Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Диалог с начальством: "Здра-авствуйте..."


Диалог с начальством: "Здра-авствуйте..."

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Действующие лица: Генриетта Эстер, Тильман Шнайдер.
Время события: ближайшая пара дней после прибытия в "Приют" нового сотрудника.
Место события: Кабинет начальника СБ.

    Внешний вид: чёрный облегающий мягко торс свитер с высоким глухим воротом, тёмные же узкие джинсы, заправленные в полуботинки на высокой шнуровке; волосы распущены и аккуратно причёсаны, лицо чисто умытое, хотя создаёт впечатление некой сонливости и равнодушия - эффект от внутреннего напряжения.
    С собой: мобильник, флешка, часы наручные, ключ от "квартирки".

Поворот, поворот, ещё одна петля, лестница вверх, два пролёта вниз… лабиринт, натурально. Безусловно, ей дали подробнейшее и прекрасное объяснение, как добраться по назначению, девушка за администраторской стойкой была мила и обходительна, и всё же про себя Генри ругалась на то, куда «спрятали» начальника. И это раздражение помогло окончательно справиться с собой, заместив нервозность – решительностью и готовностью сожрать его со всеми потрохами, если потребуется. Не переводятся оптимисты в этом мире.
И всё равно, когда она оказалась перед высокой и крепкой дверью, сделанную с «закосом» под чёрное дерево, сердце в груди пропустило один удар, а затем с силой стукнуло, отдавшись лёгким зудом в кончиках пальцев, и лишь после этого – вновь пошло ровно и спокойно. Дёрнув уголком губ, девушка всё же пару раз постучала костяшками пальцев в дверь, а затем зашла – в приёмную.
Сидящая за столом девица подняла на вошедшую взгляд, и в нём не отразилось ничего, кроме змеиного выжидания. Здесь не требовалась любезность или теплота, лишь холодная и сдержанная вежливость.
- Добрый вечер, - Генриетта подошла к столу секретарши, с лёгким оттенком скуки рассматривая холеное лицо той. Девушка была красива и очень ухожена, но при этом её причёска, макияж и одежда были подобраны необычайно сдержанно – на самой грани со скромностью, -  и со вкусом. На столе царил идеальный порядок, вплоть до того, что несколько ручек разных цветов, лежавших в ряд слева, повторяли примерные оттенки радуги, а несколько тонких папок (очевидно, последние дела) были скрупулёзно отмечены яркими самоклейками с надписями, и сложенные по алфавиту.
Поневоле, хакер прониклась уважением к этой девушке, и отстранённо подумала, что была бы не прочь увидеть, как выстроена иерархия разделов, папок и файлов в её компьютере…
- Добрый вечер… мисс Эстер. Господин Шнайдер оповещён о вашем прибытии. Будьте добры, присядьте, - голос оказался ожидаемо приятным, но неожиданно мягким и глубоким. При этом, движение кисти, указывающее на небольшой диванчик, покрытый чёрной блестящей кожей, было таким изящным, словно секретарша была как минимум – светской львицей, оттачивающей свои манеры на званых приёмах. Теперь уважение возникло по отношению к самому мистеру Шнайдеру, который подбирал себе вот таких людей. Сдержанно кивнув в ответ, Генри прошла к дивану, размышляя о сказанных словах, и привычно выискивая двойное, а то и тройное дно.
«Мисс Эстер», - не так и страшно, ей ведь приходилось и оставлять копии своих документов у администрации этого милого заведения, и в них числилось в том числе и то, что она не замужем.
«Оповещён», - уже интереснее – когда именно? Высока вероятность того, что ему об этом сказали, едва она пересекла черту санатория. Вопрос: не в минус ли то, что она не пришла сразу?
«…присядьте», - тоже бесспорно ожидаемо, и было заметно, что девица не «гнула пальцы», поскольку почти сразу сняла трубку телефона, и, нажав какую-то кнопку (со своего места Эстер не видела точно), что-то негромко, но отчётливо проговорила. Сама фраза не была услышана, а обрывки не больно-то и хотелось разбирать.
Негромко стукнул пластик телефонной трубки, когда секретарша положила ту на место, и вновь взглянула на ожидающую девушку.
- Господин Шнайдер ждёт вас. Проходите, пожалуйста, - Генри с трудом удержалась от желания в ответ съехидничать, укорив себя за этот недостойный порыв, и молча кивнула, мягко и неспешно поднявшись с дивана и подойдя к ещё одной двери. На этот раз без предварительного стука нажав на блестящую хромом металлическую ручку, и толкнув её от себя, девушка вошла в другой, более просторный, но выдержанный всё в тех же строгих чёрно-бело-зеркальных тонах, кабинет, и сразу же взгляд словно «споткнулся» о сидящего в «министерском» кресле мужчину.
«- Спа-ку-ха… ты не на допросе, тебя не поймали – не поймали же? – нейтральная территория, тебе предъявить нечего… тиха-ш-ша…», - вихрем пронеслись в аккуратно причёсанной ранее, но уже несколько встрёпанной русоволосой голове мысли. Внешне же это отразилось в еле заметно напрягшемся, и словно готовым «поползти» вниз левом уголке губ, так, словно вид симпатичного, в общем-то, мужчины был ей неприятен.
- Добрый вечер, - нейтральная фраза, брошенная повторно лишь чтобы «завязать» разговор, хотя, по идее, это было последнее, что должно было её волновать. И всё же, не смотря на вновь подымающую голову нервозность, девушка тщательно следила за тем, чтобы ни единым жестом не выдать этого самого напряжения – широко и свободно расправленные плечи, мягко касающиеся бёдер руки, которые под страхом позора она запретила себе убирать за спину, ноги, твёрдо и уверенно стоящие чуть более близко друг к другу, чем «по ширине плеч». Может быть, это была и не самая лучшая поза – системному администратору полагалось быть (согласно стереотипам) более расхлябанным и неряшливым, смотрящим на мир свысока из-за толстых стёкол очков… но уже ничего не попишешь. Сдержанный, но от того не менее агрессивный вызов, сквозил в этой самой позе, а во взгляде серых глаз поселился ледяной покой. Один в один как у брата.

