Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Маскарад душ » Отдалённое будущее. Край Вселенной


Отдалённое будущее. Край Вселенной

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

http://savepic.net/553060.jpg

0

2

Почему бы нет?
(Фантазия на мушкетёрскую тему)

Две капли сверкнут, сверкнут на дне,
Эфес о ладонь согреешь.
И жизнь хороша, хороша вдвойне,
Коль ей рисковать умеешь.

Pourquoi pas, Pourquoi pas, почему бы нет.
Pourquoi pas, Pourquoi pas,
Коль жизнью рискнуть сумеешь,
Pourquoi pas, Pourquoi pas, почему бы нет?

Хитри, отступай, играй, кружись,
Сживая врага со света.
А что же такое жизнь? А жизнь -
Да просто дуэль со смертью.

В кромешном дыму не виден рай,
А к пеклу привычно тело.
Уж если решаешь, тогда решай,
А если решил, за дело!

Он уже почти привык просыпаться от боли. Она отличный будильник, от которого не избавишься, просто нажав кнопку, швырнув приборчик в стенку или зарывшись в подушку. Но на этот раз чересчур верная постельная спутница преподнесла нечто новое: мучительно тянуло, выворачивая, не поясницу, а правое плечо. В полной тьме – и откуда она взялась только? – он попробовал осторожно ощупать больное место. Кончики пальцев обнаружили странное: от ключицы начиналась пластина непонятного материала, на ощупь похожего и на резину, и на материю редкого переплетения. Повязка плотно охватывала плечо, руку до запястья и часть груди.
Что за хрень? – неприятно изумился он, - Чем это меня? Кто? Где? И… стоп! Кого это, чёрт возьми, «меня»?! – мысль с разбега ухнула в тёмную пустоту. И сколько он ни пытал свою память, она молчала со стойкостью партизана. «Я» имело место. Но ни имени, ни возраста, ни прошлого у него не находилось. Мужчина (спасибо, хоть это про себя он помнил) осторожно, с кряхтением сел, соображая, что темнота заметно проредилась. И не потому, что глаза привыкали, нет. Объективно стало светлее. Причём свет помаленьку прибавлялся сам. Обстановка… обстановка вызвала ещё большее изумление. Откуда-то он знал, что в жизни своей такого не видел. Номер – не номер, палата – не палата, но два койкоместа присутствуют.
Когда он, не подумав, встал, чтобы посмотреть на второе из них за ширмой, то чуть не рухнул от изумления. Он помнил – вот это уж точно! – что стоять не может. А ходить – и мечтать нечего. Тем не менее вполне уверенно стоял, и ноги не подкашивались, и шаги получались похожими на шаги, а не на оборванные попытки падения… Однако… 
Где он, было неясно. Зачем – непонятно. Что делать – неизвестно. 
В помещении совсем рассвело. Он опасливо, по стеночке, обходил камеру-бокс-номер. По пути попалась панель, отразившая беспамятного жильца в полный рост. Немалый, кстати, рост. так строен и так хорошо сложен, что не раз, борясь с другом, побеждал этого гиганта... Так, момент! – спохватился забывчивый наш герой, бомбардируя вопросами очухавшуюся слегка память. - Какой гигант?! Какой друг?! Как звать-величать?! Имя-звание-явки-пароли-адреса?! 
Но память подвела снова: как ей ни кричали «стоять-бояться!», святое имечко товарища на ум так и не пришло. Ладно… - решил пострадавший от амнезии, - Рассмотрим более подробно собственную личность, - и он уставился в зеркальную поверхность панели. Лицо его, с проницательным взглядом, прямым носом, как у Брута, носило неуловимый отпечаток властности и приветливости. Чёрные, ниспадающие пряди, взгляд тёмных глаз с настоявшейся печалью. В дурные часы – а именно этот час случился теперь – всё светлое, что было в нём, потухло, и его блестящие черты скрылись, словно окутанные глубоким мраком.
Такой же мрак покрывал прошлое. Человек отошёл от зеркала, ещё наблюдая за собой. Гордая, величавая поступь, за тысячу лье выдающая в нем врожденное благородство и высокое происхождение.
- Ну, месье, - обратился он к своему отражению на чистом французском, - и фига ли Вы тут делаете?

Отредактировано Рэймонд Скиннер (26-02-2011 19:57:18)

0

3

Проснулся резко, толчком, как будто по часам. Оглядел уже привычный за время полета бокс каюты. Все необходимое и ничего лишнего, что еще нужно бравому звездному десантнику. Две койки, ширма, незаметный. встроенный в стену шкаф с формой и бельем, откидывающийся столик, турник. У выхода в стенке был аквабокс с душем, гальюном и раковинкой. Лично его здесь были еще пара разборных титановых гантелей и картинка красавчика в корсете над изголовьем кровати.
За ширмой завозился его дружище сержант Ат’С, странно завозился, точно решил подкрасться и проверить боеготовность и  бдительность. А вот и фиг вам, господин сержант. 
Араи бесшумно соскользнул с койки, как был в боксерах-трусах. Полусогнувшись, тенью прокрался вдоль ширмы и, броском,оказавшись за спиной друга, коброй набросился на него. Делая прием подсечка-бросок через бедро и навалившись всем весом на Ата.
- Имя, звание, род войск, - пролаял на орионском, свирепо глянув на плененного.

Отредактировано Гай Эрих (01-03-2011 17:46:50)

+1

4

Он отходил от зеркала, когда краем глаза заметил в нём ещё одно отражение. Но мелькнуло оно так быстро, что даже реакция звёздного рейнджера, прославленная и воспетая, не помогла: Ат не успел развернуться, чья-то тяжёлая рука схватила за куртку у локтя, другая почти за шею, а через миг они обе со всей моченьки вздёрнули полуосмысленное графское тело вверх, так что тому пришлось встать на цыпочки. Но и  это длилось не больше мига… намного меньше мига, а дальше таранное бедро ударило сзади, потерявший равновесие граф со всей дури грянулся на пол, и свет в его трагически-печальных очах померк.
Впрочем, ненадолго.         
- …твою мать! – только эти два слова на имперском можно было счесть пригодными для цензуры из всей весьма продолжительной тирады графа де ла Фер, состоявшей сплошь из перечисления родни сослуживца и друга, и реестра их презатейливых половых отношений с презабавными физиологическими приключениями. Оказалось, что эту часть лексики – табуированную, забывчивый герой помнил – лучше не надо.   
Ах да… и не только это. Как-то в момент вспомнились вчерашние события: бурная вечеринка в кабаке, драка с применением всех доступных видов оружия, пьянящий гораздо сильнее вина азарт короткого боя, и то, как чуть позже корабельный док во время художественной штопки и вышивки по телу цокал языком (укоризненно или восхищённо?), причитая, что на сантиметр бы ниже – и остался бы бравый сержант без руки.
А повеселились славно. Десяток против троих. – Ат слегка улыбнулся, открывая глаза, и совершенно спокойным, ровным голосом осведомился у оседлавшего его Ара:
- Друг мой, Вам не кажется, что будущему аб… рыцарю Белой Звезды более приличествует смирение? Любите врагов ваших, сказано во Своде… а Вы сразу ими кидаетесь… да и друзьями тоже.       
Сегодня де ла Фер был удивительно говорлив.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (01-03-2011 18:14:48)

+1

5

- Рыцарь Белой Звезды в первую очередь воин, решительный и бескомпромиссный, верный сын и слуга своей Империи, - оттарабанил из Свода и легко спрыгнул с друга.
Подскочил и повис на турнике, бодро подтянувшись раз сорок, дернул сверху боксерскую грушу, дающую сопротивление на 300 килограмм, как десантник в кибер-костюме, и принялся обрабатывать ее мощными ударами. Хук справа, прямой, апперкот и еще разными связками и комбинациями. Пока все тело не покрылось каплями пота.
- Уфф, - довольно выдохнул, потянулся и, сбросив на пол промокшие от стекающего с тела пота боксеры, голышом пошел в аква-бокс.
- Ты чего такой смурной-то? – поинтересовался по пути – рука болит? Не может, кибер-протез должен обезболивать и защищать от воздействий извне. А вот от капитана сегодня может и влететь, все-таки нас почти повязали.
Вечер вчера был насыщенный. Они вдвоем, точнее, втроем с Порто – компьютерной системой коммуникатором, осуществлявшим во время боевых действий координацию их команды, а в мирное просто связь с кораблем и информационный портал, сидели в кафе, стилизованном под средневековую таверну. Ат по обыкновению наливался виски, вот даже все душеспасительные беседы и методы НЛПи, перепробованные на нем Ари, не помогали, сам Ар компилировал в Порто пиратски скачанную программку, позволяющую ему создавать и править голограммы, и рассылать их спамом по системе корабля. Все было мирно, пока туда же не заглянули Ришевские отморозки. И дальше пошло-поехало, один залил микросхему Порто на руке Ата виски, отключив его таким образом от системы корабля, а на очень вежливое замечание остальные, будто и ждали этого, набросились на рейнджеров. Вот если б Ат не был так пьян, они бы отбились без таких потерь. Но Ата хорошо припечатали об железный стол, сломав руку, и Ару пришлось все свои навыки соблазнителя-обманщика душеведа, чтобы таки надуть тащивших их в карцер мусорщиков, и спасти Порто с неотправленными компрометирующими программами и напарника.
Проблема была в том, что Порто был отключен и видео-регистратор не работал, а ришевцы могли теперь выдвинуть любое обвинение, хоть и вздорное, но рейнджеров компрометирующее.
----------------------------
"Порто" имя системы навигации, связи, включения силового костюма и компьютер. Микросхемы его вживляются в запястье каждого члена группы. Через него осуществляется связь с кораблем и руководством, подключение кибер-костюмов, активизация систем организма - возбуждение-торможение. Порто - так его называют Ат, Ари, а так его название КИИ-36.202 (кибернетический искусственный интеллект)

