившегося в падении человека в форме с роскошным меховым воротником.
А ведь первым на ум Дуро пришло… да, вот уж знак. Как там магглы говорят – «оговорочка-то по Фрейду», пусть и мысленная, и непроизнесенная? – старший из детей Дини уже плавно вернул колесное кресло на прежнюю точку и, чуть наклонившись, протянул мужчине руку, чтобы тот мог на нее опереться. Помочь встать тому, кого сам же и уронил – особенно ему! – обычная вежливость, не так ли? От движения торса и от принятого отчасти на ладонь и дальше чужого веса рвануло болью поясницу, но он это заслужил, урок на хладнокровие и внимательность так лучше усвоится.   
Это я прошу прощения, месье… аврор, – сдержанно извинился Неро, глядя на уже вставшего мага снизу вверх, – впредь мне нужно быть менее рассеянным, а в остальном все в порядке, не волнуйтесь.
И опять же, по тому самому Фрейду, что ли, при слове «Неспокойно» вспомнились прежде всего мощноушастые Барони. Хотя нет, маггловский дедуля-психиатр тут совершенно не причем, просто… уж больно языкатые и подвижные, как ртуть, близнецы вообще подходят под олицетворение неспокойствия. На контрасте с самим Дини, почти высокомерно-статным, породистым даже в свои почти восемнадцать, даже сидя – особенно.
Взгляд старшекурсника, однако, в отличие от голоса, невозмутимым не был – из виновато встревоженного он стал заинтересованным, и понятно, почему. Во-первых, взрослый волшебник (но не настолько взрослый, как преподаватели), который умеет так классно кувыркаться и вскакивать из положения «валялся» – это уже редкость само по себе, даже здесь, в Шармбатоне, где и танцам (будь они трижды неладны!) обучают в обязательном порядке, и верховой езде, и фехтованию – уже в порядке формально необязательном, но весьма желательном для чистокровных. Во-вторых… ну далеко не к каждому волшебнику на плечи вновь садятся сокол и летучая мышь… лисица, на самом деле, летучая, – чуть прищурившись, мысленно поправился Неро.
Деймоны? Два сразу – так не бывает, значит, кто-то один… или никто, раз цвиркают просто и кусаются молча, деймоны бы уже что-нибудь сказали, они болтливы же обычно. Хотя, да, летучая лисица в Европе – экзотика, разве что в зоопарке увидишь. Или у бистмастера, потому что ручные соколы тоже встречаются заметно реже почтовых сов и даже не-почтовых голубей, а если сразу два редких, пусть и не волшебных животных оседлали одного мага, в его специализации можно не сомневаться. Занятная встреча и знакомство может быть полезным... можно многое узнать, что в школьной программе не освещается или подается скупо, скудно и скучно.
Вообще-то я собирался прогуляться на свежем воздухе, – ответил Неро на последний вопрос, чувствуя, что вот-вот победит в этом соревновании любезностей, – и если это не сломает вам маршрут патрулирования…
…кажется, его сломает что-то другое, – додумал он уже не вслух, когда заговорила здоровенная, антрацитово-черная и мохнатая псина. Вот кому приз за хорошее воспитание можно было безоговорочно отдавать.
Да, верно, – взглянув в умные и насмешливые карие глаза ньюфаундленда, находившиеся как раз примерно на уровне его синих глаз, подтвердил старший брат «синьорины Дини». – А вы знаете Нерину? – кажется, он выказал больше любопытства, чем это было приемлемо.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]...все четыре колеса[/STA]
[AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/613/183002.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (11-01-2021 00:31:04)