Отредактировано Генриетта Эстер (07-11-2011 16:38:04)

+3

2

За окном царил мрачный насупленный вечер, обещавший среди ночи разразиться очередным осенним дождем. Тильман любил такую погоду, ему тогда лучше работалось, наверное в благодарность, что он сидит в теплом и уютном кабинете, когда на улице осенний ветер гоняет влажные желтые листья по чисто выметенным дорожкам. Даже голова в тот вечер беспокоила меньше, хотя она портила наслаждение от мрачной погоды за толстым двухслойным стеклом тупой пульсирующей болью, давящей обручем.
- Don't want to close my eyes, - напевал Тильман свою любимую старую песню Аэросмит, проверяя электронные отчеты с постов и сообщения от подчиненных, параллельно забавляясь "колыбелью Ньютона", подаренную Штейнвальдом когда-то в честь его, Тильмана, дня рождения. - I don't want to fall asleep. Cause I'd miss you baby...
Селектор заговорил голосом его секретаря, оповещая о прибытии новопринятого на работу системного администратора, которого он уже ждал, занимаясь ненужной ерундой, просто чтобы убить время.
- Спасибо, Бри, пусть заходит. Не держи человека перед дверью. - Тиль закрыл окно деловой почты, и отодвинул мышь подальше к монитору, как раз, когда узкая полоска света мелькнула на поворачивающейся стальной ручке двери в его кабинет. Тильман встал, когда в дверном проеме возникла фигура администратора в черном свитере, и девушка переступила порог его кабинета, словно с той стороны остались двое мордоворотов в касках, отконвоировавшие ее на допрос.
- Здравствуйте, фройляйн Эстер. - Тильман указал ей на кресло, стоящее поодаль от его стола, возле широкого окна. - Присаживайтесь, пожалуйста.
Он прошел мимо нее и встал позади своего кресла, положив руки на высокую мягкую спинку, дожидаясь, пока девушка займет свое место.
- Мне сообщили, что у Вас есть интересная информация о работе наших охранных серверов и неких очень интересных сбоев системы, о которы вы раньше не слышали. Я получил ваше сообщение и просмотрел отчет, но по правде говоря, Ваши познания в этом более широки, чем мои. Есть объяснения? Причины? Версии?

+3

3

Поколебалась – но, всё же, повиновалась движению руки мужчины, хотя с детства тщательно и трепетно взращённое и взлелеянное бунтарство требовало поступать вопреки тому, что именно указывают сделать. То есть – в ином случае она бы просто заняла место напротив, или же – соседнее кресло, благо что выбор посадочных локаций был, но сейчас… нет, ей совершенно не хотелось демонстрировать эту часть характера.
Устроившись, самую малость напряглась, когда сб-шник прошёл мимо, и остановился у своего стола. Следила внимательно, но нарочито рассеянно, взглядом скользя по обстановке, монохромной гамме, «игрушкам» на столе Шнайдера, в том числе и компьютеру, и внимательно слушала. Пальцы девушка сразу, едва села в кресло, сплела в замок, а локти утвердила на жёсткие подлокотники, но она прекрасно ощущала, как неприятно закололо в ладонях сонмом «иголочек», и кожа стала чуть-чуть влажной. Безусловно, Генриетта нервничала, не вряд ли кто-то стал бы подходить и трогать её за руки, а взгляд, который она подняла на своего оппонента, был спокоен и даже чуточку скучающ.
- Позвольте вас поправить, мистер Шнайдер, - по привычке негромко, но отчётливо проговорила, не растягивая слова, и не проглатывая окончаний. – Я уже сталкивалась с подобными вещами, и не лишь со слухами – в данном случае имел место быть умелый, хотя и заслуживающий оценки «рядовой» случай взлома сетевого сервера. Причина – слабая защита, на тот момент, если выразиться грубо – вообще никакая, - девушка позволила себе чуть заметно дёрнуть краем губ, и шевельнуться в кресле, слегка завалившись на левый бок, опираясь на локоть, и снова застыла – но при этом умудрялась создавать иллюзию того, что ей совершенно комфортно и даже уютно. Угу. – На данном этапе я обновила файрволл, установила несколько дополнительных защитных программ, включая одну, меняющую каждые две минуты значение портов, и ограничила доступ к внешней сети со всех основных юнитов. Размышляю о целесообразности установки ещё одного файрволла.
Показалось, или в серых глазах на миг действительно скользнула ехидца? Да нет, вряд ли… просто блик от лампы, просто сощурилась мимолётно… после короткой паузы – продолжила, последовательно отвечая на три коротких заданных вопроса. В частности – «версия».
- Что же касается смысла данной эскапады, мистер Шнайдер, она так же ясна, и содержалась в поданном мною ранее письменном отчёте – в процессе взлома была извлечена копия базы данных «Приюта», - снова движение - лёгкое пожатие плеч. – Это было, в общем-то, предсказуемо – хакеру была нужна информация об этом месте, включая, очевидно, и список пацинетов-отдыхающих, и вся хранящаяся в электронном виде документация… не моё дело знать – что там содержалось, моё дело это защищать.
Короткая, но уже заметная усмешка на странных, словно чуть бесформенных губах.
И ожидание… пожалуй – любого вопроса, любого «удара», с любой стороны. Недоверие. И раздражение. Обоснованное чисто внутренним неприятием подобной отчётности. Она привыкла просто делать что-то, законное или не очень – но на совесть, и уж всяко – не отвечать за каждый сделанный шаг.