Отредактировано Гай Эрих (02-03-2011 12:24:17)

+1

6

Винтер проснулся рано. Это вошло в привычку, хотя внутри он был «глубокой совой», очень глубокой. Зевая и потягиваясь, он дотянулся до прикроватного столика и нащупал инъекционный пистолет. Приставив к шее, даже не скривился. Спустив ноги с кровати и погладив пол с подогревом подушечками пальцев, он перезарядил  медицинский «ствол». Аккуратно положил на место. Выдохнул и потянулся.
- Таааак. Что здесь у нас?
Пара хлопков привела в действие сенсорный экран, что раздвинулся в полный рост справа от кровати. Винтер встал, совершенно обнажённый, внимательно осматривая то, что отразилось в нём.
- Кто ты, красавец вселенский, и откуда у тебя на бедре два синяка? – вопросил он в тишину.
- Доброе утро, Винтер. Да будет тебе сегодня всё то, что недобрал вчера. - Обтянутый в серебро дройд плавно вошёл в комнату.
Ну, вот и просвятили тебя. Винтером кличут.
– Ты просил напомнить, что с утра тебя его Наивысшество ждёт.
Винтер тряхнул головой.
- Одежду мне, Сырная голова, и приготовь транспорт.
Он скривился, пошлёпал босыми ногами в душевую. Голова у дройда действительно могла претендовать на громкое название сыра Рокфор, потому что дырявлена была не раз. Причина, по которой это происходило, сейчас стояла в душевой. Винтер врубил душ и застрял там на двадцать минут, стоя и вкушая жабрами положенную на день влагу.
Зачем я согласился на вживление самообучающихся эмоциональных чипов в это чудовище?.
Растерев себя полотенцем и полюбовавшись ещё раз на синяки, он одел приготовленный Рошем узкий комбез, который выгодно подчёркивал все изгибы и выпуклости. Затем последовали ботинки. Обувь вообще была его слабостью. В комнате стоял целый шкаф, где на полках величественно выстаивали пары от тапок до наимоднейших сапог. Винтер ещё чуть повертелся перед сенсорным зеркалом и вышел.
Роше вёл плавно, как и любил Винтер, дёрганье обычно заканчивалось для него морской болезнью. Через затемнённые окна навороченного флаера, он смотрел на ставший уже оскоминой пейзаж. Впрочем, не столько смотрел, сколько любовался на отражение, в то время как флаер дёрнуло, и он резко скользнул в сторону. Винтер ломанулся лбом в окно, от чего ему показалось, что вокруг стало намного светлее, от искр, что вспыхнули где-то глубоко в голове и выскочили через глаза. Обшивку бы не подпалить, двести кредиток стоит на заказ!
-Эй ты, щенок, если не умеешь водить машину, лучше тебе вообще не подниматься в воздух, а сидеть червяком на земле!
- Уж не Вам, учить меня вождению и полетам…
Вот это не верно. Надо бы взглянуть, кого это там сейчас поимеет «защитничек» мой. А то как бы за его эмоциональное рвение не подставить бы свою многострадальную задницу.
Пока «Сырная голова» продолжал пока словесно прокачивать права, Винтер выглянул открывшееся окно, придерживая себя за лоб, словно хотел рассмотреть, как далеко сможет его дройд послать встретившееся препятствие на пути его хозяина.
А я в принципе, и не против заиметь приключение на свою соблазнительную пятую точку. Губки-то какие. Свежие, наверное, ещё и не целовал никто.
- Эй, эй, не надо так нервничать, - Винтер приоткрыл дверь и поставил на тротуар ноги.
Затем протянул руку и Роше, обученный этому жесту, сразу же подошёл, помогая ему выйти. Соблазнительно улыбаясь, он подошёл к молодому человеку.
- Кто же это у нас тут такой горячий, неужто, один из рекрутов звёздной армии, наверняка будущий адмирал, не меньше. С таким командным голосом вам карьера обеспечена.
Он обошёл вокруг. Так и затащил бы в апартаменты, но… занят я, занят. В другой раз.
- Надеюсь, у вас всё цело? – нагло, без церемоний, цепкие пальчики Винтера прошлись по телу юноши. Он даже на мгновение прижался, и сжал пальцы, ощупывая самое ценное. Напоследок ущипнул за задницу. Но тут же, пока «клиент» пребывал в шоке, отстранился.
- Роше, за руль!
Винтер ловко запрыгнул во флаер.
- Всё в порядке у вас, организм молодой, отзывчивый. Синяк, возможно, останется. Но до следующей встречи заживёт!
Последние звуки фразы были уже тихими, ибо флаер рванул, как только он закрыл дверку.
- Так, так, так, кто это тут у нас такой сладкий? – Винтер открыл тонкий карманный планшет, который он вытащил у наивного паренька, когда незатейливо облапывал.
С поверхности тут же развернулась галограммма, показывая объект его желания во всей красе. Ниже шёл текст сопроводительного письма, обращённого к де Тревильену.
- А со звёздной карьерой я не прогадал… Рауль Д* Артанин…

Отредактировано Винтер (01-03-2011 22:59:43)

+3

7

- Помни, сын, ты должен с честью носить гордое имя нашей семьи и не посрамить его. Роль Д’Артанинов в основании и завоевании мирового пространства была велика всегда. И ты должен с достоинством пройти испытания, чтобы вступить в ряды кадетского корпуса  астролетчиков и   служить государству! Столь напыщенные слова тоже всегда были в ходу среди представителей сей славной фамилии. Посему юному Раулю не оставалось ничего иного, как кивать в такт словам отца и нетерпеливо притоптывать ногой, ожидая, когда можно будет пуститься в путь. 
Получив  напутствия и сопроводительное письмо, юный любитель приключений не стал зря терять времени, решив для себя, что тут же отправится в большой космопорт. Где, как не там можно полюбоваться на красавцы-корабли, устремившие свои гордые стальные тела ввысь, к звездам? Где, как не там можно наслушаться рассказов о дальних путешествиях и отчаянных боях и сражениях в глубоком космосе? Где, как не там…
Мечтания молодого человека  были прерваны весьма неожиданно и резко. Впрочем, виной тому был сам Рауль. Ведя свой старенький, повидавший виды флиппер чуть ниже, чем дозволено правилами, и одновременно предаваясь сладостным мечтаниям о будущих подвигах которые он – несомненно – совершит уже в скором времени, юноша не заметил, как перед ним возник роскошный летательный аппарат, из которого ловко выскочил щеголевато разодетый военный астролетчик. В первый момент Д’ Артанин даже залюбовался мужчиной, его военной выправкой и ладно скроенной, явно натренированной фигурой, облаченной в серебристый костюм. Но только в первый миг.
- Эй ты, щенок, если не умеешь водить машину, лучше тебе вообще не подниматься в воздух, а сидеть червяком на земле!
Рауль, как и многие поколения его предков, был слишком горделив, чтобы не ответить. Юноша даже пожалел о том, что кроме старого флиппера и рекомендательного письма  к своему старому другу – мсье де Тревильену отец не удосужился облагодетельствовать сына оружием. Иначе наглец из роскошного аэромобиля уже лежал бы на земле с дыркой от лазера во лбу.
- Уж не Вам, сударь, учить меня вождению и полетам.  – Рауль гордо вскинул голову. В воздухе явно запахло ссорой.
Однако в следующий миг "на сцене" появилось еще одно действующее лицо. Тоже мужчина. Вид у него был такой, словно он привык, что все вокруг в любой момент и с великой радостью кинутся выполнять его любые прихоти. Сорее всего - это был какой-нибудь придворный "хлыщ".
Рауль не успел и шагу сделать, как второй мужчина, быстро "тарахтя" какие-то светские глупости, принялся ощупывать молодого человека. Рауль даже побагровел от подобной наглости. Но только он мог только жалеть о том, что у него нет с собой верного бластера, с помощью которого можно было бы проучить нахала, и хотел оттолкнуть наглеца, как тот уже отошел сам.
- Милостивый государь, Вы оскорбили меня. - Будущий кадет-астролетчик уже был готов вызвать обидчика на дуэль по всем правилам, как тот уже исчез внутри флайера, оставив Рауля на земле, пылающего праведным гневом.

+3

8

Гай Эрих написал(а):

Комп у кровати Риша звякнул информируя о спаме прошедшем в сети корабельных новостей. Опять какой-то дерзкий элемент распространял "гадость". В этот раз это был обычный патриотический плакат, с гордым воззванием "Наше тайное оружие", и являл собой его, Риша, голографическую фотографию с какого-то заседания Совета, где он потрясал Сводом правил галактического союза. (Риш даже помнил эту передачу по межгалактическому тиви), а прочь убегал дикий орионец, как их изображала пропаганда. И все бы было хорошо и правильно, если бы не увеличенные выпирающие гениталии , оттопыривающие форму кардинала и не спущенные штаны у орионца. Что превращало агитку в ее противоположность.

