Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Дом Беззаботности » Детская столовая


Детская столовая

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

http://s54.radikal.ru/i146/1010/fe/fbb19dbf3083.jpg

0

2

2010 г., 27 сентября, обед

Комната Себастьяна Даймона

Столовая Себастьяну не понравилась. Слишком уж яркий, веселый и детский интерьер. И, хотя в детском отделении было не так уж и много людей сейчас, в зале все равно царил шум. Кто-то капризничал, не желая пить молоко или есть кашу, кто-то, наоборот, весело переговаривался с соседом по столику.

Александру заметили. Невысокая полненькая улыбающаяся нянечка, следящая, чтобы дети не особо шалили, торопливо подошла к девушке. В глазах немолодой женщины можно было заметить тень беспокойства. Еще бы – проверяющий явился.

Доброе утро, – затем она перевела взгляд на темноволосого мальчугана, сопровождаемого Александрой. Теперь в лице нянечки появилась и доля растерянности. Может этот ребенок – воспитанник или подопечный проверяющей, а может они просто случайно пришли вместе. Снова взгляд на девушку. – Сегодня у нас на завтрак овсяная каша, бутерброды с сыром и молоко. Кто желает – может попросить чай с молоком.

Услышав про меню, Даймон скривился. Хотя в школе его приучали к правилу – ешь, что дают. Иначе останешься без завтрака (обеда или ужина), но тут была не школа, а настроение падало и все настойчивее требовало нового выплеска накопившегося негатива.

Я ненавижу овсяную кашу.

0

3

Детское отделение. Комната Себастьяна Даймона.

По пути в столовую Шаэ успела избавиться от своего уже не очень белого халата, оставив его в той части детского корпуса, в который и положено складывать вещи, нуждающиеся в стирке. Пришлось попросить Себастьяна ее подождать, но Алекс на самом деле постаралась быстро управиться с этой неприятностью. Оставшуюся часть пути она размышляла о том, что неплохо бы начать делать эти карты-ключи сразу с какими-нибудь шнурками, браслетами или еще чем-то таким, что мешало бы пациентам забывать их.
Как можно было предположить, появление Александры не прошло незамеченным. Ее тут же встретили и рассказали меню.
«Овсянка, сэр!» – знаменитая фраза. Люди ее так любят, что даже пришельцам, их исследующим, сложно не услышать ее много-много раз. А вот саму овсянку люди, похоже, не любят с детских лет, что и подтвердил возглас Себастьяна и его не очень-то счастливое лицо. Видимо, как раз потому, что ее считают полезной и дают на завтрак, обед и ужин в просто зверских количествах. Но, может, она действительно полезна. Шаэ не была специалистом по кормлению людей, так что составителям меню в целом доверяла.
Доброе утро, – Сандра тоже попыталась улыбнуться максимально дружелюбно. Шаэ не очень-то нравилось, что нянечка волнуется, так что инопланетянка надеялась так ее успокоить. Да и излишнее внимание во время еды ей было не слишком-то нужно. Оно плохо сказывалось на аппетите, - Я понимаю, что «немного» выросла из возраста ваших клиентов. Но, надеюсь, мое присутствие не очень помешает им и вам и вы не будете возражать против моего присутствия. Пожалуйста, не стоит делать из моего визита исключительного события. Возвращайтесь к своим обязанностям.
Возражать они действительно не стали, но вот игнорировать появление в столовой кого-то из председательского совета клиники детские надзирательницы не смогли. Впрочем, перешептываний, с помощью которых женщины (у людей с детьми вообще очень часто работают женщины) решили обсудить, с чего бы такое явления начальства, Александра попросту не могла услышать. Похоже, что за прошедшие годы люди это заметили, и пользовались без зазрения совести. А вот некоторую нервозность раздававшего еду повара сложно было не заметить, все-таки она честно, как все нормальные люди, подошла за едой к стойке с подносами.

+1

4

Возможно, Александра выбрала вариант с игнорированием капризов мальчишки, посчитав именно это поведение наилучшим. Однако Себастьян уже выбрался из состояния благодушного спокойствия и снова впадал в крайность. Он прошел к свободному столику и положил локти на стол, упершись подбородком в руки. Весь вид Даймона – от недовольно скривленных губ и нахмуренных бровей и до красных оттопыренных ушей и сгорбленной спины – выказывал недовольство.
Впрочем, он осматривал с долей интереса на суету, поднятую их приходом. Примерно так же беспокойно начинали сновать по дому слуги перед приходом с работы отца. И так же – Себастьян был почти уверен в этом – носились подчиненные старшего Даймона на работе. А вот теперь здешний персонал суетился перед девушкой. Хотя мальчишке было бы, конечно, приятнее осознавать, что причиной всей этой суеты был именно он. Он покосился на девушку, продолжая хмурить брови.
Ты тут начальство, что ли? Вон как все запрыгали, – он презрительно фыркнул, кривя губы. Прикусил костяшки пальцев.
Вовсе не обязательно грызть самого себя. У нас очень вкусная еда, – проходящая мимо нянечка улыбнулась мальчишке, легонько погладив его по затылку.
Я уже сказал, что не буду есть овсянку! – неожиданно взвился Даймон. Видимо, плотина терпения и спокойствия рухнула окончательно. – Неужели это так сложно понять?
Уши мальчишки «вспыхнули», он с силой прикусил костяшки пальцев, словно желая сломать их.
Нянечка беспокойно обернулась к Александре.
Простите, я не хотела так беспокоить мальчика, – пролепетала огорченная женщина. Кто знает, может этот капризный ребенок состоит под опекой начальства. И теперь, после того, как мальчика расстроили, нянечке «укажут на дверь». – Я попрошу повара, чтобы он приготовил побольше бутербродов и каких-нибудь булочек к чаю.

0

5

Надо Александре было все-таки осторожней относиться к приглашению на обед, если оно исходит от пациентов. И не только потому, что Себастьян опять начинал вести себя странно, капризно.
«Наверное, поэтому его и поместили сюда. Такое поведение должно доставлять много забот другим. Но разве капризность не присуща почти всем человеческим детям? Видимо, дело не в том, что, а в том, сколько».
Дело в том, что теперь этого пациента могут начать выделять, что плохо и для него, и для других больных, и для персонала. К тому же говорят, что дети завистливы.
В каком-то роде, – Шаэ было сейчас лень объяснять полностью, как она дошла до жизни такой и кем она приходится «Приюту» с официально-человеческой точки зрения, но была готова ответить, если вопросы продолжатся. Люди, которые неправильно определяли ее паспортный возраст по внешности, ошибаясь в меньшую сторону, имели привычку много спрашивать об этом.
Алекс оказалась права – к Себастьяну начинали относиться по-особенному. Впрочем, было бы, наверное, странно, если бы она сказала не делать ничего такого. Она же не строгая мать, исповедующая принцип «пока не съешь весь суп – из-за стола не встанешь!». Она вообще никакая не мать.
Ты мне напоминаешь того кота из анекдота про гречку, – этот анекдот рассказал Шаэ младший брат той, чье место она заняла. Она вообще много общалась с этой «своей» семьей и, вследствие этого, для пришельца была довольно осведомлена об особенностях общения землян, их шуток, крылатых фраз и прочих коммуникативных мелочей.

