Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 19. Подождать немного – не вопрос


Сезон 4.1. Серия 19. Подождать немного – не вопрос

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: 2447 г., 16 августа, 12:00-18:00.
Место действия: ОФП, Латона, г. Арриво.
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Джемма Гордон (Сесиль Виола), Лераш (Лестер Митчелла).

https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/934383.jpg

[player][{n:"Баллада (Канцлер Ги)",u:"https://deliciousapples.org/get/music/20190531/upmusicme_Ryzhijj_Kancler_Gi_Majjya_Kotovskaya_-_Ballada_64672827.mp3",c:""}][/player]

0

2

Шаттл коснулся посадочной площадки мягко и почти незаметно. Оставалось немного – поправить платье, пробежаться пальцами по прическе, прихватить пульт управления грузовой платформы… хорошо, что пилот включил гравитацию сразу же, как и было рекомендовано в подобных случаях. Пожалуй, она и сама не справилась бы лучше.
– Спасибо, сэр, – парень лет двадцати, высунувшийся из кабины, чтобы проконтролировать выгрузку платформы, улыбнулся ей в ответ. – Когда следующий орбитальный рейс?
– От Арриво – через восемь часов, мэм. Можно через космопорт, туда добраться – на любом планетарном можно, а оттуда на орбиту подъем каждые два часа. Ну или можно заказать частный, если срочно, пятнадцатые списанные летают, они быстрые, – пилот прикинул что-то в уме. Джемма усмехнулась – ну да, частники всегда готовы прийти на выручку, и плевать, что цены у них выше раза в три-четыре. – Еще можно транспортером, если вы без груза пойдете, но в Арриво старые модели, ими лучше не пользоваться… – и парень, подманив ее поближе, добавил тихонько: – От них потом тошнить будет – еще дня два, там грузовые стоят, сами, наверное, знаете…
Но договорить он не успел – пиликнул таймер в кабине, который и ставили обычно на подобные шаттлы, и пилот, махнув рукой, скрылся обратно. Поднимался кораблик тоже мягко, так, словно везли в нормальной гравитации стекло или хрупкий фарфор; отошедшая буквально на десяток шагов Джемма уже не ощутила порывов воздуха, которые обязательно было бы у менее умелого пилота.
А отсюда до нужного адреса было буквально минут двадцать ходьбы по залитым светом улицам, каждая из которых, казалось, то кричала, то кокетливо хвасталась – смотрите, смотрите, как хорошо и легко жить на планете, где не бывает плохой погоды и холодов. Цветущие гладиолусы, сальвии, флоксы, циннии, запах груш и персиков, и солнце, солнце, которое уже почти не жгло кожу…
…с каждым шагом идти становилось сложнее. На кой черт она вообще прилетела? Опять, после не одного и не двух визитов, когда становилось только хуже, после той свадьбы, на которую она все же попала, после того, как поняла, что не хочет оставаться на Латоне, в этой тихой и теплой гавани, ни единой секунды…
За поворотом – «Эй, сеньорита, хороший гость без фахитос не приходит, а Мигеле вам сделает так вкусно, чтобы само море позавидовало!» – по узкой, скорее всего, оставшейся после застройки каменной лесенке вверх, пока платформа, почти обдирая бока, скользила следом, и то, что она нашла эту лесенку в прошлый раз, было почти чудом – умудриться вежливо попрощаться, а потом свернуть в неизвестные гребеня, потому что перед глазами было темно, было довольно странно.
– Sova, otkryvaj. Medved' prishel, – в глазок домофона. – Идентификация. Джемма Гордон, пароль – валькирия.
– Идентификация пройдена, – отозвался мягкий голос искина. – Добро пожаловать. Ваше приветствие было передано хозяевам.
Улыбка легла на губы мягким изгибом. Возвращаться – примета не из хороших… но когда она в последний раз верила в приметы. Может быть, если сейчас удостовериться, что все в порядке, она сможет не прилетать? Уйти в дальний перелет, откуда ближайшие пару лет даже связи нормальной не будет, переболеть вдали, чтобы вернуться уже спокойной?
Дверь открылась – сначала в невысоком заборчике, а потом уже и дверь дома. Солнце на секунду ослепило глаза, отразившись от металлического флюгера; Джемма на секунду замерла, смаргивая непрошеные слезы. Просто от солнца. От солнца, и не более того.[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]где же ты найдешь себе Зигфрида[/STA][AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/712120.jpg[/AVA]