Отредактировано Генриетта Эстер (22-11-2011 19:33:43)

+3

4

Тильман в свое время проходил обязательную технологическую подготовку, которая включала в себя и компьютерную сферу, по большей мере ориентированную на защиту информации, поэтому о состоянии охранных серверов он был осведомлен достаточно, чтобы на глаз прикинуть масштабы пробоины в защите. Но это было только на глаз, поэтому Штейнвальд и нанял профессионалов.
- Никакая... - одними губами прошелестел Тильман, он потянулся к столу и взял папку, в которой содержались отчеты Генриетты Эстер, Фридриха Гофера и Жана Арно - последние двое составляли штат цифровой безопасности Приюта и обеспечивали работу его электронных внутренностей, и располагали такой роскошью, как собственные отделы. Тиль обошел вниманием их текст, который уже знал едва ли не на память, и отыскал файлы от Генриетты Эстер. Его серые глаза пробежали по строчкам ее отчета, словно пытаясь найти в них какой-то подвох или намек на первоапрельскую шутку, однако никакого исчезающего чернила или двусмысленных фраз отчет не содержал. Все было честно.
"...случай взлома системы Центра, имевший место тринадцать часов назад, едва не стоил базе данных больших потерь, которые, к счастью, были предотвращены замыканием мостов, благодаря секвенированию программного кода и выброса злоумышленника из системы. Поскольку фильтры ввода-вывода были взломаны, при чем это было проделано довольно профессионально, на взлом системы "свой-чужой" не хватило времени и знания интервалов секвенирования, все же предстоит решить вопрос каким образом злоумышленнику удалось подобраться так близко к охраняемой информации, чем я в данный момент занимаюсь..."
Тиль мысленно выделил для себя этот абзац, и не спеша перечитал его вслух, не торопясь и правильно расставляя интонации, чтобы не возникало сомнения, что он внимательно просматривает информацию, которую ему кладут на стол. Когда он закончил, то поднял взгляд на девушку, но папку не отложил, заложив пальцем там, где остановился, чтобы не листать заново.
- Вполне полагаю, что со случаями взломов Вы сталкивались неоднократно, фройляйн Эстер, тем более, что большинство из них вы устраивали сами. - Тиль на мгновение примолк, не сводя с нее взгляда. - Не мне навязывать свое видение проблемы. Но здесь написано, что Вас заинтересовало то, как неизвестный хакер прошел файрволлы, и вопрос об их слабости отпадает. В этой папке, вместе с Вами, лежат выпускник Йеля и Оксфорда. Вы - самородок. Это стоит большего, чем диплом. Но тем не менее не заставляйте меня сомневаться в компетентности начальников отделов по защите информации, забывших обновить базы файрволлов.
Он не кричал, не повышал голос ни на йоту и, в отличие от его чтения, не делал никаких смысловых ударений. Его речь текла плавно, гладко, но была лишена монотонности, присущей холодным фразам диспетчеров в аэропортах.
Тиль знал о том, что удалось вытащить из цепких лап их серверов, прежде, чем хакера отсекли.
- Копия, которую у нас вытащили - это фейк, - сказал Тильман, открывая папку. Он вытащил из тонкой стопки листов проект "Тип-топ", названный так кем-то из креативных айтишников, и подал его девушке для ознакомления. - Мы еще не успели ввести Вас в полный курс дела, как видите, попали сразу же с корабля на бал, но теперь у нас есть время. Здесь изложена идея замещения подлинных документов фиктивными и замены мест их хранения. С помощью разработанного у нас алгоритма файлы периодически меняют свое расположения, кочуя даже между серверами, оставляя за собой свои неправильные клоны. Как только подлинник перемещается, информация в подделках изменяется случайным образом, поэтому я могу только представить, что увидит злоумышленник, когда раскодирует их. Вполне возможно это будет меню китайского ресторана, цены на автомойке или непристойные стишки. Кто знает. Это и есть часть Вашей профессиональной тайны. Пока что аналогов данного маленького, но очень многообещающего алгоритма нет.

+5

5

Пока Шнайдер зачитывал вытяжку из её собственного доклада, девушка слушала, наблюдала и запоминала всё – вплоть до интонаций, которые использовал он, словно от этого зависела её жизнь. Но – скрыто, завуалировано. Внешне же Генри излучала даже некое подобие благодушного спокойствия, однако же – не кивала, да и вообще не шевелилась, не подтверждая, но и не отрицая сказанного. К чему? Её собственные слова, изложенные в несколько непривычной для неё манере, которую девушка подгоняла нарочно под стандартный безликий вид прочих отчётов…
На короткий миг, когда мужчина закончил читать и поднял взгляд на Генриетту, их взгляды встретились. Одинаково серые и холодные до прозрачности, но по-разному застывшие. Правда, при последующих словах Шнайдера, произнесённых с неспешной и обманчивой плавностью, которую при известном желании можно было даже принять за доброжелательность. Но последнее, что хотела девушка испытывать к нему – это была доброжелательность, потому что суть сказанного вызывала в ней вполне закономерно враждебный отклик.
Вновь подобралась внутренне, чувствуя, как ноют мышцы, как неприятная боль сводит судорогой диафрагму, и поняла, что слишком уж перенервничала. Это было бессмысленно.
Прищурилась, отчего лицо стало вовсе не подростковым, каким могло показаться в самом начале, а вполне взрослым, хоть и несколько злым. Недоверчивым.  Но перебивать, естественно, не стала, выслушивая кажущиеся противоречивыми тезисы, касающиеся её личности.
«- Самородок, ага… это вы, бездари, по науке, а я ж самородок! Только маме не говорите – расстроится…» - с сарказмом прокомментировала скользнувшее слово, что было применено к ней. Дальше перед ней встала серьёзная дилемма – надо ли уточнить, что диплом в данном случае его специалисты могут свернуть в рулончик и запихнуть знамо куда, коль скоро ставят на машину, обеспечивающую стабильную работу всей локальной сети Приюта, устаревший софт. Решила, что не стоит.
И убедилась, что решение было верным. Ход, который учли и организовали те ребята заранее, если слова сбшника были правдой, был очень неплохим… конечно, если хакер всё-таки повёлся на это, и действительно вытащил всего лишь подделку. Едва заметно прикусила нижнюю губу, подавшись вперёд и принимая документ, и быстро скользя взглядом по нему, изучая с заметным вниманием и энтузиазмом. Нет, конечно, шаг был нетривиальным, и задействовался тогда, когда следовало скрыть достаточно важную информацию… можно, конечно, было предположить, что «Приют» всего лишь беспокоится о своей репутации, но…
Ни один санаторий не возьмётся так скрывать свою информацию, если в ней не содержится что-то крайне не предназначенное для чужих глаз. А значит – эта документация может стоить очень и очень дорого.
«- Так, не в ту степь думаю…» - одёрнула себя мысленно, и подняла взгляд на мужчину – пытливый, изучающий.
- Это требует серьёзных ресурсов системы. И если бы я не видела серверную, я бы сказала, что подобные методы защиты более пристали некоему сверхсекретному объекту по изучению и конструированию биологического оружия, и что здесь просто не может быть оборудования, которое поддерживало бы работоспособность подобного скрипта… но я этого не буду говорить, - неожиданно улыбнулась, очень легко, обаятельно и беззаботно, по-девчоночьи, и откинулась на спинку кресла, положив лист перед собой на стол и касаясь его пальцами, словно придерживая.
- Я полагаю, мне стоит поближе познакомиться со своими коллегами, во избежание столкновения и противоречия наших методов… однако же… - подушечки снова скользнули по документу с кратким описанием системы «тип-топ». – Из того, что я поняла, их программа не будет конфликтовать с запущенной мною. Но это частный случай.

