Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Маскарад душ » "The triаl"


"The triаl"

Сообщений 61 страница 90 из 100

61

Голова раскалывалась на сотни и тысячи маленьких осколков. Мыли пробегали, бессистемно сменяя друг друга, калейдоскоп воспоминаний, идей, картинок, звуков, запахов и ощущений...
Преобразование из более низших форм в более сложные всегда было не простым делом, но превратиться из не разумного существа в разумное было особенно трудно. Если бы Пастух разбирался в медицине, то, скорее всего, он бы списал это на невероятно сложный процесс перестроения мозга. Но Пастух не знал медицины, и в принципе не спешил давать чему-либо объяснений, зачем они Лехмы?
Незачем...
Последними перестроились глаза. Их как будто резало изнутри, свет причинял чудовищную боль, но воспалённый разум ещё этого не понимал, поэтому светловолосый паренёк просто закрыл их руками, наверно, сыграл какой-то инстинкт. Светлые волосы? Да, похоже новая форма из банка памяти была странной. Это было тело человеческого детёныша, с точностью имитировавшее возраст самого Пастуха, ведь при переводе на человеческий возраст Пастуху было бы около 10 лет.
Я куда-то шёл... Нет. Я шёл за кем-то... Кем-то, за кем я должен был идти...
Несколько неуверенных шагов и ноги сами обо что-то зацепились, потеряв равновесие, Пастух упал, задев головой какой-то предмет. Скорее всего, это был дверной косяк какого-то здания. Ушиб был не сильным, но его оказалось достаточно, чтобы привести в чувство разум, боль мгновенно захлестнула сознание, всё тело мгновенно сковало, а из горла вырвался крик, который сам Пастух даже не услышал...
И только в этот момент он умудрился уловить чьё-то присутствие. Рядом кто-то был. Кто-то, за кем он шёл...

Принятая внешность

http://uploads.ru/i/Y/5/G/Y5GBd.jpg

Отредактировано Пастух (31-12-2011 01:23:24)

+3

62

Музыка заиграла снова. Человека, который пел, не было здесь.
Пропустив Рея вперед, в кое-то веке Хант не поперся сам в первых рядах, он словно почувствовал что-то, и начал огладываться по сторонам.
Собака.
!?
Буквально на глазах она превратилась в хрупкого светловолосого паренька.
- Вот ведь шкатулочка с секретом...
Мальчишка закрыл глаза, защищаясь от неяркого, в общем-то, света, потом сделал несколько неуверенных шагов и упал.
Раздался крик. Он не заплакал, а именно закричал.
Брэд тут же подскочил к нему, опустился на одно колено, в душе надеясь, что это не уловка, и он не превратится снова в монстра.
- Эй! - парень не двигался, он осторожно коснулся его рукава. - С тобой все нормально?
Ханта охватило какое-то странное теплое чувство, не жалость - нет, скорее желание защитить. Хотя от кого и как он собирался защищать непонятное существо в этом нелинейном мире? Он замер в ожидании реакции.
Воспоминания. Имеют свойства приходить неожиданно; не приходить, когда нужны; впечатывать в нутро каленым железом; растворятся в безвременье сознания навсегда, если навсегда еще существует.
Неожиданно, без надежды на ответ:
- Идем со мной... - шепотом, чтобы не испугать.
Когда-то, но также вероятно, что - никогда, кто-то вот так же сказал: идем со мной, и Брэд пошел. Под завораживающим своим величием ночным небосводом, посреди поля подсолнухов.
Неведомо...
С тех пор он никогда не останавливался. С тех пор он всегда шел один.
Хант улыбнулся, опустив глаза.

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5317732a2d5[/audio]
P.S. Enya_A Day Without Rain_ Deora Ar Mo Chroi

+3

63

Рэй осматривался в помещении кабачка-не кабачка, бара-не бара, давал глазам привыкнуть к совсем уж скудному освещению, отражавшемуся от шелковистых стен цвета шоколада. Неизвестно, правда, знали ли тут о существовании такого лакомства, но именно этот оттенок коричневого, да ещё и бронзовоподобные детали интерьера, в сочетании с усилившимся и сгустившимся запахом какой-то сладкой пряности типа корицы создавал ощущение уюта. Восьмому здесь определённо нравилось… к тому же музыка здесь была явно в его вкусе.
А кто её заказывает-то, музыку? – прищурившись, хмыкнул про себя Скиннер. − Мы же и заказываем. Так что чему удивляться, собственно? В сказочной стране грёз и мечт ещё и не такое возможно.
Однако, стоять на входе один, как перст, Рэймонд не рассчитывал, и, всласть попялившись на отделку помещения, обернулся, чтобы узнать, почему задержался на входе Джей… да так и замер. Из полумрака даже «солнцезащитный» свет на улице казался ярким, а в проёме открытой двери происходящее виделось подсвеченным и почти болезненно четким… хотя и совершенно нереальным, если подумать. Но Восьмой не думал, он просто смотрел на то, что обычно показывают в фильмах об оборотнях: пугающий, неуклюжий красный пёс, похожий на койота, вставал на задние лапы и превращался в человеческого ребёнка, золотоволосого хрупкого мальчика, похожего на…   
Господи, это же Маленький Принц… − у бывшего штурмана сердце захолонуло.
− Джей… − голос осип внезапно, Рэймонд хотел предупредить спутника, но слово «осторожно» застряло поперёк глотки… да и поперёк сердца тоже – оно говорило, что не может такой хрупкий малыш быть чем-то опасным, хотя разум вопил, что ещё как может!
Не так уж часто ум с сердцем был у Скиннера не в ладу, однако теперь как раз такой момент и наступил. Мальчишка инстинктивно прикрыл глаза рукой, будто их резало светом немилосердно, зашатался, упал, и вскрикнул, ударившись головой.
Бог ты мой… он же ни стоять не умеет на двух ногах, ни ходить… Как я совсем недавно...
Вот сейчас как вцепится в горло присевшему на колено человеку, трогающего этого трогательного мальчика за рукав… хотя я сделал бы точно так же – взял за руку, обнял, прижал к себе тощенькое тельце… − Восьмой невежливо развернулся, выходя из кафешки, на свет, под ванильные облака, быстро плывущие над куполом. Кажется, их гнал ветер…         
   
[audio]http://prostopleer.com/tracks/44526745rcs[/audio]

Отредактировано Рэймонд Скиннер (31-12-2011 17:10:47)

+2

64

Кроме вышеупомянутых действующих лиц маленького спектакля длинною в жизнь, мизансцену наблюдал явившийся Библиотекарь, облюбовавший местом приземления бар, чьи мягкие стены впитывали даже свет, создавая обволакивающую полутьму. Вполне удобно. Погрузив помещение во мрак, оставил освещенной лишь барную стойку и маленькую музыкальную шкатулку на ней.

вот|такая

http://www.marketus.ru/goods_images/MJ0072_ZYMB935B-0.jpg

Предмет манил и притягивал взгляд, словно требовал завести его. Напоминает весьма прозаичную ловушку, не так ли? Но это слишком просто.
Открыв крышку шкатулки, обнаружите изящную серебряную фигурку шута, задумчиво сидящего на шаре.
[mymp3]http://klopp.net.ru/files/i/b/6/9c6835e44bf772d3fe7122ed50bff7.mp3|shkatulka[/mymp3]

Поспешите войти в полутемное помещение, ведь у вас осталось не так много времени. Спрячьтесь, забейтесь в угол и дрожите опасаясь, что хрупкие стены обветшалого бара не выдержат напора беснующейся стихии. Скажете - да где она, стихия? Прислушайтесь, принюхайтесь, неужели вы ничего не ощущаете, жалкие смертные? Закройте глаза, начните считать пульс и тогда... тогда уловите далекий рев песчаной бури, стремительно несущейся на город. Не уповайте на купол, в этом мире нет ничего более непостоянного, чем материальность. Однако, возможно, вам повезет и убежище сможет спасти вас, уберечь то, чему радоваться уже разучились - жизнь. Проходите внутрь, легкий запах корицы и шоколада будет проводником, а музыка из одинокой шкатулки заглушит вой опасности. Может, да... а может, нет, не узнаешь, пока не повернешь за поворот.

+3

65

Боль потихоньку начала спадать...
Сознание прояснилось...
Вокруг были вещи и предметы, мерцающие лампы и тени...
- Эй! С тобой все нормально?
- Я потерялся. Где я? - Вопрос прозвучал настолько нелепо и странно, что Пастух так и не смог понять, кому именно он его адресовал и именно в этот момент случилось странное. Незнакомое щемящее чувство в груди.
*Родители... ТОЧНО!* - мысли ворохом опять пронеслись в голове, рядом по стене пошла рябь, а в зеркале на стене отразился какой-то давно канувший в небытие мир.
- Ты не мой папа... Ты знаешь, где мои родители?... Ты поможешь их найти?... -
Не дожидаясь ответа, парнишка медленно поднялся и неуверенно начал шагать за человеком. В воздухе играла какая-то странная музыка, навевая воспоминания о каком-то городе, где существа строили дома так, чтобы комнаты были значительно меньше, чем коридоры в домах. Они так делали, потому что почему-то очень боялись, что их дороги могут пересечься...
Но ударивший в ноздри пьянящий запах зрелых подсолнухов мгновенно отвлёк внимание Пастуха от слишном сложного и столь непонятного явления, как музыка, сцена действия сменилась, как и настроение. Теперь можно было ничего не бояться и ничего не опасаться, держась за руку человека, парнишка неуверенно шагал рядом с ним куда-то... Куда-то, где его ждут и помнят...

Отредактировано Пастух (05-01-2012 12:52:22)

+2

66

Если родителей ищет - значит, все нормально. Ну, либо, как в фильме ужасов, - Брэду показалось, что по земле прошла легкая дрожь, он почувствовал ее коленной чашечкой; поднялся на ноги.
Воспоминания.
Воспоминания, порождающие чувства, не вносят ясности. Если дрожит земля, у этого должна быть причина.
Парнишка взял его за руку, и Хант сделал вместе с ним несколько шагов вперед, навстречу Рею, который отчего-то вернулся, словно тоже что-то потерял.
- Я потерялся. Где я?
Потерялся...
Под этим словом Брэд подразумевал не ориентировку на местности, а... не понимать, "кто ты такой". Это для Ханта и значило - потеряться.
Даже без части воспоминаний, в незнакомом месте, хуже - в незнакомой реальности... Брэд Хант не потерялся, и именно поэтому был уверен, что может помочь.
"Пока ты знаешь "кто ты", ты - не потерялся".
Эти слова не были просто вербальным штампом, они стали силой.
Повернул голову, склонился:
- Помогу, чем смогу, хотя я и правда не твой папа, - Хант подхватил парня на руки. Ветер усиливался.
Что-то не так... Нужно переместиться.
- Где? Я не знаю, где твои родители, где мы, я тоже не знаю, но мы не потерялись!
Динозавр _ Собака _ Ребенок.
Хант не мог пока предположить следующий член этого ряда.
Он чувствовал внешнюю опасность.
Рею:
- Похоже, теперь нас трое, хотя не совсем уверен.