Настроение главы отдела Имперских спецслужб находилось где-то на границе между отметкой «Крайнее раздражение» и «Тихое бешенство». Внешне Арман дю Плесси был невозмутим, как и всегда. Но люди почему-то очень тихо сидели в своих отделах и старались не проходить мимо его кабинета, нервно вздрагивая каждый раз, когда звучал сигнал вызова «на ковер». Наиболее предусмотрительные подали прошение о направлении их в самые горячие точки Империи. Там было как-то… спокойнее что ли.
Сведения о вчерашней потасовке в кабаке были доставлены ему только утром. Якобы, не желали беспокоить ночью.
Конечно, - ядовитое ехидство отравляло даже мысли. - О таком позоре лучше молчать до последнего. Это ж надо же ТАК проиграть! Позор Имперским спецслужбам. Ужесточить требования набора рекрутов?
Имена рейнджеров, задействованных в рапорте были ему слишком хорошо известны. Непонятно другое, почему они до сих пор не заключены под стражу. Как будто не хватает других проблем.
Ночь была и правда достаточно тяжелой, судя по отчетам, информация о связи Императрицы с представителями Ориона подтверждалась, хотя у него и раньше не было никаких сомнений на этот счет. Эта женщина доставила ему немало хлопот, начиная с тех нелепых слухов о его неразделенной любви.  Ну, конечно, нет ничего приятнее, чем льстить себе, что отказала самому кардиналу. Слухи бы он простил, особенно с учетом того, что в них не было ни грамма правды, а целибат красавца дю Плесси плодил слухи о его потенциальных любовниках и любовницах не менее рьяно, чем если бы он и правда не давал прохода ни одной заднице Империи. Плотские утехи Ее Величества уже не устраивали, она рвалась в политику, куда ее пускать было совершенно нельзя. Связи с обнаглевшим до предела Орионом могли разрушить все его планы об укреплении Галактического союза и подорвать авторитет Империи.
Все беды от баб, начиная от прародительницы Евы…
Еще этот плакат. Кто бы стал обращать внимания на всю эту мишуру, если бы подобные сообщения не были регулярными. Карикатуры откровенно эротической направленности принадлежали явно одному автору, а вот вычислить его до сих пор не удавалось. Все это, конечно, милые развлечения… Но какого, спрашивается, черта отдел информационной безопасности получает свои кредиты?! Чем там занимаются все эти именитые хакеры, если не способны отловить эту нахальную спам-блоху?!
Три дня. Нет! Два. И разогнать всех к рептоидам собачьим, если не будет результатов.
В общем, все до кучи. Мигрень меланхолично подтачивала мозг где-то на самой окраине сознания, приглушенная анальгетиками. Кардинал вытряхнул очередную капсулу из упаковки и прижал к запястью. Оболочка лопнула, и содержимое капсулы с болеутоляющим мгновенно впиталось в кожу, вызвав легкое онемение. Мужчина устало сжал виски пальцами. Винтер опаздывал уже на семь минут от назначенного для аудиенции времени.
Опять заблудил?
Терпение кардинала подходило к концу.

+3

9

Облапав не раз взглядом галлограмму невольного препятствия, вставшего сегодня утром у него на дороге, Винтер захлопнул планшет и, погладив, аккуратно опустил его в свой карман. Довольный откинулся на спинку упругого сидения, прикрыл глаза.
- Ли-лон ли-ла ли-лон ли-ла. Ли-лон ли-ла ли-лер, – запел он себе под нос, наконец, вспомнив, где получил свежевыпеченные синяки на бедре.
Герцог, орионский герцог, как ему казалось, имел кучу преданнейших слуг, сравнимую, наверное, только с такой же кучей имперских бездельников, вившихся вокруг кормушки. Заевшиеся, они жаждали приключений на свою пятую и другую в порядковом исчислении, точку. Грех было не воспользоваться, когда всё и так, как лосось, некогда водившаяся в больших количествах, а теперь разводимый только в одном частном хозяйстве на планете Земля, несся против течения на нерест. Прямо в руки, прямо к жаркому телу кемерийца. А что не скажешь во время утех, если сил нет, как уже подвело. Выложишь в пылу страсти даже, о чем говорили отец Варлаам с Гришкой-самозванцем на имперской границе, если пообещают после доступ открыть. Поэтому приходилось фильтровать. Отфильтрованное стоило того, удовольствия, а иногда и превышало его. Вот и вчера, болтливый язык поведал о том, что герцог вновь прибыл в империю, тайно, словно вор, пробираясь во дворец. До покоев ли императрицы вострил он свои гравитационные сапоги, или до её компа, честно, Винтера это не волновало. Новость, которую он нёс для его высокопреосвященства, требовала, по мнению шпиона, награды. К сожалению, кардинал был скуп, как на милости в виде материальной стороны, так и на физическую составляющую.
- Ли-лон ли-ла ли-лон ли-ла. Ли-лон ли-ла ли-лер, - продолжил Винтер уже громче, доводя звук до максимума, так что из закрытых окон проезжающего флаера, праздно шатающиеся и мечущиеся по делам имперцы, могли на насколько секунд, пока летательный аппарат проскальзывал мимо, и в последующие полторы, наслаждаться душераздирающими звуками.
И если бы Винтер не был в столько хорошем расположении духа и постарался быть внимательней, он бы наверняка, заметил, как ограбленный молодой человек пытается следовать за его флаером. Возможно, тогда бы он поумерил пыл певца.
- Опаздываем, на семь минут.
Совершенно спокойно задавил звуковую атаку Сырная голова.
- Баньше, всем новобранцам в задницу! – Винтер вцепился в обшивку. – Отключить команду следования правилам! Роше, гони, игнорируя все знаки!
Он закусил губу. Стоило ли теперь рассчитывать на награду, или на выволочку.
Выскочив из даже ещё не совсем остановившегося флаера, Винтер помчался по коридорам, матеря медленно реагирующие на его появление фотоэлементы некоторых дверей. Добежав, ткнул ладонь в сенсорную установку на двери «главного по тайнам», активировав при этом киберсекретаря и все данные на себя. Взлохматив волосы и отхлестав себя по скулам, чтобы вызвать прилив крови и взволнованный вид, тут же сунулся в отъехавшую створку. Рассчитывая ошарашить начальство с порога, чтобы не дать возможности акцентировать внимание на его задержке, он выпалил:
- Его высокопреосвященство, герцог Бекенгем в Империи! Более того, во дворце!

+1

10

Да, воин. Именно такой, как в формулировке, образцовый, - не поднимаясь, де ла Фер перекатил по полу свинцовую со зверского похмелья голову, чтобы последить взглядом за отпрыгнувшим товарищем. – В этом не откажешь.
Весь Корпус рейнджеров подшучивал и подтрунивал над тем, что Ар, мол, готовый белозвёздный рыцарь, которому и оружие-то в руки брать нельзя, и утехи плоти – сугубый грех. В ответ Араи с умелой томностью опускал глаза и по-девически краснел… что заканчивалось дружным ржанием соратников и собутыльников, а так же новой порцией скабрезных шуток, которые будущий член Ордена использовал потом для создания голографических антикардинальских памфлетов.
Комизм подтруниваний был понятен – представить эту гору стальных мышц смиренным рыцарем в белоснежном плаще сложно было даже Ату.   
Лежа на спине, граф сглотнул, но слюны не было, во рту образовалась небольшая, но настоящая пустыня. Сквозь опущенные длинные ресницы Ат`С наблюдал за более чем энергичной разминкой Араи. Самому графу даже шевелиться сейчас совсем не хотелось, но Ат и не думал этого стыдиться, он помнил, что тело зачастую умнее разума, и лучше знает, что ему необходимо. Ат спокойно отдыхал, глядя на друга и размышляя.
Что же всё-таки привело блестяще образованного аристократа д`Эрбле в звёздные рейджеры?.. Впрочем, что привело в Корпус меня? – мужчина согнул руки, опёрся на локти, приподнимаясь и продолжая следить за Аром. – Ведь и соседа по комнате наверняка донимало не меньшее любопытство на мой счёт… да и сейчас донимает.
Тот как раз скинул свою единственную одёжку и остался в чём матушка родила. Только самый внимательный наблюдатель смог бы заметить тень улыбки на невозмутимом лице графа, и всё же она появилась. Поэтому вопрос Араи «Чего смурной?» Ата несколько удивил, хотя и эта эмоция не нашла отражения в каком-либо мимическом движении, ла Фер только машинально погладил травмированное плечо. Оно болело, и мало ли что там должен был делать киберпротез. Граф твёрдо знал, что должен делать он сам – терпеть. Он и терпел, привычно и безропотно, сидя на полу и обняв колени. В конце концов, боль физическая была лучше, честнее и проще той душевной боли, которая мучила Ат`Са уже несколько лет.
Упоминание о возможной выволочке, грозящей со стороны командующего Корпусом капитана де Тревильена встревожило графа. Выговора или взыскания ла Фер не боялся – ему такое даже в голову не пришло – он сочувствовал самому капитану, прям-таки отцу родному для всех рейнджеров.
Сигнал тревоги заставил Ата вскочить, причём быстрее и легче Ара.
- Ну вот и доигрались… По наши души, пари держу.

