Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 182. Мы поплывем, рифмуясь, как два калеки


Сезон 4. Серия 182. Мы поплывем, рифмуясь, как два калеки

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время действия: 2446 г., 12 июля, 05:00-10:00.
Место действия: каппа-квадрант, «Галатея», звездолёт класса «Феникс» (USS Galatea, NCV-1278), планета-колония Фрея.
Действующие лица: Эхони Итеб (Шон Макдугал), Йозеф Рейнхардт (Майкл Фассбендер).

http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/602179.jpg

+1

2

https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/494/565778.jpg

…Изрядно повреждённый в неравном бою «Даэрон» третий день тащится с потерянного Федерацией Вззана, дребезжа всеми составляющими, как разгроханный рыдван по ухабам. Кое-как бедолагу подлатали на ходу, но до базы на Сигурде всё-таки следует дочапать побыстрее.
– Йяа-ху! – вертанувшийся в кресле Вейгуд сияет, как порядочная ёлка на Рождество, – Парни, чумовой фарт! Нам не надо тащить свои задницы на Сигурд. Скажите, что я не гений!
– Ты не гений, – с удовольствием соглашается только что заступивший на вахту Исикава.
– Захлопни-ка пасть, пилотище-самураище, приверженец Буси-после! – оттопыривает губу связист, – Сейчас я тебя заставлю извиняться. Эй, на выбор: ему придётся просто застрелиться или пусть по всем правилам делает харакири?
– Ясно, харакири! – в унисон и с воодушевлением отвечает неразлучная парочка из пилота и штурмана – Рейнхард и Итеб.
– Не томи, Альф, чего надыбал? – морщится Юджи-самураище.
– У нас под боком обнаружились сигналы радиомаяка. И знаете, к чему он пришпандорен? К частному мобильному доку «Нарлини».
– Это который?.. – встревает Мариса Вильяда.
– Да, переделан из захваченного абринского крейсера «Млах», класса «Та-Фа», – даёт бесплатную справку до неприличия эрудированный Итеб. – Владелец – Жерар Нейман, дядька честный, совестливый.
– Господь милостив к нам, его недостойным детям! – капитан Чекини набожно крестится слева направо. – Покажи, Альф, где это? Джей, сколько будем добираться?
– Всего ничего, – консольная карта со значком маяка прямо перед глазами Эхони, пока не вставшего из штурманского кресла, так что Рейнхарду даже особых расчётов делать не нужно. – Два часа лёту.
– Всего два часа лёту, – подхватывает Вейгуд, – и наш старичок «Даэрон» сможет доверить свои кишочки пяти десяткам надёжных чувачков. А мы, залётные, сможем снять стресс и от души нажраться, нарезаться, нагрузиться, надраться, набубениться, а потом выспаться всласть. Вот после этого скажите, что я не гений!
– Ты не гений! – дружным хором отвечают Альфу четыре мужских голоса и один женский…

…Ну и чего было просыпаться в такую рань? – Джей завозился в постели, пришлось его погладить по плечу – самыми кончиками пальцев.
Сон… сон о том, что было, и о чем не надо вспоминать обоим. Бывший пилот их и не запоминает, сны, хотя видит, потому что бывший навигатор смотрит эти сновидения вместе с ним, и… земляне когда-то называли это «засвечивать». Как фотопленку – была такая допотопная техника уничтожения ненужных кадров, еще до наступления эпохи цифровой фотосъемки. Ни к чему такую нагрузку на психику человеку, аппаратура им целой нужна, в конце концов, «Галатея» сейчас в положении хуже даэронского, и никаких доков для ремонта в этом гиблом чёртзнаетгде нет уже пять лет и не предвидится…
Задремал опять, кажется, задышал ровно, хорошо. Так и надо. 
Эхони перевёл глаза на искусственное окно. Пока элладанский городок Рингил, где родился Джей, уютно кутал бархат ночи. Под глубокой чернотой неба пересекающие снежное поле узкие полоски проложенной накануне вечером лыжни выглядели как две тончайшие борозды, процарапанные острым чеканом по светящейся серебряной пластине. Звезда Глор, далёкая и нежаркая, поднимется над горизонтом лишь через шесть земных дней. Сегодня только вторник выходной недели, можно спать, сколько захочется, несмотря на то, что по корабельному времени сравнялось пять утра… 
[NIC]Эхони Итеб[/NIC]
[STA]Покуда жмемся вместе, всё излечится[/STA]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/494/184394.jpg[/AVA]