+3

67

Золотоволосый мальчик не обратился обратно в монстра – ни в мелкого дракона, ни в крупного красного пса, не впился в горло мужчины – то ли момент упустил, испугавшись того, что Восьмой начал движение им навстречу, то ли вообще такое хищное намерение имело место только в сознании Скиннера, подхватившего острую паранойю. Новоявленный Маленький принц только взглянул на людей чистыми глазами, как оказалось, прозрачно-зелёными, будто морские волны в холодный солнечный день, но неясная тревога нарастала, необъяснимая, смутная, Рэймонд невольно вдохнул глубже, выйдя на воздух, захлебнулся им, ощутив через подошвы сандалий внезапный толчок.   
Землетрясение? − бывший штурман напрягся, такого опыта у него не было, но он читал про своеобразное инфразвуковое цунами, вызывающее приступы внезапной паники у животных и людей с неустойчивой психикой. − А к какой из двух категорий здесь относимся мы?
− Я потерялся. Где я? – спросил мальчик у присевшего перед ним взрослого под новый, более слабый толчок снизу из подземных глубин.   
Рэймонд нахмурился – краем глаза уловилось движение, точнее, колебание стены, но резко обернувшись, он уже ничего не увидел.
− Ты не мой папа... − лепетал Маленький принц, − Ты знаешь, где мои родители?.. Ты поможешь их найти?.. 
Мальчишка вложил руку в ладонь Джея и зашагал рядом, обратно в помещение бара.
Не делаем ли мы ошибку? Ведь советуют, напротив, выходить на улицу, чтобы под руинами не остаться, − разворачиваясь, сомневался бывший штурман, но не высказывался вслух, почему-то доверяя в этом вопросе Джею.
- Где? – перереспросил спутник Восьмого, очень предсказуемо (во всяком случае, сам Рэй сделал бы точно так же) подхватывая ребёнка на руки. − Я не знаю, где твои родители, где мы, я тоже не знаю, но мы не потерялись!
Верно, Джей. Тут ты прав, мы-то, скорее, нашлись. Знать бы только, где, зачем и для кого…
- Похоже, теперь нас трое, хотя не совсем уверен.
Рэй кивнул сотоварищу по странным событиям, соглашаясь сразу с обеими частями утверждения. Он отлично понял, что «Похоже, теперь нас трое» означает не подсчёт, а приобщение, в том смысле, что малыша взяли в компанию. Насчёт же количества состоящих в ней Восьмой тоже сомневался. Почему-то даже сквозь саднящее беспокойство пробивалась уверенность, что ещё много чего (и кого) предстоит. Да и белоголовый странный тип из головы не шёл, никуда не делось смутное ощущение его присутствия где-то близко.               
Ветер, теперь уже и под куполом объявившийся, трепал тёмные волосы Скиннера. Входя обратно в помещение, Восьмой убрал мягкую прядь, щекочущую скулу, удивляясь тому, что кончики собственных пальцев холодны, как лёд, притом, что надкупольное солнце ощутимо припекало. Внутри, вроде бы, стало ещё темнее и безлюднее – оно, конечно, раннее утро вскоре после рассвета – самый мёртвый час для бара: кто хотел весело провести ночку, уже всласть надрался, проспался даже в неудобной позе, и свалить по домам успел, а те, кто мирно позавтракать и чашку кофе перед работой выпить намерен, ещё не подгребли… но чтоб совсем никого!.. А впрочем…
Тускло отблёскивали зеркала, бронзовая отделка и полированная мебель, что-то мелодично, хотя и механически тренькало, и первым подойдя к стойке, Рэй понял, что это – шкатулка. Крышка была закрыта, но музыка раздавалась, странно. Шёлковая кисть скользнула по полировке стойки, поднимаясь вслед за крышкой, которую бывший штурман почти автоматически открыл – на удивление легко, хотя и со щелчком. Но секундой позже стало ясно, что щёлкнула не крышка, а пружина, с помощью которой вынырнула из шкатулки, вставая вертикально, серебряная фигурка – шут, в задумчивости сидящий на шаре.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (05-01-2012 18:23:50)

+2

68

Восседать обездвиженно, честно сказать, было довольно скучно, однако это время лирианец провел с пользой для себя - хорошенько рассмотрел посетителей заведения, избранного экспериментатором местом временного обитания. Налюбовавшись на людей и загостившегося Лехмы вдоволь, маленькая серебряная фигурка спрыгнула с шара и протанцевала под остаток мелодии до края стойки, тут же нырнув под нее ловко. А вот вынырнул, ничуть не смущаясь взглядов, шут уже в свой родной двухметровый с хвостиком рост.

+|-

http://uploads.ru/i/M/H/j/MHjCy.jpg

Опершись ладонями о полированную поверхность "танцевальной площадки", парень широко улыбнулся посетителям и дежурно поинтересовался:
- Добро пожаловать в бар "Перекресток". Что будете заказывать? Прошлое с апельсиновым соком, настоящее со льдом или коктейль из будущего?
Однако не только принять заказа бармен не успел, а даже выслушать его, потому что на последней вопросительной ноте грохнула входная дверь, словно ее открывали тяжелым сапогом. В "салун" буквально влетел... сатир! Самый обыкновенный, с копытами, рожками, мохнатыми ногами и флейтой, залихвастски засунутой за ухо на манер карандаша инженера. Под мышкой ворвавшийся держал крупную коробку, завернутую в самую простую почтовую бумагу.
- Посылка для Знахаря! - громогласно возвестило создание пробегом из греко-римских мифов.
- Не ори, оглохнуть можно, - проворчал парень в плаще, видимо, он и есть этот самый Знахарь. Впрочем, тут больше никого и нету, - кто отправитель?
Притопав к стойке, почтальон хлопнул на нее коробку и достал свиток из-за второго уха.
- Распишись тут, Ланцелот.
Выудив из кармана плаща воронье перо, шут поставил руническую закорючку, откоментировав:
- Надоели мне эти прохвосты уже.
Словно забыв о троих люденелюдях, Знахарь и сатир вели свой разговор, вернее, парень неспешно распаковывал доставленное, а козьеногий свернул трубочкой свиток и принялся его есть! Откусив пару кусков пергамента, поморщился.
- У тебя соль есь?
- Для тебя, Зуул, все есть, глянь в стойке, - отозвался Знахарь, не отрываясь от своего занятия, а сатир, (похоже, Зуул - его имя), перегнулся и, пошарив, вытащил солонку. Посыпав от души свиток, вернул предмет на место и с нескрываемым удовольствием дохрустел бумагой словно вафлей.
- Ну, что там? - спросил рогатый, облизывая пальцы.
- Грааль, как обычно, - ворчливо отозвался шут, демонстрируя крупную, красивую, сверкающую и переливающуюся чашу.
- Ого! - вытаращился сатир, - Зна-а-а-ахарь, - проблеял просительно, - отдай его мне? А? Ну отдай, будь хорошим личем. Ну пожа-а-алуйста.
Канючаший кубок гость из вечных мифов - зрелище не самое затейливое, да и нудеть Зуул умеет, поэтому вышеупомянутый Знахарь вручил ланцелотовскую посылку в руки козлорогому и, перебравшись через стойку, развернул того, рассыпающегося в восторженных комплиментах доброте лича, за плечи и не слишком церемонясь выставил за дверь, напомнив, что тот теперь ему должен. Захлопнув эту мнимую преграду за спиной Зуула, привалился плечом к косяку и усмехнулся задорно зрителям всего спектакля.
- Вот глупый козел, - захихикал лич, - мне этих Граалей рыцари Артура каждую неделю шлют, все надеются, им зелья волшебного отколется. А вот фиг!
Прошествовав к маленькой незаметной дверки справа, спрятанной за драпировкой, открыл ее, порылся и, выудив еще один (!) кубок, выглядящий точно так же как принесенный Зуулом, бросил его Скиннеру. На донышке колдовского изделия характерными маленькими буковками было вигравированно "made in China".   
- Кстати, господа, - обратился уже напрямую к посетителям шут, не обращая внимания на слегка озадаченные лица и вопросы во взглядах, - хотите покажу нечто интересное?
Продолжая посмеиваться, Знахарь открыл захлопнутую входную дверь и поманил людей пальцем.
Вы когда-нибудь видели приближающуюся двадцатиметровую волну воды? Нет? Ну тогда смотрите, правда, это была не вода, а песок. Шквал все нарастал. Здание ощутимо встряхивало и громко поскрипывало. Создавалось впечатление, что оно сейчас рухнет к чертовой бабушке и погребет под собой и горой песка спрятавшуюся компанию как последних затерявшихся помпейцев. Оглушительно ревя, песчаная буря промчалась, даже не засыпая ни песчинкой внутрь бара, как будто неведомый щит оберегал путников, зато открылся прекрасный вид на скрывающееся в клубах демона пустынь. Вернее четырех всадников, проскакавшим в смертоносной "волне" куда-то мимо в неизвестном направлении.
- Что-то они разъездились в последнее время, - заметил лич, сердито качая головой, - по три раза на дню несутся невесть куда. Сидели бы себе дома, так нет, надо ведь об Апокалипсисе возвестить.

+3

69

События, персонажи, природные явления, запахи, цвета и краски сменяли друг друга с умопомрачающей скоростью. Наверно, это должно было напрягать, но вместо этого просто раздражало. Ведь вокруг было столько всего любопытного, во что хотелось бы вникнуть, а вместо этого стоило Пастуху хоть на чём-то сосредоточить своё внимательное любопытство, как оно тут же куда-то исчезало. Это огорчало и расстраивало, но вместе с тем, вызывало ряд догадок...
- Так не может быть. В мире не бывает так. Мы наблюдаем за несоответствием...
- Где? Я не знаю, где твои родители, где мы, я тоже не знаю, но мы не потерялись!
Произошло нечто из ряда вон выходящее. Скорее всего человек даже не догадывался, что своими действиями и словами вызвал целый шквал воспоминаний и ощущений. Ведь когда материнская Лехмы вбирает в себя симбиота-Пастуха, чтобы уберечь от внешней опасности или агрессивной среды никогда не возникает вопросов "Где мы?", "Куда мы движемся?" или "Что мы будем делать дальше?"
Им просто нет места на фоне обычной заботы псевдородителя. Ведь материнский организм хоть и является той точкой, из которой Пастух появляется в этом мире, но, строго говоря, он просто продолжение всего Лехмы, часть их, и потому понятие Родитель является тождественным для всех Лехмы... И потому внутри расы не существует понятия "поколение" или дифференциации по принципу "родители-дети". 
Но так же от человека исходила и обеспокоенность, вполне свойственная ассоциативному ряду, который был вызван ситуацией. Но тут было что то другое. Нечто, что человек мог персонализировать. Это было уже интереснее...
Осмотревшись, Пастух на мгновение остановил свой взгляд на втором человеке. От него тоже веяло беспокойством, точно таким же по "вкусу", но опять же ничего конкретного. Складывалось впечатление, что эти люди молча могут понимать друг друга, на мгновение даже проскочило ощущение, что у них совершенно одинаковые глаза, которыми они могут говорить целую вечность то ли друг с другом, то ли со звёздами...
- А вы настоящие... - непроизвольно отметил наблюдение новоявленный принц.
Но это ощущение было быстро забыто, поскольку задумавшись, Пастух даже не заметил, как они втроём оказались опять в баре.
Мимо пробежал какой-то странный представитель живого мира, весьма похожий на некогда встречавшийся Лехмы вид существ с какой-то планеты. Правда, они тогда не разговаривали, а просто объедали местные кусты...
Но внимание мгновенно оказалось приковано к центру события. Да-да, теперь уже не было никаких сомнений в том, что происходящее есть Событие с большой буквы, так как оно происходило прямо здесь и сейчас, явно выбиваясь из общего ритма всего, что творилось в этом мире. Высокий синеволосый парень в плаще и странной пластикой движений...
Маленький принц смотрел на него внимательно, не моргая, буквально пожирая каждый миллиметр взглядом, впитывая исходящие от него ощущения, эмоции и чувства. В них было что-то знакомое, какой-то терпкий, песчаный аромат...
- Вот глупый козел, мне этих Граалей рыцари Артура каждую неделю шлют, все надеются, им зелья волшебного отколется. А вот фиг!
- Лёгкий шлейф надменности на фоне чрезвычайной и не безосновательной самоуверенности... - Эмоции считывались легко, как и всегда, Ами лишь отмечал наблюдения шёпотом, - контролирует Ситуацию, ведёт себя в позиции власти и силы... - букет ощущений начинал складываться во что-то знакомое, что-то узнаваемое, зрачок расширился до предела, выражая любопытство и заинтересованность, - гениальное умение манипулировать, воздействовать на других, недопустимость воздействия других на себя...
Пастух повернулся к людям, потянул слегка за рукав и заглянув в глаза спросил, - Вы ведь знаете, кто это? Вы ведь знаете, как и зачем вы тут? Да? Нет... Конечно, нет... Как и я... - вопрос и ответ на него лишь укрепили подозрение...
- Что-то они разъездились в последнее время, по три раза на дню несутся невесть куда. Сидели бы себе дома, так нет, надо ведь об Апокалипсисе возвестить.
Мимо пронеслась песчаная буря с четырьмя какими-то существами, несущих на себе других, двуногих, скорее всего, людей. Интересно, куда и зачем они так спешат? Но, в сущности, сейчас это имело довольно слабое значение, ведь и это было явно частью События...
Это место гибко и реагирует на нас. Наверно, оно так же отреагирует и на меня... Нужно проверить...
Мягко изъяв из памяти хрупкое и чрезвычайно дорогое воспоминание, Ами начал раскручивать его в своём сознании, превращая в трёхмерное пространство, тщательно и по кусочкам вспоминая каждый камушек, каждое отражение на стеклянном куполе, каждую башню и, конечно же, сумасшедшее оранжевое и вечно пылающее небо над горизонтом.
За окном расцвёл багряный закат, озаряя собой новый пейзаж. Огромный стекляный прозрачный купол мерцал всеми тонами красного и оранжевого, город внутри, красуясь своими башнями стоял, будто собирался делать это всю вечность, скользя во времени, словно лишь слегка касаясь его...
Да, это был поглощённый алой смертью Галлифрей...
- А ты не заблудился ли, старший брат?... - совершенно спокойно, глядя прямо в глаза, спросил Пастух у стоящего за стойкой парня.

