Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Регистрация » Генриетта Эстер


Генриетта Эстер

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1.  Имя\Псевдоним:    
Генриетта Эстер.
В узких кругах «коллег» известна как «Анри».
Брат, представляющий всю семью для девушки, да и «мирские» знакомые обращаются к ней «Генри».

2.  Пол:
fem.

3.  Возраст:   
28 лет. 7 июля 1982 г.

4.  Раса:   
человек.

5.  Внешность:   
• цвет глаз серо-голубой, ничем особо не примечательный. Разрез глаз широкий, но правильный, самую малость раскосый, что придаёт выражению лица некоторую «хитринку».
• вопреки «моде на исключительность», лицо девушки почти вызывающе простое. Плавный овал, слегка суженный к подбородку, нисколько не выраженные скулы, прямой, чуть длинноватый нос, с широковатыми «крыльями» и острым кончиком, симметричные губы – не особо узкие, не особо припухлые, этакая «золотая середина», с приподнятыми уголками, брови тёмные, прямые, никаких лихих «заломов».
• общая длина волос – примерно до середины спины, но пряди – рваные, неровные и ассиметричные, начиная от короткой чёлки. Цвет – русый, с ярко-выраженным золотисто-рыжим отливом, на ощупь достаточно мягкие, тонкие, вследствие чего легко путаются, и имеют, в общем, достаточно неряшливый вид.
• вполне сформировавшееся тело молодой женщины, не прошедшее через какие-либо косметические и эстетические коррекции. Как говорится, всё, чем природа и мама с папой наделили – всё наше. Достаточно высокая, около 176 см (если босиком, само собой), в меру стройная, хотя было бы правильнее сказать – крепко сбитая, но не плотная (вес около 58 кг). Отличается особой гибкостью и очень неплохой растяжкой, а также ловкостью и выносливостью, но едва ли её можно назвать сильной – кроме рук, разве что. Женственные «атрибуты» несколько меньше «эффектных», бёдра мелковаты и угловаты, грудь вполне умещается в пресловутый второй размер. В целом - не картинка.
Так же имеется некоторая диспропорция тела: ноги несколько длиннее, чем положено им быть, и занимают примерно 2/3 от общей длины, однако никак критично на строении внутренних органов это не сказывается.
Из одежды предпочитает удобные и практичные облегающие костюмы – комбинезоны, куртка/штаны, футболка/штаны, всё преимущественно тёмных оттенков из немаркой лёгкой и эластичной ткани, часто с капюшонами. Из обуви – нечто удобное, лишённое высокого каблука, острых носов, и прочих модных и стильных «прибамбасов». 
• голос девушке… мягко говоря – не подходит. Ей бы высокое сопрано, но природа наделила её более низким альтом, не лишив его своеобразной мягкости. Говорить она предпочитает негромко, раздельно и отчётливо, очень не любит сама повышать голос, и чтобы это происходило в непосредственной близости от неё. Когда злая – говорить начинает вообще очень тихо, на грани шёпота, хотя в определённые моменты может сорваться и на хриплый крик.
• пирсинг (возможно нерационально) считается ею в известной мере опасной и неприятной штукой, потому избегает проделывания дырок в себе сверх необходимого. А вот татуировка есть – прихоть, ничего более (да ещё и на нетрезвую голову осуществлённая): на правой руке от запястья и до плеча, с заходом на лопатку, вьётся лоза сапфирово-серебристого цвета, весьма натурально выглядящая с крошечными листиками, шипами и тугим, плотным стеблем, благодаря мастерству художника создающая впечатление трёхмерного, живого и переменчивого объекта.