Отредактировано Генриетта Эстер (23-11-2011 10:31:49)

+3

6

Тиль повел плечами в дорогом твидовом пиджаке, словно отвечая на предположение девушки о сверхсекретном объекте, однако этим жестом он не подразумевал никакого ответа, просто шевельнулся, чтобы показать собеседнику, что он его слушает, а не просто изучает. Вместе с пиджаком в кармане шевельнулась зажигалка "Зиппо" и сложенный вчетверо обычный печатный лист формата А4 со схематическим изображением работы охранной системы серверов и наброском пути взлома, который Тильман составил, основываясь на полученных отчетах троих людей. Придя с ланча, он не вынимал его из кармана, чтобы, если придет идея, что-то дорисовать, лишь один раз сделал несколько пометок с вопросительными знаками, чтобы их новый системный администратор, как человек ближе всего знакомый с сетевыми преступлениями, высветлил эти места.
- Представьте себе, что вы глубоко верующий человек, - сказал он без предисловий, присев на краешек стола, предварительно отодвинув стопку папок и книжку Ницше. - Вы регулярно посещаете церковь, несколько раз в год бываете в Ватикане, чтобы помолиться у крипты папы, в общем - свято чтите тех, кого Господь обличил властью вести людей к духовному благосостоянию. И вот в один прекрасный день, по новостям транслируют репортаж с документами, на которых Вы видите договора и историю лечения, скажем папского камерленго или даже самого Vicarius Christi. А в истории записаны передозировка алкоголем, или наркотиками. На самым ярким пунктом будет информация о венерическом заболевании. И эту информацию увидят миллионы прихожан. Никаких суперсекретных разработок и чертежей. Банальные человеческие проблемы, как образный пример. Как Вы считаете, стоит халатно относиться к гарантии о конфиденциальности, когда главные редакторы ведущих новостных студий мать родную продадут за такую сенсацию?
Тильман никоим образом не хотел компрометировать церковь или хулить Господа, но ввиду образования и здорового цинизма, он без особого благоговения относился к представителям клерикальных верств, считая устройство религии хорошо поставленным бизнесом, не имеющим ничего общего с Богом, кроме идеологии. Видя роскошное убранство замка Святого Ангела и помня строки из Библии о смирении и отречении от мирских соблазнов, Тиль мог лишь криво усмехаться в ответ на слова о святости и непорочности Святого престола, который еще при папе Александре VI испытал столько грязных пороков, которыми не каждый бордель мог бы похвастаться. И сейчас он вспомнил кардинала, с которым беседовал месяц назад в холле отеля, и он навел ему эту мысль, напомнив и о толстом конверте, которые передал ему Штейнвальд.
- Такой пример. На деле же мы гарантируем конфиденциальность данных о каждом пациенте, поэтому стараемся лишь честно выполнять свое обещание. А что интересного нашел злоумышленник? Хм, возможно наводка какого-нибудь шантажиста, которого начальник несправедливо уволил. Люди бывают разные. - Тиль пожал плечами, на этот раз совершенно осмысленно, подтверждая тем самым только что сказанные слова. Приют серьезно не пострадал, хакеры стащили подделку, однако это было тревожным звонком о довольно крупной бреши в их информационной обороне, которую надо залатать так, чтоб стало лучше, чем до этого. Однако вместе со злоумышленниками, в их сеть проник вирус-шпион, который был специально запущен для нейтрализации файрволлов и вывода из строя программ-секвенаторов, и скачки через несуществующие прокси-сервера. Под рисунком, который Тиль нацарапал во время ланча, были жирным выведены два слова "КОДЫ ДОСТУПА".
- Вы сказали, что ограничили доступ и поставили генератор значения портов, - сказал Тильман, глядя в окно с того самого момента, как пояснил мотив взломщика. Теперь он перевел взгляд на Генриетту, обдумав свои предположения, которые хотел сейчас ей озвучить. - У меня возникли опасения по поводу кодов доступа к нашим архивам. Система отсекла его, когда он пытался раскодировать архивную базу, очевидно, его интересовали не самые свежие сплетни. Как Вы уже поняли из документа по проекту "Тип-топ", у нас несколько уровней кодировки сжатых файлов. Собственно, сам архив, который помещается в сектор с подобными сжатыми файлами, код сектора и общий архивный код, объеденяющий сектора. Изнутри, то есть из наших компьютеров, найти нужную информацию не составляет труда, здесь работает система распознавания, и нужно вводить только один код, общий. Но наш "свой-чужой", видимо, оказался ему не по зубам, есть несколько попыток подобрать значение, которые он бросил, переключившись на долгий, но прямой путь, и который он почти прошел. Теперь по сути вопрос: что вы можете сделать с нашим кодами безопасности? Подробнее изложено здесь. - он снова открыл папку, и извлек из нее несколько страниц, содержащих отчет Жана Арно о понесенном уроне системой кодировки. Тиль протянул документы девушке, и замолчал, не мешая ей изучать данные.

