Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Хоровод историй » Кабинет психоаналитика. (Доктор Кимберли Хейз)


Кабинет психоаналитика. (Доктор Кимберли Хейз)

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://savepic.net/513672.jpg

0

2

Ресепшен

- Нет, всего лишь доктор…
Красивый и почему-то показавшийся Еве таким спокойным голос, прозвучавший совсем рядом, подействовал на вновь впавшую в забытье Модерацкую  ещё более странным образом. Не будя и не приводя в чувство, обладательница этого, с одной стороны, совершенно  незнакомого, а с другой – такого до боли знакомого голоса, совершила – промелькнула в мозгу несчастной Евы мысль, заставившая её умиротворенно улыбнуться, - просто чудо! Или ей просто показалось, что она улыбается?..
- Неужели Лорен нашлась?»- продолжало «крутиться» в и без того изможденном мозгу девушки. – Или мне это действительно только снится?
Размышлениям о случившемся – то ли подарке судьбы, то ли значку её же иронии, ничуть не мешало явное движение. Ева не понимала, куда и зачем она едет, но то, что она совершенно точно движется – было более чем очевидно. Впрочем, до сих пор находясь в «плену» услышанного сквозь сумрак голоса, Модерацкая как-то не очень и «возражала» против своего движения. Словно чувствовала, что и «голос» и та, кому он принадлежал, ни в коем случае не сделают ей ничего дурного, не создадут новых проблем, помогут справиться с несчастьем…
- Мадемуазель, Вы пришли в себя? Вам помочь снять верхнюю одежду и сапоги?
Открыв глаза, Ева поняла, что, наконец, пришла в себя настолько, что стала способна воспринимать обращенную явно к ней фразу молодого человека в униформе медбрата (она видела его пару раз в коридоре и на кухне Приюта, но не была знакома и не разговаривала). А ещё то, что находится она уже не в холле  ресепшена на осточертевшем диванчике, а в какой-то очень светлой и красивой большой комнате, одновременно похожей и на номер в шикарной гостинице (наподобие той, в какой они когда-то провели первую совместную ночь с Лорен), и на очень комфортабельный медицинский кабинет с огромными окнами, за которыми буйствовала изумрудно-зелёная растительность, и чудесным воздухом. Но чей это номер и чей кабинет, что она тут делает и зачем ей предлагают раздеться и разуться («Ах, как затекли ноги!» - вновь промелькнуло в голове), Модерацкая решительно не понимала, а спросить у застывшего в немом ожидании ответа мальчика как-то постеснялась. Привыкла с детства делать всё своими руками…
- Нет, спасибо, я сама справлюсь…

Отредактировано Ева Мод (06-05-2011 19:58:06)

+1

3

>>> Ресепшен

Ким вошла следом за медбратом и пока тот наблюдал за приходящей в себя девушкой, пытаясь очаровать её своей улыбкой и хорошими манерами, прошла за свой стол. Предстояло прояснить кто это такая, что она тут делает и почему к ней никто не подошёл в холле. Вполне могло так оказаться, что девушка вовсе не пациентка, а просто приехала навестить кого-то из родственником или она может оказаться новым доктором.
Ким привыкла к новеньким и уже не удивлялась, встретив в коридоре незнакомца или незнакомку. Приют - огромная клиника и даже при большом  желании ты не сможешь запомнить всех, кто в нём работает. Впрочем девушка и не старалась.
Когда молодой человек подал голос, Ким оторвалась от бумаг, которые читала и подняла голову, скользнув взглядом по пришедшей в себя девушке. Мягко улыбнулась. Впрочем не было в этой улыбке ничего панибратского или дружеского, скорее улыбка доброго человека, не более. Она так же могла улыбаться кому угодно ещё.
- Не отказывайтесь. Майкл справится с этим в две секунды. Тем более Вам действительно стоит снять верхнюю одежду, здесь довольно жарко. 
Ким вышла из-за стола, украла расстояние, разделяющее её и молодого человека, едва прикасаясь, опустила ему на плечо невесомую ладонь.
- Майкл, пожалуйста, помоги мисс, а потом принеси нам кофе.
Несколько секунд всё внимание доктора было приковано к мед брату, но когда тот кивнул, соглашаясь, Ким одарила его обворожительной, благодарной улыбкой и на время потеряла к нему всякий интерес, переключаясь на девушку.
- Итак. Меня зовут доктор Хейз, давайте знакомиться.
Молодой человек очень ловко избавил пациентку от верхней одежды и сапог, убрал всё в шкаф и скрылся за дверьми, предварительно кинув на Ким горячий, плотоядный взгляд, но доктор этого не видела, она стояла спиной к двери и внимательно, ласково разглядывала незнакомку.

+2

4

- Не отказывайтесь, Майкл справится с этим в две секунды. Тем более, Вам действительно стоит снять верхнюю одежду, здесь довольно жарко…
- Спасибо, я и…
Банальная фраза, которую Ева произносила до этого дня и этой минуты десятки, а то и сотни раз – всегда достаточно громко и отчётливо, -  прозвучала, на сей раз, как-то не очень убедительно - тихо, практически шёпотом. И даже не успела завершиться привычным «сама». Да и сопротивляться, если честно, Еве, всегда и везде такой энергичной и самостоятельной, к её немалому удивлению, уже как-то не сильно хотелось.
Избавившись, наконец, от словно сросшихся с ногами и колготками дизайнерских сапожек, подаренных ей Лорен Виден на Неделе высокой моды в Милане, Ева с наслаждением и нескрываемым вздохом облегчения вытянулась во весь свой немаленький рост, подумав, что о таком вот  счастье – просто лежать и ничего не делать в уюте и комфорте -  мечтала, пожалуй, всю жизнь. «Акула живёт, потому что всегда двигается» - эту истину, почерпнутую из школьного курса биологии, Модерацкая запомнила навсегда и повторяла изо дня в день, мечась и мчась по белу свету точно так же, как пресловутая акула стремительно несётся по водной глади какого-нибудь Средиземного моря…
- Майкл, пожалуйста, помоги мисс, а потом принеси нам кофе.
А мальчик-то этот, как его, Майкл (да-да, его ведь зовут именно Майкл, это ведь его доктор отправила за кофе…), вроде бы ничего, исполнительный и шустрый такой! С лёгкой ироничной улыбкой размышляла Мод, наблюдая за тем, как парень, видимо, санитар или медбрат Приюта, удивительно ловко стаскивал с неё уличную обувь, а потом отправился на кухню за любимым Евиным напитком. Откровенное любопытство девушки, лежащей на одном из широких и очень мягких диванов этой просторной и очень светлой и тёплой комнаты, к простому с виду процессу, перевесило даже природную скромность – ведь подобная процедура происходила  в её жизни впервые!
Освободившись с помощью расторопного молодого человека ещё и от давившей не только на тело, но и, пожалуй, на душу обузы в виде осенней куртки, Ева действительно словно ожила. И с всё возрастающим интересом, но, на всякий случай,  по-прежнему прикрывая глаза ресницами, начала визуальный осмотр огромной комнаты, в которой она прежде не только никогда не была, но и даже не подозревала про её существование. Благо, что Майкл, оказав девушке почти бесценную в столь незавидном положении услугу и услышав просьбу принести кофе, тут же благоразумно скрылся с глаз, плотно закрыв за собой входную дверь. Тем самым, позволив Еве начать куда более свободно и спокойно созерцать не только очень красивый интерьер, немного напоминавший кабинет Лорен,  но и саму хозяйку незнакомого пока помещения, после ухода Майкла вдруг переставшую листать за письменным столом какие-то бумаги. И…
…И в этот момент Ева, чьё пробуждение явно не осталось без внимания, удивилась так сильно, что не просто открыла, а вообще широко распахнула и без того огромные глаза. Устремив потрясенный взгляд на очень красивую молодую девушку в белом халате доктора, рассматривавшую лежавшую Мод  не только без особого стеснения, но и как-то чересчур внимательно и даже ласково.
Какая же красивая всё же у неё улыбка, она так ей к лицу, – радостно успела подумать Ева, машинально поправив под головой чуть вспотевшую белоснежную подушку. После чего вдруг, уже огорчённо, вспомнила, что всего пару минут назад доктор одарила ещё более обворожительной улыбкой уходившего медбрата. Вот тут в груди Евы и шевельнулось уже что-то иное, что-то очень похожее на ревность.
Странно, я ведь вижу эту девушку впервые в жизни. Ну и что, что она так похожа на Лорен? А какие у неё роскошные волосы и красивые глаза. Да, но Майкл, он ведь явно её разглядывал! А вдруг они вообще любовники, вон она как нежно положила ему на плечо свою ладошку, а я им тут помешала?! Ну что же она так смотрит-то на меня?.. Чёрт, а ведь кофе мне сейчас и правда не помешает! А откуда она узнала, что я люблю именно кофе, а не, например, чай? Догадался бы ещё этот Майкл захватить с собой хоть пару бутербродов, с утра ведь, с самого самолёта, ничего не ела. А душ, интересно, у них тут имеется (плескаться в воде, как и подолгу смотреть на воду – хоть в ручье, хоть в море, Ева любила с самого детства, частенько бегая купаться на родную Вислу)? Как хоть, интересно, её зовут, Майкл вроде бы по имени не называл...
- Итак, меня зовут доктор Хейз, давайте знакомиться…
Вновь услышав голос мисс (или она всё же миссис?), совершенно неожиданно до боли знакомый и родной, Ева ощутимо вздрогнула. Но потом собралась, на доли секунды, как когда-то перед выстрелом в тире, затаила дыхание. И – уже на выдохе – выпалила (точнее, это ей так показалось, что выпалила, а на самом же деле, еле слышно прошептала):
- Здравствуйте, мисс Хейз (пусть будет мисс, потом разберёмся). Вы не скажете, где я, как сюда попала?..

