Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Дом Озарений » Кабинет директора


Кабинет директора

Сообщений 61 страница 77 из 77

1

http://savepic.ru/2009355.jpg

0

61

Элли успела только пискнуть, как оказалась на полу, прижатой начальником охраны к ковру.
И чего это он? – все, что успела подумать девушка, как в комнате началась стрельба.
Элеттра никогда не была воительницей-амазонкой, поэтому в ужасе зажала уши руками и постаралась вжаться в пол. Вот в этот самый пыльный ковер. О чем думает человек в такую минуту? О том, что страшно в первую очередь от того, что не понимаешь, что происходит, не знаешь, что делать и как действовать. Но хотела бы она выхватить пистолет и стрелять в живых людей? Нет. Поэтому Элли оставалось только зажимать уши руками и тихо молиться, чтобы доктора не задели. Остальные – бравые вояки и сами защитятся. А потом все стихло, и секретарша, наконец, решилась сначала приподнять голову, а затем и подняться с пола. Посреди комнаты валялся труп, амазонка выдергивала из себя сюрикен, а Максимилиан был жив и здоров. Элли закусила губу, сдерживая наружу истерический смешок.
Кажется, больница все больше превращается в дурдом.
Нет, она, конечно, давно догадывалась, что здесь не все как чисто, как казалось сначала, но чтобы такое среди бела дня! А потом заговорили о стирании памяти, и Элеттра поняла – вот оно! Натуральное воплощение поговорки «с кем поведешься, от того и наберешься». Всего год общения с психами и сама готова. Сейчас из живота доктора Штейндвальда вылезет маленькая собачка, противная мисс Нют выпустит клыки и зашипит аки змея, а начальник охраны превратиться в цербера. По крайней мере, с ним он всегда ассоциировался у девушки. А потом вернутся еще недалеко ушедшие санитары, подхватят Элли под белые ручки и отведут в уютную палату с видом на горы. Или на сад.
Интересно, меня будут лечить на общих основаниях? И вообще будут ли лечить? В конце концов, денег у меня немного... И... зайдет ли хоть раз навестить Максимилиан? А может, вообще никому ничего не говорить, и тогда никто ничего не заметит? Ну, или хотя бы не сразу заметят?
Эллетра осторожно отряхнула одежду и заметила, что ноготь на указательном пальце опять сломался.
А сломался ли он в действительности? Или это моя шизофрения?

+4

62

>>>Совещательная

"Что за метафизическая хрень тут творится?" - возмущался Библиотекарь, топая по коридорам, закуривая на ходу и не обращая внимания на негигиенично стряхиваемый на белый пол пепел и отправленные туда же пару окурков. То, что директор дозвонился даже без набора номера, было вполне нормальным, ведь коммуникационное устройство вышеупомянутого доктора Ли ловило даже мысленное обращение черт-знает-откуда, а не просто голосовой вызов. Впрочем, ментальную просьбу лирианец услышал бы сам. Сейчас не то что пол страдал, вообще лучше было бывшему Связному под руку не попадаться.
"Какие, к черту, раненые? Откуда в кабинете Штейнвальда раненые? Секретарша палец о служебную инструкцию порезала? Если это шутка... по стенке размажу".
Хотя это было не в духе Макса, такие кретинские розыгрыши, тем более во время ЧП, о котором он сам говорил и вызвал Френсиса, сорвав лирианцу романтические планы на вечер. К тому же, судя по интонации человека, там произошло нечто из ряда вон выходящее и смертельно доставшее начальника этой дурки по самое не могу.
Шагая аки шторм, источая волны злой ауры, от которой даже не-телепаты шарахались в стороны и вжимались в стены, удивляясь, с чего это обычно добрый и веселый физиотерапевт выглядит так, словно пришел убивать, Джой раздумывал о методах казни местного населения. Мало того, что ему обломали встречу, могущую перерасти в свидание, так еще и ждать почти сорок минут пришлось лишь для того, чтобы снова тащится по коридорам этой элитной дурки для улаживания проблем местного значения!
Стукнув костяшками пальцев пару раз для проформы, Френсис распахнул дверь, буквально окунаясь в эмоциональное болото, на секунду остудившее жажду смертоуничтожения. К тому же запах крови и ее следы на ковре напомнили, что он все же хилер, а не киллер. Быстро скользнув взглядом по кабинету и участникам эпического по своей глупости полотна "Приплыли",  Хоноо-рю просканировал сознания присутствующих, затрачивая на воссоздание ситуации в деталях ровно столько времени, сколько потребовалось, чтобы прикурить уже четвертую за весь "поход" сигарету.
Вирус, о наличии которого бывший Связной узнал из памяти Макса, заинтересовал Куратора не в пример больше, чем разборки в стиле экшн между показавшими свою некомпетентность несколько более, чем полностью сотрудниками. "Быстренько разгребем эту кучку и приступим к делам насущным", - решил Джой, стряхивая пепел, одновременно предлагая части души Талека, присмотревшей себе уютное местечко в теле директора, помочь и оградить Максимилиана от зачистки, которую собирается провести. Согласие, что логично, было получено, а значит, можно было приступать.
Время гораздо более гибкая и управляемая структура, чем может показаться несведущему существу, так что затормозить его течение в одной отдельно взятой комнате, Библиотекарю не составило труда. Отмотка назад было бы слишком ярким вмешательством, поэтому Френсис, если объяснять по-простому, "нажал на паузу", останавливая время и всех присутствующих в кабинете. Оказавшись в своеобразном музее пусть не восковых, но весьма похожих на таковых, фигур, Муриехи засучил рукава, принимаясь буквально дирижировать ими, как заправский чародей из небезызвестного на Земле произведения о магической школе, расщепляя на атомы, восстанавливая и перемешивая материальные детали. Не то, чтобы эти пассы а-ля Копперфильд были обязательны, просто физиотерапевт привык уже использовать мануальное направление энергии.
Закончив с приведением помещения в привычный порядок, словно ничего и не случилось, бывший Связной подошел по очереди к каждому участнику случившейся трагикомедии и при помощи прикосновения к виску подушечек пальцев, регулируя воздействие, дабы случаем никому не выжечь мозг к чертовой бабушке, очень аккуратно подтер воспоминания, замещая их придуманными, но настолько реальными для людей и нелюдей, что те будут уверены в их правдивости даже на божьем суде. Таким образом, доктор Ли организовал реституцию почти в исконном смысле - восстановление первоначальной ситуации: новоприбывшая Дюна (уже совершенно здоровая, с легким приступом головокружения от швейцарского воздуха, поэтому нынче отлеживавшаяся на кушетке) героически защитила Макса от якобы снайперского лазерного выстрела, с которым перепутала блик на стекле окна, коим "в действительности" являлся пробный запуск лазерной же установки в деревне во время подготовки к чествованию очередного муниципального чиновника; никакого дохлого тела, разумеется, не было и быть не могло; а Тильман действовал по ситуации, скорее рефлекторно, чем обдуманно. Весь разговор о зонах с нумерацией, ангарах, СПИЗе и потерке памяти сотрудникам, а также картинки неудавшегося покушения были тщательно изъяты из памяти всех, кроме самого "жертвы" покушения, которого уберегла часть души Архитектора.
Покончив с зачисткой, Френсис развеял окурок своей сигареты и, пообещав себе же поинтересоваться у техников, какого черта в кабинете Штейнвальда делал охранный сириусобот со сбившейся программой, вышел из помещения и, снова закурив, запустил временной бег в нормальном ритме, уже громко постучавшись в дверь, словно только что пришел.
- Доктор Штейнвальд, можно?