+4

7

«- Представьте себе, что вы глубоко верующий человек!» - мысленно и с лёгким раздражением передразнила мужчину, слушая вполне наглядный и, можно даже сказать, почти книжный пример концепции принципа need-to-know. «- Но ты с тем же успехом можешь представить себе, что ты – носорог…»
Впрочем, девушка допускала, что фантазия и воображение мсье Шнайдера именно что настолько широка, что и носорогом, и пеликаном, и дельфином… мог бы себя представить. Однако, она не исключала и того, что ошибается. Вариант ошибки вообще редко когда можно исключить полностью – элемент случайности или неожиданности может присутствовать в каждом мгновении жизни.
В сущности, эпизод с морально-этической стороной разглашения подобной информации, был для Генри не более чем пустым звуком – она могла бы возразить, что с позиции здравого смысла развенчание ореола святости вокруг церковнослужителей есть очень удачный ход, но ей было предложено встать на место «глубоко верующего», то есть, напрочь лишённого в данном аспекте здравого смысла, человека. Хорошо, просто примем это, как данность. Тем более, что речь-то шла, на самом деле, именно о репутации заведения, а это вполне вписывалось в рамки логики Генриетты.
Дальнейшее было ей гораздо интереснее, поскольку лежало непосредственно в сфере её прямой (и теневой) деятельности. Девушка склонила голову и вместе с этим подняла левую руку, кулаком подпирая висок, и снова сощурилась, еле заметно двигая челюстями, словно бы что-то пережёвывала. Бессознательно ей действительно хотелось чего-то пожевать – например, мятную резинку, но в данном случае это было неприемлемо. Хотя и вызывало определённый моральный дискомфорт, в придачу к и без того нервной для неё ситуации.
Было интересным то, что мистер Шнайдер иногда делал паузы, характерные больше для преподавателей университетов. Пауза, в которую человек может пристально смотреть на лицо, или чаще – в глаза собеседника, чтобы понять: он слушает? Он понимает? Он внимает?
Тильман не всегда смотрел непосредственно на неё. Вот сейчас он, к примеру, смотрел в окно…
Девушка молчала, предпочитая дослушать начальство до конца, поскольку в последней фразе было нечто звучащее многоточием, нежели твёрдой точкой.
А вот дальнейшее сказанное вызвало острое желание потереть переносицу пальцами, а так же быстро взять ручку-карандаш, листок бумаги и в темпе набросать озвученную схему. Для наглядности. Визуально Генри всегда проще воспринимала информацию, но в данном случае она ограничилась лишь тем, что просто слегка прикрыла глаза.
- ...что вы можете сделать с нашим кодами безопасности?
«- Двусмысленный вопрос. Что я могу сделать, чтобы защитить их, или что я могу сделать, чтобы взломать?» - рассеянно подумала, из-под ресниц наблюдая за своими пальцами, что потянулись к протягиваемым листам, и уложили те на стол, поверх листа с заголовком «Тип-топ». Пожалуй, со стороны она теперь выглядела почти сонной…
Если мыслить логически – то рассуждать следовало с позиции охранника, а не вора. Хотя в данном случае они неразрывно связаны.
- Последовательно, мистер Шнайдер. Судя по логу – он имел доступ к файловой системе по протоколу SSH. Следует переподключить KeyFileAutentification, подчистив непосредственно саму папку протокола. На запись так же следует поставить пароль. Деактивировать snmpd. Файрволл, в принципе, уже настроен достаточно жёстко. Ограничить количество подключений через SSH до двух – таким образом, при мониторинге можно будет легко отследить несанкционированное подключение, и, грубо говоря, взять хакера по горячим следам.
Кажется, она даже не глядела в то, что было написано в данном документе, хотя, если приглядеться, можно было заметить лёгкую дрожь ресниц. Говорила – механически, монотонно перечисляя те задачи, которые следует так или иначе выполнить в ближайшее время, или же уже были сделаны. Что, безусловно, так же было отражено в данных ранее отчётах.
- Далее – ограничить количество одновременно работающих пользователей, имеющих доступ к БД. Каждому – отдельная учётная запись и сложный пароль. Брутфорсом он едва ли сможет подобрать шестнадцатисимвольный пароль, состоящий из букв нескольких языков, спецсимволов, и некоторого количества цифр, - здесь она позволила себе лёгкую улыбку. А затем, тихо хмыкнув, добавила. – Так же на SSH можно было бы поставить дополнительный запрос, чтобы для логина требовалось ввести ответ на некоторый вопрос. После первого же неправильного ответа данные сессии сохраняются в отдельный файл, и пересылаются мне, а сессия – прерывается. Примерно так я вижу обновление защиты, мистер Шнайдер.
С этими словами Генри снова открыла глаза, и с любопытством уставилась на мужчину. Выжидающе даже, наверное.

Отредактировано Генриетта Эстер (24-11-2011 16:22:26)

+5

8

Тильман лишь покачал головой, слегка закусив нижнюю губу, и снова взглянув в окно. Палец правой руки все еще закладывал папку, а пальцы левой тихо барабанили по ее твердой матовой обложке. Она сейчас говорила вещи, о которых он если и не знал досконально, ввиду общей подготовки в сфере технологий взлома и защиты информации, то по крайней мере был в курсе, как можно ограничить ресурс от стороннего доступа и по возможности дать по рукам взломщику. Если произошло проникновение снаружи, миновав защитные коды, значит, каким-то образом хакер добрался до самих файрволлов, выведя их из строя, но каким образом можно миновать защиту объекта, чтобы перебить его работу изнутри? Может, кто-то слил коды?
- Брутфорсом он бы не подобрал и те коды, что у нас стоят сейчас, - ответил Тильман, слегка сощурив глаза, как бывало, когда он тщательно над чем-то думал, перебирая каждый вариант, как золотоискатель просеивает шлих в поисках долгожданного проблеска. - На это уйдет несколько недель, за которые мы бы успели его вычислить, повязать и доставить в Бергбау-Кессель упакованным, поменяв за это время коды согласно инструкции. Нет, копать нужно не здесь.
Был еще один момент, над которым Тильману стоило задуматься, прежде, чем решать, что с этим делать. Базой данных пациентов ежедневно пользуется значительная часть медперсонала, одни дела заонсятся в нее, другие сжимаются и отправляются на хранение, третьи дополняются, выносятся, чистятся, удаляются или используются для печати, если были запакованы в архивный сектор, но в случае рецидива, должны быть подняты для повторного курса лечения или корректировки амбулаторного режима. Нельзя ограничивать доступ к базе потому, что неизвестный умник в очках чуть было не залез им в голову. Электронные мозги должны работать, как часы.
- Мы не можем туннелировать доступ через SSH изнутри сети, фройляйн Эстер, потому что ежедневно с базой данных работает около сотни врачей. - сказал он, облизнув нижнюю губу, на которой остались едва заметные красные следы зубов. Мерзкая привычка есть самого себя, прилипшая еще в детстве, но не исчезнувшая, как манера грызть зубочистки, дергать нитки из свитера или спать во время заседаний. - Точно так же мы не можем ограничить количество одновременных подключений, примерно по той же причине. Но есть маленький нюанс в этом случае, при доступе к базе данных наши сотрудники вводят только один пароль, причем тот, который задают у нас - в отделе информационной безопасности. Я думаю, что гаденыш забрался в нашу внутреннюю сеть не через сервер, как обычно делают за неимением альтернативного варианта, а сперва пробрался в чей-то узловой компьютер, у которого подключен мост к серверу. Поэтому не сработали файрволлы сервера, но система распознавания засекла чужого в системе компьютера при подключении. А это значит, что кто-то слил налево коды безопасности.
Тиль почесал пальцем левое веко, смахнув с ресниц щекочущий волосок и взглянул на Эстер, ожидая от нее ответа. Штейнвальд брал на работу толковых людей, выбирал лучших из всех, к кому мог подобраться, значит, эта девушка не просто так сидела в его кабинете в качестве специалиста по защите информации, а проницательный доктор усмотрел в ней нужный потенциал.
Черт подери, Тильман, ты же взламывал электронные счета Остина Гила, ты же проводил операцию по вычкачке денег! Финансовые диверсии. Думай, как бы это пригодилось сейчас! Мать его... Это же не так сложно, нет фишек - нет игры. Ищи их, ищи нужные фишки. Обломай подлецу игру, ищи. Но здесь что-то не вяжется. Что? Я не знаю... Что тебя настораживает?
...не знаю...
Думай!

