Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Дом Успокоения » Бассейн


Бассейн

Сообщений 1 страница 30 из 92

1

Приглушённый свет, приятные глазу цвета интерьера, мягкий плеск, тепло подогретой влаги, удобные лежаки – всё способствует тому, чтобы посетители получили максимальное удовольствие от купания и отдыха у воды.     
http://forumuploads.ru/uploads/000d/ad/95/2/468314.jpg

0

2

--- переход
игровое время: около 8 утра.

Лирианец, отдохнув в корабле, и, сохраняя контакт с ним, пришел к бассейну. Для вдохновения, так сказать.
Хант и Скиннер во снах были связаны через воду. Отчего же не оказаться рядом с бассейном и Талеку? Пришелец вошел в помещение, повесил свой белый халат. Оказавшись и без костюма, только в плавках, заранее найденных среди человеческих одежд как требование для посещения бассейна. Лирианцу было не ясно чем помешал бы костюм... но...
Талек медленно погружался в воду. Она совершенно не ощущалась из-за маскирующей оболочки из света. Кристалл Библиотекарь переложил в плавки. Погрузившись по пояс, он решил сделать маскировку проницаемой для воды. Стало интересно ощутить кожей воду. Прохладную или теплую, плотную?
В жидкости было множество примесей. Какие-то для защиты от бактерий, другие - для чего-то еще. Талек погрузился с головой, стремительно достиг дна и сел, принимая медитативную позу. Под водой было тихо, беззвучно. Походило на космос или безвоздушное пространство. Чуть-чуть шумели механизмы, были слышны звуки от стен. Но жидкость меняла распространение звуковых волн в пространстве.
Лирианец выдохнул остатки воздуха, подчиняясь давлению воды. Талек фокусировался на том, как чувствовал себя Хант в бассейне. Захотелось всплыть и спародировать его позу. Без необходимости спешить, он лег, все еще оставаясь на дне. И неспешно всплывал, благодаря телекинезу.
Наконец, он почти касался края воды. Снизу, гладь казалась зеркалом. Мир зазеркалья.
Лирианец всплыл, вытолкнул воду из носа и сделал тихий вдох. В комнате кто-то был.

+3

3

>>> Дом Успокоения, Спа и массаж

- ...и буду держать тебя под водой за горло, пока ты не успокоишься, - Бенедикт подходил к бассейну и вполголоса разговаривал с рюкзаком. В смысле, не с самим рюкзаком, а с сидевшим в нем создании, которое, кажется, уже начало подозревать, что с ним хотят сделать что-то противоестественное и напряженно притихло.
Хм. А где, собственно, у него находится горло?
В сопровождении подобных мыслей Уотсон вошел в помещение бассейна. В утренние часы здесь было безлюдно, даже пустынно, хотя как раз этого Бенедикт понять не мог. Когда, как не с утра пораньше, еще можно поплавать в прохладной (или не очень) водичке? Ладно, можно и вечером, перед сном, но ведь вода - лучший будильник, когда не хочется вставать. А многие люди вставать с утра могут исключительно под воздействием внешних раздражающих факторов... Впрочем, сейчас его интересовало другое.
Разумеется, топить Мью он не собирался. Хотел, но не собирался, ибо:
а) существо было крайне интересным для наблюдений;
б) Бенедикт так и не понял, что же это за хрень;
в) Мью все же принадлежал Эллен, как бы она от него не открещивалась;
г) фиг его знает, может, он водоплавающий.
Поэтому Уотсон рассудил, что на Мью для начала можно сорвать злость, или напугать, или просто поиздеваться... Он поставил рюкзак на лежак, стоявший возле бассейна, и начал его открывать, придерживая руками, дабы Мью, разбушевавшись, не вырвался и не стал летать по Приюту. Вот уж чего точно допускать было нельзя.
Со стороны бассейна послышался еле заметный звук, который явно издал кто-то живой. Бенедикт внимательно посмотрел на воду и заметил, что со дна бассейна всплыл человек. Руки машинально застегнули молнию рюкзака обратно, на что Мью издал расстроенный вздох. Видимо, все же хотел поплавать.
Всплывал человек как-то странно, горизонтально, что не совсем удобно в обычных обстоятельствах...
Так, улыбаемся и машем.
Тихо драпать было бы нелогично и даже глупо, ибо, если человек в бассейне его заметил, подобная реакция может показаться ему подозрительной. Поэтому Уотсон деликатно покашлял (эхо отразило звук, и кашель не вышел таким уж деликатным) и, натянув на лицо приветливую улыбку, громко сказал:
- Простите, я, кажется, помешал вам.
Раз помешал, то пойду отсюда...
Но все же странноватый способ плавания человека в бассейне удержал Уотсона в помещении.

Отредактировано Бенедикт Уотсон (11-06-2011 02:17:16)

+3

4

Лирианец открыл глаза и не сразу осознал что в комнате не просто что-то изменилось, а решительно все. Пока он пребывал внутри бассейна, в тишине и безмолвии, и внутри виртуальности сна, сотканного для двоих людей, слишком большое внимание было затрачено, чтобы отследить живое, мыслящее существо. А точнее - два живых существа. Но это Талек пока что не понимал.
Мокрый, в одних только плавках синего, как кожа лирианца без маскировки, цвета, Талек поддался любопытству и попытался встать. Гравитация и вода сыграли злую шутку - вместо того, чтобы встать, получилось погрузить таз ниже. Хотя увидеться с гостем получилось. Талек шумно вдохнул, восстанавливая свою плавучесть за счет кислорода в легких.
- Не помешали, - лакончино ответил пришелец, на мысленную фразу. Слова, произнесенные вслух, ускользнули от его внимания.
Немного рассеянный, он оглядел помещение, подплыл к бортику бассейна, оказываясь непривычно низко по отношению к человеку. Приходилось задирать голову кверху. В потолке играли в тайнопись блики от воды.
Кудрявый человек, с нетипичными чертами лица и, возможно, одаренный. Этот гость не походил на пациента.
- Для данных условий мне следует сказать "Здравствуйте". Здравствуйте.
Безусловно, медитировать дальше не удастся. План провалился, однако для синтезированных снов людей это помехой не являлось.
- Вы работаете здесь? - спросил лирианец максимально вежливо, однако расщепление разума не позволяло действительно хорошо контролировать мимику. Голос удался человека уставшего, может быть, перенапряженного. Зато хватило соображения понять, что Бенедикт не знает сопредседателя. Вывод был прост - перед Талеком стоял черно-кровавый сотрудник Приюта со средним или низким уровнем допуска.

+3

5

Такое ощущение, что он спал на воде, а я его бесцеремонно разбудил. Это возможно, но требует серьезной концентрации... В любом случае - с добрым утром, пора вставать!
- Здравствуйте, - эхом повторил Бенедикт, присаживаясь на край лежака. Белокурый пловец подплыл к краю бассейна; когда смотришь на человека с высоты, большей собственного роста, это неудобно ни тебе, ни ему. Плюс - Уотсон загородил собой рюкзак; это не исключало, что его заметят, но хоть на время отвлекало внимание.
- Работаю здесь. "Здесь" не в смысле в бассейне, а в смысле в Приюте.
Больно уставший вид для человека, который с утра уже плавает. Бурный вечер? Ночь?
Теперь надо было придумать, что человек в костюме и с рюкзаком (уже странно) делает в бассейне.
Внезапно до Бенедикта дошло, что, раз этот человек подплыл к краю бассейна, то, возможно, хочет вылезти из воды. Может, и не хочет, но вероятность есть. В таком случае правила приличия предлагаю этому человеку помочь, даже если с физической точки зрения он в этом вовсе не нуждается. Уотсон поднялся с лежака и протянул пловцу руку. Получилось непонятно: то ли он здоровается, то ли предлагает помощь.
- Вы, кажется, на пациента тоже не похожи.
Бенедикт спиной чувствовал, что Мью не сидится в рюкзаке. Еще чуть-чуть, и он завоет/заноет/начнет брыкаться, и тогда придется объяснять, что это такое, с чем его едят и так далее. Или ударить человека по голове чем-нибудь тяжелым и убежать, а потом тупо ссылаться на то, что он упал, ударился головой и бредит ("Вы только послушайте - ну как в такое можно поверить? Не бывает таких животных, это ведь элементарный бред!").
Я идиот. Зачем я вообще вышел из кабинета? Досидел бы хоть до обеда, а там сплавил его к чертовой матери, то есть обратно Эллен...