6.  Характер, темперамент, тип мышления:   
Генри достаточно сдержанна, но эта сдержанность насаждена искусственно, из целесообразности; ей не свойственны «души порывы» и праздное любопытство. Её «работа», а, точнее, призвание, взрастило в ней спокойный расчёт, отсутствие склонности к панике, привычку просматривать и продумывать свои ходы наперёд, но никогда не планировать от начала и до конца – бессмысленно. Не имеет болезненных привязанностей к чему-либо, предрасположена к социопатии; дружеские и тёплые отношения – тоже, в общем-то, достаточно редки. Исключение, подтверждающее правило – брат, но он исключителен во всём. В душе недоверчива и подозрительна до параноидальности, и даже единственному своему оставшемуся кровному родственнику не доверяет всех своих секретов, которые так или иначе связаны с её «теневой» деятельностью, но руководствуется при этом исключительно желанием оградить старшего от возможных проблем. Иногда своей «паранойей» прикрывает жгучую ревность к нему, и, вероятно, из-за этого у Бранда так и не сложилась нормальная личная жизнь — эгоистичная сестра раз за разом забраковывала потенциальных «спутниц» жизни.
Собственно, брат – одно из слабейших мест Генри – его безопасность и благополучие для неё превыше всего, и это – прекрасный элемент шантажа воришки, о чём она осведомлена, и что, разумеется, всячески скрывает. Однако, это не мешает ей иногда и повышать на него голос, и заниматься рукоприкладством – конечно же, из лучших побуждений, чтобы донести до него свою мысль. Но то, что у неё это выходит, обусловлено только безграничным терпением и мудростью старшего.
По темпераменту девушка, скорее, смешанный тип сангвиника и холерика, в принципе не склонна к депрессиям и апатии, упадок душевных сил и «чёрные полосы» жизни в её случае находят отражение в несколько беспорядочной и бестолковой – но активной деятельности. Склонна неосознанно подавлять более слабых «духом» личностей, в этом случае может либо инстинктивно опекать, либо так же бессознательно манипулировать и помыкать.
Тип мышления – рационалист-скептик, логик, совсем немного – циник. Исповедует несколько принципов, - в общем-то достаточно банальных, но справедливых постулатов:
Ничего личного.
Что делаешь – делай хорошо.
Говори, что думаешь – но думай, что говоришь.

7.  Место жительства:     
Дом Отдохновения, «Приют странника».
В «миру» имеется несколько квартир в разных странах, записанные на подставных лиц.

8.  Особенности персонажа:
«Призрак».
Эта способность была «разбужена» в прошлый приезд девушки в «Приют». Случайно, в один из сеансов «расслабления» в сетевом пространстве, эффект виртуальности совместился с эффектом от приёма тех странных препаратов и растений, которые давались всем (как считалось) обитателям «Приюта», а так же одной крошечной мозговой аномалией девушки. В результате, вместо локации «Ад», Генриетта увидела «изнанку» этого места: стройный и упорядоченный поток данных, любовно прописанный код исполнения программы, и осознание того, что сама она является ничем иным – как тоже куском информации. Видя это – ей, как имеющей определённые познания в данной области, было несложно начать менять структуру виртуального пространства. Какое IDDQD? Всё намного веселее, и интереснее…
Позже выяснилось, что при условии применения «грибочков», для Генри виртуальное пространство как бы перестаёт существовать вообще. Бывают люди, не поддающиеся гипнозу, и эта способность девушки имеет достаточно схожий эффект.
Каков смысл? А никакого – вне виртуальности.
Владеет навыками самозащиты, сносно обращается с ножом и огнестрельным оружием (в основном пистолеты и автоматическое-полуавтоматическое оружие).

9.  Профессия, род деятельности и пр:    
Хакер-любитель, профессиональный вор.
В «Приюте» выполняет функции специалиста по информационной безопасности.