+4

3

В привычный с детства распорядок вернуться оказалось удивительно легко: уже через пару недель в Арриво немыслимо было и представить, что можно выходить на улицу, вообще как-то активничать в сиесту… но и за полтора года в жарком климате тропического острова детскую же привычку не засыпать днём преодолеть не удалось. Пусть стены Белого Дома У Моря хранили приятную прохладу, а в спальне, выходящей окнами на ту же улицу, что и входная дверь – особенно, Неро не спал. Да, это было бы самым рациональным и полезным, да, во сне не так расходовалась обезболка из браслета, да, в конце концов, сновидения – любые, даже кошмарные! – предпочтительнее этих вот ментальных серых сумерек, в которых от солнца и веселья не осталось и воспоминаний, но… собственный организм решительно не желал облегчать жизнь бывшему старшему навигатору «Стража».
Он полулежал на приподнятом изголовье (так легче дышалось), не мигая, смотрел в белую стену, на которой застыли тени замерших в безветрии пальм, и слушал, как в спальне по соседству шуршат и постукивают отодвигаемые дверцы шкафов – жена собиралась, её сиеста не останавливала. Её уже ничего не останавливало, – даже не горечью сжало гортань, а чем-то вроде слабой тошноты, которую не сглотнуть и не извергнуть. – Но разве она в чем-то виновата? Разве она виновата больше, чем…
Стыд, вот что тяжело проедало дыру где-то под ложечкой. Стыд перед самим собой и перед Жанной, стыд за малодушие и эгоизм. Хотелось счастья? Так хотелось счастья, что отмахнулся от всех резонов, позволил ей совершить ошибку (и ведь чувствовал, что это ошибка, что этот путь ведет в никуда, и когда интуиция хоть одного навигатора обманывала?), позволил себя… уговорить? обольстить?..
Дверца встроенного шкафа еще раз прошуршала по пазам, звонко щелкнула замком сумочка, на секунду вякнули что-то об урагане включенные и тут же выключенные новости – мадемуазель Дюран, которая и в замужестве не стала синьорой Дини, тоже нервничала. В дверном проёме, выходящем в маленький холл, промелькнула высокая женская фигура в струящемся, летящем от быстрого шага платье и широкополой мягкой шляпе с белым же газовым шарфом на круглой тулье.   