+3

6

"Насколько верны бывают их самые бредовые ощущения. Интуиция и спонтанное подчинение Вселенной, или потенциал к телепатии?"
Библиотекарь знал, что у землян имеется возможность развить телепатию. Однако это еще не говорило, что в ближайшее время они это сделают. Извращения Мудрости Жизни, как таковой, бывают всегда. Как говорит одна поговорка землян "и палка раз в год стреляет".
Но не всякая палка, и не всякий год.
- Здравствуйте, - вторил Талек, почти копируя тон голоса Бенедикта. Он делал это, стремясь соответствовать в ситуации, когда не способен был тотально понять эту самую ситуацию. Мимикрия, если хотите. - Моя догадка оказалась верна, если вы работаете здесь. Как и я - мы часть Приюта. - И, улыбнувшись сам себе, - Что бы это не означало.
Мужчина протянул свою руку, с мыслями о такте, помощи, приличиях. Распознать замысел о том, чтобы Талек взял руку и вылез из бассейна, помогала и правда только телепатия. Без оной, пришелец бы мог написать страниц сто на тему способов понимания разницы между двумя жестами. Один - носил характер ритуальный, другой... кажется другой тоже обладал некоторым схожим характером. У Бенедикта были длинные пальцы мыслителя, человека со странной душой.
В комнате однако, явно ощущалось присутствие чего-то еще. Это что-то было связано с Бенедиктом. И оно не было человеком.
Взяв руку помощи, Талек ощущал через щит маскировки руку человека. Кажется, она была мягкой, но сильной. Бенедикт мог и делал что-то руками, но не был грузчиком, не было грубости. Но сила.
Он без труда вылез и прилег на лежак рядом, специально игнорируя рюкзак, раз самца это так нервирует, что он даже о причинении вреда помышлять вздумал. Сновидческий эксперимент также требовал определенного внимания - это отвлекало всю полноту его концентрации. Но на осмысленный диалог хватит сполна.
- Я сопредседатель совета. А вы?
Вода, не слишком желая оставаться на твердом покрытии созданным усилием воли пришельца, очень быстро высыхала. Но волосы, без всякой высокой техники, преспокойно высыхали. В голове, у корней, ощущался холод. Лирианец посмотрел на свое тело, несоразмерное лежаку. Ноги нелепо свисали, сверкая пятками над полом. Талек еще не определился окончательно насколько эстетично для землян его тело. Безусловно, он старался, но не спешил отказываться от привычной для Библиотекарей вытянутости, рослости.
Взгляд синих глаз вернулся к мужчине на лежаке рядом.

+3

7

- Часть Приюта, - Уотсон не сдержал ехидной ухмылки. Не надо было бы, конечно, но все же не сдержал. - Именно что "что бы это ни значило". Надеюсь, не в смысле "одной большой сумасшедшей тусовкой мы ровным строем придем когда-нибудь к светлому будущему".
Эк, батенька, меня понесло-то... Кажется, недосып сказывается на функции фильтрации речи. В качестве побочного эффекта имеем словесный понос.
Когда мужчина вылез из воды и прилег на лежак, Уотсон мысленно отметил, что, попытайся он воплотить свой коварный шутливый план стукнуть его чем-нибудь тяжелым и убежать - лежать бы ему сейчас где-нибудь в окружной больнице под капельницей, и это еще в лучшем случае. Нет, конечно, через страдания человек приходит к определенному просветлению, получает бесценный жизненный опыт и навсегда усваивает урок "сначала думай, потом бей"; но эта игра совсем не стоит свеч.
Вообще внешность нового знакомого привлекала внимание, и не только из-за роста. Чисто-белые волосы вкупе с ядерно-синими глазами мысленно относили к скандинавским народам, однако по остальным чертам лица этого не скажешь. Разумеется, тут могли просто сыграть роль линзы и немного химии, однако этот человек не был похож на того, кто будет заниматься подобным ради придания своему образу такого вида.
- А я массажист, - свою должность Бенедикт произнес растянуто, медленно и как-то задумчиво. Так, будто до сих пор свыкался с ней.
Вот такие сопредседатели совета бывают в дурдоме. Ну а что, вполне ожидаемо.
Рюкзак за спиной шевельнулся и чуть накренился - Уотсон быстро выставил руку и опрокинул его, уперевшись ладонью в лежак, чтобы мужчина с синими глазами не заметил столь странного поведения совершенно обыкновенной, ни разу не одушевленной и вовсе даже пустой заплечной сумки, которая не хранит в себе ни одной тайны и даже маленького непонятного существа с крыльями.
- Мое имя Бенедикт, - он рассеянно улыбнулся и чуть вскинул брови, только что ресницами не захлопал, только бы отвести внимание от рюкзака.
Вот ведь маленькая сволочь! Не шевелись!

+3

8

- Мне безразлично то, что внутри рюкзака, Бенедикт, - произнес Талек ровным тоном. Лирианец даже не посмотрел на рюкзак. Он уже уловил образ создания внутри. И, его, лирианца в целом пока не интересовало это существо. Мутант был за пределами предназначения сегодняшнего дня. Во всяком случае сейчас. Пришелец посмотрел на человека внимательным, почти подозрительно.
- И разбираться с последствиями - не стану, пока Это не выйдет за пределы юрисдикции Приюта.
Он кивнул собеседнику, с легкой улыбкой, приблизился, поднявшись с лежака. Капли воды с волос стекали по груди на живот.
- Массаж? Это должно быть расслабляющим, - почти мечтательно произнес он, стараясь растягивать слова, как это свойственно людям в подобной ситуации, однако... не получилось. Ехидная часть души лирианца ухохоталась с таких вот попыток изобразить интонации. Удивительно, как, имея и эмоции, и мимику, и все остальное, он не всегда угадывал, как конкретно это сделать.
- Расслабляющим для реципиента. Но массажисту, логично предположить - тяжело.
Однако был более животрепещущий вопрос. Имя. Бенедикт произнес свое и ритуал знакомства требовал ответных шагов. В противном случае это было бы невежливо.
Так как поступить? Произносить свое имя Талек не стал бы вовсе. Выдумывать на ходу - толку? Когда он задавался этим вопросом, то неизменно останавливался на странном обрезании названия своей расы "лириан".
Видимо сегодняшний день принесет новое.
- Моё имя Лириан. Свое имя я не люблю произносить или слышать его из чьих-то уст. Меня по нему никто и не знает. Должно же быть в сопредседателе попечительского совета что-то от пациентов? - здесь улыбка удалась как и задумывалось, ироничная.