+5

63

Частица души Безымянного, Внутри Максимилиана Штейнвальда

Телефоны, работающие всегда, при том что Безымянный действительно не спал, ныне, из-за Лехмы и сопутствующего, были отключены. Вернее, Талек был слишком занят, чтобы отвечать.
А частица души Древнего в директоре все спокойно контролировала. Пока длился весь этот цирк, Талек даже начал получать некоторое удовольствие, посмеиваясь иронии случайностей. Впрочем, это уже переросло в фарс, который претил законам Библиотекаря... Безымянному не нравились события вокруг. Макс же показал свое поведение без Безымянного. По сути своей, Талек добился своим полным молчанием цели - удовлетворить исследовательский интерес.

Время замерзло. Макс, благодаря "компании" внутри себя, смог на несколько мгновений ощущать время приблизительно так, как его видят Древние. Оно превратилось в кашу, неоднородную, хаотичную. Недалеко находящийся Ли будто бы заморозил его, притормозил мельтешение, и принялся что-то творить. И да, Макс отчего-то знал, что память стирают.
Все восстановилось, Время пошло как раньше, только...

Нечто внутри директора вдруг пришло в движение. Неторопливо, но неотвратимо, Максимилиан Штейнвальд ощущал, как его тело успокаивается, расслабляется и наполняется какой-то неведомой, пугающе ледяной силой.
В сознании вдруг пронеслось воспоминание, об одном из диалогов с Безымянным. Тот диалог отличался от большинства. Талек впервые говорил много, и о том, что обычно куратора не интересовала. О заботах и опасениях директора.
- Максимилиан, - говорил Безымянный, смотря не мигая, - о Хеймо и его безопасности я позабочусь.
Эти слова, как будто бы вырезанные внутри черепной коробки, прямо по костям, без всякой анестезии, пролетели в голове.

В комнате стало слишком много Древних и прочего инопланетного присутствия. Архитектор, частично заинтересовавшийся новизной среди фарса, частью своей души увлеченно наблюдал за своим собратом. Бывший Связной просто и лаконично завершил феноменальный бред. И хотелось усомниться.
- Я бы усомнился в реальности. Но тебе это не угрожало, - сказал вдруг Отто в голове Макса.
- К слову, я припоминаю таких вот людей, которые глупо провоцируют и раскрывают секретные карты. Их тактика напоминает таран. А стратегически их действия - бессмысленны. Эта женщина выложила большую часть своих карт, припудрив их враньем. Не думаю, что Сопредседатели давали ей такую власть. Или что СПИЗ... - Отто говорил будто бы издали, будто бы Макс видел одновременно и явь, и сон. А во сне Отто сидел в удобном кресле, поигрывая тростью в узловатых руках.
- Дюна, Демиан... в этой комнате все больше вызывающих подозрения, - Отто заговорил тише, уже шепча, - Почему ты боишься разделить свои тайны с Тилем? Кто как не он, подходит тебе?
Пауза в голове была недолгой, хоть весь этот "сон" занял сотые доли секунды для внешнего наблюдателя.
- Если ты узнаешь, что Хеймо не может никому рассказать свою тайну... но у него есть кто-то, похожий на Тильмана, рядом, равный Тильману для тебя? Что бы ты сказал своему сыну?
А Талек тем временем огляделся. Прощупывать комнату Талек не желал, однако, рассчитывая на продолжение банкета, прошелся более глубоким сканированием по комнате. Да, Ли заметит это. Как и Андерс.

Одмин Негодуэ|Очень негодуэ, Дюна
Дюна Нют написал(а):

Плюс, поскольку ваш сын один из тридцати двух успешных и зарегистрированных клонов в галактике, то он им вдвойне интересен, а точнее, им интересно то, почему так мал процент удачного клонирования, - сказала девушка, съев ещё две виноградинки и посмотрев на Директора своим пронзительным взглядом.

Это с каких таких, извините, аномалий, данное известно Дюне?

Дюна Нют написал(а):

Саламандры

Кто? Что? Я многое упустил!

Дюна Нют написал(а):

Я в данный момент времени представляю Высший Совет Директоров, которым, кстати говоря, подчиняется любой работающий здесь человек, включая вас и доктора Штейнвальда.

Сопредседатель об этом не в курсе... Удивительное рядом!

Дюна Нют написал(а):

- Посему моё слово на время инспекции является для вас законом, а если вы продолжите мне наглым образом хамить, то я буду вынуждена подписать документ о вашем увольнении. Я ясно выразилась?

Не имеете права. Законы почитайте.

Дюна Нют написал(а):

и что Макс покажет себя не с лучшей стороны, если позвонит столь занятому человеку, (а человек ли он?) как глава Совета.

При том, что их на Земле двое. А в СПИЗ позвонить... Я вас умоляю)) Вот потеха!))

Дюна Нют написал(а):

Учесть, что тот, кто отвечает за зону семьдесят восемь... Зона семьдесят восемь на чертежах комплекса обозначало пункт прибытия пришельцев,

Ну это еще кагбе я готов согласиться. Представим, что где-то оно и правда пронумеровано. Хотя застройкой Скального занимались пришельцы и только они. А начальник охраны не занимается "Сердцем" Приюта.