0

6

Если девушка хотела таким образом отвлечь внимание мальчишки от начинающейся истерики, то вышло это, увы, довольно плохо.
Себастьян резко оттолкнул от себя уже принесенную тарелку с пока еще теплой овсяной кашей и возмущенно посмотрел на спутницу.
Если ты думаешь, что сможешь какими-то байками заставить меня есть, то ошибаешься. Я не кот, а это – тычок пальца в сторону тарелки, – не гречка. Превосходно просто. Сначала притащили сюда, поселили в какой-то дурацкой девчачьей комнате, а теперь еще пытаются всунуть дурацкую кашу.
Голос Даймона зазвенел, предвещая новую волну надвигающейся истерики. В глазах блеснули слезы. Мальчишка с силой прикусил костяшки пальцев и разревелся.
Поведение маленького истерика было тут же замечено как завтракающими детьми, так и персоналом. Дети, тонко чувствующие плохое настроение других, и сами уже начинали «заводиться» – у кого-то спор перешел в драку, кто-то, как и Даймон, начал плакать и капризничать.
Нянечки торопливо принялись успокаивать маленьких пациентов. Одна из медсестер, понимая, что причиной всеобщей паники стал темноволосый лопоухий мальчик, пришедший вместе с проверяющей, торопливо подошла к столику и растерянно посмотрела на Аександру, словно молча спрашивая – как поступить.

+1

7

Теперь Шаэ была абсолютна уверена, что спокойного обеда не получится... Да что там - уже не получилось. Если бы Себастьян ограничился только словами, можно было бы сохранить невозмутимый вид, может, что-нибудь ответить, по-быстрому закончить есть, распрощаться и уйти куда-нибудь в сторону секретной части лечебницы. Но, как ни прискорбно, мальчик начал истерику. И теперь было сложнее понять, что делать, а что не стоит. Ситуация в бассейне укладывалась в схему частых для кинофильмов истерик после спасения, а вот то, что теперь...
- Похоже, мои навыки в общении с детьми еще хуже, чем я думала. Сожалею, что так вышло, - Алекс действительно чувствовала себя виноватой и, заодно, старалась своими словами показать, что улаживание этой истерики вне ее способностей, так что она будет очень благодарна за помощь. Все эти детский плач и возня вокруг были связаны именно с ее спутником. Что именно в ее поведении было той отправной точкой, которая к этому привела и сколько возможностей все исправить она упустила, Шаэ затруднялась сказать. Может, она и разбиралась в человеческой психологии лучше того же Архитектора, но до настоящего человека и, тем более, медсестер и врачей психиатрических лечебниц, в том числе и "Приюта", сириусянке было еще очень далеко. Оставалось надеяться на профессионализм здешних нянечек.

+1

8

Видя, что от девушки помощи она не дождется, нянечка принялась успокаивать ревущего мальчишку сама.
Ну что ты так расплакался? Ты ведь уже не маленький, чтобы так слезы лить. Не ешь кашу, если не хочешь. Сейчас тебе принесут чай с булкой. Хочешь? – Она протянула Даймону чистый носовой платок. – Ты только прекращай плакать. А то вон и других беспокоишь, и себе нервы портишь.
Однако мальчишка продолжал рыдать. Уже просто – без каких бы то ни было выкриков, обвинений в чей-нибудь адрес и злости. Скопившаяся за столько короткое время пребывания в «Приюте», усталость выходила вместе со слезами.
Нянечка обернулась к Александре и тихо, пользуясь тем, что ее слова сложно было разобрать из-за шума, проговорила.
Госпожа фон Рейтерн, мальчика нужно показать врачу-психологу. Могу я попросить Вас отвести его в кабинет доктора Радека? Мне, право, очень неловко просить Вас о подобной услуге, но Вы видите… – Со вздохом показала рукой на никак не желающих угомониться детей. – Я позвоню доктору и скажу, что к нему сейчас придет пациент.
Я не псих. И никакой доктор мне не нужен! – Себастьян все же услышал слова нянечки. Снова вспыхнул от негодования. Вскочил из-за стола. Отодвинутая в сторону тарелка с кашей полетела на пол.

0

9

Количество врачей, к которым надо было отвести Себастьяна росло медленно, но верно. Впрочем, он уже достаточно давно не кашлял или что он там после купания в бассейне делал, так что, может, терапевт ему и не нужен. А вот увести разбушевавшегося ребенка отсюда точно надо, в этом нянечка права. А то психует, истерит, едой кидается, на других плохо влияет. Беспорядки нарушает в общем.
- С психами говорят не психологи, а психотерапевт, а доктор Радек - психолог. Он просто поможет тебе успокоиться, - с помощью телепатической галлюцинации, которую сейчас воспринимали вместо нее все люди вокруг, Шаэ постаралась сделать свой голос как можно более мягким, почти убаюкивающим, примерно таким, каким поют колыбельные и читают сказки на ночь, - Все люди время от времени ходят к психологу. Это нормально.
Сандра тоже встала, но медленно, стараясь двигаться плавно, чтобы не было резких движений, которые могли напугать. К чужим прикосновениям Себастьян, похоже, относился нервно - по крайней мере, Советница помнила, что раз или два он вздрагивал, когда его касались. Поэтому более разумным ей показалось протянуть к нему руку к открытом жесте, демонстрирующем пустую ладонь. Не зря же подобный жест любят на иконах. Насколько помнила Шаэ, этот жест должен располагать, демонстрировать отсутствие враждебных намерений.

0

10

Благодарю, госпожа Рейтерн, – понявшая, что разошедшегося не на шутку мальчишку девушка уведет сама, нянечка торопливо удалилась. Принесла обещанные мальчишке бутерброды, булочки  и кружку с чаем, снова ушла, покосившись на буйного пациента. Сняв трубку телефона, висящего в дальнем уголке детской столовой, начала набирать номер и договариваться с доктором.
Себастьян продолжал угрюмо хмуриться, уголки губ обиженно кривились. Однако кричать он прекратил. Хотя бы потому, что последним восклицанием сорвал себе голос.
А ты тоже ходишь к психологу? – прошептал сипло, недоверчиво щурясь и глядя на девушку. Потом потер пальцами виски. – Голова разламывается.
Голос девушки все же действовал умиротворяюще, и мальчишка волей-неволей начал успокаиваться. Покосившись на протянутую руку, демонстративно засунул руки в карманы пиджака. Сдаваться он еще не собирался, глядя исподлобья с видом – «потащишь за руку или не рискнешь?» Однако, проверять свой мысленный вопрос на практике Даймон не стал. Мальчишка прекрасно понимал, что может поставить себя в глупое положение, если будет упорствовать и вести себя, как капризничающий малыш.
– Я не собираюсь никуда идти на голодный желудок, – буркнул он, снова усаживаясь за стол. Взял с тарелки булку, придирчиво оглядел. Не заметив ничего предосудительного, впился в мягкий хлеб зубами.