+3

9

Палево. Мне казалось, я вполне сносно научился делать вид, что я тут ни при чем.
На замечание здоровяка о содержимом рюкзака Бенедикт слегка пожал плечами - мол, "я не понимаю, о чем вы, но уточнять не буду и вообще это все неважно, неинтересно и совершенно недостойно никакого внимания. Но я понял, что вы поняли, что что-то не так, и благодарен, что молчите об этом и не развиваете тему, ибо было бы неудобно в данный момент отвечать на вопросы, которые могут возникнуть". В общем, вот как-то так пожал плечами.
А ведь он подумал о чем-то, не приветствуемом в Приюте. Какие-нибудь банальные запрещенные вещества, или даже просто алкоголь... было бы глупо приобрести такую скучную репутацию.
Вообще было интересно, что в последнее время Уотсон встречал на своем пути людей, мягко сказать, интересных. Разумеется, отчасти это могло объясняться работой в дурдоме, по большому-то счету... Поэтому встреченный вчера вечером милый мальчик-девочка-псих-маньяк-убийца как-то не особенно насторожил. Эмпатка-телепатка со странным домашним животным - уже веселее. Теперь этот человек - послушать только, как он говорит. Мало сказать о некоторых словах, в речи среднестатистического человека встречающихся редко и уж точно не в беседе "о погоде". Сейчас он еще и показывал новые оттенки в интонациях, одна прекрасней другой. Не будь Бенедикт так насторожен сейчас - заржал бы, как цирковой конь перед выступлением. Но сейчас он просто задумчиво сложил пальцы под подбородком и посмотрел на собеседника - снизу вверх, тот встал с лежака, с высоты своего роста смотря, как с вершины скалы.
- Впервые слышу слово "реципиент", употребленное в одном предложении со словом "массаж", - он ухмыльнулся. - Расслабляет - да; тяжело - не настолько, как это может показаться. Вам, кстати, рекомендую - при таком росте на позвоночник ложится большая нагрузка. Хотя не мне вам об этом говорить.
Уотсон тоже встал с лежака, сделал пару шагов к бассейну - все же смотреть Моськой на Слона было слегка напряжно.
- Оо, это верно. Каждый из нас по-своему псих... Однако эта тема стара, как Китайская стена.
Хм, будем общаться по никнеймам? Забавно, надо себе придумать. И все же это странно...

+3

10

- Следовательно, необходимо посетить вас вскоре. Кстати, как называть верно реципиента массажиста? Получатель?
Лирианец нырнул на этой фразе в бассейн, почти без брызг и быстро коснулся дна. Через мгновение он всплыл, погрузился вновь, под водой подплывая к Бенедикту.
- Если задуматься о вас, то вы не соответствуете человеку, выбравшему профессию "массажист", - заговорил лирианец, вынырнув из-под воды. - Я бы даже сказал, что вы - человек размышления.
Лирианец оттолкнулся на этом от бортика. Держаться на плаву Талеку оказалось несложным. Тому способствовал телекинез и относительная небольшая плотность тела. Он хоть большим и был, но тяжелым - никогда.
А в рюкзаке происходило подслушивание и, кажется этот психический процесс можно назвать импринтинг, обучение. Да. Разум создания был смехотворным, но это было нечто с квазисознанием точно. Сравнивая с разумом корабля, Талек понял, что его отчего-то задевает наличие псевдоразумного существа во владении человека. Странное переживание выбивалось из общей картины и шаблонов поведения.
- Вы присоединитесь ко мне? Я путаю слова, но назначение комнат - реже. Эта комната предназначена для плавания. Если я не спутал, то ваше одеяние выбивается из парадигмы пространства.
Талек вопрошал своего визави с любопытством. Даже уши под маскировкой едва напряглись, демонстрируя силу переживания. Голова тем временем перебирала варианты и логичные обоснования для посещения бассейна. Нет, картины про утопление твари, Талек решил не трогать, как неизвестные ему факторы. Да и припоминал он их смутно. Скорее сквозь медитацию на дне. Логично было бы предположить, что самец человека испытывает стеснение. В целом бассейн, нагота или малое количество одежды всегда вызывает в людях табу. Исходя из этого, архитектор сказал:
- Если вас смущает мое присутствие или мой взгляд - я стану смотреть куда-то еще.

+3

11

Уотсон пожал плечами.
- Как называть? Хм, ну можно и "получатель", хотя это слово вряд ли кто-то применит в такой ситуации. Обычно мы говорим "клиент" или "пациент".
Бенедикт сделал паузу. Вообще для него говорить "обычно мы говорим" - значило врать, ибо с людьми своей профессии, то бишь коллегами, он сталкивался крайне редко. Не посещал никаких слетов/конференций/тусовок/попоек, начинающихся словами "а вот у меня был случай..." и заканчивающихся утром в чужой квартире/ванне/постели/сортире с дикой головной болью, провалами в памяти и очаровательным амбре изо рта.
- Или "тушка"... или "мяско"...
Это он уже придумывал на ходу, наблюдая за полетом Лириана в бассейн.
Пловец? Вообще по строению тела похож, опять же на воде держится вообще без усилий. По крайней мере, как кажется.
На следующее замечание Уотсон пару раз чуть удивленно хлопнул глазами.
- Человек размышления? Неплохо, но ведь одно другому не мешает, - он прошелся вдоль бассейна. - Еще великий Шерлок Холмс совмещал нагрузки умственные с физическими, в свободное время весьма неплохо боксируя.
Мне, конечно, до него, как до Китая раком, однако в лоб двинуть тоже могу.
- Однако интересно, что же навело вас на подобные выводы?
Это и правда было интересно, и уходить сейчас же из бассейна расхотелось совершенно. Даже мысль о Мью, который вот-вот мог попалить всю контору, лишь показавшись из рюкзака (уж на что-что, а на такое явление Христа народу сопредседатель уж точно обратит внимание, несмотря на свой неинтерес к содержимому сумки) стала казаться не такой уж губительной.
Отчасти поэтому на предложение Лириана присоединиться к нему, то бишь поплавать, Бенедикт не сказал, как рассчитывал в начале, "нет-нет, что вы, я вообще плавать не умею и ошибся дверью", а кивнул головой.
- Вы правы, это просто идеальное место для плавания. Признаться, я шел в другое место, поэтому не захватил плавки. Но переживу как-нибудь.
Уотсон не особенно любил раздеваться на людях. Причиной было не стеснение - отнюдь, с этим было все в порядке. Ради эксперимента или на спор он мог бы голым пройтись по Трафальгарской площади, читая Шекспира по ролям и держа его томик на голове. Просто каждый раз приходилось отвечать на вопросы про возникновение на его теле шрамов; и, если про отметину на ключице можно было сказать "пьяный в драку полез, дурак был", то заметный порез на внутренней стороне бедра все же труднее поддавался объяснению.
Благо, сейчас его частично скрывали черные боксеры. Складывая свою одежду на лежак рядом с рюкзаком, он тихо прошептал: "Мью, очень тебя прошу, сиди спокойно". Тот, кажется, и так уже был спокоен - возможно, даже спал.
- Смущает? Что же я, девочка - гимназистка по-вашему? - не без наслаждения Уотсон занырнул в бассейн с бортика. Все-таки плавать с утра - самое то. Вынырнув, он пару раз тряхнул головой - мокрые волосы лезли в глаза.
- Вы путаете слова, говорите... Откуда вы?
Этот вопрос давно интересовал массажиста. Странная речь собеседника наводила на его иностранность, однако понять его принадлежность к определенной нации было трудновато.