Дюна Нют написал(а):

На последней фразе лицо девушки моментально из улыбчивого превратилась в холодное и собранное, а всё потому, что Дюна заметила, как из дальнего угла комнаты на секунду из плаща-хамелеона высунулась рука и метнула в директора небольшую стальную звёздочку. У Нют было всего три секунды до поражения человека, поэтому девушка, не медля, резко подорвалась с кресла и, перекатившись через стол директора, оказалась возле мужчины. Обняла Макса с левой стороны, как тут же почувствовала резкую боль вошедшей в правое плечо звёздочки. От такого неприятного ощущения девушка чуть зашипела, но выдавить из себя улыбку смогла:

ЧЁ?! Кто? ГДЕ? КУДА?

Дюна Нют написал(а):

И не дожидаясь ответа от Директора, девушка, превозмогая боль, вытащила пистолет. И, чуть поцарапав колени об пол во время резкого поворота, прицелилась в пустое пространство, которое было прямо напротив Шнайдера. В тот же миг в помещении раздались три глухих выстрела, которые были направлены в область сердца начальника безопасности, но пули до мужчины так и не долетели, а просто пропали в пустоте. И как только стих последний выстрел, раздался глухой удар невидимого тела, которое упало буквально в паре сантиметров от ног Шнайдера, а за следующие три секунды на полу материализовалось и само тело, накрытое потускневшей серебристой тканью плаща-хамелеона.

О! Я понял! ШИ-ЗО-ФРЕ-НИ-Я! Параноидальная, да?

Дюна Нют написал(а):

- Кстати, если хотите стереть воспоминания своим сотрудникам об этом инциденте, то на моём телефоне нажмите кнопку два и вызов, и тогда немедленно прибудет команда стирателей. Если просто избавится от трупа, то кнопку один и вызов.

Благодаря вам, мое понимание о мире, в котором происходит игра - возросла! Наверное, вы мастер игры? Или автор мира? Да?
Фантазия - это прекрасно, но границы надо знать, в противном случае вы получите предупреждение.

+5

64

Находясь в кабинете, и наблюдая за происходящим, Демиан в полной мере ощутил и понял значение слова "дурдом", применительно к Приюту. Он не присутствовал при начале разговора, но, судя по грозному виду Дюны и озадаченному лицу Макса, он сделал вывод, что у директора проблемы. Только он собирался вставить хоть слово, чтобы перевести тему в нужное ему русло, на сцене появился новый герой, а именно - Тильман, потребовавший у офицера Нют ее оружие.
Демиан, все это время стоявший слева от людей, покосился на человека с выражением на лице "А вот это вы сейчас очень зря".
Дело попахивало скандалом, но он даже не представлял, каким именно. Сенсоры оборотня уловили чужака, но поскольку ему лично он никакой опасности не представлял, Демиан продолжал стоять, косясь на людей и терпеливо ожидая, когда же ему дадут слово.
Дальше начался какой-то уж совсем невеселый спектакль с участием всех действующих лиц, кроме него.
После героического убийства чего-то непонятного, в кабинете появился еще один сотрудник. Его Демиан прежде не видел, но вот аура его оборотню не понравилась. Такой же сильный как Председатель.. нет, чуть слабее все же. Намеренье его также не укрылось от Демиана, и оно совершенно не понравилось ему. Он ненавидел, когда кто-то пытался лезть к нему в голову, тем более без спросу.
Однако остановить его сейчас, значило выдать себя, поэтому Демиан, скрепя сердце, просто отсек часть себя настоящего, давая лирианцу полную уверенность в его действиях.
Тут внимание оборотня привлекли посторонние эманации, ощущение еще чьего-то сенсорного вмешательства.
"А вот и Председатель... не спит, не дремлет".
Оборотень прикрыл глаза, а когда щиты вновь сомкнулись, он услышал стук в дверь и голос того самого лирианца. Ощущение было препоганейшим, и если остальные действительно пережили эту процедуру безболезненно, Демиану потребовалось пару секунд, чтобы прийти в себя и сфокусировать зрение.
"Чтоб вас всех тьма сожрала... не клиника, а сборище параноиков".
Загнав проснувшуюся ярость поглубже, Андерс выдавил бледную улыбку.
- Макс... так о чем мы?

>>>  Приемная

Отредактировано Демиан Андерс (18-03-2012 23:01:08)

+2

65

Судя по околополюсным интонациям Ли в телефонном динамике, тот тоже был весьма и весьма не в духе, и как, чёрт возьми, Макс его понимал! Это же просто вообще ни в какие ворота, ни в какие двери не входит! Вернее, каким-то непредставимым науке и здравому смыслу образом входит, и сидит, затаившись в режиме невидимости!
Развелось, понимаешь, асассинов по углам! От сырости они там вырастают, что ли, как поганки?!
         