Вид из окна

http://static.diary.ru/userdir/1/3/5/0/1350423/71246943.jpg

+3

70

- А вы настоящие...
Что мальчик имеет в виду, Хант уточнять не стал. Войдя в помещение, он опустил парнишку на пол, удостоверившись, что тот способен стоять на ногах, сделал шаг в строну проследив взглядом за Реем. По всей видимости, его попутчик был от природы любопытен.
- Открыл шкатулочку на свою... на наши головы... - негромко прокомментировал Хант неожиданное появление нового действующего лица. Он повернул голову на звук распахнувшейся входной двери, и тут... началось новое представление.
Шут, сатир, чаша Грааля...
Парень начал говорить, сначала будто сам с собой. Смысл слов по бредовости ничем не отличался от происходящего.
У него шок? У галлюцинаций вообще бывает шок?
Брэд встряхнул головой.
- Вы ведь знаете, кто это? Вы ведь знаете, как и зачем вы тут? Да? Нет... Конечно, нет... Как и я...
Сам спросил - сам ответил, очень характерно.
- Кстати, господа, хотите, покажу нечто интересное?
Можно подумать, есть варианты, - прикинул Брэд с легкой досадой, но взглянуть не отказался. Здание заходило ходуном, но ничего фатального не произошло. Псевдоприродное явление исчезло также беспричинно, как и появилось.
Может, это был ящик Пандоры?
- И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно, как власяница, и луна сделалась как кровь. И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои. И небо скрылось, свившись как свиток и всякая гора и остров двинулись с мест своих... - не обращаясь ни к кому конкретно, Хант усмехнулся, наблюдая то, что было показано.
Трагедия_ Комедия_ Фарс.
Я ошибся, нас не трое, - когда мальчишка вернул все на свои места.
- Чувствую себя лишним, - Брэд развернулся и прошел вглубь бара, плюхнувшись в ближайшее кресло. - Не вижу повода не выпить!
Вместо желательного рома, на столе появилась менее желательная текила, тонко порезанный лайм, соль и два, нет, три стакана.
- А ты не заблудился ли, старший брат?
Хант посмотрел на парнишку, улыбнувшись:
- Детям до 18, - перевел взгляд на Рея. - Когда еще представится возможность выпить за Апокалипсис, а Рей?!
Потом с интересом оглядел синеволосого типа-бармена:
- Присоединишься? Хотя тебе, как я посмотрю, Апокалипсисы не в новинку.

+3

71

Чудеса и не думали заканчиваться: ларчик открывался просто, пожалуй, даже чересчур просто, но, как оказалось, открывал многое – под мелодичное треньканье серебряная фигурка шута ожила, соскочила, и, на ходу отплясывая нечто залихватское, нырнула под барную стойку. Рэй и фыркнуть удивлённо не успел, как из-под неё выскочил, другого слова не подберёшь, словно чёрт из табакерки, немаленький такой парень с синей шевелюрой и в романтично-долгополом плаще покорителей Запада… или Матрицы.
Шустрые здесь бармены, − подумал Восьмой, слушая бодрую и многозначительно юморную скороговорку служителя шейкера, бутылки и бокала, и с удивлением отмечая, что фигурой и лицом что парень, что игрушечно-живой серебряный шут совершенно одинаковы.
По-видимому, вопрос о заказе, во всяком случае, бегло перечисленных напитков, относился к вопросам риторическим, ибо… Скиннер ответить не успел, оглядываясь на дробный топот, донёсшийся от входной двери, да так и замер с открытым ртом. А как было не остолбенеть, если подбегал к бармену не собрат-ковбой какой-нибудь, а, как показалось сперва Рэймонду, совсем другой «коровий парень» − минотавр, с обшитым рогожей посылочным ящиком под мышкой. Когда это чудо… нет, не в перьях, а  в шерсти и с копытами шваркнуло посылку на полированную поверхность барной стойки и заговорило человеческим голосом, бывший штурман, если честно, еле на ногах устоял. Во всяком случае, нижние конечности, за время карабканий-переходов-переездов вроде как служившие верой и правдой, сейчас заметно ослабели.
Рэй ненавязчиво оперся ладонью на стойку, сглотнул, соображая, что и знахарь, и выпить ему бы сейчас очень кстати, ибо, когда синеволосый парень достал вороново перо, а в разговоре замелькали слова «Зуул», «Ланцелот» и «Грааль», бывшему штурману, который внезапно со всей полнотой осознал значение культурологического термина «магический реализм» и почувствовал себя внутри всех культурных мифов и литературных миров разом, снова заметно поплохело.
- А вы настоящие... – будто в ответ на его мысли и ощущения, откомментировало золотоволосое дитя, тоже, между прочим, напоминавшее литературного персонажа, поочерёдно поглядев на Рэя и Джея.             
Нарния, блин… слава богу, не минотавр, − почему-то Восьмому стало чуть полегче, когда теперь, вблизи, он смог увидеть, что морда у почтальона не козья, не коровья, а так… вполне себе человечья, хотя и хитрая до невозможности. − Но сатиры тут вот так запросто ходят… 
Почтальон заполучив подпись получателя, по-козлиному заканючил соли, а заполучив и её, с хрустом зажевал пергаментным свитком, будто вафельной трубочкой.
Твою же мать… − надо сказать, что лицо Восьмого приобретало крайне глупый вид в минуты трагического непонимания, − Пергамент, (а это, чтоб мне провалиться, не бумага на извещение, а пергамент!), между прочим, делается из телячьей кожи, а Минотавр, на минуточку, в мифе был плотоядным, и в своём Лабиринте людей ел… Вот попали, так попали… не нравится мне всё это…
Мысли не к месту начитанного бывшего штурман неслись галопом, в то время как глаза следили за распаковыванием барменом посылки. Появление вполне себе пафосной и волшебной на вид чаши Скиннер встретил внутренним стоном.
Все… крыша тю-тю… − окончательно уверился он, увидев на дне такой же, но поданной ему барменом, фабричную гравировку «made in China». Дитя опять заговорило тоном и фразами университетского профессора, но Рэй, кажется, уже исчерпал лимит потрясения, поэтому появление за окном ещё одного купола его не удивило – чего такого, тот же самый, пылающий в тревожном красно-оранжевом свете город под куполом в городе под куполом. Нормально… матрёшки такие… или игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, тот в сундуке. Нормально… Рэймонд и приглашение Знахаря-Нео что-то там «интересное показать» воспринял как должное. Понимая, что поступает против всех правил безопасности, встал в заскрипевшей дверной коробке, вновь ощущая подошвами подземные толчки, с трепетом, но без страха почему-то наблюдая приближение песчаного цунами. Будто половина той пустыни, которую люди не больше получаса назад проехали на дрезине, встала дыбом, завернулась охристо-жёлтой страницей, того же цвета, что и сжеванный убежавшим, счастливым, отоваренным магической посудиной сатиром, пергамент.
На промчавшихся в призрачном, мутноватом шлейфе песчаной бури всадников Апокалипсиса Рэй тоже смотрел с отстраненным интересом – как положено, конь белый, у всадника лук, конь рыжий, у всадника большой меч, конь вороной, всадник с… весами, что ли?.. Ах, ну да… «имеющий меру в руке своей»… и конь бледный… хм, а ведь действительно бледный, молочно-восковой спелости… и кавалерист Смерть с косою… а оставшиеся полголовы выбрито, как у китайцев, завоёванных манчжурами. М-да… и никакого ада за ним не следует, взвесь только из мелкого песка и пыли.       
− От топота копыт пыль по полю летит. Какой первосортный бред! – Скиннер покачал головой, шагая вслед за Джем за худо-бедно накрывавшийся безо всякой скатерти-самобранки столик, только сейчас сообразив, что держит в руках а-ля кубок, за ножку, чашу Грааля. Сев, поднёс её к лицу, прищурившись, подул в неё, сдувая застрявшие в гладких бороздках букв песчинки.
− Мне сюда накапай, − попросил Джея, подставляя сияющий мягкими перламутровыми переливами волшебный кубок под прозаичную текилу. − Прощение грехов и бессмертие лишними не будут. А правда, Ланцелот... Песчаный, − оглянулся Восьмой на бармена, − присоединяйся.
Наблюдая, как исчезает, тает в воздухе, исходит дымком третий, ненужный стакан, заменённый чашей, бывший штурман откинулся на спинку стула, по-наполеоновски сложил руки на груди, прищурился и довольно хмыкнул. Ему хотелось озорничать, то ли под влиянием уютной атмосферы бара, то ли от облегчения, раз зловещие всадники, оказывается, тут явление обычное.
− А кони всё скачут и скачут, а избы горят и горят, − глубоомысленно пробормотал Рэймонд по-русски. Эта фраза вполне сошла за заклинание, ибо дверь открылась и на пороге возник высокий худой старик величественного вида с длинными седыми волосами, белоснежной бородой ниже пояса и серой полотняной рубахе, по долгополости не уступающей плащу бармена, и широкополой остроконечной шляпе. При желании можно было заметить, что черты лица его точь в точь повторяют черты того странного типа, который сопровождал появление Рэя и Джея в этом мире.
Вот и Гэндальф Серый, − Скиннер не без удовольствия усмехнулся. − Получилось. Как говорится, ударим по Нарнии Средиземьем.
Подол грубоватой хламиды самого известного из истари зашевелился, из-под него высунулась курчавая русая голова, а потом не совсем приличным образом – на четвереньках – вылез и полностью мелкий человечек не больше метра высотой, встал на ноги и, недовольно ворча, стал отряхивать короткие домотканые портки.
А вот и полурослик, − Рэй улыбнулся ещё шире.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (20-01-2012 15:07:55)

+3

72

Было бы странно, если бы Лехмы не опознал родственника. В таком случае вероятно предположение, что с ним не все в порядке, но к счастью с этим комплексом живых клеток все было нормально, судя по комментариям.
- Лёгкий шлейф надменности на фоне чрезвычайной и небезосновательной самоуверенности... Вы ведь знаете, кто это? Вы ведь знаете, как и зачем вы тут? Да? Нет... Конечно, нет... Как и я...
"Ну да, конечно, знают они. Им же еще договор перед экспериментом давали подписывать с пунктом о неразглашении, невыезде, невыпрыге, невыползе, невылете и нетелепортации", - хмыкнул мысленно лирианец, продолжая дружелюбно нести всякую чушь. Однако "маленький принц" не ограничился узнаванием и расставлением точек над "i", он сам решил поиграть в демиурга местного разлива. Меняющийся пейзаж за окном привлек взгляд. На пару-тройку секунд шут замер, вглядываясь в болезненно знакомые черты родного мира. Далекого... чуждого... мертвого... Погибшего страшной смертью, кропотливо сохраненный в памяти... Самое ценное, любимое и ненавистное воспоминание, ведь ничего нельзя изменить. Эта партия проиграна. К планете относились как к живому существу, теперь корчившемуся в алой предсмертной агонии... Такое невозможно забыть.
Источавший до этого хитрое добродушие, взгляд бармена стал прибежищем вселенской тоски. Ощущение обреченного на одиночество. Отчаяние и скорбь, но не то жалостливое, когда хочется опустить руки и будь что будет, а то, когда поднимаешься, отряхиваешь с себя пыль времен и снова делаешь шаг вперед, хотя и не видишь конечной цели, испытывая себя на прочность.
Плотно сжав губы, шут тряхнул синими волосами, отворачиваясь от окна и снова улыбаясь во все 32+ зуба. Людям не нужно знать. 
- А ты не заблудился ли, старший брат?...
- Нет, малыш, - мягко улыбнулся парень в плаще, наливая соку "принцу", - я дома.
"Ведь дом там, где тебя ждут, даже если этот кто-то - корабль". Мысль о ТАРДИС, о приветственном шуме двигателей и вибрации консоли от простого прикосновения, вернула шута из болота тоски по Галлифрею к более насущным делам - расшалившимся "гостям" бара.
- Присоединишься? Хотя тебе, как я посмотрю, Апокалипсисы не в новинку.
- А правда, Ланцелот... Песчаный, присоединяйся.

