Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Деревня Монте-Верди » Улицы деревни Монте-Верди


Улицы деревни Монте-Верди

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://savepic.net/858632.jpg
Мытые мощеные улицы деревни, с фонарями нервного желтого света и изящными клумбами, иногда.

0

2

Коттедж семьи Штейнвальд

Они повернули на главную улицу и Лирианец закончил свою вопросительную речь:
- Вас что-то заставило сделать вывод о моей добронамеренности? - немного каверкая слова, сказал Талек, уже с прорезающимся акцентом.
И, понимая, что перегибает палку с такими вопросами, пояснил:
- Моя работа - изучать людей и их поступки. Я редко выхожу из Приюта, скорее там и живу. Ваш отец, который работает там же, скорее всего тоже не раз оставался в Приюте на ночь, завершая работу. Это и зовется трудоголизм. Из-за этого - совершенно не видятся сотрудники с семьей. Тяжело? - вывернул пришелец в интересное себе русло.
Брусчатка на улице была слишком новая. Так казалось лирианцу. Да она просто сияла теплотой! Вспомнился дом, сияющие минералы и сады... Леса, походящие на дремучие непроходимые участки экваториальных тропиков.

0

3

Коттедж семьи Штейнвальд

Между тем на месте Лукас не стоял, он и его попутчик не спеша продвигались по направлению к Приюту. Незаметно, быть может, для обоих, развязалась довольно живая беседа. Только беседа ли? Разговорчивость попутчика была какая-то нездоровая, как показалось парню. Мужчина буквально засыпал вопросами и Лукас боялся, что к концу его триады он забудет, что хотел сказать в самом начале.
Ухо резанула фраза о его красоте и Бреннер, не удержавшись, усмехнулся, попытавшись тут же скрыть непроизвольный выплеск эмоций.
- Вы будто мысли мои считали по-поводу маньяков и безопасности.- Парень рассмеялся, угловым зрением не выпуская из виду мужчину. -Но я не считаю, что мне стоит чего-то опасаться, быть может, напрасно и я за это еще поплачусь. Я не могу знать, какие у вас намерения, поэтому полагаюсь на свои ощущения. Хоть внешне вы выглядите приличным человеком, однако за внутренний мир не поручусь. Поэтому, исходя из всего, что я тут вам наговорил, вывод один, я доверяю людям, пока они не дадут повода думать обратное.
Время было позднее и всего не было видно, но даже то, что выхватывали из мрака глаза Лукаса, создавало впечатление уюта и домашней обстановки. Да, да, именно домашней, дома, чистые улочки, цветы в горшочках, безмерное количество цветов, теплый полумрак и ровная, без выбоин брусчатка. Юноша мог еще рассказать о том, как полощет ему мозги бабуля, как она методично изо дня в день внушает, что вокруг парня окружают лишь преступники, что они просто мечтают украсть его посреди белого дня, что будет он работать наложником у какого-нибудь богатого бизнесмена. Лукас не понимал, почему именно наложником, а бабуля терпеливо объясняла, что с такой смазливой мордашкой как у него нельзя ни о чем другом и думать, кроме как об этом. Но, естественно, об этом парень промолчал, предпочтя слушать незнакомца. Разговор зашел об отце и Бреннер невольно прибавил шагу, желая поскорее увидеть родственника.
- Не знаю, остается ли отец на работе допоздна, но то, что вижу его редко - правда. Хотя знаете, каким бы трудоголиком человек не был, а достать телефон, нажать пару цифр и позвонить домой может любой, в любое время. Скажу, что просто ему нет до меня никакого дела. - Вот так, за пару фраз Лукас сам того не подозревая разозлил сам себя. Если быть точнее, то разозлился на отца за его долгое отсутствие дома, за то, что сбагрил своим родителям и даже не звонит. Парень даже непроизвольно сдвинул брови и тихо фыркнул. Он много раз представлял себе встречу отца и сына, и каждый раз представлял по-разному. Вспомнив о том, что он не один, Бреннер попытался улыбнуться, просто так, как бы для себя и продолжил:
- Не знаю, тяжело или нет, я чувствую свободу, делаю, что хочу, хожу куда хочу, меня устраивает нынешнее положение вещей. Я доволен.
Поверил этим словам собеседник или нет, парня мало волновало, в его словах была правда, обида и желание что-то изменить, но не ложь.