Отредактировано Себастьян Даймон (11-12-2010 21:12:53)

0

11

Не за что, – улыбнулась инопланетянка в ответ на благодарность. Все-таки с высокой долей вероятности именно она виновата в случившемся. Хорошо, что удалось исправить.
Что ж, кроме провалов в общении с детьми сегодня у Алекс были и успехи. Более того, они чередовались. Главное – закончить общение с этим нервным подростком на более-менее позитивной части этого чередования. Сейчас это значило не допускать новых ошибок. Сохранять статус-кво. Правда, успех был не полный, судя по тому, что Себастьян продолжал быть демонстративно-недоверчивым и немного неприятным, ворчливым, но лучше так, чем неумело продолжить пытаться и вернуться к предыдущему состоянию.
Конечно,«И сейчас с тобой пойду», – то, что она не ходила к человеческому психологу в качестве пациента (пара разговоров по настоянию «отца» после того, как настоящую Александру убили, можно не считать – это было 10 лет назад), Шаэ не стала упоминать. На заданный Себастьяном вопрос она ответила честно, то, что он почти наверняка имел в виду нечто иное – не важно, – У всех время от времени случаются проблемы, стресс, да много чего. И надо разобраться в причинах и способах борьбы с этим. А самому бывает трудно это сделать.
Головную боль мальчика Александра списала на резкие перепады эмоционального состояния и голод. Если от еды и времени не пройдет – вероятно, у доктора будут подходящие таблетки. В целом, Шаэ была даже рада, что Себастьян решил не уходить из столовой на пустой желудок. Ей тоже хотелось доесть. Земная еда почти всегда была странной, даже когда напоминала чем-то родную, но за два десятилетия на этой планете привыкнуть и даже полюбить некоторые блюда можно.
Хорошо. Я тоже не прочь закончить обед, – женщина тоже села обратно за стол. Почти наверняка во время еды их будут беспокоить пристальные взгляды тех, кто ждет следующей вспышки.

+1

12

Наверное, потому, что основной виновник беспорядка затих, а еще – благодаря влиянию самой Александры на сознание людей – шум в столовой начал потихоньку стихать. Дети возвращались за свои столики и принимались за еду. Конечно – произошло это не сразу и не со всеми. Кое-где нянечки продолжали успокаивать особо разошедшихся хулиганов, но все же в помещении стало спокойней.
Себастьян ел с большим удовольствием. Мальчишка и не предполагал, что проголодался настолько сильно. Словно не ел не каких-то несколько часов, а с неделю минимум. Поглощая мягкую вкусную булку и запивая ароматным сладким чаем, Даймон снова стал чуть спокойнее. Казалось, он уже забыл и злополучной каше и о том, что его грозились отвести к врачу.
А ты не боишься свою кошку одну оставлять так надолго? – Мальчишка глянул на спутницу. Отправил очередной кусок булки в рот. – Убежит еще куда-нибудь, потом ищи. Тут, кажется, здание большое.
Разговаривая, мальчишка вдохнул  в горло крошку и закашлялся. Чашка, которую он держал в другой руке, дрогнула, на брючине начало расплываться пятно от пролитого чая.
Губы Себастьяна опасно задрожали.
Госпожа фон Рейтерн, я дозвонилась до доктора Радека, он согласен принять мальчика. Вернувшаяся нянечка тут же заметила зарождение нового приступа истерики у ребенка.  – Что такое? Невкусно?
Вот. – Себастьян ткнул пальцем в пятно, поставив чашку на стол.
Ну и стоит из-за этого огорчаться? – Нянечка улыбнулась успокаивающе. – Это всего лишь чай. А не сок, который красится. И чай ведь не очень горячий, не обожжет. И скоро высохнет.
Да я уже второй раз брюки менять должен буду. – Вопль отчаяния.

+1

13

Нет, она хорошо... воспитана, – вероятно, все-таки стоило делать собаку.
По компактности они, конечно, проигрывали, зато легче было объяснить с точки зрения людей некоторые их программы. Впрочем, дрессировать возможно даже ящериц, не то что кошек. Но сказать что-либо про обучение животных Алекс не успела, так как мальчишка начал давиться. Все-таки правильно говорят, что нельзя говорить во время еды.
Сегодня, в компании Себастьяна Шаэ в полной мере осознала значение фразы «тридцать три несчастья». Воплощение всех этих несчастий сейчас сидело напротив и собиралось опять разрыдаться. Подействует ли тот же самый трюк еще раз? В любом случае стоит попробовать.
У тебя сегодня просто неудачный день. Со всеми бывает. В этом нет ничего страшного.
Ясно, что в таком виде Себастьян вряд ли согласится идти к психологу, даже если сейчас же успокоится. Придется по пути его переодеть и, как результат, задержаться, а ведь доктор Радек будет ждать. Но задержка будет не такая уж большая. Не силой же этого ребенка тащить.
Благодарю Вас, – улыбнулась она нянечке.

+1

14

Угу, может и бывает. Только я не все. – Мальчишка передернул плечами. Он с сомнением посмотрел на пятно на брюках, потер его пальцем. Пятно и правда было не горячим, шерстяная ткань быстро впитывала влагу. Можно было с уверенностью сказать, что скоро от пятна не останется и следа.
Нянечка, видя, что ее услуги вроде как больше не требуются, отошла в сторону, занявшись уговорами поесть еще какого-то ребенка.
Уже позавтракавшие дети выходили из столовой, их места занимали только что пришедшие. Розоволосого мальчика из галереи не наблюдалось, а вот  ребенок-даун появился, таща за собой кошку. На невыразительном личике с выпученными глазами можно было уловить тень удовольствия и радости.
О, вон твоего зверя притащили. – Даймон обратил внимание на вошедшего дауна. Снова поморщился. Ему был неприятен вид дауна. Вероятно, именно поэтому Даймон торопливо направился к выходу, словно даже одна только мысль о том, чтобы быть в одном помещении с умственно отсталым, коробило Себастьяна.

Кабинет психолога. (С быстрым проходом к себе в комнату)

+1

15

Быть сразу всеми вообще сложно. У нас же нет коллективного разума, – у Шаэ были подозрения, что фраза: «Я не все», – особенно если ее говорит подросток, могла значит на самом деле что-то вроде: "Я не такой, как все, исключение из правил". Но эту фразу произносили так часто, что она, похоже, стала шаблонным ответом на любое утверждение о всех. Следовательно, говорящий ее самим фактом ее произношения опровергает сказанное, действуя при этом как один из всех.
Александра явно не была обеспокоена тем, что Файн тащили, причем так, как любая книга о кошках строго-настрого запрещает делать. «Кошка», к слову, тоже относилась к этому весьма пофигистически и не выражала неудовольствия.
Потом вернусь за ней, – на самом деле потом Алекс планировала после выхода из столовой послать «кошке» команду, чтобы та сама к ней пришла. Ей казалось, что это меньше огорчит ребенка, чем забирание у него животного. К тому же дети, как уже говорилось ранее, легко отвлекаются, так что во время еды он даже не заметит, что кошка ушла.
На выходе из столовой Советница постаралась как можно более незаметно нажать несколько кнопок коммуникатора, замаскированных под декоративные элементы часов. На этом сочетании кнопок была запрограммирована автоматическая передача команды, которую можно было перевести примерно как: «Возвращайся, когда не будут следить». Что-то вроде кнопки быстрого вызова на телефоне или команд-сочетаний клавиш на компьютере.