Отредактировано Ева Мод (11-05-2011 16:48:54)

+2

5

- Вы не скажете, где я, как сюда попала?..
- С удовольствием расскажу то, что знаю сама.
Ким снова вернулась за свой стол и спокойно опустилась в кресло. Пациентке пока не требовалось максимум её внимания, а настойчивость в некоторых случаях просто губительна. В конце концов, здесь не обычная больница и мисс Хейз понятия не имела, кто перед ней, девушка могла оказаться кем угодно, так что следовало вести себя более менее осторожно. Насколько это вообще возможно, учитывая, что первую глупость она совершила не задумываясь - подобрала эту молодую женщину в холле, привела в свой кабинет и теперь осталась с ней наедине. Умно? Не очень, меры безопасности всё же стоит соблюдать или хотя бы придерживаться.
Но стоит ли себя ругать, если всё уже сделано? Ким ругала бы себя и в том случае, если бы оставила несчастную без внимания, так что так или иначе...
Улыбка по прежнему украшала личико доктора.
- Вы находитесь в клинике, в " Приюте ". Как Вы сюда попали я не знаю, и надеюсь, что как раз об этом Вы мне и расскажете. И ещё расскажите, как Вас зовут и зачем Вы сюда приехали.
Доктор не настаивала, но задавала вопросы, надеясь, что у девушки не случилась от обморока ретроградная амнезия. В этом случае придётся вызывать полицию и пытаться установить личность.
Ким уложила руки на стол и сплела пальцы, внимательно вглядываясь в лицо незнакомки. По внешнему виду определить, болен ли человек, можно в крайне ограниченном числе случаев. Обычно самые нормальные с виду люди оказываются самыми безумными. Гостья выглядела более чем нормально...

+2

6

Интересно, а раньше я с этой девушкой в «Приюте» когда-нибудь встречалась? По-моему, нет… 
Размышления Евы, в незнакомой, но, действительно, очень тёплой и, кажется, даже очень доброй комнате, текли неспешно, как песочные часы на её кухне в казино, никуда особо не торопясь. В конце концов, - думала Ева, - я же совершенно точно знаю, что нахожусь в «Приюте», а значит – практически у себя дома. Так что можно не волноваться. И то, что эта милая девушка за столом, скорее всего, меня тоже не знает, свидетельствует только об одном: мы с ней всегда проходили здесь разными коридорами, потому не сталкивались. Если бы встречались, я бы вряд ли её забыла, сложно не обратить внимания на такую красоту. Да и как бы мы, интересно, встретились, если в казино я ухожу совсем рано, а ухожу - едва ли не позже самого последнего посетителя?!
Поразмышляв подобным образом ещё немного, Ева с удовольствием ощутила, что, кажется, ей стало совсем уютно и комфортно, туман в голове окончательно рассеялся, вновь захотелось шутить и смеяться. Впрочем, засмеяться так и не удалось. Мисс Хейз, которой, видимо, стало уже скучно рассматривать развалившуюся на диване потенциальную  пациентку, взяла инициативу в свои руки. Сидя в кресле за письменным столом и как-то интересно переплетя пальцы (забавная поза - пронеслась в явно посвежевшей голове Евы мысль, свидетельствующая о том, что к ней вернулось природное любопытство), мисс Хейз, чей сочетающийся с мягкой улыбкой достаточно жёсткий взгляд очень чётко «говорил» о серьёзном мыслительном процессе, обратилась к девушке:
- Вы находитесь в клинике, в «Приюте». Как Вы сюда попали,  я не знаю, и надеюсь, что как раз об этом Вы мне и расскажете. И ещё расскажите, как Вас зовут и зачем Вы сюда приехали?[u][/u]
- Значит, Вы, действительно, доктор, да?.. Я угадала?.. Вы хотите мне чем-то помочь?..
Ева, хотя и понимавшая разумом, что ничего странного или страшного доктор Хейз не спросила, и что проходит вполне обычная церемония знакомства двух людей, совершенно случайно оказавшихся в одно время и в одном месте, отчего-то снова ощутимо вздрогнула. И тут же, буквально на секунду, представила, что сейчас она находится совсем не в горном швейцарском «Приюте», а в так полюбившемся ей после встречи с Лорен Милане…
- Мисс Хейз, а Вы, наверное, меня просто не узнали, я же тоже работаю в «Приюте», только в казино. Меня зовут Ева Модерацкая… Я здешний повар… Я только сегодня вернулась из Праги, ездила в отпуск… А что со мной случилось?..
Ева, словно испугавшись, что эта красивая незнакомка вдруг её прервёт, остановит, не захочет слушать, а вновь примется листать свои скучные бумаги или, что куда хуже, начнёт общаться с Майклом (чёрт, да куда же он запропастился со своим кофе и бутербродами; ну он же догадается принести девушке хотя бы пару бутербродов?), начала торопиться и привычно глотать слова. Отчего её речь, и без того с не самой лучшей дикцией,  вообще стала напоминать детскую скороговорку.
- Мисс Хейз, вообще-то, я чувствую себя вполне хорошо, но, правда, не очень-то и  помню, что со мной случилось. Всё, что я помню: то, что приехала сегодня утром в «Приют», но в холле мне стало немножко дурно и кто-то пытался мне помочь… Потом меня кто-то вёз… И чей-то очень знакомый голос… Мисс Хейз, а как Вас зовут? 

Отредактировано Ева Мод (13-05-2011 22:57:00)

+2

7

Сбивчивая речь, иногда едва различимая, наводила на мысль о том, что девушка чрезмерно взволнована, возможно чем-то напугана и расстроена. В совокупности с кратковременной потерей сознания можно было предположить нервное расстройство в незначительной степени в связи с какой-то душевной или физической травмой, повлекшей за собой стресс, а как следствие и само расстройство. Правда порадовало отсутствие амнезии и то, что незнакомка оказалась вовсе не незнакомкой, а работником " Приюта " и не пациенткой, как в начале предположила Ким. Хотя доктор совершенно не помнила, чтобы они ранее встречались и ничего удивительного, в казино мисс Хейз была всего один раз, сразу после своего сюда назначения и исключительно в ознакомительных целях, чтобы потом не заблудиться и знать где и что расположено в клинике.
Я хочу чем-то помочь?
Брови Ким удивлённо приподнялись, но через несколько мгновений лицо вновь приобрело спокойное, участливое выражение. Доктор внимательно слушала рассказ гостьи и легко кивала головой. Чудесно, значит в принципе не произошло ничего страшного, девушка здорова, просто переутомление, возможно последствия длительного перелёта или чрезмерно насыщенного отпуска.
- Чудесно. Я рада, что Вы всё помните, Ева. С Вами не произошло ничего страшного, просто кратковременный обморок, возможно от переутомления, но я бы советовала Вам обратиться к Вашему семейному врачу.
Ким хотела продолжить, но в это в дверь постучали и не успела девушка ответить, как вошёл Майкл, неся поднос, на котором стояли две чашечки кофе, сахарница и сливочник. Никаких бутербродов, мужчинам не свойственно думать о кормлении, это прерогатива женщин. Доктор благодарно кивнула мужчине, улыбнулась ему.
- Спасибо огромное, Майкл! Просто не знаю, чтобы мы без тебя делали.
Майкл поставил поднос на небольшой столик, выкатил его поближе к Еве, а чашку Ким поставил перед ней, предварительно насыпав сахар. Вероятно, мужчина уже далеко не первый раз приносит доктору кофе, знает, какой она любит и не ошибается к количеством ложечек сахара.
- Всегда пожалуйста, доктор Хейз. Рад был помочь.
Мужчина задержался возле Ким, возможно, на пару секунд дольше, чем следовало, но потом вышел, снова тихо прикрывая за собой двери и оставляя дам наедине. Ким вернула внимание Еве.
- Прошу, Ева. Кофе иногда неплохо бодрит, хотя думаю Вам всё-таки сейчас стоило бы отдохнуть и поспать, набраться сил.
Вопрос о своём имени Ким проигнорировала, не то чтобы она не хотела его называть, стеснялась или ещё что, просто пока не считала необходимым. На работе рабочие отношения, не переходящие в личные, так учил её отец и так считала она сама.

+1

8

- …Мисс Хейз, а как Вас зовут?
Согревшись не столько от комнатного, сколько от очевидного для Мод душевного тепла доктора Хейз, Ева совсем расслабилась, вновь почувствовав не только ощутимый прилив сил, но и угасший было после пропажи Лорен интерес к жизни. Открыв рот, она с огромным трудом смогла остановиться, взять паузу, и задать, наконец, доктору вопрос, который мучил девушку чуть ли не с первой секунды:
- …Мисс Хейз, а как Вас зовут?
- Чудесно. Я рада, что Вы всё помните, Ева. С Вами не произошло ничего страшного, просто кратковременный обморок, возможно, от переутомления. Но я бы советовала Вам обратиться к Вашему семейному врачу.
Услышав в ответ достаточно длинную фразу, но так и не уловив в ней, вопреки своим ожиданиям, имени Хейз (не поняла она, что ли? - удивилась Ева), Модерацкая огорчённо задумалась, не очень чётко представляя себе план дальнейших действий. Раздумья о своём всегдашнем одиночестве, даже находясь в толпе людей (вот ведь, и доктор не захотела меня услышать…), прервали только антураж просторного и очень светлого кабинета мисс Хейз. А в том, что это именно рабочий кабинет, а не жилая комната, сомневаться не приходилось. Ева, очень внимательно и с интересом осмотрев всё кругом и порадовавшись за обладательницу такой красоты, даже немного помечтала о том, что было бы неплохо и ей поработать в столь прелестном кабинетике, а не на кухне, среди несколько поднадоевших кастрюль и ароматов от печенья.
От мыслей-"фэнтези" отвлек только новый стук в дверь и долгожданное появление этого переставшего казаться столь уж симпатичным, как при их первой встрече, Майкла, и ласковый голос доктора:
- Прошу, Ева. Кофе иногда неплохо бодрит...
Ш-и-и-т-т! - проговорила она про себя, увидев на привезённом официантом маленьком столике только две маленькие чашечки с кофе, сахарницу и сливочник. - Вот тоже мне, кретин, мог бы и сам догадаться насчёт бутербродов. - А заметив, как эта "воображала", мисс Хейз (за то, что она именно "воображала", говорил, по мнению обидевшейся Евы, явный отказ назвать себя), улыбается Майклу, явно неровно к ней дышащему, почему-то и вовсе очень расстроилась. Кофе, впрочем, оказался не только крепким, но и живительным - спать уже ей совершенно расхотелось. Так что ещё одну сочувственную фразу доктора: 
- Хотя, думаю, Вам всё-таки сейчас стоило бы отдохнуть и поспать, набраться сил.- Ева восприняла даже с некоторым негодованием. Вот ещё, - подумала Мод, - да не хочу я больше спать, отстань от меня, сколько можно?! Ага, считает меня тяжело больной, зануда!
В голове девушки, чьё воспитание происходило в основном в стрелковом тире, среди таких же, как она сама, недоучившихся подростков, даже зародилось подспудное желание – в знак протеста против отношения к ней, как больной, и против этого мерзкого Майкла, оставившего её голодной, - немного позлиться и даже похулиганить. Ева даже успела открыть рот, чтобы максимально громко сказать какую-нибудь дерзость из числа тех, что не раз слышала на варшавских улицах и от русских туристов в Карловых Варах. Хотела, но так и не решилась, уж больно обезоруживающе-красивой была улыбка, блуждавшая на губах мисс Хейз. Куда более красивая, чем её холодные, по мнению Мод, глаза, и столь же холодный тон речи. Поняв, что пауза затягивается, Ева прервала размышления, и вдруг, ни с того ни с чего, спросила:
- Мисс Хейз, а Вы не знаете, бассейн сегодня работает, мне можно будет сегодня поплавать?
Вы меня не проводите?