Да, доктор Штейнвальд пребывал в состоянии злобного недоумения, правда, на его красивом лице оно отражалось слабо. Скорей на нём читались усталость и нетерпение человека, которого задерживают никому не нужными пустяками. Он с плохо скрытым недовольством посмотрел на дам, одна из которых – спасённая, обалдело рассматривала сломанный ноготь (ну прям как в анекдоте: трагедия из жизни блондинок, притом, что Элеттра брюнетка), а вторая – спасительница, (и это слово сейчас в мыслях и ощущениях Максимилиана не несло однозначно позитивной окраски), восседала на кушетке, не зная того, изображая довольно-таки точно эллинистическую скульптуру умирающего спартанца… Хм… ладно, спартанки. Ладно, не совсем умирающей, но шибко раненой – точно.
По-видимому, то же самое состояние злобного недоумения одолевало и остальных мужчин: Тиль законно и закономерно требовал объяснений, Андерс и вовсе молчал, судя по всему, решив попросту переждать эту бурю… Макс сильно подозревал, что в стакане воды. Почему-то, хотя тело нападавшего истекло кровью на ковре, в отличие от стрельбы Шнайдера и Нют, именно оно, как опасность, не воспринималось, видимо, такая эмоциональная тупость была следствием шока.
Сказать откровенно, Максимилиану было не столько страшно, сколько стыдно. Команданте, как настоящий друг, пощадил, и не стал устраивать прилюдных расспросов… точнее, пока расспрашивал не его, а того (ту), кто так не вовремя высунул язык. Но директор прекрасно понимал, что тяжелый разговор с начальником СБ… нет, со старым другом, ещё неизбежно предстоит, и… малодушно оттягивал его, как мог. Так и сидел за столом истуканом, играл желваками на скулах и ручкой в пальцах, по-прежнему не смея поднять глаза, пока не раздался формальный, одноразовый стук в дверь. Джой пришёл быстро, впрочем, неудивительно – зал для совещаний располагался совсем недалеко, всего лишь в соседнем крыле. Подняв взгляд, Штейнвальд увидел не только гибкого, необычайно высокого рыжего-крашеного китайца, входящего в кабинет, но и некий мерцающий благообразный силуэт в кресле напротив себя.
О, господи… − мысленно застонал психиатр. − Опять началось… 
Сквозь призрачного деда (как его было не узнать!) он пронаблюдал, как якобы скромный физиотерапевт закурил. Вдруг резко и сильно заболела голова, невыносимо заболела, будто взорвалась изнутри громовым голосом Главного куратора, недавней его фразой:
- Максимилиан, - говорил Безымянный несколько дней (или лет?!) назад, глядя в лицо директора своими немигающими, ярко-синими глазами, - о Хеймо и его безопасности я позабочусь.
И снова Макс устыдился: знал, что при всём вероломстве в этом инопланетянин не лгал, не знал, откуда, но знал, так как же мог усомниться в этом, как?! Затмение от страха какое-то нашло, честное слово, наваждение – оно и есть наваждение! – директор опять злобно покосился на орионку, замершую в неподвижности фигур в музее мадам Тюссо, как и все прочие.
Похоже, разум Штейнвальда балансировал на грани. Вокруг творилась сущая реальная «Матрица», (правда, пришедший в кабинет директора и остановивший течение временного потока «Нео» больше походил на негатив Нео киношного: вместо чёрного плаща – белый халат, вместо чёрных панковских очков – налитые белым режущим светом глазницы), а Макса больше занимал сидящий в кресле дед Отто, вертевший трость в старческих руках с узловатыми суставами и блестящей, пергаментно-сухой старческой кожей. Дед вещал. Без важности, доверительно, но именно вещал, высказывая вслух сомнения внука и развеивая их…
Почему я не открылся Тилю? Ведь он действительно мог бы стать опорой моему мальчику, если со мной вдруг что…
Я всё ему расскажу, решено.

Сквозь вновь бледнеющего, теряющего краски деда Максимилиан увидел, что Ли тоже… развеивает. Под его пассами тело на ковре будто бы спадалось, скукоживалось спущенным шариком, иссыхало на глазах, как мумия, а потом исходило пылью, мелкой пылью, та, должно быть, распадалось и вовсе на молекулы, на атомы… вот теперь бедолагу, кем бы или чем бы он ни был, настигала истинная невидимость – невидимость несуществования.
Покончив с точно так же исчезнувшей, не повредив ни ворсинки на персидском кабинетном ковре, кровавой лужей, скромный, добрый и улыбчивый физиотерапевт занялся ещё живыми объектами, точнее – их разумами. Опять же неизвестно откуда, Штейнвальд знал, что доктор Ли не просто делает точечный массаж лица всем присутствующим людям… и орионцам, но самым аккуратным образом правит их представления о произошедших здесь событиях.
Как же Макс недооценивал «милого молодого азиата»! Пожалуй, − доктор подумал об этом только сейчас, − в чём-то «физиотерапевт» даже виртуознее Главного куратора, ведь обладать такой же мощью и не казаться buratino telecomandate*, чуждым этому миру и окружающим – куда труднее…
Когда, после Тиля и Элеттры, дело дошло до Дюны, Макс откровенно позлорадствовал. На его взгляд, Ли изящно прекратил этот абсурд. Она хотела стирателя памяти от СПИЗа? Сама это придумала? Получите, распишитесь. Разумная мера предосторожности, дед прав: если человек выбалтывает незнакомым\впервые увиденным\посторонним секретные сведения во второй фразе после «здрасте», можно доверять его умению хранить тайны? Впрочем, «крепкого орешка» Андерса тоже не обошли, что директора немало порадовало.
Всё правильно, у всех кто это видел, в душе родился… фиг. 
Теперь моя очередь? − но почему-то, когда Джой снова закурил, явно закончив, и вышел, Штейнвальд снова не удивился.
Доктор, у меня это… ну, я всё забываю…
А я всё помню…

Время перестало быть незастывшим, вязким, но прозрачным стеклом, в котором даже дыхательные движения выполнялись еле-еле, а может, и не выполнялись вовсе, когда куратор-медик зашел снова, буквально как ни в чём не бывало. Все отмерли, задышали, глаза у присутствующих перестали казаться полимерными. 
- Доктор Штейнвальд, можно?
- Макс... так о чем мы?
Недовольные голоса «только что пришедшего» Ли и ошалело моргающего Андерса прозвучали в унисон.
− Да-да, коллеги, − директор поднялся из-за стола, прихватывая докладные записки из лаборатории. − Я знаю, что пора. Простите за задержку, мне пришлось выполнять некоторые... администраторские функции.     