Детское отделение. Кабинет психолога

+1

16

Дом Беззаботности. Игровая

Вероятно, мальчик все же любил читать про разное волшебство несколько больше, чем сказал поначалу. Это можно было понять из его вопроса о феях. Судя по тону – этот вопрос довольно сильно волновал и занимал ребенка. Прежде, чем ответить, нужно было хорошенько подумать. Поэтому заговорил не сразу, а только лишь добравшись до столовой и найдя свободный столик. Отодвинул один стул в сторону, чтобы мальчик мог свободно подъехать и устроиться за столом. Сам занял место напротив так, чтобы видеть каждый жест ребенка. Ведь известно – первая ступень работы психолога заключается в наблюдении. Вторая – в том, чтобы сделать верные выводы из увиденного. Третья - выбрать правильный подход и верно донести до пациента свои мысли по поводу вероятной помощи.
Доброе утро, господин Радек. – К столику подошла полненькая улыбающаяся служащая столовой. Затем обратилась к мальчику. – Здравствуй. Что будешь кушать? Гречневую кашу с молоком или яичницу? – Конечно, запоминать имена всех детей было просто нереально. Поэтому свою забывчивость девушка компенсировала искренней и светлой улыбкой.
Верно – булочки и какао, это, конечно, вкусно, но не слишком полезно и питательно. – Расстилая на коленях салфетку, изредка поглядывал на малыша. Какое тот примет решение? После того, как ребенок ответил, сделал заказ на завтрак сам – яичница с жареной колбасой и какао. После малосонной ночи хотелось кофе, но в детской столовой его не готовили. А ходить только ради одной чашки куда-то еще – нерационально. Раз уж пришел сюда, уходить не стоит.
В столовой стоял не меньший гвалт, чем в игровой. Дети бегали по помещению, визжали, ругались, ссорились и мирились. Для детей нет четких разграничений, поэтому им порой сложно объяснить – почему в церкви, на кладбище, в больнице стоит вести себя несколько тише, чем в парке или на игровой площадке, или в цирке.
Мимо пробежал высокий темноволосый мальчик лет восьми, чуть не толкнув коляску. Только в самый последний момент сумел изменить направление, свернув в сторону и лавируя между стульями и столами.
Кароль, будь, пожалуйста, поосторожнее. – В отличие от официантки помнил не только имена и лица, но и диагнозы своих пациентов. Кароль Пеш – чрезмерные возбудимость и гиперактивность. Хотя никаких других отклонений в психике.
Извините, доктор Радек, – бросил мальчишка на бегу, и уже через пару секунд был далеко.
Снова обратил внимание на своего визави.
Что касается существования фей – мне кажется, это как со всем волшебством. Иногда люди становятся волшебниками для других. И, если мама любит своего ребенка, она становится для него феей. К тому же – феи живут в сказках. Я однажды слышал одну теорию…  идею, – поправился, будучи не совсем уверенным, что мальчик поймет значение слова «теория», – что все, что сочиняют люди, где-то воплощается в реальность. Так что, вполне вероятно, если о феях много пишут, то где-то они и живут. Ты ведь много читал фантастики, да? И знаешь об идеях параллельных миров?

+1

17

2010 г., 29 сентября, утро

Дом Беззаботности. Игровая

Доктор не отвечал на вопрос долго, ну очень, очень долго. Пока-то он прошел в столовую, пока выбрал столик... Нат ехал следом, оглядывался по сторонам, в помещении оказалось полно народу, найти незанятые места во время завтрака в разгаре стало не так просто. Маленький Гринберг послушно вырулил в нужный проход и поставил коляску на место отодвинутого стула, нажал на кнопку тормоза. Какой-то мальчик бежал прямо на Натана, тот сжался, напрягся испуганно, отпрянул, стукнулся локтем о стол, зашипел сквозь зубы. Но, ушибся, видимо, несильно, потому что, когда подошла полненькая улыбчивая служительница столовой, Натаниэль уже вовсю улыбался ей в ответ.
– Нет, я не хочу каши, – виновато наклонив набок светловолосую головенку, сказал маленький капризуля, – Лучше уж яичницу... – А услышав заказ Радека, заерзавший мальчишка торопливо добавил, глотая окончания слов: – И мне, и мне с колбасой! Можно? И какао!
Пока доктор говорил правильные, но скучные вещи про любовь и маму, Натан послушно кивал – он все это знал, это не стало для него новостью. А вот когда Радек заговорил про теорию параллельных миров, мальчишка оживился так, что чуть на сиденье не подпрыгнул: 
– Мир? Другой мир, да? - Натти быстро взглянул на психолога, – Это значит, может такое быть, что они живут где-то, феи? – серые глаза заблестели азартно и умоляюще, – Да?
На подвижном личике было разборчиво написано, что очень мальчику нужно услышать утвердительный ответ – уж так хотелось поверить в существовании маленьких крылатых волшебниц... но просто вот так взять и поверить трудно, нужно было непременно получить подтверждение со стороны авторитетного взрослого.

+1

18

Небольшое происшествие с гиперактивным подростком не остался без внимания. Точнее – не только само происшествие, но и то – как именно вел себя Натаниэль. Заметил и то, как маленький колясочник испугался, и как отреагировал на случайный удар, и как снова приобрел душевное равновесие и заговорил спокойно и улыбчиво со служительницей столовой. И легкий налет капризничания приметил. Впрочем, эти капризы были совершенно слабыми, не перерастали они в истерику и рыдания. Это снова подтверждало мимолетное предположения, что психологическая помощь тут не требуется – психика у ребенка стабильная. Только если поддержка по причине физического недомогания.
Хорошо, хорошо, не торопись ты так. – Полная служительница столовой улыбнулась, погладила мальчика по голове и отошла. Ей было приятно, что ребенок не стал капризничать, а так хорошо, с охотой, попросил настоящую мужскую, по мнению женщины, еду.
Мальчик говорит, что не любит сказки, а хочет в них верить. Хочет отчаянно, – подметил Пауль про себя, увидев в серых глазах ребенка почти что мольбу, просьбу. – Чего не изобретет человеческая психика…
Я не могу ничего утверждать, но  в мире есть много такого, что не изучено. И, если есть на свете инопланетяне, то почему бы не быть феям? – Чуть улыбнулся.
- Приятного вам аппетита. – Принесшая заказ служительница поставила тарелку с яичницей и колбасой перед мальчиком. Аккуратно положила по обе стороны от тарелки вилку и нож. Затем поставила кружку с какао.
Взяв с подноса свою порцию, Пауль благодарно кивнул.
Спасибо.
Затем снова обратил внимание на мальчика.
Поедим, а потом продолжим разговор, Натаниэль. Хорошо? Мне хочется узнать – почему у тебя такой интерес именно к феям, а не к каким-то другим существам, про которых пишут в сказках?

