Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Былое » Жезл и щит


Жезл и щит

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время действия: около семи месяцев назад.
Место действия: станция СПИЗ, сектор ДАЛов.
Участники: Китлали Га-рин Атл, Тлан Га-рин Тиат. 

Малая гостиная|Выйти

http://uploads.ru/i/I/w/t/IwtdS.jpg

Отредактировано Тлан Тиат (19-12-2011 15:40:17)

0

2

«Они не ищут покоя. Они не сдаются. Из всех их различий возникает симметрия. Поражает их удивительная способность бороться с непреодолимым. Причините им боль, и они станут сильнее. Их страстность, которую мы порицаем, позволила им занять достойное место среди звезд, и приведет их к великому будущему. Единственная их слабость в том, что они не осознают собственного величия. Они забывают, что преодолели путь длиною в два миллиона лет развития, борьбы и крови. Они лучше, чем думают, и благороднее, чем им кажется. Они способны странствовать меж звезд, как гиганты. Они — будущее. Мы сможем многому научиться у них», − в такт своим шагам про себя повторял слова нагаля Ипаль Немоуани о людях облаченный в традиционную бело-черно-серую одежду своей касты Тлан Га-рин Тиат.
Он на диво легко интегрировался в жизнь другой планеты, удивительно быстро и без усилий адаптировался в чуждой культуре, незнакомом быте. Настолько, что давным-давно даже мысленно перестал считать Землю убогим захолустьем, а землян ― смышлеными, но неразвитыми беспризорными детьми, привык и сроднился с планетой и ее жителями настолько, что теперь и сам чувствовал себя слегка растерянным и чужим, проходя по великолепным анфиладам станции СПИЗ.
Я становлюсь робким провинциалом, точнее, чувствую себя им, ― еле заметно усмехнулся Тлан, ― Пожалуй, стоит рассказать об этом Наставнице.
Хранитель вошел в одну из малых гостиных по правому борту станции. «Малой» ее вообще-то назвать было сложно, размеры если и не поражали воображение, то впечатляли точно. В голографических настенных панелях, имитирующих окна, вольготно и широко золотился и лиловел закат, скорей всего, действительно когда-то состоявшийся где-то на Чантико или Миктлане, а теперь радовавший взор обитателей ДАЛовского сектора космостанции. На овальном столе ожидали своей очереди пара прозрачных бокалов и, как оказалось, слишком обыденная в этом интерьере бутылка темно-зеленого стекла, которую Ти с роботом-дворецким прислал сюда заранее ― французское сухое вино должно было Наставнице понравиться, ― во всяком случае, на это надеялся Ти, в ожидании почти нечаянно присевший на диван в виде разомкнутого эллипса, окруживший стол. Хотя прошло почти полтора месяца после боя в Амарне, тело ДАЛийца еще восстанавливалось и неосознанно ухватывало каждую свободную минутку, используя ее для расслабленного отдыха, вот и сейчас Ти скрестил вытянутые длинные ноги, оперся правой рукой о подлокотник дивана, оперся виском на ладонь и со скользящей улыбкой вспомнил: на недавнем медосмотре доктор Ли с улыбкой пообещал, что даже шрамов не останется. А ведь если бы не стремительный лирианец, скоротечная аулиатская проказа пожрала бы плоть Хранителя еще до того, как над земным миром вообще, и каирским госпиталем, куда отвезли бывшего при смерти Тиата в частности, простер свои многочисленные руки милосердный Атон… или, проще говоря, еще до рассвета. Но Тлан все-таки дожил до него, в отличие от напарника. Урну с прахом друга он тоже привез сюда, чтобы вручить госпоже нагаль для передачи родным и подобающего погребения… 
Перед прикрытыми веками отдыхающего Га-рина снова пронеслось уже непрошенное и жгущее виной воспоминание – монстр, поднявший безглазую башку от растерзанного живота Атля, капающая с клыков кровь, уже смешанная с пищеварительной слизью… ― темные густые ресницы взметнулись, дрогнула их тень на бледных впалых щеках, невидящий, вернее, видящий уже несуществующее взгляд Хранителя скользнул по изящному растительному узору сдвоенной полупрозрачной перегородки, а сам Ти легко, будто и не был совсем недавно тяжело ранен, вспорхнул с дивана. Приближение Наставницы он почувствовал раньше, чем услышал стук ее каблучков. Нагаль Китлали не пользовалась духами, но ведь у каждого индивидуального сознания есть неповторимый ментальный аромат… 
При виде высокой белокурой женщины узкие светло-серые глаза Тлана засияли неподдельной радостью. Не доходя нескольких шагов до изысканной колонны, напоминающей сросшиеся сталактит и сталагмит, молодой беловолосый мужчина склонился перед жрицей в поясном, считай, поклоне с прямой спиной. Сейчас ритуал полностью отвечал желаниям самого Тиата – выразить благодарность и отраду долгожданной встречи. Он зафиксировал склоненное в полусыновней почтительности положение, секунду созерцая носки ее туфель и до зеркального блеска отполированный мраморный пол цвета спелого меда, потом с грациозным достоинством выпрямился.
− Рад приветствовать Вас, нагаль. ― Тон Хранителя был по-далийски сдержан, а голос тих.

