Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Хоровод историй » Спокойной ночи, Ночь.


Спокойной ночи, Ночь.

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

Прямая провокация, направленная на преодоление внутреннего барьера, самостоятельно для себя возведенного французом, провалилась с треском,  парень наглым образом сбежал из сна, просто наивозмутительнейшим образом... хотя, Алекс и не пытался удержать его, или  ставить ограничения, просто аккуратно вплетал в тонкую материю сна собственный узор, добавляя колоритности уже имеющимся наброскам, выведенным подсознанием Эркюля. Разочаровано осмотрев помещение, "мертвец" удобно уселся на край собственного саркофага, пожалев, что в этом образе курить не положено. Однако недолго "привидение с мотором", вернее с шилом в причинном месте скучало - Тике самолично вернулся в грезу.
"С чего бы вдруг? Реальность не нравится, да? Ну конечно, тут народу три штука, а там ты один в своей кровати и никому к чертовой бабушке не нужен, пожалуй, даже себе самому... "
Но парень был упрям, даже нет, скорее уперт, потому как все равно не взял ключ, хоть от него, да и от огня не исходило даже малейшей опасности. Вместо этого он разрушил их "коммунальный" каземат. "Ломать не строить..." - мысленно хмыкнул Алекс, наблюдая за трещинами, сеточкой покрывшими  крепкие, холодные каменные стены. Дальнейшая постигшая их судьба была ясна как день на Гавайях. Живописно разлетевшиеся части еще недавно монолитной и неприступной каменной кладки, теперь бесхозно и жалко валялись в горячо-нагретом солнцем, или эркюлевским пожаром, песке, сам разрушитель гробниц косплеил возносящегося святого.
"Вот только религиозных подтекстов мне тут не хватало..."
Машинально поправил воротник плаща от налетевшего легкого ветерка и посмотрел на француза с выражением - мол, чем еще попробуешь удивить, ваше сиятельство? Знакомый запах любимого черного шоколада был ответом, вернее, лирианец вычленил близкий аромат из сгустка сладких запахов и обернулся, придирчиво разглядывая издевательство над продуктами.
"Марципанового домика не хватает... ммм и ведьмы в нем... да и вообще, Гретель тут не вижу..."
Кроме извращения с десертом, глаз заметил бутылку шампанского (!)... розовую (!). "Хм, это что, мой персональный Ад?" Ни  к первому, ни ко второму Джой-Алекс любви и привязанности не испытывал, и хотя со стороны подсознания Ростана тут была оговорка по Фрейду просто роялем по пустыне, вернее шампанским по шоколаду, что слегка удивило, позабавило и самую малость озадачило, но угощаться нелюбимым напитком - неохота, поэтому, слушая песню, сам разлил шампанское по бокалам. Взяв свою емкость, обвел краешек пальцем, меняя содержимое на более приемлемое красное вино. Морской бриз был, пожалуй, самым странным, что могло оказаться в пустыне... и выдавало некоторое смятение души человека у музыкального инструмента.
"Хм, любой вопрос имеет хотя бы три ответа, Тике выбрал второй, так что все в порядке, это тоже путь, более сложный, максималистский, но - это его выбор..."
Приподняв бокал, чуть улыбнулся:
- Лехайм*.
__________
* "За жизнь!" ивр.