Поставив сок на стол рядом с Лехмы, "старший брат" приземлился за столик, присмотренный одним из подопытных, беря свою порцию материализовавшегося более чем обычного, ничем, кроме градусов, не примечательного напитка.
- Знахарь, - поправил бывшего штурмана Библиотекарь, - лучше быть пустынной коброй, чем Ланцелотом. Тратить свое время на спасение того, что в спасении не нуждается, и часовое нытье о своей сложной героической жизни... Увольте!
"Вот и Гэндальф Серый. Получилось. Как говорится, ударим по Нарнии Средиземьем".
"Спасибочки нижайшее, теперь еще с этими глюками разбираться".
Однако "разборка" заключалась в стандартном уже слышанном приветствии вскочившего со своего места бармена. Проведя новых посетителей за соседний столик, из-под полы плаща достал увесистое меню, толщиной с Советскую энциклопедию и проговорив дежурную скороговорку на тему: "у нас есть все и даже больше", "не стесняйтесь в желаниях" и "берем недорого", вернулся за столик Скиннера и Диксона, снова поднимая свой стакан. Пока Гендальф, с его придирчивостью, выберет, Джой-Знахарь вполне успеет мирно выпить в хорошей компании.
- Предлагаю тост: за случайности.

+3

73

Покосившись на вновь прибывших, Хант хмыкнул и налил Рею в предложенную посуду. "Накапал" от души, миллилитров 150, не меньше.
- Может, еще и за энтропию выпьем?
«- а также за шизофрению, архетипы и архаическое бессознательное...»
Брэд отсалютовал и выпил залпом, нисколько не поморщившись.
«Раз уж членораздельно изъясняющихся единиц прибыло, спрошу, пожалуй...»
- Что здесь вообще происходит, я хочу знать?
«...я отказываюсь верить в то, что мне снятся такие бредовые сны».
Сам агент Хант придумать мог, только если группу оперативного реагирования и пару стриптизерш.
«И с чего я вообще взял, что этот Рей - не галлюцинация, либо хуже - он с ними заодно. С другой стороны - заодно с кем? С галлюцинациями?
Это паранойя, так мне и штатный психолог сказал, что я склонен. Но спросить-то я могу. И Рей, уже на чем-нибудь бы прокололся, а никаких намеков на ложь я не заметил».

Взгляд скользнул по «попутчику» и остановился на «ребенке».
«Нет. Это не ребенок. И вообще, они, похоже, в одной психбольнице лечение проходили с барменом, судя по дискурсу».
Брэд откинулся назад, на спинку дивана, так, чтобы видеть всех одновременно, с намереньем перейти в наступление.
«Шут не вызывает доверия, поскольку явно переигрывает. Он что-то скрывает».
- Вопрос не риторический, я хочу услышать версии. Не знаю, в какого рода «братстве» вы состоите, но произошедшее только что выглядело, как демонстрация силы, - думать о том, насколько агрессивно это прозвучало, не было никакого желания.
«Ах, да. Какой же балаган без музыки!» - Хант несимметрично улыбнулся и щелкнул пальцами в воздухе.

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5317708TaeX[/audio]

+2

74

Удивлялка у Восьмого, судя по всему, отсохла навеки, перегорела, потому как то, что плащеносный бармен, прилюдно вслух отказавшийся от трагической, но завидной доли спасателя\рыцаря\супергероя и вскочивший с такой прытью, будто из сиденья под ним выскочило невидимое миру шило – обслуживать вызванных желанием бывшего штурмана истари и полурослика – воспринималось как должное.
А чего такого? Посетители же? Посетители. Заказ принять надо? Надо. Ну и всё… − Рэймонд наблюдал, как Джей щедрой рукой, не торопясь, выливает чуть ли не треть бутылки в граалистую чашу китайского поточного производства. − Глюки они, говорите? А хто, позвольте, тут не глюк? За кого поручиться можно? – задумчиво подвигав чашу пальцами по столу за широкое, кубковое такое основание фигурной, будто разновеликие бусы, ножки, Скиннер покосился на убийственно серьёзное золотовлосое дитя, самозабвенно сосавшее через соломинку какой-то явно сладкий, судя по цвету и густоте, сок из высокого стакана. Когда курчавый хоббит, воровато оглянулся и втихаря умыкнул серебряную на вид солонку, а Гэндальф, забирая протянутое Знахарем меню, порылся в складках хламиды и вытащил очки – очень, очень характерные очки, половинками, как у профессора Альбуса Дамблдора, чтобы нацепить их на кончик носа, Рэй только хмыкнул и поднял чашу, как конъячный бокал – согревая дно ладонью.
− За неслучайные случайности, − обернувшись к вернувшемуся «Нео», поддержал его тост Скиннер и улыбнулся Джею, − Знаешь… мне почему-то кажется, что именно здесь энтропия нам грозит меньше всего. Ничего, если я добавлю в общий тост нечто вроде… − Восьмой хмыкнул уже вслух, и на миг умолкнув, произнёс с интонацией Генерала-с-вечной-сигарой из русского фильма про охоту-рыбалку: − «Ну… за демиургов!»? 
Он по очереди посмотрел на собутыльников. По-прежнему было весело. И глоток текилы дела не испортил… отнюдь.   
− Ибо здесь… каждый сам себе демиург… − ответил он на вопрос Ханта, усмехнувшись и кивая уже на зазвучавшую разбитную мелодию. − …и именно потому здесь происходит…  «волшебный цирк», − уловив слова на вроде бы португальском, закончил он.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (20-03-2012 18:38:48)

+1

75

- Может, еще и за энтропию выпьем?
- Было бы что выпить, - усмехнулся шут, - а тост можно подогнать.
Намек на анормальность всего происходящего был успешно проигнорирован. Галлюцинация, он же шут серебряный и синеволосый, он же Библиотекарь и "виновник торжества" не собирался объяснять подопытным что-либо. Во-первых, это нарушило бы ход эксперимента, во-вторых, примитивные существа все равно не поймут весь размах действа, и в третьих- банальное "а мне это надо?". Утруждать себя лирическими отступлениями от канвы сценария Хоноо-рю не намеревался. Однако поток мыслей человека-лжеца был интересным: от отрицания до принятия всего за несколько минут. Этому объекту проще найти изъян в собственной конструкции, нежели принять, что мир не такой, каким он его знает, и что сам Джей не соответствует собственным знаниям о себе же. Оставив попытки разобраться, Брэд, видимо, решил собрать еще информации, чтобы вписать ее в знакомую схему. Но инфернальную реальность, иллюзию в аналитическую картину реальности не встроишь. Ибо то, что ныне существует вокруг изначально не соответствует логике и противоречит естественному на корню.
«Шут не вызывает доверия, поскольку явно переигрывает. Он что-то скрывает».
Чтобы не расхохотаться, Муриехи уткнулся в стакан, но лукавую улыбку и шальной взгляд открыто адресовал Джеймсу Бонду Страны Чудес на Перекрестке Времен.
- Вопрос не риторический, я хочу услышать версии. Не знаю, в какого рода «братстве» вы состоите, но произошедшее только что выглядело, как демонстрация силы.
Отпив несколько глотков, Знахарь отозвался, по-доброму улыбаясь:
- Вы сами не раз меняли облик местности вокруг себя по собственному желанию, пока шли до этого заведения. Должен ли я считать это угрозой месту моего существования?
Второй объект исследования, уже известный Библиотекарю бывший штурман Рэймонд Скиннер вел себя спокойнее и миролюбивее, возможно, благодаря тому самому воображению, которое изучить лирианцу так и не удалось в прошлый раз. Зато сейчас - раздолье. Склонность к созиданию вызвала новых персонажей, легко встраивая их в ткань иллюзии, а также облегчила восприимчивость шаткой схемы, которая живет по неизвестным ему законам, но воспринимается как в порядке вещей. Непонятном, самобытном, но порядке.
− За неслучайные случайности. Ничего, если я добавлю в общий тост нечто вроде…«Ну… за демиургов!»? Ибо здесь… каждый сам себе демиург… и именно потому здесь происходит…  «волшебный цирк». 
- Вы совершенно правы, - еще шире улыбнулся Джой-шут, ведь этот человек с пыльного булыжника играючи разгадал концепт происходящего. И, несмотря на осознание расового превосходства, Библиотекарь был доволен тем, что правильно выбрал объект для экспериментов. Этот человек преподносит много интересных показателей, - за демиургов и волшебный цирк!

+2

76

Хант закатил глаза и слабо улыбнулся.
"Определенно, они сумасшедшие... демиурги... а не зарываетесь ли вы, ребята?"
Некоторое время назад Брэд и сам считал происходящее забавным, но нечто, словно прорывалось изнутри, нет, оно не просило, а требовало восстановления средней бытийной понятливости. Ощущение искусственности, несоразмерности, коллажа, наляпанного чьей-то рукой. Созидание никогда не было его сильной стороной, Бреду нравилось разрушать, а также нравилось то, что он не мог разрушить.
Не открывая глаз:
- Я не могу создать ничего, что во мне уже не содержится, полагаю, вы тоже. Все, что здесь происходит, лишь перекомпоновка предыдущего опыта. Вам не скучно?
Я знаю только одну реальность, которая прекрасна именно тем, что непредсказуема и слабо подвержена субъективному воздействию отдельно взятого индивида, а это 3D тренажер фантазмов, так мне видится в свете сказанного.
Брэд открыл глаза и встретился взглядом с барменом.
- Если все так сказочно, как ты говоришь... хочу чтобы это все исчезло...
Пауза, в течении которой Хант действительно сосредоточился на этой мысли, но ничего не произошло, собеседники остались там же где и были, только музыка, закончившись, стихла.
- Верни меня обратно, и я буду работать с тем, что есть, а не тешить себя иллюзией всемогущества.