+2

11

Ари получив невербальный ответ, в виде поглаживания другом плеча, не стал дальше углубляться в расспросы, мудро считая, что придет время и все станет ясно. Потому целеустремленно прошествовал в душ. Вода, ион, последним ультрафиолет для приятного золотого загара и витамина Д. Секунды загара уже прошли под сигнал тревоги. Сухой уже выскочил из кабинки и моментально натянул приготовленную с вечера, отглаженную форму и высокие самошнурующиеся ботинки. Спичка еще не успела б догореть, а он был готов.
Пока шли по коридорам, он витал мыслями в своих снах, потому что смотреть на одинаковые стены переходов в серой краске было скучно. Сны эти совершенно не отличались целомудренностью и смирением. Чаще всего они заносили его в большой зал, где собирались члены ордена для так называемой вечери. Мероприятие у посторонних не вызывало никакого интереса, хотя и было закрытым. Только сами члены ордена и избранные послушники знали, что там происходит. А было там не что иное, как настоящий шабаш. Присутствующие в кибер-масках, чтобы не быть узнанными, особенно для членов ордена из касты принявших безбрачие, как раз погружались в столь тщательно отвергнутый грех. Ари, как обладатель привлекательнейшей фигуры и внушительного члена, и соответственно отвечающий всем вкусам как берущих, так и отдающихся, был завсегдатаем этих вечерь. Он никогда никому о них не говорил, он никогда не интересовался и не пытался узнать, кто под маской из его любовников, потому что считал это сомнительное мероприятие правильным, с позиции душ и ментальности членов ордена. Неудовлетворенный и объятый не выплеснутым огнем слуга Абсолюта высокого ранга мог такого наворотить, что вечеря - просто мизерная плата и отступление. Все было бы просто и легко, если б не один человек, которого Ари часто видел на сборище. Высокий, властный, что чувствовалось,  и отстраненный. На предложения тот отвечал отказом, всегда, наверное, Ари был просто не в его вкусе, кого-то же тот выбирал. Но он чем-то так зацепил бравого рейнджера, что теперь оккупировал и сны того.

+1

12

Впрочем, долго бездейственно стоять юный Д`Артанин не умел. Горячая кровь множества героических предков, бурлившая в жилах будущего астролетчика, требовала действий. Догнать наглеца, и потребовать ответа за оскорбление. С этой мыслью Рауль метнулся к своему старенькому флипперу, и рванул следом за исчезающим в небе транспортным средством вельможи.
Ты еще узнаешь, негодяй, как насмехаться надо мной. Я заставлю тебя пожалеть о своих словах.
С такими мыслями Рауль лавировал среди разного рода флипперов, флаеров, мини-ракет и прочего транспорта, находящегося в небе над столицей Империи. Пару раз его верный кораблик чуть не столкнулся с кем-то, но в последние мгновения Рауль твердой уверенной рукой  выворачивал флиппер, избегая катастрофы. И упрямо следовал дальше, за обидчиком.
Но длилось это недолго. По крайней мере потому, что неожиданно Рауль вспомнил слова отца.
- Сын мой, первым делом, добравшись до столицы, навести моего старого друга – Тревильена. Сейчас он находится на посту капитана рейнджеров, и, я надеюсь, поможет тебе в память нашей с ним старой дружбы, поступить тебе в Корпус без вступительных экзаменов. Ну или, хотя бы, даст предварительную подготовку перед экзаменами.
И вот теперь, погнавшись за оскорбившим его типом, юноша чуть не забыл – зачем именно он здесь. Сказывался вспыльчивый нрав предков, которыми Рауль не без основания гордился. А кристаллы с описаниями подвигов и приключений великого Шарля Д,Артанина Рауль с самого детства «затирал» просмотрами так, что восстановить было сложно.
Торопливо пробежавшись пальцами по клавиатуре управления, Рауль задал направление на здание, где, как известно, жили и тренировались рейнджеры. Ведь наверняка капитан Тревильен находился сейчас именно там.
- Вперед, вперед –
Труба зовет,
И нас великий подвиг ждет!

Распевал во весь голос будущий астролетчик.
Посадив флиппер на площадку перед внушительным зданием, уходившим своими шпилями высоко в небо, Рауль вытащил из щели карточку доступа и блокировал пульт управления. Он не хотел потерять единственное свое достояние. Торопливо взбежав по лестнице и миновав входные двери с фотоэлементами, торжественно распахнувшиеся перед новоприбывшим, Д`Артанин с восторгом огляделся. Именно так он представлял себе место, где выковывались кадры для армии Империи – ощущение мощи и могущества, сквозившие в каждой детали. 
Покрутившись в вестибюле, и ощутив себя уже почти что рейнджером, потенциальный главнокомандующий объединенного флота Империи (а как же? Только так и не меньше), задумался. Где именно искать капитана Тревильена, он себе не представлял.

+1

13

Кто сказал, что точность – это вежливость королей? Именно короли ей никогда и не обладали, если кардиналу не изменяла память и знание классической истории. И при чем здесь вежливость, когда просто давит глухое раздражение, от того, что бесценные минуты уходят зря. Арман коснулся сенсорной панели, отправляя приказ об аресте участников вчерашней кабацкой драки. Этому пора положить конец.
- Его высокопреосвященство, герцог Бекенгем в Империи! Более того, во дворце!
Вопль кемерийца отозвался под сводами идеального по своим пропорциям черепа де Риша болезненной вспышкой сверхновой.
А ведь могло быть и хуже, - поморщился кардинал, не отрывая взгляда от экрана. Эмоциональный фон Винтера как всегда переливался всеми оттенками радуги. Это было чрезвычайно феерично, но утомительно. Словно короткие всполохи, словно послевкусие сложносочиненного коктейля. Волнение, легкое, тщательно завуалированное опасение, скорее всего нагоняя за опоздание. Удовольствие. Доволен собой, это как всегда, и еще...Что-то еще, острое, лукаво насмешливое. Хотелось бы надеяться, что без последствий.
Возможно, и правда рвался сюда сообщить ценные сведения, но не сказать, чтобы очень уж торопился. Разве что последние пару минут.
Неисправим.
- Еще бы... Мы ему три подложных письма отправили. Удивительно, что он так долго тянул. Я ждал его еще вчера.
Все-таки кордоны и системы оповещения у нас ни к черту. Он уже был у императрицы, или еще нет? По моим сведениям, нет. Или да?
- Вы опоздали на тринадцать с половиной минут, - глава имперских спецслужб славился своей убийственной вежливостью. – Я бы желал знать причину, если только это не очередная ваша интрижка.
Арман дю Плесси был совершенно и абсолютно нелюбопытен. Вообще. Просто просто знал цену информации.

+1

14

От Винтера не укрылось не слишком довольное лицо кардинала. Нет, честно, простому смертному на этой маске скопища всеянепроницаемости, прочесть, что-либо было невозможно. Но Вин знал преосвященство не первый год, да и интуиция его не подводила. Знал он также, что скрывать что-либо или пытаться увильнуть от приказов себе дороже. А значит, если кардинал скажет снять штаны и протереть номера флаера голой задницей, значит, надо снять штаны и протереть, пока эта задница у тебя ещё в рабочем состоянии.
- Еще бы... Мы ему три подложных письма отправили. Удивительно, что он так долго тянул. Я ждал его еще вчера.
Кемериец чуть прищурил уголки глаз. Так вот как, может быть, я и за новость, ушедшую в ранг старой, и награды не получу? Вин спохватился, показалось, что мысли слишком громкие. Тут же снова решил забить звуками. А ведь больше нечем было. Верти не верти «хвостом» и всеми остальными частями тела, а преосвященство головокружением только от перемещения пострадать может. И то не факт. Вин был уверен, что этот человек фору даст всем астролётчикам всей вселенной вместе взятым, и для того чтобы у него головокружение простое вызвать надо…надо… не знал он, что надо, и всё тут. А многое бы отдал, чтобы вскружить голову.
- И он без личной охраны…- начал было кемериец забивать подпорченное мыслями впечатление, как тут же был «убит» очередным высказыванием.
- Вы опоздали на тринадцать с половиной минут. Я бы желал знать причину, если только это не очередная ваша интрижка.
Нет, не успел на этот раз. А счастье было так близко, так возможно… Перед глазами всплыл «новёхонький» новобранец, можно сказать, кровь с молоком. И в штанах у него самозарядный бластер на три-четыре «выстрела», причём почти подряд, не меньше. Винтер вспомнил, как ладонь успела обжать всё, что было и так обтянуто тканью. Внизу живота, несмотря на утреннюю инъекцию, отозвалось теплом. Но как говорили в старину – Господь велел делиться. Кемериец, скрепя сердце, разумно последовал этому.
- Вот причина моей задержки, - ловко выудив из кармана тонкий планшет, он, чуть поклонившись, протянул его главе имперских спецслужб. – И если бы не мой дройд, то вы ждали бы меня вечно возможно, и не дождались бы меня вовсе. Только умение Роше чётко водить флаер и вовремя реагировать на всяких флипперов, бросающихся под воздушную подушку, спасло мою задницу голову. У нас кто не попадя воображает себя асом, и астролётчиком с пелёнок!
Возмущение и впрямь накатило неподдельное. А особенно, когда Вин представил себя с проломленным черепом, в луже крови среди искореженного метала и пластика, вообще зашкалило.
- За такое вождение не только лётной карточки лишать надо, а отрубать руки по локоть и без замещения протезами на пять лет!

