Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Тайна Радужной Планеты


Тайна Радужной Планеты

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Время действия: 2010 г, 2 октября, утро.
Место действия: Дом Возрождения, отделение гидротерапии.
Действующие лица: Натаниэль Гринберг, Джой Френсис Ли, Гекльберри, Сонечка Астафьева, Миратильда.     

Помещение|Закрыть

http://savepic.su/251758.jpg

Пуговицы всю коротенькую Натову жизнь были его злейшими (сам мальчик сказал бы "злющими") врагами. Это расстегивать их было относительно легко, но когда дело доходило до застегивания... Тонкие пальчики не слушались, но Нат каждый день да не по разу упорно продолжал просовывать мелкие пуговички в узкие щелки, хотя при этом пыхтел, сопел, морщился... А вы попробуйте сами как-нибудь застегнуть рубашку одной рукой! Даже на занятиях с домашним физиотерапевтом сильнее всего Натаниэль ненавидел именно тот "тренажер", который представлял собой сложенную вдвое тряпицу с петельками, и нашитыми няней Полли на другую сторону пуговицами разной величины. Их полагалось расстегивать и застегивать обеими руками, чтобы хоть немного развить пораженную болезнью правую. Да только не хотела она развиваться, ну ни в какую! Так что мальчишка, навозившись с этой проклятой тряпкой, уставал сильнее, чем от всех прочих, развивающих мелкую моторику игр – втыкания в пластмассовый круг с дырочками шестиугольных штучек на тоненьких черешках, похожих на кнопки, при выкладывании красивых узоров детской мозаики, или собирания паззлов – уставал, а потому начинал злиться и капризничать. Однако… тренировки тренировками, занятия занятиями, а одежду, по-правдашнему, младший Гринберг всегда снимал сам, после того, как папа однажды объяснил ему, что иначе он будет зависеть от других.
Вот и сейчас мальчишка, пыхтя и оттопырив нижнюю губу, выковыривал пуговички из узких рубашечных петелек, потом, придерживаясь правой рукой за подлокотник, левой, рабочей нашаривал "собачку" молнии на ширинке своих джинсовых штанишек, очень стараясь, чтобы она не выскочила из пальцев, пока он тянет ее вниз. Потом вытаскивал из джинсов полы рубашки… в общем, привезший его санитар, здоровый и крепкий деревенский парень, не выдержал, и присев на корточки, мягко взял малыша за худенькое плечо:
Давай я помогу? – и повторил тихонько, несмотря на то, что мальчишка упрямо мотнул светловолосой головенкой. − Давай! У меня же быстрее получится. И носочки снимем? А то ведь вода стынет, и другие детишки ждут, когда я им помогу…
Нат вскинул свои чистые серые глазищи и озадаченно закусил губу: с одной стороны, он, конечно, должен раздеваться сам, но с другой-то вода, уже налитая симпатичной тетенькой, правда стынет в ванне, а в соседней кабинке начинает недовольно хныкать Майк Сволиш, запутавшийся в лямках своего нарядного комбинезона.
− Ну ладно, − вздохнул мальчишка.
Санитар, ласково улыбаясь, кивнул – умница, мол, и скользнул большой теплой ладонью под рубашку Натаниэля, у воротника, мягко и осторожно сдвигая тонкую клетчатую ткань по нежной коже. Снять штанишки, когда мальчик старательно приподнялся, оказалось нетрудно, снятые и расправленные белые носочки с двойной синей полоской легли на стул поверх аккуратно сложенных джинсов. Санитар снова наклонился к мальчику:
Держись мне за шею, − он подхватил тощенькое, легкое, как пушинка, тельце под колени и плечи, делая пару шагов к нежно-сиреневой ванне и опуская Ната в теплую… очень теплую воду.
Подождал пару секунд, пока ребенок снимет руку с его шеи и устроится удобно, разогнулся и весело подмигнул Натти, протягивая руку и переворачивая маленькие песочные часы, стоящие рядом с ванной:
У тебя пятнадцать минут, акванавт.

+1

2

Акватерапия была, есть и останется одним из наиболее эффективных методов регенеративных процедур. Обычно в помещении дежурил врач и пара санитаров. Нет, разумеется, медбратья - люди подкованные на оказание первой помощи, но все же при наличии высококвалифицированного терапевта - спокойнее, а то мало ли что может произойти, пациенты не всегда способны...
Сегодня по графику должна бы дежурить Молли Эшвуд...  должна, однако у молодой женщины были весьма уважительные, с ее точки зрения,  причины "повесить" работу на свободного в данное время врача, коим, по стечению обстоятельств, случился физиотерапевт Джой Френсис Ли. Собственно, Эшвуд пришла к нему не только из-за свободного времени у рыжего в расписании, но и по причине родственности медицинских профессий. К тому же "два хороших человека всегда могут договориться"©. Так что Молли вихрем ворвалась в кабинет Джоя, минут двадцать втолковывала лирианцу, что ей сегодня какой-то Алистер Фицрой, с которым они уже два года встречаются, делает предложение и, де, в связи с сим крайне редким, примерно как падение Тунгусского метеорита? поводом, ее нужно подменить. Библиотекарю было глубоко наплевать на ее жизнь и этого homo sapiens мужского пола в частности, однако часть маскировки, под названием "быть частью коллектива", требовала согласится заменить девушку.
Вот по этой причине Френсис нынче и уселся за стол в углу помещения, лениво листая процедурный журнал и периодически прислушиваясь, ментально в том числе, все ли в порядке.

+3

3

Тёплую воду Натти любил едва ли не больше всего на свете. Сильнее, чем купаться, он любил только маму с папой, Мориса, Полли и читать. Объяснялось это отчасти тем, что Натаниэль родился почти на два с половиной месяца раньше положенного срока. А что делает дитя в материнской утробе?.. Скажете, спит? Тоже верно, а что ещё? Да плавает же! Вот маленький Гринберг и старался неосознанно при любом удобном и не совсем удобно случае добрать свое, чего не доплавал в мамином животе. Кроме того, очень теплая вода отменно снижала гипертонус, расслабляла вечно скованные напряжением мышцы, давала недоступную обычно свободу движений, поэтому сейчас, сидя в ванне, мальчишка разве что не пел... нет, не пел, но тихонько мурлыкал, временами делая губы хоботком, рассматривая свои худенькие ноги. Сквозь прозрачную, чуточку зеленоватую толщу они казались вполне себе даже не худенькими…
А интересно, − подумал мальчик, − на сколько в океане видно в глубину, если сверху смотреть? Но там же не посмотришь… там все время волны… Если только нырнуть совсем глубоко… с аквалангом, как папа! Приеду домой, обязательно попрошу его, чтобы взял меня с собой на риф, ну хоть разочек! Я ведь уже большой… а если с папой и с Морисом, так и вовсе не страшно. Зато интересно очень и красиво…
Нату было всего восемь лет, он еще не понимал, что ДЦП и дайвинг – понятия трудно совместимые, или несовместимые вообще, что это, как и многое другое, для него так и останется только мечтой… Перед глазами замелькали картинки из телепрограмм – яркие тропические рыбки, причудливые кораллы… Одной из любимых книжек у Натаниэля была детская, научно-популярная, та, что досталась еще от папы, нашлась в семейной библиотеке – "Моревизор уходит в плаванье", поэтому очень многих глубоководных животных Натти знал, что называется, "в лицо", запросто мог отличить рыбу-клоуна от рыбы-прилипалы, зубатого кита от усатого, а каракатицу от кальмара.           
Дядя сказал – "акванавт"… − (все у мальчика еще по привычке дяди и тети), − А это почти как астронавт!
Как-то Нат услышал, что океан так же мало изучен, как космос, это поразило его до глубины души. Здорово же! Космос, он же далеко, чтобы в него попасть, надо долго-долго тренироваться, потом сесть в ракету, и взлететь со всякими взрывами, а океан, он же вот – просто выедешь из дома на Бонайре, прокатишься по дорожке к берегу – и пожалуйста! Домашний такой космос… живой.         
Вода в этой волшебной ванне была не только теплой, но и живой – она тоже иногда шевелилась и шла мелкими волночками. Почти как в море…
Нат вытянул под водой правую руку и накрыл маленький, бьющий из форсунки фонтанчик возле его бедра. Ладошке стало щекотно и колко немножко, будто кошка лизала шершавым языком. И мелкие пузырьки, вырываясь и танцуя, окружали детские пальчики. Какая прозрачная… − снова залюбовался Натаниэль, вглядываясь в живые струйки. − Их почти не видно… но все-таки видно… а в море сверху видно было бы? А что если… что если… − серые глазищи склонившегося Натти остановились и расширились от удивительной догадки, − …что если в океане живут такие прозрачные люди! Как Русалочка из сказки? А не видят их, потому что они сами состоят из воды! – едва додумав это, мальчишка вдруг увидел перед собой лицо в воде… прозрачное, как лицо стеклянной статуи, но живое… оно улыбнулось… и исчезло. Пораженный мальчик отшатнулся, изумленно ойкнув, вернее, булькнув, ибо не удержался, и, недалеко проехавшись попкой по скользкому дну ванны, опрокинулся назад, чуть не расколотив затылок, но вовремя схватившись за бортик ванны. Ноги он согнуть не успел, и они с плеском заторчали из ванны.