+4

3

С тех пор, как Китлали Атл вошла в Серый Совет, звёзды стали ей едва ли не ближе метрополии, и всё же каждое путешествие по-прежнему пробуждало то же нетерпеливое предвкушение, которое было свойственно жрице в юности. Если же речь шла о делах миров, в судьбе которых она принимала участие, или о жизни тех, кто так или иначе стал ей близок, нетерпение превращалось в нечто, подобное стойкой жажде, требовавшей удовлетворения информацией, эмоциями, действиями.
Сейчас, стремительно шагая по идеально белым коридорам станции СПИЗ, нагаль чувствовала, что трансформировалась во что-то, подобное сорвавшейся с тетивы стрелы: её призывала цель, она была безотлагательно нужна, и всё прочее отступало на второй план. Га-рин Тиат дал понять, что их встреча касается дел беспрецедентной важности, и это ещё больше подхлёстывало Китлали. За прошедшие годы совместной работы она привыкла доверять своему прежнему подопечному собственную жизнь и, что много важнее, тайны и безопасность Федерации, и успела увериться: Га-рин Тиат не бросает слов на ветер. Кроме того, как бы скупо ни сообщалось о происшествии с самим жрецом, нагаль не могла не ощущать, сколь серьёзно он пострадал и сейчас торопилась узнать подробности и предоставить помощь, если таковая понадобится.
Она миновала несколько просторных залов, где обычно проводились заседания, мысленно порадовалась тому, что Тиат выбрал для их беседы значительно более уединённую и тихую малую гостиную и переступила порог. Её накрыло чувство радостного умиротворения. Безусловно, закат за окнами, так характерный для летнего Чантико, не в последнюю очередь послужил причиной этого, но присутствие давнего друга и помощника сыграло несравнимо большую роль. Китлали уже в который раз улыбнулась крепости их ментальной связи и сделала несколько шагов, сокращая расстояние до склонившегося в почтительном поклоне Тиата.
- Приветствую, Га-рин, нас в который раз сводит добрая судьба, и я рада Вашему благополучному прибытию на станцию, - нагаль коротко поклонилась в ответ. Пожалуй, нынешний собеседник был одним из немногих, с кем она стала бы здороваться столь многословно.
Китлали внимательно всмотрелась в жреца, выискивая следы болезни или ран, однако смогла ощутить лишь лёгкую тень усталости. Видимо, ему и правда помогли столь достойным образом, как об этом говорилось в том кратком донесении, и всё же нагаль ощущала смутную тревогу за помощника и пообещала себе не подвергать его излишним испытаниям.
- Я прилетела так быстро, как только смогла. И мы, наконец, можем без свидетелей и без спешки обсудить всё, что вы сочтёте нужным, - снова заговорила она. - Ваше состояние здоровья и расположение духа интересуют меня не меньше, чем любые сведения, которые Вы включили бы в официальное донесение, поэтому давайте присядем, Га-рин. Полагаю, нам предстоит не слишком краткий разговор, - и Китлали направилась к дивану в виде разомкнутого эллипса, жестом предложив Тиату следовать за собой.
Нагаль опустилась на край белого сиденья, привычно выпрямившись, скрестила руки на коленях и улыбнулась своему собеседнику в ожидании начала разговора..