+3

12

Талек медлил отвечать, не без интереса наблюдая за человеком. Как за его действиями и речью, так за его мыслями и опасениями. Хитросплетение его разума, походили на лабиринт. Похожий на тот, что вскоре создаст лирианец для своих испытуемых. Часть разум Талека, а то и души, находилась сейчас в корабле. Талек Гьянтау, как и всякий Библиотекарь, владел навыками контролируемого расщепления сознания. Так они быстрее познавали Мудрость и Знания.
Хотя, если задуматься, то куда им, Древним, было спешить? Ответ был очень прост - они не любили медлить. И с терпением у них было все не очень хорошо.
Наконец, человек показал свое тело, шрамы, благодаря его опасениям, будто подсвечивались. Как же удивительны бывают многие формы жизни, включая тех же Библиотекарей, в манере демонстрировать как то, что хотят продемонстрировать, так и то, что хотят скрыть. Истинный навык, скрывать так, чтобы это было неинтересным, нарабатывался годами. Древние сильны, но не всесильны. Им так же долго приходилось учиться в детстве, скрывать следы своей души.
"Страсти души изменяют тело" - как говорил земной чародей Агриппа. Кажется, он еще и был замечен в алхимии.
Но, это немного другая история.
Лежа на воде, и подобно Бреду, разглядывая потолок, лирианец заговорил, последовательно отвечая на вопросы человека.
- Клиент было бы наиболее толерантно. Я бы отказался становиться "мяско" или "пациентом". Равно и "тушка". Это противоречие природе моего бытия. И о бытии будет мой ответ. Ваша профессия не соответствует вашим данным. Судя по внешности и движениям, вы астеник, эмоционально и интеллектуально чувствительно. Чувствительны, - поправился архитектор.
- Длинные тонкие пальцы, похожая структура тела, ваша сильная сторона анатомически - голова. Разум, если точнее. Такая оболочка дает ответ на вопрос о деятельности один. Тело есть сосуд. Сосуд для разума, в нем оказавшийся. Бывают тела, склонные к другому. Ваше - возвеличивает наполнение сосуда, но не сосуд. Шерлок Хоумс имел поддерживающие свой сосуд дела. Вы же, работаете. Это и есть несоответствие. Ошибка. Неточность. Не уверен какое слово верное, - наконец закончил свою мысль лирианец, переменяя положение тела так, чтобы они могли разговаривать глядя друг другу в глаза. Без сильных движений, Талек подплыл ближе, на расстояние полуметра, ровно так, чтобы они не мешали друг другу двигаться под водой, соприкасаясь конечностями.
И наступало время второго неудобного для пришельца вопроса. Так же предсказуемого, но вот уже долгое время на этой планете эти два вопроса почтительно обходили Древнего стороной.
Нет, не про девочку-гимназистку. Эмоционального образа, состояния Бенедикта хватало с лихвой, чтобы понять что вопрос носил характер иронического или риторического, как здраво (в этот раз) рассудил пришелец. Признаться, маленькие чудеса случаются и даже самое непонятливое создание вдруг понимает всю суть ситуации и прекращает делать глупости. Так и произошло.
А Библиотекарь мысленно поблагодарил Макса за очень удобное прикрытие. Теория о том, что сопредседатель - русский - более чем удобна. О русских мало знают, среди них в других странах множество инвесторов или богачей, и они, как всякий знает, бывают рослыми, белокурыми и голубоглазыми. Ну и что, что Талек был скорее седым. Его волосы, абсолютно белые, с серебрянным отливом, не выбивались из общей картины, неведомого русского.
- Я из России. Вы? Англия? - сделав вид, что гадает, спросил Талек. Не сложно было уловить общие слова в мысленном фоне и склонность к по-английски правильному поведению и произношению.

+3

13

- Ну, вы сами спросили про терминологию, - Бенедикт позволил себе чуть-чуть посмеяться. Даже по-честному. - Разумеется, "клиент"... Хотя для некоторых и "тушка" - комплемент.
Уотсон чуть нахмурился. Он не в первый раз слышал слово "астеник", обращенное в свой адрес. В последний раз - от Джона. Но тот, будучи врачом и близким (пожалуй, единственным) другом, хорошо его знал, однако же новый знакомый, как говорится, как в воду глядел. Хотя глядел как раз в противоположном направлении.
Вот так вот, глаза устремлены в одну сторону, а мысли - в другую.
Дальнейшую речь массажист слушал с неподдельным интересом, приняв в воде строго вертикальное положение и оставаясь на одном месте. Никогда человек не слушает собеседника так серьезно, как когда слушает про себя самого. Ненужная, вредная, бессмысленная - но все же истина.
Были, были "дела", пока что хватит.
- Интересно.
Определенно, я не зря сюда зашел. Есть и в психушке адекватные люди.
- Вы не очень-то похожи на человека, занимающегося исключительно руководством и администрированием. Есть ведь что-то еще, верно? Кроме работы в совете, я имею в виду. Не психология ли - ваше первое образование?
Признаться, Уотсон мало представлял, чем может заниматься попечительский совет и какую роль в нем играет сопредседатель. Информация, которую он не считал полезной для себя - следовательно, не хранил в памяти, даже если когда-то и знал.
Сопредседатель нарушал личное пространство. Возможно, это был какой-то социальный... вызов? Ну что же, не будем нарушать традиций.  Уотсон не стал отплывать и рвать зрительный контакт, тем более, что ждал ответа.
Русский? Какой-то слишком канонический русский, эдакий сферический русский в вакууме. Но его акцент... нет, мне казалось, у них акцент немного другой. Это может быть местечковый акцент, но велика ли вероятность, что человек из русской глубинки занимает неслабый пост в швейцарском дурдоме?
- Верно, Англия, - чуть растягивая слова, ответил Бенедикт и прищурился. - Но это было нетрудно.
За спиной, со стороны лежаков, послышалось шуршание, а затем тихий удар. Уотсон не обернулся, но прикрыл глаза и смачно выматерился про себя.
Кажется, я знаю, что у меня сегодня на ужин. Как минимум - жаркое; может, даже шашлык.

+3

14

"Верно. В числе прочего, если убрать продолжение, то: "Вы не очень-то похожи на человека" - тотально верно. И это ответит о языке, о месте сотворения... Обо всем"
Человек вел нормальную беседу. Определенно, Талек был симпатичен Бенедикту. Нет, никаких сексуальных мыслей пока не наблюдалось, это был интерес, который испытывают люди, когда знакомятся с приятными себе людьми. Так заключал в своих рассуждениях лирианец.
Видимо, настала пора пробовать. И то, что мужчина не отплывал, говорило о том, что Талек прав. Хотя его положение в воде казалось скованным.
"Или они так плавают?" - поразмышлял пришелец, стремясь повторить движения. Однако, удалось лишь потерять равновесие, насколько это возможно в условиях погруженности в воду.
Солоноватая, от примесей, вода в бассейне пошла рябью - Талек дернулся, теряя контроль над положением своего тела в пространстве. На этом он решительно закончил эксперименты с плаванием по-человечески. Брызг не было, но к Бенедикту лирианец неожиданно оказался еще ближе. Особенности поведения диктовали улыбнуться. Это и было проделано. И Талек отплыл, не стремясь вызвать неподходящую трактовку своих действий. Разум этого мужчины был явно в поиске поводов для размышлений и новых задачек.
Казалось, что профессия массажист - побег от чего-то другого. Или - перевалочный пункт?
Захотелось прочитать досье на этого специалиста.
Животное зашевелилось. Звук не избежал внимания чувствительных ушей лирианца. И на это Талек так же ухмыльнулся. Ухмыльнулся, будто бы знал, что за чудовище таиться в рюкзаке.
- Здесь, в этом месте, я провожу свое время с целью изучения. Психология? Пожалуй, что так. Я изучаю душу. Термины "психика", "высшие психический функции", "когнитивные навыки", "разум", "сознание" - все эти слова не так полноценны, как слово "Душа". Моя отрасль знания исследует Души. Так что я и психолог, и психиатр, и теолог. Философ. Мое положение позволяет изучать и учиться огромному количеству вещей. Приятное место. Но откуда представление, что у меня не одно образование? - Талек согласился на эту игру, игру в загадки. Однако, по привычке говорил слабо интонируя, без особенных пауз в речи.
А про место обитания говорить далее не хотелось. Эта тема требовала не сколько напряжения, сколько длительной игры в слова.
- Массаж. Ваши знания живут дальше одной этой отрасли движения Логоса.