+2

77

Текила была хороша, волшебная ёмкость её, во всяком случае, не испортила. То, что бармен согласился с изменением тоста – тоже порадовало… в отличие от слов соседа-спутника. Откровенно говоря, Восьмой чуть не поперхнулся последним глотком и даже про «лимоном закусить» забыл, ошарашенно уставившись на Джея. Взгляд самого Скиннера на происходящее отличался кардинально.
− Тренажёр фантазмов? − изумленно переспросил он, почти не веря ушам, − Но та реальность, из которой мы пришли, тоже всего лишь майа, морок, матрица, по умолчанию принятая большинством… не верю, что ты не слышал об этом.    
То ли текила сразу ударила в мозг, то ли Скиннеру уж слишком не хотелось обратно в тот мир, куда так рвался его попутчик по необыкновенному путешествию, ибо о неприглядности своего в ней существования бывший штурман пока ещё не забыл и желанием вновь превращаться в разбитого параличом инвалида отнюдь не горел, но слова Джея его прямо-таки возмутили. Именно несправедливостью возмутили.
− Перетасовка накопленного опыта? − последовал недоумевающий взгляд тёмных глаз и ещё один изумлённый вопрос, − У тебя, что, был прежде опыт создания реальных миров по своему желанию и вИдению? У меня вот лично не было, притом, что отсутствием воображения я никогда не страдал.
Рэймонд покачал головой, полюбовался на закрывшего глаза Джея, пожелавшего, чтобы «всё исчезло», удовлетворённо хмыкнул, когда этого, естественно, не случилось, и подавил детское желание показать язык. Но не удержался от замечания, пропетого по-русски:
− «Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
Однажды он прогнётся под нас!».

Он ещё раз поверел в пальцах ножку чаши Грааля и покачал головой:
− Я не хочу упускать это «однажды». Это шанс получить опыт действительно уникальный, я его не боюсь, поэтому останусь. В тот мир вернуться можно в любой момент… − Скиннер повернулся к бармену, − Верно? – в требовательном вопросе, собственно, не было вопроса.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (21-03-2012 18:45:40)

+1

78

"Определенно, они сумасшедшие... демиурги... а не зарываетесь ли вы, ребята?"
"Ты даже не представляешь, человече, что эти ребята умеют..." - чуть усмехнулся шут, с интересом наблюдая за топорщащимся агентом и внимательно слушая дискуссию своих подопытных, откинувшись на спинку стула, лениво попивал крепкий напиток. Точка зрения и восприятие объектов реальности, в которой они вынуждены существовать разнилась кардинально. Человек-лжец - интересен, но бесперспективен в качестве испытуемого для Хоноо-рю, человек-творец же наоборот, вызывал желание узнать, как же у него получается столь легко манипулировать нитями окружающего полотна психоматерии. Наконец, образовалась небольшая пауза в беседе, куда не преминул вклиниться рыжий экспериментатор:
- Как видишь, здесь тоже не все подчиняется желанию одного существа. Ты можешь развеять лишь то, что создал сам.
- Верни меня обратно, и я буду работать с тем, что есть, а не тешить себя иллюзией всемогущества.
-Это шанс получить опыт действительно уникальный, я его не боюсь, поэтому останусь. В тот мир вернуться можно в любой момент… Верно?
Категоричность человека раздражала, ведь ему предоставлена такая возможность, о которой иные мечтают, а он еще и возмущается! Неспешно сделав глоток, бармен отставил стакан и упер локти в столешницу, соединяя перед собой кончики пальцев, чтобы поверх них серьезно и строго посмотреть на любителя реальности и разрушения.
- "Больше нет ничего, все находится в нас..." Это единственная реальность и возвращаться вам некуда. Можете принять сей факт и наслаждаться процессом, а можете... Демонстрация силы, говоришь? Будь по твоему, - в голосе синеволосого прозвенели стальные нотки и парень махнул рукой, словно отгонял мошку. Тут же сидящий напротив человек-лжец стал превращаться во множество тихо-светящихся пикселей, наконец, оставив лишь силуэт, поглощенный неярким светом.
- Прощай, агент Брэд Хант.
Точки-светлячки принялись подниматься вверх, словно снегопад, нарушающий закон всемирного тяготения, и таять под самым потолком. Разумеется, Джой никого не удалял, просто изъял файл из матрицы, заархивировал и отправил на хранение. Самому же сознанию Джона Джея Диксона показалось, что оно провалилось в спокойный здоровый сон без сновидений.

+3

79

Сон начался обычно... верней, нет. Не совсем. Ленси упорно не помнила, как и где она уснула. Ощущала лишь, что очень устала. Наверное. Потому что не чувствовалось тела. То есть это-то, во сне, ощущалось прекрасно, лучше, чем всегда. А спящего тела она не чувствовала, и даже предположить не могла, на чем там она спт. Это было плохо. Это могло означать контузию, ранение, внезапную операцию. Так уже было однажды, когда Эрда едва вытащил ее, оглушенную ударом полицейской дубинки. Понятно, нежничать ему было некогда, и сотрясение усилилось небрежной "доставкой" тела в лагерь. Именно тела - сознание в него вернулось хорошо если через сутки. Вот тогда, пытаясь проснуться и вынырнуть из темноты, она так же не могла  ни вспомнить, что с ней, ни ощутить своих рук-ног. Но тогда была боль. Расплавленный шар боли, что свободно путешествовал в голове, и не давал сосредоточится. А сейчас... девочка прислушалась к себе... нет, сейчас боли не было.
С чего же тогда она решила, что это сон? По двум очень простым причинам... Во-первых, она была у маяка, а вовсе не в санатории и не с Раулем. Маяк набил оскомину, он надоел невозможно. Она устала просыпаться к нему, не зная, как жить в этом странном мире. А, во-вторых, боковое зрение сейчас обрело как бы отдельную жизнь - предметы, видимые им, вовсе не обязательно оставались такими же, когда она поворачивала голову. Ленси с досады грохнула кулаком о теплый ракушечник, из которого были сложены стены маяка, и пошла прочь.
Минут через пять она поняла, что что-то не так... этот город был пуст. И вообще - это был НЕ ТОТ город. Тот - никогда не менялся, и почти всегда был залит солнечным ярким светом. Дома казались кусочками пиленого сахара - даже пить хотелось от белизны стен. Этот город был сумрачен. И даже мрачен. В небе клубились тучи, и желтый, закатный свет, проходя через них, делал мир нереальным. Словно все вокруг находилось в огромном помещении с искусственным освещением медово-желтых ламп. Ленси попробовала было вернуться к маяку, но не смогла - улицы менялись, стоило лишь свернуть за угол. Она попыталась проснуться... но и это было нереально. Только начинало очень быстро мигать перед глазами, словно включили дурацкую дискотечную лампу.
Паника затопила сознание, заставила побежать. В полнейшей тишине мертвых улиц затопатоло эхо шагов... и это отрезвило. Заставило остановиться, уткнуться лбом в прохладную и влажную стену какого-то дома. Девочка зажмурилась, усмиряя дыхание. "Ты же не "домашняя" слякоть... ты - эускадилак. Соберись. Это только сон, но и тут можно управлять событиями, лишь пойми - как", - укорила она себя мысленно.
Сейчас ей был нужен слух... слух и обоняние. Сперва она не слышала ничего, кроме скрипа какого-то незакрытого окна. Но, когда от него удалось отвлечься, из пустоты проступила музыка. Или намек на музыку. Шаг... другой... выбирая направление. Это не реальность, тут иные законы.
Вот.. вот.. еще шаг... и музыка стала громче. Не надо открывать глаз, главное не выпустить сознанием эту тоненькую ниточку звуков. Шаг... шаг... мысленно проворачивая улицу себе на встречу, сокращая расстояние. А вот и кроме запаха дождя, ржавого железа и кирпичного крошева появился еще один - сладковатый, не знакомый. Девочка мысленно сплела ниточку звука и ниточку запаха, потянула, приближая и приближаясь. И уверенно свернула в переулок. С открытыми глазами она бы его и не заметила, а так - вот он. Музыка тут была слышна уже отчетливо. Запах оставался едва уловим. Но теперь было можно открыть глаза и просто пойти к приоткрытой двери какого-то бара, шагнуть внутрь.
Она огляделась, рассматривая странное помещение и обычным, и боковым зрением. И тихо-тихо, скромно-скромно, присела на диванчик, который был ближе всех к выходу. Люди тут были, угу... но не только люди. Сны Ленси всегда отличались завидной реалистичностью, и она не была готова к появлению в них героев книжек.
- Здрасти. - Вежливо, пай-девочка просто. Ну, не молчать же? - А водички не дадите? А то так пить хочется, аж денег нет...

Отредактировано Валенсия Санчес (22-03-2012 18:03:47)

+3

80

Неэтикетно поставив локти на стол и сложив пальцы домиком под подбородком, бармен заговорил, и Рэймонду словно во второй раз мягко дали по мозгам – но уже не текилой, а словами.
«Всё находится в нас». Более верной и уместной цитаты этот непростой вовсе рубаха-парень в плаще не смог бы найти. Эта фраза из песни на русском, кажется, встроилась в самый генетический код Скиннера под номером восемь, вошло неотделимо в строй его души. Вдруг всплыло в памяти, что совсем недавно бывший штурман сам привёл ее кому-то в качестве аргумента, но кому и по какому поводу, припомнить никак не удавалось.
Это единственная реальность и возвращаться вам некуда, − перебило веское замечание бывшего серебряного шута мельтешение в скиннеровских извилинах, похожее на то, что бывает на экране телевизора с неподключённой антенной, в попытках вспомнить.       
Вот чёрт. − Рэй ошеломлённо мигнул, будто ему дали ласковую оплеуху. – Он действительно Знахарь, от слова «знать».
− Ну да. Бежать некуда, потому как от себя не убежишь, − пробормотал писатель, с интересом взглядывая на владельца склада, где хранятся чаши Грааля, в количествах, превышающих всяческие потребности любителей артефактов… нет, Артефактов.
Интересно, а Копья Судьбы у него в поленницы сложены, или в треноги составлены? А Ковчеги Завета один в другой вложены, по типу матрёшек? – хмыкнул Восьмой, косясь на Гэндальфа, недовольно долистывавшего меню. Хоббит положил мохнатую лодыжку на колено и самозабвенно – до экстаза, аж глазки хитрые истомой заволокло – начёсывал себе пятку.
...Брэд Хант?.. − Рэю показалось, будто он ослышался. − Агент?..
Ах, ну да… теперь всё встало на свои места, все странности объяснились – и слишком ловкий обыск белоголового типа в траурном костюме, и скалолазные навыки, и владение оружием, и в целом – деловитость, конкретность эдакая, общая заточенность на практические применения разнообразных и, безусловно, небесполезных навыков, и даже литой торс Джея… который совсем и не Джей. − Интересно, а чего именно он агент? Интерпола, ЦРУ? – но докрутить мысль Восьмой не успел, мозг немедленно занялся другим, гораздо более значимым здесь, чем установление принадлежности симпатичного знакомца и спутника к кодной из оставленных где-то в реальной нереальности спецслужб, впечатлением, ибо... почти равнодушное «Прощай», сказанное синеволосым барменом-Нео, прищёлкнувшим пальцами, вдруг стало приобретать самые что ни на есть вещественные… тьфу ты! – невещественные формы. Джей, Брэд, Агент, кем бы он ни был, переставал им быть: человеческая форма – более чем реальная, становилась сборищем фотонов, не более, причём фотонов своенравных.
− М-да… и стал свет… − с некоторой печалью откомментировал Скиннер исчезновение отличного, в общем-то, спутника, к которому уже успел привязаться, (он вообще легко и быстро привязывался к людям). − Оно, конечно, всех нас такое изменение, по идее, ожидает, но это было… скоропостижно как-то.
Рэй опустил голову, покачав ею. Может и зря остался… по сути, вечная проблема: тешиться иллюзиями или… или что? Ясно видеть реальность? Или прозябать в ней, серой и тоскливой?
Он снова подвигал по столу чашу, заклянул в неё немного растерянно, поднял глаза на Маленького принца, облизывавшего оранжевые от сока усы, и хитро поглядывавшего на хоббита за соседним столиком, который… ох, паразит! – корчил рожи, вывалив длинный язык и выпучив глаза, руками оттопыривая и без того оттопыренные уши, дразня кого-то за спиной Знахаря и Восьмого. Скиннер обернулся.
Девочка… в чёрных кудряшках. Всё-таки девочка ещё, не девушка, большеглазая, серьёзная… а фраза шутливая, и Рэй улыбнулся, заканчивая её:
− …и переночевать негде? Тебе сока или всё-таки воды, красавица? Живой? Из принцессочного кубка? – он подмигнул Ланцелоту-Нео.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (23-03-2012 18:04:02)