+4

5

Просвистев через зал, рапира воткнулась точно в корзину, а еще через тридцать две секунды на ней закачалась маска. Де Моле коротко и резко приложила руку к груди, благодаря профессора за личную тренировку, взяла свиток с планами занятий на время отсутствия, еще раз кивнула, прощаясь, и ушла в душ. Волосы пришлось наскоро сушить заклинанием, времени почти не было. Иногда хотелось узнать, кто на факультете магического права и политики поставил старостами откровенных тюфяков, которые даже про списки уезжающих забыли напрочь и объявили в последний момент. А, да, конечно «ну из наших тут никого, ой, Ясь, мы тебя забыли, да ладно, ты и так успеешь». Успеет, в этом не приходится сомневаться, осталось разве что зайти к директору. Потому что Шеша – не совсем тот деймон, которого готовы тискать и чесать.
Мисс де Моле, я понимаю, что разлучать вас с деймоном не стоило бы, но Дурмстранг – не то место, где будет удобно с южными…
Легкое касание палочкой колдографии – над воротами в арке извиваются змеи.
Вот поэтому… Мисс де Моле, вы понимаете, что там змей не видели уже давно? – и в ответ на удивленно поднятую бровь. – У там у них холодно и не приспособлено… Ясеньяра, да, я помню про магический обогрев и саламандр, как с вами можно вообще разговаривать?
Двойное касание палочкой – сначала значка факультета дипломатии и ораторского искусства, потом – собственных губ. Даже не разговаривая, она всегда умела убедить, выстроить логическую цепочку доказательств и незаметно подвести к удобному для себя решению. За что и определили на Метриз.
Но разрешение было получено, Шеша занял свое место в корзинке, а Яся тщательно сверяла параметры заклинания незримого расширения. Это пусть другие грузят чемоданы, у нее все входит в клатч, при условии компенсаторного вектора веса и дополнительных заклинаний структуризации вещей. Все по кармашкам и по порядку, можно пойти выгулять Шешу. Даже без поводка, все равно ведь все свои, разве кто-то испугается изумрудной королевской кобры, особенно если он говорящий?
Хорошшшший день! Усссспехов, младшшшший курссс…
Еще и вежливый, и поблескивает в свете факелов и под лучами света из витражей. Де Моле и сама шагает так же неслышно, задумавшись о предстоящей поездке. Рационально ли это сейчас? Мало кто из старших не в курсе сложившейся ситуации, а поездки не добавляют скрытности их сообществу. Это все равно, что…
«Что выгуливать семиметрового змея по Дурмстрангу?».
«Спасибо, Шеша, ты всегда поддержишь».
«Не шипи. Отучайся здесь, там змееустов не любят».
«Я – вейла!».
«И змееуст».
«Шеша, а я могу иначе?»
– легкий взгляд, чуть поправить рассыпавшиеся по плечам волосы, улыбнуться мальчику в сторонке. – «Пойдем к выходу»

[NIC]Ясеньяра де Моле[/NIC]
[STA]Ей отмерено время между светом и тьмою[/STA]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/770/36325.jpg[/AVA]
[SGN]Завтра в бой нам по первому снегу –
В грязь сбивать, расшивать алым шелком…[/SGN]