+5

9

Перебрав страницы, сложила их в идеально ровную стопочку, и вернула Шнайдеру, опуская взгляд в столешницу, между своих, лежащих в покое, ладоней. А может быть – на ладони она и смотрела. На белесые чёрточки крошечных шрамов, на короткие жёсткие ногти, на еле заметно вздрагивающую жилку под кожей между большим и указательным пальцем…
Слушала. Внимательно, каждому слову удаляя ровно столько значения, сколько оно заслуживало. Но уже и не думала смотреть в глаза, или хотя бы на лицо мужчины. Надоело.
В какое-то мгновение губы снова дрогнули в ядовитой улыбке, но трудно было понять, к чему она относилась – к словам ли сбшника, или в целом – к происходящему?
«- Что за ересь? При чём тут туннелирование? Компы можно соединить по SSH-протоколу обычным кросс-кабелем, и вовсе не важно сколько должно быть обращений… впрочем, пока это роли не играет».
Частица сознания зевала вовсю, стучала кулаком по столу и заявляла о том, что требует чай, кофе – да что угодно погорячее, и, желательно, бодрящего, но покуда она демонстративно игнорировалась Генриеттой. Шелест дождя по стеклу был еле слышным, но этого было достаточно для того, чтобы вошёл в силу его убаюкивающий эффект. Девушка вообще вот так, в тёплом и светлом помещении сидя, очень любила дождь, и когда не надо было куда-то бежать, спешить…
Встрепенулась, осознав, что пропустила добрую половину слов Шнайдера, где он рассуждал о том, каким же макаром хакер пролез к ним в сеть. Безынтересно. Были данные с атакованной машины, были логи, которые хакер просто не успел досконально вычистить, и девушка уже проводила примерный анализ вариантов проникновения, и большая часть сходилась на том, что хакер вломился в сеть изнутри, когда серверная машина была уже запущена под рутом, и перехватить управление было не так уж и сложно. Смущал лишь тот факт, что было очень удачно подобрано время её мимолётного отсутствия, как будто за ней следили… так что, быть может, не так уж и неправ был Шнайдер, когда говорил о том, что инфу сливают на сторону свои же? Ну что ж, и на этот случай есть выход… безвыходных ситуаций вообще не случалось в жизни девушки – она ведь всё ещё была жива.
- В таком случае, мистер Шнайдер, я могу предложить вам ещё один вариант улучшения защиты… - заговорила, на несколько секунд подняв левую руку и прикрывая ладонью глаза, массируя веки. После – из-под ладони с каким-то даже жёстким выражением взглянула в глаза Тильмана, и продолжила. – В отсутствие пользователей с машин демонтируются все винчестеры. В каждую из них устанавливается внутренний юсб-хаб. И на каждую из пользовательских машин закупаются токены. Вы говорили – около сотни обращений в день? По нужному количеству и должны приобретаться ключи. Да – это затратно, но по вашим же словам безопасность информации здесь оценивается здраво. А значит – мы не станем экономить… на спичках.
Улыбка, с которой девушка произносила одну из собственных расхожих фраз, была до странности едкой, почти неприязненной – внешне совершенно безосновательно.
- Далее, в комплекте с токенами мы покупаем… скажем – гиговые флешки, чтобы подольше служили возьмём «Самсунг», и монтируем на них бут-ром, с драйвером токена, и таким образом каждую машину врача мы преобразовываем в терминальный клиент, который сможет подсоединиться только с помощью токена и только к одному серверу.
Полубессознательно Генри вплела пальцы в волосы, и взъерошила их, массируя точку за левым ухом, призванную хоть немного прогнать раздражающую сонливость, и ослабить тугой обруч, стягивающий виски если не болью – то её преддверием.
«- К чертям. Сегодня я сплю нормально, а не ночую в этом холодильнике…» - пробурчала про себя, вновь теряя интерес к лицу Шнайдера, и увлечённо разглядывая пальцы правой, застывшей без движения на тёмной столешнице, руки.
- В стартовом скрипте я считаю целесообразным прописать @echo off, чтобы скрыть от пользователя процесс загрузки. После – мы устанавливаем тонкий клиент на подключение к базе данных по протоколу https. Всего лишь небольшая уловка, ведь, учитывая, что мы работаем с терминалом, подключение к базе будет производиться не по сети, а непосредственно на самом сервере. Тонкий клиент нужен на тот случай, если доносчик, как вы считаете, находиться среди врачей. Пусть он донесёт своему оператору, что подключение происходит через тонкий клиент. На сервере базы данных мы же поднимем сервер сертификатов, и будем генерировать сертификаты, используя токены, свой собственный мастер-токен, который будет храниться у вас, и 512-битный пароль, который будете знать либо только вы, либо мы с вами.
Может быть, если бы сейчас Генриетта смотрела на Шнайдера, он мог увидеть неприкрытую издёвку во взгляде, но тот, скрытый полуопущенными веками, принадлежал лишь ей, и её мыслям.
«- Конечно, если хвост на сторону идёт не от тебя самого… или не от Штейнвальда. А может, от одного из твоих мальчиков-гениев, выпускников Йеля и Оксфорда? В таких вопросах доверять нельзя никому…»
- Сама же база данных будет отныне иметь полный запрет на доступ по сети по любому протоколу. Только локальный, через тонкий клиент, запущенный с терминала. А для любителей подключиться по https из внешней сети мы как раз и используем существующую программу «Тип-топ» - она идеально соответствует данным задачам, и именно за этими внешними подключениями по https-протоколу мы и будем следить, чтобы отловить взломщика, ведь по нему можно будет проследить подключение до самого конца, вне зависимости от количества использованных прокси-серверов.
Снова подняла голову, всё так же чуть скучающе глядя на мужчину, и слегка разведя руками, мол – ну что тебе бы ещё такого предложить, что устроило бы твою душеньку? Но смотрела уже – без улыбки, с лёгкой угрюмостью.