Отредактировано Натаниэль Гринберг (14-11-2011 18:17:16)

+2

4

Перелистав весь процедурный журнал и не обнаружив там ничего интересно или хотя бы выделяющегося, Джой зевнул и захлопнул этот шедевр врачебной макулатуры, сдвигая папку на край стола. Сложив на столешнице руки, опустил на них рыжую голову и сладко задремал, убаюкиваемый спокойствием и порядком, царящим вокруг. Снилась бывшему Связному планета Д`Айгва - водный мир, не знающий суши...

мир|воды

http://uploads.ru/i/X/1/e/X1ec6.jpg

http://uploads.ru/i/a/l/6/al6sv.jpg

Место, наполненное чудесным неторопливым спокойствием... Именно так может показаться с первого взгляда, но не обманитесь, а то еще станете обедом или ужином, а может, и завтраком для невиданного и неведомого водоплавающего хищника... и поминай, как звали. Хоноо-рю там задержался лишь на день, потому что местный Наблюдатель настолько соскучился по родной крови, что уломал брата погостить у него. Да... Муриёхи-но-Таношиса, похоже, всегда был существом повышенной социальной адаптации, видимо, это врожденная способность.
Однако мирное посапывание "простого физиотерапевта из Владивостока" было прервано... а вот тут большой вопрос, чем именно - звуком всплеска или пробежавшим ощущением панически дрогнувшей нити. Вскочив, как спущенная пружина, метнулся к нужному "отсеку" и быстро, аккуратно и бережно выудил "акванавта" на поверхность, усаживая как положено, а не как неудавшегося утопленника. Все еще придерживая хрупкое тельце, обеспокоенно заглянул, согнувшись, в глазенки мальчугана, интересуясь:
- Ты в порядке?
Разумеется, то, что здоровье малыша вне опасности, рыжий и так знал, но задал совершенно нормальный человеческий, по его мнению, вопрос.

+2

5

Тонкие, со сморщенными от тёплой воды подушечками пальчики судорожно цеплялись за края ванны, но Нат никак не мог ухватиться хорошенько, так, чтобы приподнять хоть и тщедушное, но всё-таки сколько-то весившее тело – ведь и силенок у маленького мальчика было немного. Вода горячо облизала затылок, смачивая тонкие, светлые, пушистые волосы, заглаживая и темня их, накрыла и подбородок, и рот. Натаниэль до того растерялся – и от увиденного прозрачного лица, и от падения, что, погрузившись, от души хлебнул горячей, противной, кисло-соленой водицы, закашлялся, от этого ещё хлебая ее, мелко, но глоток за глотком, пуская пузыри и только сильнее от всего этого пугаясь.
Няня Полли часто рассказывала, что у каждого есть ангел-хранитель, но маленький Гринберг, который в словах своего самого родного (кроме мамы-папы-брата) человека обычно не сомневался, в этом вопросе недоумевал: как может существовать тот, кого не видно? А если не видно, то откуда люди знают, как ангелы выглядят, что у них крылья и локоны? А если ангела видно не всегда, а только изредка, то почему? Наверное, хранитель Ната обижался на это недоверие своего подопечного, или попросту крылатого-золотоволосого тоже разморило до дремы рядом с горячими струями, в общем, присутствие кого-то большого и сильного немножко запоздало, но, к счастью, таки осуществилось – вконец запаниковавший мальчишка почувствовал, что его вынимают из ставших в буквальном смысле удушающими объятий водной стихии. Еще дикими глазенками очумевший мальчишка посмотрел на подоспевшего взрослого, судорожно уцепился уже ему за шею и, отплевываясь, выпалил:
− Я… там… лицо… в воде было! − Натаниэль сам понял, что это звучит как-то неправильно, осёкся, заглянул в узкие глаза доктора и пролепетал растерянно: − А потом оно пропало. Растаяло… Теперь нету...

Отредактировано Натаниэль Гринберг (27-11-2011 18:05:46)

+3

6

Не крылатый, почти златовласый и действительно дремавший "хранитель ванно-водного пространства", весьма беспечно разморенный аки агнец невинный на лужайке в полуденный солнцепек, сейчас внимательно всматривался в лицо маленького пациента, определяя "на глаз", что вызвало таковые глюки из серии "занимательная метафизика для научных сотрудников младшего школьного возраста".
Я… там… лицо… в воде было! А потом оно пропало. Растаяло… Теперь нету...
Из показаний свидетеля стало известно о факте присутствия некоей сущности в воде.
− Ясно, − отозвался Джой мягко, − думаю, на сегодня тебе плавания хватит. Или хочешь продолжить?
Сомнительно, что "русалка" вернется, потому как сей глюк дело рук, вернее спонтанный телепатический выброс энергии самого Френсиса. Эдакая проекция сна рыжего Ли, уже трижды мысленно зарекшегося спать на рабочем месте, ведь обычно подобных явлений за бывшим Связным не наблюдалось. Впрочем, ларчик открывался просто: любая жизненная функция организма требует ее осуществления, чтобы быть в форме и поддерживать здоровое состояние. Телепатия для Библиотекаря то же, что и зрение или слух, или еще чего. Невозможно зрячему надолго завязать глаза и быть уверенным, что все в порядке... В общем, чаще надо упражняться, а то у самого глюки еще начнутся.

+2

7

Большой и, видимо, добрый рыжий дядя держал Ната не только крепко, но и очень удобно. Почти как Морис. А уж так ловко, как он, маленького Гринберга не держал на руках никто и никогда – даже мама с няней завидовали, с какой сноровкой старший брат прибирает торчащие иногда руки-ноги больного братишки так, что тот сразу чувствует себя спокойно и защищенно. Вот и сейчас, в объятиях очень длинного, сильного (это чувствовалось), но осторожного мужчины с узкими глазами Нату было ловко, несмотря на то, что очень мокро и почти так же – то есть очень – страшно. Не отпуская шею взрослого своего спасителя, мальчишка потянулся вверх, стараясь оказаться как можно дальше от воды, пугливо на ее поверхность косясь. 
− Н-нет… − путаясь мокрыми и неловкими пальчиками в рыжих волосах на шее доктора, в ответ ему проблеял Натти испуганно, и по его побледневшему личику яснее ясного было видно, что наплавался он на сегодня за глаза. − Я это... больше не хочу. Я боюсь. Вдруг оно опять… появится.

Отредактировано Натаниэль Гринберг (18-12-2011 19:58:34)

+2

8

− Н-нет…  Я это... больше не хочу. Я боюсь. Вдруг оно опять… появится.
Малыш явно перепуган по самое не балуйся, поэтому Джой присел на рядом стоящий стул и, дотянувшись до большого махрового полотенца, набросил его на плечи устроенному у себя на коленях мальчику, бережно укутывая тощее покалеченное тельце.
- Все будет хорошо, малыш, никакое лицо больше тебя не напугает и уж тем более не обидит, - ласково улыбаясь, Френсис мягко вытирал ребенка. Не хватало только чтобы мальчишка замерз и заболел.
"Все-е, не спать на работе, не спа-ать. Спать надо у себя в комнате, а то еще понатровишь делов, потом не разгребешься. Еще не хватало устроить несчастный случай кому-то".