10. Биография:   
Генриетта Эстер до одиннадцати лет не помнила своей жизни без брата. И не знала жизни с кем-то, кроме него – родители, родственники, другие братья-сёстры, все они были эфемерными персонажами чужих сказок и историй. Все эти функции успешно совмещал в себе худой темноглазый подросток, самоотверженно опекающий свою мелочь. И всё же, вечно идиллия, пусть даже такая, продолжаться не могла. Но – по порядку.
В возрасте двух лет Генри и Бранд (брату было девять) попали в сиротский приют. Всё прошлое, что хранилось в голове у мальчика – там и осталось, он лишь назвал их имена и даты рождения. От них, впрочем, ничего особо и не требовали – их пребывание в приюте было оплачено неким анонимным благодетелем, с просьбой эту самую плату не афишировать.
Мальчик и девочка росли прилежными, но замкнутыми детьми, маленькая Генриетта отличалась некоторой пугливостью относительно посторонних, и, в компенсацию этого, куда более сильной привязанностью к брату.
Благодаря помощи Бранда – девочка очень неплохо училась, особое внимание, правда, уделяя точным наукам и техническим премудростям, и почти напрочь игнорируя «гуманитарные» предметы.
А потом, когда брату исполнилось восемнадцать лет, он ушёл. Не сказал – куда, почему, как надолго. И это, наверное, было одной из самых больших его ошибок, потому что одиннадцатилетней девчонке было дико сложно принять его отсутствие и нечем заполнить возникшую пустоту. Пожалуй, в этот момент в ней и началось сформировываться нигилистическое видение картины мира и буйным цветом расцветали социофобия и социопатия.
В течении пяти лет, пока ребёнок превращался в молодую девушку, она получила ровно десять писем. Незнакомый почерк, незнакомое имя, но знакомые слова, которые поначалу грели, а затем вызывали всё большее раздражение – потому что и связь была односторонней, и информация – скупой и никчёмной… просто слова поддержки, которых подростку было мало. И потому, наверное, она стремилась вести себя в пику всему тому, чему учил её старший брат, наплевав на все его просьбы и убеждения, за вычетом, пожалуй, одного – учёба. Но ей просто нравилось получать новые знания, хотя и «фильтровались» они теперь всё жёстче. Ну и, конечно же, поведение… с одной стороны – девушка была замкнутой и вызывающе отдалённой от других детей, с другой – какая бы неприятность не случилась в приюте, можно было быть смело уверенным в том, что без её участия не обошлось. Словесные взыскания, наказания, «карцер», беседы с психологом – воистину были потраченным втуне временем.
И когда молодой человек, разительно отличающийся от того, кто давным-давно бросил её одну, вернулся с раскрытыми объятиями – нечего и говорить о том, что девчонка за малым не плюнула ему в лицо и не послала куда подальше. Брат вздохнул, и без особо долгих разговоров на правах ближайшего родственника забрал её из приюта. Он осознавал, что ему предстояла долгая-долгая борьба с устоявшейся враждебностью, и «приручение» девчонки по-новому.
Мелкую нельзя было назвать примерной сестрой, она всячески саботировала любое проявление заботы о себе, прогуливала занятия в престижном колледже куда её пристроил брат (хотя для прогулов следовало всё-таки применять усилие воли – любознательность природная требовала своего), нарушала с удовольствием тот режим, который ей пытались навязать, и даже, борясь с отвращением к самой себе – но назло «врагу» - начала пить и курить.
Через пару месяцев этап «притирки» был успешно преодолён. Конечно, было ужасно обидно, что Бранд её бросил (при чём так и не объяснил – почему), но в глубине души нельзя было не испытывать дикой радости от того, что он не просто вернулся за ней, но и продолжал опекать всё с той же нежностью… требовалось применить всё упрямство, чтобы быть обиженной.
Дальше Генри росла необычайно балованной девушкой, которая по первому обоснованному требованию получала всё, что пожелает. А выбирать правильные «обоснуи» она умела очень хорошо – выработанная изворотливость и умение складно врать. Хотя после пары таких обманов девушке стало стыдно – брат словно вскользь дал ей понять, что ложь раскрыта, но не отказал в просьбе. Так он научил её искренности – по отношению к себе.