Отредактировано Пауль Радек (05-06-2011 23:21:49)

+1

19

Полненькая тетя, которая спрашивала, что принести на завтрак, оказалась не только красивой, но и доброй – она погладила Ната по голове, от чего тот только что не замурлыкал, а уж заулыбался так точно еще шире. Он благодарно вскинул засиявшие глаза на женщину, подвинувшую тарелку. Так кстати! И за вилкой с ножом теперь можно не тянуться, ну разве не здорово?.. – мальчик на автомате сказал "Спасибо", взял вилку в левую руку, а ножа не взял совсем – во-первых, он боялся острых предметов (и понятно, почему: с неважной координацией движений они действительно становились опасными, запросто можно было уколоться или порезаться) – а во-вторых, правая рука и так-то работала у него плоховато, а уж сейчас, во время обострения – особенно. Он воткнул все четыре зубца в упругий белок, и...
Вообще-то яичницу он тоже не любил, а жидкий желток так и вовсе терпеть не мог, но яичница с колбасой – это еще куда ни шло. Уж во всяком случае, лучше каши. Неловко выпустив черенок вилки, так, что он звонко ударился о край тарелки и, отскочив, о стол – даже сам мальчишка вздрогнул – Нат оперся о сиденье правой рукой, высоко подняв худенькое плечико, а левой взял булочку, быстро куснул ее мелкими зубками, и так же быстро положил на прежнее место, снова взявшись здоровой рукой за столовый прибор. Отковырял кусок прожаренного белка с колбасным темно-розовым брусочком и огорченно поморщился – желток в месте отрыва потек на тарелку. Вздохнув, Натти сунул в рот то, что было на вилке, и принялся задумчиво жевать. Очень хотелось сразу ответить доктору, но какая-то осторожность, (а может, просто застенчивость) помешала выпалить правдивую новость, прямо-таки щекочущую язык. Да и доктор же сказал – поедим, и тогда будем разговаривать. Терпения, правда, у маленького Гринберга хватило только на полбулки и белок яичницы. От противного сопливого желтка чуть не затошнило, Натаниэль выковырял из него и подобрал на вилку колбасные обрезки. Пожевал их кое-как, проглотил… и сказал совсем тихо:
– А я вчера фею видел. – Натан пристально посмотрел на взрослого – верит ли тот? – и добавил быстро: – Честно-честно. У себя в комнате, настоящую. 

0

20

Первое время и, правда, посвятил именно еде, хотя изредка все же поглядывал на мальчика – наблюдая за поведением. Тому, кажется, даже заказанная еда не очень нравилась, но ребенок больше не капризничал, ел аккуратно, хотя и не очень хорошо справлялся со столовыми приборами. Правда, все же старательно избегал яичного желтка, предпочитая налегать на плотный, прожаренный белок и колбасу. Наверное, все же, все дети до определенного возраста не любят жидковатую субстанцию желтка.
По привычке сначала съел белок, отделяя вилкой и оставив «островок» желтка. Затем справился и с последним, так же по укоренившейся привычке помогая себе отломанным куском хлеба.
Фраза мальчика стала неожиданной. Одно дело – читать про фей в книгах и мечтать о том, что они где-то, в гипотетическом пространстве параллельного мира все же существуют; и совсем другое – заявлять о том, что видел фею собственными глазами. Это заставляло мысленно усомниться в первоначальном мнении о том, что у ребенка нет психологических проблем. Хотя была вероятность, что это была просто детская фантазия, которая свойственна многим, а не галлюцинация. Слушая торопливые уверения, мысленно принимал решение – как теперь себя вести. Разуверять ребенка не хотелось. Потом что услышал в голосе Гринберга острую жажду того, чтобы поверили. К тому же, раз уже принял за правило линию поведения согласия и сам подтверждал вероятную возможность существования фей, то отступаться было уже нелогично.
Аккуратно доел, положил вилку поперек опустошенной тарелки. Промокнул уголок губ салфеткой. И только тогда посмотрел на малыша.
И как же это произошло? Как она выглядела? – имитировать заинтересованность даже не понадобилось. Потому что и в самом деле было интересно – что и как мог видеть ребенок. А если узнать – что и как, то можно попытаться понять и – почему видел.

0

21

Теперь, когда с ним заговорили, Нат с чистой совестью мог ненавистный желток не доедать – забыл, заболтался... Все-таки маленький Гринберг был большим хитрюгой. И умницей к тому же – то, что добрый и серьезный доктор ему не поверил, он понял сразу. Непонятно как: то ли по брошенному быстро недоуменному, а потом слишком внимательному взгляду, то ли по изменившейся едва заметно интонации. Натти это огорчило, конечно, но не удивило почему-то. Он ведь и сам понимал – обыкновенные мальчики с феями не разговаривают.
– Видел где? Я у себя в комнате ее видел, – кажется, мальчишка нарочно повторял «видел», «видел», будто хотел убедить в этом не доктора, а себя самого. – Там фонтанчик такой маленький, с фонариком, и цветы какие-то растут, большие. Вот она оттуда вылетела. У нее крылья, – торопливо добавил мальчик, – как у бабочки! А ушки острые!.. Я и не знал, что у фей такие, думал, у эльфов только.
Положив вилку, Натаниэль ладошкой осторожно отодвинул тарелку, правда, как ни старался сделать это аккуратно, чуть не опрокинул, виновато покосившись на мужчину. Вздохнул, опустив глаза, взялся за ручку чашки с какао, потянул ее к себе, затаив дыхание – так старался не пролить горячий напиток, но тот, от одного из дерганых толчков, все-таки плеснул на салфетку и на тыльную сторону детской руки. Мальчишка поморщился, но упорно додвигал чашку к себе, быстро лизнул ямку между большим и указательным пальцем, собирая сладкое, жидкое и горячее, взял ручку поухватистее, прихватил чашку с другой стороны здоровой рукой, и даже смог отпить несколько глотков, не отрываясь. Облизнул сладкие коричневые усы из какао-молочной пенки и робко-вопросительно взглянул на психолога.