+1

15

Легкий флер возбуждения на мгновение окрасил ауру кемерийца. Арман лишь мысленно закатил глаза.
Ну, конечно. А я готов был удивиться.
Он протянул руку, взяв планшет, едва уловимо коснувшись пальцев Винтера, и рассеянно заскользил взглядом по тексту.
Очередной провинциальный новобранец  де Тревильена? – губы изогнула ехидная усмешка. – Д`Артанин. Не помню такого. Впрочем, это не важно, здесь все и так предельно ясно. Море амбиций, забродивших на дрожжах юного максимализма. От таких одни проблемы. Что ж, если мальчишка и впрямь чего-то стоит, он пробьется и без сопроводительных писем.
- И если бы не мой дройд, то вы  ждали бы меня вечно возможно, и не дождались бы меня вовсе. Только умение Роше чётко водить флаер и вовремя реагировать на всяких флипперов, бросающихся под воздушную подушку, спасло мою задницу голову,  - голос Винтера неподдельно дрогнул.
Интересно, насколько он преувеличивает?
- Я был бы весьма опечален этим фактом. Пожалуй, мне бы чрезвычайно недоставало Вашей головы, а Империи… хм… задницы.
Планшет жалобно хрустнул под сильными пальцами, отправляя в небытие письмо и голограмму.
- За такое вождение не только лётной карточки лишать надо, а отрубать руки по локоть и без замещения протезами на пять лет!
- Руки я, пожалуй, отрубать не буду, а то опять обвинят в кровожадности и превышении полномочий, - определить, говорит де Риш серьезно или только шутит, было совершенно невозможно.
Что-что, а своих людей кардинал холил, лелеял и в обиду не давал. Конечно, у Винтера и помимо отсутствия пунктуальности было достаточно недостатков, но в том-то и дело, что идеальных подчиненных кардинал терпеть не мог, да и не верил особо в существование оных. Недостатки есть те самые кнопки и рычаги, с помощью которых можно управлять кем угодно. Впрочем, с тем же успехом можно управлять и вымышленными идеалами. На пронырливого кемерийца можно было рассчитывать ровно в той степени, в которой де Риш мог вообще рассчитывать на кого бы то ни было.
Он активизировал киберсекретаря, коснувшись сенсорной панели.
- Рауль Д`Артанин. Лишение летной карты за создание аварийной ситуации.
Теперь, когда с внешними обстоятельствами было покончено, можно вернуться к делам. Даже мигрень отступила.
- Мне нужны сведения о всех перемещениях герцога поминутно. Нет. Посекундно, - герцог сплел пальцы перед собой, опираясь руками на подлокотники кресла. - Ни в коем случае не препятствовать его встрече с императрицей. Но сразу после этого арестовать. Тихо и без шума. То, что он проник за наши кордоны без свиты и предупреждения нам только на руку… Друзья так не приходят.

+1

16

Выверенным шагом он направлялся к своим. Ровно в то время, что и всегда. По нему можно синхронизировать часы, а если будет расхождение - то ошибка скорее в компьютере.
Бляшка капитана сияла наравне с корабельными пушками в момент выстрела. Блеск и порядок. Вот что было важно. Верность этой парочке способны поддержать только верные и преданные кому-то люди. Пусть и себе самим. Но с другими дела доверительные иметь дю Пейре не намеревался.
Сегодня его день начался с последствий. За выяснением оных капитан и шел к Его Величеству. За недолгое путешествие свое, капитан узнал много нового и интересного. Кардинал, как бешенный копир печатал указы об аресте, лишил прав сына старого друга, который видимо направлялся вступать в бравые ряды подчиненных дю Пейре.
Выправка и взгляд, за который его ненавидели враги и любили друзья - вот что увидел Его Величество. И все, кто был в помещении.
Дю Пейре приветствовал его величество, а остальных - в меру правил приличия. По счастью, его высокоперепреосвященство где-то шлялся, за дела наши мерзкие молящийся, не иначе. В стальных глазах читалась улыбка.
- Ваше Величество! По Вашему распоряжению явился незамедлительно!
И началась взбучка.
Его Величество в весьма определенном ключе (и через других лиц) пояснил свое неудовольствие. О деятельности карлинала в ближайшее время можно даже не спрашивать - это тропа заезженная, известная всем. Путь Вавилонской блудницы, круиз по которому отправилось его высокопреосвященство, заканчивался немедленной казнью подчиненных и роспуском всех вообще.
"Эх, сукины дети!"
Распрощавшись уважительно, Дю Пейре развернулся на каблуках и резвой до крайности походкой направился к себе.
В своем кабинете он набрал вызов. На ковер приглашались все участники вчерайшей победы добра над высокопроисвященством. Утром, преосвященство изволили засветить в ответ. Вялотекущая драка Ришелье и Пейре продолжалась.

+2

17

Ари иллюзий не питал, было ясно из-за чего вызов, и он вполне допускал, что разговор пойдет не о любви и медаль им даже не навесят. А скорее всего начнется с порки. Потом надо будет очень быстро найти веские слова, чтобы объяснить вчерашнюю стычку и может, капитан сменит гнев на милость. Мыть казарму новобранцев совсем не хотелось, равно как и ангар машин.
Подождал пол-секунды чуть отставшего Ата и нажал на дверь. Створки бесшумно раздвинулись. Теперь надо было стремительно пригнуться, если капитан таки запустит чем-нибудь тяжелым, тоже тренировка на реакцию.
- По вашему приказанию явились! - выпрямившись и горделиво приняв гвардейскую стойку отрапортовал. Внимательно при этом следя за каждым движением капитана и даже за мимикой его, и выражением глаз.

+2

18

Едва услышав, кто их вызывает, Ат легко сообразил и другое - зачем.
Драть нас сейчас будет отец-командир, как сидоровых коз за вчерашнее. Гонять в хвост и в гриву. - На ходу граф бросил короткий взгляд на друга - мол, ты ведь тоже понимаешь, что на расправу топаем?
Никаких иллюзий насчёт поблажек со стороны капитана, а тем более - короля ла Фер не питал. Впрочем, так же чётко он осознавал, что их есть за что наказывать, ведь нарушения дисциплины имели место быть. К любому взысканию и наказанию Ат был готов, любое принял бы как должное. Погуляли славно, но за всё надо платить. За всё всегда приходится платить, - попетляв по коридорам базы, Ат'С вошел в кабинет вслед за Аром, чётко остановился, чуть расставив ноги, вытянулся в струнку, складывая руки за спиной… вот это невинное действие заставило звёздного рейнджера заметно побледнеть – утихшее было плечо взорвалось болью. Граф медленно вдохнул через нос, на миг прикрыв темные глаза, перед тем как внятно и раздельно произнести уставное приветствие, которое как раз успело отзвучать в Аровском исполнении.
Чтобы отвлечься от горящего плеча, внимательно, будто увидев впервые, рассматривал капитана, не то чтобы ел глазами начальство, (как любит само недалёкое начальство, к каковому дю Пейре сроду не относился), но, что называется, внимал, и зрением и слухом.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (25-03-2011 14:32:02)

+2

19

Пошатавшись по вестибюлю и насмотревшись на необычные для него вещи, Рауль направился в сторону, куда шел какой-то мужчина в форме. Рискнув поинтересоваться направлением и местообитанием капитана Тревильена, свернул в какой-то коридор, поднялся на лифте на такую высоту, что, погляди он в окно здания, наверняка бы закружилась голова. Рауль старался выглядеть спокойно и независимо, так же, как и проходящие мимо люди. Ловя изредка чуть насмешливые взгляды, юноша вспыхивал, горделиво вскидывая голову. Он старался хотя бы своим видом доказать, что достоин чести служить в отряде рейнджеров. И пусть его одежда только похожа на форму рейнджеров, а на боку нет бластера – все равно он – Рауль Д`Артанин, встанет в ряды Имперской армии. И отец будет им гордиться. И в веках его имя будет стоять в одном почетном ряду с великим предком.
Что-то негромко пиликнуло, прерывая честолюбивые мечты юноши и привлекая его внимание. Д`Артанин вытащил из кармана минипланшет, где всегда отмечалось все важное.
На дисплее высветились крупные квадратные буквы: «Летная карточка заблокирована. Причина – превышение скорости и создание аварийной ситуации. Время разблокировки карточки неизвестно»
- Что? Какое превышение, какая аварийная ситуация? – Рауль был шокирован настолько, что возопил в голос, не задумываясь – какое эти его вопли могут произвести впечатление. Нужно было срочно выяснить все. Нельзя же предстать перед старым другом отца и своим будущим командиром, как нарушитель. Развернувшись, юный Д`Артанин стремительно направился обратно к лифту, чтобы проверить все по основному планшету и бортовому компьютеру флиппера.