Так же Бранд очень серьёзно взялся за физическую подготовку девчонки – отчасти по просьбе той, отчасти по собственной инициативе, не видя ничего плохого в том, чтобы младшая сестрёнка могла без лишних трудностей сломать нос какому-нибудь ублюдку в подворотне (если её туда нелёгкая занесёт). Каждое утро он безжалостно выдёргивал мелкую из постели, и последовательно загонял вначале в душ, а затем в ближний парк, на пробежку и упражнения. Там же обучал её вначале простым – затем всё более усложняющимся приёмам самообороны, направленным исключительно на эффективность воздействия, и никак не на зрелищность. Ещё он полагал, что девушке бессмысленно давать силовые связки, и тщательно старался развивать её более сильную сторону – ловкость, и львиная доля времени уделялась всевозможным растяжкам и иным, тренирующим гибкость, упражнениям. 
Два года колледжа, пять лет учёбы на кафедре криптографии и программирования – направленность обучения тоже была выбрана девушкой по интересу, - вырастили в крошечной ячейке общества достаточно неплохого специалиста, правда с далёкими от общепринятых морально-этическими ценностями.
Собственно, девушку отягчённую совестью назвать нельзя – воровать она стала ещё в приюте, как раз в период «ломки» возрастной. Не то, что бы она особо нуждалась в той серебряной побрякушке, принадлежащей одной из воспитательниц – но ей просто не хватало таких вот милых безделиц. Долго удерживать не удалось, девчонка поиграла немножко подвеской-котёнком, но хватило разума понять, что оставить у себя  украшение она не может, а выкидывать было жалко – и так вещица вернулась законной владелице. После девчонка воровала уже более «нужные» вещи, и нередко у своих сверстников – из вредности, и живущего в душе азарта: поймают, или нет? 
На первую серьёзную сетевую кражу со взломом её подтолкнул один знакомый – сокурсник, по совместительству являющийся любовником девушки (о котором брат не знал – для этого Генри приложила все усилия).
Всем известна прописная истина: два дебила – это сила. Вот и этой парочке просто сказочно повезло – взлом мало того, что увенчался успехом, так их ещё и не замели, и в результате оба обзавелись некоторой круглой суммой и повышенным самомнением. Где одна – там и вторая попытка, где вторая – там и третья. Неудачная. И вытащил из полнейшей каудальной части девушку Бранд, по той причине, что последний за ней просто следил.
Как ни странно – больше гнева властей она боялась именно брата, поскольку к тому моменту его мнение играло для неё решающую роль, хоть и не во всём, конечно.
С замирающим сердцем она ждала долгой и яростной тирады, да даже того, чтобы брат, никогда не поднимающий на неё руку, отлупит её… и ничего этого не было. Кроме фразы: «Ты наказана. Домашний арест. Никакого интернета в течении месяца. Книжки читай».
Арест был проведён в съёмной квартире, со стареньким «Dell’ом» в качестве компьютера (хотя при виде встроенного 4-х гигового винчестера, 64 мегабайтами оперативки, первым «пнём» и печально пустым слотом для сетевой карты девушке чуть не сплохело). Мобильный он забрал и спрятал в личную банковскую ячейку, а сам пропал. Появлялся раз в неделю, завозил продукты, выслушивал поток жалоб, угроз и возражений по поводу того, что это слишком для неё, кивал и уходил. 
Ровно месяц так продолжалось. Потом Бранд приехал снова, вернул телефон и ключи, и жизнь началась сначала. Лишь потом девушка узнала, что весь этот месяц брат старательно подчищал все имеющиеся «хвосты», и уводил малейшие подозрения от неё.
Дальнейшая деятельность девушки всё больше оказывалась связанная с сетью, и всё больше времени она проводила дома, правда, тренировки брат прекращать запретил. Зато он больше никуда не пропадал, и за это Генри была ему очень благодарна.
А потом начался странный период времени, когда он возвращался домой в пахнущей кровью одежде, запирался в ванной и не отвечал на требовательные выкрики и стуки в дверь ничего, кроме: «всё в порядке, уходи». Иногда, правда, всё же пускал, но лишь когда требовалась посторонняя помощь - и тогда девушка со смесью страха, жалости и негодования помогала обрабатывать незначительные, по большей, части раны. Но при этом Генри осознавала, что запах крови не внушает ей отвращения, и что в глубине души ей невероятно интересна эта жизнь брата, полная, с её точки зрения, оправданного и высокого риска… и она её привлекала.