____________________________
* телеуправляемая деревянная кукла (ит.)

+4

66

Знаете, Дюна была во многих передрягах и идиотских ситуациях, но такого прокола от своей разведки она не ожидала. Да и самой себе девушка удивлялась: как она могла так опозориться? Нют с видом нашкодившего котёнка подняла глаза на Макса:
- Сэр, прошу простить меня за мою оплошность и лёгкую паранойю.
Нют действительно было очень стыдно за то, что она, повидавшая виды вояка, перепутала вспышку горного лазера со снайперским выстрелом. Ведь они имеют разный оттенок бликов, не говоря уже про звук. Но при виде того, что Макс засобирался на собрание, девушке потребовалось лишь пару мгновений, чтобы соскочить с кушетки и встать рядом с директором.
- Макс, я понимаю, что моя оплошность не заслуживает прощения, но всё же я надеюсь, что вы мне доверитесь и разрешите сейчас последовать за вами на заседание. К тому же вам надо официально меня представить вашим коллегам и намекнуть о полных полномочиях и разрешения на вход во все помещения, дабы при дальнейшей работе у нас с вами не возникло никаких проблем. - Девушка всё это говорила нежным и приятным шепотом, который мог услышать лишь Директор. – И ещё раз прощу прощения, что перепутала вспышку горного лазера с бликом снайперской винтовки. Это просто недопустимая ошибка для высшего военного. Но надеюсь, мы сможем понять друг друга и принять тот факт, что мы с вами люди, а люди, в отличие от наших небиологических братьев, порой ошибаются. - Нют действительно было очень жалко, что она совершила такую оплошность и подвергла Макса ненужному нервному стрессу.
Девушка чуть выпрямилась и спрятала назад в кобуру пистолет, который до сих пор держала в руках. И застегнула пиджак на пуговицу, дабы никого не пугать видом пистолета и не соблазнять своей грудью, на которую почему-то ведётся большинство мужчин, хотя на мнению самой девушки, в ней ничего такого не было.
Так, сейчас главное не проколоться второй раз, поэтому на собрании ведём себя ниже травы, тише воды, поскольку, я полагаю, Максу будет слегка тяжеловато его вести после пережитого лёгкого страха. Да, он военный человек тоже, но после угрозы жизни, которая висела на волоске, вести собрание приятного мало. К тому же, собрание - отличное место для того, чтобы я пригляделась внимательно ко всем присутствующем. - размышляла Нют, и волей-неволей бросала на Макса извиняющиеся взгляды за свою, такую непрофессиональную, оплошность. Хотя, как любил говорить инструктор на курсах повышения, лучше перебдеть, чем недобдеть, если даже в итоге ошибка будет курсантского уровня.

Отредактировано Дюна Нют (27-02-2012 21:59:27)

+1

67

Эллетра стояла на ковре и сердито рассматривала сломанный ноготь. Предстоял поход к мастеру маникюра.
И как теперь выкроить время? До выходных еще далеко, в рабочий день не вырвешься, а ходить в таком виде… - она тяжело вздохнула, подобрала со стола подписанные начальником документы, и взглядом спросив разрешение у начальства, вышла из комнаты. Делать в кабинет ей было решительно нечего, разве что бороться с желанием ударить нахалку чем-нибудь тяжелым.
Кажется, рано медбратьев отпустили. Это же паранойя в чистом виде! Комнатка с мягкими стенами ей подошла бы гораздо больше, чем комната в доме доктора - Элли тихо и злобно шипела про себя.

---- приемная кабинета директора----

+1

68

В помещении больше не было никаких признаков возможного продолжения мелких неприятностей, но Талек, видимо, для перестраховки, решил-таки провести повторное, на этот раз глубокое, сканирование кабинета. С точки зрения бывшего Связного, сие было бесполезной тратой сил, но если брат решил светиться лишний раз перед оборотнем - это его проблемы.
Вышеупомянутый оборотень, более известный местному населению как Демьян Андерс, следом за леди Нют решил изобразить из себя стойкого оловянного солдатика и, ставя ментальный барьер, избежать воздействия на собственное серое вещество. Наивный. С таким же успехом можно было перегораживать дорогу БТРу сеткой для игры в волейбол.
"Хочешь поиграть, мистер Андерс? Будь по-твоему". Хоноо-рю поправил и его воспоминания столь же тщательно и досконально, однако, в отличие от остальных, оставил назойливое ощущения, что в черепной коробке орионца провели ревизию.
Директор же, которого не постигла участь бумаги с карандашным рисунком, который потерли ластиком, умело выкрутился, почти без запинки. В общем, Макс в очередной раз подтвердил, что находится на своем месте и лучше вряд ли бы кто справился с собой и ситуацией.
− Да-да, коллеги. Я знаю, что пора. Простите за задержку, мне пришлось выполнять некоторые... администраторские функции.   
- В таком случае, директор, если Вы закончили, предполагаю возможным вернуться в комнату совещаний и приступить к обсуждению повестки дня, - заметил Джой, продолжая лениво курить, при этом выражая всем своим видом сердитое нетерпение из-за бездействия во время ЧП и недовольно покашиваясь на эротишшшно вещающую на ушко Максу Дюну. Во-первых, космическая недовоительница с размаху плюхнувшаяся в лужу, раздражала бывшего Связного некомпетентностью. Во-вторых, она задерживала нынешними извинениями решение важных вопросов. И в-третьих, бесстыдно и навязчиво демонстрируемая сексуальность претила вкусам Библиотекаря, рождая вопрос, насколько должна быть примитивной особь, чтобы купится на столь откровенное предложение себя?
Секретарша Макса, пожалуй, стала катализатором, после которого атмосфера снова пришла в движение, и доктор Ли позволил себе утопить окурок в предусмотрительно подсунутой Штейнвальдом пепельнице.
- Мне сказали, что дело важное...? - приподнята бровь ясно читалась как "ну мы идем наконец, или как?"

+4

69

Женский пол, хоть его и принято обзывать слабым, предсказуемо оказался гораздо более выносливым и гибким – обе девушки, хоть и разнились возрастом, после «ментальных зачисток» доктора Ли пришли в себя на удивление быстро. Элеттра, например, очнувшись, как ни в чём ни бывало (сердитость общая не в счёт), взирала на сломанный ноготь и собирала в аккуратненькую стопку подписанные директором документы, неприязненно косясь на орионскую валькирию. А та…     
Однако, реакция! – крякнул про себя Максимилиан, когда военизированная дамочка вскочила с кушетки и очутилась рядом с ним ну практически в мгновение ока. Надо сказать, приостановившийся на бегу (на лету?) Штейнвальд, слушая её взволнованный оправдывающийся шёпот, преисполнился искренним сочувствием. Нет, ну, в самом деле, любой профи, опростоволосившийся так, как фроляйн Нют, чувствовал бы себя крайне глупо и неловко – директор, будучи, в общем-то, человеком сердечным, это прекрасно понимал. Дюну было жаль, действительно по-человечески жаль, ибо сейчас-то Макс видел не самоуверенную воительницу, а смущённую хорошенькую женщину. Она даже выглядеть стала как будто моложе – то ли оттого, что съехал с неё апломб сексуальной дивы и суперкоммандос, то ли из-за нежного румянца вины и смущения, заливавшего побледневшие щёки.
− Ну что Вы, что Вы, голубушка. Не стоит так переживать.   
Доктор мягко улыбался, сочувственно кивая, до тех пор, пока ревизорша не брякнула всё испортившую фразу:
Но, надеюсь, мы сможем понять друг друга и принять тот факт, что мы с вами люди, а люди, в отличие от наших небиологических братьев, порой ошибаются…
Мысленно выругавшись и закатив глаза – она неисправима! – Максимилиан сделал шаг мимо белокурой красотки, ответив почти тем же тоном, что и в предыдущую свою реплику:
− Конечно-конечно, все мы… − кро-о-охотная, но многозначительная пауза, − все без исключения, люди-человеки, а значит, можем ошибаться.
Ну не совсем же она дура, Ну не совсем же она дура, должна же сообразить, что ни о каких «небиологических братьях» вслух и всерьёз даже в дурдоме говорить нельзя, если не хочешь оказаться в числе пациентов, а не персонала! – сердито подумал Штейнвальд, оборачиваясь к Джою Френсису:
− Да-да, доктор, идёмте! – он прибавил скорости, почти выбегая из кабинета. − Дело, действительно, не терпит отлагательств. Мистер Андерс, Вы идёте? – уже на выходе обернулся он к вирусологу. − И… мисс Нют, мы Вами непременно встретимся после совещания.
Дверь за удирающим без оглядки директором хлопнула, ставя точку в его безупречно вежливых распоряжениях. Макс вылетел в приёмную, куда минутой раньше мышкой юркнула Элли, надеясь без остановки пронестись в коридор, торопясь в Совещательную комнату.