+1

9

Даже на струйки и капли, обильно стекавшие с него, Нат не смотрел, боялся: а вдруг увидишь, как их там, внизу, в ванне, ловит ртом или ладонями то странное прозрачное существо, которое, как оказалось, купалось вместе с ним.
Хотя вообще-то... − маленький Гринберг хлопнул густыми, но уже просохшими, в отличие от волос, ресницами, − может ли купаться тот, кто сам состоит из воды?
Но и теперь, после этого весьма заинтересовавшего его вопроса, мальчик не оглянулся на ванну, только ещё сильнее отвернулся от нее, крепче обнял за шею и прижался к большому рыжему дяде, который присел на стул и Натаниэля себе на колени усадил, начиная бережно и умело вытирать большим, мохнатым, и тёплым, вроде бы как даже подогретым полотенцем. Сидеть снова было удобно, но пальчики на задравшихся от сильного мышечного напряжения стопах враз зябко поджались, (мышечный гипертонус в теплой воде отмякнуть не успел за непланово укороченное время полезной и обычно приятной процедуры), да и мальчишка все-таки нервничал. О чём и сообщил доверительно рыжему доктору:
− А я вообще-то испугался. − Мальчуган серьезно посмотрел в светло-карие узкие глаза своими серыми-распахнутыми, и тут же вопросы посыпались беспокойным разноцветным горохом: − А оно там правда было? А кто это? Русалка? Ой, то есть это… русалк? А почему он тоже мальчик, как я? А это такие в Атлантиде живут, да?   

Отредактировано Натаниэль Гринберг (23-12-2011 15:36:26)

+1

10

Малыш все же сильно испугался, и лирианец уже трижды поругал себя за неосторожность. Не то, чтобы его сильно беспокоила человеческая жизнь как ценность, просто легенду-то нужно поддерживать. А чем лучше ты будешь делать простую порученную работу, тем меньше привлекаешь к себе лишнее внимание. Так что, заметив движение пальчиков ребенка, укутал и, поднявшись со стула, устроил на нем, нагретом, Натаниэля, присаживаясь перед человечком на корточки, аккуратно и мягко разминая детские стопы, благо мануальная терапия – вполне знакомый и действенный метод.
А оно там правда было? А кто это? Русалка? Ой, то есть это… русалк?
- Думаю, он испугался тебя не меньше, чем ты его, – улыбнулся доктор, бережными касаниями приводя ножки ребенка в более-менее приемлемое состояние, – мальчики вообще более любознательные, чем девочки.
А это такие в Атлантиде живут, да?
Ага, – кивнул рыжей башкой.
Не скажешь же малышу, что Атлантида сполна хлебнула лирианского гнева, поплатившись за свое поведение существованием.

+1

11

<начало игры, оно же гон с визгом>

Сегодня с самого раннего утра Гек вел себя хорошо и это, никак, ну никак не могло не настораживать, но мальчишеская удача, щербатая молочными зубами и украшенная веснушками, была к нему благосклонна – не далее как два часа назад матери стало совсем не до него. Нееет, мамка у Гека была отличная, просто занятая сегодня оченьоченьочень, потому что "понаехало тут". Такое вот "понаехало" случалось достаточно часто, но сегодня было очень даже к месту, потому как давало возможность быстро ускользнуть из под бдительного ока родительницы по своим важным делам. Утреннюю овсянку, конечно, все равно пришлось съесть (честно сгрузив половину тарелки в кошачью миску), потому что, оставь он полную тарелку каши, не видать ему пирога, как бы мама занята не была. Зато теперь, вооруженный "провиантом", покоящимся в правом кармане шорт, Гек чувствовал себя уверенным первопроходимцем, прямо как на картинках в книжке старшего брата – отважным и мужественным. Не хватало только подзорной трубы, но ветку, долженствующую выполнять такую функцию, Гек оставил на земле когда полез в окно, чтобы не мешалась.
Зачем полез?
Так интересно же, тем более что среди мальчишек давно ходили об этом самом окне самые невероятные слухи: говорили, что там ходят люди в халатах, а из огромных чанов, заполненных мутной жижей вылезают странные люди; говорили что там их собирают из деталек, а некоторые так и вовсе рождаются – прямо как страшные чудовища из фильма про эльфов, хоббитов и смешного-страшного дядьку с бородой и в серой ночнушке. Кусок фильма про вылупляющихскя из жижи монстров Гек не любил – скакучие рыцари на конях были куда интереснее, но сейчас, прилипнув к стеклу носом, завороженно разглядывал, как странный дядька в халате вытаскивает что-то из чана, заворачивает в полотенце и проверяет, на месте ли руки и ноги у этого нового чудовища. Чудовище было больше всего похоже на небольшого, почти Геку ровесником, мальчишку, но детей, это Гек точно знал, из чана не достают – их рожают мамки. А этого вот достали – страшно и интересно, и когда он спрыгнет отсюда и все расскажет приятелям, весь этот страх непременно окупится, потому Гек и перехватился уставшими ладонями за подоконный камень поудобнее, да попытался нащупать ботинкой трещину в кладке побольше – чтобы удобнее было наблюдать. Падать тут, конечно, было не высоко, но и пропустить такое зрелище не хотелось – когда еще удастся пробраться через забор незамеченным и увидеть, как настоящий монстр рождается?
Конопатый нос почти что уткнулся в стекло, а любопытные глазищи так и буровили странное помещение. Только вот слышно было плохо, а ухо и нос одновременно никак не хотели прижаться к стеклу. Разве что вот эдак перехватиться за раму и, втянув щеку (уу, мешает как!) приложиться к прохладному стеклу скулой и боком, отчаянно глазом кося. Подслушивать, конечно, не очень хорошо, но ведь если только тебя поймают. А если нет, то это называется другим словом – "разведка"!

Отредактировано Гекльберри (01-01-2012 18:22:04)

+3

12

Врожденная неуверенность нездорового тела, которое не могло полностью контролировать собственные движения, ради безопасности постоянно и настоятельно требовала как-то себя зафиксировать, чтобы не сваливаться, не натыкаться на разные предметы и прочее. По цепкости, надо сказать, мальчишка ничуть не уступал любой мартышке, вот сейчас, например, усаженный доктором на стул, Натаниэль, пошатнувшись, сперва схватился за сиденье стула, но за него держаться было очень неудобно, и мальчишка, сопя сосредоточенно, вцепился маленькими, но сильными пальчиками уже в плечи присевшего на корточки мужчины. И сразу почувствовал себя гораздо увереннее. Хотя, конечно, сидеть на стуле труднее, чем в кресле или в коляске, (у стульев же подлокотников не бывает, за это Нат их и не любил), поэтому стопы, которые большой и рыжий доктор пытался осторожно размять, не очень красиво задирались вверх от напряжения, а пальчики на ногах заторчали врастопырку.
− Испугался? – отвлекаясь на слова Ли, Натти немного расслабился, − Мне мама про собак всегда так говорит, и про крабиков, ну которые на пляже, что они сами меня боятся… потому что я их больше.  
Тут Натаниэль еще и задумался, ибо ему в светлую головенку пришла одна очень неприятная мысль, от которой его светлые бровки насупились, а язык (длинный, слишком длинный, как говорил папа) выдал новую пулеметную очередь вопросов:
− А, что ли, этот прозрачный мальчик теперь всегда здесь со мной купаться будет? Или не только здесь? В бассейне тоже? − Нат с видимой опаской покосился на в панике покинутое мокрое посадочное место проведения такой любимой прежде процедуры, − И в ванне у меня в комнате даже? Да? И дома?
В звонком голоске явно послышались слезы, но Натти вспомнил, что на людях плакать стыдно, что он вообще мужчина… и сдержался. 
− Ага, все девчонки вообще бояки, − переведя дух, уверенно и со знанием дела заявил маленький, но храбрый, а главное умный еврейский мальчик, поднимая взгляд и нервно дергаясь с громким ойканьем и выпучиванием и без того больших глаз, − А вон там… − Нат поcмотрел на доктора и кивнул на окно, за тоже которым виднелось чье-то лицо, тоже до крайности любознательное, но непрозрачное, зато с бледной от приплюснутости к стеклу кнопкой носа, − тоже мальчик… он настоящий? Он тоже меня боится?