+4

4

Она тоже рада встрече – Ти чувствовал всеми фибрами души, его визави, входя, не закрывалась эмпатически, а восприятие мыслительных процессов в ее присутствии Тиат не использовал из этических соображений, так что будучи телепатом гораздо более мощным, он сознательно глох рядом с Китлали. Но ей приятно видеть его – это легко читалось по ее сияющим глазам, по непривычно многословному приветствию. Насколько Хранитель знал, это было совсем не свойственно женщине-нагалю в общении с не слишком близкими людьми. Чем Га-рин Атл в свою очередь успела стать для Тлана? Начальницей? Безусловно. Наставницей и личностью беспрекословно авторитетной? Само собой. Но… этим отношение молодого Хранителя и госпожи Китлали далеко не исчерпывались. Отвечая улыбкой на короткий поклон и долгий, внимательный, теплый и испытующий взгляд женщины, молодой ДАЛиец думал именно об этом.
− Судьба и верно добра ко мне, почтенная Наставница, − сказал он тихо, не пряча теплого блеска узких серых глаз. − Я вижу снова Вас, здесь, в месте, более чем безопасном, в добром здравии и настроении. Что может быть лучше?    
Проходя следом за высокопоставленной дамой и садясь напротив нее, так же прямо, почти отзеркаливая ее позу, положив левую руку на колено, расслабленно, но опираясь предплечьем правой на подлокотник не мягкого совсем эллипсоподобного дивана, Тлан подумал, что лучше было бы, если б им пришлось встретиться по менее тревожному поводу. Но тут, собственно, выбирать не приходилось.
− Благодарю Вас, Га-рин, мое физическое состояние теперь не внушает опасения даже лечащему врачу, − светло и ясно, хотя и скупо, улыбнулся Хранитель, стараясь утишить искреннее беспокойство Наставницы.   
Она… да, она в какой-то степени заменила ему мать. Ту самую мать, которой у Тиата никогда по-настоящему и не было… даже более того, пожалуй, она даже выполняла в такие вот моменты нечастых встреч функции обоих родителей – ибо, потеряв отца, окончательно осиротел Тлан довольно рано, как раз в то время, когда юному существу, сколь бы независимым и самодостаточным оно себя не мнило, необходимо чувствовать нужность не только безграничной и, разумеется, одухотворенной Вселенной, но и кому-то конкретному в этой Вселенной. Именно личностное внимание и родственную, теплую заботу, исходящую от этой прекрасной и сильной женщины, получал Тлан. И именно ей – и только ей! – он мог сказать то, что вымолвил сейчас, опустив глаза:
− Что же до состояния душевного… я скорблю о своем друге, Га-рин. Я не смог уберечь Га-тина Атля Наолина, и, боюсь, эта вина останется со мной до конца дней.
Тиат запустил левую кисть в складки одежды, вынимая из потайного кармана металлическую капсулу с прахом. За ним, едва-едва оправившись, он специально летал в Египет, с трудом найдя в усыпальнице Амарны закоулок, где спрятал на глазах разлагающуюся мумию Атля. Конечно, в обтекаемой, похожей на флакончик дезодоранта, урне, в основном был песок, песок наступающей египетской пустыни, с воистину ничтожным содержанием органических частиц, бывших когда-то телом воина-ДАЛа, но… тут тоже не было особого выбора. Ти с еле слышным стуком поставил капсулу на стол, рядом с бутылкой вина. В этом не было кощунства – во всяком случае, с точки зрения ДАЛийцев, ведь смерть всегда рядом с жизнью и всеми ее радостями.
− Он был лучшим из напарников, храбрейшим из Воинов. Он сражался, покуда мог. Да будет ему новой ласковой колыбелью Океан душ.
Тихие и проникновенные слова благопожелания снова были частью ритуала, но опять полностью удовлетворяли собственным духовным потребностям молодого жреца, выражавшего почтение и благодарность павшему.

Отредактировано Тлан Тиат (24-12-2011 20:21:25)