Отредактировано Генриетта Эстер (26-11-2011 15:53:10)

+6

10

Она еще задаст жару, Тиль, покажет как надо работать с высокими технологиями.
Штейнвальд твердо был убежден, что они сработаются, всецело полагаясь на свое чутье начальника при подборе кадров. Словно благодаря магии или нечеловеческому чутью, Макс умел найти себе нужных людей где бы то ни было, в любом уголке земного шара. Шнайдер сомневался. Он сидел молча, развалившись в кресле в уютном кабинете Штейнвальда, покусывал нижнюю губу и сомневался в его словах. Они поладят. Все будет замечательно, но вряд ли сработаются. Такие, как эта девушка, не признают авторитетов, всегда идут против ветра, а Тильману было чихать на ее мнение; если она самостоятельна и независима, тогда делать ей тут нечего, даже если она может переписать "Илиаду" нативным кодом. Но тогда он молчал, сидя в кожаном кресле перед столом Штейнвальда и медленно затягиваясь одной из своих любимых сигар, обволакиваясь, словно облаком, густым табачным дымом, сквозь которого время от времени можно было бы рассмотреть узкие серые глаза.
- О'кей, сделаем так. - Тиль скрестил руки на груди и почесал подбородок, ощутив под пальцами легкую шероховатость проклюнувшейся щетины, с досадой отмечая, что этим утром ему опять было не до бритья, и, скорее всего, завтрашним утром он снова не притронется к гелю для чувствительной кожи, как и к завтраку из мюслей, которые всей душой ненавидел. - Вы прописываете через стартовик "эхо", после делаете все по сценарию, но подключаете еще один раздел, куда загрузите небольшой шпионский вирус. Если я правильно помню разработку "Тип-топа", он может забросить по обратной связи какую-нибудь мелкую дрянь, которая накроет самого хакера. Я хочу знать, кто этот тип, где он сидит и даже с какой системы баламутит нам воду. Это Ваш вступительный экзамен, фройляйн Эстер.
Тиль слегка, почти незаметно, прищурил свои и без того узкие глаза, словно пытаясь рассмотреть хоть малейший признак волнения в лице молодой взломщицы.
- Это все. Приступайте прямо сейчас. Галеры не ждут.

Отредактировано Тильман Шнайдер (14-12-2011 23:55:56)

+2

11

В свою очередь, Генри изучала теперь внутреннее убранство кабинета – очень внимательно, но внешне небрежно, уделяя внимание мелочам. Ценным и практичным мелочам. То, что её взяли именно на должность «охранника» информационной безопасности – было для неё забавно, но не более того, поскольку хакинг был всего лишь побочным, дополнительным занятием для этой чёрной души. Но если её познаний пока хватало для того, чтобы, как минимум, поддерживать здесь порядок, то почему бы и нет?
«- О, какое счастье, мы, кажется, подошли к самому главному? Итогам. Я в восторге.» - дёрнула подбородком, снова сконцентрировавшись немигающим и невыразительным взглядом на мсье Тильмане, и поначалу задумчиво и еле заметно кивала, подтверждая, что-де да, приказ принят к сведению, но на моменте под подключённый дополнительный раздел серые глаза заметно округлились, а головка замерла в неловко вскинутом положении.
- Э-э… - протянула, глядя на мужчину с оттенком удивления и даже подавшись слегка вперёд, к нему. – Мистер Шнайдер, но я не вижу смысла монтировать на терминал дополнительный раздел. Зачем? На том самом «липовом» сервере для тонких клиентов, куда будут вести наши «ловчие ниточки», я могу установить хоть десяток… да что там – хоть сотню таких вирусов! – но на терминал ничего не надо ставить, это нецелесообразно, - ещё и головой покачала отрицательно, чтобы проиллюстрировать то, насколько она не согласна с вердиктом начальства. А затем, не выдержав, всё-таки взяла ручку со стола Шнайдера, и перевернув один из листиков, лежащих перед ней, на белой стороне набросала схему.
- Я не хочу быть голословной, мистер Шнайдер… взгляните. Вот наш сервер баз данных. Физическая машина. В ней есть раздел терминал-сервера, и этот самый, сделанный для отвода глаз, протокол https. Это – наши рабочие станции, терминалы. Операционку они подгружают прямо из терминал-сервера, а https-протокол – всего лишь фикция. Для стукачей. Здесь, - ручка ткнулась в стоящий отдельно схематический прямоугольник. – Тот самый липовый сервер, с ещё одним https-протоколом, фальшивой базой данных и той кучкой вирусов, которую вы пожелаете натравить на взломщика. Эта машина никак не связана физически с нашей настоящей базой данных, но имеет выход в мир по означенному протоколу. Истинный СБД, - девушка снова обвела кружочком первый прямоугольник. – Выходит в мир через VPN, со сложным ключом и множеством паролей, хотя, - подняла на мужчину взгляд, в некотором смысле исполненный надежды. – Я бы предложила вообще его отсечь от доступа извне. Таким образом, если стукач находится среди сотрудников Приюта, он донесёт, как я уже сказала, что подключение осуществляется по https-протоколу, и взломщик будет искать именно подобный ход. И найдёт. Вот этот, - и снова чёрная паста дважды подчеркнула «правый» квадратик. После чего, Генри откинулась назад, подтолкнув легонько лист поближе к мужчине.
- Надеюсь, я аргументировала свою точку зрения, мистер Шнайдер?- нет, она, возможно – и даже наверняка – была не права, переча главе СБ, и, вероятно, стоило кивнуть, и сделать как он велел, но мысль о том, что в стройной и логичной, с её точки зрения,  схеме будет изъян чужого мнения – выводила её из себя. Она не привыкла прогибаться под кого-то, и в данном случае считала, что раз уж её наняли для выполнения подобного задания – то и делать ей это следует по собственным «законам».
Из разряда: без сопливых в бане скользко.
И, словно уже этот вопрос был решён, а Тильману, кажется, не терпелось приступить к деятельности, Генриетта поспешила задать собственный вопрос, который её, в какой-то мере, волновал поболее настройки безопасности.
- С вашего позволения, могу ли я узнать, как обстоят дела с расследованием того несчастного случая?.. мой второй рапорт, мужчина, инсульт там… - неопределённо повела рукой, словно отбрасывая ненужные слова. Девушка не сомневалась, что Шнайдер наверняка прекрасно помнит об этой ситуации, поскольку ЧП было на вверенной ему территории, и было, ввиду означенных обстоятельств, достаточно… таинственным, хотя это слово вызывало у Генри натурально отвращение. Но было интересно, как далеко СБ продвинулась в исследовании подобного происшествия.