+2

20

Как не вглядывался Винтер в лицо высокопреосвященства, он никогда не мог понять, издевается ли он, или шутит, правду ли он говорит, или лжёт, скрывая истинные намеренья. Впрочем, говорить о том, что кто-либо их знал, вообще не приходилось. Кардинал был ещё тот малый, себе на уме. Но кемериец точно знал, что не за какие коврижки не встал бы у него на пути, будь он хоть трижды поверян в дела де Риша, и считайся его первым другом, даже любовником. А слухов о последних ходила масса. Причём каждый последующий был нелепее предыдущего.
- Рауль Д`Артанин. Лишение летной карты за создание аварийной ситуации.
Довольная улыбка Винтера растянулась, как говорится, до ушей, хотя завязочек не хватало, но и без них было заметно, что кардинал угодил раненому самомнению кемерийца.
- Спасибо, ваше высокопреосвященство, - рассыпался в поклонах шпион. – Ваша справедливость не знает…
Но кардинал не желал слушать лепет и приступил непосредственно к делу.
- Мне нужны сведения о всех перемещениях герцога поминутно. Нет. Посекундно.
Вы будете знать всё подолесекундно. Когда он вздохнул и во сколько пёрнул, сколько при этом потерял в миллиграммах и кто при этом присутствовал.
- Ни в коем случае не препятствовать его встрече с императрицей. Но сразу после этого арестовать. Тихо и без шума. То, что он проник за наши кордоны без свиты и предупреждения нам только на руку… Друзья так не приходят.
- Сделаем, ваше высокопреосвященство. Без шуму и пыли,- Винтер чуть поклонился, понимая, что визит окончен.
Попятился к двери. Там вдруг спросил:
- Ещё одна маленькая просьба. Могу я выбрать себе помощников по своему усмотрению?
Кемериец знал, кто из имперских снецслужб для чего годен. Знал тех, кто был славен постельными утехами, знал тех, кто на дух к себе не подпускал, знал так же и тех, кто мечтал о его крепкой ладной заднице все ночи напролёт. Сейчас он собирался воспользоваться своими знаниями. И во благо дела, да и себе не во вред. Он не сомневался, что арест дело не сложное и пройдёт, как по маслу, ну, а потом…потом… награда ждала героев.

+1

21

Настроение кардинала стремительно улучшалось. Партия складывалась более чем удачно, все фигуры как на ладони, всего-то и надо было аккуратно следить за ходом событий и оставлять для фигур только те пути, которые были ему выгодны. Восхитительное чувство полного контроля над ситуацией. Что может быть лучше? Разве что очередной провал рейнджеров де Тревильена, да и то, на сладенькое. Десерт, так сказать.
- Сделаем, ваше высокопреосвященство. Без шуму и пыли.
Глава Имперской разведки даже позволил себе благосклонно полюбоваться изящно сложенной фигурой своего шпиона, на мгновение склонившегося в поклоне. Все-таки то, что он в свое время обратил на блудливого кемерийца свое внимание, было чрезвычайно удачным стечением обстоятельств. Он кивнул, отпуская Винтера, уже поглощенный изучением новых отчетов о межпланетной деятельности, когда услышал вопрос.
- Ещё одна маленькая просьба. Могу я выбрать себе помощников по своему усмотрению?
Арман поднял на кемерийца чуть удивленный взгляд серых глаз.
Странно. Раньше, если не ошибаюсь, на подобные вещи отдельного разрешения не требовалось. Тогда зачем сейчас? Заранее прикрывает задницу официальным подтверждением? 
- Конечно. Я никогда не ограничивал Вас… в средствах.
Любых финансовых, материальных, человеческих или любых других. Лишь бы оно того стоило.
- В ближайшее время жду подробного отчета. Вы свободны.
С этими словами он отпустил кемерийца.

+2

22

В руках Тревильен крутил раскладной посох. Оружие скорее ритуальное, чем ныне используемое. Однако, в умелых руках эта штука могла причинить вред, сопоставимый с гранатой.
К Тревильену пришли не только эти двое. Было еще сообщение о сыне старого друга.
В руках быстро вращался цилиндр. По скорости можно, не будучи специалистом, сказать что Тревильен раздражен.
- Рейнджер - это тот, кто служит королю и защищает справедливость. Мы - оплот и надежда короля... - начал он медленно переходя на командный голос, которым можно без рупора на параде говорить.
- ОПЛОТ И НАДЕЖДА, а не раздрай и попойка! Служение, твою кавалерию! СЛУЖЕНИЕ!
Он встал, до неприличия резко, проявляя тренированность тела.
- В глазах ваших где сострадание и понимание? Вы, мои лучшие бойцы, сражаясь с которыми, я могу идти в лобовую, зная, что меня прикроют. Но сегодня утром меня в этом разочаровали. Его Величество. Вы понимаете, что это означает, бестии? Вы вели себя не как рейнджеры, а как порождения крокодилов! Ришелье, думаете, спит, а когда не спит - то дремлет? Кардинал - это вам не грудастая дева в фолк-заведении. Кардинал - это вам не хрен собачий. Не проститутка вавилонская, за золотой любовь дающая.
Тревильен развернулся, отходя от своих подчиненных.
- Может, скажете, чем я такое заслужил? Так уж хороша была попойка? Так уж приятно было побеждать слуг Кардинала? Да их любой сопляк перешибет! Вы бы еще длину сравнивать начали. Головой бы подумали. Вам она зачем? Едите в нее? Или руку прикладываете, чтобы честь отдать. Ах нет! Вы же в нее пьете! И оскорбления из нее же извергаете, мудрые вы мои. А кардинал ей знаете, что делает? ДУМАЕТ! ДУ-МА-ЕТ! Это такой процесс, побудьте в нём!
Говорил он резко, чеканя слова и распаляясь в процессе, сложенный посох в руке уже нарезал узоры на скоростях таких, что не ровен час - засвистит.
О Д'Артанине Тревильен почти забыл. Юноша сам найдется.
- Мне вас по вечерам лично из бара забирать и говорить, что вы молодцы и со всем справляетесь? Это поведение не достойное не только воина, но даже банально нашего вида. Кто мы? Дети своего народа или... враги?

+1

23

Главное невозмутимо стоять, не шелохнуться, не изогнуть губу на усмешку, ни позволить морщинке пересечь лоб от оскорбления, внимать. Дать капитану выплеснуть все что накопилось, выдохнуться, и тогда уж выдать свою версию. Понимая, что тому досталось от этого краба сухопутного – кардинала, и от короля, легко поддающегося на провокации. Главное найти нужный момент, самый правильный. И еще успеть, если что, увернуться от ритуального посоха.
И вот момент настал, пауза после вопроса, капитан иссяк на время, теперь место твердому и чуть вкрадчивому голосу, на резонансе успокаивающему и убедительному.
- Капитан, нас действительно было двое, и Порто, против семерых. Причем, систему вырубили в самый первый момент, но мы были корректны до конца. – Пауза, чтобы дать оценить сказанное и дальше уже пояснение, - Мы сидели в баре, а там система связи лучшая в космопорте, изучали новую методику программирования, - смотреть прямо в глаза капитана, тем более это чистая правда, он то, точно, изучал новую программу по компиляции изображений, - и тут пришли гвардейцы, очень шумные, хочу вам доложить. Один из них совершенно случайно, залил передатчик Порто на руке сержанта Ат’Са , а Вы знаете, что это ведет к короткому замыканию и крайне болезненному удару по нервным окончаниям, так что импульсивно рука дергается и ничего с этим не сделать. Вот и по нелепейшему стечению обстоятельств этот гвардеец получил удар в челюсть. Но мы до конца пытались разъяснить, что это случайность и извиниться, даже когда совершенно глухие к нашим словам чекисты сломали руку сержанту и скрутили нас. К сожалению, как вы понимаете, видеорегистратор Порто был выведен из строя виски гвардейца, так что записи у нас нет. А вот почему гвардейцы ходят без регистраторов, хотя это им предписано пунктом 2 точка 36 б, инструкции комиссии ЗК, я сказать не могу. По пути мы все-таки пришли к пониманию с гвардейцами и, извинившись друг перед другом, разошлись, - тут он был краток, совсем незачем никому знать, что ему пришлось позволить всего себя облапать и почти уже остаться без штанов, пока в коридоре станции, дотянулся скрученными руками до щитка подзарядки и смог перегрузить Порто, чтобы, включив экстрарезерв, избавиться от пут и от души врезать конвоирам, а потом, забросив на плечо Ата, скрыться. – А Вы говорите, крокодилы, да мы мухи не обидели, капитан. А по перелому сержанта у нас есть заключение врача, - покачал головой.