Первый «заказ» она поймала тоже по сети, через десятые проверенные руки. Выкрасть компрометирующие документы одной из двух конкурирующих строительных компаний, благодаря которым та неуклонно пункт за пунктом выиграла тендер на постройку крупного офисного здания в центре города. Не очень чистая игра, подтасовка фактов, финансовые махинации…
Было весело. И девушке удавалось отнестись как к игре – ко всему, начиная от сборки информации до добычи «товара». И дальше она вела ту же тактику.
Были проколы, были преследования, ночные гонки по городу… всё это оставляло на теле Генри шрамы, а в уме – зарубки, как делать НЕ надо. С памятью, подкреплённой негативным опытом, у неё было в полном порядке, и всякая неудача была проанализирована до мелочей. Несколько раз её вытаскивал брат, но уже обходилось без нотаций и наказаний – девушка сама осознавала серьёзность ситуации.
Последняя ошибка закончилась вынужденным побегом – как раз на новое место работы брата. Странным было местечко, требующее достаточно большого количества денег – но оно того стоило. Горная местность, свежий воздух, и, что самое главное, удалённость от «цивилизованного мира», который нынче был опасен, были как нельзя кстати. Правда, процедуры, которых Генриетта очень хотела избежать, так как совершенно не видела в них смысла, оказались ненавязчивым злом, которое пришлось терпеть. Ещё витамины, которыми там пичкали, внушали определённое подозрение… и, как выяснилось, не зря.
Ту «реабилитационно-релаксационную» комнату, находящуюся в сетевом виртуальном пространстве (когда девушка узнала про наличие здесь «виртуальности» - закономерно изумилась, но и восхитилась) она запомнила навсегда. И то, как вывернулась «наизнанку» локация, и то – насколько простым и ясным стало осознание того, что вокруг - не более чем сложная программа, и то – что она может это менять по желанию…
Тогда она испугалась. Испугалась, и «выпала» в реальность, едва ли не свалившись с эргономического кресла, под разъярённый визг аппаратуры, считывающей биометрические показатели «пациента»… и внимательный, ужасно заинтересованный взгляд сотрудника больницы.
На этом эпизоде, собственно, первый этап пребывания девушки в «Приюте странника» и закончился. Вопреки привычке – собралась неряшливо и быстро, и не особо стремясь прощаться с кем-либо (в том числе и с братом), уехала в одну из «нор», носящую гордое название «английская резиденция»… но покоя она там не нашла. Перебирая и перекладывая сумку, наткнулась на сущую безделицу – брелок с фирменной символикой «Приюта», и не смогла удержаться от того, чтобы основную связку ключей прикрепить именно к нему, а затем то и дело прикасаться к вещице, размышляя о том, что произошло тогда. А ещё девушка испытывала странную тоску по «санаторию», но списывала это на то, что брат заключил долгосрочный контракт с тамошней службой безопасности, и она скучает именно о Бранде. Хандра усиливалась с каждым днём, всё валилось из рук, и из-за этого девушка опасалась браться за какое-то серьёзное дело, потому что справедливо полагала – не стоит идти на такой неоправданный риск. Конечно, полученных не особо честным путём денег хватало для вполне безбедного существования на несколько лет вперёд, но подобная жизнь претила Генри… поэтому приглашение из «Приюта» занять вакансию специалиста по информационной безопасности показалось ей чудесным спасением, лучиком света в беспроглядной тьме депрессии. К приглашению полагалось очень убедительное обоснование того, почему была выбрана именно она, включая рекомендацию одного из сотрудников СБ.
Долго она не думала.

11. Сексуальные предпочтения персонажа:   
гетеро.

12. Связь:   
639800712

13. Планируемая интенсивность посещения форума:
сколько потребуется и будет в удовольствие.

+1

2

Милости просим, мисс Генриетта Эстер. Успешного сотрудничества, мы Вам рады.

0


Вы здесь » Приют странника » Регистрация » Генриетта Эстер