+5

70

часть души библиотекаря внутри Максимилиана Штейнвальда

- Ты же думал об этом. Ты часто думаешь о сыне, мой дорогой. И мне печально видеть, как ты стремительно создаешь вакуум вокруг Хеймо, - утверждал с прискорбием дед Отто, поигрывая тростью. - Нельзя ребенка оставлять строго в одних руках... Особенно, когда существуют друзья. Ты не железный, Макс.
Отто очень пристально посмотрел на Тильмана, будто видел его насквозь.
- Мне тоже страшновато раскрывать ему правду. Но кто, как не он позаботиться о твоем сыне?
Переведя взгляд на Макса, он смотрел уверенно и твердо. Перевел картинно взгляд на Андерса.
- Твои замыслы черны и противны Нам. Но пока они не вредят Нам, - он отчетливо выделял это многозначительное "нам". Талек не намеревался называть вещи своими именами, называть Древних Древними, раскрывать цели и важные области. Отто говорил так, что Демиан отчетливо слышал голос в своей голове.
- Тебе следует заботливо отнестись к этому месту и его жителям. Иначе мы займемся твоим положением пристально. Ты останешься на Земле. Станешь частью почвы. Это последнее предупреждение, дитя Сетха.
Отто закончил свое обращение, говоря спокойно и равномерно. В голосе не было угрозы. Только легкое неудовольствие. Будто бы он пояснял кому-то не слишком понятливому.
Вернувшись к диалогу тет-а-тет с Максом, дедушка заговорил мягко:
- Тильман похож на того, кому можно доверить свою жизнь не только в экстремальных ситуациях. Я бы не пожелал лучшего крестного своему правнуку. А ты? Кому бы ты доверил заботу о Хеймо? Ставленник пришельцев уйдет вслед за ними.
Талек понимал, что своими речами провоцирует обострение и без того острого конфликта с Дюной. Впрочем, Древний следовал причине, по которой ее поставили сюда. Дюна больше нужна, чтобы иметь доступ и вмешиваться в дела, куда не допускается орионские, падкие до технологий руки.
Но какое дело до этого Архитектору? Он, древний, понимал как разрушительны технологии, к которым раса еще не готова в силу развития.
- Она будет выполнять свою обязанность - охранять Хеймо. И пока Архитектор здесь - отчего не позволить ей быть среди землян. - резюмировал свое мнение Отто, и, тем не менее, добавил: - вот только если она научится сохранять тайну присутствия внеземных форм жизни здесь.

В приёмную (переместился, так как перешел "носитель" - Макс)

+3

71

Когда Дюна осталась одна в кабинете Макса, то с досады чуть притопнула ногой.
Вот же черт! Ладно, мы с вое возьмем после собрания. К тому же, возможно, после него и удастся с Максом спокойно поговорить по душам, а сейчас мне следует наведаться к нашей серой мышке и поканифолить ей мозги. А еще я бы не отказалась от кружки зеленого чая.
Дюна подошла к небольшому зеркалу и, поправив слегка прическу и оттянув пиджак, посмотрела внимательно на себя в зеркале.
М-да-с… Видок у меня, конечно, совсем уставший но, увы, тоны косметики накладывать тоже не вариант, посему пускай привыкают ко мне без косметики.
Вид у Дюны и правда был слегка помятый, уставший и очень не выспавшийся, но такова плата работы “специального агента СПИЗа” как звучит формально ее должность. Но, несмотря на такие огрехи, Нют продолжала нравиться окружающим и многие считали ее довольно милой, а то, что организм на пределе работает - это мало кого волнует, как-никак статус секретности.
Ладно, фиг с ними, пусть СПИЗ сам расхлебывает свою кашу, а я буду выполнять заниматься лишь своей обязанностью, поскольку устала от этих политических игр и, как показала практика, даются они мне ну совсем не ахти. Главное, Макс понял, что дело серьезное, а в остальное вмешиваться не буду, ведь я военная, а не дипломат.
Пусть Дюна вслух редко признают свою неправоту, но перед собой она всегда честна. Поэтому девушка, чуть хмурясь, вышла из кабинета Макса при этом плотно закрыв за собой дверь, и отправилась во владения секретарши, или как она прозвала ее в своих мыслях “Серая мышка”.
Приемная кабинета директора

Отредактировано Дюна Нют (09-03-2012 14:36:04)

+1

72

-->>Озеро.