+2

4

Они вместе шли, и до лирианца пока не доходила трезвая мысль о том, что вскоре им предстоит участок дороги со скудным светом. Вот настоящая проблема. Сейчас же пришелец радовался, почти гордился тем, что хотя бы внешним видом (пусть это и был скорее комплимент) умудрился соответствовать людям. Соль тем временем делала свое черное... тьфу, то есть белое дело.
Уверенность, нездоровые мысли о том, что удалось утром почерпнуть от молодого самца по имени Яззу Мареш. Ах, эта сдвоенная "з" заставляла жужжать и шербушать нечто внутри речевого центра пришельца.
- Читал мысли? Ну что вы, это простая логика. Ночь, одинокие улицы.
Желтые фонари, будто бы во имя чего-то прекрасного, акцентировали внимание на текстурах. На гладкости брусчатки, которую хотелось трогать, проверять на гладкость. Тысячи ног шлифовали ее день ото дня.
- Если говорить о чтении мыслей, то мне показалось... Если вы позволите, мне показалось что вы не свободу чувствуете, а обиду.
Лирианец вышагивал так, чтобы не заставлять Лукаса бежать. Талек, вопреки своей жесткой натуре, подстраивался.
Следуя за человеком, он шел его ногами, с его скоростью. Иногда библиотекарь стремился подсмотреть мир его глазами. тогда походка становилась совсем похожей на поступь молодого Бреннера. Но приходилось себя останавливать. Дальше человек бы ощутил присутствие инородного в своей душе.
- Это место мне нравится все больше и больше, - констатировал лирианец, под воздействием соли, о планете Земля и их обитателях. - Утром сего дня я был готов поставить на нем крест мишени. Ныне мой взор устремлен в камни дорог, в ноги тех, кто ступал по ним, стирая. Эти камни прошли сквозь время, пере...
Талек понял, что что-то не так. Восхищение планетой - это, конечно, восхитительно. А вот такая откровенность была не свойственна ему. И эти мысли об Амару...
Захотелось, на манер Лукаса, прибавить шагу.

+3

5

Парень шел вперед, не изменяя скорости и направления, полностью поглощенный своими излияниями мыслей идущему рядом собеседнику. А до сих пор ли идущему? Короткий поворот головы подтвердил наличие оного, и Лукас продолжил блуждание по отдаленным закоулкам собственного разума. Он шел и шел вперед, не замечая, как меняется окружающая местность на предмет освещенности и прочего. Его так и распирало говорить и говорить с незнакомцем, хотя разговором это можно было назвать с огромной натяжкой Скорее, Лукас изливал на мужчину свою обиду на отца, все, что накопилось. Возможно, он перегибал палку, слишком наезжал на отца, не желая его понять в силу столь юного возраста, расцвета максимализма, полового созревания и вынужденной замкнутости. А тут под руку попался этот мужчина, ну точно - ходячая жилетка или походный психолог,, и Бреннера прорвало. Обычно скрытный, ориентированный на минимализм в проявлении эмоций парень, вот уже некоторое время не может остановиться. Хотя, возможно, что просто-напросто попутчик умеет слушать, и в нужное время вворачивать правильные фразы для раскрытия внутреннего мира парня. Внезапно Лукас почувствовал себя подопытной крысой, распластаной по операционному столу опытного патологоанатома, он резко остановился, наблюдая, как мужчина по инерции продолжает некоторое время идти. Что можно тут сказать? Его фразы как нельзя кстати приходятся к разговору, и вроде бы он все правильно говорит, стараясь не особо лезть в омут ощущений Лукаса, но в то же время цепко закрепляет свое доминирование над сознанием парня.
- Обиду? Возможно, но не в той степени, в которой вы думаете. Просто согласитесь, ничего ведь не изменится от того, буду я на него обижаться или нет. Он не бросит работу, не станет посвещать себя семье, хотя бы потому, что нужно на что-то жить. Обида присутствует, конечно, куда без нее, но я уже не маленький и мне соска на ночь не нужна, дефицит его общения я компенсирую и довольно успешно. - Ну вот, выговорился, хорошо. Может быть, порол чушь, но на тот момент Лукас говорил то, что говорил, теперь можно было вновь продолжить совместный путь до Приюта. Некоторое время они шли молча, Бреннер обдумывал то, что успел выговорить, продумывал дальнейшие направления разговора, даже не замечая болит ли у него еще голова или нет, а тем временем мужчина думал о чем-то своем и, видимо, его мысли незаметно сумели вырваться наружу. Лукас ничего не понял из того, что он говорил, поэтому предпочитал помалкивать и искоса наблюдать. Когда же попутчик пресек свое изречение, парень лишь улыбнулся в ворот куртки.