Отредактировано Ева Мод (20-05-2011 23:14:07)

+1

9

- Вы меня не проводите?
Ким несколько удивлённо посмотрела на собеседницу, ей всегда казалось, что она мало похожа на кавалера и этот вопрос заставил девушку не только удивиться, но и от души улыбнуться.
- Нет. Я Вас не провожу. Максимум на что я способна - это составить Вам компанию.
Доктор спрятала улыбку в уголках губ и более внимательно, более пристально посмотрела на Еву.
- Без сомнения, я не Ваш лечащий врач, и Вы можете игнорировать мои предписания, но я бы советовала плавание отложить хотя бы до завтра и постараться разобраться в природе обморока.
Иногда с людьми, у которых так или иначе нарушена психика, а по большей части она нарушена у всех в той или иной степени, нужно пытаться найти общий язык и постараться с ними договориться, предложить сделку. Ким не верила людям на слово и то, что девушка утверждала о своей работе в "Приюте" ещё ничего не значило.
Довольно давно мисс Хейз, на практике в одной из подобных клиник, столкнулась с мужчиной, который так виртуозно изображал доктора, что она провела с ним два часа, ходила по отделению, расспрашивала, рассказывала и ничего не заподозрила. И только когда к ним присоединился лечащий врач и объявил, что пациенту необходимо пройти на процедуры, до девушки дошла вся ситуация. Сказать, что она была шокирована - это ни сказать ничего, но врач оказался человеком с отменным чувством юмора, спокойным, уравновешенным и понимающим, он тепло похлопал начинающего доктора по плечу и сообщил, что вот теперь она прошла боевое крещение. После этого случая Ким на самом деле опасалась верить вот так на слово.
- Давайте мы договоримся с Вами так. Сегодня Вы отдыхаете, приходите в себя, а завтра, скажем, часов в пять вечера, мы встречаемся в бассейне.
За это время Ким вполне могла узнать о своей собеседнице всё и даже чуточку больше, но уж точно она могла выяснить, правду ли говорит незнакомка или лжёт.

+2

10

Разглядывая казавшуюся ей поначалу очень симпатичной и тогда ещё совсем даже не занудливой мисс Хейз и одновременно размышляя над тем, что же, собственно, ей делать дальше и куда пойти, Ева вдруг подумала о своём первом тренере Анджее Щётке. Нет, про него, как про одного из главных виновников её многочисленных несчастий, включая бегство из сборной команды и, получается, из родной Польши, она, в принципе, и раньше как-то не забывала, частенько вспоминала «тихим теплым словом». Но на сей раз, воспоминание оказалось совсем иного рода – спокойное, без надрыва и слёз, даже позитивное. Перед глазами вдруг возникло мерзкое одутловатое лицо Щётки, и Ева очень отчётливо, будто совсем рядом, в этой комнате, услышала его громкий, порой даже визгливый голос, которым тренер обычно и давал своим ученикам задания:
- Сегодня в 18 часов все собираемся в бассейне, не забудьте взять купальники, полотенца и тапочки!
Бассейн спортивного клуба «Гвардия», куда раз в месяц ходили плавать стрелки, был старым и не очень комфортабельным. Но подросткам, почти все из которых никуда дальше Варшавы никогда в жизни не выезжали и ничего другого, более лучшего просто  не видели, поплескаться в воде самого настоящего бассейна было в радость. Раздававшиеся из бассейна детские визги и крики слышала в эти минуты, наверное, вся польская столица! Ева, в детстве плавать особо не умевшая, исключением из общих правил, разумеется, не являлась, резвилась и визжала не хуже остальных. И часа, отведенного на занятие по ОФП, как назывались их тренировки вне стрелкового тира, в том числе и в бассейне, ей не хватало точно так же, как и всем её одноклубницам – Малгожате, Анне, Иветте, Ольге, Марии, Агнешке…
Встряхнув головой с копной немного спутавшихся за время короткого сна-забытья рыжих волос, словно отгоняя от себя неприятное видение, Ева вдруг, ни с того ни с чего, решилась на фразу, от которой даже сама почему-то вздрогнула:
- Мисс Хейз, а Вы не знаете, бассейн сегодня работает, мне можно будет сегодня поплавать?
Вы меня не проводите?

Выпалив это буквально на одном дыхании, почти без пауз, Ева, словно действительно испугавшись своей неожиданной смелости, внимательно посмотрела на Хейз, ожидая её реакции. И дождалась, от чего лицо девушки вдруг залил уже самый настоящий густой румянец стыда и вины.
- Нет. Я Вас не провожу. Максимум, на что я способна - это составить Вам компанию.
Слушая мисс Хейз,  Ева вдруг почувствовала, что сейчас ей, чуть ли не впервые в жизни, становится страшно неудобно, даже стыдно.  Что она, похоже, совершила какой-то очень дурной поступок, вызывающий исключительно порицание! Придя от таких мыслей в настоящий ужас, следствием чего стали её разом округлившихся глаз, Мод молча наблюдала за тем, как доктор, вдруг  спрятав улыбку в уголках своих губ (дурной знак, точно я её рассердила, вот глупая девчонка!) и, пристально смотря на неё, совсем похолодевшую, продолжала говорить:   
- Без сомнения, я не Ваш лечащий врач, и Вы можете игнорировать мои предписания. Но я бы советовала плавание отложить хотя бы до завтра и постараться разобраться в природе обморока.
- Мисс Хейз, простите меня, пожалуйста, если я  чем-то Вас обидела или огорчила. Во сколько я и куда я должна буду подойти?
- Давайте мы договоримся с Вами так. Сегодня Вы отдыхаете, приходите в себя, а завтра, скажем, часов в пять вечера, мы встречаемся в бассейне.
Едва Хейз закончила речь, каждое слово из которой Ева впитала так, словно оно было поистине бесценно, как, например, вода в пустыне, Мод поняла: грозы сегодня точно не будет; что хоть какого-то положительного результата она всё равно добилась; что поход в бассейн всё равно состоится. А значит, подумала Ева, она сможет не только ещё, как минимум, раз увидеть Хейз, но и как-нибудь  попытаться дать понять:  её неадекватность – явление всего лишь временного порядка. А в обычной жизни она вполне себе нормальная девушка, способная не только кривляться и падать в обмороки, но и даже любить.
Поаплодировав сама себе, опять же мысленно, конечно, Ева молча поднялась с дивана, в эту минуту показавшегося ей почти родным, вторично встряхнула волосами, пытаясь привести их, как говорила бабушка Марта, в божеский вид, взяла в руку сумку и направилась к выходу. Но, не доходя до двери, внезапно открывшейся и явившей миру лицо явно растерявшегося Майкла, она всё же оглянулась и остановилась. А подумав пару секунд, немного резковатым от долго горизонтального положения тела голосом,  произнесла, на сей раз тщательно, не торопясь:
- До свидания, мисс Хейз, до завтра. Вы правы, мне надо немного отдохнуть и привести себя в порядок. Я прекрасно сделаю это в своей комнате.

Отредактировано Ева Мод (26-05-2011 22:22:30)

+1

11

- До свидания, мисс Хейз, до завтра.
- Всего доброго, Ева. Майкл Вас проводит.
Неожиданно оказавшийся в нужное время и в нужном месте молодой человек обворожительно улыбнулся обеим дамам и предложил Еве руку. Ничего фамильярного, ни капли наглости и никаких требований, всего лишь меры приличия и галантность, такая редкость в наши дни, и от этого может показаться, что мужчина слишком много себе позволяет. Но нет, всё просто. Мужчина умеет быть мужчиной.
- И Вы совершенно меня не огорчили и тем более не обидели.
Объяснять и рассказывать, что обижаться было не на что, а огорчают нас совершенно точно не незнакомые люди, Ким не хотела, она считала, что более чем достаточно просто озвучить то, что она чувствует. А она была спокойна. Что могло её огорчить в поведении Евы? Ровным счётом ничего. Взрослая женщина, которая сама отвечает за свою жизнь и свои поступки, которая сама принимает решения. Если она считает неправильным прислушаться к к словам доктора, то это не значит, что доктор огорчится и расстроится. Какой смысл? Ким давно поняла, что сердится, расстраиваться, огорчаться из-за других не стоит, есть много причин собственных, которые иногда приносят эти чувства. Конечно, никто не застрахован от переживаний за ближнего, и девушка не была исключением, но переживаем мы обычно за близких и родных людей.
А обижаться... С этим вообще всё очень просто. Ким не хотела тратить на обиды свою жизнь. Она могла рассердиться на человека, если он нагрубил или оскорбил, могла расстроится от пошлости или наглости, но обидеться - нет. В детстве, как и все, она, конечно, обижалась, и на сверстниц, и на родителей, и на мальчиков, но как-то с возрастом пришла к мнению, что обиды отнимают слишком много моральных сил, выматывают, а взамен ничего не приносят, только опустошение и разочарование.
Когда Майкл пропустил вперёд себя Еву, Ким незаметно ему кивнула: потом вернись, и когда за ними закрылась дверь, расслабилась. Откинулась на спинку кресла и устало потёрла переносицу кончиками пальцев. Как бы там ни было, сейчас девушка поняла, что всё это время находилась в напряжении.
Ева Модерацкая... Повар...
Ким открыла глаза, допила кофе, любезно принесённый Майклом и, поудобней устроившись в кресле, включила компьютер. В базу данных " Приюта " она попала легко, но вот что делать дальше... Подумав над этой задачкой несколько минут, Ким закрыла программу. Нет, без помощи кого-то из охраны ей здесь не обойтись.