+3

15

Лириан "оступился" в воде. Вряд ли это случилось потому, что его задел или смутил какой-нибудь из вопросов Уотсона. Возможно, из-за общения на неродном языке собеседник внимательно вникал в каждое слово, что, наверно, не оставляло времени на эмоциональную реакцию на какой-либо подтекст.
Уотсону показалось, что сопредседатель почти окунулся, пытаясь повторить его движения в воде. Ведь сам он двигался совсем по-другому. Оно и понятно - учитывая размеры его туловища. Ситуация была забавной, Бенедикт скривил губы в ироничной гримасе и решил, что ему надоело висеть на одном месте, поплыл вдоль бассейна, периодически окунаясь в воду по самый нос.
На Мью Лириан не акцентировал внимания - это, конечно, было Уотсону на руку, но все же казалось странным.
- Бульбах... - задумчиво сказал Бенедикт, задумавшись и забыв поднять лицо над водой. Увидев перед собой булькающую от его слов воду, вынырнул и повторил: - Душа... Я бы сказал, ваше положение позволяет не только и не сколько учиться каким-то вещам, сколько под прикрытием работы над этим заниматься тем, что для вас действительно важно.
Он остановился возле бортика и стал держаться за него рукой. В голову пришло, что последняя фраза может привести к недопониманию.
- Не обижайтесь, просто я обычно использую термин "характер", нежели "душа"... Для меня это что-то более конкретное. А про образование - ткнул пальцем в небо. Ведь угадал? - Уотсон широко улыбнулся.
На замечание про массаж он пару секунд внимательно смотрел на Лириана.
- Сопредседатель, неужели вы думаете, что человек, существо все-таки довольно разумное и более-менее активно мыслящее, может всю свою жизнь посвятить, простите, массажу?
Хотя вообще, наверно, такие люди есть. Определенно. Интересно, я сейчас некорректен?
Бенедикт не хотел дальше развивать дальше тему своих познаний.
Так мы можем увести разговор в совершенно ненужном направлении. Кто ты, странный человек, и какой леший так удачно занес меня в этот бассейн? С тобой явно что-то не так. Или у меня снова обострилась паранойя? Может ли быть совпадением - Мило, Эллен и теперь Лириан?
Его снова отвлек звук, и снова он доносился со стороны рюкзака. Уотсон повернулся и увидел, что сумка медленно, но верно ползет к соседнему лежаку. Из полуоткрытой застежки была видна маленькая темная лапа, скребущая по полу. Как моллюск в раковине, Мью пытался незаметно смыться.
Уотсон резко подтянулся, зацепившись за бортик, и вылез из воды, схватил рюкзак, поднял его на руки и закрыл молнию до конца.
- Несносное животное! - сказал громко, чтобы слышал Лириан. - Пробрался мне в рюкзак, теперь нести его обратно и баловать кошачьим кормом, - он слегка пожал плечами - мол, ну с кем не бывает?

+3

16

Лирианец подождал, выслушивая бульканье про душу. Кивнул на вопрос об образовании. Однако судя по событиям в квазиразуме создания из рюкзака... Талек предпочел дать Бенедикту возможность решить его "проблему", а потом уже говорить. Ведь он же никуда не спешил, это Уотсон готов был прыгать и бегать, творить что угодно, лишь бы не...
- Оно есть кошачий корм? Интересное явление. Что еще роднит это проявление жизни с кошками? - говорил он все так же спокойно, совершенно не удивляясь созданию. Но и то, что это не кошка, Лириан не подыграл.
Тем не менее всем своим видом он делал вид что произошедшее - обычное, немного любопытное, но не выходящее за грани допустимого. В подтверждение своей линии, обозначенной еще при первых фразах, он продолжил отвечать про душу...
- Для вас, может быть. Это известный принцип: если можешь локализовать и выделить из хаоса... Дать этому Имя. Наречь - дает возможность оперировать с Это. Существует вера. Она граничит с реальностью больше, чем диктуает наука. Душа - слово об Это. Душа больше и многогранна. Характер - жесткая невротическая структура, как постулирует один из подходов в психологии. Для меня - слишком малое локация обитания ума, - Талек имел в виду, что Характер, для его Разума - слишком малая область. Но его мышление, речь, весь пришелец целиком, был не абсолютно сфокусирован, частично направляя сны, потому речь его могла быть просто невероятно путанной. Но он продолжал. - Ум жаждет большего, равно как и ваш. Я не предполагаю. Это утверждение. Вы хотите другую должность? - в лоб спросил Талек. Состояние Бенедикта противоречило сути вещей. Библиотекари не любят такого.
- Есть разные существа. Есть те, чьей смыслом быть массажистом. Их разум находит свою территорию. Их души возвеличиваются там. Кто-то жить в лесах должен. А другой - в мире цифр. Следующий - среди лекарей.
"Кто ты? Ты спрашиваешь меня. Я есть То. А кто ты, скрытный массжист из Англии, которому на душе написано орудовать тонкими материями?"

+3

17

Бенедикт присел на край лежака, вытянув ноги.
Прав все же был старина Дуглас... Надо всегда иметь с собой полотенце. Второй раз за двадцать четыре часа я внезапно оказываюсь мокрый и без полотенца.
- С кошками? - Уотсон пожал плечами. - Не знаю, я не очень силен в зоологии. Но он похож.
Отпираться, кажется, было бесполезно - сопредседатель так или иначе понял, что в рюкзаке что-то странное. Впрочем, возможно, человек сам выдал это странное своим поведением. Глупая импровизация.
Лириан стал говорить еще сбивчивей - наверно, оттого, что говорил он не о кофе с булочкой, а о вещах сложных, малоконкретных (для Уотсона, по крайней мере) и одновременно с этим имевших для него огромное значение. Понятно было, что сопредседатель не просто так разглагольствует, чтобы убить время ("убить время"... какая кошмарная фраза).
Не думаю, чтобы здесь было замешано сектантство... Для телевизионного вешателя лапши на уши наивных зрителей он тем более не похож - совершенно не та речь, которой могут заслушаться тысячи или хотя бы десятки людей. Даже говоря на родном языке это невозможно - другая мимика, другие жесты. Он говорит серьезно, но, кажется, без фанатизма.
- Не спорю, понятие "душа" куда обширней, чем "характер". Однако не больше ли конкретного знания можно вынести из изучения характера, нежели из рыскания по душевным дебрям?
- Ум жаждет большего, равно как и ваш. Я не предполагаю. Это утверждение. Вы хотите другую должность?
А вы таки имеете, что предложить? Я таки внимательно слушаю.
- Я всегда хочу чего-то нового, - усмехнулся Бенедикт и опять подошел к краю бассейна, поглядывая на воду. Сидеть на одном месте ему всегда мешало шило в некотором месте. - Да, да... У каждой зверюшки - свои игрушки, пробирайтесь своей колеей. И так далее. Но по-моему - гениальный человек гениален во всем. Нет, немного не к месту, но... Я хотел сказать... - Уотсон стал заговариваться - мысли опережали речь, с ним такое бывало. Он стал ходить вдоль бассейна, сложив пальцы под подбородком и пытаясь подобрать нужные слова. - Никогда не понимал, как человек всю жизнь потратить на одно только...
Бенедикт не договорил. Улучив момент, когда он отвлекся, перестал следить за происходящим, Мью тихонечко вылез из рюкзака. Расстегнуть молнию ему ничего не стоило - он просто ждал удобного случая. Случай представился сейчас - существо тихонечко взмыло над полом, чуть разогналось в воздухе и довольно ощутимо толкнуло массажиста в спину.
Ах ты ж... - только и успел подумать Уотсон перед тем, как кое-как сгруппироваться и смачно плюхнуться в воду.
- Мью, сука!!! - раздалось в бассейне секунды через две. Над раскрытым рюкзаком, просто светясь наслаждением, парило существо с кристаллом во лбу. Оно с любопытством переводило взгляд со злобного Бенедикта на незнакомого здоровяка в воде.