– …Мы возьмём экономку. Это на самом деле идеальный вариант. Хотя… мысль о чужом существе пробуждает во мне какие-то подсознательные опасения, – признаётся будущая хозяйка. – Станет кто-то шастать мимо меня по комнатам! Да ещё беззвучно.
– Да почему беззвучно-то? – Неро поудобнее устраивает голову по подушке. – Если захочешь, она будет топать, как солдат на плацу. Или как мой первый капитан, – девушка с удовольствием хихикает, вообразив служанку с лицом, фигурой и походкой Сани Серяка. Жених поддерживает её, а потом дразняще сообщает: – Кстати, компаньон может быть симпатичным мужчиной.
– Да мне всё равно, – легко говорит Жанна.
– Мне, в общем, тоже. Просто… – озабоченная морщинка опять ложится между бровями штурмана, – с какими-то работами мужчине справиться естественнее.
– Тогда почему бы не нанять двоих?
– Действительно, почему бы? Что нам мешает? Они будут выглядеть как мать и сын?
– А почему не как муж и жена? – удивляется Жанна. – Мне почему-то первым пришёл в голову именно этот вариант. Пара вышколенных солидных слуг в годах…
– Мистер и миссис Бэрримор… с бородой и в фартуке.
– Нет, пусть будут молодыми, – передумывает невеста. – Мы молодые, и они пусть будут молодыми, весёлыми. Чтобы быстрее шастали. Они же станут практически членами нашей семьи. Хоть кошку найдётся кому накормить.
– Вот кошек у нас не будет! – говорит Дини решительно.
– А тогда я за тебя не выйду! – не менее решительно заявляет мадемуазель Дюран. – В моём брачном договоре будет только одно условие: кошка!
– Да ты что, солнышко моё! – серьёзно восклицает Неро. – Если она меня поцарапает, кем я в тот же день стану?
– Но ведь не обязательно брать котёнка! Можно взять взрослую кошку, кысь. Степенную, респектабельную. – Жанна мягко улыбается. – Хоть одно респектабельное существо будет в нашем доме.
– Ну да, такая кошачья матрона в переднике и розовом чепчике! – хмыкает штурман, и залихватски машет рукой: – А-а, ладно! Чего не сделаешь ради любимой жены? Пусть будет кошка! – девушка со счастливым смехом чмокает его в нос, а Неро, нежась в её объятиях, коварно усмехается: – Кстати, насчёт своих условий в контракте я подумаю.
– Звучит угрожающе, – прищуривается светловолосая мадемуазель и вдруг спрашивает: – А собаку Вы, мистер Дини, не хотели бы завести?
– Хотел бы, – растерянно-радостно улыбается навигатор. – Очень хотел бы.
– Ну вот, а Вы возражали против кошки, – легонько упрекает будущего мужа красавица-блондинка. – А если собака вздумает кусаться? Кем ты тогда станешь?
– Но можно же взять не щенка, а взрослую, воспитанную собаку, – чуть передразнивая нечаянно интонацию невесты, говорит Неро и добавляет поспешно: – Или… собака тоже может быть киборгом.
– Не-е-ет, – мисс Дюран морщит носик и вдруг заявляет с уморительной серьёзностью, – В голодные годы хорошую кошку всегда можно съесть.
На секунду зависает пауза, во время коей космонавигатор изумлённо взирает на Жанну. Потом, чувствуя, как мышцы плавятся, расслабляясь, опускается на изголовье, и минуту, не меньше, они хохочут хором. Лишь переведя дух, Неро может выдавить:
– Вот так и узнаёшь невзначай об истинных планах…
Жанна ложится рядом на кровать, нахихикавшись, вытирает себе и ему слёзы, выступившие от смеха, и деловито спрашивает:
– Так что же Вы скажете о собаке? Какую Вам хочется?
– Может быть, пекинес?
– Фу, какая противная собачка! – девушка вновь гладит своего мужчину по щеке, уже теряющей смуглоту здесь, в госпитальной палате.
– Тогда дог. Такой булгаковский, помнишь, как у Понтия Пилата. Большой чёрный дог.
– Хорошо, пусть будет дог. Договорились, – Жанна смотрит в псевдоокно и вдруг произносит с торжественно-мечтательной интонацией: – Большая собака – много мяса…
– Господи, откуда ты только нахваталась такого?.. – задохнувшись и раскашлявшись от хохота, наконец выговаривает Неро. – Блокадница ты моя!

Дверь бесшумно приоткрывается. Ровно настолько, чтобы почтенный гуарри смог заглянуть в скупо освещённую ночником палату. Жанна лежит спиной ко входу, а потому не видит хрангийца, но зато его замечает Неро. О`Ки`Рва`Рхан серьёзно кивает штурману и получает в ответ такую ясную улыбку тихого счастья, что со спокойной душой закрывает дверь.
Надо же! Ещё немного мальчик окрепнет, и можно будет его выписывать, – на сердце морщинистого, покрытого бородавками возраста зеленокожего целителя теплеет. – Три года назад я был убеждён, что жизнь отныне – бремя для него, почти непосильное. С точки зрения физиологии ничего и не изменилось. Но эта девочка, нежная и светлая, как сама весна, похоже, сотворит то, что не может медицина. Сделает его бремя легче вдвое… пожалуй, и больше, ведь математика мало приложима к любви, – размышляет специально прилетевший хрангиец, и, подбирая полы синего с искрой халата, неторопливо семенит по коридору больничного отделения станции у Юпитера.
Дини играет кончиком слабозаплетенной жанниной косы и прислушивается к удаляющемуся шлёпанью ластовидных сандалий О`Ки`Рва`Рхана... 