+2

12

- До свидания, мисс Хейз…
Ева уже взялась за ручку, намереваясь покинуть этот вдруг ставший не совсем уютным светлый и просторный кабинет доктора Хейз, как вдруг входная дверь распахнулась...
Как вдруг дверь распахнулась, и в комнате, вот уже в который раз только за последний час, появился Майкл. Вновь увидев прямо перед собой несколько напряженное, но, в то же время, всё равно довольно слащавое лицо медбрата, Ева негромко  вскрикнула от неожиданности и испуга,  и отшатнулась, едва не упав без чувств.
Впрочем, вполне возможно, что Еве только показалось, что она хотела упасть именно от испуга. Совсем не исключено, что после долгого лежания – сначала в холле ресепшена, в затем и в кабинете доктора, - у неё элементарно закружилась голова, такое иногда случается именно в горах. А «Приют» ведь находился как раз в горах, так что удивляться не приходилось. Так или иначе, но на помощь своей недавней «ноше» мгновенно пришёл Майкл, не только подавший явно ослабевшей Мод руку, но и премило при этом благородном жесте ей улыбнувшийся.
Или не только ей? Ева, очень занятая своими «потусторонними» мыслями, как-то  не обратила особого внимания на то, предназначалась ли эта явно натренированная долгим пребыванием в «Приюте» улыбка вышколенного медбрата именно ей, или её адресатом являлась другая из двоих находившихся в кабинете девушек.
Впрочем, какая разница? Еве, мысленно уже предвкушавшей завтрашнее  купание в бассейне, размышлять о причине поступка Майкла было совершенно неохота, он в её тактические и стратегические планы точно не входил ни при каких обстоятельствах. В отличие от доктора Хейз, которая, несмотря на всё своё очевидное занудство, симпатичной и интересной для Евы быть не перестала.
- И Вы совершенно меня не огорчили и тем более не обидели.
Благодарно посмотрев на доктора, которая, кажется, говорила очень искренно, и ответив ей еле слышным "До свиданис, мисс!", Ева вновь взялась за дверную ручку. А закрыв дверь кабинета психотерапевта с обратной стороны и выдохнув, с нескрываемым облегчением отправилась в мини-путешествие по коридорам и лабиринтам «Приюта». Впрочем, на сей раз своими собственными ногами. Путь в комнату номер 193 много времени у девушки не отнял – десять минут спустя она уже открывала дверь собственным ключом, радуясь так, как, наверное, радовался несчастный Робинзон Крузо, увидев перед собой не водную стихию, а прелестный живописный остров. Ведь горькое осознание того, что он надолго, а может быть, даже и навеки, остался на острове совершенно один, пришло к Робину совсем не сразу, только спустя несколько дней бесплодного ожидания. Так что несколько дней у Евы впереди ещё точно были…
Бросив сумку на кресло и разувшись, Ева очень тихо  подошла к стоявшей на столе черно-белой, в изящной рамочке, фотографии, взяла её в руки и прижала к лицу.
- Привет, Лорен, я снова вернулась к тебе, я по тебе скучала…

Отредактировано Ева Мод (01-06-2011 00:48:04)

+1

13

<< Откуда-то

Эдгар неспешно направлялся к кабинету психотерапевта. Подумать только, когда эта девочка только пришла к ним, она долгое время была скромным ординатором на побегушках, а теперь вот, наконец, и врач с отдельным кабинетом. Теперь ее все называют доктор Хейз, а милашка Кимберли уже и вовсе как-то позабылась. Вот этой то милашке и нес корреспонденцию Штерн. Конечно, в обязанности охранника это не входит, но как можно отказаться от возможности лишний раз попасться на глаза девушке, которую навязчиво преследуешь. Да и курьер был слишком симпатичным, и Эдгар, снедаемый параноидальными мыслями, не мог его подпустить близко к своей (как он считал) женщине. Интереснейшая позиция – ни себе, ни людям, Эд так и не решался перейти к активным действиям, но и внимательно следил за тем, чтобы в жизни Ким не появилось мужчины.
Просмотрев на посту все камеры наблюдения и, не заметив девушки ни на одной из них, Эдгар решил, что она в кабинете, и вот уже подходил к двери и в очередной раз пригладил волосы. Скорее от волнения, а не потому что прическа испортилась. Вдохнув поглубже и не сдерживая довольной улыбки, Эдгар постучал и, не дожидаясь ответа, открыл дверь.
- Тук-тук, привет, доктор, - мужчина заглянул в кабинет и, следом за головой, весь мужчина оказался в кабинете, - Я вам принес тут корреспонденцию.
Он поднял в руке пачку конвертов, подтверждая свои слова, и сделал шаг к столу, за которым сидела как всегда очаровательная Кимберли. Как хорошо, что она была одна, а то в последнее время, наблюдая ее на мониторах, Эд стал замечать одного медбрата, который явно не просто так рядом ошивался. Штерн постарался как можно более дружелюбно улыбнуться Ким и положил конверты на ее стол.

+1

14

Пока Ким раздумывала, к кому из охраны обратиться за помощью и нужно ли вообще это делать, провидение решило всё за неё. Стук в дверь и в кабинет вошёл Эдгар. Она и забыла, как от взгляда этого мужчины неожиданно по спине спускается холодок даже не смотря на то, что он ничего плохого не делал, впрочем., хорошего тоже, он просто был и иногда, когда они сталкивались, он смотрел. Всё. Но больше, оказывается, и не нужно, чтобы отлично запомнить яркие, пронзительные глаза цвета весеннего неба. И этот прищур, мужчина будто видел девушку насквозь, проникал настолько глубоко, что и представить страшно. Он будто читал её, а иногда казалось, что он на ходу раздевает, просто срывает одежду, резко, жестоко и оставляет её совершенно обнажённой, и любуется не скрываясь...
Он нахлынувших ощущений щёки залились персиковым румянцем и Ким не смогла долго выдерживать взгляд, опустила глаза, протянула руку и забрала принесённые конверты.
- Здравствуй. Спасибо, я как раз очень жду одного письма.
Девушка перебрала корреспонденцию, выбрала нужное письмо и отложила его в сторону. На самом деле она не ждала ничего важного, просто благодарность показалась незаконченной, если она не выделит для Эда хорошую причину, что позволит потом перейти к интересующему её вопросу о незнакомке.
- Я хочу тебя попросить ещё об одном одолжении.
Ким наконец справилась со странным волнением и смогла поднять на собеседника взгляд, она даже смогла улыбнуться, позволив мужчине полюбоваться краешком жемчужно белых зубов.
- Если, конечно, у тебя найдётся для меня немного времени.
Девушка не хотела быть чрезмерно настойчивой, её просьба носила личный характер и в принципе не имела отношения к работе, поэтому Эд вполне мог отказаться, сославшись на занятость или на служебную тайну, но всё таки девушка надеялась, что ничего плохого в её просьбе нет и он поможет. В конце концов он так на неё смотрит, это же что-то значит...

+2

15

Уходить охранник не спешил. Если сейчас доктор его не отправит, то можно перекинуться еще парой слов, которые бодрили лучше любого кофе. Мужчина вытянулся по струнке, заложив руки за спину. Невольно Эдгар заскользил по девушке взглядом. Он рассматривал девушку, отмечая про себя все – движение, подрагивание ресниц, когда она переводила взгляд с конверта на конверт. Штерн слегка расслабился и привычно прищурился, когда вдруг Кимберли подняла на него глаза.
«Одолжение?» - удивился мужчина, напрягаясь.
- Конечно, - Эдгар тут же оживился. Прежде никогда Кимберли не обращалась к нему ни за чем, а теперь он может быть ей полезным. Того и гляди, что они подружатся, и Ким будет смотреть на него с частичкой настоящего дружелюбия, а не с вежливость, которой ее обучили в университетах и здесь, в «Приюте». Эдгара неприятно задевал ее взгляд в их встречи, Кимберли в стенах клиники была только доктором Хейз и никем больше. Хотя, Штерн был уверен, что она такая даже где-нибудь в парке со всеми сослуживцами. Кимберли строит стену между людьми, которые не входят в круг ее друзей. Эд прекрасно помнил ее взгляд, ее улыбку и манеру поведения дома с какими-то приятелями или кто это был. Был выходной вечер и Эдгар наблюдал за окнами Ким, когда к ней пришли гости. Тогда она была живой, веселой, игривой, а улыбка заставляла трепетать находившегося почти в пятистах метрах от нее Штерна. – Для тебя у меня всегда есть время.
Мужчина улыбнулся, отчаянно пытаясь выплыть из омута ее глаз и оправиться от плена улыбки.
«Кажется, я должен был ответить не так эмоционально» - укорил он себя, сообразив, что, возможно, выдал себя сейчас. Конечно, она могла догадываться о том, что Штерн не просто так ищет с ней мимолетной встречи, но сейчас это «для тебя» и «всегда» было новой ступенькой в их отношениях, перед парой других, которые они преодолеют, если Эдгар сможет ей помочь. Да что там «если сможет»! Он мир перевернет, чтобы помочь Кимберли в ее деле, в чем бы оно ни состояло.

+1

16

- Для тебя у меня всегда есть время.
Ким постаралась никак не выдать вновь вспыхнувшего смущения. Нет, несомненно приятно, когда мужчина оказывает тебе всяческие знаки внимания и готов ради тебя рыть носом землю, но в этом есть и свои минусы, например - предательский румянец, который можно истолковать на свой вкус и придумать ему тысячу объяснений, или отчего-то севший голос...
- Спасибо, Эдгар. Я не займу его много.
Девушка снова замолчала, словно подыскивала нужные слова, хотя на самом деле она пыталась справится с хрипотцой, которая окрашивала голос весьма интимными нотками, делала его бархатным и мягким.
- Мне нужно узнать про одну девушку, она сказала, что работает здесь, но я раньше никогда её не видела и...
Она развела руками, потом сплела пальцы, но продолжала смотреть на мужчину.
- ... Она сегодня потеряла в холле сознание, и я волнуюсь. Ты же понимаешь, здесь можно встретить кого угодно и верить на слово просто опасно.
Конечно, он понимает, иначе и быть не может. Ким смотрела на Эдгара и верила, что он справится с этой задачей на раз, два, три, и успокоит её подозрения буквально скоро, и от этого взгляд девушки делался тёплым, и на самом дне васильковых глаз откровенно светилось доверие.
- Мне не обойтись без помощи.
И ведь она на самом деле не лгала, так и было, она честно пыталась справиться сама, но женщина и техника, тем более такая, как компьютер, практически не совместимы. Хоть и стыдно в этом признаваться современной девушке, но приходится. Ким кинула на монитор и снова улыбнулась.
- Он не хочет со мной разговаривать, мы не понимаем друг друга.
Чтобы не заострять на всей ситуации внимание и не делать из этого очень серьёзный случай, Ким попыталась свести всё если не к шутке, то по меньшей мере, где-то рядом.

