Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Регистрация » Сяошен Тан


Сяошен Тан

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1.  Имя\Псевдоним:    
Сяошен Тан (Xiaosheng Tang, Сяошен – имя). Прозвище (что характерно) – Китаец.

2.  Пол:
Мужской.

3.  Возраст:   
32 года. 18.09.1978.

4.  Раса:   
Человек.

5.  Внешность:   
Атлетически, спортивно сложен. Следит за собой, лишнего веса не имеет, а который есть – тот весь в мышцах. Роста в нем около 178 сантиметров, веса – чуть за восемьдесят кило. Кожа смуглая, с характерным оливковым оттенком. Губы тонкие, и вокруг рта тончайший рисунок мимических морщин, характерный для человека, который часто улыбается. Темные волосы аккуратно острижены – затылок короток, челка ссыпается на щеки, лишь на самую малость не доставая до углов рта. Глаза немного раскосые, темного, насыщенно-кофейного цвета, только вокруг зрачка чуть светлее, лучинками образовывая специфическую "корону". Часто щурится, добавляя этим в улыбку оттенок хитрости или лукавства.
Классическая офисная крыса – почти всегда одет в костюм-двойку с белой рубашкой и галстуком. Обувается в мягкие удобные туфли. Изредка выходит из образа классического адвоката, в такие моменты больше напоминая подростка, или "человека в стиле кэжуал" − джинсы, тенниски и кожаные куртки становятся "его всем". В одежде больше всего чтит комфорт.
Маниакально аккуратен и чистоплотен. Всегда гладко выбрит.
Голос грудной, мягкий и бархатный, четкая, отрывистая дикция и артикуляция. Говорит с легким придыханием, в любом из его разговорных языков ощутим акцент, как если бы разговорная речь развивалась равномерно и синхронно на всех четырех языках. Чаще говорит стремительно, используя наслоение ассоциаций, жестикулирует крайне мало, интонационно речь скупая. В моменты задумчивости, или откровенности (как и во время совещаний и переговоров) говорит медленно, веско, вдумчиво, взвешивая каждое слово.
Сидит вальяжно, свободно, выбирая позы открытые и расслабленные. Не держит внимание на собственной осанке, но при этом не сутулится, будучи скорее естественным. Двигается легко, словно танцуя, и бесшумно, как кошка – только лишь из-за манеры ходьбы и из-за того, что не носит обувь с каблуками. Пластичен и довольно гибок, даже для своего возраста. Около семи лет занятий классическим кунгфу дали ему основную базу, в пределах которой он поддерживал навыки, постепенно вкладывая основные движения, блоки и удары в память тела. Мастером спорта его не назовешь, он определенно не доучился, но защитить себя в кулачном бою вполне сможет.
На левом боку, от бедренной косточки до подмышки, захватывая ребра и доходя до самой лопатки вытатуированы монохромные стебли бамбука, возле которых летают две стрекозы. На внутренней стороне левого запястья иероглиф "сердце". На правом плече – единственная цветная татуировка: карп.

6.  Характер, темперамент, тип мышления:   
Нельзя сказать, что Тан двуличен. Скорее он – человек с двойным дном. То, что показано окружающим, только лишь призвано ввести в заблуждение, не больше. Носит маску спокойного, серьезного интеллигента. В любом случае, то, что вы видите – всего лишь фасад. Что скрывается за этим фасадом – знает лишь сам Тан да наиболее близкое к нему окружение, не раз наблюдавшее разницу между "снаружи" и "внутри".
Внешне – он простак, шутник, "рубаха-парень", легкий и невесомый в общении. Пока молчит и улыбается – так и вообще милейший человек, который даже на первый взгляд скорее провоцирует к открытому общению, нежели к защитной стойке. Идеальный слушатель. С большей охотой будет внимать, хотя и о себе рассказывать горазд - важно только задать правильный вопрос.
Его невозможно вывести из себя. Контроль над собой - его царь и Бог. Довольно сложно вообще пробить его на какие либо эмоции - он мягко улыбается и хохмит даже тогда, когда бьет оппонента в челюсть. Убийственно ироничен.
Подвержен приступам внезапной меланхолии. Сентиментален, временами романтичен - все согласно сиюминутному настроению. Достаточно предприимчив и непоседлив. Чувствует себя не комфортно, если не держит ситуацию в собственных руках. И еще более неуютно ощущает себя, если сам находится в рамках чужого контроля, не имея возможности влиять на ситуацию. Тем не менее – хороший исполнитель, предан Дону, как цепной пес, готовый за него и голову на плаху класть и весь мир к чертям сжечь.
Приняв какую-то точку зрения Тан более ее не меняет, и переубедить его в чем-то мгновенно становится просто нереально. Никогда не попросит помощи и не признает своей слабости. Любит находиться в центре внимания, однако не чувствует себя не комфортно, находясь вне чьего-то внимания в целом. Отличается гибкостью ума и поведения, легко адаптируется и, словно хамелеон, подстраиваются под любую ситуацию.
Девиз: "Мать твою, опять я сделал именно так, как хотел!"
Панически боится открытой воды и глубины. Плавает только в бассейне, моется только в душе. С ходу отвергает возможность путешествия на океаническом лайнере или купания ночью в каком-нибудь заливе, искренне считая, что "все акулы бдят, и придут по его душу", стоит только залезть в воду где-нибудь в море.