Отредактировано Натаниэль Гринберг (16-06-2011 20:34:36)

+1

22

Мальчуган начал убеждать снова – горячо и торопливо. Видно, понял, что ему не поверили. Так что даже приходилось подивиться такой проницательности ребенка. И вряд ли при такой разумной речи и столь ясном взгляде можно было предположить наличие галлюцинаций. Значит – просто фантазии.
Глядя – как мальчик старательно избегает прикасаться вилкой к яичному желтку, чуть улыбнулся. Попросил яичницу с колбасой – как взрослый, а все до конца есть не стал. Когда же малыш не смог справиться с тарелкой, а затем – и с чашкой – сначала придержал от падения тарелку с остатками завтрака, а потом и кружку с какао. Просто подставил руку под донышко чашки. Посмотрел серьезно.
Когда я был маленький – однажды опрокинул на себя чайник с кипятком. Было очень больно. 
Значит, говоришь – острые ушки, как у эльфа?
– Возвращаясь к разговору о феях. – Как на картинке? Такие же острые, как кончик ножа? – Указал взглядом на лежащий на столе предмет. То, что Натаниэль не взял ножа, могло говорить, как о том, что мальчик боится порезаться из-за своей болезни, так и еще о каких-то, скрытых, страхах.
Упоминание о фонтане с фонарем и цветах в комнате было показательной деталью. Маленький фантазер, верно, нарочно «поселил» выдуманную фею там, чтобы придать своей сказке бОльшую достоверность.
А какие у нее были глаза, волосы? Ты заметил? – Посмотрел серьезно в ответ на вопросительный взгляд.

+1

23

Доктор, конечно, про фею не поверил.
Так оно и не удивительно, − Нат мысленно вздохнул. Конечно, он бы и сам не поверил, если бы ему кто-то рассказал про такое чудо. − А жалко...
Мальчишка бегло, но благодарно улыбнулся, когда мужчина подставил ладонь под донце. Натаниэль любил все делать сам, но ему было намного спокойнее, когда кто-то поддерживал чашку. Не потому, что она была тяжелой, а просто рука же могла неожиданно дернуться, а обливаться все-таки неприятно.
– Она худенькая, − допив какао и облизнувшись, ответил он доктору, который начал задавать вопросы, − Она такая ху-у-уденькая, − повторил Натти тем же тоном, каким бабушка говорила про него самого. – Ручки-ножки то-о-оненькие. А глаза... Большие. Какого цвета, я не разглядел, они меняются все время. – Мальчик задумался, чтобы точно ответить на следующий вопрос хорошего доктора, который, видимо, все-таки поверил хоть немножко, раз расспрашивал. – Ушки острые, да, − маленький Гринберг взглянул на взрослого своими огромными, чуть затуманенными мыслью глазищами, − Как у кошки.
Нат мигнул, вспомнив, что у соседки-старушки вот был крапчато-полосатый котенок со смешными, почти круглыми ушками, какой-то шотландской породы. Натан так хотел с ним хорошенько познакомиться и поиграть, но не успел, пришлось ехать сюда, лечиться. Как раз на это досадуя, мальчишка и проплакал весь перелет от Амстёрдама до Берна, и сейчас погрустнел, подумав, что котенок вырастет, наверное, к тому времени, когда Нат вернется домой. Вздохнув, мальчик покосился на нож, упомянутый Радеком и кивнул.
– Да, как кончик. Волосы... легкие... Тоже как у эльфов. Я раньше и не думал, что у фей такие же.. – Он еще раз вздохнул, теперь озадаченно, − Вообще-то я раньше думал, что и фей-то никаких не бывает...
Детский голос звучал неуверенно. Чем больше времени проходило с момента появления и исчезновения Мортимиры, тем больше малыш Нат сомневался в том, что видел. И в том, что вообще видел то, что видел. Но ведь не приснилось же это? – Мальчишка вновь посмотрел на «доктора Пауля» почти умоляюще. Хотя, правда, сны ему снились яркие и интересные, только...

+1

24

Описание мальчик дал весьма четкое и ясное. Так, словно рассказывал о действительно увиденном. У детей, обычно, память лучше, чем у взрослых, и подмечают детали они тоже лучше. Разумеется, если ребенок не умственно отсталый. Тут же о подобном говорить не приходилось. Излишнее воображение можно отнести к категории иных расстройств психики.
Галлюцинация? Чрезмерно яркий и запомнившийся сон? Или фантазия, воплотившаяся в его сознании настолько, что он в нее поверил?
Проследил за взглядом ребенка, обращенным к ножу.
Чисто рефлекторное движение и посмотрел, чтобы увидеть, или боится острых предметов?
Продолжая поддерживать кружку под донышко до тех пор, пока мальчик не допил до конца, другую руку положил на нож – только слегка касаясь рукоятки кончиками пальцев. Сдвинул немного – в сторону от Натаниэля. При этом продолжил наблюдать за поведением пациента.
Взгляд малыша с ясными глазами сказал все, лучше всяких слов. Фею он придумал сам. Потому что очень не хотел быть в одиночестве. Хотел завести хоть каких-то друзей тут, в месте, где больше тревоги и беспокойства, чем радости. А прототипом ему наверняка послужило изображение в книге.
А вы о чем-нибудь разговаривали, Натаниэль? Или она просто появилась, а потом исчезла?
Краем глаза заметил наблюдающую за столиком работницу столовой. Видимо, женщина ожидала, пока они поедят, чтобы собрать все со стола.
Натаниэль, скажи – ты не хотел бы прогуляться? – Чуть улыбнулся. Почему бы и не вывезти мальчика на прогулку?

+1

25

Когда доктор Пауль отодвинул пальцами нож подальше от Натаниэля, тот облегченно перевел дух. Дома Полли никогда не оставляла ножи без присмотра, особенно вблизи от своего маленького воспитанника – суеверная африканка даже на виду, на ночь, на кухне никогда стойку с ножами не оставляла – мало ли, чтобы злому человеку не попались под руку.   
− Мы не разговаривали… − вздохнул Нат, отвечая на вопрос доктора о фее. − Она появилась и сразу спряталась. В листьях где-то, а где – не видно. Я не нашел…
Мальчик задумчиво покусал губу. В общем-то, куст, где сокрылась Мортимира, просматривался насквозь, и исчезнуть в нем – было еще одним настоящим волшебством.
− Софи сказала, что она меня боится, − мальчик взглянул на Радека и сам себя перебил, − Нет, Софи сказала – робеет, вот! Софи хорошая, мы с ней подружились, − добавил Натаниэль задумчиво. − Вот только не понимаю – с чего фее меня бояться? − в звонком голоске слышалось искреннее недоумение, − Я, что ли, страшный?
Младший Гринберг вздохнул, ибо перед ним встала еще одна проблема, которую хорошо было бы обсудить со взрослым, а то сам Натти ну никак не мог ее решить.
− А я вот думаю… − начал он несмело, − Наверное, ребятам не надо об этом рассказывать,  да? Они все славные, и мы дружим… но ведь они же смеяться будут надо мной? И Викки, и Тони… и Янек… Это же похоже на… вранье?
Мальчик посмотрел на психолога беспомощно. Врать Нат очень не любил, это было единственным, за что его наказывали дома.