+3

24

Капитан Тревильен был в ярости… в хорошо отмеренной, точно дозированной для пользы дела ярости. Ат знал командира не первый год, и уже умел определять степень начальственного гнева  по скорости и амплитуде вращения ритуального посоха, коим дю Пейре владел так, что легендарные шаолиньские монахи от зависти тихо плакали, сидя на корточках в уголке.
Капитан говорил ужасные вещи. Любого другого за такие слова… нет, за десятую часть таких слов рейнджеры порвали бы, как тузик грелку. Но де Тревильен имел право это говорить, более того, был должен, потому Ат`С только слушал, как ему казалось, кротко, хотя его спокойное лицо теперь скорее стоило называть каменным.
Ар заговорил, не выдержал. И надо отдать ему должное, рассудительность его почти сравнялась с присущей самому графу. А уж в умении лгать… о, пардон, произвольно трактовать факты, выворачивая их наизнанку, будущему рыцарю Белой Звезды вообще не было равных. Де ла Фер в какой-то момент даже усмехнулся, восхищаясь другом – сам Ат никогда бы так не смог… да и нужным бы не посчитал.
Однако новая порция оскорблений, в частности, ознакомление с истинным назначением головы, как участницы процесса мышления, заставила графа нахмуриться и заиграть желваками.   
- Но капитан!.. – кулаки Ата невольно стиснулись... ох, зря! Плечо рвануло болью, будто когтистой львиной лапой, и ла Фер понял, что падает в какую-то муть, которой стал смазавшийся мир.

+1

25

- Вы свободны.
В устах кардинала это звучало, как музыка. И Винтер готов бы был слушать это  бесконечно. Более желанное было бы лишь предложение снять штаны, нагнуться и повернуться своим красивым задом. Бредил ли шпион своим работодателем? Не то чтобы бредил, но в некоторых эротических фантазиях лицо, а чаще всего другая часть этого статного мужчины в самом расцвете сил, присутствовала. И Винтер с удовольствием бы убедился, предоставься ему такая возможность, в соответствии оригинала фантазиям.
Двинувшись кормой к двери, и благополучно миновав открывшуюся створку, кемериец, повиливая бедрами, направился в сторону лифтов. Уже на ходу набирая на своём рукаве с встроенным сенсорным экраном кодовые номера своих будущих помощников. Троих как пить дать, будет достаточно, как и герцогу, так и мне опосля.
Винтер спустился вниз, даря улыбки направо и налево. Выказав «мальчикам» желание видеть их уже на месте в полной боевой готовности, он не спеша направился к своему флаеру, как краем глаза заметил очень знакомый флиппер и торчащую оттуда округлую попку копающегося, скорее всего в поисках «утерянного», молодого красавца. Ну, прямо жеребец на выданье!
Ноги кемерийца сами сошли с намеченного курса и понесли, лавируя между снующими туда-сюда на стоянке людьми.
Притормозив у цели, Винтер не удержался от соблазна. Настроение у него был превосходным, тем паче, что краем глаза всеведущий кемериец уловил заметившего его Роше. Так что, если что не так пойдёт, то, за его сладкую попку и всё что к ней прилагается, есть кому дырку получить.
- Доброго дня будущим адмиралам звёздного флота, - муркнул он, прижимаясь пахом к, словно для этого выставленной из двери, аппетитной точке.
Хотелось подтолкнуть взашей и прикрыть дверку, забираясь следом. Правда, флаер был маловат для двоих, тем более не для полётов, но кемериец был юрким и гибким, поэтому не сомневался, что с этим сложным «кульбитом» справился бы.
- Проблемы, драгоценный мой? – горячие ладони легли на поясницу дёрнувшегося парня, а дуло бластера «Сырной головы» уперлось куда-то под рёбра славному новобранцу, без которого звёздная армия всего лишь пшик - ничто.

+1

26

Выскочив из здания Академии рейнджеров, Рауль почти бегом бросился к флипперу. Снял блокировку с верного кораблика, распахнул дверцу. На пластиковом сиденье планшета не оказалось. Стянуть его никто не мог – дверца-то была блокирована. Тихонько ругаясь, будущий рейнджер сунулся в распахнутое нутро флиппера по пояс и принялся шуровать: на сидении, под сиденьем, на полу и даже – умудрившись каким-то образом изогнуться бок, чтобы проверить приборную панель – может, положил туда. Но увы, плоская пластина как сквозь землю провалилась.
- И куда я мог его засунуть?  - Бормотал юноша. Его начинало раздражать происходящее. Ведь путешествие так хорошо начиналось. Он был полон радужных надежд на блестящую карьеру и уверенности в том, что его напористость, смелость и громкое им славного предка откроют все двери и выправят все дороги, дабы привести своего  честолюбивого обладателя к желанной цели. Но потом началась полоса неудач. Сначала столкновение с вельможей – от воспоминании об этой встрече лицо Рауля вспыхнуло от гнева, затем блокировка карточки. А теперь вот еще и потеря планшета. И за что такие напасти? А ведь в планшете хранилась и дискета с рекомендательным письмом для капитана Тревильена. Впрочем, юный Рауль, со свойственной молодости самоуверенностью считал, что сумеет добиться всего сам, без протекции. Обидным был сам факт пропажи.
Поняв, что поиски не увенчаются успехом, Д`Артанин готов был уже отступить от флиппера и почти уже сделал шаг назад, распрямляясь. Но тут же ощутил, как сзади его буквально приперли к флипперу. Причем приперли так, что сердце забилось быстро и часто, а по телу прошла волна жара.
- Доброго дня будущим адмиралам звёздного флота.Голос, прозвучавший за тем, как Рауль ощутил чужое прикосновение к своему телу, для юноши казался полным скрытой издевки. И, к тому же – голос этот показался потенциальному маршалу империи знакомым. Тот самый тип, с которым Д`Артанин столкнулся в космопорту. Тот самый, который еще тогда оскорбил вспыльчивого юношу.
- Проблемы, драгоценный мой?  - Ну вот, точно – новое оскорбление.
Рауль снова вспыхнул так, что кожа покраснела от шеи до корней волос и ушей. Он хотел было уже развернуться, чтобы достойно ответить наглецу – пусть даже ударом кулака, раз нет бластера. Но тут же ощутил тычок в ребро. Весьма ощутимый и грубый тычок. Рауль не сомневался, что произведен он был именно тем, чего так сейчас недоставало самому Д`Артанину – стволом бластера.
- Что Вам угодно, милостивый государь? – Голос молодого человека звучал глухо и чуть прерывисто от еле сдерживаемого возмущения. – Извольте отпустить меня, приказать Вашему слуге удалиться и примите вызов на дуэль, как подобает благородному человеку, у коего  сохранились еще остатки чести.
Пока Д`Артанин произносил свою полную гнева тираду, он одновременно пытался сообразить – как ему выскользнуть из получившейся ловушки. Конечно, отец учил его разным приемам ведения драки, однако ни при одном условии не было такого расклада сил – когда тебя сзади прижимают  к поверхности да еще тыкают бластером в бок. Тут ведь довольно дернутся, и – прощай мечты о месте в рядах рейнджеров. Однако что-то делать нужно. Рауль лихорадочно размышлял. Сначала надо нейтрализовать этого – с бластером. Но как? А что если… Конечно, за подобное не приласкают, но сейчас надо как-то выкручиваться.
Юноша слегка подался назад, стараясь как можно медленнее двигаться, уходя из вероятной зоны действия бластера. Одновременно нажал пальцем правой руки на браслет на левом запястье. Кроме электронных часов, кристалла записной книжки и карты в браслет было вмонтирование изобретение самого Рауля. Нечто вроде ультразвукового пугача и блокиратора некоторых микросхем одновременно. Данный чип позволял в какой-то степени управлять аппаратурой при условии отсутствия других возможностей управления... Впрочем, все функции были еще не до конца исследованы и опробованы. И теперь Рауль предполагал либо вывести из строя бластер либо попробовать завести флиппер без летной карточки. Конечно, если он удерет, это пятном позора ляжет на честь имени. Значит, надо заблокировать действие бластера.
Нажав кнопку, Рауль в следующий же миг ощутил, как дуло бластера дернулось, чуть оцарапав кожу сквозь ткань куртки, и отодвинулось. А затем произошло вообще что-то непонятное. Тип, держащий бластер, странно задергался, а затем и вовсе отскочил в сторону, словно его шибануло током. Впрочем, о причине подобного поведения вооруженного человека Рауль выяснять не стал. Резко развернувшись, юноша оказался лицом к лицу с щеголем. Внезапно в голове Д`Артанина словно щелкнуло какое-то реле. И все картинки странной мозаики – столкновение в космопорте, прикосновения рук вельможи в тот раз и пропажа планшета – соединились. Теперь Рауль почти что побелел от гнева.
- Немедленно отпустите меня, милостивый государь! И верните то, что Вы бесчестно украли!
Это было серьезное обвинение и вело оно явно к дуэли.

+1

27

- Новую методику программирования чего? Кардиналу картинки показывать? - капитан сжал посох, побелели костяшки пальцев. Это было обвинение.
- Его высокопреосвященство играет с нами в старую игру, борется за власть и жаждет получить контроль. Так было всегда. Каста жрецов и многие религиозные деятели стремились к власти в угоду себе, а не государю. Мы с вами - те стражи что стоят между этим и следят. Король рассчитывает на нас. Он доверился нам! Как можно не оправдать его доверия?
Да, капитан догадывался о том, кто стоит за веселыми картинками.
- Каждого из нас они будут провоцировать. Это - наша ноша. Это наша честь. Нет чести в том, чтобы глупо себя вести. Я вас этому учил?! Вас этому учили ваши отцы и деды?!
Капитан отошел подальше, раскрывая посох. Он повернулся спиной к своим нерадивым подчиненным - признак доверия и признак того, что де Тревильен старается успокоиться. Посох стал вращаться, нарезая в воздухе разнообразные фигуры. Легкий свист на время стал править в комнате. Через минуту, капитан остановился и, повернувшись, оперся на посох руками в замке.
- Мне нужна опора. Приходя к королю, я должен быть уверен в каждом из вас.