+3

17

«Наконец-то мы перешли к именам», - отметил про себя Штерн. До этого они всегда обращались друг к другу по фамилиям, по крайней мере, Кимберли, он-то порой звал ее по имени. Слишком трудно было порой соблюдать рабочую дистанцию с той, которую каждый день наблюдаешь в окнах в самые разные моменты. «Видимо, дело серьезное, раз она решилась мне довериться»
Однако, услышанная история заставила мужчину лишь вновь удивиться тому, какая доктор Хейз необычная девушка. Эдгар завидовал тем, кто смог урвать хоть частичку ее тепла и беспокойства.
- Ты постоянно за  всех волнуешься, – пошутил Штерн, он расслабился окончательно, потому что помочь Кимберли ему ничего не стоило… разве что. Мужчина обошел стол и встал рядом с сидевшей девушкой. Эд хотел положить ладонь на спинку ее кресла, но вместо этого «случайно» задел ее плечо и, прошептав «извини», слегка прижался к ней, Кимберли оказалась зажата между краем стола и охранником.
- Ничего, я побуду вашим переводчиком. Дай-ка… - в попытке забрать мышку Эдгар накрыл девичью ладонь своей рукой, - К тому же, доступ к полному досье всех сотрудников есть только у отдела кадров, отдела безопасности и доктора Штейнвальда.
Набрав свой логин и пароль, Эд вошел в базу данных сотрудников приюта. Если та девушка, о которой говорила Ким, то она будет в их списке, а если же нет, то они поищут ее среди пациентов.
- Готово, дело-то на пару минут. Теперь пиши имя, и система тебе выдаст все, что известно «Приюту» об этом человеке.
Мужчина на мгновение замер, перед тем как выпрямиться, чтобы вдохнуть аромат девушки. Приятный шампунь и легкие нежные духи осторожно щекотали обоняние. Очень дурацкий жест, присутствующий в дешевых фильмах, и Эдгар чувствовал себя настоящим маньяком, впитывающим в себя все, что хоть как-то касается его жертвы. Эд надеялся, что не слишком зашел вперед этими действиями и, чтобы загладить вину и больше не смущать Кимберли, выпрямился и сделал шаг назад, покидая интимное пространство девушки.
- Если хочешь, то я могу проверить и по своим каналам, у меня много связей с полицией. Поищу что-нибудь, – хоть Эдгар и отошел, но прекрасно видел, что происходит на мониторе. Имя, которое напишет Ким, он проверит в любом случае. Мало ли, вдруг какая-нибудь сумасшедшая хочет навредить его девушке.

Отредактировано Эдгар Штерн (12-06-2011 18:27:57)

+1

18

Обычно именно так и завлекают понравившихся мужчин, но Ким даже не думала об этом в момент озвучивания просьбы, ей просто хотелось узнать о незнакомке и наконец перестать о ней думать и Эдгар оказался как раз тем человеком, кто мог в этом помочь. Правда уже через несколько секунд девушка поняла, что кажется, погорячилась. От такой близости этого человека волосы на затылке встали дыбом, а по спине пополз отвратительный, ледяной холодок. Он будто был не человеком, от него разливались вокруг волны такого животного магнетизма, что казалось окажись ты с ним в лесу и он точно превратиться в опасного, хладнокровного хищника.
- Спасибо.
Пока эта короткая благодарность было единственное, что смогла пробормотать Ким, пальцы похолодели и подрагивали, а его ладонь, такая тяжёлая и горячая, показалась обжигающей. Дыхание, согревающее висок, будоражило кровь и заставляло просто замереть и не двигаться пока он так близко. Казалось всего одно неосторожное движение и она просто не сможет вырваться, он схватит её...
Господи! Перестань так думать! Ещё пять минут подобных мыслей и ты додумаешься до чёрте знает чего!
Вдох. Выдох. Ким на секунду прикрыла глаза и усилием воли заставила сердце перестать скакать за рёбрами как ненормальное, а мир искрить и вспыхивать разноцветными, крошечными взрывами. Ну что такого в том, что мужчина оказался рядом так близко? Ничего в этом нет, она всего лишь попросила помочь, а он всего лишь согласился и помог, ничего больше и всё остальное, и ставший вдруг очень горячим воздух, и бесшумные, яркие разряды, проскакивающие между ними, и полыхающие щёки - всё это абсолютно ничего не значит и она никогда себе не признается, что страх, который нагоняет на неё Эдгар, он сладкий, такой тягучий и очень приятный.
Девушка справилась с волнением и уже более спокойно занялась непосредственно тем, за чем попросила Эда остаться, ввела имя и фамилию, названные незнакомкой в поле, показанное мужчиной и теперь ожидала ответа от умной машины, но и через минуту, долгую, мучительно долгую минуту в тишине и рядом с Эдгаром, компьютер не спешил делиться тайнами. Ким растеряно смотрела на монитор. Приходилось признать, что даже и так она сама не справляется.
Девушка встала с кресла и повернулась к мужчине.
- Наверное мы с ним не подружимся.
Ким немного виновато пожала плечами и отошла на несколько шагов, уступая своё кресло Эдгару.
- Поговори с ним ты. А я пока заварю чай.
Просто стоять и наблюдать было совершенно невыносимо, напряжение от присутствия этого человека делало простое ожидание невозможным, Ким нужно было чем-то заняться, а чем может заняться женщина? Конечно она пожелает накормить мужчину, тем более того, который её пугает, ведь потом, сытый, он будет менее опасным. Естественно только на её взгляд и эта теория может не иметь к действительности никакого отношения, но что-то делать было нужно и девушка принялась сервировать поднос для чая.
- Я не сильно тебя задерживаю?
Она обернулась с чашкой в руке. Не хотелось показаться чрезмерно навязчивой.

+3

19

Эдгар, было, вновь расслабился, чтобы наблюдать за движениями девушки, но Кимберли вновь его удивила, встав из-за стола.
«Специально, может» Тень сомнения скользнула по лицу мужчины. Не бывает такого, чтобы современная девушка настолько не ладила с техникой. Даже тетка Эдгара в свои пятьдесят подолгу торчала в интернете. Однако, высказывать свои мысли вслух мужчина не стал, он только отклонился, чтобы пропустить Кимберли, а затем занял ее место перед компьютером.
- Нет, ты меня совсем не задерживаешь. У меня рабочий день через десять минут заканчивается, и я абсолютно свободен, – пощелкав пару раз по разным кнопкам, мужчина, наконец, увидел личное дело той незнакомки, о которой так жаждала узнать Кимберли.
«Слишком она любопытна. Это очень не с проста. Нужно будет выяснить»
- Вот, Ева Модерацкая. Она на самом деле сотрудник приюта, но она повар в нашем казино. – Пробежав глазами по досье, Эд уже тише добавил – наверно вкусно готовит.
Штерн сделал пометку для себя и сложил папку с именем этой девушки в один из ящичков своей памяти. Через пару дней у него будет все, что когда-либо касалось госпожи Евы. Конечно, не список того, что она предпочитает на завтрак, но данные о месте рождения, проживания, учебы, возможно, что-нибудь личное, как повезет. Хмыкнув, Эдгар отвернулся от экрана монитора и посмотрел на Кимберли. Невооруженным глазом было видно, что ей было неуютно. Причину этого Эд не мог понять, а потому постарался лишь улыбнуться как можно более дружелюбно и перестать рассматривать девушку. Эдгара беспокоило то, что Кимберли чувствовала себя не в своей тарелке (а может, Штерн просто ей настолько не нравился), поэтому мужчина решил сделать еще один шаг навстречу их возможной дружбе.
- У тебя ведь тоже конец рабочего дня, если бы ты позволила, то я бы подвез тебя домой, – Эд вновь пригладил челку, которая как ему казалось, растрепалась. Размеренное дыхание немного сбилось от волнения. Очень не хотелось, чтобы Кимберли ему отказала, потому что это может его разозлить, а если Эдгар разозлится, то Ким может пострадать. Со смущенной улыбкой взял протянутую ему чашку чая и поспешил сделать глоток. Эд поторопился и поэтому обжегся, поморщившись, он постарался не показать виду, что ему больно, но вряд ли это получилось удачно.
- Спасибо, - поспешил поблагодарить девушку Эд.

+2

20

Услышав, что Ева действительно работает в " Приюте ", Ким поняла, что её отпустило. Как бы там ни было, а понять, что находилась некоторое время в замкнутом пространстве кабинета с буйно помешанной было бы страшно.
Хорошо. Очень хорошо.
Теперь девушка могла спокойно прогуляться завтра в бассейн не опасаясь, что новая знакомая неожиданно вычудит что-нибудь неординарное. Но узнала и узнала, теперь перед Ким стояла другая задача - как быть с Эдгаром. Она не была чрезмерно наивной и прекрасно понимала, что нравится мужчине и он пытается наладить отношения, но так же она понимала, что непонятный страх в его присутствии сводит практически на нет все его попытки.
Да перестань! Он хороший, сильный, умный и воспитанный. Чего ты испугалась? Можно подумать, что ты повстречала в лесу чудовище, а не разговариваешь сейчас с весьма привлекательным мужчиной в своём кабинете!
- Спасибо большое! Очень рада слышать, что она не сумасшедшая.
Девушка снова вернулась к приготовлению чая и когда обернулась, обнаружила Эдгара совсем рядом, отчего протянула ему чашку даже не подумав, что она может обжечь руки и чай настолько горячий, что пока его пить невозможно.
- Да, конечно, буду рада.
И согласилась она тоже только потому, что вопрос застал её врасплох. Нет, её и раньше провожали, но это было в колледже, а уже здесь Ким просто не придавала значения отношениям и поэтому провожать до дому было просто некому.
Неожиданно Ким осознала, что смотрит на Эда и не может отвести взгляд. Действительно было в этом мужчине что-то магнетическое, притягательное, непонятное и от этого только больше тревожащее сердце и заставляющее сбиваться дыхание. Так иногда случается, вроде человек не нравится, но понимаешь, что к нему тянет и никак не можешь понять, почему. Девушка ещё раз отругала себя и немного виновато улыбнулась, когда заметила гримасу боли на лице Эдгара.
- Прости, чай слишком горячий, а я не предупредила.
К своей чашке она пока не притронулась, будто забыла. И вообще на данный момент чай потерял свою актуальность. Новое волнение от предстоящей прогулки перевесило предыдущие переживания относительно такой близости мужчины.
- Я могу как-то загладить свою вину?
И снова Ким постаралась свести ситуацию к шутке ни секунды не думая, что её предложение может восприняться серьёзно. Теперь улыбка была уже искренней, а на дне удивительных, васильковых глаз девушки светился смех: придумай мне искупление...

