Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 151. Только ночь спускается, грани прошлого стираются


Сезон 4. Серия 151. Только ночь спускается, грани прошлого стираются

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Время действия: 2247 г., 17 апреля, 22:00-23:59.
Место действия: каппа-квадрант, «Знак», звездолёт класса «Орден» (USS Sign NCC-75404), каюты экипажа.
Действующие лица: Джонатан Уэсли (Джаред Вебстер), Эвридика (Элизабет Рейнер), Лоран Лефевр (Энгус МакТавиш), Мирмис Р'Рау (Эржебет), Гремблад Вьёрн (Владислав Тапиша),

https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/859434.jpg

0

2

…Инкрустированная костью и перламутром створка боковых дверей выпускает Джонни в пасмурный день пятилунской весны. Здесь хотя бы прохладно. Недели две прошло, как неугомонная тётя Сара, не в силах больше видеть, как любимое чадушко, не пивши, не евши сутками апатично лежит и смотрит в потолок, силой потащила Джонни сначала в столицу, на консультации к какому-то психотерапевтическому корифею, а потом, по совету оного, и на этот лишенный смысла ежегодный приём у Магистра – развеиваться. Однако скопление и броуновское движение толп в огромном вестибюле Дворца приводит молодого человека в состояние ещё большего уныния. Оставив тётушку с дядюшкой обмениваться новостями с кучей знакомых и родни, он незаметно просачивается через толпу и выходит наружу. Бегом сбежав по одному из отрогов в лабиринте лестниц, парень ныряет под аккуратные кроны мемсов. Земные деревья плохо приживаются на Пятой Луне, сколько ни бьются умель-цыселекционеры, а вот местная флора благоденствует.
Чёрт, до чего же тошно! Словно нечем дышать… Да ещё троюродную малявку Дарлин, приставшую пять минут назад с разговорами, назвал именем Долорес… неудивительно, раз думается только об этой предательнице… день и ночь только о ней, – на ходу Джонатан безрадостно усмехается, – Экий вой доносится из глубин моей замшелой души! Ну ясное дело, всё как всегда… Не успел я порадоваться тому, что всё вроде бы устаканивается в моей жизни, как получил новую оплеуху. А во всём виновата опять «любовь, морковь, гнилые помидоры». Мой опыт в этой сфере имеет право считаться сугубо отрицательным. Я вполне мог бы написать трактат «Как не надо влюбляться», но сделать это мешает лень. Самое ужасное даже не то, что меня в очередной раз кинула девушка, а то, что я не понимаю причины этого кидалова. Вот хоть убей! Три месяца всё было супер – и пожалуйста…
Уэсли угрюмо усаживается на мраморную скамью в сквере, засаженном деревьями с негустой, нежно-зелёной листвой. В конце радиальной аллеи открывается вид на Львиный Дворец Изулона. Строгий и изящный, он выстроен в стиле поздней готики. Правда, случилось это на пару-тройку тысчонок лет раньше, чем такую манеру освоили зодчие Земли. Тем не менее, стиль дворца – поздняя готика, один в один – устремленные в небеса острые шпили, узкие окна, стрельчатые арки. И резьба, резьба, резьба по белому камню, словно резиденция Магистра от фундамента до флюгеров закутана в туго накрахмаленное кружево.
Окружающие нижний этаж галерею и ломаные зигзаги широчайших, метра в три, лестничных перил, ведущих на галерею, населяют белоснежные каменные львы. Могучие самцы насторожённо высматривают несуществующую добычу, или уже загнав её, дремлют, насытившись. Мраморные изваяния выполнены так искусно, что всякому казалось: этот гривастый хищник через секунду гневно захлещет себя хвостом по бокам. Казалось, другой протяжно зевнёт. Казалось, третий начнёт кататься по полу, играя и радуясь жизни, как беззаботный котёнок.
Оказалось, что не казалось. Каждую сто сорок девятую ночь, когда Оноссеа достигает полноты и сияет золотым диском на полнеба, львы оживают. Меняют позы, встают, бродят по галерее, вспрыгивают на перила, грозно рычат до самого захода материнской планеты. Приезжих туристов громко и честно предупреждают – в такие ночи лучше воздержаться от прогулок по Дворцу Магистра, но каждый пятилунский месяц приезжие делегации недосчитываются одного-двух любопытных. Канцелярия Магистрата ежемесячно разоряется на солидные компенсации родственникам попавших в сомнительную честь быть «львиной долей». Хотя угрожающие и очень доходчивые объявления о рискованности таких экстремальных ночных экскурсий во время полнооноссеания развешиваются, где только можно и нельзя, вплоть до общественных туалетов. Однако, несмотря на дурную славу, или же благодаря ей, поток желающих осмотреть это чудо света – единственное в своём роде место во вселенной, не иссякает.
Больше такого не строили и на самой Пятой Луне. Секрет оживающих статуй утерян вскоре после строительства уникального дворцового комплекса. Во время Тысячедневной войны последний скульптор, владевший искусством их создания, погиб, защищая своё творение от вторжения дронов, решившихся на осаду столицы.
Но сейчас Джонатану Уэсли малоинтересны не впервые увиденные красоты главной столичной достопримечательности, неинтересно обещанное тётей знакомство с новым родственником, на днях прилетевшим из какой-то тьмутаракани, и уж совсем неинтересно предстоящее сегодня официальное представление Магистру. На фига мне сдались все эти «введения в круг славных семейств»? Жил я без этого, неужели бы дальше прожить не смог? – с несказанной досадой морщится единственный сын Фредерика Уэсли, и его мысли устремляются по наезженному пути.
А ведь к Долли я был уже не просто привязан, – с горечью думает Джонни, – Я уже любил её. Впервые после Денизы по-настоящему любил. И наверное, в последний раз. Кроме этой женщины мне никто не нужен. Больше никогда никого я полюбить не смогу… не смогу никому поверить, как верил раньше. Депрессняк у меня начался снова. Опять обида на весь мир и голова болит. Таблетки уже не помогают. Скоро надо вновь идти к психотерапевту, но я не хочу. Кажется, доктор как узнает мои «хорошие новости», так сам с ума сойдёт. Тётя меня ругает, но что это может изменить?..

…Джонни открыл глаза, вздохнул, повернулся на другой бок. Показалось – он слышал сквозь сон хрипловатый бой антикварных часов девятнадцатого века с бронзовым маятником в корпусе из резного чёрного дерева. Тех часов, что висели на стене в доме деда…

[NIC]Джонатан Уэсли[/NIC] [AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/56/709169.jpg[/AVA] [STA]Перфекцехуист[/STA] [SGN]Вот отпустит небесный виски,
Я надену строгий китель
И отправлюсь в порт приписки –
В божественный вытрезвитель.[/SGN]

Отредактировано Джаред Вебстер (04-05-2021 02:02:43)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4. Четыреста капель валерьянки и салат! » Сезон 4. Серия 151. Только ночь спускается, грани прошлого стираются