0

28

Душеспасительно-воспитательная беседа капитана звёздных рейнджеров продолжалась, правда, для ла Фера она не несла того смысла, который вкладывал в неё отец-командир. Для раненого ночью бойца элитного корпуса она вообще смысла почти не несла, превращаясь в монотонное бормотание, которое сопровождало головокружительный полёт графа в неком пространстве, норовившем свернуться в трубку, подобно штормовой волне или гигантскому листу чёрной бархатной бумаги. В этой гудящей черноте почему-то вспыхивали, будто надписи в комиксах) и шрифтом таким же написанные – объёмно-прямоугольным) жёлтые и красные слова: «Стражи», «Король», «Доверие», «Ноша», «Честь». Все они не просто загорались ярко, появляясь, но и надвигались на бесконечно падающего навзничь, примерно как Алиса в кроличью нору, Ат`Са, грозя обрушиться на него далеко не картонными кирпичами букв. «Отцы» и «Деды» вдобавок двигались взад-вперёд, будто шатуны старинного паровоза. С таким же грохотом, да, одновременно летя строго вперёд и желая раздавить, смять, раскатать в лепёшку. «Де-ды, де-ды, де-ды», - стучало в голове де ла Фера… вокруг… везде.                 
«Мне нужна опора», - донеслась до Ата фраза де Треаильена, почему-то она услышалась отчётливее прочих.
О да… Ату тоже была нужна опора… очень нужна, и она нашлась в виде плеча товарища. Если бы не Ар, граф просто осел бы на пол, словно мешок с мукой, у него уже подгибались колени. Рейнджер вцепился в плечо друга, с трудом поднимая голову, тяжело дыша и тщетно пытаясь зацепиться взглядом за смутно белеющее в подступающей тьме лицо Ара.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (15-04-2011 18:29:05)

0

29

Спокойствие пустыни, которое испытывал Винтер, пошатнулось за один миг, накрытое огромным «цунами» в виде взбунтовавшегося новобранца. Винтер, конечно, предвидел, что «мечта всех старичков в звёздном флоте» не обрадуется, как подобает его появлению, но, естественно, надеялся на «благоразумный довод» упирающийся объекту под рёбра. Но, как говориться, на «Сырную голову" надейся, а сам не плошай. Выбитый из вменяемого состояния, видимо, каким-то электрошоком. верный Рошфор лежал на тротуаре недвижим, а наглец цедил, чуть ли ни в нос, как ни странно, всё ещё сохраняющему самообладание кемерийцу:
- Немедленно отпустите меня, милостивый государь! И верните то, что Вы бесчестно украли!
Это требовало наказания. Не мгновенного, Винтер умел ждать и всегда дожидался подходящего момента.
- Разве вас, сладкоголосый и не только, кто-либо держит? – он улыбнулся в бледное лицо.
Только уголок губ дёрнулся, выдавая напряжение, с каким Винтеру приходилось бороться. Не с тем ты ссоришься, милый, не с того начинаешь свою, увы, загубленную карьеру. Ой, не с тем и не с того! Глупые нынче новобранцы пошли. Да ещё с обвинениями во всеуслышенье! Краем глаза он заметил, как за этой странной сценой со всех сторон наблюдают. Это снова дало ему преимущество. Кемерийца знали в лицо большинство находящихся здесь, также знали, кто он и что он. И были неизменно курсе, что с ним надо если и не дружить, то уж точно не иметь его врагом.
- Вы обвиняете меня в краже?! – Винтер отступил на пол шага, но лишь для того, чтобы звуковая волна его вопроса и последующей тирады распространилась, как можно дальше попадая в уши любопытных. – Докажите!
Он поднял руки, так, чтобы комбез обтянул все его линии.
- Давайте, обыскивайте невинно подошедшего, чтобы узнать, не нужна ли вам какая-либо помощь. Так как зоркий глаз мой уловил ваше замешательство, и облик, не соответствующий обитателю столицы. И что же получил сердобольный гражданин?
Здесь Винтер всплеснул руками, да так, что нарочно заехал ладонью по щеке «провинциала», отметившись звонкой пощёчиной. Не давая опомниться юноше, он повысил голос до того, что любопытствующие, замершие в стороне, приблизились почти вплотную, а шедшие по своим делам остановились, образовывая при этом толпу.
- Взгляните, сограждане! Моего слугу убили, прямо среди бела дня, на центральной площади, всего лишь за попытку оказать посильную помощь страждущему! – Винтер указал на не подающего, а скорее всего занятого тихой перезагрузкой дройда, мирно покоящегося на асфальте. Несколько человек, бывших не в курсе происхождения слуги, даже склонились над ним.
- И это сделал он! – кемериец не стал акцентировать внимание на том, что в руках Рошфора всё ещё был зажат бластер, он ретиво ткнул пальцем в растерявшегося от совершенной наглости «новобранца», так, что все взоры приковались прямо к нему, и незаметно выскользнул через замкнутый круг.
- Баран, - пробормотав себе под нос и недовольно морщась, Винтер вел за руль своего флаера, совершенно уверенный в том, что «Сырная голова» часа через два, ну или под вечер найдёт его без проблем. Обоюдовживлённый чип позволял всегда знать, где находится хозяин, и контролировать действие «Рошфора». Кемерийца сейчас совсем не волновала судьба «наглого мальчишки». Теперь его внимание заняло задание кардинала. Но Винтер был уверен, он найдёт наглеца и покажет тому, где предпочитают проводить холодное время года членистоногие.

+1

30

Возмущенный поначалу Рауль вскоре был просто ошарашен тем, что наглый вельможа, слуга которого сейчас «отдыхал» на асфальте, сам перешел в наступление. К сожалению, тот тип был совершенно прав: доказательств у «будущего маршала» не было ни на йоту, одни только факты и предположения. Что планшет пропал – это факт. То, что он пропал после первого появления на пути Рауля этого типа, который сейчас разыгрывал спектакль перед все прибывающими «благодарными зрителями» - тоже факт. Что Рауль никак не мог потерять планшет и что тот никуда не завалился – тоже факт. А вот то, что вещь пропала именно с помощью  вельможи – это было как раз чистое предположение. За которое Д,Артанин не мог поучиться даже. Он просто предположил. Возможно? даже и не верно, хотя интуиция просто кричала, что юноша не ошибся. Но ведь интуиция  - это не доказательства.
Вельможа разошелся не на шутку, и Рауль молчал, растерянно. Но вот когда его обвинили в том, что он, якобы убил только потому, что ему хотели помочь, Д`Артанин снова «вспыхнул».
- Что? Вы сказали, что я напал на безоружного? Милостивый государь, Вы гнусно лжете. Ваш слуга угрожал мне оружием. – Договорить Рауль не успел, потому что  получил пощечину. На какое-то мгновение будущий космолетчик даже замер, опешив. Этим и воспользовался наглый вельможа, ускользнув от праведного гнева молодого человека.
В то же время толпа начала окружать парня с явными намерениями задержать «возмутителя спокойствия». Несколько довольно крупных представителей сильного пола подошли совсем близко.
- И что же это Вы, юный господин, нарушаете тишину и спокойствие? – Протянул один из них с явным осуждением.
- Я ничего не нарушал. – Пылко возразил молодой человек. Дело начинало приобретать крайне неприятный оборот. Мало того, что его прилюдно оскорбили пощечиной, так теперь еще и намеревались схватить, как преступника. – Расступитесь и дайте пройти.
- Ого, а этот молодой человек не только смутьян, но еще и грубиян. – Поддержал первого заговорившего еще кто-то. Кольцо начало смыкаться.
Рауль прекрасно понимал, что он пропал. Выскользнуть из окружения, как это сделал вельможный хлыщ, у юноши не получилось бы – слишком плотным и близким было кольцо явных недоброжелателей, оружия при себе он, увы, не носил, а без летной карточки поднять флиппер невозможно. И все же он постарался «сохранить лицо».
- Господа, неужели вы решитесь посметь напасть на рейнджера Его королевского величества? Сразу, всем скопом. Это противоречит кодексу чести.
- А, так ты из этих неуемных и неугомонных, что тоже причиняют всем одни хлопоты и беспокойства?Непонятно чему обрадовался высоченный тип в комбинезоне, похожий на тот, что был надет сейчас на лежащего без сознания типа, угрожавшего юному Раулю бластером. Затем довольно ловко ухватил парня одной рукой за плечо, а другой прижал ему руку к телу. – Вот пусть тогда их капитан с тобой и разбирается. – С этими словами он и еще один мужчина потащили яростно сопротивляющегося Рауля к тому зданию, которое «будущий звезда космофлота» совсем недавно покинул.
Да уж, судьба преподносила сейчас совсем неважный подарок. Конечно, Рауль Д`Артанин мечтал предстать перед давним другом своего отца – капитаном рейнджеров его королевского величества – Жаном-Арманом дю Пейре де Тревильеном. Но ведь не в качестве позорно приведенного преступника, которого обвиняют в том, чего он и не делал!

0


Вы здесь » Приют странника » Маскарад душ » Отдалённое будущее. Край Вселенной