+3

21

Взбудораженная столь неожиданным свиданием с девушкой, так похожей на её Лорен и, как обычно, задумавшись о превратностях судьбы, Ева едва не столкнулась в коридоре с одним из охранников Приюта, которого все называли просто Эдгар. Успев спрятаться за угол, уж не знаю чего, Ева внимательно проследила маршрут движения этого охранника, явно куда спешившего и почему-то  тоже чем-то очень взволнованного. Такой вывод наблюдательная с детства Мод сделала, заметив, как здоровяк Эдгар, словно обычный школьник, опоздавший на урок, вдруг замер перед какой-то дверью,  глубоко вздохнув  и пригладив свои волосы.
Ба, да никак этот малый собрался к доктору Хейз?! Может, он тоже заболел? Приглядевшись внимательней, Ева с несказанным удивлением вдруг поняла, что путь Эдгара, вначале не представлявший для девушки никакого интереса (за угол она завернула, скорее, машинально, не желая попадаться на глаза хоть кому-то из персонала Приюта), лежит прямиком в кабинет, дверная ручка которого ещё хранит тепло руки Евы. В кабинет мисс Хейз!
Ну надо же! – подумала Ева. - Не успел один молодой человек выйти вон, как к доктору тут же направился второй. Мёдом, что ли, у неё там всё намазано? Дождавшись, пока охранник войдёт вовнутрь и захлопнет за собой дверь, Ева бесшумно, как учили их в детском военно-спортивном лагере имени Маршала Рокоссовского под Варшавой, подкралась к белевшему в полумраке коридора прямоугольнику и прислушалась.  Голос, прозвучавший в тишине, был довольно громким и отчётливым. Так что слова зашедшего в кабинет Эдгара: «Я вам принес тут корреспонденцию», - оказались слышны очень даже хорошо. Постояв ещё несколько секунд и не услышав ничего другого, более интересного, немного разочарованная  Модерацкая пожала плечами и снова отправилась туда, куда и намеревалась изначально, – в собственную комнатку. Да чёрт с ними со всеми, с этими Майклами и Эдгарами, сегодня у меня будет свой праздник – настоящее романтическое свидание, пусть и в таком не слишком романтическом месте, как бассейн, - подумала вполне довольная собой и разговор в кабинете психотерапевта Ева.
А всё же вот интересно, - вдруг пришла в голову Еве, уже разувшейся, раздевшейся, принявшей душ и улегшейся на любимую кроватку так, как она обычно спала, то есть безо всякой одежды, неожиданная мысль: а какой у мисс Хейз будет купальник? Такой же красивый, как и она сама? Представить себе эту прелестную картинку девушка не успела. Здоровый сон настигал измученный дорожными и прочими передрягами организм быстрее, чем засыпающий мозг успел нарисовать Еве мисс Хейз в облегающем всю её красоту открытом купальнике. Последнее, о чём она подумала, оказалось и вовсе чем-то странным: засыпающей Еве вдруг померещилось, что доктор Хейз идёт к телефону, чтобы позвонить и разбудить свою недавнюю почти пациентку…

Отредактировано Ева Мод (27-06-2011 01:01:08)

+3

22

«Поцелуй, где болит».
Эдгар улыбнулся своим мыслям. Если отбросить тот факт, что язык неприятно горел, то ситуация весьма забавная – мужчина морщится как ребенок, а девушка весело над ним подсмеивается. В другой бы ситуации Эд отреагировал бы не улыбкой. Но разве можно сердиться на Кимберли? Конечно, нет.
- Ты заочно загладила свою вину, когда согласилась прогуляться со мной, – ну хотя как прогуляться, прокатиться на машине. Куда-нибудь на пустырь, в поле или лес, чтобы никто не услышал возмущенных криков в запертой машине, когда Эдгар наконец-то доберется до желанного тела девушки… Стоп, фантазия.
Мужчина стоял, не отрывая взгляда от глаз Кимберли. Со стороны могло показаться, будто удав гипнотизирует кролика перед тем, как съесть. Усилием воли Штерн опустил взгляд на чашку чая в руках, которая начинала обжигать и пальцы.
«Никогда не был любителем кипятка с заваркой», - мимолетно подумал он, стараясь взять себя в руки.
- Тогда, я пойду, переоденусь, сдам пост и вернусь за тобой минут через пятнадцать, – чтобы девушка не успела одуматься, Эд уже осторожно глотнул чая и поставил чашку на столик. Очаровательно улыбнувшись, охранник быстро вышел из кабинета доктора Хейз и широким шагом направился в комнату охраны. Настроение с каждым поворотом становилось все лучше и лучше. Столько событий и все за один вечер. И чего, спрашивается, он тянул раньше? Ни с кем так он не растягивал удовольствие знакомства, как с ней. А теперь успехи и ее согласие, практически, на свидание, кружили голову и заставляли что-то трепетать в груди.
Сдав свой пост и поставив подписи в журналах, Эдгар сменил пиджак охранника на куртку, забрал сумку и, попрощавшись с коллегами, вышел. Штерн порой думал, что его работа не совсем подходит для мужчины, который пытался понравиться такой, как Кимберли. Да, она скорее оценит доброту, заботу, и прочие человеческие черты, чем большой кошелек, но все же… Все сбережения Эдгара давно иссякли, из-за дома, который он купил. Единственный подходящий для его целей и желаний. Единственный, который был окно к окну с домом Кимберли. Из-за этого уже который год охранник не мог достойно обставить жилище, а значит, пригласить ее к себе не мог. Гордость не позволила бы. Тем более, Ким так и не знает о новом соседе.
Приближаясь к двери. Эд опасался того, что Кимберли передумала и быстро ушла без него. Это было бы некрасиво, но повернув ручку, он понял, что дверь не заперта.
- Ну что, ты готова? – Эдгар заглянул в кабинет, и облегченно улыбнулся – она была в кабинете.

0

23

- Тогда, я пойду, переоденусь, сдам пост и вернусь за тобой минут через пятнадцать.
- Конечно. Вероятно, это не обсуждается.
Девушка весело фыркнула уже в закрытую дверь, так что мужчина не мог её услышать. Правда, пока она ничего не имела против подобных ухаживаний и поэтому совершенно спокойно посвятила отведённые ей пятнадцать минут ожидания на окончание работы. Сложила папки, убрала со стола бумаги, заперла в сейф дела пациентов, вымыла и убрала чашки, и к моменту возвращения Эдгара действительно была готова.
- Ну что, ты готова?
- Да.
Ким перекинула через руку лёгкий плащ, вышла, заперла двери, поставив кабинет на сигнализацию и повернулась к ожидавшему её спутнику.
- Можем идти.
Очаровательно улыбнулась, развернулась и пошла в сторону выхода совершенно уверенная в том, что спутник последует за ней следом. Под высокими сводами коридора гулко отдавался эхом стук маленьких каблучков, тишина, так присущая подобным заведениям, сейчас была разбавлена едва слышным шелестом одежды.
- А какая у тебя машина?
Девушка притормозила и неожиданно развернулась снова, почти налетев на мужчину. Подняла на него огромные глаза, с секунду смотрела, а потом ресницы дрогнули, а по щекам медленно разлился восхитительный румянец.

+2

24

Эдгар старался вести себя, как настоящий джентльмен. С вежливой улыбкой и ликующим от счастья сердцем, он придержал дверь и отступил на шаг, выпуская Кимберли из ее кабинета. Ему очень хотелось произвести хорошее впечатление и разнести в пух и прах стереотип безмозглого верзилы-охранника. Эдгар мог не то что Шекспира цитировать, но еще и «Онегина» Пушкина. Помимо хобби наблюдать в окно за девушками, у Эда была и другая страсть – книги, хоть на них и приходилось время во время ночных дежурств в клинике.
Охранник молча пошел за девушкой, как верный пес. Однако, задумавшись, Эдгар не сразу остановился, и они с Кимберли слегка столкнулись. Так как мужчина был выше, то девушка ткнулась плечом ему в грудь, и Эд, глядя сверху вниз, смог увидеть лицо засмущавшейся Ким. От этого он сам непроизвольно смутился, но так как Штерн не очень любил сам себя в подобном состоянии, то мысли его тут же компенсировали это. Перед внутренним взором мужчины предстала картина того, как он прижимает рукой девушку к себе, толкает ее к стене, прижимается и целует, бесстыдно забираясь рукой под ее одежду. А Кимберли отвечает ему взаимностью, обнимая его за шею и приоткрывая прелестный ротик, чтобы впустить настойчивый язык мужчины. От таких мыслей в горле пересохло, Эдгар непроизвольно сглотнул и моргнул два раза, чтобы рассеять наваждение.
- У меня темно-серый «Вольво», - широко улыбнулся он. – Не знал, что ты интересуешься машинами. Или ты думала, что у простого охранника машины попроще? – уже смеялся мужчина, чтобы разрядить неловкую обстановку.
«Как хорошо, что вчера вечером я вымыл машину и почисти салон», подумал Штерн, облегченно вздохнув. После такого удачного начала грязная машина была бы полным провалом сегодня.
- Идем, – осмелев, он взял девушку под руку и уверенным шагом повел ее на стоянку.

>> Автостоянка

Отредактировано Эдгар Штерн (17-08-2011 18:04:27)

0

25

Я и сама не знала, что интересуюсь.
Нет, Ким действительно не интересовалась машинами, она просто знала, человеку интересно говорить о своих интересах, рассказывать о себе и люди благосклонны и симпатизируют благодарным слушателем. Мужчины обычно очень трепетно относятся к своим машинам и могут рассказывать о них часами, вспоминая истории из жизни, расхваливая особенности их " девочки ", окрас, скорость, качества и всё, что считают нужным и важным. И девушка была не против послушать Эдгара, любознательная от природы, Ким если интересовалась, то интересовалась искренне и это невозможно было не заметить.
- Или ты думала, что у простого охранника машины попроще?
- Нет, что ты. Я в принципе плохо разбираюсь в машинах. Почему именно " Вольво "? Она особенная?
Ким немного смущённо улыбнулась словно извиняясь за свою неосведомлённость в технике, но выглядело это настолько трогательно, что сердиться или заподозрить девушку в неискренности было просто невозможно. И да, ей, даже если она и не хотела в этом признаваться даже себе, сейчас было приятно чувствовать себя рядом с этим мужчиной слабой женщиной. В каждом движении Эда чувствовалась скрытая сила свирепого хищника, хозяина жизни, в том, как уверенно он взял её под руку, в том, какой тяжёлой оказалась у него рука, сила будто просачивалась теплом из-под его пальцев и проникая под кожу, разливалась сладкими волнами по телу, заставляя сердце биться чуточку быстрее.
- Ты, наверное, профессиональный водитель, да?
Девушка подняла голову и вскинула на мужчину чистый, тёплый взгляд, в котором отчётливо можно было прочитать уверенность: она на самом деле так думала и не кривила душой, она верила, что идущий рядом с ней человек может быть отличным профессионалом в любом деле.

Стоянка >>>

Отредактировано Кимберли Хейз (17-08-2011 15:15:54)

+1

26

29 сентября, ближе к полуночи.