+2

5

Китлали смотрела на своего помощника, друга и недавнего подопечного и почти физически ощущала, как между ними ходит эмоциональная энергия. Когда оказываешься рядом с тем, кого давно не видел и кому по-настоящему рад, душа освобождается от паутины мелочных забот, и ты сам себе кажешься стремительнее, легче и словно бы цельнее. Именно это нагаль ощущала в присутствии Га-рина Тлана, которого за время совместных работы и совершенствования привыкла воспринимать почти как продолжение самой себя.
- Судьба нынче благосклонна ко всем нам, друг мой, - тёплая искра в глубине глаз Китлали была сродни отражению светлого огня, который мелькнул в глазах её визави. - Каждая встреча с тем, кого давно хотелось увидеть, похожа на обретение друга.
Увидев, какую позу принял её собеседник, Га-рин коротко улыбнулась: она уже замечала, что повторять, будто бы срисовывая друг друга у них с Хранителем постепенно входит в привычку, но далеко не всегда это было такое идеальное зеркало. Сейчас Китлали восприняла это как ещё одну, пусть не вполне осознанную демонстрацию их близости. И искренне пожалела о том, что их свело дело, а не простое дружеское стремление, которое позволило бы сейчас поделиться всем, что необходимо было воплотить в словах и жестах.
Га-рин Тлан явно успокаивал, когда говорил о своём здоровье, таким голосом утихомиривают чужую боль, Китлали это знала, потому что ей и самой доводилось использовать подобный тон. Нагаль всмотрелась в друга пристальнее, на секунду заподозрив его в попытке просто успокоить её разгулявшуюся тревогу. Однако улыбка собеседника была столь ясной и чистой, что никаких договорённостей за ней, похоже, не крылось.
- Я доверяю Вашему лечащему врачу и Вашей искренности, Га-рин, - Китлали слегка улыбнулась. - И рада, что всё обстоит именно так.
На подробной исповеди она никогда не стала бы настаивать. Пусть Хранитель в своё время был её подопечным и до сих пор оставался её помощником, но в первую очередь он являлся хозяином своей души, гордости и чести. И, разумеется, был достаточно разумен и зрел, чтобы поделиться именно теми болями и нуждами, которыми сочтёт необходимым.
Га-рин Тлан не замедлил подтвердить мнение Китлали, заговорив о своём душевном состоянии и о причинах, его обусловивших.
Улыбка сошла с лица нагаля, сменившись другими чувствами: искренним сочувствием, потаённой тревогой, холодным, спокойным гневом, на который порой способны ДАЛийцы. потерявшие кого-то из своих сородичей. Китлали осторожно коснулась урны, невесомо скользнув по ней длинными белыми пальцами.
- Пусть Океан душ тепло примет Га-тина Атля Наолина, - эхом откликнулась она, вторя Га-рину. - И да освещают звёзды его покой.
Некоторое время Китлали молчала, склонив голову и отдавая этой тишиной дань павшему, затем подняла глаза на собеседника и негромко заговорила:
- Друг мой, мы проводили ушедшего, а Вам, живому, нельзя хоронить боль в сердце, тем самым отравляя его, - словно стремясь сделать свои слова ещё более убедительными, нагаль осторожно коснулась руки Тлана. - Вы сможете расстаться с этой памятью, если по-настоящему отдадите Га-тину долг. Расскажите мне о деле, которое свело вас и Наолина. Мы сможем завершить его вместе, исполнив свой долг и в то же время исполнив обязательства перед павшим.
Китлали понимала, что именно беспрецедентная гибель ДАЛийца на Земле свела её с Тланом. И сейчас видела в их встрече и любых предстоящих делах не только конкретный практический смысл и задачи, подлежащие решению, но некую миссию, возложенную судьбой. И подозревала, что их с Га-рином взгляды не слишком разойдутся.

+2

6

− И да освещают звезды… − тихим эхом откликнулся Ти на слова Наставницы.
Он замер, сидя очень прямо, опустил веки, ненадолго умолкая и даже не дыша, чтобы тишиной и полным светлой грусти раздумьем выразить уважение и дружескую скорбь, которая, он знал, сгладится, но не исчезнет со временем. Когда нагаль, с положенной ее саном мудростью заговорила вновь о том, что долгая печаль подобна тонкому яду, Га-рин кивнул, он понимал, что женщина права, однако…  сердцем согласиться с безусловной истиной и отринуть этот яд Тлану не помогала пока никакая ментальная самодисциплина. 
Хотя, безусловно, Наставница была права… жизнь продолжалась. А чтобы она продолжилась и дальше для многих и многих существ, действительно следовало перейти к делу, и желательно – нисколько не медля. На этом месте размышлений и внутренних одергиваний грусть плеснула особенно мощно, но в последний раз – взгляд ДАЛийца зацепился за бутылку. Не требовалось обладать способностью предвидеть будущее, чтобы понять: сейчас наступит такой деловой экстаз (а на него и Нагаль и Хранитель были способны в равной мере – уж Тлану ли не знать!), что не до вина будет точно. Так и стоять бутылке неоткупоренной за недосугом…
Окончательно взяв себя, а точнее, свои растрепанные до неприличия чувства, под полный и неусыпный контроль, Тиат выразил согласие с мнением Наставницы, склонил голову немного вбок и подтвердил его вербально:
− Да, к делу, Вы правы, госпожа моя.      
ДАЛиец снова сунул руку в карман и извлек оттуда то, что, пока он шел по коридору станции, сталкивалось с погребальной капсулой, сопровождая шаги Га-рина еле слышным металлическим звоном – крохотный диск, похожий на дырчатую китайскую монету, а еще сильнее – на шарикоподшипник. И на столе гостиной он, положенный рукой Хранителя, который провел по его ребру подушечкой большого пальца, занял место рядом с урной, засветившись по ободку крохотными круглыми огоньками цвета индиго, напоминая теперь крохотную летающую тарелку из земного фольклора… или горелку газовой плиты – ибо огоньки удлинились и стали призрачными язычками голубоватого пламени.
- Я хочу кое-что показать Вам, Га-рин, − сказал он под первые аккорды зазвучавшей мелодии. 