…Её босоножки не шлёпали, но шаги по будто бы деревянному полу можно было различить, пусть Жанна ступала ненамного громче почтенного куани.
Клэр, Экин, я ушла.
В её строгом голосе все-таки слышна… радость? Нет, предвкушение. И нетерпение – она почти вырвалась из постылого места, она летит навстречу счастью. Действительно летит, вызвала флаер-такси? Или все же понесётся пешком до парома? Голову ей не напечёт, шляпа на ней, да и недалеко, да и парома с острова до побережья, до Пеллы, ждать не дольше пяти минут. Какая ирония – выбирали же место поближе к клинике. Вот и выбрали… но кто ж знал, что сотрудничество с ингами зайдет столь быстро так далеко, что бывшие враги пришлют своих медиков, чтобы…
В окне мелькает округлый, смазанный скоростью серебристый силуэт – всё-таки такси. С кухни доносятся приглушенные голоса.
И репликатор не работает,– сообщает белокурая тоненькая Клер, понажимав кнопки главного кухонного прибора. – Видимо, сломан. Накрылось домашнее производство сахара.
Сейчас я сбегаю… принесу… куплю, – лепечет лысый скуластый Чонг в белой тенниске, спецмодель ДРН. – Я мигом. Как раз чай успеет завариться. Ты умеешь заваривать зелёный чай? Я берег его для гостей,– спохватившись на пороге и доставая из кармашка керамическую баночку с иероглифами, спрашивает он Клер.
Смотря как, – пожимает плечами девушка, – Чисто по церемонии – не пробовала, хотя видела несколько раз, как его заваривают.
Без церемоний, – мягко улыбается Экин. – По-домашнему.
Мурлыкающий голос искина слышен ещё хуже. Неро прикрывает глаза – Жанна вернулась, перед очередным актом спектакля «счастливая семейная жизнь» нужно собраться.
О, здравствуйте! – удивленно говорит андроид-«муж». – Прошу прощения, вы к кому, сеньора?..
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Где-то в далях туманных утопают людские селенья[/STA]
[SGN]Подсолнечник вновь расцвел у северных окон.
Колосья уже созрели на южном поле.
Мне как же теперь не радоваться на это:
Уверен ли я, что будущий год наступит?[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (19-05-2021 15:45:02)