+4

6

Не психовать, Джимми, все нормально, все спокойно, никто никого не убивает, а что рефлексы такие – ну так они правильно в голову вбиты, рефлексы эти, чтобы, если один раз из тысячи все же придется защищаться, сработали даже в полумертвом состоянии. И спасибо профессорам, которые вбивали связки до автоматизма, хоть потом половина и не нужна была, но мало приятного было бы обнаружить, что на выходе из хлесткого росчерка Ступефая некуда вывернуть кисть, чтобы перейти к плавно-нежному качанию палочкой в Луде (наследие болгарского!) или резкий клевок Шибения, не имеющего аналогов в европейской магии, в отличие от Луды, которой соответствовало, кажется, Протего – но два слога всего лучше, чем три.
– Нет, маршрут патрулирования у нас не жесткий. По крайней мере, если я явлюсь на час позже под светлы очи начальства, меня никто не съест, – наконец-то заткнулась внутренняя паранойя, которая орала, что тут что-то нечисто. – Или полтора часа. Или два. В любом случае, по нашему графику мы можем находиться в любом секторе – главное, чтобы в зоне действия оповещалок, остальное уже на наш выбор.
Точно ученик? Точно, вон, знак факультета льется мягким сиянием, его подделать сложно, да и в присутствии аврора выдает правильный оттенок. Значит, Штурмана можно не одергивать, да и сам деймон вроде как идиотизмом не страдает, а значит, раз тот уже знаком с этим человеком (или, по крайней мере, догадывается, кто перед ним), то можно не дергаться.
– Рад с вами познакомиться, синьор. Сталкивался с прекрасной синьориной пару раз…
– Кхм.
– Тройку.
– Кхм.
– Джим, тебе настойку от кашля посоветовать? Так вот, да, я ее знаю, но не уверен, что она со мной знакома, – а Штурман, который, как всегда, решил, что он тут самый главный, уже успел удобно усесться на мохнатую задницу и очень задумчиво уставиться на собеседника.
Все как всегда, впрочем. Деймон треплется, он треплется, Джерри задумчиво ползет грызть ухо, пока Соколик изучает нового знакомца и решает, хочет ли он его удостоить своим величайшим вниманием, из двери вылетает еще одна коляска, на этот раз, ради разнообразия, задом наперед, пытается сбить Штурмана…
– Выспрь! – палочка сама скользнула в руку, описывая незавершенный взмах, толчок силы через запястье насытил заклинание, а значит, взмывшая в воздух по жесту коляска должна была мягонько приземлиться в точку, которую указывало… – Долу!
То же самое – на себя, в длинном прыжке по невообразимой для обычного человека траектории, потому что вот что-что, а движение в пространстве ему пришлось тренировать уже после альма матер, в учебке аврората, где из-за каждого изгиба потолка могли тренировочные враги появиться, а сдаваться потом начальству из-за того, что тебя подстрелили незамеченные тобой противники, было попросту стыдно. Изогнуться в воздухе, пропуская мимо себя тут же ощерившегося деймона, который вздыбился, срывая с лапы оповещалку, тут же подавшую сигнал.
– Борец! – из серебряного тумана проявляется очертание патронуса, который, черт побери, все никак не изменится нормально, все еще, как в детстве, дурацкая замлеройка.
…которая порскнула в комнату, а потом, медленно и вразвалочку выйдя оттуда, покрутила лапкой у виска перед тем, как раствориться туманом. Это было… не то, чтобы неожиданно – на этот результат Джим надеялся, но все же теперь оставалось только понять, что именно оказалось там такого, что визуализация ментального защитника не только послала его нафиг, но и делать ничего не стала.
И, стоило только заглянуть ему самому, как стало понятно – защитнику там делать было нечего.
– Мать твою… Гордон – центру, отбой. Тут придурок какой-то боггарта подкинул, свежего совсем, голодного. Нет, никаких проблем, сам разберусь, дай добро на аваду… ну не адским же гасить эту тварь… Центр, скажи, ты дурак? Или ты арамеец? Нет? Добро? Спасибо, добрый человек! – поднесенная к уху вышивка на рукаве, обладавшая весьма забавным резонирующим свойством, заткнулась, как и сам аврор. – Господа итальянцы, простите, что не по имени…
– Синьорина – Нерина, синьор, очевидно, Неро, оба Дини, наследник и наследница рода… – Штурман зевнул, демонстративно затыкая пасть лапой.
…господа Дини, вам комната еще нужна целой?
Потому что Авада – Авадой, а вот от любимого изгнания злых духов, которым можно было и боггарта развеять, потом очень нехорошо и долго икалось всем окружающим. А сброшенные на промелькнувшего внизу Неро (Неро же, да?) питомцы явно не выражали особой благодарности за подобное головокружительное обращение. Джерри, вцепившийся в ткань чужой одежды, так и вообще был похож на недвижимую мягкую игрушку.[NIC]Джим Гордон[/NIC][AVA]https://sun9-22.userapi.com/cLyHq2g03l726Jm29dH40GMHXV_KwsxL5Lyoag/KTMxHkhZOiU.jpg[/AVA][STA]мы с тобой одной крови[/STA][SGN]Бистмастер из Дурмстранга

Деймон
Спутники

[/SGN]

+5

7

В тонких переплетениях паров над начищенными до блеска котелками можно было рассматривать что угодно. Или не видеть того, что не хочется.
Зелья – капли – сплетение соков, очаровывающие тело, дающие власть над ним. Зелья – точная мера и точный расчет. Не предадут, подействуют, удержат. В их дурмане меньше лжи, они не обещают зря, они не дают больше, чем обещали.
Они соединяют время.
– Мама, можно и мне? – и осторожно высыпать немного бадьяна в чай, который становится теплым и густым. Заварить травы, чтобы мама отдохнула. Чтобы отец не орал с похмелья. Руки пахнут кардамоном, ванилью и тимьяном, когда он подает девочке ее мячик. Это ведь тоже зелья – печенье к Ламмас. Или апельсины – так пахнет мамина родина, солнечные веранды, смех и оранжад с майораном и капелькой лимончелло. Запах сказки, оборвавшейся непонятно почему.
Запах смерти и силы – чуть липкий яд. Он и должен быть без вкуса и запаха, он – вода. Отличить – это надо зрение сокола. Исхитриться – увертливость змеи. Яд правдивее, чем обида, он убивает сразу, а не изменяет тело.
А этот – изменил. И из зеркала, протянутого Кингсли – домовика ему в штаны с размаху, как он посмел, как посмел вытащить! – смотрит черноглазый мужчина с темно-русыми волосами. Смотрит. Касается рукой лохмотьев слезшей кожи на щеке.
– Неприглядный вид.
– Помочь?
– Сам справлюсь. У тебя аврорат.
– Министерство, Сев. Уже – Министерство.
– А ты со мной вошкаешься. Придурок.
– После Фаджа, Скримджера и Пия ты ждал умника на посту? Наивный Сев.
– А, то есть, вам голову при вступлении на пост…
– Все, закрыл рот и жри бульон.
– Неповуфяефя.
– Идиот.
– Министр магии.
– Туше. Я тебе работу нашел. В Шармбатоне.
– В этот женский монастырь «я вейла, ко мне, мои жабы и змеи»? Добей сразу.