Отредактировано Натаниэль Гринберг (18-06-2012 16:43:41)

+1

26

Да, вряд ли сон и вряд ли фантазия. В таком случае хоть какое-то подобие разговора присутствовало бы. Пусть даже и вымышленное. Скорее – галлюцинация зрительная, не сопровождающаяся слуховой. Мозговая травма при аварии? Возможно. Нужно будет как следует почитать диагноз, а то не удосужился.
То, что ребенок расслабился, когда нож оказался вне досягаемости, не осталось без внимания. Впрочем, оно было понятно. Случайное движение не контролируемой конечности, и к общей травме добавится еще и рана. А вот вопрос о прогулке мальчик не отреагировал. То ли погруженный в свои размышления, то ли по какой-то иной причине. Однако завтрак кончился, нужно было освобождать столовую, чтобы дать работникам прибраться тут до обеда. Поэтому, доев и дождавшись, пока Натаниэль закончит со своим завтраком, поднялся из-за стола, не сводя взгляда с мальчика – тот смотрел на взрослого с растерянностью, вызванной сложной проблемой.
Давай мы с тобой прогуляемся, и ты все расскажешь, хорошо? Кто такая Софи?
Нет, не галлюцинация. У двоих одно и то же видение быть не может. Или Софи – тоже выдумка?
А ты не страшный ничуть. – Короткая улыбка тронула уголки губ. – Просто, наверное, фея пугливая попалась. Знаешь – как маленькие зверушки и птички? Они тоже пугаются, если замечают, что за ними следят или хотят к ним подойти.
Проблема обмана. Волнует весьма сильно, если задает такой вопрос. Обычно, детям это меньше свойственно. Наказывают за вранье? Возможно.
Положил руки на ручки коляски, аккуратно откатил ее от столика. Затем покатил в направлении выхода из столовой.
Думаю, рассказать ребятам можно. Не будут они над этим смеяться. Ложь – это когда ты знаешь с самого начала, что говоришь неправду. И говоришь ее намеренно, стараясь ввести кого-то в заблуждение. Понимаешь?

0

27

− Софи – девочка, − рассеянно ответил младшенький Гринберг, − Красивая… она вчера приехала. Мне не спалось, а она в мою комнату по ошибке зашла, и мы разговаривали. У нее смешная такая розовая сумка…    
Столпотворение завтрака потихоньку рассасывалось: сытые ребятишки шумели гораздо меньше, да и поразошлись уже многие по отделению. Следующее предложение доктора тоже озадачило мальчишку.
− Прогуляться? – запустив пальчики в свои шёлковые светлые вихры, Нат взглянул в широкое окно столовой, за которым уже вовсю веселился солнечный осенний денек. Погода, вроде бы была хорошей, теплой, наверняка даже мама и Полли отпустили бы на улицу... даже, пожалуй, выгнали бы, погреться на солнышке. Снова поерзав на своей саднящей от утренних уколов тощенькой попке, Натти перевел нерешительный взгляд на Радека. – Я бы не против, но ведь сейчас же процедуры же...
Но доктор, успокоивший насчет лжи, уже покатил его куда-то. Будто в ответ на слова Натти, преграждая им дорогу, направляясь как раз к столику, где закончили утреннюю трапезу маленький Гринберг и детский психолог Приюта, подкатила со своим столиком на колесах медсестра, раздающая детям лекарства. Она улыбнулась светловолосому мелкому пациенту:
Привет, Натти!
− Здравствуйте, тетя Бригитта! – тот застенчиво, но искренне улыбнулся в ответ. 
Черноволосая и по-цыгански смуглая женщина в униформе и чепчике, вообще-то выглядевшая довольно строгой, снова просияла белозубой улыбкой: 
Таблеточки, дружок, давай-ка примем.
Она положила левую ладонь на темечко мальчика, тем самым заставляя его чуть запрокинуть голову, одновременно беря с никелированной крышки-подноса своей столообразной тележки широкую низкую мензурку из полупрозрачного мягкого пластика, на донышке которой перекатились разноцветные пилюли – маленькая желтоватая, яркая, красная в белых разводах, похожая на мраморную пуговку фирменная витаминка Приюта, и ещё – выделявшаяся острым сколом половинка крохотного таблеточного диска. Медсестра не отдала мензурку Нату, взяла ее сама в щепоть, поднося мягкий стаканчик к покорно разомкнувшимся губам мальчика:
Давай-ка! А-ам!
Таблетки были не горькие, даже та половинка, (Нат знал как она называется – циклодол, потому что его давали во всех клиниках и санаториях), если попадала на язык, казалась сладковатой.
Медсестра не дожидаясь, пока все это будет проглочено, тут же подала мальчику другую мензурку – повыше, с одним, но большим глотком прохладной кипяченой воды:
Запей. Видите, доктор, какой у нас Натти умничка?
Вообще-то, Натаниэль глотал лекарства без всякого запивания, но раз уж сунули в руку, да еще похвалили... Медсестра снимая ладонь с его головы, взяла у малыша пустой стаканчик и откатилась к соседнему столику, где сидел перепачканный кашей Майкл Сволиш. Женщина оглянулась на Радека – все-таки дауненок был его пациентом. Но вот таблетками Майки любил давиться. Или плеваться – под настроение.
Не поможете, доктор?

0

28

О прогулке повторно спросил, помня о том, что ребенку назначены процедуры.  Нужно было проверить некоторые предположения. Натаниэль оказался мальчиком ответственным и с хорошей памятью.
Софи – девочка… У нее такая смешная розовая сумка. – Эти слова воздействовали на память.
Софи Моргенштерн. Которую вчера вечером провожал от ресепшена. Как она могла перепутать, если довел до самой комнаты и сдал на руки ночной сестре? Очень непонятно. К тому же с этим ребенком не все в порядке – убитый отец − это же не просто сломанная кукла, из-за которой девочка может расстроиться и проплакать пару часов. Нужно будет заняться этим, поговорить с главврачом. Но чуть позже. Покидать Натаниэля без объяснений было бы безответственно, и расстроило бы мальчика. Хотя из этой ситуации был вполне логичный выход.
Озвучить свои мысли не успел, поскольку дорогу перегородила дородная темноволосая медсестра. Бригитта была «хорошей» − дети ее любили. Даже если она делала уколы, то маленькие пациенты не особо пугались, успокоенные доброй улыбкой и ласковым голосом. Притормозил коляску, позволяя медсестре произвести нужную манипуляцию. На вопрос-похвалу коротко кивнул, чуть улыбнулся.
– Натаниэль молодец. И про процедуры помнит и уколы терпит. Совсем как взрослый. – В голосе прозвучало одобрение. Рука легла на плечо мальчика. Через пару секунд, проследив взглядом за черноволосой медсестрой, вновь согласно кивнул. Но подошел не сразу. Откатил коляску с прохода, чтобы маленького Гринберга не задел кто-нибудь из проходящих или пробегающих.
Натаниэль, я помогу фрау Бригитте, а затем вернусь к тебе, хорошо? А потом можно будет сделать так – пока ты будешь на процедурах, я займусь своими делами, а после мы все же погуляем. День сегодня хороший, солнечный. Все детишки на улицу пойдут. Может, встретим там и твою Софи. Договорились?
Ободряюще и одобрительно улыбнулся светлоголовому ясноглазому Гринбергу. А после этого уже подошел к дауненку.
Дотор Пааауль. – Полные губы малыша растянулись в улыбке. Признал и даже высказал эмоции. Очень интересно. Неужели все-таки наметился небольшой сдвиг в сторону улучшения состояния?
Здравствуй, Майкл. Ты сегодня хорошо кушал? − Хорошо все же, что медсестра, приводя Сволиша в столовую, никогда не забывала надеть ему фартук. Присел на корточки, подсунул ладонь под клеенчатую ткань фартука, вытер рот мальчика.
Тот начал вертеться, но все же пока еще сидел относительно спокойно.
Да, вижу – покушал ты хорошо. А теперь давай мы с тобой яркие шарики будем кушать.
Бууудим. – Майкл от избыта радостных чувств пустил слюну, и пришлось снова вытирать ему рот. Пока что капризов не было.
Не поднимаясь с корточек, протянул руку и посмотрел на медсестру. – Фрау Бригитта, дайте, пожалуйста, мензурку Сволиша.
Получив требуемое, сначала показал дауненку, держа мензурку в безопасном  отдалении.
- Видишь, какие яркие шарики. Синий, красный и желтый – как солнышко. Будем с тобой солнышко кушать? - Общаться с Майклом можно было только так – на почти примитивном уровне. Однако это было легче, чем с Адамом.
- Бууудим, соооныфка. – Майкл сам потянулся за яркой таблеткой.
Аккуратно придержал руку мальчика:
– Ты открой ротик, а я тебе туда положу солнышко.
Дауненок послушно открыл рот и зажмурился. Через пару минут все три таблетки уже были у него во рту.
Разобравшись с приемом лекарств одним пациентом, вернулся к другому.
Майкл не очень хорошо все понимает, и ему нужно помогать. – Пояснил свои действия разумному Натаниэлю.