+2

3

Кто забывает уроки прошлого – обречен повторять свои же ошибки в будущем; вот только пять лет болтаясь в глубоком космосе, как отходы жизнедеятельности в проруби, даже ошибки приснопамятные творить негде. Негуст выбор: просто жить день за днем в ожидании, когда чертова посудина развалится, или не жить вовсе. Из двух одинаково неприятных вариантов бывший пилот, а нынче безопасник, открещивающийся от штурвала, словно черт от ладана, выбрал продолжить существовать настолько хорошо, насколько позволяли обстоятельства. Разумеется, мысли тяжелые и недобрые о том, что было, что будет и могло бы быть, нередко посещали темно-русую голову, однако мужчина гнал их прочь, стараясь концентрироваться на проблемах и решении задач здесь и сейчас, дабы не жалеть, если вдруг завтра откажут системы, и они наконец упокоятся в этом дюрасталевом гробу.
Ощущение беспокойства, заставляющее искать взбудораженное сознание спасения в пробуждении, внезапно утихомирилось; если бы Йозеф помнил свои сны, то проследил бы подобную закономерность едва ли не каждую ночь. Однако его рыцарь в хлопковой пижаме в синюю полоску старательно оберегал спокойствие своей пары, стерег, аки суровый дракон россыпи золота, заполняя прорехи ровным дыханием и глазами цвета горечавки.
Выплывшему буквально на поверхность в утреннюю чуткую дрему, грозившую оборваться открытием глаз и ленивым зевком, окончательно проснуться помешали, вновь отправляя в размеренный отдых. А вот рукам, уверенно державшим как штурвал, так и фазер, никто не мешал бережно обвить лежавшего рядом дельтанина. Джей, привычно потеревшись кончиком носа о лишенную волосяного покрова кожу над виском, вздохнул. В выдохе, если прислушаться, можно было расслышать имя, или показалось? 
[NIC]Йозеф «Джей» Рейнхардт[/NIC]
[STA]нелетайка[/STA]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/103/496260.jpg[/AVA]

+4

4

О, вот как! – и как тут скрыть улыбку, когда тебя так вот вкра-а-а-адчиво, вроде как даже и не приходя в сознание, обнимают? Как мальчик любимого плюшевого мишку… или зайку, или мохнатенького кулосавчика, если это дельтанский мальчик, конечно. – Хони и не скрывает ее особо, улыбку – смысла нет, все равно в каюте темно, лишь через двадцать минут начнет просеиваться через тонкие ночные облака слабый серенький свет. И это на Элладане уже весна, зимой вообще солнца не видно несколько месяцев, но Джей, конечно, и такую родину любит… как и все прочие – почти ничьи окна не показывают собственно космос.
Как все-таки забавно – до сих пор, а пять лет уже как! – что им отдали эту люксовую гостевую каюту. Понятно, что «Галатея» вообще роскошная – как-никак, корабль эскорта, не какой-то грузовик, но… кровать одна – и то, как в лучших домах. То есть две кровати, сдвинутые вместе. Как там Джей его назвал, когда в первый раз увидел, траходром?.. Смешное слово, конечно, однако ложе получилось настолько царским, что в ширину значительно больше, чем в длину, катайся – не хочу. Вот мистер Рейнхардт и не хочет. И дело же, ну правда, не только и не столько в том, что в помещении совсем не жарко (режим энергосбережения, куда деваться), – дельтанин снова лукаво ухмыльнулся, нежась и жмурясь довольно, пока сильные руки бывшего пилота гладили его по лопаткам, скрытым пижамной курткой, а потом и… значительно ниже лопаток, где кожу прикрывали уже такие же полосатенькие штаны.
Каков хитрец, а? – Эхони мыкнул тихо и вопросительно в ответ на имя – произнесли его губы Джея, тепло коснувшиеся виска, или слово прозвучало внутри черепа?.. Проснулся все-таки? Не проснулся? Заснул опять?..
Заснул, – на гладком лбу бывшего навигатора и навсегда телепата, над переносицей, прорезались вертикальные морщинки от сдвинувшихся бровей. – Заснул и снова началось это. Интересно, у землян это частое явление – сны с продолжением?..
   