Лаборатория в отдельном крыле, рядом с теплицами. Никто не узнает, учатся по-разному. Фамильяры… Ему тоже предлагали такого, но он отказался. Вон, у Ясеньяры вообще живо Нагайну напоминает. Только терпеливый, и уже с ней на лекции по зельеваренью не ходит. А как хорошо было на нем показывать, сразу другая змейка перед глазами.
Северус улыбнулся. Сменить фамилию, сократить имя, чуть изменить внешность. И смеяться каждый раз, когда «Профессор Принс, вы не хуже Снейпа!».
Да уж, не хуже. Надо пройтись по комнатам уезжающих, поторопить, помочь со сборами. Ага, Яся свою тварьку выгуливает. Где Дини? Родня, как оказалось, пока эту информацию он держал при себе. Но за подростками приглядывал. В частности, фрукты им в комнату подсовывал регулярно.

[NIC]Север Принс[/NIC]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/413794.jpg[/AVA]
[STA]История закончится на нас[/STA]
[SGN]Ставят свечки тени моих деяний,
Не молитв достойных, а покаяний.[/SGN]

Отредактировано Алистер Кэйрнс (27-01-2021 11:21:23)

+6

8

Скажи по-честному, ты делаешь все ради этой позы.
Шла вторая минута шавасаны, и Пепе устала молчать. Она приоткрыла один глаз, обведённый оранжевым.
Клаудия? Клаудия! Я говорила тебе, надо просто высыпаться. Ложиться раньше, не шляться к Северу после восьми и не есть после шести. Устраивать сиесту...
Дай тебе волю, у нас будет вечная сиеста.
Клаудия села, и Пепе запрокинула голову на голубенькой шейке.
Мы поедем на лето к родителям, там у тебя будет настоящая сиеста. И никакого Севера!
Клаудия дернула уголком рта, правым. Он всегда дергался, ему нравилось первым изображать эмоции.
И никакого севера. И далеко на севере, в Париже, без меня будет скучать конференция по фонетике германских чар и двухнедельные квалификационные курсы.
Без тебя Шармбатон не рухнет, – заявила Пепе, подбирая под себя коротенькие лапки. – Ты куда?
К gattini.
Стой! Подожди!
Деймон первая оказалась в коридоре, и тут же юркнула за спину Клаудии, схватившейся за палочку. Все мигом натянулось, как мышцы перед забегом, и так же слабовольно опало. Кульбиты, напугавшие Пепе, никому не угрожали. Разве что молодой аврор собьется с траектории нервной преподавательницей чар. Клаудия опустила палочку и улыбнулась, сжав виновато губы:
Простите, аврор. От неожиданности испугалась.
Рядом с Неро редко маячили авроры, особенно такие молодые. Её Нерино был тихий мальчик... Хоть в чем-то, хотя бы в этом роде неприятностей. Что у них там? Боггарт?
Она положила руку на голову племянника и слегка взъерошила:
Gattino, dov'è tua sorella? Che cos’è?
Ну тёеетя Клаудия, – сейчас скажет этот взрослый юноша, глядя укоризненно. – Ну синьооора профессор...
И тискать уже нельзя, не маленькие. И сестра его взбрыкивает, gattina minore.
Аврор, конечно, разберётся с боггартом. Хвосты она все равно подчистит, не хватало ее племянникам дурных снов во время разлуки.