7.  Место жительства:     
Самолет, курсирующий между Азией, Европой и обеими Америками. Квартиры в Риме, Лондоне, Нью-Йорке и Боготе.

8.  Особенности персонажа:
Вполне себе человеческие. Хороший аналитик и тактик. Обладает уникальным талантом оказаться в нужное время в нужном месте. Умеет нанести удар в четко выбранный, наиболее подходящий момент. Внимателен, хорошо подмечает детали и нюансы. Чувствует людей, посему способен ими манипулировать. Психолог от бога, тем не менее, совершенно не интересовался этим направлением науки.

9.  Профессия, род деятельности и пр:    
Дипломированный адвокат. Консильери.

10. Биография:   
Родился в семье аптекаря, доктора-гомеопата. И был пятым, пожалуй, самым нежеланным и достаточно болезненным ребенком. Из-за недостаточного внимания родителей – дитя почти заброшенное, разве что не одичавшее на улицах родного поселка. Рос по всем правилам жизни в не самых богатых китайских кварталах: умеешь стоять – работай. Вместе со старшими братьями и сестрой помогал отцу с аптекой, проявлял недурственные задатки человека крайне терпеливого и готового смириться с лишениями.
Из-за того, что долго на одном месте не сидел, хватаясь за любую работу и желая быть хоть немного полезным; из-за общей болезненности и частого недоедания – походил на заморенную голодом тень. Разве что не падал в обмороки, ухитряясь при этом не просто стоять крепко на ногах, но и запойно учиться, впитывая любые знания (которых не так много давали в провинциальной школе), как жадная до влаги губка.
То, как сложилась его судьба – можно назвать и везением, и невезением одновременно. Потому как с одной стороны он получил возможность развиваться и добиться состоятельного будущего. С другой же стороны потерял и родину и родителей с братом.
Волей случая суждено было ему столкнуться на улицах своего поселка со старшим Трильей (возвращавшимся с успешных "деловых" переговоров на почве порошков и таблеток), не слишком трезвым для того, чтоб потеряться среди незнакомых домов.
Отчасти "на пальцах", отчасти с помощью английского языка, который Тан знал на уровне "Ду ю спик инглиш? Немножко ду ю" − мальчишка объяснил белому мужчине, как пройти к искомому зданию. Всего лишь.
Неизвестно, какие контакты закоротило в голове дона, какая мысль провернулась в затуманенном выпивкой сознании, но закончилась эта краткая, мимолетная встреча неожиданно, наверное, для них обоих.
До сих пор Тан, анализируя и тот вечер, и себя самого, не может понять, что в нем тогда было такого, чего не было в родных сыновьях Трильи. Обыкновенный, ничем не отличающийся от прочих китайских детей, мальчишка-заморыш, находящийся на пороге полового созревания – он чем-то заинтересовал мужчину настолько, что тот не поскупился на деньги, забрав пацана от семьи, от родителей, совсем юным увезя в Рио-дель-Атрата.
Мгновенное, без колебаний, согласие отца на "продажу" и последующий торг Тан принял, как предательство. Молча. Стоически. Смиренно. При этом клокоча внутри от злости.
Замкнувшийся в себе, закрывшийся мальчишка по приезду в дом Трильи был отдан сначала в руки пары кухарок, которые отмывали его, как поросенка, и приводили в порядок. А потом был устроен на долгие пару лет в специализированную школу-интернат с уклоном в английский язык. Потому что для европейского образования уже полученных Таном знаний было более чем недостаточно, а языковой барьер доставил бы немало проблем.