+3

18

- Если рысканье по душевным дебрям - это попытка увидеть то, что есть кошачий корм, тогда изучение характера - изучение кошачьего корма. Или естественного результата прохождение корма через желудочно-кишечный тракт или другую систему пищеварения.
По сути, Талек пророчествовал, что сейчас тварь из рюкзака вылезет. Но это было уже очевидно. Всем кроме Бенедикта.
- Когда вы поймете, что вы хотите за должность - обратитесь ко мне, - предвкушая что будет, лирианец спешил, но на бред (по своему библиотекарьскому мнению) о гениальности во всем парировать все же не успел. Да и не хотелось ему эту веру рушить. Рано, да и без толку.
Занимательный мутант с крыльями и активной жизненной позицией парил, представляя потенциальную угрозу одежде и спокойному размеренному диалогу. На всякий случай, Библиотекарь сфокусировался на создании сильно. Сейчас он был готов отразить, парировать или отшвырнуть существо, при попытке подлететь к себе. Однако, вылететь созданию Талек все же не даст. Бенедикту не следовало пока что попадаться с таким вот компроматом кому-то из пришельцев или людей. Однако...
- Мью, сука!!! - раздалось громко на весь бассейн. Архитектор ухмыльнулся.
- Вот вы и нарекли это. Или узнали это. Может быть так оно названо и не вами, - Талек был более чем уверен, что Бенедикт не знает о пришельцах Приюта, но вот о том, как этот мутант попал в руки человека - узнает.
- И, раз уж оно вылезло - я спрошу всего лишь такое: кому оно принадлежало, до того, как попало к вам? Такой мутант мог появиться где-то в застенках наших генетиков...

+3

19

Отплевываясь и убирая с глаз опять прилипшие к лицу волосы, Уотсон задним числом догнал мысль сопредседателя по поводу кошачьего корма/дерьма. Не в смысле дерьмового корма, но в смысле и того, и другого.
- Знаете, из своего опыта могу сказать... тьфу, блин, убью заразу... так вот, могу сказать, что очень часто изучение как раз такого вот естественного результата может очень многое сказать о существе, которое этот результат дало. И не меньшее можно вынести из изучения корма... или еды...
Только не спрашивайте, откуда у меня такой опыт.
- А на счет должности - обращусь при случае, благодарю, - если первая фраза была сказана совершенно серьезно, то сейчас в голосе Уотсона звучала ирония.
- Названо оно и правда не мной. Я бы назвал этого гада каким-нибудь менее приятным именем. Но не хотите ли вы сказать, что, если я "нарек" его, то есть, в данном случае, произнес его имя, то от этого он стал более... определенным, что ли? И у меня появилась возможность "оперировать" с ним? Я вот, например, понятия не имею, что это такое и что с ним делать.
А вот теперь осторожней, осторожней. Стоит ли говорить, откуда оно? Если Эллен замешана в этих генных испытаниях - это безумно интересно, но стоит ли распространяться об этом?
Уотсон продолжал держаться на воде, задумчиво глядя на Мью, который теперь медленно летал метрах в полутора над головой Лириана, удивленно изучая его.
- Ну, то, что тут порылись генетики, это ясно. Чьи - понятия не имею. Да и кому он принадлежал - толком не знаю...
Даже не соврал. Эллен ведь тоже не его... хозяйка.
Забавно, но сочетание в одном предложении слов "Эллен" и "хозяйка" породило в воображении сцены свойства слегка эротического, и в данный момент не особо уместного. Уотсон в очередной раз удивился себе и поспешил выгнать сии фантазии из головы.
- Свое имя он, как ни странно, назвал мне сам. Вроде бы он не опасный. Надеюсь, на голову вам гадить не собирается. Мью!
- Мью?
- Вот и поговорили.
Бенедикт улыбнулся, однако оставался напряженным. Реакция сопредседателя на странное существо была спокойной, однако душа его - потемки.
Вот и я о душе задумался... Может, все-таки НЛП или опять гипноз?

+3

20

Лирианец смотрел на животное с интересом, иногда поглядывая на нового хозяина. Красивое, со вкусом созданное существо определяло своего создателя как общительное создание, с плохой опорой на реальный мир. Однако, еще и говорило об инопланетности. Маловероятно, что технологии этой планеты позволили бы играть с конструкцией живого так. Похоже, что кому-то из пришельцев придет выговор.
- Корм или еда могут сказать многое, но они никогда не скажут больше, чем сама сущность в любом своем многообразии. Нет таких слов, чтобы передать полноту жизни, но есть слова, которые приближают к полноте жизни более прочих. Изучать характер - копаться в последствиях. Это важно, но это - малая ложь.
Лирианец нырнул, подплывая к лежакам. Вылез с излишней гибкостью, будто бы и не был рослым мужчиной.
- Раз вы используете его имя - вы можете его определить, узнать. Не можете понять, что с ним делать, но вы знаете, с Кем. Однако вот важный вопрос - назовите десигнацию того, от кого вы получили Мью. В любом случае, я узнаю десигнацию прошлого владельца или хранителя существа.
Библиотекарь, сидя на лежаке, говорил это так уверенно, что даже глухой бы понял: Талек серьезен. И неминуемо воплотит свой интерес, разгадав загадку.
Лирианец уже, впрочем, считал в голове человека имя Эллен и образ, как она запечатлена в его голове. Так или иначе, найти эту самую Эллен будет несложно. Максимум - половина дня займут поиски. И еще немного - разговор с ней.
Скорее всего - она пришелец, но вот как ей пришло в голову поделиться своими бегающими экспериментами с человеком... "Это должен быть кто-то из Конфедерации Людей. Им приходят в голову такие глупости чаще, чем прочим", - резюмировал инопланетянин, откидываясь на спинку.

+3

21

- Я не утверждал, что последствия скажут больше. Точнее, определеннее. Логично, что сама сущность несет больше информации, нежели что-то, с ней связанное. Но не каждому дана возможность и время эту сущность изучить - в конце концов, для начала нужен доступ к ней. Метод изучения. Умения отсеять ложь от правды - если сущность живая. И так далее.
Странная получилась сцена - сложный разговор случайных людей в бассейне, под присмотром какой-то летающей хрени. В этом была своя прелесть. Однако кое-что все же ситуацию омрачало.
- Однако вот важный вопрос - назовите десигнацию того, от кого вы получили Мью. В любом случае я узнаю десигнацию прошлого владельца или хранителя существа.
Как-то странно он учил язык... Я вот, к примеру, ни фига не знаю, как звучит слово "десигнация" на других языках, и с удовольствием использовал бы более простой синоним. Но сейчас не об этом...
Настрой сопредседателя был серьезен, что пипец. Где-то в закромах эмоций Уотсона всплыло что-то, похожее на страх и чувство опасности... В общем, в кровь выбросилось немножко адреналина.
Нет, верзила, я имен называть не буду. Верю, что сам узнаешь, но не буду.
Впоследствии, когда Бенедикт воспроизводил этот момент в памяти, он пытался понять, что вдруг в нем переклинило. Просто сказать, что существо живет у Эллен Фокс, было гораздо проще, чем упираться бараном и молчать, как партизан на допросе. Ведь ситуация "мы своих не выдаем" к его характеру ну никак не подходила. Скорее всего, он хотел понять сам, что такое Мью. Для этого нужна Эллен - это во-первых, Мью - это во-вторых, и оба - в доступной для контакта близости.
Уотсон тоже вылез из воды - не так элегантно, как Лириан, а тупо быстро забрался по лестнице, встал возле лежака рядом с сопредседателем. Мью приземлился на пол и уселся где-то посередине между ними, опасливо глядя то на одного, то на другого.
- Я уже сказал, что не знаю, у кого он жил до меня. Ко мне он попал случайно - это вся информация.
Бенедикт говорил спокойно, глядя в глаза сопредседателю; делано расслаблено потянулся вверх, вытянув руки и хрустнув костяшками пальцев.
Ты мне не поверишь, но это ничего не меняет.