+2

32

Тике оторвал руки от клавиш, цепляя длинными мизинцами последние нотки дальней октавы. Посмотрев на свои пальцы, улыбнулся - подушечки были измазаны шоколадом. Он облизал их, с улыбкой наблюдая, как незнакомец приветствует его бокалом.
- Лехайм...   
- Угу...  тихо промычал Ростан в ответ, и взял свой бокал, а заодно и бутылку, и уселся около ножки рояля на песок. Зажимая шампанское коленями, он глянул в небо, отпивая шипучий напиток. Легкие серые облака на прозрачном голубом небосводе быстро поплыли и организовали корявую надпись: «Так же как и твой отец, ты выбрал вечный сон»...
Эркюль беззвучно засмеялся. Перед глазами пронеслись годы его жизни – пытка музыкой, бесконечная учеба не тому, чему хотелось, сотни ненужных людей, гадкое токшоу и единственный по-настоящему близкий человек, смертельно обиженный им..
Он положил руку на свое открытое горло, и коснулся кончиками пальцев другой руки рояля, словно расплавляя его горячим взглядом. Рояль потек и взлетел, видоизменяясь, то превращаясь в большую шоколадно-марципановую каплю, то принимая разнообразные геометрические формы. Он полностью вытянул руку и раскрыл ладонь, чуть подтолкнув невесомый объект вверх... и он опустился на его запястье лапами большой белой чайки с шоколадной головой. Она внимательно посмотрела на него одним глазом и приоткрыла клюв. Тике махнул рукой, отправляя ее в небо и, неохотно хлопнув пару раз крыльями, птица взмыла и полетела в ту сторону, откуда дул свежий морской ветер. Тике проводил ее взглядом, заметив, что надпись в небе исчезла, как и облака.   
Ростан уверенно посмотрел на незнакомца и спокойно сказал.
- Как вас зовут и почему вы здесь? И, кстати... - он усмехнулся, глотнув любимый напиток, - это - лишь симулятор... это то, каким мир привык видеть я... а на самом деле – он выглядит так:
Тике обвел пространство взглядом. Песок превратился в траву, они сидели за столом в центре круглой поляны, обрамленной осенними деревьями. На столе стояли бутылки с французским вином, тарелки в центре были наполнены кубиками сыра с воткнутыми в них палочками, на блюде лежали гроздья винограда, переливающиеся от янтарного до прозрачно-зеленого оттенков. Вдалеке виднелся... Париж.

+2

33

Облизнув вымазанные шоколадом пальцы, Тике улыбнулся, отзываясь простеньким одобрительным звуком. Видимо, поняв, что шампанское не является любимым напитком Алекса-Джоя, парень прихватил ее вместе с бокалом и опустился на теплый песочек. В ногах, говорят, правды нету, поэтому второй "глюк ходячий", уселся напротив по-турецки, отпивая красное вино из бокала для пузырьковонасыщенного напитка.
«Так же как и твой отец, ты выбрал вечный сон»...
"Не слишком позитивное заявление, учитывая, что царство Морфея хоть и реальность, но менее постоянная и... опасная, чем тот мир, в котором ты живешь... Так проще, но ведь ты не слаб... Каждый сам хозяин своей жизни, по большей части. Однако напортачил ты изрядно, но непоправима лишь смерть, остальное можно починить".
Подсознательно желая избавиться от смятения и обрести душевное равновесие, француз выплеснул неуравновешенность в своеобразном творчестве. С легкой улыбкой Алекс наблюдал за метаморфозами летучего рояля.
- Как вас зовут и почему вы здесь? И, кстати...это - лишь симулятор... это то, каким мир привык видеть я... а на самом деле – он выглядит так...
Взяв палочку с насаженным на нее кубиком довольно соблазнительно выглядящего сыра, отправил в рот и запил вином.
- Для начала, раз уж мы оба в симуляторе, предлагаю перейти на "ты". Зови меня Алексом, - осмотревшись, участник спектакля одного актера для одного зрителя, улыбнулся, - твое видение мира мне больше понравилось.

+2

34

- ..раз уж мы оба в симуляторе, предлагаю перейти на "ты". Зови меня Алексом.. твое видение мира мне больше понравилось..
- Конечно.. Алекс, - сказал Тике, как-то не по-аристократически, налив себе полный бокал вина, даже разливая каплю на скатерть. - Вернуть? - засмеялся, проводя ребром ладони около своего лица, локейшн полностью менялся вслед за его рукой, то превращаясь в «морскую пустыню», где они сидели на песке, то снова – в пригород Парижа. Тике даже успевал съесть кусок сыра в одном пространстве, а запить его шампанским в другом. Остановился все же на поляне, словно сравнив и выбрав.
- Здесь просто сидеть удобнее и еда есть. - Ростан засмеялся и негромко спел..
   