Внешний вид ГОРНа изображал невыспавшегося, сильно помятого субъекта, когда он бочком протиснулся в кабинет директора. Ни дать, ни взять – мелкий клерк с поручением. А судя по лиловеющему синяку в пол-лица и подбитому глазу (голограмму не жалко), а так же по грязным и порванным в одном месте брюкам, пальто в более плачевном состоянии были оставлено в приемной поручение не выполнившим. Шмыгнув носом, и кося по сторонам крайне виноватыми глазами, он все же собрался с силами и положил с краешка стола пожеванную папку с пятнами земли на обложке.
- Эммм, господин директор, - тоскливо начал, размышляя, начать ли уже хлюпать носом, или оставить этот аргумент напоследок, для усиления, так сказать, - Профессор, - вздохнул еще жалостливее, - Вот, - ткнул пальцем в папку. – Это из Цюрихского суда, решение по делу о помещении к Вам господина Бальдра Грига. Эммм, Вы не подумайте, он смирный, тихий, добрый такой, - торопливо зачастил, - не преступник какой, просто с головой плохо, совсем плохо. Такой здоровенный, блондин, смазливистый, а вот, – развел руками.
В деле были и фотография Бальдра, и решение суда кантона, и медицинские справки, все как положено. Только самого пациента не было.
- Спокойный, смирный, - хлюпнул носом еще раз, повторяясь, - я уж не знаю, что на него нашло, может, испугался чего, или приснилось, мы ж ночью ехали. Все, как положено, полицейские ж сопровождать не должны были, он же не преступник и не опасный. Был. Не знаю. Руль дернул, и я как впилился, башкой, - про "пристегиваться надо", говорить не обязательно, человек вполне догадался б сам, - Очнулся, а его нет. Озеро плещется. Машина в кустарнике застряла, еле вытолкал. Покричал. Тихо. Я к Вам. Вы уж поспособствуйте, Профессор. Мне ж без закрытого поручения возвращаться нельзя. Он где-то тут, потерялся, наверное. Он мухи не обидит. Только растерялся, наверное. Этот, - сделал вид, что вспоминает, - аут, чего-то там, - хихикнул, - как в футболе. Аааа, аутит, или как-то так.
Шумно вздохнул, и вперился взором в свой грязный ботинок, слегка покачиваясь.

+2

73

Как ни странно, утро директора прошло гладко, и разговора с матерью, которого он боялся до холодного сердечного спазма с той самой секунды, как накануне вечером узрел на кухонном столе две похожие до неотличимости фотографии, скрепленные стикером с красноречивой надписью, не случилось. Правда, единственной тому причиной стало то, что Максимилиан, отлично выспавшись. тем не менее, и чувствуя себя бодрым, как никогда, поднялся раньше обычного на полчаса, максимально беззвучно выпил кофе на кухне, ежесекундно ожидая появления фрау Штейнвальд и вздрагивая от каждого шороха, и быстро-быстро слинял на работу. Ему повезло – даже щелчок замка на входной двери, закрывшейся за ним, прозвучал почти неслышно.
В родимом же кабинете диектора ожидала благостная рабочая рутина, ровно до тех пор, пока Элеттра не предупредила о неожиданном визитёре, явившемся без предварительной записи, но по важному делу. Макс поморщился, но решил, что на пять-то минут отложить приём одной истеричной девицы, которую маменька с папенькой, не знающие, куда деньги деть, отправили в благословенную Швейцарию полечить растрепанные бурным романом нервы – это, пожалуй, даже благо, и сказал Элли заветное «ладно, впускай».               
Плачевно выглядевший посетитель сперва Штейнвальда удивил, но его сбивчивый рассказ уже на первых словах объяснил директору, тоскливо уставившемуся на перепачканную землёй папку, много большее того, что пытался поведать злосчастный сопровождающий – жертва несоблюдения ПДД. Сочетание имени «Бальдр» и сочетание с ним слов «блондин», «смазливистый» уже Штейнвальду многое объяснило.
Он стряхнул подсыхающий песочек и мелкий древесный мусор с обложки, полистал документы, (всё, разумеется, честь по чести, комар носа не подточит!) глянул на фотопортрет будущего пациента, окончательно убедился в своих догадках и вздохнул украдкой.
Ещё один вроде того, что приходил на прошлой неделе за своим прошлым, Эдгар, кажется?.. Да, Эдгар Берг. – Память на имена и лица у психиатра была отменная. – Ещё один неугодный, которого жалко просто укокать… хотя в этом я господ-экспериментаторов понимаю, грех пускать в расход такой отборный человеческий материал. – Он ещё поразглядывал шапку белокурых кудрей, обрамлявших очередное совершенное лицо молодого мужчины. – Чистый Давид Микеланджело, бог ты мой. Его тоже к нам на передержку, что ли, перед отправкой в виде беспамятного болванчика куда-то, где стреляют?..
Да не профессор я, – захлопнув папку и досадливо махнув рукой, сказал он вслух незадачливому водителю и сопровождающему. – Ладно, не волнуйтесь, найдём нашего белобрысого зайку. – Директорский палец уже нажимал на клавишу селектора: – Элеттра, cara, поднимай охрану – пусть начинают прочёсывать территорию, у нас тут аутист-потеряшка, оказывается, обнаружился. Пусть поищут вокруг озера.
Директор отключил громкую связь, свободно откидываясь в кресле и снова беря документы. Маленький спектакль для одного зрителя – откуда этому скромному и побитому жизнью (в буквальном смысле – вон фингал какой!) клерку знать, что люди для поиска беглеца подключаются на самом последнем этапе и то не всегда – сириусоботы в виде кузнечиков или стрекоз обнаружат живую дичь, а механические собаки её загонят и усыпят, так что останется бравым охранникам только подобрать бедолагу, спящего сном невинного младенца, да свезти в Золотую клетку. А дальше… уж как парню повезёт.
Кофе выпьете? – гостеприимно предложил Максимилиан.