+3

9

https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/317/468790.jpg

Почему, вернее, как открылась дверь в коридор – так и осталось неясным, вроде никаких заклинаний произнести и не вышло. Да точно не вышло же! – язык словно онемел и мысли замерли, замёрзли вместе с сердцем, от которого холод… мороз пошел чуть ли не с треском – схватывая живот, ноги, руки до кончиков пальцев, так и не нащупавших палочку на колясочном сиденье между подлокотником и бедром, вдоль по позвоночнику к затылку, сдирая кожу ознобом, поднимая волоски на загривке, к глазам, остекленевшим, будто тоже подернувшимся прозрачным льдом. Вдохнуть и то получилось, лишь когда колеса вновь коснулись пола после столь же неожиданного и на диво удачного полета, для которого тоже не было произнесено словесной формулы – ни вслух, ни мысленно. Вдох, кстати, вышел так себе – хриплый, прерывистый, громкий, на всхлип слишком похожий, – это сознание отметило, отстраненно и с легким, словно бы отложенным стыдом – «потом тебе будет неудобно перед людьми». 
А после… после со стены с дверью где-то там далеко-о впереди, в конце коридора, рассеянный взгляд съехал на то, что вокруг – на высокого незнакомца с мехом на плечах и не только, на… на Неро, вполне себе живого и на колесах, и… и…  там, где в груди, или в грудине уже, у желудка, только что был смертельно холодный кусок льда, стало горячо-горячо, стало жарко, бледные до синевы щеки вспыхнули гневным румянцем, хрустальный лед в глазах тоже вскипел в один миг – в тот самый, когда синьорина Дини все-таки нащупала свою палочку из ольхи и сердечной жилы дракона. Счастье, вот просто неслыханное везение, что темперамент в кои-то веки прорвался в юной итальянке раньше умения – воспользуйся она палочкой, как положено, а не как дротиком, молча, но сверкнув глазищами, метнув ее в старшего братца, один Мерлин знает, что этот магический «автомат Калашникова в руках хрупкой девы» мог бы натворить. Ухлопала бы Нерино сестрица, как пить дать, ухлопала бы! Ух-х, как она была зла!
А так – промахнулась, конечно же, на Диану-охотницу ее, в конце концов, не обучали, на амазонку тоже. Палочка просвистела мимо головы пригнувшегося Неро, звонко-деревянно стукнулась, упав на пол, и дробно по нему прокаталась. Чуть ли не раньше, чем она, растеряв инерцию, замерла, выпустив призрачный ядовито-синий дымок, «хрупкая дева», промчавшись мимо ошеломленного брата, незнакомца и пса, на вираже, какому бы обзавидовался любой «водитель метлы» над квиддичным полем, нагнувшись вбок, подхватила ее кончиками пальцев со светлого мрамора, тут же выпрямляясь и отработанным движением засовывая в рукав кофты – на следующем вираже, пославшем коляску за поворот, к лестничной площадке, крикнув сразу всем и сразу про все:
Да мне плевать!..
Она бы еще чем-нибудь с удовольствием в них запустила, но не туфлю же снимать? Палочкой-то уже жалко швыряться.
Неро сюда точно не сунется, с его-то страхом, – сердце еще заполошно и тяжело колотилось в горле, а глаза пекло. И, кажется, нос... – синьорина быстро и неаристократично утерла его тыльной стороной кисти, снова всхлипнув, – …потек.
Галерейка, от лестничной площадки отходившая, была отгорожена перилами из толстенного закаленного стекла, да еще и зачарованного, говорят, и вела к выходу на общий балкон. Братец и на свой-то, в комнате, не высовывался даже за совой, так что сюда уж точно не поедет, можно, можно... – девушка со стуком пластиковой ручки за спинкой о стену затормозила свое колесное кресло, и к той же стене, благодатно-прохладной, прислонилась затылком, опустив веки. Посидеть так, помолчать, чтоб никто не трогал…
…ага, щаззз. Странный цокающий звук – и сопение. Дружелюбное сопение, но все равно, зач-е-ем?.. – а глаза все же открылись, чтобы хмуро уставиться на огромного ньюфаундленда, плюхнувшегося на задницу прямо перед ней, так что хвост касался перильного стекла.
Ну и чего тебе? – строго и недовольно спросила итальянка у даймона. Прежнее знакомство с ним сейчас как будто и не значили ничего.
[NIC]Нерина Дини[/NIC] [STA]Умница-разумница[/STA] [AVA]https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/317/987510.jpg[/AVA]
[SGN]Повернуть мир так, как хочется.[/SGN]

Отредактировано Орнельг (30-01-2021 19:33:51)