-..Sleep, my friend, and you will see
That dream is my reality
They keep me locked up in this cage
Can't they see it's why my brain says “rage”

Sanitarium, leave me be
Sanitarium, just leave me alone..
- Эркюль отломил большую кисть винограда и принялся есть ее, отрывая ягоды ртом.
- Почему-то мне кажется, что вам должна нравиться эта песня... пардон. - Проследив взглядом за скатившейся на стол, а затем на траву виноградиной, положил кисть на тарелку. – Это вы были со мной каждую ночь, верно? - Тике внимательно посмотрел на собеседника. – Малыш, шут и вы... если так, то в ваших визитах определенно есть какой-то смысл. - Он усмехнулся.
Неужели избавить меня от одиночества или еще того чище, чем-то мне помочь? - Глотнув вина сделал предостерегающий жест рукой, словно знал, что Алекс сейчас ответит ему..
И только не говорите мне, что у меня паранойя... не говори, - поправил сам себя, - умоляю... а даже если и так, - он рассмеялся, – параноидальная мания преследования это не болезнь - это мечта тех, кто никому не нужен.

+1

35

- Конечно.. Алекс, вернуть?
Несмотря на то, что парень осознал все свои сны как симулятор, однако продолжил относится к "постороннему элементу", в лице вышеупомянутого Алекса, вполне дружелюбно. Или решил не ссорится, или не видел в этом смысла, а может, думал, что это его собственное спящее воображение придумывает "друзей", чтобы не скучно было.
- Как сам хочешь, - улыбнулся в ответ гость чужого сна. Парень последовал этому "как хочешь", сверяя оба местоположения по фактору удобства, наличия пищи и подходящего окружения... и все же выбрал поляну. Пялится на туманящийся Париж Джой- Алекс не испытывал желания, поэтому, отхлебнув своего превращенного, пусть и не воды, но в вино, напитка, добавил:
- Надеюсь, ты не против, если я чуть подправлю интерьер? - дождавшись ответа, щелкнул пальцами правой руки, так как бокал держал в левой. Пространство зарябило, как поверхность воды от брошенного камушка

и|сменилось

http://uploads.ru/t/1/H/k/1HkQc.jpg

. Теперь уютный столик с провиантом, на пару со стульями и двумя участниками "спектакля", восседали на нависающем над морем балконе замка "Ласточкино гнездо".
- Мне думается, так красивее, - слегка кивнул путешественник по чужим снам, наблюдая за реакцией Тике.
- Почему-то мне кажется, что вам должна нравиться эта песня... пардон.
Виноградинка оторвалась и покатилась по столу, на траву... да, ведь балкон был озеленен лужайкой. Джой слегка качнул головой, не соглашаясь с мнением о том, что песня ему понравится. Она была злободневной, наверное... хотя вызвала стойкое отторжение как настроение.
- Это вы были со мной каждую ночь, верно? Малыш, шут и вы... если так, то в ваших визитах определенно есть какой-то смысл.
Не вопрос, скорее, размышления, а они, как известно, ответа не требуют, поэтому парень напротив преспокойно пил свое вино, таинственно улыбаясь, словно сказочник, уже сочинивший повести хеппи-энд.
– Неужели избавить меня от одиночества или, еще того чище, чем-то мне помочь? ...это мечта тех, кто никому не нужен.
- Никому не нужным быть невозможно, по определению, - спокойно отозвался, отрывая с веточки виноградинку и отправил ее в рот, - даже мертвые нужны, хотя бы как память, но нужны. Чтобы напомнить, что и как происходило, позволив избежать ошибок в будущем. И... да, это был я. Собственные сны смотреть не так интересно, как чужие.