+3

4

Искин – впустил, открывая двери, а платформа сама приподнялась, чтобы грузно, но бесшумно, как это делают тяжелые облака, перевалить через забор. Джемма улыбается, придерживая ее кончиками пальцев, чтобы та не опустилась еще ниже, приминая пышные высокие кусты, пока не выходит на теплый-теплый декоративный камень, по которому ступать становится проще и удобнее. Здесь настолько тихо и спокойно, что рявкнутое дедом в тихом бешенстве «Не смей, дура!» кажется слишком… неправильным.
Впрочем, она и сама знает, что она дура. Потому что так бывает, когда капитан – полная идиотка, которая не может никак понять, чего же она хочет. То ли замуж, как шутила однокурсница в Академии, то ли семечек. То ли и того, и другого, и можно без хлеба, как фырчала еще одна, рассказывая про какого-то медведя из старых мультиков.
– Добrый день, – прикусывает язык. Грассирование, прокатившееся привычно по гортани, обрывается до того, как она назовет имя. Нужно успокоиться, нужно вспомнить, что акцента быть не должно – он слишком слышен для любого, кто знает, как звучит ее родной, неправильный английский, смешанный с французским еще два века назад. – Простите, я передавала предупреждение о визите, но, вероятно, оно не было доставлено.
Ударение не смещается, окончания – правильные, звуки – полностью верны и соответствуют стандарту. Контролировать это сложно, едва ли не сложнее, чем мимику, которая, к счастью, полностью послушна. Теплая улыбка на губах, чуть приподнятые внешние уголки глаз, и руки не дрожат – это только кажется, конечно же, только кажется.
– Джемма Гордон, капитан Звездного Флота. Полный личный номер – SC433-1224GJA, голосовой код для сверки… – Джемма вздыхает, вспоминая, насколько нетрезвой надо быть, чтобы поставить что-то подобное на идентификатор. Впрочем, это теперь навсегда, потому что лететь в Академию для замены голосового образца было уже слишком.
– Голосовой код? – кажется, это андроид. По крайней мере, кто еще может с одного взгляда сличить внешность, личный номер и код?
– Рыбка плавает в томате, жизнь для рыбки хороша. Только я, ебёна матерь, места в жизни не нашла, – хорошо хоть, что не надо, как при записи этой «красоты», декламировать ее как можно более четко – достаточно просто не шептать, чтобы голосовые параметры совпадали. А то, что все знакомые ржут при необходимости полного подтверждения личности, это фигня, это можно пережить.
– Идентичность подтверждена, – чужим голосом, ответом из базы данных Флота отвечает (уже точно ясно) андроид.
Джемме хочется то ли убиться о стенку самой, то ли раздолбать об эту же самую стенку андроида. Мысль о том, что это живое, разумное и вполне себе адекватное существо, мешает думать. Хотя забавно… мысль мешает думать. Мешает. Мысль мешает.
Фраза крутится в голове, как старая пластинка – заевшая под иглой, как на старых голо. Мысль мешает. Мешает. Мешает. Мысль мешает, мешает мысль… Джемма вырывается из этого круга усилием воли, и пальцы касаются самого края платформы, на которой стоит непрозрачный контейнер.
– Я привезла скоропортящиеся продукты. У вас есть возможность использовать стазис? – и улыбается. У-лы-ба-ет-ся. Жанну, эту красотку, которая скоро должна явиться, хочется то ли ударить, то ли медленно отравить. Джемма встряхивает головой, и это даже помогает – мысль мешает, заставляет представлять то, что нельзя. Просто вот тут вот, в этом светлом доме, ей почему-то нечем дышать настолько, что перехватывает и дыхание, и легкие сжимает – до боли. – И буду ли я допущена видеть синьора и синьорину?
Через мягко сомкнутые ресницы солнце кажется кровавым, как и любой свет – даже белый-белый, который тут почему-то повсюду. Как в медотсеке или где-то, где не должно быть живых людей. Не смей, дура, хочется сказать себе. И она повторяет, пока и эта фраза не цепляется в голове, замыкаясь в бесконечное кольцо уробороса и повторяя саму себя. Не смей. Не смей, не смей, не смей не смей несмей несмейнесмейнесмей.[NIC]Джемма Гордон[/NIC][STA]где же ты найдешь себе Зигфрида[/STA][AVA]https://forumupload.ru/uploads/000d/ad/95/2/712120.jpg[/AVA]