+4

10

– Да мне, в общем-то, ничего, – Штурман переступил передними лапами, в который уж раз жалея о том, что облик, выбранный его душой после смерти, не умел втягивать когти и приходилось либо стачивать их, либо ждать, пока Джим соизволит вспомнить, куда он в прошлый раз засунул кусачки. – Просто проверить, как ты. Этот придурок не додумается же, он знаешь, как на планы учебы смотрел, когда ему психологию всучить попытались? Вот как ты на боггарта, только хуже.
Вот как со своими пацанами прямо, которые впервые под удар кракена подставились, а потом еще черт знает сколько времени по каютам сидели – хорошо хоть, что тогда экипаж был неполный, получилось собрать всех в кают-компании и встряхнуть. И потом еще пришлось отдельно вылавливать особо впечатлительных, потому что гигантский кальмар весом в почти десять тонн и размером в пять раз больше траулера, на котором ты плывешь – это тоже не самое приятное переживание.
А потом у Кевина боггарт поменялся как раз – каким образом эта тварь имитировала подобное существо, он так и не понял – и пришлось пацана вылавливать из-за борта, потому что ничего лучше, кроме шоковой терапии, остальные не придумали. И тогда же пришлось учить их кидаться Авадами, которая у него самого не выходила, хоть убей. Не хватало силы. Зато всыпать порку двадцатилетнему идиоту, додумавшемуся протащить на борт тварь – хватило, и не пришлось даже объяснять, почему. Хватило того, что Кевина потом отпаивали четверо взрослых мужиков, объясняя, что придурок тут вовсе не он.
– Вас уже учили третьему непростительному? – воспоминание всколыхнуло что-то внутри. – Риддикулус, конечно, прикольная штука, мы так этих сволочей гоняли по кораблю, когда у нас один вылупился прямо в трюме, на линии заморозки, так потом над ним только ленивый не поржал, когда добили, но Авада – надежнее.
Пес поднялся, подходя еще ближе, и абсолютно нагло, как обычно это и происходило, положил голову на колени – тяжелую, теплую и меховую. И прикрыл глаза, мол, я тут сам по себе постою, не обращай внимания. А лучше за ухом почеши, оно вот, тоже меховое. И курчавится немного, потому что шерсть такая – чтобы вода стекала и в само ухо не заливалась.
Потому что если и не учили, то он может и показать – палочка для жеста не нужна, тем более, что он простой, как дважды два, и спокойно превращается в нужную фигуру для следующего каста.
– Или любой другой из мизерикордов… Морити дурмстранговское, Чаам у этих, из Южной Америки… их же не одно, – и ворчать, делая вид, что все в порядке, потому что можно, конечно, и в покое оставить, но это ж девчонка, еще и мелкая совсем. Совесть не давала покоя – хотя услышь кто о совести у Штурмана, когда-то носившего имя Густаво Альмейдо, рассмеялся бы в лицо и ему самому, и тому, кто про это заявил.
А уж про то, что запрещены только три заклинания, и те медицинские изначально, не пошутил в последние полвека только ленивый – ну в конце концов, Империо же делали для кратковременного подавления воли, как и Круцио – для реанимации, а Авада… милосердное добивание для смертельно раненых, которых даже зелья уже не спасут; и вот это вот все запретить только потому, что кто-то решил, что ему надо не учить нормальные чары, а переделывать под свои нужды имеющиеся? Так ведь и щекотку можно превратить в пытку, а заклинание для разделки мяса – в весьма мерзкое убивающее, с которым изначально боевое Секо и не сравнится; а правильно поданное Агуаменти – это водный резак, успешно отделяющий куски тела друг от друга, и что теперь, запретить и его тоже?
Штурман вздохнул, приоткрывая глаз. Нет, его человек однозначно был идиотом, потому что до сих пор не додумался вызвать целителей – конечно, что такое нервы подростка, порядком побитого жизнью, судя по всему, по сравнению с аврорскими? Подумать-то не судьба, да-да. И хоть самому тащи девчонку к медикам, благо, там и Целитель Душ должен быть хотя бы один на дежурстве.
– Пойдем, я тебя до целителя провожу. И не смотри так, не воспламенюсь и не сгину, а еще и попрошу кого помочь. Пока до Джима дойдет, он же не пошевелится, а нервы, mia cara, у тебя одни. Так что давай, пока я не потащил тебя, рискуя зубами, поехали успокаиваться, у них и зелья есть наверняка, и к брату потом вернешься поспокойнее, – заговаривать зубы, как ни странно, пес тоже умел великолепно. Особенно женщинам, с которыми его когда-то связывали довольно-таки крепкие и весьма спокойные обычно отношения.[NIC]Штурман[/NIC][STA]жил да был черный пес
за углом[/STA][AVA]https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/24/381602.png[/AVA]