Отредактировано Джой Френсис Ли (21-10-2011 03:59:42)

+2

36

- Даа... красиво, - Ростан разулыбался, оглядывая скальный обрыв, красно-оранжевый от закатывающегося солнца. Было... здорово. Тике раскинул руки, поймав теплый поток ветра, свободу и легкое чувство плотского счастья. От чего именно, он не мог понять пока. Да и не старался. Слишком много он думал, и слишком мало чувствовал за всю свою недолгую жизнь. 
- Я не против... правь, как хочешь, - он задумчиво посмотрел вдаль, спокойно уже, не восторженно, улыбаясь.
Эркюль кивал головой утвердительно в ответ на поучительную тираду о том, что кто-то кому-то непременно нужен.
- Ммм... я угадал, что это были вы... ты... wellcom to my world! И, спасибо за внимание, мне очень приятно, и ты уже сильно помог мне. Я бы тут окончательно рехнулся в этой... психушке. - Ростан рассмеялся, добрым заливистым смехом. - Знаешь что... никто не может научиться на чужих ошибках. Это – факт. И... каждый умирает в одиночку...
...И причем, один лишь только раз,
Афоризмы попадают в точку,
Как цитаты повести о нас.
Не бывает праведных и сирых,
В январе белее молоко,
Только горечь частного разлива
Аммиаком густо отдает.
Жизнь скупа в изысках режиссуры,
Словно сыромятная спираль,
А пружина?
Скорбный бег по кругу -
Все прошло, и прошлого не жаль.
Есть мосты, а так же есть тоннели-
Транспортные связи лишь для нас,
Но ведь каждый пассажир уверен,
Что пункт А не более чем фарс,
Потому и мчим от безнадеги,
….Из-под палки, словно школяры,
Недоучки, как и педагоги,
В пункте Б торжественно равны.
 

Тике смотрел незнакомцу в глаза, вдруг почувствовав слишком приоткрытую дверь в сердце через свой взгляд, смущенно улыбнулся и опустил глаза.

+2

37

- Даа... красиво...
- Рад, что тебе понравилось, - добродушно улыбнулся Алекс, отпивая свое вино и наблюдая за проявлением ощущения свободы.
- Ммм... я угадал, что это были вы... ты... wellcom to my world!..  Я бы тут окончательно рехнулся в этой... психушке.
- Мир вообще большая психушка, причем ограниченная лишь степенью развитости воображения "пациентов", - пожал плечами Джой, ставя опустевший бокал на стол. - Печальное стихотворение... а впрочем, рассвет уже близко... Хорошего утра, Тике, - парень звонко щелкнул ногтем по краешку бокала, призывая тихий мелодичный звон из хрустальной глубины, закруживший Эркюля мелодией колыбельной и погрузивший в спокойную негу ровного, мягкого сна.
Разумеется, беседовать с человеком было интересно и приятно в некотором роде, как играть с красочной игрушкой, но даже игрушке приходит время отдохнуть для новых "подвигов", а хрупкому сознанию homo sapiens фаза глубокого предрассветного сна - жизненно необходима.

Отредактировано Джой Френсис Ли (25-10-2011 01:08:03)