+3

13

Почувствовав маленькие цепкие пальчики на своих плечах, Джой улыбнулся, пряча мягкость в полуприкрытых янтарных глазах, продолжая ласково и настойчиво разминать маленькие ножки хрупкого ребенка.
Мне мама про собак всегда так говорит, и про крабиков, ну которые на пляже, что они сами меня боятся… потому что я их больше. 
– Правильно мама говорила, – чуть кивнул Френсис, решив продолжать беседу, ведь это заметно расслабляло сведенные судорогой напряжения мышцы. Светловолосый мальчуган, оклемавшись, буквально забросал доктора вопросами.
А, что ли, этот прозрачный мальчик теперь всегда здесь со мной купаться будет? И дома?
– Не думаю, – успокоил Ли, – мне почему-то кажется, что он решил поискать свободное место, в котором не купаются маленькие мальчики и девочки. Где он сам никому не помешает и его никто не потревожит.
Авторитетно выдав мнение о девочках, Натаниэль вдруг ойкнул и чуть не свалился со стула, так что рыжему пришлось снова ловить в бережную охапку своего маленького пациента и возвращать в более-менее устойчивое положение. Посмотрев, куда указывает Гринберг, Джой улыбнулся и шепнул:
– Тс-с, это гость. Такой же мальчик, как и ты. И ему очень интересно, что мы тут делаем. Видишь, как прилип к окну.

+2

14

Вот еще, боится!!
Слышно через раму было плохо, только отрывочки про каких-то девчонок и всякое глупое, но потом-то, когда растопырчатый мальчишка на него глядел – точно про него. Эх! Вот нет бы промолчать!
С досады, не иначе, а Гек прицельно и адресно показал язык. Не взрослому, конечно, но мальчику, сидящему там, на стуле – чтоб не выдавался и знал, кто тут боится, а кто – храбрый разведчик в тылу индейцев! Правда, спрятаться от взгляда незнакомого дядьки не удалось, потому что куда ж спрячешься на подоконнике? Разве что сигать в крапиву под окном, а потом опять лезть наверх. Но уже тогда не сегодня, потому что он вот и так всю коленку ободрал, пока карабкался. Так что с честью отступить было еще рано и, воровато обернувшись, Гек все же сурово погрозил мальчишке за стеклом кулаком, а потом и вовсе палец приложил к губам.
Если так громко разговаривать, никакие монстры не понавылезут, всякому ясно.

+3

15

Нат немного удивился словам большого, но молодого рыжего доктора, за которого по-прежнему крепко держался руками – ну так, для надежности, чтоб больше со стула не сваливаться, а то прям надоело – непонятно было, как же так: водянистый мальчик хотел найти место, где бы не купались мальчики и девочки, а оказался у Ната в ванне? Или он теперь только такое место найти захотел, когда Натаниэль его испугался? – мальчишка мигнул растерянно, но спросить не успел уже, отвлекся на живого-всамделишного мальчика, гостя, как его доктор назвал, который, и верно, прилип к стеклу. Да только и тут Натти ждал неприятный сюрприз – курносый (и бледноносый) от любопытства незнакомец с улицы взял, да и показал язык ни с того, ни с сего, ему, младшему Гринбергу, ведь не доктору же, правда? А потом еще и кулаком погрозил! Это было неожиданно и обидно – Нат этому мальчику ничего же плохого не сделал! Поэтому, сейчас уже обиженно мигнув, Натти совершенно забыл про какие-то там (пусть и свои!) ноги, и тоже от души, то есть как только мог сильно, показал зловредному заоконному шпиону язык. А надо сказать, что у еврейских мальчиков языки от природы немножко длиннее, чем у всех прочих, (ну, потому что разговаривать обо всяких умных и хитрых вещах им во взрослой жизни придется, скорее всего, ой, как много!), так что зрелище получилось впечатляющее. Особенно если учесть, что маленький Гринберг еще и ухо правое оттянул как следует (левое-то не смог – левая рука работала неважно, хорошо, хоть за дядю держалась нормально), и глаза вытаращил со всей мочи! В общем, страшная рожа получилась! – Нат надеялся. Пусть и ненадолго.
− А чего он дразнится! – серьезно и сердито пояснил маленький пациент доктору-дяде, который определенно уже нравился ему больше доктора-тети Молли. Та, хоть и была красивой, не умела же так ловко Натти держать! – Я ему ничего плохого, а он… язык показывает… и кулак!
Подвижное личико побыло обиженным всего пару секунд – не умел Натаниэль сердиться долго – и тут же стало удивленным от пришедшей догадки и проказливым:
− Это он, наверное, тоже сюда хочет – на атланти… ста посмотреть! Давайте окно откроем?
Младшему Гринбергу никогда не жалко было поделиться интересными открытиями с приятелями – как знакомыми, так и незнакомыми пока.

Отредактировано Натаниэль Гринберг (13-02-2012 16:09:27)

+2

16

Безмолвная беседа жестов мальчишек забавляла бывшего Связного. Гость оказался явно не из робкого десятка, так что дети посоревновались в рожескашевании и Натаниеэль предложил открыть окно. Впрочем, у Джоя тоже возникла такая мысль. Во-первых, детей в Приюте совсем мало, а общаться со взрослыми и перерослыми докторами вкупе с медсестрами все же не то же самое, что со сверстниками.
Хорошо, – улыбнулся Френисис, усаживая Гринберга понадежнее и поднялся идти к окну, специально говоря громче, чтобы застекольный гость его услышал, – надеюсь, разведчик достаточно смел и не побоится заглянуть к нам в гости.
О нарушении какой-либо конспирации даже заикаться не следовало, потому как ребятишки будут под присмотром мало того, что взрослого врача, да еще и телепата, так что безопасность обоих мальчиков гарантирована.
Осторожно, чтобы "лазутчик" не рухнул в крапиву от быстрых жестов, неторопливо распахнул створку и отступил, сделав приглашающий жест рукой.
– Заходите, юноша.

+3

17

А во-вторых?
Ну, то есть, Гек бы спросил, если бы этот, который с серьезным видом к окну пошел, думал вслух. Ведь когда есть во-первых, обязательно бывает еще и во-вторых. А потом еще и в третьих. Вот мамка как начнет ругаться, так из нее эти первые, вторые, третьи – так и сыплются, словно бы он, Гек, специально их хулиганит, а он-то вовсе и не специально, чтобы ей до аж трех считать! Вот и сейчас дядька, к окну пошедший, лицо имел такое, что просто "ой"... Только он ж не мамка, он лупить не может, пусть так и знает – Гек вот это еще как знал – потому что в их сад приходил однажды дядька учить их "нет" говорить. И он там же еще пояснил, что, дескать, только родители могут ругать, а все остатние если заругают только, так нужно сразу жаловаться. И телефон дал – они этот телефон еще три вечера потом повторяли "как отче наш"...
Этот так пожилая воспитательница сказала, когда они все хором повторяли. Эльзе, которая из маленькой группы, еще тогда испугалась и как заревела – потому что у нее в доме, оказалось, не говорили никаких молитв и она подумала, что это про ее папу телефон все учат.
Реветь как маленький Гек не собирался, наоборот - выпалил заученный телефон Этому в лицо, пусть и не думает даже, что запугал, и теперь Гекельберри побоится сунуться. И ничего он не испугался, вот!
Придержавшись за оконную раму Гек все же на ноги встал. И даже едва не выше оказался странного дядьки-доктора, глянув на него едва не с вызовом. Отсиженная на подоконнике нога закололась и, потерев ее ладошкой, юный хулиган спрыгнул внутрь. Большие мальчишки, Гек видел, в таких случаях еще плевали на пол зачем-то, но этого Гекельберри не умел, поэтому только нос повыше задрал, да расправил плечи, чтоб казаться побольше.
С ботинок при приземлении отвалилось по приличному куску глины, подметки оставляли на чистом полу цепочку мелких ребятёнских следов. И вела эта цепочка к сидящему мальчишке:
– А чегойто вы тут делаете? Ты из таза родился, да? Прямо в одежде?

