Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Скальный бункер » Корабль Талека. Изнутри.


Корабль Талека. Изнутри.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Внутри он из себя представляет очень просторную белую полость. Разве что дно - ровная поверхность. Этажность, стены, количество комнат - переменяется в зависимости от желаний хозяина. Все, решительно все здесь меняется по телепатическим командам Талека. Множество емкостей и резервуаров (в полу) содержит особые предметы, реактивы, неинтегрируемые с корпусом сегменты корабля.

0

2

Верхняя площадка в скале. Парковка для НЛО

Лирианец и Амару, древние враги, лучшие враги.
Сильные братья, спорящие о правоте. Лицемерные исследователи и манипуляторы...
Они оказались внутри корабля. Немалое пространство сейчас было всего лишь едва освящаемой комнатой без углов. Монолитный, без швов, он подсвечивался, сумеречно, как сознания этих двоих пришельцев.
Они уже без одежды, лежали обнявшись. Светящиеся глаза Талека, состоящие только из энергии, в сути своей, так же смотрели в глаза рептоида.
"Красивые"
Лирианец всегда видел в ГОРНах эстетику. Красоту.
Обнаженные.

+1

3

Амару проигрывал. Безнадежно, безвозвратно, увязая в сетях словно птица, которую ловкий и безжалостный охотник ловит на клей. Вот увязла одна лапка, вот другая… Рвануться, потеряв равновесие, упасть в липкую массу, чтобы окончательно потерять свободу.
А лирианец уворачивается, избегает битвы, молчит…
Почему молчит? Больно! Почему ускользает?
Амару пытался ухватить своего врага ментально, и в какой-то момент это ему удалось, он коснулся сознания Безымянного, он почти вошел в него, и дрожь возбуждения сотрясла гибкое змеиное тело. Смять, подчинить себе, заставив биться от поразившего рептоида безумия вместе. Но враг снова ускользнул.
Если хоть раз от тебя уходил любовник в тот самый момент, когда ты почти овладел им, ты сможешь понять лишь сотую часть разочарования ГОРНа.
«Взять на борт!»
Корабль втягивал их внутрь, соучаствуя, соприкасаясь. Это было неприятно, Амару это не нравилось. Здесь Безымянный был сильнее, здесь другие правила. Правила победившего.
Так близко… И так бесконечно далеко, что рептоид застонал от бессилия. Обездвиженный, опутанный силовыми щитами, он тяжело дышал, вздрагивая. Слепой, он не видел врага, но чувствовал его каждой чешуйкой кожи, чувствовал его взгляд, его восхищение. Афродизиак ломал тело, разъедая жилы. Тонкие змеиные губы приоткрылись, выпуская на волю юркий раздвоенный язык, чтобы сорвать с губ врага поцелуй.
Освободи…
Нежно, почти умоляюще, Амару льнул к Безымянному с бесстыдством портовой шлюхи. Правило проигравшего. Пусть поверит. Хотя бы на мгновение. И тогда… Нет-нет… Этого никто не должен слышать.  Рептоид спрятал рыкнувшего зверя в глубине сознания.
Позволь…

+3

4

Корабль ощутил гостей. Система проследила принадлежность гостя и попыталась поначалу взбелениться, отчетливо посылая хозяину требовательный интерес к происходящему. И просьбой пояснить, что привело такого гостя внутрь.
Считывая мысли Талека... разум корабля старался помочь хозяину и, вникая в эту борьбу похоти и здравого смысла, предвосхитил возможные задачи.
В полу появилась структура, на которой издревле библиотекари проводили свои ночи любви. И уходили в грезы разделяя души.

Что поделать, корабль просто вычитал основное состояние. Самое острое. Угадайте, которое.
Ящер был так рядом. Такой, неожиданно милый и ласковый, готовый на все, будто землянки из борделей. В эту секунду лирианец вдруг начал понимать, ради чего люди ходили туда.
"Его язык..."
Эта мысль была влажной. Она тепла по сознанию как желе, пятном нефти расползалось. Проникало, как пуля. Разрывная.