Совещательная комната

В общем-то, карантиниться запросто можно было и в комнате для совещаний, но чего ради сидеть всю ночь в кресле за столом под прицелом чужих глаз, в обществе сослуживцев, конечно, но… нелюдей, когда можно то же самое время провести в одиночестве и относительном комфорте. Выйдя в коридор, Макс прошагал мимо нескольких дверей с табличками, не выпуская из поля периферийного зрения вороного красавчика Андерса, который, к счастью, не делал неразумных попыток смыться. Дойдя до двери с именем «Кари Ауво Сааристо», Штейнвальд открыл её, не запертую, зная, что владелец кабинета заседает сейчас со своими соратниками и сородичами ДАЛами, кивнул, указывая орионцу, чтобы вошел внутрь. Не преминув дверь запереть – так, для надёжности.
Ещё через пару дверей Максимилиан нашёл то, что счёл приемлемым и для себя: еще один пустой кабинет – уже доктора Хейз. Директор знал, что в очаровательном, как сама Ким, сегодня вышедшая в отпуск, помещении есть удобный светлый диван.
Повезло, что ключ-карта директора открывала многие двери, Макс зашел внутрь, не включая света, добрёл до вожделенного предмета мебели и плюхнулся на пружинистое сиденье, откинув голову на спинку.
Господи, как же я устал… − вздохнул Штейнвальд неглубоко, чтобы не растревожить повреждённое ребро. − Сегодня хоть лягу пораньше и высплюсь... нет худа без добра.

+1

27

29 сентября, почти полночь.

Частица Талека внутри все исследовала в комнате, но следить за оборотнем, предполагая, что он сдурит и попробует выкинуть какой-то новый финт ушами, не прекратил. Или хвостом - с него станется иметь хвост.
Мозг Макса был перегружен, однако наблюдать за этим оказалось достаточно любопытным.
Талек появился в виде дедушки Отто, дополняя усталость директора Приюта еще и галлюцинациями с бредом, ибо Отто был уже давно мертв. Тем не менее, это не мешало ему сидеть сейчас около директора в кресле. C улыбкой смотря на внука дедушка поздоровался, как это обычно делал при виде молодого Макса, когда тому было только 5 лет:
- Устал?

Н-да. Не включать света в облюбованном помещении – это была явно неудачная мысль: запрокинутая голова нефизиологична, шея немедленно устала и затекла, Макс попробовал сесть нормально, ну в смысле, прямо, хоть и положив ноги по-ковбойски на кушетку напротив, (но не на столик же!), как вдруг зрение уловило фигуру в кресле, а слух – заданный вопрос; разумный, участливый и... совершенно нереальный. Потому что задавал его покойник, от которого и осталось-то только воспоминание, да мраморная стела на кладбище. Максимилиан дышал через раз, но сейчас не сдержался и сделал вдох полной грудью, поморщившись тут же:
− Дед, ты понимаешь, что видя тебя, я автоматически становлюсь пациентом?

− А ты понимаешь, что винить меня в этом или просить свою галлюцинацию – абсурдно, и даже в большей степени делает тебя пациентом? – ухмыльнулся Отто, и его глаза заблестели в полумраке комнаты.
Отто был старой закалки и ноги на кушетке не слишком хорошо оценивал. Талек ощущал, что Макс нарушает что-то, что дед считал бы неверным, плохим.
− И поставь ноги как следует. Ты не американец, наконец!

− Я понимаю, − теперь директор удержался и не стал проделывать ненужных дыхательных упражнений. – Поэтому и не прошу тебя уйти... хоть очень подмывает, если честно. Но именно бессмысленность просьбы останавливает, критичность ещё сохраняется.
Младший на данный момент из Штейнвальдов скептично хмыкнул, но ноги с мягкой лежанки убрал: деда он слушался даже в бреду.
− Я чувствую себя Гамлетом, к которому явилась Тень его отца, − признался Макс. – Ты хочешь сказать мне что-то ещё?

− Уж лучше ты мне скажи, Макс. Только серьезно. Я, даже если и галлюцинация, а кое-что в людях и пришельцах понимаю, − он кивнул, − можешь мне верить.
Отто поправил скромную прическу и осмотрелся в комнате.
− Ты уставший, и не даешь вмешиваться даже тем, кто хочет тебе помочь. Тильману, к примеру.
Дед вернулся к прошлому диалогу, что состоялся при Дюне, в момент первой их с Максом "теплой встречи".

Старший... старый Штейнвальд в жизни своей не видел ни одного пришельца... во всяком случае, его внук Максимилиан был в этом совершенно уверен. До этого момента. Потому что сейчас эта ни на чем, вообще-то, не основанная уверенность вдруг растаяла, уступив место другой: гостей с других планет Отто Штейнвальд, великий, черт возьми, психиатр, тоже видел бы насквозь. Или без "бы": просто – видел.
− Да, я расскажу Тилю про Хеймо. Это всё, что ты хочешь?

Отто не нашелся, что ответить на вопрос ребенка. Он только вздохнул, и закрыл рукой лицо. Не убирая руки, напоминая этим капитана Пикара из Звездного Пути, Отто сказал:
− Ты еще и приказов от галлюцинаций просишь?
Действительно, вспоминая психиатрию, такое поведение адекватнее считать не приходилось. Вступать в диалог, в принципе, можно. Но вот вынуждать галлюцинации к тому, чтобы они высказывали пожелания, обязательные к исполнению...
Безымянный в такие моменты мог даже немного забываться в шкуре родственника или кого-то еще значимого у носителя.

− Приказов? – искренне изумился директор, уставившись на седовласого своего предка. − Мы беседуем… я беседую, точнее, с самим собой, с собственным подсознанием в твоем лице. Тоже, конечно, не самое здравое поведение, но уж приказов я точно не жду. Приказы… − Максимилиан выделил это слово интонацией, − …от самого себя – это уж как-то вовсе нездорóво. Приказывать мне и без того есть кому. Совет… совет от тебя или, вернее, от себя – дело иное. Подсознание иногда подсказывает неожиданные выходы из сложных ситуаций.
Внук снова прислонился к диванной спинке спиной, выуживая из-под нее небольшую подушку, и, помяв ее, пробормотал насмешливо:
− В конце концов, я рад, что вижу родного деда, а не какого-нибудь… синего чёрта.                  

− Ну, по вопросу пришельцев, я бы на твоем месте именно "синего черта" и спрашивал. Но раз уж тебе повезло с тем, чтобы твоей галлюцинацией был бы я – то я восприму эту ношу со всей ответственностью.
Отто уже убрал руку, пока Макс говорил. Внук нехотя растормошился из своего безвольного состояния.
− И ты сам у себя спрашиваешь о том, что тебе делать. А я, то есть ты, в моем лице, тебе задает вопрос... Твоя галлюцинация хочет, чтобы не ты задавался вопросами к себе, а чтобы ты говорил сам, если тебе хочется.
Отто стал говорить так, как умеют старики, рассказывая внуку о жизни.
− Но, я удивлен, что ты так себе позволяешь говорить... это неуважительно, он все же старше даже меня, − прореагировал на обзывательство Талек в облике Отто Штейнвальда.

Да уж…чем сроду страдал каждый член семьи Штейнвальд, так это воспринимать ношу проблем и решений со всей ответственностью. Насколько Макимилиан помнил, именно от деда это и пошло, он эту черту во всех последующих своих потомков и заложил.
Моя галлюцинация хочет, чтобы не ты… не я… то есть я сам хочу… − мозг, замусоренный за день заботами, с трудом и скрипом уже разбирался в сложных логических построениях Отто Штейнвальда. Что, пожалуй, директора озадачивало, он сам сейчас явно не способен был на такие умственные потуги и подвиги.
− Мне хочется лечь и уснуть без снов до утра, пока не закончится вся эта хренотень с карантином, − пробормотал Максимилиан, тиская светло-бежевую подушку. − Но… как говорил один мой русский пациент – не судьбец. Передо мной явилось ты.
Макс дерзил, видимо, от усталости. Однако, услышав последнюю реплику деда, поднял взгляд и ошалело хлопнул ресницами.
− Кто старше? Ты о ком?
Тут до младшего из Штейнвальдов дошло, мелькнула картинка – недавно увиденный Безымянный в истинном виде с синими рогами… или что там было?.. Уши?..
− Ну... вообще, я имел в виду идиому "допиться до синих чертей". Или зелёных?.. − теперь бормотание директора стало смущённо-виноватым.   

− Это у них уши, – поправил вновь Отто, сделавшийся в этой инкарнации экспертом по лирианцам и вообще. Как и водилось для представителя этой расы, они ставили себя как истину в последней инстанции.
− И ты не с кем-то там говоришь, а со своей галлюцинацией, которая все знает, − дед указал на висок, имея в виду события в голове доктора.
− А идиома вроде была про зеленых. Зеленые черти. Лысый черт еще есть. Но синий ассоциирован скорее в фольклоре с процессом, чем с результатом.
Дед закинул ногу на ногу и посмотрел куда-то в сторону. Потом опять на внука. Уже более расслабленным голосом мужчина пояснил:
− Я хочу, чтобы ты сказал сам для себя, чего ты хочешь, а не использовал игры своего разума... меня в особенности, как средство не говорить от первого лица единственного числа о том, чего хочешь ты сам. Ты когда последний раз происзносил "я хочу..."?
Дед вдруг будто придвинулся. Или это кресло вместе с дедом передвинулось? Складывалось просто ощущение, что пространство между двумя Штейнвальдами кто-то сократил.
− Карантин даст тебе время на сон. А что еще? Мне кажется, я как-то могу тебе помочь.
Зачем вдруг Древний решил помочь носителю? Безымянный отслеживал помимо проблем с головой, общую усталость директора. Это було невыгодно. Но последние часы Талек внутри человека занимался общением с собой больше, чем улавливал Макса.

− Ну-да, ну-да, − негромко и озадаченно бормотнул директор, кладя перемятую подушку на колени и облокачиваясь на неё, скрестив запястья. − Моя галлюцинация, которая знает даже то, о чём я понятия не имею… про уши я не знал… у них вообще есть уши?..
Выслушав сентенцию о цвете кожных покровов и густоте причёски нечистых духов, Максимилиан тихо рассмеялся:
− Ей-богу, дед, с процессами я осторожен – если позеленеть ещё могу – от усталости, то уж синеть-то мне точно не с чего. Алкогольный делирий – это мимо…
Он с неожиданной любовью взглянул на сухопарого старика в кресле – оказалось, что помнится – как именно дед Отто закидывает ногу на ногу, а ведь казалось, будто эти мелкие детали забылись за столько-то лет. На секунду, ту самую, за которую кресло и старший Штейнвальд приблизились,  Макс глубоко задумался о сказанном глюком, и не заметил этого триллерно-фантастического перемещения.
− Чего я хочу? − о, у Макса был давно готовый, выстраданный и честный ответ. − Хочу, чтобы твой правнук и мой сын вырос, и смог жить нормально до старости. Даже когда не станет меня. − Директор пристально взглянул на призрачного старика. − В этом ты сможешь мне помочь?         