[audio]http://pleer.com/tracks/6912480yX0K[/audio]

Пульсировала музыка, и одновременно в разных местах гостиной – вверху, внизу, справа, слева, впереди и позади беседующих стали возникать полупрозрачные очертания висящих в воздухе крохотных зданий… Некоторые из них знакомы, пожалуй, любому землянину, но уж точно не любому ДАЛу: вот составленные в круг грубые воротца из каменных глыб – Стоунхендж, ещё одни каменные ворота, но плоские и покрытые резьбой – Тиауанако, двуглавая, многоярусная, окруженная лестницами пирамида – Ушмаль, удивительно украшенная ступенчатая пирамида в Чичен-Ице, пирамида Кукулькана. И в другом конце комнаты – знакомая всем школьникам Земли пирамида Хеопса, черный камень Каабы…   
Мощные аккорды нарастали, и… 
− Стоунхендж, Тиауанако, Ушмаль, Чичен-Ица, Кукулькан, пирамиды Гизы, Кааба, − поочередно обращая взгляд на объекты, перечислял топонимы Тиат, в то время, как их соединяли светящиеся линии, образующие пока еще редкую сферическую сеть. − Некоторые имена звучат знакомо, не так ли?

Отредактировано Тлан Тиат (04-01-2012 20:40:14)

+2

7

Как быстро он привел себя в порядок - не признак ли это сокрытия своих чувств? Впрочем, он слишком вырос, стал истинным ДАЛийцем для того, чтобы напоказ их выставлять, да и она не станет лезть в душу тому, кто в этом не нуждается. Даже если беспокойство непривычно велико. Глубокий вдох, бесшумный и едва заметный, и чувства Атл так же приходят в порядок. К делу, раз уж эта встреча несет в себе обмен информацией как основную задачу на сегодня.
Я внимательно слушаю Вас, Га-рин, – светлые глаза проводили руку помощника, переключившись на оставшийся лежать после бережного прикосновения предмет. Когда зазвучала музыка, нагаль попыталась узнать ее, но не преуспела. Знакомо, но не более того. Куда любопытнее было то, что диск продемонстрировал ей.
Внимательно наблюдая и слушая, Китлали не забывала и про его комментарии. Названия и картинки были знакомы ей, все это она изучала уже давно, но цепкая память бережно хранила нужную информацию, выдавая ее по мере необходимости. Она всё с тем же спокойным и благожелательным тоном негромко отвечает юноше:
Разумеется, мне знакомы все они. Что конкретно там произошло? – места, где иногда пребывали их экспериментальные образцы.
Что могло там случиться? Холодный разум перебирал варианты, исключая невозможные, запоминая маловероятные, запоминая те, чьи шансы на выполнимость были выше всего. Многовариативный анализ почти был завершен, и теперь ей хотелось узнать, права ли она. Внимание сосредоточилось на светловолосом, взгляд цепкий и все в ней говорит о том, насколько важна та информация, что он смог получить. Пусть даже цена за нее была столь велика.