То немногое, холодное и упорядоченное, ледяное, оставшееся в разуме библиотекаря, было благодарно кораблю. Если бы не такая его ошибка, он забылся бы. Погрузился в эту страсть, разделяя ее с жестокостью и самоуничтожением Амару.
Эта маленькая победа вызывала смех.
- Удержи его в центре, - приказал Талек, отпуская свои ослабевшие щупальца. Он передавал свою чешуйчатую шлюшку, как младенца мать. Нехотя... очень нехотя.
В заболтивые "руки" корабля...
- Доступ к веществам. Синтез медакаментов. Анализ изменененной генетики Амару. Экстраполировать афродизиак и прочие алколоиды, - кроткими фразами командовал он, пока корабль брал образцы и вслушивался в сенсоры.
Какой-нибудь пошлый разум предложил бы измерить Амару температуру... ректально.
Как же жаль, что это не мгновенно. Ждать и не смотреть на столь интересный объект было невозможно. Лирианец вновь подошел к Амару. Близко-близко. Слишком близко.
Сейчас их головы были на одном уровне - рептоид висел в воздухе. Корабль создал комфортную атмосферу и гравитацию внутри себя. Ровно ту, что была на планете лирианцев...
И его вновь спас корабль своей светящейся нитью касаясь воспаленного разума. Послал информацию о результатах...
- Ваш разум замутнен... - сделал вывод аппарат.
- Верно. Синтезируй противоядие. Интегрируй успокоительное.
Корабль переливался стенами. Рисуя символы, индикация бурной деятельности радовала глаз и отвлекала от... гостя.
Талек облизнул губы. Хотелось.
Из пола поднялся щуп, похожий на жало насекомых. Скорпиона, например. Талек ощущал его как свою конечность и направил на рептоида, заставляя корабль впрыснуть вещества.
Укол был желанным. Жало, невероятно тонкое, почти безболезненное, сотканное из света, проникло в непокорное тело. Инъекция пришлась в шею, в артерию, ведущую максимально быстро в управляющие центры.
Использовать свои психические способности Талек не решался. Сейчас даже корабль признавал библиотекаря недостаточно трезвым - это во-первых. И такое взаимодействие между лирианцами и рептоидами никогда еще не доводили до добра - это во-вторых.

P.s. Для особенно любознательных и внимательных к высокотехнологичным расам, я конечно же не имею в виду никого конкретного (со светлыми волосами), поясню происхоиждение вещества, введенного Амару: админ (директор Приюта) разрешил. Вы же меня поняли, дорогой мой и горячо любимый однофамилец разновидности немецкой булавы?

+2

5

От воспаленного сознания Амару не ускользнули изменения внутри корабля.
- О, как это мило. Только на мой взгляд уж больно аскетично… Добавим пару зеркал? – рептоид потянулся к железяке ментально, но получил отпор. - Третьим будешь или так, свечку подержать?
Нельзя было отвлекаться на корабль, ошибка. Лирианец ускользал.
«Говорит. Все время говорит… О чем говорит? Анализ, синтез, экстраполяция…»
Рептоид почувствовал себя хастлером вип-класса, оставленным ради какого-то глупого эксперимента. Вот и связывайся после этого с учеными. У тебя тут стояк, а он, понимаешь, синтезирует чего-то. Сволочь.
«Ведь был же в моих руках, был! Еще немного, еще… ну, пожалуйста, ближе… Дай дотянуться до твоего горла. Я не буду нежен. Но тебе понравится. Тебе… понравится».
Все зло от мозгов. Надо откусить лирианцу голову, тогда его не будет мучить логика. Для удовлетворения желаний рептоида оставшихся частей тела будет вполне достаточно. Нет, конечно, ответной реакции будет немного не хватать, но что делать? Он сам не оставил Амару выбора. Сколько можно сопротивляться неистовому очарованию перевозбужденного ящера? Это, в конце концов, становится просто невежливо.
Игла пробила толстую чешуйчатую кожу ГОРНа. Боли почти не было, и это было особенно больно. Изъеденный афродизиаком организм требовал большего. Причинять боль или получать ее, в данном случае это практически не имело для него разницы. Он бы в любом случае насладился ответными эмоциями.
Антидот растекался по жилам. Время перестало существовать. Впрочем, его и раньше-то не особо заметно было.