+1

38

Свернутый текст

http://i008.radikal.ru/1201/2d/fe89a617f11f.jpg

- Ааааааааах..
Тике проснулся в своей приютской кровати, резко усевшись и закрывая лицо руками. «Сон? Нет?».. Понять было – сложно. Слишком реалистичными были – слова, запахи, тактильные ощущения, обрывки-эпизоды, части кадра, вырванные сознанием – глаза, руки, жесты. Ростан чувствовал – свободу, вернее, освобождение. Но, не до конца, конечно. Частичное такое освобождение. И все думал, начало ли это чего-то нового, на фундаменте разрушенного, достройка ли незавершенного или.. просто – новый уровень пустоты, руины, которые теперь придется сначала разгрести. Разгрести, прежде чем начать строить что-то с полного нуля.
Он слез с кровати, с трудом, к своему неописуемому наслаждению нарыв недопитую вчера бутылку минералки и пару сигарет, вообще непонятно откуда взявшиеся. Распахнул окно – волна свежайшего альпийского воздуха чуть не убила насмерть. Еще были видны – звезды. Наспех усевшись на пол, он проглотил пару-тройку огромных глотков газировки, моментально закурил их самым крепким из существующих Marlboro.
- Ммм.. хорошо! , сказал сам себе, улыбаясь, и многозначительного посмотрел в потолок. Он с удивлением разглядывал на чисто выбеленном потолке... фрески стилистики Сикстинской капеллы, воспроизводившие образы пережитого сна – гробы, стены склепа.. пустыня, море, птица, его лицо, лицо Алекса. Он закрыл глаза ладонью и глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. И да.. открыв глаза, он обнаружил все тот же девственно-белый потолок.
- Хорошо.
Сказал он, сам не зная про что, и пошел гулять. Без всякой цели и смысла. День прошел – бессмысленно и пусто. Душно, при немереном количестве потребленного кислорода, тихо, при – бесконечно галдеже людей в ресторанчиках и барах, темно... при ярком солнце выдавшемся сегодня.
Эркюлю было – одиноко. Не в тупо-бытовом смысле, разумеется, а в некоем всеобъемлющем смысле. Он вернулся в свой номер, тихий, подавленный, с опущенной головой, несильно размахивая бутылкой слабо-газированного белого вина и очередной пачкой странных тонких ароматных сигарилл. Снова раскрыл окно и бутылку, отпивая из горлышка и ожидая... сна. Почему-то ему казалось – что сна не будет. Не то чтобы с Алексом, кентаврами и приключениями. А – вообще никакого сна, не будет сегодня. Верить не хотелось, но Тике был реалистом, несмотря ни на что. Это было... смешно, и он сам рассмеялся от души, легко и открыто.
- Я буду ждать тебя... мой новый... друг.
Он привалился виском к подоконнику, придерживаясь рукой за занавеску.  «Мы закрыли глаза, чтобы не знать, как нам плохо... и с тех пор все равно – где здесь ночи, где дни», уже были видны – звезды.

+2

39

Когда кажется - крестится надо. Именно эту поговорку решил оживить Джой в лице Алекса, заглядывая в окно снаружи внутрь, склоняясь и разглядывая с неподдельным интересом расположившуюся на полу тушку. Причем не просто тушку, а задремавшую в весьма неудобной позе. Парень легонько потрепал француза по плечу.
- Банкет с продолжением заказывали?
Улыбнувшись взгляду своего друга, Алекс поправил воротник плаща и слез с подоконника на

дорогу|вот такую

http://www.coloribus.com/files/adsarchive/part_87/879555/file/yellow-pages-direct-yellow-brick-road-small-27637.jpg

с той стороны окна.
- Хватит хандрить, а то всех драконов убьют, всех красавиц спасут, все созвездия откроют и философский камень изобретут без тебя.
Рассмеявшись, чародей местного пошиба раскинув руки закружился по сказочной дороге, предвкушая приключения, импровизационно созданные расшалившимся воображением.