+2

81

Изъяв из системы модулирования реальности объект Б.Х., дабы не оставлять пустующие ниши, решил восполнить, включая наугад еще не исследованный "слепок", перенося из архива в активную систему. Теперь оставалось ждать и наблюдать, как поведет себя новый испытуемый в необычной обстановке. Вернее, испытуемая.
− М-да… и стал свет… скоропостижно как-то.
- Агент Брэд Хант сохранен, - столь же равнодушно, как и прежде, отозвался обозначенный Нео, бармен. В прочем он действительно сухо констатировал факт. Где, кем и по какому поводу - человеку знать не положено. - Поленницы. Копья сложены.
Заодно ответив и на мысленный вопрос, Знахарь снова взял свой стакан и чуть улыбнулся лукаво, без какого-либо намека на опасность. Пока гости призванные начитанным штурманом со страниц книг, выбирали, что бы пожелать из обширнейшего меню, шут вполне успел насладится еще несколькими глотками крепкого напитка.
Рэй Скиннер под номером восемь агрессии не проявлял, враждебность не источал и вообще воспринял произошедшее спокойно, как и ожидалось в самом положительном раскладе развития сюжета. Лехмы пока интересовался полуросликом и тоже фортелей выкидывать не намеревался. Вроде.
Зато вышеупомянутая испытуемая не заставила себя долго дожидаться, явившись во владения Знахаря с весьма оригинальным заявлением - просьбой.
- Здрасти. А водички не дадите? А то так пить хочется, аж денег нет...
− …и переночевать негде? Тебе сока или всё-таки воды, красавица? Живой? Из принцессочного кубка?
Ланцелот-Нео аки подкинутый пружиной со стула, плавно подрулил к девочке и выдал привычную скороговорку:
- Добро пожаловать в бар "Перекресток". Что будете заказывать? Прошлое с апельсиновым соком, настоящее со льдом или коктейль из будущего? - а что, клиента-то надо обслужить.

+3

82

Ленси думала... не смейтесь, это вполне себе занятие. Другой вопрос, что протекает оно обычно не заметно. Вот и сейчас. Голова девочки склонилась на миг, потянулись друг к другу, переплетаясь, пальцы. И тут же отдернулись, ладони легли на колени. Девочка оперлась спиной о спинку диванчика, вздернула подбородок. Все эти движения были инстинктивным отражением мыслей, выбора модели поведения. Она не обдумывала их, не решала,что де-мол, надо мне казаться уверенной и насмешливой. Нет...тело само сделало такой вывод из общей, беглой оценки ситуации. Эмпат уловил бы предельную собранность и легкий азарт. Шел сбор данных, и от его успешности будет зависит дальнейшая игра... и не важно, во сне или на яву, и что ставкой в этой игре - проигрывать девочка не собиралась.
Телепату достались бы довольно не связанные образы, собираемые сознанием в причудливые группы, по одной Ленси ведомым критериям... привыкнув думать рисунками, музыкой, ощущениями, она и не пыталась перевести ход этих мыслей в слова. В одной группе у нее оказались светловолосый мальчик (Маленького принца она в нем просто не узнала, в ее представлении он был другой) и полурослик (тут вот она примерно угадала, хотя и несколько странно посмотрела на его гримассы - вроде, взрослый хоббит... как не ай-яй-яй?). В другой - вполне обычный с виду человек. По нему глаза пробежались незаметно и быстро, но куда пристальней, чем по всем остальным. В сознании девочки отдельными образами вспыхивали кусочки рисованного портрета, словно она фоторобот собиралась делать. Глаза... губы... нос... линия волос... Третьей группой были бармен с огненными волосами, и весь бар в целом. Почему-то воспринялось именно так - единым образом, наложенным на образ пламени. Надо признать честно - будь Ленси кошкой, она бы уже вздыбила на него шерсть... Эмпат, как ни как...
Мысли же "в словах", на фоне этих двух глубинных слоев осмысления, шли примерно такие: "Хех.. меня, кажется, приняли "по одежке", то есть за ребенка. Живая вода, принцессин кубок... угу, видел он, интересно, действительно живую воду? Которая аж шевелится от обилия в ней простейших... смотреть прикольно, но пить я б не советовала. Возбудитель дизентерии тоже, знаете ли, простейшее... впрочем, какая дизентерия во сне? Во сне... сне... а сон ли? Тело свое я так и не ощущаю, зато... вон прожилки на столешнице. Сколько не разглядывай, не меняются. Во снах, вроде как, мелкие детали не держит сознание, мир чуть плывет. Ой, и не нравится мне все это... однако ж - работаем"
- Из стакана или бокала, - улыбнулась она мужчине, рассматривая его переносицу. - Можно и сок, если у вас тут ввели коммунизм с утра, и моя платежеспособность значения не имеет. Не откажусь. А вот с "переночевать", я сильно подозреваю, проблем не возникнет...
И Ленси перевела взгляд на бармена, всерьез задумавшись над обозначенным выбором:
- "Перекресток", значит? Дорожная тематика меня просто преследует. То санаторий "Приют странника", то бар "Перекресток"... во сне... - она тянула время, лихорадочно пытаясь выбрать ответ. Впрочем... это не помешало ей быстро скользнуть взглядом по лицам, отслеживая реакцию. Ее интересовало, известен ли тут "Приют"... и кто как среагирует на слова о сне.
"Выбор, да? Прям как в сказке - три варианта. Ну прошлое нам без надобности, свое прошлое я знаю лучше всех. Коктейль из будущего тоже, знаете ли... не очень. Чем меньше знаешь о будущем, тем больше больше вариантов развития ситуации. Опаньки, а ведь он сказал "коктейль". Смесь, то есть. Из тех самых разных вариантов? Или это моя параноянормальность заставляет видеть в шутливых словах серьезный смысл. Так или иначе, а настоящее у нас со льдом... холодное, то есть. Отрезвляющее такое. Нет бы было согревающим и с уютным запахом ванили... эх, ну как всегда... Ладушки, выбор сделан..."
- Настоящее со льдом, пожалуйста... - старательно улыбнулась она. Взгляд уперся в губы бармена, было ощущение, что девочка внимательно следит за их движениями. - Кристально-чистый вкус, дающий возможность ощутить каждую молекулу... без подсластителей.
"Или он примет мои слова за способ пооригинальничать, и ничего такого в перечне заказа не содержалось.. или поймет, что очень, знаете ли, хочется услышать максимально подробную и "чистую" информацию об этом самом настоящем. Не приукрашенную и не смягченную"

Отредактировано Валенсия Санчес (23-03-2012 22:30:29)

+4

83

Бармен сухо пробормотал что-то о сохранённом агенте, чего Рэй решительно не понял – чего он, файл, что ли, сохранять его? Живой же человек… Хотя… живые люди так вот в частицы света не превращаются, во всяком случае, настолько быстро и буквально. А вообще… если считать душу некоей информационной структурой, то, собственно, почему бы её и не сохранить, как обычный информационный пакет?.. Здесь же всё возможно? Вроде бы?..
И, будто рассеивая всякие в том сомнения, синеволосый бармен как раз душевно так улыбнулся, и… ответил на вопрос, заданный бывшим штурманом и всегдашним книгочеем-фантазёром лишь мысленно. Честно сказать, три тихо сказанных слова «Поленницы» и «Копья сложены» произвели на Восьмого если не эффект разорвавшейся прямо в опустевшей чаше перед носом бомбы, то уж эффект триумфального парада по спине ледяных мурашек – точно. Поразило это почему-то сильнее всех предыдущих чудес. Вспорхнувший со стула бармен, по-бэтменовски взмахнув полами плаща, умчался обслуживать маленькую глазастую даму, так и оставив Скиннера изумлённо хлопать ресницами – с самым глупым и даже несколько жалобным видом. Привычная скороговорка этого Нео-телепата доносилась сквозь это самое, рассеивающееся обалдение.
Лёгкий флёр обалдения. Хорошо звучит, − Рэймонд прислушался к тараторившему служителю стойки. − Он, видимо, это всем говорит… продуманная такая реприза. Но непрост товарищ клоун, ох, как непрост… Бар «Перекрёсток»? Вот как… Вообще-то далеконько он от перекрёстка, если называли по местоположению, нам с Джеем хорошо так пробежаться расстояния хватило. Или это в фигуральном смысле заведение обозвали, как место пересечения людей, судеб, историй, мечт, страхов и тэ дэ? Пункт сбора, точка сборки? − теперь Восьмой слушал заговорившую девочку… нет, всё-таки девушку – уж больно разумно и связно она излагала мысли, не по-деццки. Хотя нынешние дети – это… это вам не тут.
И всё-таки Восьмой удивился опять – приятно. Он любил вот так приятно ошибаться в людях – не потому, что заранее считал их плохими и глупыми, а как раз наоборот, открывая для себя их ум и сердце.
А потом он удивился ещё раз (видимо, удивлялка отклинилась и заработала на всю катушку), когда в речи девушки, буквально на втором предложении прозвучало: «санаторий «Приют странника». В памяти что-то такое неприятно зазудело, забрезжило и… развернулось, будто вспыхнувшее изображение на экране телевизора.
− Приют странника, − невольно повторил Скиннер, − Ну конечно, Приют! Не во сне… наяву…
Вместе со звуком своего слегка осипшего голоса, (а отчего он осип, писатель и сам бы не сказал, от распахнувшихся собственных душевных глубин, что ли? Или от вскрытых закромов памяти?), до Восьмого дошёл смысл фразы о платёжеспособности. В реальность коммунизма Рэймонд верил меньше, чем в недавно проскакавшую апокалиптическую кавалькаду, и потому поспешно сунул руку в карман своих любимых штанов.
− А я-то как, платёжеспособен? – ворохнулось в груди беспокойство, но тут же стихло – рука нащупала мягкий, будто бы бархатный мешочек. Рэй потянул его за путавшую пальцы ленточку, вытаскивая кошелёк из кармана. Туго набитый, между прочим, и развязалась узкая лента в одну секунду практически. Бывший штурман, держа тёмно-зелёную мошну за донце, тряхнул её легонько и… с удивлением (нет, он явно не уставал удивляться!) воззрился на высыпавшиеся на столешницу перламутровые ракушки, нанизанные на нить.
Вампум, чтоб мне провалиться!
− Это деньги или письмо? – пробормотал он, зная, что бусы из раковин у североамериканских индейцев употреблялись не только как меновая единица, как залог, но и как средство запоминания и передачи сообщений.
Вопрос повис в воздухе.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (01-04-2012 18:32:55)