Раннее утро, меньше часа после рассвета на берегу океана. Волны сознания едва слышно накатываются на песчаный берег, шурша обкатанными ракушками мыслей. Солнечный блик на ровной глади воды. Кто поверит в ночной шторм, неистовый и уничтожающий все на своем пути? Не было ничего. Ничего не было (с). Тишина и покой… бездны.
Меланхолично подумалось:
- Сволочь ты, Безымянный… Я к тебе со всей душой, и не только… А ты лекарствами колоться…
А, кажется, не подумалось и сказалось. Это хорошо… Желание лирианца, а оно еще никуда не делось, грело оскорбленную отказом душу рептоида.
«А вот хрен тебе теперь, а не постельные забавы… Ты вот подойдешь, а я отвернусь. Да. Будешь приставать ко мне, а я – уйду. Рыдать еще будешь, ага, а я улыбаться. Вот таки дела (с)».
Аналитика повреждений. Незначительно. Раны от когтей уже затягиваются, слабо зудя. Поди, шкурка слезет. С глазами хуже. Сверхсветлая тьма. Но процесс регенерации уже начался, через несколько дней зрение восстановится. Организм перестраивался, обостряя оставшиеся четыре чувства. Навалилась усталость.
Часть событий сегодняшнего дня зияла в памяти черными дырами, как оборванная пленка в старом кинопроекторе. 
- Я скольких убил? – задумчиво.

+2

6

- Никого...
Ответил Талек мягко. Но снимать оковы не спешил. В целом, он любовался видом. Рептоид в такой позе... в его корабле. Вы же понимаете, что это даже развытое и целомудренное существо (коим лирианец не был) заставит думать о том же, о чем мыслят клиенты дома Встреч.
- И я вынужден признать, что испытал... сожаление... - добавил он растягивая, помятуя виновника схватки.
Жало, опустошенное, выглядело обиженным. Оно медленно втягивалось в пол корабля, исчезая.
Библиотекарь снял с себя щиты, стянул остатки рваной одежды. Кристалл-коммуникатор и маскировочное устройство было деактивировано. Синий и тускло сияющий - он устал - Талек Гьянтау стоял напротив темного рептоида. Рана, оставленная Амару еще не успела затянуться. Ее заполняла кровь.
- Я давно не видел схватки древних рас. Ты хотел моей крови... - библиотекарь коснулся руками своей раны, поднес ее к губам, пробуя на вкус. Энергетическая субстанция с материальными фрагментами. Амару так хотел ее... та сильно, что Талек захотел ее сам. Вскрытие вен не удалось, но...
Он поднес к губам рептоида свои пальцы, испачканные кровью.

+2

7

- Никого? – опечаленным эхом отозвался рептоид.
Острое сожаление, как обида ребенка.
Никого…
Ни разрушений, ни потоков крови, ни предсмертных хрипов умирающих жертв, взывающих о милосердии. Так, пара царапин и выбитая дверь.
Теряю квалификацию, теряю… Уже не тот. Стар. Малоподвижен. Интеллектуально сир и убог. Уйду от мира. Ей богу уйду… В этот, как его… в дом престарелых рептоидов. Ага. Буду кашку кушать и бухтеть в кресле. Вечером межгалактическое домино и шоу с идиотами. Или для идиотов? Что он мне за гадость вколол депрессивную?
Амару тяжело вздохнул. Удивительно. Ему было совершенно наплевать на то, что он до сих пор лишен свободы передвижения. Что воля, что неволя… Все равно (с) Библиотекарь что-то там еще говорил, но ГОРН слышал его словно сквозь шум прибоя. Когда лежишь в соленой воде на спине, покачиваясь на волнах… И смотришь на небо. Далекое. Бесконечное. И кажется, что вот именно сейчас у пора уходить. Совсем.
А потом он почувствовал аромат. Ни с чем не сравнимый, прекрасный, живой. Живая кровь. Она, наверно, сияет бриллиантовыми каплями на потускневших руках усталого лирианца. Жаль, что этого нельзя увидеть ослепшими глазами.
Амару осторожно коснулся пальцев Талека длинным раздвоенным языком, собирая драгоценную влагу, словно амброзию. Без жадности, но с благоговением причастия, которое измученный Грешник принимает их рук Святого. Как влюбленный рыцарь касается руки своей дамы, исполненный трепета и восхищения. Как умирающий от жажды припадает к прохладной грани хрустальной чаши, наполненной родниковой водой…