0

6

- Да, это видно, - согласился Талек, кивнув. Пришелец не совсем уловил то, что такой ответ может быть оскорбительным. Но Талек и правда видел успешность работы компенсаторных механизмов этой особи вида homo sapiens.
- Однако мне не следует такие личные вопросы задавать, я думаю. Это некультурно.
Они прошли немного еще, пока лирианец пристально рассматривал разум человека. Лукас казался приятным человеком. Противоречия и стремления, желания и мечты, страхи и печаль, тоска и радость...
- Ваш отец, если работает в центре - должен быть замечательным или выдающимся специалистом в какой-то области. Ну, я так думаю. Это должно быть интересно - расти рядом с незаурядным человеком. Быть подверженным его верованиям в вопросе воспитания и влияния. Перенимать черты и учиться видеть мир так, как предлагает видеть его он. Потом редко видеть его, научаясь быть в одиночестве, а оттуда - пойти прямиком в социализацию, становление единицей множества, частью целого. Справляться с отсутствием отца вовремя рядом, без поддержки. Находить свое место и возвращаться иногда к тому, кто воспитал. Подозреваю, что это интересный опыт.
Лирианец не совсем понимал, что противоречит себе, что он просто хамски вламывается в личные и ценные переживания парня. Хотя... Нет, он потом, конечно, догадался. Но эта брусчатка. Все истории ее, люди в домах, это серьезно отвлекло. Да и Лукас сам признал, что сублимирует свою обиду. Он легализовал тему. Или...
Талек посмотрел на юношу, продолжая идти.
Скоро, совсем уже скоро, они подберутся к части улицы, где мало фонарей. Пришелец решил просто внушить иллюзию, будто бы с глазами у него все в порядке.

+1

7

Лукасу уже поскорее хотелось добраться до места назначения, не потому что хотел отделаться от попутчика, а потому что тело требовало отдыха, причем не какого-нибудь, а двадцатичетырехчасового. Однако проклинать долгую дорогу он не собирался, ведь как ни крути, а непреодолимое чувство обнять своего "старика" было способно открыть в парнишке второе дыхание. Улица казалась бесконечной, один дом сменялся другим, брусчатка стройными рядами камней уводила вдаль. Оглядываться назад нельзя, только вперед. Сзади нет ничего кроме темных моментов твоей жизни, кроме нерешенных проблем, которые висят мертвым грузом, и их устранение парень оттягивал как мог, но он знал одно: вернуться к этому придется, хочет он или нет. Чуть впереди Лукаса, как бы опережая, плыли две тени и парень невольно ускорял шаг, пытаясь уйти, убежать от них успевая при этом слушать попутчика, мало разбираясь в том, что именно он говорит. Тряхнув копной блондинистых волос, парнишка чуть скривился на слова мужчины.
- Расти рядом? Подвергаться его воспитанию, верованию? О чем вы, мистер, как можно расти рядом с тем, кого, по сути, и нет? Как можно быть подверженным воспитанию и верованию человека по телефону и то очень редко? То, что я перенял - это скорее определенный генный набор, возможно, черты лица или еще что-нибудь, но на этом все! Я не хочу видеть мир так, как видит его отец, потому что хочу это делать сам. Хочу сам идти по жизни, спотыкаться и даже падать, но всегда вставать и продолжать путь. Быть сыном - не значит стать копией своего отца.
Чем старше становился Лукас, тем чаще задавался вопрос о месте отца в его жизни. Весь мир в ту же минуту словно делился надвое, первая половина взывала к вниманию близкого родственника и всем естеством тосковала по нему, толкала в его объятия, когда Бреннер-старший бывал дома, в конце концов, любила его всем сердцем, а вторая негодовала, заставляла обижаться, совершать необдуманные поступки назло отцу, накручивала парнишку, вбивая между мужчиной и мальчиком клинья непонимания, и отдаляя их друг от друга. И каждый раз при упоминании об отце в парне начинала бушевать война, и какая половина победит, не понятно, вот и сейчас эмоции бурлили в глубине души, не позволяя прорваться наружу, отдаленно проявляясь лишь в голосе. Незаметно на улице стало темнее, поначалу парень не придал этому значения, продолжая вышагивать рядом с попутчиком, но постепенно это стало отчетливее и в глазах парня промелькнул страх. Бреннер как-то поспешно оглянулся, чтобы убедиться в том, что лирианец по-прежнему рядом, за что потом себя ругал. Он не любил, когда его видят слабым. Втянув голову в плечи насколько мог, парень хотел пройти этот затемненный участок дороги побыстрее.