+1

40

Эркюль увидел Алекса и улыбнулся.
- Привет! - Пришло четкое осознание, что сон пришел все же. И Тике даже усмехнулся сам себе, подумав о том, кого поприветствовал друга из своих снов или сам Сон. Задержал внимательный взгляд на нем, как-то не галлюциногенно-сонно, очень трезво, задумавшись о том, кто это существо, субстанция, человек, образ которого жил глубоко в сознании? Или просто фантазия, образ из детской сказки, сочиненный нервной системой недо-писателя, лишь для одного читателя – для себя самого?
Приглашение звучало заманчиво – приключения, подвиги, страсти. «А тебе- то это зачем? Мил человек? Или кто ты там есть?» - вопрос был более чем резонным, ведь в бескорыстную жертвенность Ростан не верил совершенно. Свой интерес непременно должен быть, да и точно есть. И это – нормально. Так и должно быть. И нет ничего плохого или, тем более, порочного, в том – что двое используют друг друга в своих интересах, внося при этом свой вклад в душу и жизнь партнера. Другое дело, что порочно, когда мотив одного из спарринга неясен. Свое одиночество и необходимость в чьем-то искреннем участии Тике не скрывал никогда, не видел смысла скрывать – не считал это слабостью. Напротив – открыто шел навстречу, не отрекаясь от собственных белых пятен, стараясь зарисовать, залить их цветом, взяв краску у другого, ближнего или дальнего, пожелавшего провести рядом миг своей жизни.
И в случае с этим «ночным приведением», разделяющим один его сон за другим, он тоже был достаточно открыт. Боялся так боялся, ненавидел так ненавидел, почувствовал благодарность – так тоже сразу открыто признался. Он чуть вопросительно склонил голову, не ожидая на самом деле получить ответа на свой немой вопрос. Улыбнулся снова – что ж... каждый имеет право. Право на право. И всегда будет прав, во всяком случае, для себя самого и на этот конкретный момент своей жизни.
«Что ты творишь, дорогой?» - спросил Эркюль себя самого, - «Ты сбежал из Парижа от мифической реальности, окружающей тебя и заполняющий твою душу. И – последнее что ты должен и можешь сделать здесь, так это встать на тот же путь и искать утешения в воображариуме деградирующего внутреннего мира, стремительно падающего в бездну, уходящего от действительности семимильными шагами. Цепляясь за образ, столь болезненно-красноречиво сообщающий тебе то, что ты хотел бы слышать».  Да-а... каким бы ты ни был умным и образованным человеком, по-настоящему, тебе всегда хочется слышать простые слова: «Летим со мной – там много вкусного!» - и чтобы кто-то уверенно взял за руку и повел за собой, сообщая всему твоему существу уверенность в том, что знает, что делает. Или хотя бы... не сопротивлялся бы – если это делаешь ты сам.
Прозвенел какой-то внутренний будильник – очень кстати, символично. Слишком много выпитого вина – зов природы... Природы! О да-а. Вот что важно – биология, примитивная и высокофилософская одновременно. Нестыдная, ведь... не стыдная ничуть. Тике открыл глаза, встряхнув головой. Да – он задремал. Но спать не хотел ведь, ведь не хотел. Так и зачем насиловать себя, потому как ночью принято... спать? Да ну... Сходил в ванную комнату, привел себя в порядок, принял душ, оделся потеплее, и раскрыл дверь своей комнаты - дверь в реальный живой мир. Задержался на секунду в проеме, оглядываясь. Улыбнулся мягко и сделал уверенный шаг вперед, несильно хлопнув за собой дверью.
Он гулял всю ночь. Нашел местную дискотеку, очень маленькую и смешную, в которой под какого-то швейцарского псевдо-диджея куролесила компания безбашенных юных французов. Потанцевал с ними, выпил, побратался. Выкурил пару запрещенных самокруток, после чего застал себя отчаянно целующимся с официанткой, за барной стойкой. Рассмеялся, оставляя ей свой телефон и приличные чаевые. Погулял по улице со старичком, рассказавшим ему о своем участии во второй мировой. Забавный швейцарский миротворец, через всю свою жизнь пронесший мысль о нейтралитете, важности человеческих ценностей, мире во всем мире, и теперь вот... страдающим отчаянной бессонницей, видимо, единственный в этой умиротворенной стране!
Эркюлю было тепло, спокойно и весело. Он встретил рассвет на потрясающей красоты обрыве, на окраине деревни, жадно глотая стыреную в клубе минералку. Солнце всходило, и небо светлело с каждой секундой, становилось ярким, голубым, чистым, радостным. И вернулся в свою комнату в Приюте только в 10 утра, когда уже яркой вспышкой, горел – день! Лег на кровать и прикрыв глаза, продолжая улыбаться, начал проваливаться в благодатный... дневной сон. Как в детстве на каникулах. На секунду приоткрыл глаза и посмотрел в окно.
- Спокойной ночи... Ночь!
Его сон – ничего не потревожило в это утро.
___________________

+1


Вы здесь » Приют странника » Хоровод историй » Спокойной ночи, Ночь.