+3

8

Это чарующее зрелище продолжалось, наверное, вечность. Лирианец ушел с головой в созерцание. Талек смотрел не глазами. Его жизнь была в тех маленьких рецепторах его пальцев. На них сейчас он жил, в них был фокус и центр мироздания. Временное помешательство, взрыв чувств и рождение.
Талек прикрыл глаза, уходя. Тело непроизвольно покачнулось, приблизлось к рептоиду. Волной от таза, пошло движение.

Но ничто не вечно.

Корабль обеспокоенно задребезжал сенсорами, сканируя психомоторное возбуждение. Отчет о проделанной работе и результате сканирования внутримозговым образом проник в голову лирианца.
Хотелось выругаться так, как делают эти русские психиатры, о которых они говорили сегодня с Максом. Это семантически отражало состяние фрустрации, облома.
А данные говорили о приходе в себя ящера. За исключением легких депрессивных эффектов из-за столь резкого угнетения возбуждения и ража.
ГОРН был... опустошен. Химически.

Талек коснулся губ рептоида. На мгновение, очень аккуратно, трепетно. И резко одернул. Было сложно найти что сказать ему сейчас. Хотелось поддаться слабости и перевести тему с того, что хотелось сказать, что крутилось на языке.
Лирианец снял щиты, выключил удерживающие поля.
- Это было удовольствие видеть тебя, Амару.
Телепатически же, Талек поинтересовался тем, что сделать для ящера, нужна ли одежа, не доставить ли его куда-то и так далее... Списком.

Иными словами, лирианец струсил и ушел от своих внутренних желаний. Порядок требовал другого поведения.

+2

9

Когда исчезли удерживающие змеиное тело поля, рептоид пошатнулся, но устоял на ногах. Он и так был ниже Безымянного по росту, падать ниже не хотелось.
- Это было удовольствие видеть тебя, Амару.
Ничего не значащие слова, просто набор букв.
Удовольствие.
Привкус чужой крови на языке. Но так поздно. Как там говорится? Дорого яичко к Христову дню. Еще час назад он хотел этой крови иначе, и почти наверняка, вкус ее был совершенно иной.
Удовольствие видеть. Видеть тебя.
Зрение восстановится спустя какое-то время. Пока достаточно и других органов чувств. Даже полная и безвозвратная потеря зрения не ввергли бы ГОРНа в пучину отчаяния, хотя это и доставило бы некоторые неудобства. На первых порах.
Амару.
Крылатый змей перуанских индейцев кечуа. Изначальный хаос, породивший мир и чуть было не уничтоживший его. Стоило ли оно этого?
С кем ты говоришь, Безымянный… Здесь никого нет…
Телепатические проявления заботы Талека вяло переминались на краю сознания Амару. Лирианец ускользал от своих желаний так же как недавно от дробящих кости ударов мощного хвоста. Но в данном случае, это воспринималось настолько отстраненно, что об этом даже думать не хотелось. Словно от тебя хотят избавиться побыстрее после неудачного свидания.
«Вызвать тебе такси?»
Амару отмахнулся, покидая корабль. На площадке он на мгновение замер, вслушиваясь в окружающую тишину, потом безошибочно направился к одному из скрытых переходов, скрывшись во тьме.