+3

5

На глубоком выдохе возникло ощущение, что в комнате он больше не один, а ведь глаз не закрывал, моргнул разве что. Или все же сморило, выморгнул – а на стуле рядом – Клер?
Недалеко от окна, чуть левее двери – кресло. В других домах такие – на антигравах, но при его диагнозе парящие в воздухе предметы – это лишнее. Здесь решетчатая чаша простая, настоящая, без выкрутасов, не металлическая, не резиновая, а плетёная из толстого тёмного ротанга – чем плохо? Такая же решетчатая опора, похожая на опрокинутую грубовато сплетённую миску, переходит в отрезок гофрированной трубы сантиметров сорока в поперечнике, а для мягкости чаша кресла доверху полна бежевого, бактерицидного меха ормы. В нём по-кошачьи уютно расположилась девушка, кажется, совсем юная, большеглазая, она смотрит весело и прямо. Тонкие и правильные черты лица, льняные волосы собраны в хвостик.
На лице ее подопечного появилось лёгкое недоумение, которое быстро переходило в испуг, а потом его взгляд вспыхнул острой ненавистью.
Солнце по-прежнему заливало комнату – стены, неразобранную, но занятую кровать, рядом с которой на столике стоял прозрачный кувшин с водой и пара стаканов. Ну как без этого – юг, жара… сиеста.
Что ж, к делу, – решила милая компаньонка, и для начала спросила непринуждённо:
Как спалось? Удалось выспаться?
Он отвернулся, пробормотав что-то на певучем языке...
А повторить? – Клер удивлённо распахнула глаза. – Таких идиом в моей программе итальянского не заложено…
Дини тихо, но презрительно фыркнул, снова провёл языком по сухим губам. Как хочется пить… Однако ни к чему длить этот унизительный фарс. Не сдержался, перед девчушкой не сдержался, неважно, что она андроид. Какая, нахрен, разница? Аrrabbiarsi per una sciocchezza...*
Эх, все-таки так много спать – никогда не выспишься, – сочувственно сказала мадемуазель с еле слышным французским акцентом.
Да не спал я, – хрипловато и досадливо отмахнулся Неро, откидывая голову – затылком на стену, и прикрывая глаза. Свет, слишком много света, даже несмотря на легкие шторы. – Ты так и не привыкла, что я днём не могу?
Клер перекатилась в кресле вплотную к кровати: ролики – удобная штука. Налила половинную порцию воды, чтобы не пролилось, и протянула бывшему штурману.
Если всё это сон, значит, и жажда – тоже, – прокрадывается в голову того малодушная мысль. – И вода, которую я выпью…
День лучше начинать со стакана чистой воды, – и белокурая милашка просит спокойно, но твёрдо: – Выпейте.
Строгая ты моя, –  уголки губ штурмана еле заметно дрогнули, как и ресницы. – Видимо, только искусственно созданные женщины не меняются по прошествии прожитого вместе времени...