Отредактировано НПЦ (30-01-2021 23:38:57)

+5

11

Конечно, этот очаровательно нахальный ньюф не мог не понравиться «синьорине Дини», он и синьора-то Дини впечатлил, чего уж там. Не сравнить же его с яськиной змеюкой, с гусыней Клодин и – при всёй люб… привязанности, чисто родственной приязанности, разумеется! – с милой, но такой недалёкой Пепе, куропаткой Клаудии. Эх, какой всё же шикарный даймон у этого аврора! – несколько раз, к примеру, ухмыльнувшись на предложение сиропчика от кашля в качестве противосмущательного, Неро ловил краем сознания привычное сожаление – вот как бы им с сестрицей нагваль не помешал, а?.. Ну хотя бы один на двоих. Но не-е-ет… где-то в небесной канцелярии решили: «семействам Дини и Мори даймонов не выдавать», и вот уже три поколения – не выдавали. Сами, мол, справляйтесь, раз такие умные и гордые.
Сидели, в общем, беседовали так по-джентльменски, в мужской компании, пока этот здоровенный водолаз как не отскочит с места, на котором спокойнёшенько сидел!.. Прям совсем как его аврор – кубарем и не размахивая палочкой в боевом режиме только из-за отсутствия в лапах таковой. Да и кто б не отскочил тут, спрашивается, если тут такое?
Сhe culo?.. – успел вскрикнуть Неро, в аккурат на мысли (думал он уже точно быстрее, чем говорил, слава кому-нибудь), что у дуэта Дини сегодня – просто день наездов на неповинных прохожих какой-то.
Правда, коляска сестрицы, в отличие от его собственной, пулей вылетев за дверь, не просто развернулась на коридорном мраморном полу в предполагаемом направлении дальнейшего следования, а круто взмыла вверх, чтобы опуститься чуть ли не в паре десятков метров по изящной глиссаде. Неро аж присвистнул, не сдержав восхищения: такой мощной и точной Левиосы он не видел… да ни у кого не видел, кроме дедули Джанни, но тот за всю свою сознательную жизнь съел не то что собаку, а целую псарню на левитации именно таких предметов – с подножкой, спинкой и колёсами. Нерине, при всех способностях и любви к полётам, до такого мастерства ещё расти и расти, тренироваться и тренироваться… а значит – что? А значит, это либо у неё те самые резервные возможности организма включились, которые в экстремуме из ниоткуда берутся, либо...
…не-а, это не они, – понял старшекурсник, с не меньшим восхищением, но уже без свиста (плебейство, конечно, но ведь как чувства выражает!) наблюдая за взлётом уже аврора-мехоносца. Это он, стало быть, ага! И не на Левиосе… то есть на ней, но прозвучавшая снова словесная формулировка другая, дурмстранговская. Почему, кстати, её опробовать в голову не пришло, она ж короче, и, оказывается, не так уж непроговариема, как стращали. Надо будет наверста-а-ать упущение, – фамильно-синие глаза старшего наследника азартно блеснули, но тут же прикрылись длиннющими тёмными ресницами, которым завидовали все девчонки курса. Однако это не мешало смотреть на Патронуса этого… Гордона, тоже весьма-а своеобразного, и поведением тоже – Неро снова не удержался – фыркнул от того, как по-мультяшному серебристая землеройка, вразвалочку выкатившая из их спальни, покрутила лапкой у виска – хозяин, дескать, ты псих ненормальный?
А, простите, синь... месье, – за то время, пока аврор разговаривал с вышивкой на собственном рукаве, старший здесь Дини не только успел уклониться от метко (для девицы) запущенной палочки, но и восстановить подобающее наследнику выражение лица... ну, раз уж наследница усвистала, как дикая (то есть донельзя невоспитанная, пусть и лихая) пикси. – Конечно, вы должны поступить, как считаете нужным, но наши комнаты не так давно отремонтированы, и... – смущение даже не было наигранным, почти семейную жилую секцию и впрямь жаль было бы видеть разгромленной. – И сестру мою простите – она итальянка, – Неро пожал плечами, слегка и снисходительно улыбнувшись – что, мол, взять, и помог летучей лисице, милой, глазастой и рыженькой, забраться к себе на колени с пола.
Малютка-сокол, похожий на игрушку, уже вцепился коготками в плечо, в трикотаж форменного тёмно-синего джемпера, который, скорей всего, теперь придется менять.
Ну тё-е-етя Клаудия, – протянул юный родич с ожидаемой укоризной, используя для неё подавленный вздох, и не отклоняясь от легко ласкающей руки. – Ну синьо-о-ора профессор... не нужно так за нас переживать. Риччи. она… – он не то чтобы невольно перешёл на родной язык, но хорошо, что так и казалось – вокруг было слишком много чужих, вот и профессор Принс высунулся из-за своей двери. – E 'solo spaventata, probabilmente e' sconvolta. Ha solo bisogno di riprendersi, forse piangere... in solitudine*.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]...все четыре колеса[/STA]
[AVA]http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/613/183002.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (05-02-2021 03:33:40)