>>>Служебные помещения>>>Котельная

+2

10

Талек присел в сформированный кораблем объект. Что-то среднее между кроватью и стулом. Он откинулся, позволяя кораблю делать все за себя.
Необходимо было поесть и восстановить силы. Библиотекарь позволил себе уйти в медитацию, пока корабль снимает одежду и проверяет два устройства на нем.
Равномерное гудение корабля убаюкивало. Он видел сферу, создавал из нее себя, вновь обретая покой и Порядок. Упорядоченность. Безумные, нелепые и ярые по силе мысли нехотя залезали в нее, находя свое место в душе лирианца.
Рана, обработанная и подверженная регенеративным устройствам корабля, зудя, зарастала, оставляя внутри корабля легкий флер схватки, а в душе - горький привкус поражения.
Формально, это не было схваткой.
Формально, это была победа.
Формально, это было естественным ходом вещей.
К ЧЕРТУ ФОРМАЛЬНОСТИ!
По сути, в эту сферу сейчас Талек забивал рьяно, как рептоид полчаса назад хвостом, свои чувства. Свой проигрыш. Свое поражение. Свою слабость. Свою четверть крови.
Отчего-то сияющей крови. Машинально лирианец пошевелил пальцами, которыми "кормил" Амару. Ему было важно видеть, что его кровь - кровь лииранца, светящаяся. А не кровь ГОРНа.
Это было смешно. Это - глупо.

Сфера вскоре замкнулась, оставляя в голове привычный и особенно приятный покой.
Новый костюм, новый халат... и вперед. Исследовать этих зверят, спасенных недавно.
"Максимилиан жив?"
Корабль ответил видеорядом. Попадание в Макса. Его поход по комнатам и помывку. Разбитые ампулы.
"Отдай задачу изготовить новую недельную порцию"
"Процесс запущен" - через несколько минут откликнулся корабль.
"Оповести по завершению"
"Где объект?" - Талек спроецировал образ Дезире Флера. Корабль дал ответ и карту.

Переход через технические коридоры
Галерея детского отделения

+1

11

Кабинет Безымянного, сопредседателя совета

Лирианец вошел в корабль неспешно. Как и всегда, чеканя шаг, но двигался медленнее обычного. Уставший, он не уделял внимания даже серым на своем пути, просто позволяя тем расступаться перед собой.
Корабль сиял чистотой, что достигалось, к вящему неудовольствию серых, их усилиями. Но, что им поделать - такова обязанность.
Все было готово. Но вначале, корабль рекомендовал отдых. К нему лирианец и приступил, погружаясь в нечто, похожее на гамак из света.
Погруженный в энергию, он всего за час не только восстановил силы, но и выспался, если такой термин применим к их расе.
Библиотекари вообще редко спали. Чаще они уходили в медитацию или различные проекции своего сознания.
Настало время для путешествия. Оставаясь телом в своем корабле, он подключился к разуму двух людей. Хант и Скиннер. Двое, которым предстоит стать источником для симуляции. Путешествие Талека для познания душ землян начнется с безопасных симуляций...
Наступило утро. Сумбурное и колебания в общем фоне планеты входили в случайные резонансы, носящие самые разнообразные последствия.
Тик-так...
Тик... так...

Сознание лирианца вернулось в норму, наполнилось спокойствием и силой. Он инициировал эксперимент, подключаясь к разуму людей, с помощью корабля...

Маскарад Душ. Изучение... фаза 1.

+1

12

Кабинет Безымянного, сопредседателя совета

Пока делегация из главнюков на планете Земля, с одним землянином шли, они распугали весь персонал, которого на пути оказалось совсем немного. Серый отпрыгивали от двух Древних без маскировки (ну то есть почти. Библиотекарям достаточно и глаза показать), вопреки всякой своей статности и нормам.
А Талек же, давал кораблю команды по реконфигурации и переходу в активную фазу.

Корабль создал внутри три троноподобных кресла, расставленных по кругу. Они были белыми, весь корабль едва светился, чтобы не портить Амару зрение. Сам корабль из своего обычного состояния "живой" зеркальной сферы превратился в классического вида летающую тарелку. размером около 30 метров в диаметре.
Внутри была доступной только одна шарообразная комната, с ровным полом. И тремя креслами, описанными выше. Между каждым креслом было расстояние в два метра.
Корабль открыл входной шлюз и выдвинул трап из твердого света. Тоже неяркого.