+3

84

Юная посетительница задумалась, вернее, пыталась разложить все по полочкам и ящичкам в окружающей реальности, упорядочивая ее в соответствии с известной схемой.
"Опять система, опять собранность и азарт... еще один... агент? До чего люди докатились, вовлекать детей!" Однако долго лирианец возмущаться не собирался, о людях и так был крайне невысокого мнения, за редким исключением. Девочка, однако, интерес представляла, особенно ее образ мышления, в отличие от агента Ханта, он был эмоционально-художественным. В отличие от Рэймонда, Валенсия правильно определила в единое поле бар и шута, но допустила существенную ошибку, в прочем, люди непривычны мыслить категориями демиургов в масштабах обозримого горизонта. Но наблюдать за ней - сущее удовольствие.
"Опаньки, а ведь он сказал "коктейль". Смесь, то есть. Из тех самых разных вариантов? Или это моя параноянормальность заставляет видеть в шутливых словах серьезный смысл".
Ну разве нельзя не порадоваться столь четко ухваченному смыслу "дежурной" фразы? Синеволосый шут гостеприимно улыбнулся.
- Настоящее со льдом, пожалуйста... Кристально-чистый вкус, дающий возможность ощутить каждую молекулу... без подсластителей.
"Хм, играем, значит? Ну ладно, настоящее, так настоящее".
Разумеется, смысл всего был как раз в том, чтобы творить реальность, а не заявлять на каждом углу, что это лишь симулятор для приятного времяпрепровождения. Так что если догадается сама, как агент Хант - значит, догадается, не догадается - тем лучше, догадается и не попросится назад - вообще замечательно. Редкий, значит, экземпляр.
- Одно настоящее в стакане со льдом, - повторил бармен, щелкая пальцами, и на столе перед гостьей материализовался высокий стакан с абсолютно прозрачным содержимым. Джой легонечко коснулся стакана указательным пальцем, и содержимое тут же окрасилось в шоколадный цвет, источая запах 98% шоколада. Поблагоухав несколько секунд, сменилось на клубничный молочный коктейль, а потом - на апельсиновый сок. - У нас здесь с утра апокалипсис был, так что я бы не удивился и коммунизму. Дорожная тематика близка любящим свободу, - таинственно улыбнулся лирианец. Информации было дано предостаточно. Во-первых, это не просто сон, во-вторых, бармен и бар правильно определены как имеющие связь. В-третьих, синеволосый знает о деятельности Санчес, в-четвертых, настоящее изменчиво как мираж и он, шут, может его менять по своему усмотрению. Как и заказывали - неприукрашенное настоящее.
"Выбор за тобой".
Обслужив посетительницу, снова вернулся к своему оставленному на столике Скиннера стакану и отпил пару глотков. Человек опять все правильно воспринял, даже не особо и удивляясь, хотя чтение собственных мыслей его озадачило. При этом четырем всадникам он так не удивился, как вмешательству в личность... Хотя и тут приятно порадовал, побеспокоившись о плате за гостеприимство... ракушками?
"Шутник, бывший штурман, ох и шутник... Может, поэтому я до сих пор с тобой вожусь?"
− Это деньги или письмо?
Отставив стакан, доктор Ли в роли шута-официанта, он же хозяин бара, взял ракушки, принявшись рассматривать пиктограммы на внутренней стороне. Похоже, это был намек брата. Тонкий, однако, намек....
- Потерянные души станцуют в огне.
"Кого еще собираешься включить в систему?"

+3

85

Ленси как раз вот собиралась догадаться о том, кому и на хз это все нужно. Но, при этом, вне зависимости от результатов, она совершенно не собиралась никого и ни о чем просить. Как эускадилак, она знала, что этого делать просто нельзя. Как ребенок, она понимала, что это еще и бесполезно. Те, кто присваивает себе право распоряжаться другими, редко прислушиваются к просьбам, даже если и не имеет в виду ничего плохого... Как человек, которого готовили и к работе с заложниками, она помнила, что чем меньше взаимодействуешь с "похитителями" - тем тебе же лучше. А как Бестия - была твердо уверена, что если отсюда вообще можно выбраться, пусть и в теории - то она и сама выберется.

Что это не сон (или уж не просто сон), но и не явь, было уже понятно. Что мир живет по законам сна - тоже. Что есть вот тут конкретное существо, на которое "завязан" бар, как минимум, если не весь мир окрест - тоже...
"Эгрегор" - скрежетнуло в памяти неприятное слово, словно кто-то сжал в кулаке горсть гальки. Как вариант... созданный и оживший. "Затянувший" ее сознание? Или всю ее, вместе с телом? Да нет, нечего делать физическому телу в мире, живущему не по законам физики. Что же тогда, что же, что же?.. Кома? Эксперимент на постояльцах "Приюта"? НЛО... иноплы... изучают реакции на разные ситуации? Дублируют сознание, ставят его в сложную ситуацию и смотрят реакцию? Да какая тут сложность, в ситуации-то? Сока в баре попить... Не то... Лихорадочные мысли стоило остудить и привести в порядок...

...Ленси вскинула глаза от бокала, в котором сейчас была ярко-оранжевая жидкость, и проводила бармена дежурной улыбкой:
- Благодарю.
Нейтральная такая фраза... не то поняла и приняла информацию, не то просто проявила вежливость. А если серьезно - покуда информация лишь осмыслялась. И делать это было нужно, не торопясь... Мир живет по законам сна? Прекрасно...
"Вот уж не думала, что уроки Августа пригодятся..." - мысленная усмешка, и, что могло запутать даже телепата, образ Старика скользнул в сознании как нечто существующее и реальное. Как живой человек. Для нее он воспринимался так - живым, существующим. Не частью сна.
"Настоящее, значит? Со льдом... Хех..." Девочка чуть тряхнула кудряшками, и рассредоточила зрение. Мир поплыл, сразу становясь не четким и "живым"... предметы менялись, плавились, ведь у стула, скажем, при том, что он - стул, приспособление для сидения, зрительных образов очень и очень много. Воспринимать его так или этак - во снах зависит от подсознания. Или сознания... если суметь. Впрочем, стулья Ленси были без надобности. Мир заволокло туманом, он стал трудно различим и медлителен... ясно был виден лишь стакан. Ясно - но не прямым зрением, где-то там, на границе рассеянного... "Так, а чего я хочу? Сока... пожалуй, все же сока. Но подогретого. Теплого яблочного сока с корицей, вот..." - Ленси и правда очень, до вкуса на языке, захотела этого сока. До запаха корицы в носу... жидкость в бокале побурела... девочка очень осторожно, словно бабочку ловила, приблизила к нему пальцы. Это очень трудно - не сомневаться. Знать, быть уверенной, пред-ощущать: пальцы коснуться теплого стекла. И никакого льда... миллиметр за миллиметром, плавно. И вот он - бок стакана... теплый. Теперь можно так же медленно опустить глаза... и сделать глоток с вилом скромного победителя. Ммммм.... до чего же вкусно. Ровно то, чего и хотелось.

- Я Ленси... - новый пробный шар, направленный в основном на того, кто вспомнил "Приют". - А как зовут вас, сеньоры? - есть такая легенда о снах... что у пугающего, страшного, непонятного, обязательно надо спросить имя.

Новый глоток сока... и новая мысленная игра. Помогающая думать. Представить комнату, совсем пустую... только полки по стенам. И мешочки на полках. Большие и маленькие, красиво упакованные и кое-как... мысли. Вот новый мешочек. Положить в него ракушки, и поставить на полочку.
"Почему я решила, что это не сон? Потому, что это не мой сон. Или не только мой.... Деньги могут быть в любом виде, даже если я помню, что наяву клала в карман бумажную купюру, во сне я могу вытащить что угодно. Монеты, фантики, жемчуг... все, о чем я знаю, что это может быть платой. Но я не знала, что кто-то когда-то где-то платил ракушками. И их же использовал для письма... Значит, это игра не моего подсознания, но подсознания того вон мужчины. Кстати, его подсознание считает платой информацию, именно потому появились ракушки - символ и платы, и письма..."
Еще мешочек вместил в себя изменчивость напитка в бокале. Если мужчину ракушки вместо денег удивили, то бармен менял напиток играючи, да и из воздуха достал с ловкостью фокусника. И... ой! Он разглядывал сейчас ракушки, словно на них было что-то написано. Ленси едва успела подавить желание протереть глаза. Вместо того делая новый глоток сока... "Вот бы еще теплую булочку с корицей же... Черт, он... всматривается. И явно видит что-то осмысленное. Если я во сне начинаю пытаться читать - буквы меняются так, что понять смысл можно лишь не вглядываясь, а умудряясь "узнать", "ухватить" слово целиком, и очень быстро, пока не стало иным. А он именно вглядывается... это насколько ж надо подчинить себе этот мир и собственные мысли, и подсознание? Черт, черт и черт... а... человек ли он? Эгрегор... стоп... созданный мир? Созданный... кем? Маленькими зелеными человечками с НЛО? Ну или не маленькими, и даже не зелеными... Собственно, если это так, то гадать в коме я, и не могу проснуться, или сознание сдублировали - смысла ровно никакого... Впрочем, повспоминав фантастику, я смогу привести еще 10 вариантов того, что могло случиться... но для меня, которая "здесь и сейчас" конкретика ничего не изменит. Да и стоит подождать с выводами, рано... инфа только в начале сборки".
Мешочек раздвоился - и обе мысли были поставлены на полку.

- "Перекресток"... Это такое место, где любящие свободу могут постоять, поговорить со встречными, а потом - идти, куда зовет эта самая свобода? Или место, где потерянные души остаются навсегда? - голос звучал светски и отстранено. Но смыл вопроса был далек от любой светскости.

Отредактировано Валенсия Санчес (02-04-2012 13:50:29)

+3

86

К удивлению Восьмого, тому, кто снабдил его вампумом в мешочке, показалось недостаточным в правильном порядке расположить на прочной нити цилиндрические ракушки, он ещё и гравировку на них нанёс. Теперь Рэй и сам видел пиктокраммы, в которые впивался взглядом плащеносный Ланселот.
А я, стало быть, почтальоном поработал, сам того не зная? – аккуратно складывая пустой бархатный мешочек вдвое и обматывая его ленточкой, перед тем, как засунуть обратно в карман, спросил себя Скиннер. − И похоже, забесплатно…       
Потерянные души… − ухватив слухом, а затем и разумом очередную пафосно-туманную сентенцию, которые тут, видимо, были в моде, вон – даже нормальный вроде до того (ну в меру здешнего понятия о нормальности, конечно!) парень-бармен заразился, изрёк ни к селу, ни к городу, Скиннер чуть нахмурился, соображая. Так называлась любимая книга Эда – «Потерянные души» Поппи Брайт, точно. Младший братец прямо кипятком от нее пúсал в восторге. Рэй тоже её читал – из уважения к Мышонку. Но именно по причине того, что Восьмой был старшим, и старшим намного, при том, что мир и героев он нашёл интересными и своеобразными, главного героя, согласно горячему желанию Эдмонда, похожим на Мыша по стилю поведения (оно и правда было похожим), зафанатеть от этого произведения бывшему штурману, при всём желании, не удалось. Ну вот не забирала его решительно готично-вампирская тематика, хоть ты тресни.
Та-а-ак… А причём тут вампиры? – логическая цепочка у Скиннера никак не выстраивалась. − «Потерянные души станцуют в огне»… Нет, конечно, классические-канонические кровососы ещё как в огне станцуют, если на прямой солнечный свет попадут, но… − Рэймонд даже по сторонам оглянулся, ещё раз проверяя, но только Гэндальф за соседним столиком поправлял сползающие на самый кончик носа очки, да хоббит воровато зыркал на предмет «чего бы ещё стырить»,  − …как бы ни одного бледнолицего брата с клыками не видать. Значит ли это, что их появления стоит ожидать в ближайшее время? Ну и на хрен бы нам такое счастье?
А вообще-то довольно парадоксально писать об огне на раковинах… раковины – это вода… даже перламутровый их вид напоминает о водной стихии... Нелогично. Я сам такого бы не придумал… и, значит, это придумал и сделал не я. −
  Скиннер прислушался к словам девочки и счёл нужным ответить до того, как бармен ещё чего-нибудь мутно-пугающее ляпнет, они здесь на это большие мастера, а ребёнок не виноват в дурной местной моде:
− Не навсегда, Ленси, не навсегда. Только что одного мистера отсюда выперли со сви... то есть со светом. За то что предпочёл не участвовать в этом цирке… всемирном. − Рэй повернулся к девочке и улыбнулся ей глазами, − А я вот остался, мне тут интересно, потому что многое можно. – Бывший штурман кивнул на стакан в её руке, где вместо апельсинового сока плескалось уже нечто другое, − Вы и сами это видите, мисс. По-моему, грех отказываться от такой возможности – побыть творцом, пусть даже с маленькой буквы. Пожалуй, это вообще некая территория абсолютной свободы, мир со смещённой безвозвратно точкой сборки, который будет таким, каким ты сам захочешь его увидеть… − на секунду Восьмой умолк, но потом честно уточнил, дабы у новенькой не было лишних иллюзий: - …хотя, не только ты. Сильно подозреваю, что мы тут по мелочи всего лишь демиурги.
Умолк снова – просто потому что прикусил язык, мысленно обзывая себя высокомерным кретином.
− Ну и с чего ты, интересно, взял, что эта пичужка черноглазая тебя поймёт? Кастанеду в школьной программе не преподают пока, слава богу, − напомнил внутренний голос ехидно, − Откуда бы ей знать, что такое «точка сборки»? Совсем ты, братец, зарвался… давай теперь задвинь ей популярное изложение трудов Карлито…
− А что, братцу же задвинул! – вякнуло шотландское упрямство Восьмого, − А он, между прочим, не намного старше.
− Ну и как, получился из него воин-маг? –
спросил внутренний голос, он же здравый смысл ещё ядовитее.
− Типа, из тебя получился? – огрызнулось упрямство. − Тоже мне, шаман трёхрукий…
И тут «мир со смещённой точкой сборки», видимо, в отместку за не остановленный внутренний диалог, скорчил в адрес писателя злую довольно-таки клоунскую гримасу, (не хуже вредного хоббита), ибо когда в затенённом зале бара зазвучала новая музыкальная композиция, Скиннер чуть сквозь диванчик со стыда не провалился, и голову опустил, краснея.         