Новый "отец" точил для себя "гончую", опору, надежду – возможно, разочарованный в сыновьях, или предусмотрительно готовя своего человека для них на будущее. Действуя согласно поговорке "воспитай себе скакуна сам и станешь идеальным наездником", Трилья тренировал и учил его, как телохранителя и силовика; не жалея ласки, холил и лелеял, как любимого бойцовского пса – и это со временем начало импонировать самому юноше куда как больше, чем существование при едва сводившей концы с концами аптеке.
Мальчишка учился с жадностью, только бы не быть отправленным обратно, лишь со временем осознав, какой шанс подарила ему судьба. Экстерном закончив школу, он сразу же подал документы на поступление (тоже по "наводке" дона, доверившись его выбору) на юридический факультет Кембриджа. Закончил с красным дипломом, дав повод гордиться собой, но внутренне полагая, что мог лучше, выше, дальше.
Идеально образованный, воспитанный юноша знал помимо родного китайского испанский, итальянский и английский языки, пользуясь ими столь же свободно и не уставая совершенствоваться.
В дела клана Трилья вводил его постепенно, тем больше вверяя обязанностей, чем более уверен был в том, что парень мало, что справится – не предаст. Выдержит и скептическое отношение людей клана, и отрицательное – родных сыновей дона. Незаметно друг для друга, молодой китаец и уже состоявшийся колумбиец стали доверять друг другу, постепенно перейдя в своих отношениях к крепкому партнерству. А потом и эти чувства переросли на новый уровень, установив связь едва ли не родственную, теплую, как между отцом и сыном.
Верный до мозга костей, Сяошен не представлял другого себе "хозяина" и "отца", кроме Эрнана Трильи, подобный в этом дикому зверю – доверяя и подчиняясь лишь одной руке – его приручившей. Ни в чем больше не чуя для себя закона, но, тем не менее, действуя исключительно в интересах и во благо клана.
При условии амбициозности молодого Тана и его целеустремленности, опыта у китайца становилось все больше, его авторитет рос стремительно, как на дрожжах – деловая хватка его была отменной, а талант дипломата давал ему большой плюс в ведении любых переговоров. Бонусом являлось в работе с китайцами и его происхождение – как из-за знания языка, так и потому, что те верили "своему" с куда большей охотой, чем любому другому белому, предлагавшему заоблачные цены за товар.
С течением времени молодой китаец в прямом смысле сделал себя сам, поднявшись "из грязи в князи" и заняв место консильери при отце Семьи. И пусть не последнюю роль в этом сыграл Трилья, но никто, кроме самого Тана, не смог бы вызвать у парня желание идти на подобные свершения.

11. Сексуальные предпочтения персонажа:   
Би, и не делает для себя большой проблемы в выборе "мужчина-женщина", всегда отдавая предпочтение человеку более интересному в интеллектуальном плане, чем в физическом, справедливо считая, что на сексе свет клином не сошелся, надо еще о чем-то разговаривать иногда. Наиболее предпочтительным считает секс внутрецеребральный: "Сейчас я тебя в мозги отымею, а потом уже в койку пойдем".
Универсален, не боится экспериментов. Терпеть не может унижений и издевок, совершенно не считает себя виктимным, поэтому партнеров выбирает только равных ему, а не сильнее или слабее. SM-switch.

12. Связь:

13. Планируемая интенсивность посещения форума:
По мере надобности в персонаже

0

2

Отлично.
Тема пробного поста: Вы дарите дону (Рамону Трилья) очередную надежду, узнав про Приют, где открылась нейрохирургическое отделение с лучшими специалистами, и где его могут поставить на ноги.