+5

12

- Да, фройляйн Эстер, Вы аргументировали, - кивнул Команданте, и положил папку на ее место - в стопку к другим материалам по этому делу, где, кстати, находились и бумаги по делу "инсульта". Вообще, последнее время на столе Тиля бумаги медленно, но верно, превращались в Гималаи. За время, что этот кабинет принадлежит ему, личное рабочее пространство не подвергалось такой захламленности канцелярией. И хотя в его отделе это была своеобразная традиция - при каждом приеме на работу, все отпечатанное на принтере белье соискателя поднималось, изучалось до запятой, а потом отправлялось обратно в архивы - Тильман все равно поражался такому количеству ненужных на его столе вещей. - Я и говорю - приступайте прямо сейчас. Про галеры я уже упомнил.
Инсульты никаким боком не касались парафии системного администратора и Тиль был готов обсуждать гребные суда, но не такие вопросы, как инсульт. На деле же обсуждать с фройляйн Эстер он не собирался больше ничего - ее ждала собственная морока с бедовыми серверами, а его - с умными очкастыми компьютерщиками, предпочитающими взламываение частных сетей Фейсбуку и порносайтам. И чем быстрее эта толковая, вне всякого сомнения, девочка докопается до корня проблемы, тем быстрее в руках Команданте окажутся злодеи.
Тиль вежливо отошел к своему столу, давая понять, что разговор окончен.
Как писали Ильф и Петров, эти классики раннесоветской литературы: "Сделал свое дело - и уходи". Провожая взглядом фройляйн Эстер, Тиль с наслаждением вдыхал запах сигары, извлеченной из парного кожаного футляра. Закуривать он не спешил - это было моветоном. Не все могут стерпеть режущий глаза кубинский дым, еще больше тех, кому он просто не нравится, или не нравятся люди, курящие где попало - особенно если попало в их собственном кабинете.
"Люблю классическую литературу - в ней тонкие замечания буквально на все случаи жизни" - думал Тиль, пытаясь припомнить в какой ящичек стола положил свою зажигалку.

Отредактировано Тильман Шнайдер (30-05-2012 14:27:19)

+3

13

Шнайдер Генри не понравился. То есть – не понравился-то он ей сразу, а в процессе диалога она просто окончательно уверилась в том, что с этим человеком ей рядом не идти, так или иначе.
Завершив, вроде как, дискуссию об обеспечении безопасности для внутренней санаторной Сети, Эстер искренне надеялась получить ответ на собственный вопрос.  Да только у мсье Тиля, очевидно, был собственный взгляд на вежливость и такт, что предписывали, обычно, не игнорировать слова подчинённых.
Вторично услышав про галеры, девушка даже не подумала сдержать порыв стиснуть зубы и откровенно злобно прищуриться.
«- Вот значит, как? Что ж, Шнайдер, я тебе это припомню…» - мысленно процедила, чувствуя, как слегка подрагивает напряжённая верхняя губа, что была в любой момент готова вздёрнуться и обнажить оскаленные зубы. Собственно, маска скуки и раздражения на миг раскололась под давлением откровенной враждебности и агрессии, однако это не помешало Генриетте плавно подняться, коротко и отрывисто кивнув.
- Я оповещу вас, когда будут какие-либо результаты, - ни толики тепла или хотя бы почтительности в голосе, да и слова, прямо скажем, были выбраны не самые уважительные. Впрочем, едва ли это хоть как-то в данный момент трогало Эстер.
Почти беззвучно фыркнув – правда, повернувшись уже спиной к шефу безопасности, - уже совершенно спокойным, почти развязным шагом удалилась из кабинета, слыша за спиной шорох его шагов и прикосновений к различным предметам. Всё это, впрочем, проходило сквозь сознание хакерши, и она не стремилась заострять на этом внимание.
Видимо, отношения грозили не сложиться, в этом она была бы полностью согласна с Тильманом, если бы знала его точку зрения на свой счёт. Но телепатией, к счастью, не владела, а потому всецело пребывала в совершенной уверенности, что с Команданте  каши не сваришь, а, следовательно, большую часть информации она была намерена удержать. Конечно, Генри не сомневалась в том, что недостающие звенья вполне могут подкинуть и его «золотые мальчики», но кому, как не ей, было знать – как стоит заметать следы своей деятельности?

+1


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Диалог с начальством: "Здра-авствуйте..."