+3

22

"Эллен Фокс..." - повторил мысли Бенедикта Талек.
- Ложь и правда - порождения души. Нет разницы, но Душа - это то, что создает их. Методов изучать душу почти нет. Оттого задача настолько интересна.
Талек повернул голову, смотря на англичанина. Глазами он пробежался по его телу, остановился на трусах. Снова посмотрел в глаза, своими небесно-синими глазами. Талек откинул прядку белых волос, прилипших к маскировке около виска.
- Я спросил от кого он попал к вам. Десигнация прошлого хранителя. И я получил больше, чем вы думаете, мне сказали. Следите, чтобы это создание никто не видел больше. Мне бы не хотелось заниматься конфузом и разбирательствами с экологами, гуманистами и прочими выродками вашего общества, жаждущие гнетущей пустоты, под именем "Справедливость". Жаждущие заполнить ее борьбой во имя "Человека". Жаждущие сказать всем, что они по-настоящему сострадательны, и заботятся о тех, кому нет дела.
Талек ошибся в местоимениях и сконфуженно замолчал, уставляясь в пол.
- Заботиться. Тех. Кто. Не. Нуждаться. Забота. Цикл не правильный. Субъект и Объект. Объект - Мью, которому не нужно. Субъект - эколог. Субъект видит в Объекте себя. И лечит свою душу через других, получая удовлетворение от прикосновения с собой.
Талеку показалось, что он сказал все верно. Но вот понял ли его Бенедикт...

+3

23

- Ключевое слово - "почти", верно? - Бенедикт ухмыльнулся. - В этом весь смысл. Я вас понимаю.
Мью возрадовался чему-то - фиг его поймет вообще, это странное существо, чему оно там может радоваться - и, издавая кряхтяще-пердящие звуки, пошел бродить вокруг лежака, на котором сидел  Лириан. Уотсон проследил за взглядом сопредседателя.
Эммм... Не-не, показалось.
- Вы не поверите, но мне не меньше вашего хочется, чтобы это существо осталось тайной для общественности, - Уотсон вытянулся на лежаке - он был удобной анатомической формы. Потянулся руками вверх и ногами вниз, похрустел косточками. Да и говорить сверху вниз ему опять надоело. - Справедлииииивость... Да, это все ради человека. Но ради конкретного человека в каждом конкретном случае. Ради самого себя... Хотя я, кажется, только что пересказал ваши слова.
Он повернул голову и внимательно посмотрел на собеседника. Странный человек, судя по всему, может быть опасным.
- Я понял вашу мысль, можете не перефразировать. Кстати, мне кажется, что Мью - что-то большее, чем просто забавное существо. Что-то в нем есть, - Уотсон перевел взгляд на крылатого питомца, который уже подкрадывался к сопредседателю сзади, топая по лежаку. Бенедикт сейчас не считал, что говорил лишнее - просто делился своими мыслями и следил за реакцией Лириана.
Нет, ни черта ты не русский. И не беларус. Ты вообще ни на кого не похож... Неладно что-то в королевстве доктора Штейнвальда. Кстати, ведь начальство может бдить - не пора ли на рабочее место?
Странно, но работать как раз ни разу не хотелось. Нет, не просто лень - просто данный разговор в данном месте был еще не окончен.

+2

24

- Весь смысл заключен в том, что это возможно, - подтвердил Талек, приходя в себя в большей степени. Мью опасно подкрадывался. Это существо не могло навредить, но древний совершенно не желал иметь последствий в виде, к примеру видимых эффектов маскировочного щита, при соприкосновении. Бенедикт, достаточно наблюдательный представитель землян, мог бы обратить внимание на то, что кожа, пусть и с ярким рельефом мышц окажется неестественно твердой, не упругой, как должно быть, но непрошибаемой.
Вообще, в разум лирианца уже закрадывалось подозрение, что его стратегия поведения и общения, когда он не механически калькирует с мыслей этих существ поведенческие особенности или речевые стереотипы, - не верна. И ведь, действительно так. Он вызывает у всех ощущение своей инопланетности. Безымянный для всех - другого вида.
Хотя что еще можно ожидать? Разница между Древними и другими расами просматривалась даже в тех случаях, когда речь шла о "близких родственниках" - ДАЛах.
- Мне безразлично, появится существо перед глазами людей или нет. Мне не хочется потом следить за работой специалистов, которые будут прибирать последствия. Максимилиан, думаю, также будет недоволен. Впрочем, я нахожу существо достаточно интересным. Как продукт своего творца. Не думал, что некто подкинет такую юмор.
Талек говорил так, давая понять что уже узнал кто передал Бенедикту Мью. И ведь знал же! Эллен Фокс! В памяти он уже нашел ошметки данных о том, что кто-то с таким именем есть и работает в Приюте. И вроде, если память не изменяла ему (что было бы странно для его вида), то Эллен - пришелец.
- Я озабочен сейчас вашим поведением. Оно не логично. Вы закрываете. Это зовется так? - спросил он, имея в виду слово "покрываете", но услышав это слово на задворках сознания Бенедикта, поправился сам: - Покрываете. Покрываете того, кто передал вам создание. Ваша душа заставила это сделать. Поступок - своего рода кошачий корм. А Мью - это вы, Бенедикт.
Совершенно удивительно выглядел сейчас Уотсон. И Архитектор вновь внимательно рассматривал его тело, будто бы на нем он мог прочитать имя Плеядянки.
Отследив мысль о необходимости на работу - промолчал, понимая, что Бенедикт останется еще на некоторое время. Их диалог будет длиться столько, сколько посчитает нужным Талек. Как скромно, не правда ли?

+3

25

Бенедикт живо представил себе последствия появления Мью на широкой или не очень публике, да и недовольство Штейнвальда красиво вплеталось в эту фантазию. Летающее существо с крыльями, как у летучей мыши, с психоделическими глазами без зрачков и малиновым кристаллом во лбу определенно вызвало бы сильный резонанс в рядах обитателей дурдома - как пациентов, так и работников. При таком раскладе вторые могли одномоментно примкнуть к первым, и тогда - все, пипец котенку, больше гадить не будет. В смысле - кто в Приюте будет работать? Массовый приступ белой горячки - не совсем то, что нужно для процветания этого заведения. За такое директор точно по головке не погладит.
Это что еще за "некто"?.. Думаю, он догадывается, откуда взялся Мью. В конце концов, они с Эллен работают в одном месте, он может ее знать, но не думать, что она способна на это. Или он думает на кого-то другого. Интересно, кто же в таком случае на подобное способен?
- Я озабочен сейчас вашим поведением. Оно не логично. Вы закрываете. Это зовется так? Покрываете. Покрываете того, кто передал вам создание. Ваша душа заставила это сделать. Поступок - своего рода кошачий корм. А Мью - это вы, Бенедикт.
Уотсон чуть прищурился и улыбнулся.
- Ну и какой смысл мне кого-то покрывать? Вы сами сказали, что это нелогично.
По поступкам ищешь мотивы? Оперируешь?
- Мью - это я? Туманный образ. Слишком сложный для такой простой ситуации.
Ни фига, ни фига... Что тебе от меня нужно?
Направленность взгляда сопредседателя начинала раздражать Бенедикта. Обычно на такие вещи он не обращал внимания, тем более будучи поглащенным напряженной беседой, но сейчас этот его взгляд будто кожу прожигал. Слишком неестественные глаза, что-то в этом было...
Не вызывай меня на конфликт... Это будет неравный бой, и перевес не на моей стороне.
Мью притих - остановился за спиной Лириана, будто боялся подойти ближе.
Его-то он за нос не укусит... Глаза. Странное совпадение - второй раз за короткий срок вижу человека с очень уж неестественными глазами. У них один окулист, фанат ярких линз, который выписывает их направо и налево?..
- Походит на начало низкобюджетного фильма ужасов... - Уотсон не сразу заметил, что продолжил свою мысль вслух.