Представиться Гек, натурально, забыл, но и факт рождения кого-то из таза, согласитесь, явление не рядовое.

+4

18

Как здесь оказалась, Сонечка особо-то и не понимала. Просто ножки сами повели на звук капающей из неплотно закрытого крана воды. До какого ближе было, туда и пошла, бережно прижимая к себе небольшой керамический горшок с каким-то чахлым полудохленьким растением. Длинный, тонкий как прутик темно-зеленый стебель, и на верхушке всего-то три листка. Да и те в скором времени обещают отвалиться. Несчастный страдалец стоял на подоконнике в коридоре и, конечно же, Сонечка не могла пройти мимо такого бедного, никому не нужного цветочка. Цветочек ужасно хотел пить и ничего удивительного, что будто бы тоненькие росточки опутали сознание девочки, и малышка с готовностью подхватила горшок, с трудом дотягиваясь до высокого подоконника, и с серьезным видом потащила туда, откуда доносился звук падающей воды. Это цветочек слышал, он слышал гораздо лучше, и ему обязательно надо было помочь. А то непорядок, когда в таком большом домике кому-то плохо. А так здесь светло, хорошо, никто кашку по утрам ложками не впихивает, прям все как добрая тетенька обещала. Тетеньку Сонечка не так давно встретила. Встретила, послушала немного, как тетенька, странно говоря такие знакомые слова, уговаривает пойти вместе с ней, да и поверила. Очень уж понравилась маленькая коробочка полная всяких разных конфет в разноцветных обертках. И стоило ведь только взять за руку тетю, как коробочка оказалась отдана, и Сонечка стала по-настоящему самой счастливой девочкой на свете. Только вот потом все оказалось не так здорово и радужно. Конфетки быстро исчезли, красивая коробочка заняла почетное место на тумбочке у кровати, а за красивыми белыми шторами сияло яркое солнышко. И хотелось побегать по улице, найти котечку, с которым успела подружиться, а нет, нельзя. Дверь заперта оказалась, и не вскоре Сонечке разрешили свободно бегать. Только после того, как на полном серьезе пообещала никуда не убегать.
Вот и жила с этим обещанием и старалась помнить что на улочку ни ни. Даже не смотря на то, что солнышко сияет и так и зовет поиграть, побегать. Грустно это очень. Каждый день приходилось придумывать чем заняться, вот Сонечка и придумывала.
Словно тень, проскользнув за дверь, девочка нерешительно помялась у входа, робко посмотрела в сторону дяденьки и мальчика в ванной, покосилась на еще одного мальчишку, и боком, по стеночке, пошла к дальней ванной. Страшненько… Но цветок настойчиво напоминал о себе и близость воды только еще больше его раззадорила. Тихо вздохнув, Сонечка, наконец, поставила несчастное создание в ванну и, дотянувшись до краника с синим кружочком, слегка повернула в сторону. А что тут сложного… Из крана тоненькой струйкой полилась вода, цветок замолк, и малышка улыбаясь перегнулась через бортик, поглаживая пальчиками мокрые листья. Придет весна и на бедненькой палочке обязательно появятся новые листочки.

+4

19

Добрый рыжий доктор оказался совсем хорошим – встал и подошел к окну, открывая его. Натаниэль прямо залучился весь от радости – ну здорово же! С новым другом познакомиться можно! – а в том, что заоконный мальчик станет ему другом, Нат вот ну ни секундочки не сомневался, потому что с ним дружили все, кроме совсем уж вредных мальчишек и девчонок. Так и то – скорее это Натти с ними не связывался, а они все равно приходили. Еще маленькому Гринбергу очень понравилось,  что высокий рыжий дядя доктор не стал ломать игру и назвал того мальчика из-за окошка разведчиком и юношей.
Ух ты! – Натаниэль так и подпрыгнул на стуле, и внутри у него прямо зачесалось. – В разведчиков же так играть интере-е-есно! Мальчишка, хоть и младше Ната, но до того же интересную игру выбрал и храбро так выпалил какой-то номер, входя в помещение через окно, что сразу младшего Гринберга покорил. Вот Нат тоже бы так смело появляться хотел бы! И плечи так же расправлять, и так же громко топать по полу, во-о-от такие разведчицкие следы оставляя.
Светлоголовый мальчик радостно заулыбался и неловко заёрзал на стуле, усаживаясь удобнее. И чуть не свалился с него, когда услышал вопрос.
− Сам ты из таза! – даже возмутился Нат. – Скажешь тоже! Я из мамы родился, как все нормальные люди! Из какого таза-то?..
Он умолк, из-за плеча мальчика-разведчика увидев маленькую хорошенькую девочку, похожую на… смешную белочку из мультика про ледниковый период, таскавшую орех. Только девочка, выпятив живот, сейчас тащила не орех, а горшокс каким-то чахлым цветком. Нат, слушая ее мелкие шажки, хотел было сказать храброму разведчику еще много всякого-интересного, но услышал плеск из соседней кабинки, где скрылась девчушка с горшком, и, неожиданно даже для себя, вскрикнул пронзительно:
− Доктор, а там этот прозрачный мелкую не обидит? Она же испугается!

+4

20

Словно заправский разведчик, вернувшийся к точке сбора, мальчишка заоконный выдал телефон, аки пароль на вход. Ну что ж, будем играть дальше. "Большой и очень грозный" мальчишка понаоставлял грязные следы на идеально вымытом полу и Джой со вздохом определил, что махать шваброй все же придется. Но сие скучное занятие решено было оставить на время после "великого братания". Натаниэлю нужны друзья-сверстники, общение с другими мальчишками ребенку пойдет на пользу, ведь в Приюте детей не слишком много.
Но мальчишка был не единственным гостем комнаты водных процедур. Юная плеяданка тихой сапой, неся в охапке чахлое растение из коридора, направилась к ближайшему источнику воды, видимо, растение общалось с девочкой, и малышка не научилась пока управлять своими силами... а может, даже не знает, что она не человек? Точнее, не совсем человек.
Доктор, а там этот прозрачный мелкую не обидит? Она же испугается!
Заслушавшись энергетическими потоками окружающего пространства, Френсис аж вздрогнул от вскрика Гринберга.
– Не разнесите процедурную, – широко улыбнулся рыжий, заметив, что Натаниэль сидит вполне устойчиво, и направился к кабинке.
Здравствуйте, юная леди, могу вам помочь? – доктор Ли присел на край ванной, наблюдая за молоденькой гостьей.

+4

21

– Из медного. Или железного. Из-за окна плохо видно. А зачем ты в таз тогда залез? Там же мокро!
Гек привстал на цыпочки, проверяя – нет, точно ж мокро. И что там еще делать тогда? Может там что интересное лежит? Но сам он смотреть не полез – мамка не уставала говорить, что без спросу по чужим тазам, шкафам, столам и прочим хранилищам интересных вещей лазать не следует. А спрашивать Гекльберри не хотел совсем, потому что дядьку этого он первый раз видел, может это и не его таз вовсе, а мальчишка был ничуть и не взрослее его самого, разве что капельку самую и спрашивать его вроде как старшего было ...короче, вот еще! Спрашивать тут всяких, из таза едва вылезших!
Сложности знакомству добавило еще явление курносой малявки с хвостиком, к которой дядька поспешил помогать. Про это "помогать" Гек тоже все знал – взрослые всегда так говорили, когда хотели проследить, не напачкаешь ли ты где. Что тут, спрашивается, помогать – поливать горшок водой? Пф!
На незнакомого еще пока что мальчика Гек взирал с сомнением, в полном соответствии с настроением руки заложив за спину, разведчик принялся немного покачиваться пузом, словно бы на качелях. Гек думал - познакомиться было бы интересно, но ...а этот зато еще о девчонке беспокоится, и вообще странный, поэтому знакомиться он принялся решительно, ткнув нового знакомца легонько кулаком в бок, на пробу:
– Меня вообще-то Гек зовут... – от смущенного сосредоточения левое ухо предательски покраснело, но отступать храбрые разведчики не умеют, – а ты кто? Тебе и лет-то, наверное, пять?