0

8

Тлан улыбнулся очень мягко; примерно так он улыбался резвым малышкам-внучкам хозяина деревенской траттории, где ежеутренне столовался и иногда покупал кости для пса. Ну, конечно, произнесенные им географические названия (и не произнечсенные, но висящие немыми надписями – тоже) касались не только слуха почтенной Наставницы, входящей в Серый Совет, в ведении которого были и внешнеполитические дела, и, в своем роде, миссионерские, столь присущие ДАЛам.
Разумеется, Га-рин, я не сомневался в том, что Вы помните – эти точки на земном шаре важны не только людям... – паузу сопроводил легкий наклон крупной беловолосой головы Ти, – ...и не только нам. – Еще одна мягкая, почти смущённая улыбка адресовалась нагалю, будто Тиат извинялся за изложение хорошо известных фактов. – На всех прилегающих к этим сакральным объектам территориях, как Вы, безусловно, знаете, находятся не только наши пункты слежения и контроля, но также – лаборатории ГОРН, чаще всего, биотехнологические. Не удивительно, что иногда оттуда сбегают... возможно, и не всегда случайно, некоторые ...опытные образцы.
О да, эти хвостатые адепты принудительной эволюции не ограничивались стравливанием хищников и жертв в вивариях, вернее, на время превращали в свой виварий всю эту планету... ну, или хотя бы отдельные ее участки. Минотавр, Медуза Горгона, гарпии, драконы... сколько легенд древности и не только порождено именно этим! В конце концов, тот слепой, но невероятно сильный монстр, быстрый, как сами ГОРНы, что за какую-то пару минут Атля догнал, подмял и практически выпотрошил, тоже был всего лишь пронумерованным лабораторным образцом, так же как зараза, бывшая в его пищеварительной слизи, которая своеобразной проказой сперва за считанные часы проела уже Тлану кожу, мышцы и частично  кости, растворяя их, расжиживая, а потом высушивая до состояния летучего праха.     
Музыка давно смолкла, а светящиеся синеватые контуры памятников древней архитектуры слабо мерцали. На секунду Ти опустил особенно темные по сравнению с волосами ресницы, авновь справляясь с горечью потери, потом длинно вдохнул и закончил первую часть своего краткого доклада:
Несомненно, Совет Нагалей следит за обстановкой на Земле, и уже в курсе некоторой активизации рептоидов, так что я не скажу Вам, Га-рин Атл, ничего принципиально нового. Во всяком случае, такие вот «прорывы» хищной фауны в мир людей в последние месяцы участились, я подтверждаю этот факт. Но это не все, о чем я хотел бы Вам рассказать по итогам четырех лет службы. Позволено ли мне будет? – узкие светло-серые глаза Хранителя взглянули на женщину пытливо. Он в полной мере ощущал ее деловитый настрой, но вежливость и этикет никто не отменял.

Отредактировано Тлан Тиат (03-02-2017 20:36:38)

0

9

Новости, хоть и были отчасти не новы, вызывали не слишком приятные, яркие эмоции. Женщина мягко и плавно чуть повернулась, продолжая сидеть, и наклонила голову слегка вбок, давая себе то мгновение, которое ей было необходимо для подавления этих чувств.
Биотехнологические лаборатории ГОРНа давно вызывали обеспокоенность, так как действовали нагло, беспринципно и крайне неосмотрительно, и этот вопрос уже неоднократно поднимался на совете, и несмотря на обострение этого вопроса, пока никаких четких решений принято не было. Ученик принес тот кусочек информации, подтверждение, которого ей не хватало для того, чтобы начинать заявлять более активную позицию. Это радовало, бездеятельность она не любила, особенно в таких вопросах. Автоматически пометив в уме ту тактику, которой эта информация наиболее подходила, она ответила беловолосому легкой улыбкой, поощряя его продолжать. Не страшно, если где-то информация повторится, страшнее упустить важные сведения, поэтому ни малейшего недовольства она не испытывала.
Еще раз осмотрев слабо мерцающие на стенах комнаты силуэты, она перевела взгляд полупрозрачно-голубых глаз на Тиата,  ответив на его пытливый взгляд. Её настрой уже сменился с официально-рабочего на задумчивый, поэтому сама она выглядела еще более плавной, чем обычно, а глаза стали почти прозрачными. Медленно кивнула и ответила ему:
Разумеется, Га-рин Тлан, я выслушаю тебя. Ты же знаешь, что я всегда прислушиваюсь к твоим словам и уважаю твоё мнение.
Руки её плавно легли – одна на колено, обтянутое светлой тканью брюк, вторая – рядом, на диван. Тонкие запястья и пальцы, один из символов красоты их расы, что всегда были её гордостью, ухоженные, с тонкими ноготками и без единого пятнышка, лежали достаточно расслабленно, что означало, что Китлали действительно спокойна.