+1

29

Похвала доктора Пауля была Натаниэлю приятна, он немножко смутился, зарумянился, ведь так приятно было услышать, что он уже взрослый. (Слово "как" мальчик предпочел не заметить).     
Тетя Бригитта – так ее все звали, попросила доктора помочь. Нат улыбнулся – очень уж забавно выглядел перемазанный кашей Майк. Ему всегда повязывали нагрудник, и то он пачкался, как поросенок. Натаниэля бы няня Поли за такое стыдила – ему и салфетки лет до пяти не давали, приучая есть аккуратно, не капая везде и не разбрасывая крошек. Да, с неважной координацией это было нелегко, но ведь стыдно же пачкать белоснежные скатерти в столовой, поэтому Нат очень старался, а старания рано или поздно приносят желаемый результат.
− Ладно, − послушно отозвался мальчик на предложение мужчины, − Я буду Вас ждать! После тихого часа, да? А то пока меня гулять не отпустят… мне еще и в школу надо после процедур… и обед…
А Софи тоже придет учиться? − неожиданно мелькнуло в светлой голове, − А в каком классе?..       
Пока доктор отодвигал из прохода коляску маленького Гринберга, тот упорно выглядывал из-за руки Радека, чтобы видеть смешную, полнощекую, румяную и чумазую рожицу Сволиша. Доктор, присев на корточки, ее вытер, и Натти немного разочарованно вздохнул, но оказалось – рано. Дальше началось кое-что еще интереснее – до сих пор Нат не видел, как дауненка кормили лекарствами, и это оказалось до того интересно!..
Услышав про "желтое, как солнышко", Натти вспомнил, как Полли, когда он был совсем еще мелкий, уговаривала его есть яичный желток – такой же, как тот, что сейчас остался несъеденным на тарелке. "А ты знаешь, − говорила няня, и на ее гладких шоколадных щеках появлялись ямочки, − что у солнышка есть младшие братья? Один брат – такой круглый, ярко-ярко желтый, даже оранжевый, сладкий, в кожуре и делится на дольки. Угадал, кто? Правильно, апельсин! А самый-самый младший солнышкин брат, такой же полезный, воооон там, у тебя на блюдечке. Знаешь, сколько в нем витаминов? Посмотри, они так и прыгают! - Нат и вправду серьезно таращился на яичницу, пытаясь увидеть скачущие витамины, а Полли прятала улыбку и говорила, придвигая завтрак: - Ешь скорее!"
Глядя на то, как Майк широко и старательно открывал круглый ротик и глотал таблетки – красную, синюю и желтую, Нат чувствовал сразу и жалость, и немножко – зависть. С ним няни, сестры и доктор так не возились… ну и что! Зато он уже взрослый, а Майки… совсем как соседский полуторагодовалый малыш, только больше…
− Да я понимаю, − кивнул мальчик обернувшемуся и вставшему доктору, − Я и помогаю… он же глупенький… зато добрый.

0

30

Любопытно – может ли глупость стать синонимом доброты либо наоборот? Последнее, пожалуй, зачастую случается. Впрочем, людей  с некоторыми отклонениями в психике невольно можно назвать добрыми, поскольку они не осознают, что есть добро и зло, именно на моральном уровне. Не только психологически.
Да, ты прав, Натаниэль – Майк добрый мальчик. И не то, чтобы он глупенький, а… просто по-другому думает. Ты ведь не можешь назвать глупой кошку, или собаку, или ворону только потому, что они не понимают твоей речи, верно? Они просто живут немного в другом мире. В другом измерении. Как твоя фея. – Чуть улыбнулся. Объяснять ребенку причину заболевания даунизмом очень сложно. Если уж взрослые профессионалы не всегда в этом разбираются, то маленький мальчик – пусть даже такой умный, как Гринберг, не поймет этого тем более. А картинка другого мышления по причине жизни в другом мире – это более ясно. – Вот и Майкл так же – он просто живет в своем мире и не совсем понимает наш с тобой.
Когда говорил, голос пришлось немного повысить, не меняя тона, поскольку в коридоре было шумно от носящихся туда-сюда детей, от их криков. Это не злило, не раздражало. Привык. А повышение голоса нужно было только для того, чтобы мальчик с ясными глазами услышал лучше.
Натти, вот ты где. Идем скорее – тебя уже доктор Эшвуд заждалась. Поплаваешь. Здравствуйте, доктор Радек. – Подошедшая рыжеволосая девушка-медсестра задорно улыбнулась.
Здравствуйте, фроляйн Мелисса. – Коротко кивнул. Отметил про себя, что медсестра сказала пациенту «пойдем» и «поплаваешь». Иногда описание действий, которые пациент совершить не может, произносить можно, иногда – нет. И все зависит не только от физического, но и от морального состояния человека.
Отпустил ручки коляски, чуть посторонился, позволяя девушке занять это место. Затем обошел коляску так, чтобы оказаться лицом к лицу с мальчиком.
Я зайду за тобой после тихого часа, и мы пойдем гулять. Только нужно будет одеться потеплее. – Аккуратно положил руку на голову мальчика, провел пальцами по волосам. Время все же шло вперед, а нужно было еще проводить обход. Попрощавшись с медсестрой коротким кивком, повернулся и направился в сторону своего кабинета. Нужно было еще проверить самочувствие Софи Моргенштерн и зайти к директору Приюта − рассказать о происходящих странных событиях.

0


Вы здесь » Приют странника » Дом Беззаботности » Детская столовая