+4

22

>>>Начало игры<<<
Тилька, за то время, что пробыла в приюте, уже научилась покидать комнату Ната и с завидным упорством исследовала пространство. Ещё она  определила, что большие люди её не видят, да и не сильно-то они интересовали фею, зато с человеками вроде её Таэля (так Мира называла про себя мальчика), можно было неплохо провести время. Как же смешно они округляли глаза, когда мерцающая крылышками Тилька задорно подмигивала и серебристо смеялась. Очень забавляли их вопросы - живая ли она, угу… и при этом у неё же и спрашивали, но всё-таки детишки были хорошие. А ещё Миратильде безумно нравилось на улице – это был её мир, мир звуков и ароматов, растений и ручьёв, птиц и падающих с неба листьев, мир, где каждая травинка могла рассказать историю, мир, который был живым… настоящим.
  Вот и сегодня Тилька выбралась из комнаты и отправилась изучать окрестности. Две капли нектара из недавно расцветших георгинов и конечно сразу умыться в ручье. А то к ладошкам старалось прилипнуть всё, особенно противно, если это была паутина, сентябрь выдался тёплым, и десятки маленьких паучков разлетались на своих невесомых парашютах. И мало того, что сама вся словно в коконе, так ещё и юный хозяин предъявляет претензии, разбирайся потом с шестиногим.
Тилька кружила над дорогой в деревню, когда внутри вдруг всё вздрогнуло. «Таэль!»  Её резко развернуло в воздухе, и Миратильда со всех крыльев рванула к Приюту. Что-то сильно напугало ребёнка, фея ощутила, как, словно ледяные пальцы сжали желудок, рождая дрожь в подколенках, взмахи прозрачных крылышек участились.
Окна Приюта, как казалось Мире, зловеще поблёскивали в лучах осеннего солнца, нити страха, что притягивали Тильку, тянулись отсюда. Маленькая фея подлетала к окнам, пытаясь хоть что-то разглядеть, наверно со стороны казалось, что огромная стрекоза бьётся в стекло. Страх кончился, мальчик перестал бояться и успокоился, Мира поняла это, когда тепло вернулось в её покрытое «мурашками» тельце. Но теперь уже упрямство и интерес заставляли фею заглядывать в окна. Во-первых, нужно всё же узнать, что так испугало Натаниэля, а во-вторых.… Во-вторых, всё же было жутко любопытно, куда исчезал её маленький хозяин, и почему с ним было нельзя. И тут, вывернув из-за угла здания, Тилька обнаружила приоткрытое окно…

   Если бы это был фильм ужасов, то сейчас зазвучала бы нагнетающая музыка (что-то вроде тtмы из фильма «Челюсти»), оканчивающаяся грозным «буу» и появлением Миратильды.
    Из-за головы Гека медленно поднималась фея. Сначала показался ёжик волос, затем лоб и прищуренные ярко-янтарные глазки... курносый нос и сжатые в тонкую полоску губы, наконец, над головой мальчика появилась целиком вся фея и, уперев руки в бока, сверлила макушку ребёнка взглядом…
Ты зачем его пихаешь? – бледно-голубоватый ореол, сведённые бровки и поза сахарницы явственно говорили о том, что Миратильда рассержена. – А если я тебя пихану?
Вставая на защиту своего хозяина, десятисантиметровая фея совершенно плевать хотела на весовые категории. Разозлить настоящую фею это вам не в дохлую осу спичкой тыкать, можно нажить себе кучу неприятностей.

Отредактировано Миратильда (20-05-2012 14:54:51)

+4

23

− Да сам ты из таза! – уже совсем сердито повторил Нат, у которого от возмущения даже слова все растерялись, хотя вообще-то всяких-разных слов, умных и взрослых, он знал немало. − Это же не таз, ты что, не видишь? – оглянувшись на то, куда смотрел храбрый загорелый мальчишка, Натаниэль удивленно хлопнул ресницами. − Это же ванна. − Нат повернулся, серые глаза выразили изумленное сочувствие, − Ты ванны, что ли, не видел? У вас дома нет?
Он, конечно, слышал, что есть такие бедные страны, где люди не могут купаться каждый день, где ванн в квартирах и домах нет, и воды тоже мало-мало, даже на питье. Правда, не думал, что это прямо тут… − маленький Гринберг еще раз мигнул, снова посмотрев на ванну, и сведя светлые брови, тряхнул головой. Чего-то не сходилось. Тут же ванн вооон сколько, и все полны до краев, значит, воды же много?.. Ну-у… всем хватает?
− Мокро? – переспросил он озадаченно, − Ну так, конечно, мокро! А зачем в сухой-то ванне сидеть?..
Он хотел дружелюбно улыбнуться, но… качавшийся на пятках мальчишка оказался каким-то вредным. Нат вовсе не на то, что он пихался, обиделся, а вот на это «Тебе и лет-то, наверное, пять».
− И ничего не пять! − совсем уж сердито вокликнул смелый еврейский мальчик, − Мне восемь лет, а не пять, вот! И… и… я Натаниэль! – выплеснув недовльство, маленький Гринберг все-таки улыбнулся, поняв, что уличный мальчик не прочь подружиться, раз имя свое назвал первым. − Или Натом можно звать. 
Отношения явно собирались налаживаться, но тут… взлохмаченная макушка Гека стала ещё более лохматой, будто у него волоски там поднимались дыбом. Но парой секунд позже оказалось, что это не его волоски. Хоть и того же цвета, но росли они на другой голове… маленькой и фейской – за спиной Гека, будто маленький вертолетик, поднималась Мира. Сердитая-пресердитая, руки в боки, глаза прищурены и даже свктится голубым – ух! И даже накричала на мальчишку, подумала, что Ната обижают.
− Да тише, Тилька… − шепотом сказал мальчик, вздохнув. − Это он знакомится так, а не дерётся.         

+1

24

Молоденькая гостья же, напротив, совершенно не обратила внимания на подошедшего доктора, хотя двухметрового рыжего китайца не заметить сложно, однако плеяданке это удалось на славу, видимо, ребенок слишком погрузился в свои мысли. Никаких проблем с физическим и психическим здоровьем первичное сканирование не выявило, так что Джой тихо-тихо сидел не шелохнувшись, наблюдая за девочкой. Инстинкт самосохранения юной пришелицы не позволит ей попасть в беду, причудливо персонифицируя для беседы растение, если понадобится предупредить об угрозе. В общем, Френсису тут делать нечего, да и мальчишки кажутся вполне мирными при процедуре знакомства...
Но вот явившаяся плотная энергоформа мирной совершенно не казалась. Доктор Ли слышал о таких экзогенных энергоформах неестественного происхождения, проще говоря, сущности, созданные телепатами и наделенные сознанием, но лично еще не встречал. А сам... у него была кошка, так что изобретение себе собеседника с практической точки зрения полезности равна нулю.
Поднявшись с края ванны, очень плавно и неторопливо выскользнул из кабинки, по-кошачьи бесшумно прокравшись поближе и встал за спиной обоих существ: лохматого мальчишки заоконного и не менее лохматой... кхм, феи? С земным фольклором Джой был знаком достаточно, чтобы опознать в крылатой маленькой сущности именно представительницу сего народца.
Да тише, Тилька…
"Тилька? Так он, значит, знакомы. ...М-м-м, человек создать нечто подобное не способен, значит, ее, а это определенно сущность женского пола, организовал тут кто-то из телепатов, чтобы ребенку скучно не было. Молодцы, как же я сам не догадался".
− Кхм, мсье Геклберри, вам донесение из Центра, − озорно сверкнув глазами, как самый настоящий связной доложил чумазому мальчишке, − командир велел встретить и принять в команду ее, − Френсис кивнул на фею, демонстрируя уж совсем игривую физиономию, с трудом сдерживая веселый смех.