+3

26

- Виду "Человек" свойственно иррационально помогать представителей своего вида. В нейтральных ситуацтиях, когда иные мотивы недостаточно сильны, - кратко пояснил Талек, уже не заботясь о том, что его сочтут Иным или Инопланетным. Это и так произошло. Что дальше-то тянуть кота за...
Лирианец посмотрел пронизывающе в глаза своего собеседника. Вместе с тем, он сильнее проник в разум, исследуя его все еще аккуратно, почти незаметно, но глубоко. Еще чуть-чуть, и Бенедикт мог бы почувствовать чье-то присутствие в своей голове. Люди очень остро на это реагируют, они привыкли, что уж эта область - принадлежит только им.
- Люди сформировали общество, чтобы ограждать себя от страха. И они иррациональны с одной точки зрения. Но так же - рациональны. Парадокс. Субъект и Объект.
Глаза в глаза они смотрели, не отрываясь. О Мью библиотекарь помнил, и был готов шибануть зверушку, проецируя в ее сознание образ непроходимой стены. Этого должно было хватить, чтобы создание не пошло дальше.
- Вы правда считаете, что наш диалог и наши взгляды друг на друга похожи на низкобюджетный фильм ужасов? - Древний попробовал улыбнуться, но глаз не отводил. Он даже не моргал.

+3

27

Утро перестает быть томным... Какого хрена?! Почему опять?!.. "Виду "Человек"? Эллен говорила что-то про "Ваш вид". Это что, игра такая?
- Мало кому, кроме человека, это свойственно... лишь некоторым животным, да и то у них мотивы есть, просто они скрыты. Животные логичны.
А кроме животных?..
Бенедикт сел на лежаке, спустив ноги на пол, не отводя взгляда. Это как детская, совершенно тупая, но затягивающая игра в гляделки - ты вроде как не хотел в нее ввязываться, но отказаться не можешь, и проиграть не хочешь. Телу пришел еле заметный сигнал - сгруппироваться, хотя вроде бы Лириан не собирался нападать. Инстинкт? Мью сидел и вообще не шевелился, лишь смотрел беззрачковым взглядом на сопредседателя, как завороженный. В чем-то Уотсон его сейчас мог понять.
Он меня читает?.. ТЫ меня читаешь?
Это было бы как минимум неудобно. Слишком много телепатов на один квадратный метр. Много странных совпадений. Конечно, все это можно объяснить, все по-отдельности. Но вместе это складывалось в один большой разноцветный паззл, в котором не хватало половины.
- Общество... Отвратительная вещь, и, к сожалению, незаменимая. Оно дает опору одним, но порождает страх у других. Часто и то, и другое - у одного человека. И в этом тоже парадокс.
А зачем я перед тобой играю в Капитана Очевидность? Ненужно, нелогично.
- Не диалог... Просто мысли вслух, не обращайте внимания.
Диалог и взгляды - это уже не фильм ужасов, это уже жесткое немецкое порно с конями, твою мать!
Уотсон улыбался, но напрягся, как перетянутая струна. Здесь, вокруг него, даже с его участием явно что-то происходило. Он не знал, что именно, но скоро узнает - по крайней мере, некоторые участники этого известны. Это не розыгрыш на первое апреля - календарь, в отличие от людей, не врет - это что-то более масштабное, витающее вокруг. Надо только собрать части паззла, только подумать, только сложить два и два...

+3

28

- Вы так на меня смотрите, будто бы я вам в голову залез и теперь там паразитирую. И, будто бы я необычнее, чем Мью - создание за гранью общеизвестной науки.
Лирианец сел, повернувшись всем телом к Бену.
- В каком бреду ты можешь представить себе, чтобы на вопрос "Ты меня читаешь?" - тебе отвечали? Это нелогично. Телепатов не существует. Это знает каждый из вас.
Талек внимательнее всмотрелся, с легкой улыбкой в крайне выразительное лицо самца изучаемого вида.
- Таким образом, кто ты, Бенедикт Уотсон?
Библиотекарь не видел смысла скрывать. Телепатии Эллен уже хватало. Бенедикта придется переквалифицировать в подразделение тех, кто знает секрет Приюта. Эллен... В целом, судя по памяти человека, обвинять ни в чем не следует. Она позабавилась и относительно всего, кроме Мью - невинно.
Сейчас он решил задать любимый у своей расы вопрос. И представляться с человеком телепатом. Может быть, как одаренного телепатией человека он примет своего необычного, инопланетного собеседника?
Или все же выберет путь пришельцев? Эллен намекала, сам Талек так же "проговорился"...

+3

29

Вы-таки не поверите, но...
- Ощущение и правда такое, - Уотсон выдавил из себя ухмылку. - Необычнее Мью? Пока необычнее Мью я встречал разве только лондонских таксистов; вы хоть на человека похожи.
Простой оборот речи, Уотсону и в голову прийти не могло, что последней фразой он попал в точку.
Каждый из кого? Эллен могла провести параллель "мужчина - женщина", но ты что имеешь в виду? Иностранец? Человек другой расы? Не подходит...
- Не существует. Я так и понял.
Ситуация повторялась, то же самое происходило сегодня ранним утром в доме Фокс. Часть вторая, продолжение. Еще не прояснился вопрос с Эллен, но уже появились новые персонажи.
Здесь какая-то аномалия, она воздействует на некоторых людей. Или слет телепатов под прикрытием. Или мне пора присоединиться к пациентам. Или на нас напали инопланетные захватчики и сейчас будут вырезать мне мозг.
Слишком много "или". Доктор, вы определитесь.
- Я кто?!
Уотсон поставил локти на колени и оперся подбородком о сложенные пальцы, задумчиво глядя на сопредседателя. Смысла бегать и орать "Ааа, помогите, что тут происходит, почему все эти люди влезают в мою голову?!" и заявлять о правах на неприкосновенность собственных мыслей не было совершенно. Однако эйфория от вновь узнаваемых интересностях не проходила, и вообще мешала усидеть на месте.
- Я человек. Ну, это в общем.
Он как-будто на экзамене, к которому не готовился, отвечал на вопрос, который раньше не слышал, а преподаватель давал подсказки, задавая наводящие вопросы. Только вывод из этих подсказок напрашивался совсем нетривиальный.
- А вы кто?

+3

30

- Очевидно, что не обычный человек. Как и Эллен. Ты - тот, кто является человеком. Но ты - это не это слово. Тогда ты - не отличаешься от того же Макса, директора этого центра. Но вы разные, - Талек перешел на ты органично. Да и чтение мыслей сближало.
- И какие "инопланетяне захватчики"? Как эта мысль закралась в разум такого рационального создания?
Лирианец рассмеялся. Очень спокойно. И посмотрел быстро на Мью.
- Ты не есть твое тело. Ты не есть твой шрам на бедре. Ты не есть общавшийся с Эллен. Ты не есть тот, кто работает массажистом. Ты не есть человек. Ты - то, что имеет эти ярлыки. Но... Кто ты? Чего ты хочешь?
Талек добавил второй вопрос, плавно подразумевая третий.
Ах, эти милые вопросы во Вселенной. Они всегда ставят все в свой изначальный порядок. Хаос ГОРНов на самом деле поступал так же. Противостояние лирианцев и рептоидов носило весьма игровой характер. Они изыскивали пути упорядочивания. Мировой порядок с разными именами. Вселенское равновесие. И Талек - был частью, одной из чаш этих весов.
И люди, далекие дети Созвездия Лиры, могли встать на путь своих пращуров.
Или не могли?

Вот он, Поиск Талека Гьянтау Лира.

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Дом Успокоения » Бассейн