Дорога до Приюта

Отредактировано Лукас Бреннер (04-05-2011 00:02:01)

0

8

Меняя темп и ритм, они двигались все ближе и ближе к тому месту, где эти двое снова войдут в привычную колею. Талек станет вновь Безымянным куратором, Лукас - сыном своего отстраненного отца.
Они встретяться со своими привычными путями, станут собой. Опостылело ли это?

- То есть быть сыном выдающегося среди людей человека - это искать свой уникальный путь? Это должно быть сложно, отказываться от того, что имеете.
Они прошлись и повернули, переходя на дорогу до Приюта. Она извивалась и пряталась в тенях, Подмигивала фонарями сквозь листву. Романтичная картинка, с претензией.
Они сошли с мощеной дороги, переходя на обычную. Асфальт, фонари и деревья. Звук каблуков и тишина, сменившая слабые шумы домов.
- Меня восхищает ваше упорство. Ваша смелость. Но зачем вы здесь? Какой ваш путь? Кто вы?
Лирианец проецировал Лукасу иллюзию того, что глаза у него обычные, не светящиеся. В темноте и тусклом свете фонарей. Ветер растрепал волосы Талека. И кажется, то же сотворил с юношей.
Безымянный внимательно посмотрел на Лукаса, поровнявшись с ним.
- Вы красивый. Даже не похоже, что вы человек... - вырвалось из одурманенного солью лирианца.

Дорога до Приюта

+1

9

спустился с Заброшенная горная тропа

Твердая поступь Рандома гулко отдавалась на пустынной мостовой улиц. Фонари как будто направляли его прямиком к пункту назначения. Редкие прохожие с удивлением озирались на Рандома, который уверенно шел вперед, как будто знал это место как свои пять пальцев. Впрочем, это была его обычная манера поведения... Прищуривая глаза от едкого дыма крепкого табака неизменной сигареты в уголке его губ, наконец он приблизился в небольшому профинциальному отелю и ухмыльнулся/ прочитав его название.
- Ха! Верный спутник! Интересно чей и кому верный? Все-таки как много значения придают люди этому глупому чувству - верность. С этой мыслmю и ухмылкой на губах, Рандом распахнул дверь и ...

вошел в небольшой, достаточно уютный холл отеля. Отель "Верный спутник"

Отредактировано Рандом Корвус (27-08-2011 01:53:12)

0

10

Ссылка

Ступая не спеша, присматриваясь к построенным забавным сооружениям, называемыми  Домами, ловя обрывки мыслей и эмоций тех, кто встречался, Кора в одном из таких строений уловила много наслоенных образов, а значит, там можно поговорить и узнать о том  есть ли тут вообще перспективы и принято ли сдавать жильё не однопоселянам. Жить в том сборище эмоций Коре совершенно не хотелось, но интуиция говорила, что и слишком удаляться от Приюта тоже не стоит. Увидев кондитерскую и уловив сладкий запах  специй и выпечки, женщина приостановилась и с улыбкой вошла внутрь.
Кондитерская "Чудеса у Алисы"

Отредактировано Мелькора (27-02-2013 19:02:21)

0


Вы здесь » Приют странника » Деревня Монте-Верди » Улицы деревни Монте-Верди