+4

25

- А зачем в сухой-то ванне сидеть?
− А в мокрой зачем? Ты ж потом вытирался, значит, сидел не за ради мокрости. И не потому что мылся - вон, пузырей не видно, а кто ж без мыла моется? Значит, и не мылся тоже. А я вот в кино видел, не сам, а брат говорил, − так там такие всякие страховидлы из тазу рождались вроде как... как.. − Гек на секунду задумался, подыскивая сравнение, - вродькак мухи из гнилого мяса...
Фильмов ужасов Гек не смотрел, потому что показывали их обычно куда как позжее его отбоя - потому и перепугаться не сумел, даже если бы грозное явление феи видел. А он еще и не видел же! Потому как глаза на затылке − это и пользительно, и интересно, и нет ни у кого такого... и у Гекльбери тоже нет. Это все оттого, что, как говорили в воскресной школе, человек создан по Образу и Подобию, значит, и глаз у всех поровну, чтоб никому не обидно. Многое, правда, в этом утверждении про Подобие Гека смущало: вот, к примеру, у него глаза карие, а у папки − серые, а у Подобия тогда какие? Или, к примеру, волосы? Они у Образа какого цвета? Хотя, если по картинке судить, то Бог, он лысый, наверное, потому и нафантазировал своим подобиям разных смешных волос − потому что не знал, откуда их срисовать. Он вот, Гек, тоже когда не с себя срисовывал руку там, например, всегда путал, сколько пальцев на ней должно быть.
− Вооосемь, а чего тогда ты такой ...почти с меня ростом? Ты, наверное, каши не ел? И потому не вырос, да? Папка говорит, что если кашу не есть и рано спать не класться, то не вырастешь вовсе. Но я все равно ее не ем, а ты?
В любом случае глаз-то у Хёгеля на затылке, а даже такоже и на макушке не водилось. Потому на укоры, угрозы и писки Гек машинально махнул ладонью − сперва словить в кулак, потом уже разбираться. Комаров, к примеру, он так ловил. А один раз перепутал еще и вместо шмеля поймал осу, так та его кулак весь изнутри искусала. Кусается ли эта пискля, Гек собирался проверить уже потом − само явление "феи" его, как водится, не удивило. А удивило его тихое появление незнакомого дядьки, да еще сразу за Писклю заступившегося. Это уже не на приключение походило, а на сговор − так часто мамка говорила, − мол, возьмите девчонок поигратъ, а тогда я к вечеру спеку пирог. Интересно, дядька тоже пирог спекёт?
Гек поглядел на собственный кулак, на Писклю, - и на всякий случай оттопырил нижнюю губу сковородником.
Басовито рыдать он пока не собирался, но ощущение того, что его вот-вот (или уже) обманули, только усиливалось.
− Нааат, а это кто? − не то про дядьку, не то...

+5

26

«Ничего себе − не дерётся!»
Мимо её лица, колыхнув и без того топорщащиеся волосы, пронеслись подушечки пальцев Гека и, прихватив подол юбки, утащили Тильку за собой.
    Нет, конечно, полупрозрачное тельце феи ухватить трудно, попробуй, поймай солнечный зайчик или весенний ветерок, но вот её одёжку ухватить − проще пареной репы. Угу.. и не собиралась Мира нагишом на людях шлындрить. Это в лесочке хорошо, где «под каждым ей кустом был готов и стол, и дом», там и листиком фиговым прикрыться не грех. В случае чего – хлоп! И в руке только ботва осталась, а фея хихикает себе в сторонке. Но Приют, увы, не был лесом, а эта странная помывочная поляной.
«А кстати, чего это Натти в чужой ванной моется? Своя же есть и не хуже!»
Мысль крутнулась в маленькой головке, пока тонкие пальцы отрывали полоску кружев у подола платья. Неа, было не жалко, всё равно стибрено в игровой комнате у какой-то куклы, кажется, её называли Барби. И не думайте, Тилька спросила разрешения и даже получила согласие пупса.. ну и что, что для этого пришлось наклонить куклину голову самой, результат-то есть – платье на фее. Правда в следующий раз Тилька разденет Кена – брюки не юбка, за них не поцепляешь.
   С полоской кружев было мигом покончено, надорванная, где-то на очередной фейской прогулке, она болталась только на паре ниток, и Мира, победно вскрикнув, приготовилась отразить нападение кудлатого паренька. Одновременно с отрывом кружева, из горшочка с растением, что купала в кабинке маленькая девочка, выполз довольно могучий стебель крапивы и, шустро добравшись до честной компании, поднялся и замер, покачиваясь словно кобра, рядом с Миратильдой. Ну и пусть иллюзия, зато такая реальная, что по ванной разнёсся аромат свежее сорванной сырой травы. Тилька глянула на Натана и шмыгнула носом.
Воо... ОООО, − её речь о том, что всяким незнакомым парням нечего доверять и мало ли что у них там на уме, прервали слова  Лирианца.
Большие люди её не видели – это точно, но этот, блестя янтарными глазищами, уверенно кивал на неё. Внутри всё сжалось от ужаса, крапивная лиана, рухнув на пол, стала исчезать, становясь прозрачной, а маленькая фея сама не заметила, как уже сидела, обхватив предплечье Гека ногами и руками, прижавшись всем тельцем к коже мальчика и прячась под его сжатым кулаком.
Нат, а это кто? – её вопрос совпал с вопросом мальчугана слово в слово. Она глянула на кулак над собой и, вытянув в сторону рыжего руку, тоже сжала кулак. На всякий случай.
Взрослые были опаснее незнакомых мальчишек, в этом она была точно уверена.

Отредактировано Миратильда (24-05-2012 05:55:34)

+4

27

Натаниэль долго терпел и слушал мальчика Гека, очень долго. Хотя уже на второй фразе ему ужасно захотелось закатить глаза и всплеснуть руками, как это часто делала няня Полли. Вот правда, маленький Гинберг не повторил этого знаменитого жеста только потому, что у него не получилось бы сделать это обеими руками одновременно и с равной выразительностью, а одной левой… ну-у… одной левой только стукать кого-нибудь, говорят, хорошо, (Нат не раз слышал как Морис или его приятели говорили - "Да я его одной левой!"), а вот всплескивать только левой как-то неправильно, наверное.
Так размышляя, умница-Натти дождался паузы в степенных рассуждениях мальчика из-за окна, и фыркнул:
− Да ну не мылся я, не мылся! Я ванну принимал, это процедура такая… лечебная, вот.
Нат смутился немножко – про свою болезнь он рассказывать очень не любил. Поэтому здорово обрадовался, когда мальчишка заговорил про каких-то страховидлов. Кто они такие, умный и храбрый еврейский мальчик понятия не имел, поэтому на всякий случай испугался. Нет, как мухи на мясе выводятся, он тоже не видел сам – откуда бы? Разве только по телевизору смотрел, как всякие личинки вылупляются. А тут из таза, и большие, видать – страшно же!
Вон и название какое – "стрховидлы"! Ежику же понятно, как Морис говорил иногда, что это значит «страшные видом»… э-э… а «длы» почему? – тут Натти несколько растерялся, потому что на ум упорно приходило пови-дло, но оно тут было как-то некстати. Или кстати? – в светловолосой голове каруселью замелькали всякие картинки – то страшные, то обыденные и даже смешные – огромные гусеницы, величиной с кровать, начищенные тазы на кухне у Полли, телереклама повидла из абрикосов, и измазанные им с ног до головы – так что стекало – великаны, похожие на пластилиновых големов. В общем, со страховидлами еще надо было разобраться, но его уже спрашивали о другом. Нат хлопнул ресницами, еще видя те веселые картинки своего разыгравшегося воображения и ответил Геку:
− Кашу? Кашу я ем… манную только не люблю, она с комками и для малявок. Хотя если с вареньем... или с повидлом…
Ну вот. Опять это повидло зачем-то вылезло. − Натаниэль чуть порозовел, ему было стыдно, когда он чего-то не знал. Но теперь его выручила Мира – она так смешно выкрутилась из кулака, оставив Геку только кружевную ленточку с юбки, а у вихрастого мальчишки с улицы появилось такое смешное удивление на лице, что Нат весело и звонко захихикал над обоими.
А чего они? – через несколько секунд, пока говорил добрый длинный рыжий дядя, младший Гринберг опять растерялся, когда и новый приятель, и фея-подружка спросили хором:
Нат, а это кто?
− Доктор это! –
авторитетно заявил он обоим, − Он хороший, он тут дежурит, ну-у… − теперь Натаниэль посмотрел вверх, закидывая головенку, чтобы увидеть лицо очень высокого мужчины, − …чтобы детки некоторые не утонули, да? – спросил он у взрослого, дабы не ошибиться.
Он уже почти и забыл, что чуть не утонул сам.