− У них есть уши. У них есть тела. Но он не такой, как остальные. Он принадлежит к одной из самых старых рас во Вселенной, − пояснил дед, кратко распроняясь о своем виде.
− Тебе же Дюну прислали, чтоб она телохранителем была у Хеймо, − с некоторым удивлением сообщил Отто, будто бы и не знал, что несла эта орионка.
− Собственно, она должна обеспечивать безопасность этого дитя, и твою, − он вздохнул, что-то припоминая, − Впрочем, ты на редкость глупо ринулся в битву старших. Поэтому и сломал ребро. И это приводит нас к выводу, что о тебе позаботились, ибо иначе ты просто был бы убит. Сопредседатель явно продемонстрировал, что будет заботиться о твоей безопасности... и не один раз он показывал тебе это. Быть может, даже сейчас он внимательно оберегает тебя... − пауза, за которую бровь деда приподнялась, − Ты не думал об этом?

Услышав из уст деда резко сделавшееся ненавистным слово "телохранительница" Макс посмотрел на образ Отто со вселенской тоской, и небрежно махнул рукой, скривившись так, будто только что откусил пол-лимона:
− Дед, вот давай без этого, ладно? Из этой дамы телохранительница, как из меня прима-балерина Ковент-Гарден. Она не телохранительницей быть обещает, а теловладелицей. – Директор скептически хмыкнул. – Причем её интересует отнюдь не Хеймо в этом смысле, а я меньше всего готов делиться с ней фамилией.

Бровь деда поползла вверх, а лицо посуровело:
− Это на каких, позвольте, правах, Дюна претендует на что-то большее, чем ей позволено? Максимилиан, скажи-ка мне, она что, требует большего, чем может просить телохранитель?! – медленно, но дед все же не удержал своего холодного негодования.
Костяшки побелели, Отто сдавил трость.

− На каких правах? – Максимилиан сердито фыркнул. – Вот я тоже в недоумении несколько. Видимо, речь и мысль о правах не заходит, она, похоже, из тех прелестниц, что уверены: чего хочет женщина, того хочет Бог. – Штейнвальд посмотрел на сухую, в пигментных пятнах кисть деда, и вдруг с острой нежностью подумал, скольких эта рука, сжимавшая до побелевших костяшек набалдашник трости, вытащила с того света почти буквально. – Вообще-то, само её появление – вопрос довольно тёмный. И этот тип в углу... − директор зябко передернул плечами, вспомнив бредовое убийство в своем кабинете.

− Какой такой бог? Давно Дюна с богом разговаивает? – Отто говорил интонациями, который Макс знал с детства. Это голос психиатра, который ерничает над притворяющимся пациентом.
− Тот тип в углу и все ее... Ты с Сопредседателем бы поговорил, внук. А то сидишь, как будто немощный. Ну и что, что она пришелец? Ты видел и общался наравне с расами, чье развитие опережает орионцев на тысячи лет. Орионцы – раса странная, их манеры похожи чем-то на поведение отсталых стран в политичеких играх. Они очень хотят казаться сверхразвитыми. Оттого и отличаются своими выходками.
Отто хихикнул, дед явно подуспокоился.
− Ты не забывай, что, кем бы она не была, а подчинять себе директора человеческой части программы – она не сможет, − Отто улыбнулся как-то уж слишком злорадно.

Вот не зря все же Макс так любил деда, и так горевал, даже будучи уже совсем взрослым, семнадцать лет назад, когда Отто не стало. Вместе с ним не стало и человека, который умел разложить по полочкам даже то, что вообще, вроде бы, не поддавалось учету, классификации и решению. Выдыхая, директор откинулся спиной на диван, подхватывая скользящую с колен подушку:
− Да, ты прав, с Безымянным надо бы побеседовать, − пробормотал Максимилиан задумчиво. – Но этот бессмысленный ниндзя выбил меня из колеи. Черт-те что, в самом деле! – младший из Штейнвальдов качнул головой. – Саламандры какие-то... Что за напасть ещё?! И что мне за дело до орионских саламандр, а главное, что им за дело до меня и моего сына? – в голосе человека слышалось сердитое недоумение с лёгкими нотками паники. − Пропадите они пропадом, все орионцы, с их внешней и внутренней политикой, амбициями и стремлениями к мировой элите! У меня ребёнок больной, и я хочу его защитить, от любой опасности, даже мнимой.

Отто улыбнулся и кивнул, растворяясь в воздухе.
− Спи.

+2

28

Директор и возразить не успел – Тень деда Штейнвальда (если уж называть это явление согласно классическому, шекспировскому образцу) растаяла, как тень, как утренний туман, хотя до утра-то было ещё оочень неблизко. Уж такие они, галлюцинации, независимые сущности – приходят, когда хотят они сами, а не те, кому они являются, да и уходят так же, когда вздумается, без предупреждений. И не уговоришь остаться, поведать ещё чего-нибудь нужное и важное.
А вообще поведал ли мне дед что-либо существенное? – швыряя перемятую подушку на подлокотник располагающе-жёлтого при нормальном освещении, а сеейчас просто светло-серого дивана, подумал директор Приюта. − И что существенного поведал ему я?
Более-менее внятного ответа на этот вопрос Максимилиан найти не сумел, события последних пяти минут, проведённых в этом уютном чужом кабинете, казались странно-зыбкими, расплывчатыми, будто во сне, притом что помнились до мельчайших деталей.
Безымянному действительно стоит позвонить, − в общем-то, только эта идея оcталась не размытой и прибавилась-приплюсовалась к другой, тоже дедовой – рассказать-поведать Тилю о стр-р-рашной (хотя больше-то горькой на самом деле) семейной тайне Штейнвальдов. − Но только уже не сегодня. Да-да, «завтра-завтра, не сегодня – так лентяи говорят»... но, пусть я и лентяй, а всё равно, сейчас на повестке дня... ночи только одно: сон.
Озираясь по сторонам, Максимилиан неколько секунд раздумывал о том, расположиться ли ему прямо тут, на диване, на боку, поджав ноги, или 
устроиться с удобством дорогого пацинта (других не держим, да-с!) на рядом стоящей мягкой кушетке. Последний вариант явно выигрывал во мнении директора – треснутому ребру он определенно больше соответствовал, так что доктор подошел к шкафу, и без особой надежды открыл боковую его дверцу, но ему повезло – на одной из полок нашлась стопка пледов. Живём! − повеселел Максимилиан, вытаскивая пару верхних, прижимая их к себе, будто сокровище какое, и возвращаясь к обитой светло-жёлым велюром лежанке, где и устроился
вполне комфортно, благо боковые валики с неё снимались, а подушки он взял с дивана.
Уже закутавшись, он сообразил, что от одного звонка всё же никак не отвертеться – его нужно было сделать прямо сейчас. Макс полез в карман за мобильным, и вытащив его, ткнул, не глядя, в клавишу 3 – на этот короткий номер был завязан мамин телефон. Экранчик ярко вспыхнул во тьме. Директор переждал пару гудков и заговорил.

0

29

Даже неоднозаячный телефонный разговор с маменькой не помешал директору Приюта, хоть и попереживав маленько по полводу своего неправильного поведения, улечься удобно, укутаться с головой и задремать. Яблоньки и недалеко от них укатившиеся яблочки, покидающие дом кистеухие коты и приходящие к сыну девочки – это в тринадцать-то лет и на ночёвку! – уши, которые нужно было надрать… ох, как много кому в этой деревне, где огни не погашены слишком долго и слишком у многих, нахальная валькирия орионской национальности, ниндзя-невидимка, выскакивающий из пустого угла, и его труп, тающий, будто сугроб на весеннем солнце, призрак деда, вещающий важное, но маловразумительное, ноющее от излишней нагрузки треснувшее ребро – всё это сливалось перед внутренним взором Максимилиана в многоярусную, слишком яркую и быстро вращающуюяся карусель смазанных очертаний. Директор не знал русского поэта Заболоцкого, а кабы знал, счел бы, что строки одного из его стихотворений, вот этого, под названием «Меркнут знаки зодиака» более чем подходят к тому, что творится с его внутренним миром:

Меркнут знаки Зодиака
Над постройками села,
Спит животное Собака,
Дремлет рыба Камбала,
Колотушка тук-тук-тук,
Спит животное Паук,
Спит Корова, Муха спит,
Над землей луна висит.
Над землей большая плошка
Опрокинутой воды.

Леший вытащил бревешко
Из мохнатой бороды.
Из-за облака сирена
Ножку выставила вниз,
Людоед у джентльмена
Неприличное отгрыз.
Все смешалось в общем танце,
И летят во сне концы
Гамадрилы и британцы,
Ведьмы, блохи, мертвецы.   

На этом директор уснул, будто утонул в той самой опрокинутой плошке лунной воды, даже пузырика не пустив. А и к лучшему, пожалуй, ибо сон его всё равно был расписан, причём и буквально тоже – текстом, а не только картинками…

Сон|Закрыть

http://s1.uploads.ru/i/htGkv.jpg

Проснулся однако, Макс в своё обычное время – и отдохнувшим. Откинул одеяло, потянулся почти без стона, встал с солнечно-жёлтой кушетке в солнечно-жёлтом комнате, умылся в раковине, а одеваться и не пришлось, поскольку и не раздевался. Обуться вот пришлось – это да, а разогнувшись, директор обнаружил на столике три документа: одним оказалась по всей форме написанная служебная записка от доктора Ли, о том что посторонних инфекционных агентов во взятых под карантин корпусах не обнаружено, равно как и в прилегающем населённом пункте, и, стало быть, угрозу заражения можно считать ликвидированной, другим оказалось краткое извещение Тиата: вылетел, мол, срочно в Германию по служебной надобности, а третьим – многостраничный договор на аренду помещений Дома Отдохновений, для проведения съезда организации «Непознанное». Элеттра, умница, приклеила к обложке стикер с кратким пояснением «на подпись». Ну как было не порадовать господ уфологов весьма ценным когда-то авторафом Макса Штейнвальда? Директор и порадовал, а чего ж. После чего покинул гостеприимный кабинет милой Ким, с бумагами в охапке, чтобы перейти в родимый, с собственным именем на табличке кабинет.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Хоровод историй » Кабинет психоаналитика. (Доктор Кимберли Хейз)