+1

74

Несчастные вздохи «секретаря суда» прекратились, как только доктор начал профессионально организовывать поимку «потеряшки», даже дыхание будто замерло, боясь поверить в такую доброту и удачу. А уж приглашение к кофе…
ГОРН всплеснул руками, тут же прижал их к груди, и растроганно зачастил:
- О, профессор! Простите, - осекся на мгновение, вспомнив, что «не профессор», - О, герр доктор, - опять осекся, - О, герр Директор! Благодарю Вас. О, благодарю Вас.
Кинулся пожимать конечность человека, стараясь не переусердствовать и не оторвать, очень уж земляне были хрупкие.
- Я так виноват, что не уследил, так виноват. Но благодаря Вам он найдется, ему помогут.
Шумно всхлипнул, прижал ладонь к своему лбу. Все так же стоя, и не решаясь сесть, якобы боясь запачкать мебель своими грязными брюками.
- Кофе? Как вы добры! Но у меня так болит голова. Все-таки стукнулся я сильно. Все плывет перед глазами. Наверное, у меня даже сотрясение? – хлюпнул носом. – Может, мне можно куда-нибудь, хотя б в каморочку какую, прилечь. А когда его найдут, Вы мне бумаги подпишите, и я безбоязненно вернусь в Цюрих. О, герр Директор.
Вперился в него жалостливым взглядом, усиленно симулируя расфокусировку, потерю ориентации, почти потерю сознания. Ни дать, ни взять пройдоха, решивший еще и за бесплатно отдохнуть в таком дорогом санатории.
Конечно, ГОРН мог получить все блага всего лишь пройдя через Скальный бункер, там бы ему и бумаги сделали какие-нибудь, что он «старший помощник младшего специалиста по птичкам», и на территории Приюта он бы находился, как полномочный сотрудник со всем соц.пакетом. Но это бы было так скучно. А тут он юродствовал, и сам наслаждался своим лицедейством, артистизмом и полным вхождением в образ.

Отредактировано Атраморс (09-11-2013 00:26:50)

+1

75

Гостеприимные хозяева иногда нехило огребают от слишком нахальных гостей – гласит один из законов Мёрфи, действие которого наглядно продемонстрировал директору что-то уж больно умильно (до подобострастия аж) забормотавший благодарности клерк. И глазки-то он закатывал, и ручки-то на груди складывал, и лепетал-то растроганно – прямо не судебный исполнитель, а краснеющий мальчик-ангелочек из церковного хора. Выслушивая жалобы на драгоценное здравие с перечислением возможных диагнозов разнесчастного нарушителя ПДД и способов от них (жутких-ужасных!) спастись, Макс тоже закатил глаза, но лишь мысленно – не сказать, что такое прикрытие подхалимством наглости его выбешивало – в конце концов, и сам доктор Штейнвальд был изрядным пройдохой, и не имел права (да и охоты) осуждать этого типа за то, что тот пользуется возможностью и моментом. Каждый ведь устраивается, как может, верно? Да и, кто его знает, воможно, и не симулирует, а впрямь головой стукнулся – очень даже на то похоже. 
– Так, сядьте-ка. – Гиппократу Максимилиан клятвы не давал, но смотреть спокойно, как, стесняясь, суетится предполагаемый больной (на всю голову, о да!), спокойно не мог – долг врачебный не дозволял, и простая человеческая совесть. – Сядьте, сядьте! – почти прикрикнул, пригвоздив бедолагу заскромничавшего суровым взглядом, (а по делу Штейнвальд очень даже умел смотреть сурово и даже грозно), снова протянул руку к селектору и сказал быстро и чётко: – Элли, bambina, un altro caso*: устрой господину… – вопросительный взгляд на «господина» и заминка, долженствующая показать, что представиться было бы нелишним для скорейшего решения организационных воросов, – …господину из суда приём у невролога. Срочный и внеочередной, да. И пробей на ресепшене апартаменты в Доме Успокоения для него. Да, за счёт Приюта, разумеется.

____________________________________
*Элли, детка, ещё одно дело - (ит.)

+2

76

- Иаков Атромович, - пискнул, вклинившись в паузу селекторного разговора.
Физиономия афериста сияла в миллион ватт, хоть лампочки подключай. Даром! И проживание, и полный пансион, и врач. Весь его вид излучал чистое и незамутненное счастье, точнее должен был демонстрировать это Человеку. Даже синяк залиловел будто бы ярче.
- Герр Директор, герр Директор, - смахнул слезу, ну что еще сказать на этот аттракцион небывалой щедрости? Только развести руками в полном восторге и зависнуть над стулом задницей, все же, в последний момент, опомнившись и смущенно залепетав:
- Герр Директор, я не могу, тут такая обивочка, а я в лужу упал. Я пойду лучше, постираюсь, приведу себя в порядок, а то меня и доктор к себе не пустит. Я так благодарен Вам.
Бочком-бочком продвигаясь к двери. Весь вид его должен был говорить Директору – отпусти меня Христом богом молю, пока не передумал, и такая халява не накрылась медным тазом.
- Я пойду? Можно? – невинно хлопнул глазами, завершив маневр отхода у самого выхода.
И позаливавшись еще трелью благодарностей, минуты на две, в ответ на позволение идти от Доктора, юркнул за дверь.

-->>Комната Гримани
(будем считать, что она свободна, так как игрок давно не появлялся, а интерьер меня радует?)

Отредактировано Атраморс (12-11-2013 15:05:24)

+1

77

– Иаков Атромович, – кивнув себя поименовавшему, что, дескать, понял, повторил Макс для Элеттры, мимоходом понимая, что теперь-то, в свете характерной уж больно фамилии, особенно понятна завидная предприимчивость и некоторая суетливость ушлого «господина из суда». Собственно, отдав распоряжения умнице секретарше, «Герр Директор» (2 раза) мог рассмотреть посетителя, не торопясь, со всем вниманием и не без интереса. В результате недолгих, но внимательных наблюдений «Герр Директор» (3 раза уже) не мог мысленно не согласиться с мэтром Атромовичем, по-куриному хлопающему руками, что падение того задом в лужу обивке кресла грозит нешуточным ущербом. Однако мебель – это всего лишь мебель, а человек – это мера всех вещей. В том числе, и обитых гобеленом. Гуманист Штейнвальд уже открыл рот, чтобы сказать что-то вроде «Да леший с ней, с обивочкой», но зерно истины величиной с кокосовый орех, которое внезапно так обнаружилось в смущённом и подхалимском блеянии судебного чиновника, заставило психиатра кивнуть. Невролог, конечно, примет пациента в любом виде, в конце концов, по скорой в каком только дерьме людей не привозят, и тут, считай, тоже экстренный случай, (пусть даже если и не совсем оно так), но раз человек хочет показаться врачу умытым и в более-менее презентабельном, то есть чистоодетом виде, то нечего ставить его в неловкое положение и силой убеждения и авторитета сажать в то злосчастное кресло.
Ну хорошо. – Максимилиан мягко улыбнулся, постучав тупым концом ручки по папке. – Если Вы уверены, что нормально дойдёте до врача, то не стану Вас задерживать.

+1


Вы здесь » Приют странника » Дом Озарений » Кабинет директора