+1

10

Ему нравилось, потаенно и необычайно нравилось, как всякому правильно воспитанному далийцу, что соблюдение строгих этикетных норм ничуть не мешало выражению истинных чувств, напротив – придавало чувствам правильную, филигранно отмеренную дозировку и максимально точную окраску. Он мог сравнить это с недавно познанным умением землян, живущих в одной маленькой стране, строго отмеряя не слова даже, слоги в каждой строке наикратчайшего стихотворения, выражать самую изысканную, самую тонкую красоту природы и души. Заинтересовавшись феноменом, Ти узнал, что вообще всем сочинителям хокку, на любом причем языке, строжайший канон тоже не мешал выражать лежавшее на сердце, выдыхать его совершенно свободно и естественно, не заботясь о размере, который, казалось, сам становился ритмом вдоха и выдоха.
Благодарю, Га-рин, – узкие губы Хранителя вновь тронула мягкая улыбка почтительного и благодарного ученика, совершенно непритворная. – Знаю, что не в моей компетенции делать столь... всеобъемлющие выводы, но не могу не поделиться догадкой: возможно, если не все, то многие такие случаи похожи на... – Тлан будто бы замялся, подыскивая самую подходящую, точную, корректную формулировку, хотя на самом деле вс нужные слова и интонации он продумал не сегодня и мысленно отрепетировал загодя, ведь, как говорят люди, «лучший экспромт – это хорошо подготовленный экспромт», а искренность в исполнении, скажем, музыкальной пьесы, совершенно не означает неготовности ее исполнить виртуозно после тщательного разучивания и многократных повторений. – ...на отвлечение внимания от чего-то более важного. – Ти взглянул в заметно посветлевшие глаза Наставницы и продолжил почти поспешно, но это «почти» снова было тонко дозированным: – Нет-нет, я знаю, что тысячелетний период еще не истек, и не хочу сказать, будто новый цикл борьбы Тьмы и Света может наступить раньше сроков. Возможно, всем грозит нечто другое, что Старшей и младшим расам знать, по мнению Древних, не стóит. А быть может, – легко сев поглубже в диван, Тлан позволил своей спине коснуться белой упругой спинки, – дело просто в случайном совпадении индивидуальных циклов жизнедеятельности ГОРНов, ведь все эти территории... – повинуясь легкому взмаху его кисти, приугасшие было голограммы строений вновь вовсю засветились голубоватыми контурами, – ...это еще и постоянные места линек некоторых особей этой расы, как, например, вот эта область, самая изученная и контролируемая нами, в колумбийских джунглях.
Новое изящное движение руки жреца заставило одну из голограмм выплыть на передний план и завращаться ради лучшего обзора, зависнув невысоко над полом. Здание, сотканное из светящихся паутинно-голубоватых линий, не было известно широкой публике, как раскрученное-изученное чудо света, о нем и местные-то жители знали мало... и не хотели узнать больше.
Тот самый монастырь Святого Чиморте, – вежливо пояснил Ти с той же полувиноватой улыбкой рассказывающего прописные истины. – Замечательный пример симбиоза двух особей обычно недружественных рас, как выяснилось, и, конечно, не менее замечательный пример нашего полного контроля над его потенциальной опасностью для местных и планеты в целом. Именно здесь я нашел сведения, способные, как мне думается, заинтересовать Вас, госпожа нагаль, а после и историков нашей расы.

Отредактировано Тлан Тиат (09-02-2017 02:38:19)

0

11

Ах, эта игра! Вечная игра, когда тонкость правил приличия тоньше самого совершенного клинка. Когда лишь тот, кто действительно достоин называться ДАЛом, способен устоять на этой тонкой грани, не пасть ни в одну из крайностей.
Достаточно хорошо изучив его, она слушала его с затаенным удовольствием. Тонкие губы улыбались, крошечная заминка, мельчайшие паузы – истинный дипломат, тонкий и продуманный. Сплошное удовольствие говорить с тем, кто способен тебя понять, и кого понимаешь ты сама.
Монастырь Чиморте... Любопытно. Поведай же, что обнаружил ты в этом малоизученном... – легкая улыбка легла на её губы, намекая на то, что уж для них-то нет понятия «малоизученный». Если ДАЛам было нужно или интересно что-то узнать – ничто не могло утаиться от их внимания, – ...монастыре. Мне интересны твои выводы, Га-рин, – она рассматривала зависшую проекцию, поднимая в памяти всё, что ей было известно про эти джунгли, в целом, и про монастырь, в частности.
Если подтвердятся её теоретические и логические заключения, то Совету будет полезно узнать эту информацию. Хотя, возможно, и не всем из него. Это необходимо будет обдумать отдельно, ещё раз всё обдумав.
Китлали слушала и параллельно размышляла о том, что этот юноша повстречался ей не зря. Вселенная столкнула их как нельзя более вовремя, именно такого ученика не хватает каждому, наверное. Способному раздобыть информацию, умному, воспитанному. Она не умаляла своих заслуг, как наставника, но и его личные характеристики, его ум и разум оказались важны в тонком деле обучения. Сейчас она могла лишь наслаждаться результатом, и надо сказать, делала это с удовольствием.