0

3

Люди слышат всякие вещи. Сяошен Тан знал об этом даже более, чем просто хорошо.
Он видел, как с каждым днем молодой дон просто… увядает. И винил он в этом, в первую очередь, себя. Где-то что-то не доглядел, пропустил мимо глаз, не заметил. Чувство вины скручивало его внутренности, да так, что это уже едва-едва получалось скрывать за радушной улыбкой.
А медики пророчили неизбежное —«простите, но мы не в состоянии вам помочь». И Тан видел то, каким тяжелым ударом это известие было для юного совсем еще Рамона Трилья.
«Глупости!» — думал Тан. Дон был младше самого китайца, и в последнее время мысли Сяошена все чаще посещало то самое «что бы я сделал, случись такое со мной?»

Пустота в голове еще с самого утра, какая-то апатия не давала покоя Сяошену уже который день. Он завязывал галстук, глядя в окно и думал, что сегодня он обязательно еще раз попытается хоть что-нибудь предпринять.
Сегодняшняя дорога вела его в замечательный ресторан, где его ждала встреча с дивным знакомым — давним приятелем из университета.
И так было уже который день.
Бесплодные разговоры с одними, другими и третьими — Сяошен умел вести беседу и ненавязчиво переходить на нужную ему тему, но люди не знали того, чего требовалось ему.

Тан погрузился в свои мысли, вспоминая о том дне, когда его дон полноправно стал считаться калекой. Странно то, что он сам помнил немногое: только выстрел и то, как он спохватился и побежал к Рамону. Суматоха… — китаец поморщился, отгоняя от себя неприятные мысли. Этот шум в голове непрестанно его преследовал, утомляя Тана до безобразия.

Приветствую! Я не сильно опоздал? — чей-то низкий, бархатный голос вырвал Сяошена из его не самых радужных воспоминаний. На лице тут же образовалась фирменная улыбка.
— Да нет, что ты! Садись, — кажется, китаец даже немного переиграл с веселым и дружелюбным тоном.
Но перед этим господином никаких уловок было и не нужно. Умный ведь, зараза, очень. Сверлит своими всепонимающими глазами китайца, и так невинно улыбается, словно Ангел, спустившийся с небес. Тан про себя уже давно отметил, что этот тип любит игры с намеками — это его безумно веселит. Сложно ведь не заметить, как китаец повсюду рыщет и разнюхивает, нет ли на Земле таких волшебников, способных его дона излечить.
— Как ты, дружище? Я слышал, вы с Мери планируете свадьбу, — вежливо поинтересовался Тан, отпив немного виски из бокала.
Планируем. — с не сходящей с лица веселой, почти что даже искренней улыбкой подмигнул в ответ белокожий, и тут же будто помрачнел. — Слушай, я недавно узнал о покушении… мои соболезнования.
Китаец не думал, что поворот произойдет так быстро, но, надо сказать, был этому безмерно рад, — сей господин мог вести диалог часами, а усталый и подтрёпанный Тан не был рад такой перспективе.
— Благодарю, — чуть понизил голос Сяошен, выдавая тем свое крайнее беспокойство произошедшим. — Повреждение позвоночника… а ведь дон еще совсем молод!
Право же, Сяошен! Неужели врачи ничего не могут с этим поделать?
В ответ китаец лишь обреченно помотал головой.
Но знаешь что, друг мой, — не тратя силы на выдерживание паузы, тут же заговорил господин, доставая из кармана белых штанов какую-то визитку, — Я знаю одно заведение, где самочувствие твоего дона может значительно улучшиться. А тамошние нейрохирурги… они просто творят чудеса!
Глаза собеседника загорелись, и Сяошен с недоверием взял маленькую карточку из чужих рук.
— Приму к сведению. Это очень здорово с твоей стороны, — мягко улыбнулся Тан, — Кстати, я слышал, что Мери…

К себе в родную гостиницу Сяошен шел выжатый, как лимон. Он уже навел справки про заведение под названием «Приют странника» и сейчас, усталый, но радостный, он представлял себе картины того, как сообщит дону вселяющую надежду новость. Внутри у Тана бурлили эмоции, то и дело выплескиваясь в беспричинную счастливую улыбку.

Отредактировано Сяошен Тан (25-02-2013 16:14:42)

+1

4

Милости просим, мистер Сяошен Тан. Приятного отдыха, мы Вам рады.

0


Вы здесь » Приют странника » Регистрация » Сяошен Тан