Лирианец вошел первым и уселся в кресло. За последним вошедшим закрылся вход, а трап - исчез. Очень быстро корабль перешел в полную готовность. Включил маскировку, блокирующую возможность его нахождения всеми сенсорами, включая высокотехнологичные, установленные в Скальном. Нет, не от всех, но на планете никто бы и не увидел, кроме пришельцев, что Архитектор куда-то намылился.
Завершив маскировку от обнаружения, корабль перешел к маскировке визуальной - режим невидимости, если хотите. И, уже невидимым, он вылетел за пределы Скального бункера.

Библиотекарь внимательно следил за реакциями Курильщика.
Остаточные следы в корабле, и его вопросы о присутствие ГОРНа на борту, которого он узнал, напомнили о недавнем визите Амару... По телу разлилось странное, непривычное ощущение. Безымянный посчитал, что в нем заговорила 1/4, доставшаяся от деда.

Без всякого толчка или тряски, корабль уже оторвался от земли и медленно вылетал из горы.

+3

13

Кабинет Безымянного>>>

Церемоний и парадных выходов Амару терпеть не мог. Взвинченный до предела, он уже не мог успокоиться, как механизм детской игрушки на внутренней пружине. Поэтому по пути к кораблю он успел перепугать всех кого возможно, получив это этого крохотную долю самоудовлетворения. Ровный шаг делегации не вписывался в его биоритмы, поэтому он периодически нарезал круги по стенам бункера, добираясь почти до потолка.
Наконец, добрались, разместились.
Корабль Амару не нравился, и, судя по всему, это чувство было взаимным. Ящер чувствовал себя в нем инородным телом, злокачественной опухолью, которую организм пытается отторгнуть или оплести мягкими тканями во избежание. ГОРН беспокойно вертелся в царственном кресле, пытаясь занять как можно более удобную позу, шипел и матерился. Вдруг замер, к чему-то прислушиваясь, и спустя мгновение начал шумно скребстись чешуйчатой шкурой о спинку кресла.
Терпение, выдержка и прилагающийся к этому комплекс хороших манер не входили в список его добродетелей.

+3

14

Кабинет Безымянного, сопредседателя совета

Курильщик взошёл по трапу, сделав перед этим последнюю затяжку и потушив окурок. Корабль - это мягко сказано - впечатлял. Не каждый день землянину, пусть и облечённому столь высокими полномочиями, представляется возможность узреть творение Древних. Идеально чистый, без намёка на пыль или налёт, этот корабль своей идеальностью мог вызвать панику (и у кого-то, безусловно, вызывал... не только он, и, в общем-то, не панику, но сильный эмоциональный всплеск). Курильщик же остался спокоен. Он через многое прошёл.
А сейчас он прошёл по трапу и занял своё место на корабле.