+4

12

В мантии он бы на первых трех шагах навернулся бы, особенно на здешнем изящном полу. А так разве что столкнуться лбами со свесившимся с лестничного пролета Яськиным кобром, в один голос зашипеть «ссссмотреть надо» и на ходу отстегивать правой рукой сумку. Потому что в левой – палочка, потому что уже весь Шармбатон привык, что профессор Принс – левша.
Неро, Нерина, профессор  Кьяллини, аврор в форменке Дурмстранга, Сириус? Нет, к Мерлину в штаны такие глюки, не все Сириус, что Блэк, блохастое и хвостом виляет, боггарт на фоне, Яськина змеюка, только ее не хватало, да что тут зоопарк развели?
И опытным взглядом зельевара, делившего свое время между подземельями зельевара,  аптекарской кладовой и больничным крылом, куда относилось все то, что делалось, моментально вычислить, кому сейчас и насколько требуется помощь, выхватывая склянки из открытой сумки.
Пробежать мимо Неро и Клавдии – ткнуть тонкие леденцы травянистого оттенка, аврору – тоже леденец, перехватить прилевитированный откуда-то стакан с водой. Ах да, мисс де Моле, как она ноги на шестидюймовых шпильках на такой скорости спуска по лестнице не сломала, вейла молчаливая. И оказаться возле Нерины
Мисс Дини, – от зелья, влитого в стакан, вода искрится молочно-опаловыми звездочками, в воздухе - аромат флердоранжа, Север осторожно придерживает ее пальцы на стакане. – Все пить необязательно, хотя бы пару глотков. Пожалуйста, это успокоительное, вам надо.
Слишком много зрителей, хотя тем лучше, вон Яся уже молча – невербальные заклинания, а у нее другие и не выходят – ставит «туманку». Он и сам освоил это заклинание только здесь: удивительная возможность не привлекать внимание мимокрокодилов. Еще бы Шешу своего убрала, потому что если боггарт успел размножиться и вылезет, профессор Принс перепутает по ком бить с размаху.  Собаке – ванильный сухарик в распахнутую в возмущении пасть, еще одно осторожное касание руки девушки:
Нерина, – спокойно, с легкой улыбкой и настойчиво, – пожалуйста, выпейте. Слово чести, яд и веритасертум долго делать и финансирования никогда на ингредиенты не хватает.
И тут же обернуться к собаке, чуть сжимая губы:
Сухарик еще дать? – а самому посмотреть на остальных. В конце концов, Нерина сейчас требует чуть больше внимания, но мало ли кому еще досталось. А он здесь старше, и, по-хорошему, именно ему разобраться со всем этим.
Пока директор не узнала. При всем уважении, ее здесь только и не хватало. А потом «мон дьё, профессёр Принс, пуркуа вы не докладываете, я не ясновидящая»...
Ага, а он – жопойчующий, еще с момента Кэрроу в Хогвартсе, перехватывать тех, кого могли изорвать в клочья, самому определять наказания, морщась брезгливо. Но от чего – не знали. Сейчас морщинки разве что в уголках глаз, взгляд внимателен и чуть требователен – на аврора. Подойдет с отчетом или нет? Или за него нагваль отчитается?

[NIC]Север Принс[/NIC]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/413794.jpg[/AVA]
[STA]История закончится на нас[/STA]
[SGN]Ставят свечки тени моих деяний,
Не молитв достойных, а покаяний.[/SGN]

+4

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Франция. Шармбатон » Швейцария, кантон Тичино, Шармбатон