– Тук-тук, – говорит она, поскольку на лёгкое прикосновение костяшек к полотну двери никто не отреагировал.
– О, господи, ну вот... – оглядываясь, вздыхает Жанна и досадливо замолкает.
– Счастливые часов не наблюдают? – осведомляется Клер, входя.
– Не-а, – весело откликается Неро. – И вам того же советуют.
– Я понимаю, мистеру Дини и скушно, и грустно, но вы-то, Жанна, должны понимать, что уже пора?
– Но мы же только разговаривали…
– И вообще, я большой мальчик! – перебивает Неро.
– Да? Вот уж не знала, – лукавая усмешка на тонком лице молоденькой медработницы сменяется нахмуренными бровками. – Режим есть режим.
– Фиг с ним! – в ответ на нахальное заявление пациента Клер всплёскивает руками. – Я невесту никуда не отпущу. Я её слишком долго ждал.
– Может, вы и первую брачную ночь на больничной койке устроите? – в голоске милой надзирательницы появляется лёгкое ехидство. – А мы посмотрим.
– Думаешь, можно? – серьёзно спрашивает штурман.
Негодующий Пельмешек бросает красноречивый взгляд на посетительницу – что же Жанна? Какая у неё реакция? Мадемуазель Дюран мило смущается и дёргает Неро за пижаму. Тот с улыбкой отмахивается.
– Ну что? – торопит обоих юная медичка. – Я иду за врачом и поп-корном, или провожаю будущую миссис Дини?
– Мне, правда, пора, – поднимается с постели Жанна. – Очень не хочется, но надо уходить. Не сердись, девочка.
– Сердиться будет врач, мне-то что.
– Тогда на меня пусть рычат, – говорит навигатор, и за руку легонько тянет любимую к себе: – А поцеловать?
– Кого? – не понимает Клер, занятая мелкой уборкой палаты, но потом деликатно отворачивается: – Ну уж целуйтесь.
Прощание из-за свидетельницы, пусть даже доброжелательной, получается скомканным. Сказав ещё несколько нежных слов, Жанна уходит.
– Потрепались бы мы ещё полчасика – жалко тебе, да, Пельмешек? – сердито говорит Неро, называя её прозвищем, услышанным как-то в коридоре.
– Пельмешек? – девушка смущённо хихикает, но тут же напускает на себя строгость: – Пельмешек – это неофициальное. Личное. На работе – «Клер».
– Понятно, прошу прощения. Хотя, по-моему, очень милое имя, – штурман укладывается на спину, опять вздыхает укоризненно: – Я же всё равно полночи спать не буду. Какая разница, стану я с потолком беседовать или с будущей женой?
– Ну не знаю, до скольки вы собираетесь НЕ спать, а лежать в темноте будете с нужного момента времени, – говорит Клер, тщательно разгибая оба его колена, чтобы избежать контрактур. – Отбой, насколько я знаю, в десять часов?
– Ч-чёрт... – шипит он, потому что правую ногу свело судорогой.– Какая ты противная, девица.
– Ну, если бы я была не противной девицей, а такой милой и приятной девушкой, как Жанна, мы бы с вами разговаривали не здесь и не так, – тщательно укрывая пациента одеялом, Клер поднимает бровь, иронично глядя на него сверху вниз, – поэтому лучше я буду противной.
– Не здесь, и не так... – задумчиво повторяет штурман вслед идущей к выходу блондинке. – А как и где?
Клер поднимает глаза к заменяющему небо потолку:
– Эх, мужчины, мужчины... Хорда, выключи свет, пора спать.
– Слушай, противная девица, а не пойдёшь ли ты ко мне в компаньонки? – спрашивает он её, застав у самой двери.
– А, вам все-таки хочется пообщаться со мной «не здесь, и не так»? – Клер смеется. – А вы куда-то собираетесь?
– Жить я собираюсь. Счастливо и долго. Но для этого мне нужна помощница.
Клер приостанавливается, но, оглянувшись, строго улыбается:
– Поговорим завтра. Режим, режим...
Выключается свет, мадемуазель выходит из палаты, однако, прежде чем за девушкой закрывается дверь, навигатор успевает сказать ей вслед:
– Сразу можешь не отвечать. Подумай…

Звонкая реплика донеслась из передней, и Неро не донес стакан до рта, снова моргнул удивлённо: «Добѓый день»? То есть? Зачем бы Жанне, даже если она вернулась, здороваться с домашними? Да и голос не ее вроде, но прононс… однако Клер – вот она, значит… – глоток получился не просто торопливым – нервным, и вода, конечно, попала не то горло.
Когда поперхнувшийся и откашлявшийся хозяин дома ещё и отмахался от Клер, хлопавшей его по спине, то, что, судя по ритму, было стихами, уже смолкло.
Слушай, да кто это? – офигел Неро ещё сильнее, чудом каким-то (ну, видимо, потому что не мешал собственный кашель и суета компаньонки) расслышавший что-то про «скоропортящиеся продукты». – Чего она там хочет в стазис загружать? Жанна, что, омаров заказала? – он хмыкнул, прислушавшись, повёл плечами, усаживаясь чуть удобнее, и велел Пельмешку: – Впусти-ка... скажи, что синьоры Дини нет и никогда не существовало в природе, но одноимённого синьора она может лицезреть.
Бывший навигатор сложил руки в замке на животе, поправил футболку на нём, скребнул бороду, снова сложил, сплетя пальцы. И нацепил на лицо скучающе-надменное выражение типичного «отдыхайки». 

________________________________________
*Разозлиться из-за мелочи (ит.)

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Где-то в далях туманных утопают людские селенья[/STA]
[SGN]Подсолнечник вновь расцвел у северных окон.
Колосья уже созрели на южном поле.
Мне как же теперь не радоваться на это:
Уверен ли я, что будущий год наступит?[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (10-06-2021 03:53:57)

+3

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Глава 4.1. Две капли сверху » Сезон 4.1. Серия 19. Подождать немного – не вопрос