+2

15

Находясь на высоте метров ста, над скалами, корабль мог максимально точно определить месторасположение Пастуха.
Корабль опустился вниз, залетая обратно в скалу. Там, по тоннелю сверху вниз, он пролетел до подводного дока и погрузился под воду.
Вокруг корабля распространялось поле, отталкивающее воду, которое убирапо скольжение. Звук корабль немного пропускал, потому было слышно, как открываются и закрываются шлюзы, заполненного водой тоннеля к... озеру.
Архитектор с некоторой иронией оценил удобство точки приземления Пастуха. Ровно рядом с подводными вратами для космичесих кораблей.
Всего через несколько минут, они уже показались на дне озера. Кристально чистое, оно напоминало о чем-то первозданном.
Корабль издал серии музыкальных–тональных–атональных аккордов, очень напоминающими целый хор голосов. Это был язык Библиотекарей, понятный и Амару также. Корабль запросил у Талека дальнейшие указания и предложил вывести изображение окружающего пространства.
Библиотекарь согласился, пояснил кораблю, чтобы он вышел из воды максимально незаметно. И как можно ближе к точке приземления.
Стены корабля, равномерно белые ранее, вдруг стали окрашиваться в темно-темно синий, почти черный. Затем в них стали видны какие-то смутные очертания и, наконец, исчезло понимание, что это стены. Они сидели на трех прозрачных креслах... а вокруг них было озеро, во всей своей красе. По кругу носились и мерно раскачивались различные символы-индентификаторы, показания с датчиков и отчеты по вызванным хозяином корабля данным.
Радиационный фон, опасный для людей, не был зафиксирован. Рядом с данными появилась сноской копия-перевод на языке ГОРНов, а после - на английском.
Талек встал, а кресло за ним исчезло. Корабль стал подниматься, распугивая два косяка мелкой рыбешки.
В корабле стало светло - они видели небо и деревья. Невдалеке равномерно покачивались лодки. От корабля шла ровными кругами рябь. Корабль отлетел, и на полу, рядом с ногами Курильщика, упало несколько капель воды в озеро.
Они быстро взлетели над деревьями, и медленно двинулись, перемещаясь к Эркюлю и Пастуху. Зависшей над их головами троице представилась весьма пикантная картина. Пастух принял форму людей и нашел себе местного жителя.
- Он познал их язык. Особь требуется изъять в центр, - сказал Талек на английском языке.
Амару, который так и не мог успокоиться, получил телепатическое сообщение:
- Наш визит станет для младших рас сложностью. Лехмы заставляют меня раскрыть себя. Я не вижу других путей. Они могут нанести планете вред, если Лехмы атакуют.
Логика Талека была подкреплена сводками и записями активности Лехмы в случаях, когда их пробовали похитить, заключить, атаковать. Случаи, когда Лехмы использовали свои способности. Древние понимали, что эти их сверстники безопасны ровно до того момента, пока их не тронут. Взбешенные Лехмы, пожалуй, были страшнее других древних рас... своей иррациональностью и абсолютной памятью. Это и была причина, по которой Талек планировал девуалировать себя, заявив, что это решение - решение Древних. С Библиотекарями не поспорят потомки лирианцев. С ГОРНами - арии, серые и оборотни. Остальные расы не станут вмешиваться, несмотря на свой нейтралитет.

Озеро

+3

16

Неизвестно, как для остальных, а для Амару время тянулось издевательской бесконечностью.
Корабль Талека сначала поднялся в воздух, потом ушел под землю, потом явил себя во всей красе на дне озера... Все это было ни больше, ни меньше, как чистой воды позерством, ГОРН уже давно добрался бы до озера на своих двоих. Или четырех. Но с ними был еще человек. Быть может, вся эта пафосная демонстрация возможностей была для него? Вон, сидит, словно каждый день в летающих тарелках на ланч летает...
Амару израсходовал почти весь зарас своего рептоидного терпения, безуспешно пытаясь разодрать когтями подлокотники кресла. Материал не поддавался, а те мелкие царапины, что появлялись, тут же зарастали, и вообще корабль стоически переносил все эти издевательства, что раздражало еще больше. ГОРН не мог простить этой жестянке, что совсем недавно был здесь пленником. Причем к Талеку у него не было особых претензий, мстить хотелось именно кораблю.
Мельцающие сигналы, датчики и красоты окружающей природы не произвели на Амару никакого впечатления. Когда стены стали прозрачными, он принялся жадно высматривать Лехмы.
Ишь ты, уже адаптировался... адаптировалась... адаптировалось.
Библиотекарь отвлек его, снова начав зудеть.
- Я не вижу других путей...
- А я не вижу в этом проблемы, - огрызнулся ящер. - Если ты хочешь от меня официального заявления, то я могу мелким, то есть младшим, даже публично-показательную демонстрацию устроить, из разряда "Самсон разрывающий пасть льву".
Все боятся Лехмы. ГОРНов уже никто не боится. За державу обидно.

Озеро

Отредактировано Вигвар Нойман Шульц (07-10-2011 07:12:35)

+2

17

Это было захватывающе. Прозрачный корабль в воде... статус этого человека давал уникальные возможности и открывал почти необозримые перспективы. Почти - потому что он всё же принадлежал к расе людей. Но этот статус накладывал на него и немалые обязательства - сейчас на нём лежала ответственность за население этого шарика.
Когда корабль поднялся из воды, взгляду Курильщика предстала весьма мирная картина - на берегу стояло трое людей. Но что-то в этой картине было не так...

Озеро

+1


Вы здесь » Приют странника » Скальный бункер » Корабль Талека. Изнутри.