+2

12

Да-да, обратимся к сути дела, – согласился Ти с новой улыбкой и довольным прищуром без того узких светлых глаз, которые лукаво блеснули. Ему было очевидно, что не только содержание, но и форма недавно, но так удачно начатой беседы доставляет наслаждение не только ему, наслаждение не только интеллектуальное, но и эстетическое, ДАЛы ведь мастера делать друг другу такого рода подарки – не имеющие физического воплощения, но западающие в душу. – Монастырь Святого Чиморте, как все мы знаем, удивительный феномен в том смысле, что внушает местному населению благоговейный ужас, потому не пользуется популярностью в среде излишне любопытных, что позволяет ему осуществлять своё главное многофункциональное назначение: он служит убежищем на время линьки для одного и опаснейших и древнейших представителей ГОРН – Амару, или, так сказать, в миру – Вигвара Ноймана Шульца. Чуть позже я расскажу подробнее о предположениях по поводу того, почему он выбрал имен но это место, а пока упомяну о другом: в качестве прикрытия, пугала, скажем так, он использует взрослую особь кхы-лаа, метаморфические способности которой несравнимо выше, нежели у самого рептоида. Собственно, как Вы знаете, Святой Чиморте – это, по местным легендам, местный же забытый и безумный бог, имеющий несколько разных воплощений – мегатерия, то есть гигантского ленивца, крылатого змея, полурептоида, похожего на человека и прекрасного белокурого юноши. Все формы божества истинны, – Тлан сдержанно, но довольно, эдак по-кошачьи, улыбнулся, – и все совершенно реальны. Идеальный симбиоз, когда одна форма жизни использует возможности другой в своих целях... а третья, заодно и одновременно, использует возможности их обеих. В монастыре, как Вам известно, нагаль, обитают не только потомки-метисы кхы-лаа, но и юные далийки, родившиеся здесь, на Земле, в рамках наши собственных генетически-социальных экспериментов. Одна из религиозных доктрин этой планеты оказалась на диво созвучна нашим культурно-этическим традициям.
Да, недочеты Японии и Мидвича были учтены... что, конечно, не исправляло уже допущенных ошибок и не устраняло их последствий, но (Тиат на это надеялся и не без оснований) позволяло впредь их предотвращать в новом цикле подобных исследовательских программ.
Кстати, о них, о программах... – снова переводя взгляд с вращающегося голографического макета монастыря, Хранитель окончательно прогнал с лица улыбку и внутренне подобрался, готовясь наконец не излагать уже известное, но рассказывать о забытом... и прочно забытом.
Полагаю, именно важность двух вышеупомянутых задач нашей расы в этом районе заслонила, а потом и невольно заставила моего предшественника забыть о том, что недавно открытый местными неподалеку Затерянный город, La Ciudad Perdida, – жрец не без удовольствия произнес название на испанском, чтобы и Га-рин Атл почувствовала красоту чужого, но прекрасного в своей выразительности языка, – в последние сорок лет стал источником некоторых ...весьма занятных артефактов. По всей видимости, результаты одного из давних экспериментов не дошли до Cерого Совета, но я, прошу за это прощения, – Тлан смиренно, но коротко склонил голову, но тут же снова взглянул в лицо наставницы, – проявил инициативу и выяснил кое-что небезынтересное. Это оказалось кончиком нити в потерянном клубке, Га-рин: на протяжении тысяч лет группа исследователей не только производила подобные вещицы, но и наблюдала за тем, как их внедрение влияет на человеческие популяции в разных регионах планеты... и на отдельных личностей.
Тиат умолк, роясь в изящных складках своего бело-серого одеяния, и наконец поставил на низенький стол рядом с урной и проектором маленькую каменную фигурку лося. Грубоватая, цвета какао, величиной с пол-пальца, она странно смотрелась рядом с новейшим прибором и ритуальным предметом самого современного дизайна. Странно, но органично.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Приют странника » Былое » Жезл и щит