…Кажется, теперь «Даэрон» дрожит от нетерпения, почти падая в створ одного из входных люков летающего ремонтного завода. Ряды шестиугольных люков делают мобильный док похожим на титанических размеров футбольный мяч. Под наружной скорлупой «Нарлини» в пустоте висит второй мяч, поменьше, с открывающейся шестиугольной дырой, к которой и плывёт покарябанный линкор.
– Сближение идёт медленно, – замечает Чекини. – По расчётам надо быстрее.
– Понял, – цедит Рейнхардт, плавно отжимая штурвал. – Идём быстрее.
– Скорость сближения увеличивается, – удовлетворённо говорит Итеб. – Не промажь, бомбардир!.. Трибуны замерли в ожидании гола!.. Оле-оле, в девятку!
Если первая в жизни самостоятельно проведённая стыковка у всякого нормального астролётчика вызывает щенячий восторг, то тысячная проходит на том же уровне эмоций и автоматизма, что втыкание штепселя в розетку. Пневматика швартовочного гнезда охватывает оба выставленных вперёд стыковочных узла «Даэрона». Корабль сладострастно вздрагивает и замирает.
– Приветствуем вас у себя, отважный «Даэрон»! – выпевает в динамиках центрального поста хрипловатый голос Эланис Хименес, старомодной кинозвезды, должно быть, любимой владельцем дока. – Ремонтники на «Нарлини» не считают ворон. Покинуть судно умоляем мы усталый экипаж. Трап уже подан к первому переходному люку, Незамедлительно ударный труд начнётся наш…
– Куда мы попали? – встающий с капитанского кресла Энрике Чекини ошарашен. – В мюзикл?
– Мы скрасим вашу с кораблём недолгую разлуку, – Эланис выводит бравурную руладу. – Как подобает, встретим мы героев Звезднофлота! Добро пожаловать на наш гостеприимный борт!
– Забыл сказать, – смущённо улыбается Эхони, выходя из рубки. – Они тут все подвизаются на поэтической ниве. У хозяина бзик, ну и остальные… въезжают в колею. Но это единственный недостаток.
– Он стоит десятка других, – бурчит Альф, отдраивая люк. – Если нас даром починят, мы обязаны слушать эти вирши?
– За дармовщину всегда приходится платить, – доктор Де выстраивает в очередь техников и стрелков. – Почему мне вспоминается история про бесплатный сыр?..
– Это теперь такой вариант старого выбора «Жизнь или кошелёк»? – зубоскалит трюмный Кримали, ступающий на трап. – Я отдал бы месячное жалованье, лишь бы они перешли на прозу.
– Как дома будете вы здесь, пока кипит работа, – не унимается псевдо-Хименес, – Мы не какой-нибудь бездушный, людный космопорт!
– Я, кажется, догадываюсь, отчего тут безлюдно! – хмыкает Джей. – Обычно агрессивная реклама отталкивает.
По слегка наклонному закрытому коробу переходного трапа, слабо освещённому пунктиром голубоватых светодиодов на уровне пояса, Рейнхардт идёт следом за Итебом, любуясь его лёгкой походкой. Каждый раз неправдоподобно красивое, гибкое тело молодого мужчины напоминает Джею о том, что всё-таки человек задумывался богами, как самое совершенное животное, а у Эхони ещё блестящий интеллект прилагается к физической красоте… Словно подхватив направление крайне фривольных желаний старшего штурмана, бортовая певунья «Нарлини» берёт на полтона ниже и на порядок интимнее.
– И сразу после угощения найдёте вы уют, – обещает она, – спокойных, чистых, самых комфортабельных кают.
– Заманивает, сирена! – придерживая у выхода Марису, скупо усмехается Юджи. – Ну посмотрим-посмотрим!..

Не посмотрим, – в полушепоте Эхони было столько же мольбы, сколько уверенности. – И не увидим, – теперь он коснулся губами виска, чуть влажного от испарины.
Давай я тебе лучше покажу жемчужно-тающий хоровод дневного семилунья на Дхее? – в конце концов, настройка на брачного партнера – это уже с отрочества тренируемый навык у дельтан, и то, что Джей не принадлежит к той же расе, абсолютно ничего не меняло. Если бы меняло – травились бы они препаратами пожизненно, поступая, на службу Федерации? Но телепатия – не феромоны, так просто не отшибешь.
Ты же спишь – и спи... – в терранской сказке смешной человечек с зонтиками дул детям в затылок, чтоб им снились добрые сны, а Хони легонько дохнул теплом в лоб Джея, уже не гладкий, не юный, и знакомая Итебу с детства картинка встала, как живая, перед обоими.   
В нежно-голубом небе краешки месяцев, четвертинок, половинок, почти полных лун без правой и левой кромки подтаивают льдисто в тончайшем перламутровом сиянии. Они чуть менее прозрачны, чем парок дыхания в прохладном воздухе. 
Смотри туда, вверх, над морем, над горизонтом, смотри вниз, с курчавого от сочной зелени холма с прилепившимися к склону домами, похожими на сахарно-белые раковины тахинн. Смотри, смотри, как красиво…

[NIC]Эхони Итеб[/NIC]
[STA]Покуда жмемся вместе, всё излечится[/STA]
[AVA]https://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/494/184394.jpg[/AVA]

Отредактировано Шон МакДугалл (03-04-2021 03:53:04)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 182. Мы поплывем, рифмуясь, как два калеки