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5317819vfeQ[/audio]

Отредактировано Рэймонд Скиннер (04-04-2012 18:03:27)

+2

87

Почти физический толчок, знаменующий вход в сон. Точнее в его разновидность - осознанное сновидение. Единственным признаком, не укладывавщимся в привычную картину очередного "прохода", было чересчур яркая и проработанная картина окружавшей реальности. Похожий на мягкий асфальт материал заглушал звуки шагов. Кстати... Шагов чего? Обувь должна быть практичной. Он на мгновение опустил взгляд на ноги и удовлетворенно хмыкнул. Хорошо шнурованные берцы с толстой подошвой, скрадывающие любые звуки - хоть по стеклянной крошке ходи. Взгляд перепрыгнул с обуви на улицу и пробежался по пустым и серым домам. Еще раз промелькнуло тревожное ощущение от отсутствия текучести и изменчивости. А мыслительный процесс стал раскручиваться в привычную структуру.
На первом уровне суетились вполне обычные "Теперь нужно подходящую одежку сообразить - изменчивый камуфляж с серыми тонами будет в тон", "Нужно найти место, где хоть какие-то сущности есть", "Интересный город, однако...".
На втором: "Каналы не ощущаются - неужели пустой мир?", "Тревога - это правильно. Будь настороже", "Визуализировать оружие пока не стоит, не зная демиургов реальности".
На третьем: "Связи с эгрегором нет - слишком вылизанный, синтетический мир. Как в лабораторной колбе. Остается узнать, где он находится...".
А на четвертом: "Императив - разведка. Постоянная готовность выхода".
Свободного кроя одежда недолго шуршала при ходьбе, подстраиваясь под мир. А потом  - бесшумное, постоянно меняющееся пятно заскользило по улицам. Пусто и тихо. Вроде обстановка, выражаясь высоким и витиеватым литературным языком, должна быть гнетущей. Давить на человека своим молчанием.
Однако сам человек находил в этом свое рациональное зерно. Появление обычного будет сопровождаться звуками и запахами. Необычного - едва заметными возмущениями эмоционального и эфирного планов. И оно не замедлило себя ждать. Слуха достигли переливчатые, но не различимые нотки мелодий. А обоняния коснулись запахи, присущие большинству баров.
Еще немного - и он остановился напротив двери. С другой стороны, любой рубеж или рубикон, мог представлять из себя не только дверь. Но так уж сложилось закостеневшее человеческое мнение - представлять проходимую границу в виде дверей.
Ухмыльнувшись своим мыслям, человек толкнул ее, на ходу опять преображаясь.
- Однако, не так уж все запущено! - бормотнул себе в рыжие, со свисающими кончиками усы, чуть сгорбившийся мужчина преклонных лет, снимая шляпу и доставая из внутреннего кармана темно-коричневого пальто курительную трубку с кисетом. Два посетителя и вычурного вида бармен - не так и плохо для начала. Чуть расфокусировать взгляд серых глаз и убедиться, что они имеют вполне четкие очертания - как само собой разумеющийся шаг. Остальные - как темные пятна на красочном холсте бара. Проведя левой ладонью по наметившимся залысинам в черной, с редкими отметинами седины, шевелюре, он стал выискивать местечко поспокойнее и поудобнее.

+4

88

Размышления девочки не переставали радовать шута синеволосого и тот даже не подавлял лукавую ухмылку. В какой-то миг Валенсия Санчес была более чем близка к разгадке, но отмела этот вариант как слишком простой. Зато она тоже успешно "примерила мокасины" демиурга местного разлива. Джой отметил: несмотря на то, что Ленси - еще ребенок и воображение у нее должно работать на высшем уровне, творить реальность для мисс Санчес являлось более энергозатратным, нежели для Скиннера, хотя она, по идее, могла бы мановением руки творить горы сладкой ваты, не говоря уж о стакане теплого сока. 
"Воспитание и образ жизни попортили исходный материал".
- Я Ленси... А как зовут вас, сеньоры?
"Боишься? Зря, ведь все зависит только от твоего решения".
- Знахарь, к вашим услугам, - поклонился бармен в приступе джентльменства.
"Черт, черт и черт... а... человек ли он?...но для меня, которая "здесь и сейчас" конкретика ничего не изменит".
"Правильно, молодец, все успевает тот, кто не спешит".
- "Перекресток"... Это такое место, где любящие свободу могут постоять, поговорить со встречными, а потом - идти, куда зовет эта самая свобода? Или место, где потерянные души остаются навсегда?
Очень хороший, между прочим, вопрос, в котором заключается определение ближайшего будущего для конкретной единицы сознания. Однако, спасибо Рэймонду, избавившему Френсиса от необходимости отвечать. Правда, его повернувшиеся к вампирской тематике мысли слегка удивили бармена, неужто братец решил внести в систему оборотня? Но нет, это просто воспоминания - истинно скиннеровские, а не навеянные мысли.
- Пожалуй, это вообще некая территория абсолютной свободы, мир со смещённой безвозвратно точкой сборки, который будет таким, каким ты сам захочешь его увидеть... хотя, не только ты. Сильно подозреваю, что мы тут по мелочи всего лишь демиурги.
"Эх ты, воин-маг", - улыбнулся шут, в упор глянув на человека, ободряя его озорным блеском собственных глаз, словно дурашливо щелкал Восьмого по носу, при этом, разумеется, не делая этого.
Но веселится долго лирианцу не дали, он почувствовал присутствие нового действующего лица и проследил за ним, мысленно качая головой от опять маячившей четкости. Правда, следовало признать, что новый участник игры талантливо изменил собственное поле малого круга, приспосабливаясь к новым обстоятельствам.
"Императив - разведка. Постоянная готовность выхода".
"Это можно, а вот насчет выйти - бабушка надвое сказала", - всплыла в памяти русская поговорка - один из моментов поддержания легенды о "русском китайце родом из Владивостока".
- Однако, не так уж все запущено!
"Пора", - усмехнулся шут, снова ставя на столик Скиннера свой уже опустошенный стакан и подруливая к новому посетителю.
- Добро пожаловать в бар "Перекресток", желаете столик у окна или предпочитаете местечко с лучшим обзором? - вторая часть фразы сопровождалась многозначительной улыбкой и пониженным голосом, мол "мы- то с вами знаем...".

+3

89

Губы девочки чуть дрогнули в усмешке. Ленси выслушала внимательно Скиннера, и тихонько пробарабанила пальцами по столу. После чего в упор глянула на Знахаря:
- А что скажете Вы? Раз уж... к моим услугам. А то, знаете ли, в концлагере тоже никто не был навсегда, все выходили. Кто облачком дыма, кто удобрением, кто абажуром, кто своими ногами, но - все. Не все лишь продолжали осознавать себя, выйдя... Как дело обстоит тут?
Да нет, страха в Бестии не было. Сейчас, пожалуй, она получала удовольствие - жонглируя словами. Хотя где-то в памяти толкнулось легонько, словно кошачьей лапкой тронули память в детстве, давным-давно, читанные стихи: "Я облачко, я шлейф над крематорьем. Когда смолкают воды в берегах, когда часы стоят, убиты горем, я рею - одинокий детский флаг..."
Ленси мотнула головой, отгоняя непрошенные строчки. Побольше оптимизма. Ведь пока-то все хорошо... и даже напиток вышел вкусным. Кстати же - это было интересно... но девочка и правда не могла в легкую сотворить себе что-то, играючи, как вроде и положено во сне. К миру сна она подходила как... да, наверное, как новички подходят к магии. Когда только-только начинает ощущаться тонкое кружево энергий, и разбираешь узор по ниточке, чтобы изменить рисунок даже на чуть. Она как бы затрагивала саму основу сна - и вот этот сок, ей сделанный, изменить кому-то постороннему было бы уже не так просто - он стал бы сопротивляться, словно заняв у свой "хозяйки" кошачье упрямство.
- Сударь, а Вы не представились... - напомнила Ленси мимоходом Скиннеру, и всем корпусом развернулась к вошедшему. - Здрасти...
Она замерла на миг, удивленно приглядываясь. Раздулись ноздри, которых коснулся запах. Знакомый запах... и тут же отвернулась, вновь отпивая сок. Мысли шли в основном на тех, глубинных слоях, где нету слов, одни лишь образы. Стремительно складывались и тут же разрушались картинки... моменты снов... лица. Пока одно из них не замерло, становясь на миг объемным. Лицо с серыми льдинками глаз... пока еще не осознав никаких выводов, Ленси невольно "глушила" свои мысли - в голове, на верхнем слое мыслей-слов, вертелось навязчивое, являясь продолжением стихов про облачко - ибо прочитано было в одной книжке, друг за другом:

Нас с игрушкой не кормили,
Нас украдкою растили;
В колыбели не качали,
С матерями разлучали...
Кто поймёт детей печали?

Сосны были крышей нашей,
Мох сырой — постелью нашей.
И когда завоет вьюга,
Мы выходим друг за другом
Молчаливым снежным кругом.

Мы травой лесной пробьёмся —
Так соскучились по солнцу...
Сказки спят в чащобе дикой,
А над ямою, взгляни-ка,
Налитая земляника...

Отредактировано Валенсия Санчес (17-04-2012 17:59:06)

+4

90

Рэй прислушался к словам девушки, поневоле повёл плечами – дрожь не дрожь, но холодок явственный от них по спине прошёл. Концлагерь… да, картина первая, увиденная им в этом мире, своей безрадостностью, выщербленными кирпичными стенами, проводами и общей хмуростью чем-то с этим понятием перекликалась. Да и… Джей вон… (Скиннер всё не мог привыкнуть к новому имени своего исчезнувшего сотоварища, хотя оно подходило ему, не возразишь) …вышел отсюда пусть и не абажуром, не пеплом, но горстью фотонов… тоже, знаете ли… счастье сомнительное. И осознавал ли Хант себя сейчас – тоже вопрос большой, интересный и без ответа. Ну не считать же ответом лукавое подмигивание затейника-бармена? Или считать? Раз оно так кстати по времени пришлось и столь многозначительным оказалось…
Однако Знахарю-Нео на месте не стоялось и со всеми не пилось, это рослое синеволосое чудо уже завертело любпытно головой и сорвалось с места, а Рэймонд спохватился, смущённо опуская глаза и плечи – действительно, за всем этим упоением активным чудотворчеством совсем забыл о хороших манерах, девочка права.
− О, прошу прощения, мисс, − бывший штурман постарался смягчить невежливость свою виноватой улыбкой, − Моё имя – Рэймонд Скиннер.
Ещё раз улыбнулся, уже отворачиваясь – надо же посмотреть, кто привлёк всеобщее внимание? Увидел пожилого усатого господина, поприветствовал его учтивым кивком, гадая – в самом деле тот новый актёр на этой сцене, или… такое же воплощение чьей-то из троих игры воображения, как Гэндальф и хоббит?
Сразу это не определялось, Восьмой решил обождать, последив за поведением вислоусого дяди, к которому уже подлетел затараторивший привычно Ланселот с замашками ушлого советского официанта.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (18-04-2012 17:44:57)

+3


Вы здесь » Приют странника » Маскарад душ » "The triаl"