Отредактировано Натаниэль Гринберг (24-05-2012 20:39:13)

+4

28

Мало того, что экзогенная мыслеформа и правда обладала сознанием, да и чувством юмора, она еще смогла создавать реалистичные иллюзии. Как, например, вот тот стебель крапивы, изображавший кобру.
"Какое интересное созданьице".
Забавно то, что и маленькая фея, и йуный разведчик в одинаковой степени испугались доктора. Видимо, Джой переборщил с "кошачьей походкой", хотя, если бы рыжий слегка топал, гостья нежданная, скорее всего, убежала бы, то есть улетела... Смылась, в общем, не позволив себя изучить поближе.
Доктор это! Он хороший, он тут дежурит, ну-у…чтобы детки некоторые не утонули, да?
Пра-авильно говоришь, − по-кошачьи замурлыкал лирианец, улыбаясь мягко, словно цитировал сказку, − пра-авильно.
Хорошо, что малыш уже не помнит случая с собой, значит, новый знакомый ему очень интересен, тем лучше. Ребенку очень не помешает друг-сверстник.

+3

29

Храбрый швейцарский разведчик, он же смелый ловец фей в кулак, он же Гек, он же Хёгель, он же Гексель, - как почему-то дразнили его иногда мальчишки постарше, - приготовился к чему-то противному и странному. Зачем-то его пытались напугать крапивой, выползшей из дверей - будто он крапивы никогда не видал! Видал и еще как - он в нее даже упал один раз, когда за диким яблоком полез на трухлявый сук и вместе с ним (и с яблоком - все честно) хряпнулся прямо в крапивучие заросли. Так нет, мало того, ему еще и муркотели. Как маленькому! Точнее ровно так, как делают большие люди, стремясь войти в доверие к не таким большим человекам, словно маленькие человеки совсем глупые. Ну и что, что муркотнули не совсем ему - все равно же! От этих взрослых только жди беды какой-нито. Вечно что-то придумают. Обычно вот придумают как-то особенно разговаривать, чтобы потом впихнуть в тебя рыбий жир (плавали, знаем!) или игрушку детскую вместо почти настоящей машины с батарейками и зажигающимися фарами (проходили уже), или, к примеру, уговорить тебя есть вместо (или еще ужаснее - вместе) с жареной картошкой палочками их противный салат и гадкое парное мясо. В общем, когда взрослые начинают так вдруг говорить - добра не жди!
Гек иногда всерьез думал, что когда мальчишки идут в школу, их в первый день бьют там мешком по голове и они сразу забывают как всего два дня назад скакали с тобою в одной луже, чтобы выгнать оттудова всех лягушек. Они приходят из школы (это он отлично помнил) один раз, второй, а потом начинают разговаривать с тобою как с малявкой − даже интонации совсем такие же! Сам Хёгель был совершенно уверен − он уж ничего забывать не собирается и, если уж там и вправду так всех мешками  бьют (а мама часто говорила − чтойто ты такой ходишь странный, пыльным мешком ударенный?) − так он не дастся! На этот случай у Гекельберри, который в школу собирался идти уже вот-вот, в надежном месте лежала половинка кирпича. Он на полном серьезе собирался носить его с собою в школу и, если только кто соберется подойти к нему только с мешком, чтобы стукнуть и он все бы забыл, так он бы сразу уронил тому на ногу кирпич. Каждому же ясно, что кирпич на ногу быстрее летит, чем пыльный мешок.
− А он точно доктор? Тут и деток-то нет, − судя по конопатой физиономии юный разведчик не поверил в дежурного неутопляющего доктора ни на грош, − я видел, которые спасают на море, чтоб не тонули, − Гек говорил "авторитетно", басом, и даже выпятил живот еще сильнее, но кулак осторожно, чтобы не стряхнуть Писклю, прижал к себе, − они все в красных трусах ходят. А у этого никаких трусов красных нет. И вообще он не может спасать, он как кот говорит, а коты воды боятся!
На этом месте юный Чунгач-Гек-Друг-Крапивы прищурился старательно и грозно, чтобы этот вот странный доктор и не думал, что он ему верит:
− Он наверное тут за этими присматривает, которые вылупляются. Потому что за той вот, с бантиками малявкой, он ничего и не присматривает!
Перекошенная старательно физиономия должна была демонстрировать волевой подбородок, презрение к "Доктору Зло" и превосходство Добра (в лице Гека, конечно же... Ну ладно − в лице Гека, Ната и Пискли) одновременно.
Прямо как в кино про 007!

Отредактировано Гекльберри (23-06-2012 18:54:58)

+3

30

Цветочек успокоился, расправил маленькие листики, и снова предался нехитрым радостям. Сонечка отчетливо чувствовала, как растеньице наслаждается влажным воздухом, корешки впитывают воду, и в крошечных фрагментах зеленого мира мелькают воспоминания о ярком солнышке. Цветочек надо вернуть на место, поставить в самый дальний край подоконника – туда, где солнышко частый гость утром да вечером. Но добрый дяденька как-то очень уж незаметно прокрался, уселся рядышком, что-то сказал непонятненькое, и вся смелость быстро куда-то ушла. Опустив голову, вцепившись пальчиками в подол платьица, Сонечка замерла, и искоса посмотрев в бок, снова перевела взгляд на цветочек. Дяденька точно добрым был и ничего плохого не хотел, это-то прекрасно чувствовала. Но все равно незнакомый дядя, пусть даже хороший, немножечко пугал. Мало ли хороший хороший, а потом раз, и вдруг плохим будет. Кто ж их этих дяденек знает. Так что, полностью проигнорировав присутствие доктора, Сонечка тихонько вздохнула, когда, наконец, снова осталась одна в маленьком закуточке с ванной. Вот и чудненько… Теперь надо дотянуться до цветочка, обнять покрепче мокрый горшочек и отнести бедненького к солнышку. Но только вот не так просто это сделать было. Прислушиваясь к голосам мальчиков, к тоненькому писклявому голоску то ли девочки, то ли еще кого, Сонечка честно пыталась вытащить цветок. Поставить-то ой как просто было, а вот достать… Маленькие пальчики цеплялись за край горшка и соскальзывали с мокрой поверхности. Мальчики все так же говорили о чем-то, незнакомые, непонятные слова любопытны были, конечно, только цветок казался куда более важным. Ему уже не очень-то здесь нравилось, очень уж сильно обратно хотелось.
  А то, что внезапно из горшочка выросло, здорово напугало Сонечку. Что такое крапивка кусачая она прекрасно знала − как-то совершенно случайно схватила ручонкой красивое растеньице с резными листочками и будто бы пушистым стебельком. Слез тогда море целое было. А крапивка даже нисколько не извинилась и оказалась на удивление строгой, да предупредила, что непременно еще цапнет, если только ручки к ней кто потянет. И с ней никак не договориться было…
Отшатнувшись в сторону и наморщив носик, девочка тихо всхлипнула. Вот как теперь цветочек достать? Теперь-то ни за что не достанешь. И не увидит он больше солнышка, и навечно в этой ванне останется. Зачахнет бедненький в сырости, без тепла. Корешки покроются беленькой плесенью, начнет цветочек болеть и никогда не поправится. Кусая губки и с трудом сдерживаясь, чтоб не расплакаться, жалея бедненького обреченного на гибель мученика, Сонечка, наморщив лоб, попыталась хоть немножечко помочь. Близко подходить она боялась, прекрасно зная нравы крапивки. А на цветке появились два молодых листочка, да побег пробился из земли, рядом со стеблем крапивки. Медленно, словно нехотя вытянулся, становясь повыше, чем старый, обзавелся одним-единственным листиком, тоненькой веточкой сбоку и замер. Больше он расти нисколечко не хотел. И надо было спасать, не обращая внимания на злющую крапивку, только куда там…
− Слая! – с отчаяньем высказав все, что думалось, Сонечка все же не удержалась да расплакалась, вжимаясь в уголок.
Слезки сами брызнули из глаз, и попробуй приказать им перестать падать. И крапивка никуда не девалась, и поговорить с ней нисколечко не получалось, и цветочек недовольным очень был. И все, как тут не плакать-то…

+3


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Тайна Радужной Планеты